Хорошая девочка / A Good Filly

Хочешь выжить в Кристальной империи — следуй правилам. Шайнин Фасет прекрасно знает правила и лишь надеется, что её дочка выучит их побыстрее. Да, говорят, теперь всё по-другому. Но иногда одних флюгельгорнов и кристальных ягод недостаточно, чтобы залечить старые раны.

Другие пони

Не самый лучший план

Твайлайт нашла Элементы Гармонии и помогла вспомнить своим друзьям, кто они есть на самом деле. Теперь им оставалось лишь применить Элементы против Дискорда. Это был далеко не самый лучший план.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Дискорд

Выбор мисс Харшвинни

Уж не думаете ли вы, что инспектор Эквестриады мисс Харшвинни сделала выбор в пользу Кристальной Империи только потому, что простушку-мустанга Пичботтом в ней приняли хорошо? Рассказик описывает то, что осталось за кулисами - приключения инспектрисы в Кристалл-сити, происходившие в то время, как шестёрка всячески развлекает персиковую туристку.

Другие пони

Звездная ярость. Кризис двух миров.

Логическое продолжение рассказа звездная ярость. Его можно найти тут http://tabun.everypony.ru/blog/stories/55549.html Чтобы понимать о чем речь советую сначала прочесть его.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки

Трудности адаптации

Луна вернулась из изгнания, благодаря судьбу за шанс новой жизни. Однако, она многое пропустила и пришло время навёрстывать упущенное, даже если что-то вдруг пойдёт не по плану

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

У Селестии много секса

Нет, на самом деле, у принцессы Селестии много секса. Правда. Утверждения Каденс об обратном необоснованны, ложны, и её беспокойство по этому поводу совершенно неуместно. Нет абсолютно никаких оснований для обсуждения этой темы.

Принцесса Селестия Принцесса Миаморе Каденца Стража Дворца

Clock is ticking!

Кто-то опоздал :3

Архивариус. Эпоха "Эквестрия"

Он помнит все, абсолютно все, кроме одного. Кто же он такой и зачем он здесь.

Принцесса Луна Лира ОС - пони

В погоне за мечтой

Небольшая зарисовочка. Человек, имеющий мечту, которой никогда не суждено сбыться. Не отказавшийся от неё даже сейчас, когда никакой надежды уже нет.

Пинки Пай Человеки

Одиннадцать минут

Небольшая хронология жизни Дежурного космического корабля.

Другие пони

S03E05
Глава Седьмая Глава Девятая

Глава Восьмая

Я приблизился к кровати, спящей Селестии и, встав рядом, долго всматривался в черты её лица.

— Она поправится, — сказал подошедший ко мне единорог.

Я провёл рукой по её шее, оставляя влажный, быстро исчезающий, след.

— Она здорова. Можете её выписывать. И доктор, спасибо что оказали первую помощь, — порывисто развернувшись, сказал я.

В коридорчике перед лазаретом я встретил печальную Твайлайт, и приобняв её, начал трудный разговор.

— С Селестией всё будет хорошо. Но я должен попросить у тебя прощения.

— За что?

— Ты ведь не нашла Спайка.

— Да. Ты знаешь, где он?

— Я нашёл его, когда было уже поздно. Прости меня, я не смог защитить того, кто тебе дорог.

— Он… он… — всхлипывая, произнесла несчастная единорожка.

— Они убили его.

Она разрыдалась прямо у меня на груди. Я ждал и лишь поглаживал разбитую пони.

— Я наказал того, кто сделал это. Он больше никого не обидит. Когда я нашёл Флатершай…

— О Селестия, только не она! — перебила меня убивающаяся горем рыдающая поняшка.

— Нет, я вытащил её оттуда, сейчас она в лазарете проходит обследование. Но с Флатершай была Зекора, когда их похитили. Её не было среди спасённых зебр.

— Как пони могут так поступать с другими существами? — плача, спросила она.

— Они считали, что для достижения могущества все средства хороши. Редкая болезнь для Эквестрии и повальная в моём родном мире.

Видимо это был слишком тяжёлый удар для Твайлайт, она совсем раскисла, и я не знал чем ей помочь. Наконец я решил остановить её рыдания.

— Я не смог спасти его, но я помогу тебе хранить воспоминания о нём вечно, не забывать твоего верного первого ассистента это всё что мы можем для него сделать.

— Я знаю. Это так больно терять близких. Тогда когда ты умер, я сходила с ума от этого, а теперь Спайк. Я знала, что переживу его, но думала, у нас будет больше времени. Быть принцессой гораздо тяжелее, чем я думала.

— Твайли, Любимая, зная, что для тебя значат друзья, я предлагаю давать им лекарство от старости, если они захотят жить больше положенного им природой.

— Я не уверена, захотят ли они пережить всех своих родных, друзей и знакомых, но я предложу им. Спасибо, ты всегда так стараешься ради меня, а я даже не знаю, как отблагодарить тебя, — ответила принцесса дружбы.

Нас прервала короткая вспышка — рядом появилось высокое и худое существо, будто Франкенштейн собранное из разных частей.

— Упс. Простите, не хотел вас прерывать, но вы не видели Флатершай? Никак не могу её найти, знаете ли, — елейным голоском пропел пришелец.

— Дискорд, ей сейчас не до тебя. Флатершай нужно восстановиться после пережитого ужаса, — вытирая слёзы копытом, произнесла Твайлайт.

— Кто посмел обидеть мою самую лучшую подругу? Только намекните и ему придётся всю оставшуюся жизнь быть пухленьким мускусным сурком, — ухмыляясь, заявил драконикус.

— Дискорд, значит? Только предателей и перебежчиков нам здесь и не хватало, — недовольно-презрительным тоном высказался я.

— О, наслышан, наслышан Лорд-протектор Дио! Храбрый захватчик и оккупант сердец и крупов принцесс! — едким, ироничным тоном ответил дух хаоса.

— Договоришься ты у меня, хаосит. Флатершай в лазарете, но если ты ей навредишь, хоть как то, я набью тебе морду.

— Какая дерзость. Нет, вы только послушайте: ОН, набьёт мне, Мастеру Хаоса, морду, — хохоча и катаясь по полу вещал Дискорд. — Силёнок то хватит? А Лорд-крепыш?

— Не разумно провоцировать меня, — сквозь зубы проговорил я.

— А то что — отрубишь мне голову, — продолжая хихикать, он отделил голову от тела и катнул её по спине. А затем внезапно вытащил её из-за спины Твайли.

— Эй Твайлайт, как ты вообще на такого запала? Неужели настолько хорош? — обнимая Мою Особенную Пони, продолжал глумиться змий.

Почувствовав, как постепенно зверею от его выходок, я сжал кулаки и продолжал терпеть — это всего лишь слова.

— Не смей его трогать! Он никогда не подводил своих друзей в отличие от тебя, — с осуждением произнесла Твайли.

— Ну, разок то он подвёл, твой Дио ведь сам сказал, что не уберёг Спайка, — с актёрским уязвлённым видом произнёс Дискорд.

Мерзкий ублюдок подслушивал наш разговор, всё терпенье лопнуло! Прихлопну гада! Прыжок и мой кулак уже летит знакомить духа хаоса с понятием лечебных люлей. Но вместо встречи плотью, он прорезал пустоту. Я повернулся, каким-то образом ему удалось уйти, и теперь он был в трёх метрах позади. Внезапно обзор перекрыла пухлая спираль, образовавшаяся в полуметре вокруг меня. И сразу сжалась, прижимая мои руки к бокам. Я потерял равновесие и упал вперёд, из плотных колец торчала только моя голова. Я сдавлено прошипел из своих пут:

— Думаешь, если ты свой сукин сын, тебе всё можно?

— А разве ты, про себя так не думаешь?

— Ну, я, по крайней мере, стараюсь себя ограничивать!

— Так я тоже стараюсь!

— Освободи меня и я обещаю, что не убью тебя.

— Совсем забыл, я так хотел вас предупредить, но ты бесцеремонно прервал меня. Вот смотрите, — драконикус создал перед нами магический экран.

Сначала я ничего не увидел — просто океан на востоке страны, но Дискорд увеличил картинку, на горизонте появилась и стала расти странная светлая закорючка. Он приближал, пока продолговатое существо ни заняло большую часть экрана.

— И что это? — спросила Твайлайт.

— Это Мировой Змей, уверен ты читала легенды о нём.

— Тогда почему он не спит в глубинах океана?

— Его разбудили глупые единороги. Пригласили, так сказать, врага в его дом.

— Какого ещё врага? — спросил я более миролюбивым тоном, но смотрел на Дикорда также, показывая, что ничего не забыл.

— Ты случаем не видел странных сферических объектов вызывающих безумие?

— Может и было чего-то такое, но ты откуда знаешь?

— Так, давняя история. Лучше не терять времени и попытаться его остановить иначе будут разрушения, он очень большой и не любит духов хаоса, поэтому я вам больше ничем не могу помочь. Чао, — махнув на прощание львиной лапой, он скрылся за дверью лазарета.

Я судорожно размышлял, пока Твайлайт магией вытаскивала меня из пружины. Там было что-то круглое в том зале на столе. Очень вероятно это то, что привлекает змея. Сам я подойти к этой сфере не могу, возможно, магия принцесс сделает больше, жаль Элементов Гармонии больше нет. Тогда надо остановить змея, а затем разобраться со сферой иначе разрушения и смерть накроют Кантерлот. На памяти Селестии и Луны змей появлялся лишь однажды — тогда у одного очень сильного магического существа получилось вызвать ужасную иномировую силу: конец был немного предсказуем. Существо и источник были сожраны змеем, тогда и погибла мать Луны и Селестии. Я знаю это отрывочно, потому как память Селестии сохранила ничтожно мало подробностей о том времени. Для меня размеры змеюки могут стать проблемой, может у Твайлайт есть более дельные идеи. Я рассказал ей, что произошло в пещерах под Кантерлотом и о нечто, распространяющем настолько нехорошую ауру, что я еле уполз оттуда. Тем временем мы вышли на балкончик невысокой башенки.

— Милая, я не представляю, как можно победить его, но думаю, мне стоит попытаться.

— На этот раз я не отпущу тебя одного, возможно нам удастся поговорить с ним и убедить не разрушать Кантерлот.

— Странно, что мне это не пришло на ум. Видно я совсем тупой стал.

— И это говорит тот, кто велел мне не принижать себя?

— Да, помню. Я быстро соображаю, но вот пользоваться мозгом как следует не научился. Станешь моим учителем?

— Ну, только если ты очень хорошо меня попросишь, — хитро улыбаясь ответила лавандовая аликорн.

— Ты готова?

— Да, сделаем это! Вместе.

Две пары крыльев распахнулись, воздух обтекал нас, а магия свободно проходила сквозь наши тела, помогая держать высоту. Утреннее солнце, поднятое Луной, поначалу слепило наши глаза, но я решил эту проблему. Подлетев к Твайлайт сзади, я приобнял руками её головку и перед её глазами появилось нечто напоминающее прозрачные очки. За мембраной импровизированных линз солнечный диск затенялся, и в глаза попадал лишь мягкий свет.

Наша цель была хорошо видна на горизонте: вытянутое белое тело резко выделялось на фоне пронзительно голубого океана озаряемого утренними лучами солнца. Постепенно с каждой минутой силуэт рос, но определить его истинные размеры я пока не мог. Ещё через пару десятков минут мы были уже настолько близко, что я мог пересчитать зубы у змея в пасти. А он всё рос. Сначала я подумал, что он около ста метров в длину, но по мере приближения, я понял, что он длиннее высоты многих гор. По сравнению с ним мы были всего лишь песчинками. Он не замечал нас, продолжая плыть к своей цели.

Представьте себе четыре футбольных поля рядом друг с другом — это и были размеры его головы, на которую мы сели. О том чтобы взять такую тушу под контроль не могло быть и речи, я растеряно глянул на Твайлайт, ища подсказки, что же теперь делать. Она двинулась в сторону глаза морского чудовища, я последовал за ней. Но даже летая перед самым зрачком и стукаясь в роговицу, нам не удалось привлечь его внимания.

Был ещё один способ, и пришло время опробовать его, хотя я не знал, как отреагирует змей на магию Вечной Тьмы. От меня протянулось щупальце, пытаясь соединить меня и змея — тщетно. Все заклинания просто рассыпались, сталкиваясь с поверхностями Мирового Змея. Даже усиленный заклинанием голос пони тоже не принёс результатов.

Твайлайт уже отчаялась, покрывшись потом, она тяжело дышала, вновь концентрируясь на заклинании. Я положил руку ей на холку, останавливая перенапрягшуюся пони.

— Есть ещё одно заклинание. Оно сработает, я уверена — "единение разума" древних аликорнов позволяло им вступать в контакт с кем угодно.

— Что-то не помню такого.

— Я узнала о нём не так давно, из Аликорникона.

Перед нами возникла небольшая белая сфера, будто бы состоящая из светящегося пара.

— Мировой Змей остановись, мы сами справимся с опасным артефактом, — начала вещать она.

Я почувствовал на себе неприятный мысленный взгляд, будто бы змей сканировал меня, по спине пробежали мурашки.

— Нет, — был нам ответ.

— Ты погубишь множество невинных жизней, проползя сквозь населённые районы нашей страны.

— Вынужденная жертва.

— Но тебе придётся разрушить нашу столицу, а мы могли бы справиться без разрушений и смертей.

— Вы не справитесь. Ваша магия бессильна против Ненависти Лограка. Артефакт призовёт своего создателя, и тогда мне придётся биться с ним на смерть.

— Древо Гармонии и Магия Дружбы помогут нам.

— Не помогут. Гармония лежит в основе порядка, даже в хаосе есть свой порядок, но что будет если ударить порядком по тому, кто им питается в любом виде?

— Может, есть магия, способная уничтожить артефакт? — вмешался я.

— Да, вероятно та Сила, которая использует тебя, в силах сделать это, но ты не умеешь пользоваться её дарами. Учиться слишком долго.

— Если ты подскажешь мне подходящую формулу я смогу управиться сам.

— Я чувствую, что тебя коснулась сила моего врага. Ты хочешь рискнуть и подставиться ещё раз?

— Да если это спасёт жизни.

— Хорошо, вникай: суть Вечной Тьмы в поглощении, я не знаю формул, которыми пользуются мастера этой силы, но думаю тебе достаточно просто выпустить её из своей сущности, и она будет делать, то, что умеет лучше всего. Я задержусь в океане и дам тебе несколько часов, но если не справишься, буду вынужден сам вмешаться, чтобы уничтожить его.

Мы полетели обратно, а змей заметно сбавив ход, плыл за нами. И снова Эквестрии нужен герой, а мне так не хочется им быть. Ведь чтобы стать героем в прошлый раз мне пришлось умереть. Но что поделать, я не мог позволить Твайлайт и остальным самим лезть в очаг безумия, по крайней мере, меня не так жалко.

Параллельно я думал, как подобраться к артефакту, должен быть хоть один способ. Если он разрушает магические структуры и препятствует мыслительным процессам, значит можно попробовать создать то, что он не блокирует. Но эта затея мне очень не нравилась. Как потом вернуться в прежнее состояние, если он сведёт меня с ума. Мы приземлились на балконе комнат Твайлайт. От напряженных дум меня отвлёк радостный детский смех.

Мои девочки шумно возились с Клинворк, то и дело, огребая шекотунчиков. Я замер наблюдая эту мирную и такую милую сцену. Твайлайт прислонилась к моему бедру и я, поглаживая её, просто растаял. Сомнений больше не было, как и нерешительности. Если мне и суждено пропадать, то не за пух собачий.

Время ещё есть, Твай посмотрела на меня снизу и глаза её были очень красноречивы. Взлетев на несколько этажей, мы проникли в спальню. Совелий, проснувшись, сразу забился на шкаф подальше от меня. Но я был слишком занят напавшей на меня Твайлайт.

Тёплая и мягкая пони сладко извивалась в моих объятьях. Соскучившееся по ласкам тельце буквально текло под моими пальцами, словно шарик мороженого на солнце. Её чувственные губы жадно присосались к моим, а моё сердце само взяло ускоренный ритм, подражая сердечку аликорночки, рвущемуся из её грудки. Одни из самых лучших ощущений в моей жизни просто волокли меня за собой, не давая как следует себя распробовать.

Я коснулся Твайли между задних ножек и тихо спросил:

— Хочешь попробовать кое-что необычное?

— А это не больно? — в притворном страхе прижимая передние ножки к груди, спросила она.

— Может самую малость.

— Тогда давай.

Руки скользили по шёрстке постепенно переходящей в гладкую кожу светло-лавандового цвета. Маленькая пони, как кусочек глины перед мастером-гончаром обретала форму миниатюрной девушки, вымя переместилось на грудь, становясь ещё больше и красивей, грива превратилась в волосы, хвост, крылья, рог и ушки — остались, не претерпев сильных изменений, как и миленькая мордашка. А бывшая пони, пока не почувствовала разницы. Я взял её за руку и пощекотал область между пальцами. Распахнув глаза и оглянув себя, Твайли тихо охнула.

— Я…я стала как ты!

— Да, и выглядишь как чертовски привлекательная полу-девушка полу-пони.

— Но как?

— Новый трюк — я подумал, если я могу лечить, то могу произвольно изменять структуру и облик объекта. Не бойся, всё верну, как было, — улыбаясь, ответил я.

— Вау! Это так необычно, — сделав пару шатких шагов, на непривычных ногах и размахивая руками, воскликнула Твайли.

Помня, что времени мало, я опустился на колени перед прибалдевшей экс-пони и зарылся носом и губами в нежную промежность. Подготавливать место для бурения пришлось недолго — обильные подтёки смазки волнами хлынули мне на лицо. Рубашка отправилась в полёт, направляемая моим размашистым движением, а неловкие пальцы Твайли расстегнули и спустили мои штаны. Я положил руку на её грудь и прижал девушку к стене, а другой поднял её правую ногу, растянув причинное местечко. Пенис рос — безудержно, беззвучно, нежно щекоча растянутую писечку Твайли.

— Поимей моё новенькое тельце, я так хочу почувствовать тебя в себе, — немного потупив взгляд, попросила молоденькая девушка.

— Даже лучше чем я представлял, — улыбнувшись, сказал я.

Я надел Твайлайт. Пронзил мясным рогом и мощными, широкими движениями принялся бодать её нижний ротик. Ножка Твайлайт, на моём плече, болталась в такт с широкими движениями моего таза. А уж что творилось на личике антропони — я вообще молчу. Выражение крайнего вожделения сменялось милой гримасой и пронзительным взглядом умных глаз. Всего то и надо было немного изменить физиологию и нам стало гораздо удобней заниматься этим.

А пенис всё рос. И Твайли посмотрела на меня и то место, как будто начала подозревать меня в чём-то нехорошем. Сквозь закушенную губу, прорвался отчаянный стон, он открыл дорогу последующим изъявлениям приятных ощущений. Виновник этого безобразия столкнулся с катастрофической нехваткой места, всё сильнее третируя половое вместилище Твайлайт.

Быстрый темп хорош, когда гонишься за результатом или гигантский змей вот-вот должен разрушить хрупкие стены твоего домика. Тихо рыча, я отбросил Твайли на кровать. Она немного ошарашено посмотрела и отползла от меня, но не далеко и попыталась закрыться от меня книгой, как борец с нечистью защищается библией. Мельком взглянув на название книги — "Руководство по традиционным половым сношениям", отбросил бесполезный фолиант и взял Твайли ПО-НАСТОЯЩЕМУ.

Единственное что успела сделать несчастная "жертва" домашнего угнетателя кисок — создать вокруг нас барьер, не пропускающий звуки. Убиение членом должно выглядеть именно так: прижатая к кровати тушка, ноги бессильно разведёны в стороны, и здоровенная елда на прочном основании мускулистых бёдер рассекает слабо сопротивляющуюся плоть, под аккомпанемент жалобных скрипов кровати. Бедняжка Твайли больше не сдерживалась и стонала в голос, пока её маленькая кошечка страдала не в силах принять всего меня.

Как же это приятно, когда держишь в руках ключик от оргазмов любимой и решаешь быть им или нет. Всего-то надо блокировать зону удовольствий в мозгу и разрядиться не получиться. Да, власть над телами развращает. Чем дольше сдерживаешься, тем сильней оргазм и я нагнал уже столько удовольствия за плотину, что впору было беспокоиться о мировом потопе, разумеется, только в наших телах. Ещё немного, ещё чуть-чуть.

— Я не могу … кончить, — сквозь стоны промямлила Твай.

— Сейчас всё будет милая, потерпи ещё немного, — прошептал я, тяжело дыша.

Заполнив свою кровь стимуляторами, я выкладывался на полную, со звонкими шлепками плоти о плоть, которых мне так не хватало в мире пони. Глухие шлепки об шёрстку не в счёт. Твайли просто орала, пока её влагалище без всякой меры долбасил лысый мастодонт. Я мысленно дёрнул чеку — звонкий щелчок, дал понять, что трахаться нам осталось три секунды.

— От винта! — воскликнул я и накрыл тело любимой, будто бы закрывая от взрыва невидимой гранаты.

Истерзанное тельце подо мной крепко обвило меня руками, а скрещенные за моей спиной ноги сильнее вдавили мои бёдра, принуждая член по самые яйца проникнуть в угнетённого зверька. Оглушительный взрыв в мозгу разнёс плотину в клочья и два потока одновременно ринулись навстречу друг другу. Было очень похоже на тот раз, когда Твайли рожала, но всё-таки не то. Чувства взбесились, удовольствие пёрло через край, наши тела трясло в судорогах, как от эпилепсии или сильного наркотического прихода. Вагинка Твайли могла бы заменить промышленный компрессор, а мой член сошёл бы за раскалённый титановый стержень, извергающий тугие потоки расплавленной детородной массы. В глазах потемнело и не в силах больше контролировать своё тело, я обмяк, погребая под собой маленький комочек нежности.

Немного отойдя, пришлось приподнять свой вес над придавленным мягким тельцем. Потоп был в самом разгаре. Твайли смотрела на меня, как Муму на Герасима, но я не собирался её бросать. Приникнув к ней, мои губы, дрожа, прижались к её устам. Из-под нас должно быть били фонтаны, ну, по крайней мере, в тот миг так ощущалось. Я поддался импульсу и перекатился, увлекая Твайли за собой затем, слегка отодвинув, впился в её сиську, одновременно тиская другую грудь. Тёплое сладковатое молочко полилось мне на язык, а у Твайли похоже пошла вторая волна оргазма — ей, несомненно, нравилось, когда её доят.


Мы лежали в полной тишине, крепко обнявшись и вдыхая ароматы соития наших тел. Чудесный момент, но боюсь, мне придётся прервать его. Мы и так потратили слишком много драгоценного времени. Осталось только обговорить нюансы.

— Твайлайт, Милая, есть кое-что, что ты должна сделать, если что-то пойдёт не так.

— Ммм…

— Если я свихнусь после встречи со сферой — убей меня.

— Что… нет!

— Да. Это нужно чтобы я никому не навредил.

— Я не смогу.

— Сможешь, это буду уже не я, если тебе придётся сделать это. Лучше всего отрубить голову или уничтожить мозг. Проткнуть сердце тоже вариант, как и перекрытие, мне доступа к кислороду. Не используй яды. И магию напрямую тоже. Хорошо?

— Ты ведь возродишься?

— Да. Просто помести склянку из своего медальона в питательную среду и жди.

— Помни о нас и детях, мы будем ждать тебя, — вмиг погрустневшая, Твайли спрятала мордочку.

— Обязательно, — обхватив руками головку любимой, я соединился с губами Твайли, а когда оторвался, напротив была обеспокоено смотрящая на меня пони.

Как бы ни был горек прощальный поцелуй, с ним не сравнятся те страстные лобызания во время сношения.


Снова этот коридор! Яркие воспоминания жестокого прорыва покусывали мой усталый мозг. Знакомый зал с разломанной дверью показался впереди, вынуждая меня остановиться. Следы боя никто не потрудился убрать в отличие от раненых и убитых. Я плохо представлял себе, как "вывернуться на изнанку", но вот разрушения, которые мог причинить морской червь наоборот — очень ярко. Надеюсь "рецепт" змея не подведёт, иначе меня может ждать участь хуже, чем смерть. Мои колени коснулись пола, и туловище осело, а я провалился в себя.

Бескрайнее ночное поле и лёгкий ветерок окружали мою цель. Это как развернуться лицом к самому себе, иначе не скажешь. Вещи в траве у не большой тёмной сферы в нескольких шагах впереди меня, вызывали чёткий отклик в моей душе. Эта железка от какого-то механизма, помню, целыми днями мог играться с ней. А вон моя первая самостоятельно прочитанная книжка и первая кассета с порнухой спёртая у отца. Я бы мог днями напролёт рассматривать разбросанные тут сокровища, но прекрасно помнил для чего я здесь. Шаг к сфере был похож на встречу с ураганным ветром, и присутствовало ощущение, будто вскрываешь не до конца зажившую болячку. Окружение изменилось — серый город с кривыми гротескными зданиями, омываемый лучами закатного солнца. Пустые улицы, странные многогранные геометрические формы зданий и тишина — какой радостный пейзаж. Мой пейзаж, это место существует только здесь — я его придумал. Раньше здесь жили несбыточные мечты и фантазии, теперь это место мертво. Может в скором времени тут кто и поселится, вряд ли приятной наружности и содержания.

Сфера стала чуть ближе, но если я шёл от неё, она не становилась дальше, а околачивалась поблизости. Этот шаг был похож на погружение в прорубь. Бесчисленные нити использованных возможностей, мелких событий, выборов, опутывали пространство, искрясь в лучах полуденного света. То, почему я тот, кто я есть было здесь, вокруг меня: воспитание, и события разной степени приятности плюс, то чем я сам себя напичкал. Тот момент в школе, когда я решил драться или первое разочарование в жизни и человечестве, уходы от этого дерьма. И знаете, я ни о чём не жалею, хоть и получилось не очень, но то был я.

Моя нога коснулась сферы, а затем тело целиком погрузились в неё, и я ничего не почувствовал. Темнота медленно расползалась в стороны позволяя пощупать пространство вокруг. Здесь не было ничего просто ровная и твёрдая поверхность, и кромешная темнота дальше нескольких шагов. Голос, уже слышанный мной однажды, сказал мне прямо в ухо:

— Хочешь ещё силы? — текли шуршащие слова.

— Нет, но она мне нужна.

— Я не могу дать тебе больше, чем у тебя уже есть. Но могу подсказать путь.

— Я слушаю.

— То, что ты ищешь, в тебе, прямо перед тобой, — последние слова голос произнёс удаляясь от меня.

Тьма расступалась, и из неё вынырнул абсолютно чёрный человекоподобный силуэт, прямо передо мной. Я шагнул навстречу — нечто не шелохнулось. Вместо его лица я видел непроглядную тьму и знал, что тьма смотрит на меня. Ещё шажок и ещё и вот мы на расстоянии вытянутой руки. Мои руки не спеша потянулись к груди фигуры. И чем ближе они были к объекту, тем медленней двигались. И наконец, настал момент, когда они перестали двигаться, несмотря на все попытки ускорить их. А затем случилось и вовсе невероятное — мои руки покраснели и исчезли. Я ещё чувствовал их, сгибал и разгибал пальцы, но их не было. Мои руки коснулись чего-то, но оно было как бы внутри фигуры. Что-то вязкое и тёплое затягивало меня. Однако, вместо сопротивления, я обнял темноту, и она впиталась в меня. Я остался один на вершине горы фантастической высоты, а из-за дымки на горизонте появились первые лучи встающего солнца.

Очнуться пришлось, как ни странно, в пыльной пещере перед злосчастным залом. Но что было действительно странно так это музыка в моей голове: Delain — The Gathering. Неровные стены, блеск магических светильников в спёртом воздухе всё это настраивало меня на мрачный лад. Кожа почернела, будто бы проваливаясь сама в себя и искажая пространство в непосредственной близости от меня. Мысли остались, но они как будто гуляли в пустом зале, многократно отражаясь от стен, и текли очень вяло. Зал приближался, а та страшная безумная сила не появлялась. Я не чувствовал свой мозг, как и остальные части тела, я просто был и это напоминало мне существование в виде эфирной оболочки. Дверной проём проплыл мимо меня, а меня так и подмывало расхохотаться. Зелёная сфера притянулась к моим конечностям вместе со столом. А я ржал, как ненормальный от того, что я стоял, а мир сам двигался вокруг меня. Зелёное свечение вспыхнуло на миг, ярче солнца и исчезло в недрах моего "тела", вместе со своим физическим носителем. Внезапно во мне началась светопреставление, словно внутри взорвалась сверхновая звезда. Меня скрутило, но я погладил, то место где раньше был живот и сладко рыгнув, ждал пока буря минует. Но она не минула, и противный артефакт продолжал бороться с моим бездонным нутром.

Спустя некоторое время сопротивление пошло на спад, а меня просто распирало от Силы. И в тоже время я почувствовал тяжесть этого океана мощи, одна капелька которого могла спокойно раздавить прошлого меня. Я выпустил Силу в каменное нутро горы, заставив её содрогнуться. Быстро сменяя десятки обличий и размеров в минуту, я жёг лишнюю энергию. Воздух в пещере раскалился из-за тепла исходящего от меня во все стороны. Уровень энергии стал приемлемым, и я свалился на пол пещеры как подкошенный. Очень сильно болела голова, всё чего хотелось это забыться крепким сном. Благо у меня была такая возможность и вагон снотворного.

Нос страшно зудел, просто нестерпимо и королевский чих помог мне наконец прочистить дыхательные отверстия от забившейся туда синей гривы. Проснуться обложенным любимыми понями — вот истинное счастье! И не спорьте. Я знаю что прав. Был, правда, один неприятный момент — Селли не было. Утекая как вода, я просочился между кобылками, выяснив походу дела, что Твайлайт не спала, а занималась своим любимым делом. Приложив палец к губам, я плавными текучими шагами вышел на балкон и выплеснулся через перила. Если бы вы видели её мордашку в тот момент, померли бы со смеху: смесь недоумения и непреодолимого желания спрятать лицо за копытом.