Симфония

Очерки из жизни одной серой земной пони по имени Октавия. Воспоминания. Немного философии.

Октавия

Cupcakes-Post Scriptum

Моя версия окончания сей истории.

Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум

Я люблю конские члены!

БигМак признаётся Эпплджек в том, что он — гей, но ей плевать.

Эплджек Биг Макинтош

Пинки Уничтожает ТАРДИС / Pinkie Pie Destroys the TARDIS

Доктор пережил всё: от Далеков до Киберлюдей. Но сможет ли он пережить... Пинки Пай? После недавней регенерации, Доктору едва хватило времени на то, чтобы привыкнуть к новому телу перед тем, как услышал сирену в ТАРДИС! В Понивилле опасная аномалия. Сможет ли Доктор снова всех спасти? Сможет ли обычная розовая кобылка сделать ещё более сумасшедшим? Оставайтесь с нами, чтобы узнать!

Пинки Пай Доктор Хувз

Отчужденные

Скоро состоится свадьба Принцессы Кейденс и Шайнинг Армора. Но вмешиваются силы зла, и в бой вступают лучшие из лучших. Они сражаются по разные стороны - сильнейший воин Роя и командир легендарного Легиона. «Война меняет каждого...», но насколько изменятся они?

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Кризалис Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор Стража Дворца

Нелегкие будни злого гения

Два отъявленных негодяя, именитых злодея, искушенных в самых различных злодейских делах, Сейни и Дерп, собираются захватить всю Эквестрию. На их стороне находится харизма, удача и непревзойденные злодейские мозги, которые Эквестрия впервые увидит в полную силу.

Съезд ученых

Немного ворчливый физрук по имени Виллчаир, которому задерживают зарплату, в отчаянии едет на съезд учёных в Кантерлот, чтобы узнать о причинах задержки. Удастся ли ему узнать это или ему помешают обстоятельства?

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия ОС - пони Сестра Рэдхарт

Сказания крайнего сервера - сборник стихов

Сборник стихов на соответствующую тематику. В соавторстве с Re7natus

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Найтмэр Мун Человеки

Прощание

Данный рассказ я планировал написать сразу после прочтения этого замечательного рассказа «Устами жеребёнка» Но написал только сейчас. Мне очень было сложно писать этот рассказ так как жанр для меня был незнаком и я пойму если кто-то забросает мой рассказ гнилыми фруктами. Но это мой первый рассказ в который я вложил всю свою душу.Хотя довольно слов.

Дерпи Хувз Доктор Хувз

Тетрадь Смерти: Эквестрия

Эквестрия растёт, а вместе с этим и отвращение Твайлайт Спаркл к преступности с коррупцией, возникшими на почве этих изменений. Её жизнь навсегда изменилась, когда она нашла Тетрадь Смерти, блокнот с необъяснимыми и смертоносными возможностями. Единорог использует его для правосудия над теми, кто, по её мнению, не достоин жизни, с целью создать мир, свободный от тьмы. Но, когда принцессы наняли для расследования загадочного детектива Л, игра в кошки-мышки нарушает планы Твайлайт.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Лира Бон-Бон Колгейт

S03E05
Глава 7 Глава 9

Глава 8

Кризалис уже долгое время летела вдоль реки, издали любуясь городом Эпплуза. Точнее, не самим городом, а тем облаком пыли, что стояло над ним. Оранжевая дымка казалась живой и стремилась расползтись в разные стороны. При этом ее границы оставались на месте. Чем-то это напоминало стеклянный шар, в котором можно заставить вихриться белоснежную крупу. От этого зрелища тянуло в сон.

Королева устала. Даже не от долгого перелета, а от обрушившейся суеты за последнюю неделю. Как бы она не держала самообладание при других, на самом деле ее сильно изматывали появившиеся интриги. Приключения совершенно не интересовали. Повидать виды кобылка успела с лихвой. Сейчас уже сложно определить, что из отложившегося в ее памяти было взаправду, а что нет. Все что хотелось — это вновь вернуться к беззаботному единению с Армором, когда не приходилось вести отсчет событий и времени.

И что уж врать, судьба пони была ей по-прежнему безразлична. Не то, чтобы Кризалис не проявляла к ним сочувствия и сострадания, просто верила, что те способны во всем разобраться сами. Возможно, она также испытывала некоторое чувство зависти. В Кантерлоте был и есть весьма внушительный аппарат власти. В то время, пока несчастная кобылка единолично правила, решая вопросы выживания своей расы, аликорны даже успевали устраивать междоусобные распри. А сколько еще имелось в запасе принцесс и принцев среди обычных пони? Целые династии. Впрочем, такую идею королева тоже пыталась осуществить. Но не вышло, винить некого. Она однажды протежировала двух одаренных чейнджлингов, которые в итоге доставили ей изрядное количество проблем. С тех пор желание заниматься подобным отбило напрочь.

Поэтому сейчас все ее поступки совершались только ради любимого единорога. Она знала, что в замке их что-то поджидает. Всегда могло произойти событие, в котором Шайнинг решит принять участие. Ему хотелось этого. Хотелось что-то доказать или исправить. А покой с королевой казался не к месту. Еще слишком рано. Но она подождет и, по возможности, ускорит окончание этой истории.

Видимо от того, что солнце и кобылка двигались в разных направлениях, стемнело быстро. Линия водной глади уже перестала быть ориентиром. Теперь ее целью являлось усиливающееся свечение на горизонте. Огни многочисленных ламп. Город, где никогда не наступает ночь.

И вот показался контур громаднейшей башни. Одна из главных достопримечательностей. Вся она была усыпана многочисленными окнами и могла вместить несколько тысяч жильцов. Селились туда преимущественно туристы. Множество пони толпилось возле здания. Земные и единороги перемещались снизу, а пегасы образовывали целые тучи сверху. Вокруг стелились многочисленные скверы образующие величайший парк. Целые лабиринты кустарных растений, создавали весьма облагороженного вида ландшафтные творения. Редкими ориентирами служили фонтаны или статуи. На особо ярко подсвеченных местах расположились бассейны, игровые площадки, а также кафе. Все это сверху напоминало большое ювелирное украшение, выполненное со своей неповторимой геометрией и цветовой составляющей. Прозвали это место Блэйз-Таун. Здесь жили новые чейнджлинги.

Увиденное поразило Кризалис. Когда она была тут в последний раз, ничего подобного даже не намечалось. А сейчас внизу расстелился действительно красивый цветок, от которого исходил аромат отдыха, романтики и веселья. Кобылка так увлеклась, что не заметила, как к ней начал приближался летящий снаряд. Раздался взрыв.

— Ааа! Вы чего?! Прекращайте, это же я! — прокричала кобылка. Перед глазами все еще горели яркие вспышки, а в ушах заложило. Поэтому она даже не знала, собираются ли ее вновь атаковать или нет. Не желая оставаться легкой мишенью, королева спикировала к тому месту, откуда, как ей показалось, производили запуск.

Внизу ее встретили вовсе не солдаты и пушки, как ожидалось, а две небольшие кобылки. Они сидели на самой высокой точке холма, застеленного ухоженным травянистым ковром. Одна — серенькая пегаска с золото-русой гривой. Другая — совсем юная единорожка, имеющая много общих черт с первой. При виде приближающейся Кризалис, она воскликнула:

— Мам, смотри, чениджлек!

Пегаска тут же мягко потрепала жеребенка по голове.

— Правильно говорить «чейнджлинг», Динки. И это, похоже, королева.

— Ух ты! У нее такой странный рог.

Кризалис встала напротив пони, и так и не смогла произнести заготовленные бранные фразочки. Она растерялась, при виде двух безобидных созданий, которые так приветливо ей сейчас улыбались.

— Вы на меня напали, — не то вопросительно, не то обиженно заговорила королева. — Зачем?

Пегаска сразу покраснела и сконфужена зашаркала копытом. Динки, поглядела на обеих и сообразив, о чем идет речь, решила сама все объяснить:

— Простите, мы в вас не целились. Это я маму попросила запустить фиевекр.

— Фейерверк, — поправили ее сразу оба взрослых. Королева уже перестала сердиться и теперь сама испытывала вину за то, что заставила малютку оправдываться.

— Да. Мы вас не увидели. Вы вся такая черная, а уже совсем темно. Простите.

Мама приобняла свою дочку и обе жалостливо посмотрели на Кризалис. Той окончательно стало неловко. Еще и вокруг уже начали скапливаться другие любопытные пони. Они волнительно перешептывались и пытались незаметно сфотографировать королеву.

— Ладно, все понятно. Это было недоразумение. Претензий не имею, — сказала королева достаточно громко, чтобы ее смогли услышать все собравшиеся. Маленькая единорожка тут же расцвела и протянула копытце. Кризалис опасливо попятилась, но под взглядами пони все же повторила жест и легонько коснулась до жеребенка.

— А вы можете порычать?

— Кризи! — громко раздалось откуда-то сверху. Голос шел со стороны башни и там же в окне, кобылка увидела маячившую фигуру.

— Кристина? Это ты?

— Да. Лети сюда.

Это было спасение. Кризалис обрадовалась, что появился путь к отступлению и безотлагательно им воспользовалась. Окна распахнулись настежь, давая возможность беспрепятственно проникнуть в помещение. Стоявшая напротив кобылка сразу бросилась в объятья, но врезалась своей грибной головой в шею чейнджлинга и упала.

— Ты поаккуратнее с этой штукой, так и зашибить можно.

— Да, извини. Все никак не могу привыкнуть.

Со второй попытки все удалось. Кризалис уселась на мягкий диван, а Кристина в спешке принялась убирать остатки ужина со стола. Помещение находилось в странном порядке: несмотря множество полок с книгами и бумагой, все пространство возле окна оказалось приспособлено для миниатюрных грядок. Слева редис прикрывал ботвой свои багровые корешки. Справа цвела капуста, поблескивая каплями воды, еще не высохшими после недавней поливки. Заметив любопытство чейнджлинга, кобылка пояснила.

— Мы ведь теперь едим, не забывай. Исключительно растительное. Нас даже прозвали — вегапони.

— Я все понимаю, но фермерством надо заниматься как-то масштабней. На полях, а не в горшках своих комнат. Разве нет?

— Знаешь, — Кристина заговорила строже, — Ты так торопилась покинуть нас, что даже не составила приличного плана для своих подданных. Я до недавнего времени толком не могла отличить яблоко от помидора, как в общем и все остальные. Идей по ведению хозяйства тоже имелось немного, плюс требовалось время, а еда нужна была уже сейчас. Видишь, в какой ситуации мы оказались?

Кризалис возмутилась:

— Вот тут не надо меня критиковать! Я вас оставила не с пустой казной и ресурсами. У вас было чем торговать на протяжении многих месяцев.

— Одного месяца, — уточнила пони. — Все потратили за месяц, пытаясь осилить тяжелый переезд. Благо, Селестия нам сделала одолжение. Но мы стали жить в долг и эту ситуацию требовалось исправить.

— Для этого у вас королева и есть.

— Принцесса. Принцесса Ринальда.

— Серьезно что ли? — чейнджлинг закатил глаза, — Глупые понячьи традиции. Быть королем опять не в чести?

— Чисто юридически, ты с себя корону не снимала. Даже сейчас она на тебе. Поэтому, было бы странно иметь в государстве сразу двух королев. Неправда ли?

— Ты про эту штуковину? Да она ей просто не идет. Ты вечно ко всему придираешься.

— Короче, принцесса решила, что надо срочно интегрировать в культуру пони. И поручили это мне, как твоему главному советнику.

— Это кто такое выдумал?

— Я тоже поинтересовалась. Но решать что-то надо было. И тогда мне на ум пришла идея, что если пони сами начнут к нам приходить, то с ними придет и весь нужный опыт. Поэтому построили это замечательное место отдыха посреди болот. Дешевые путевки оказались самой лучшей рекламой. Некоторые туристы даже решают здесь остаться. Селятся, обживаются, а мы за ними наблюдаем. Плюс финансовый доход. Да и вообще красота вокруг.

Кристина посмотрела на потолок, словно ища что еще хотела добавить, но пожав плечами, улыбнулась и спросила:

— Ну что, я молодец?

— Очень даже. Вполне здравое решение и оперативная работа. Так и быть, с меня причитается. Но сейчас, будь добра, отведи к… принцессе Ринальде. Дело срочное.

Вегапони кивнула.

— Только у меня крыльев теперь нет. Пройдемся пешком.

Они долго спускались по бесконечной винтовой лестнице, постоянно сталкиваясь с такими же измотанными бедолагами. Ступени рябили перед глазами. Напряжение в ногах росло. Кристина начала беспрерывно спотыкаться, смело падая на свою грибную голову. В конце концов, королеве это все надоела и она, схватив подругу, выпрыгнула в окно.

— Вии! Лети налево. Да, вон к той пирамиде.

Действительно, в стороне от яркого света, среди высоких деревьев выглядывала треугольная верхушка из серого камня. Кроме ровных граней и гладких сторон здание ничем больше не виделось. Немного покружив вокруг, Кризалис удалось обнаружить вход.

— Самый странный дворец, какой я когда-либо видела, — высказалась она.

— Вот видишь, не у тебя одной тараканы в голове были.

— Между прочим, Улей строился в таком виде, исключительно из практических соображений. Для защиты и удобства.

— И десятиметровая статуя тебя, отлитая из аргонтиса, стояла тоже для удобства?

Кобылка некоторое время молчала, затем слегка пристыженно ответила:

— У меня там комната была…

— Комната?! В статуе?! И тебе еще пирамида показалась странной? Вот значит куда ты вечно пропадала.

— Там была очень хорошая звукоизоляция. Мне просто иногда требовалось подумать в тишине.

— Да, я тебя понимаю, — вздохнула грибная пони. — На меня тоже сейчас все это обрушилось. Шум, проблемы, суета. А я ведь вовсе не хотела этим заниматься. Мне так тяжело. Еще этот внешний вид, дурацкий. Я реально похожа на неполноценного клоуна. Ты хоть представляешь, как мне спать неудобно с такой головой?

— К чему-то ведешь, Кристина?

— Разве не очевидно? Я хочу вернуть себе форму чейнджлинга и отправиться путешествовать, как и ты.

Кризалис задумалась. Даже не о возможности, а о резонности такого запроса.

— Чейнджлинги по одиночке не живут, как правило. Это опасно. Кто поможет тебе в твоих специфических нуждах? Кто проявит заботу? Одиночество станет твоим смертельным врагом. Стоит ли оно того?

— Я все уже решила. Просто скажи, можешь ли ты это сделать?

— Возможно. Только подумаю немного. И ты еще подумай.

— Ладно, буду ждать. Вот я и высказалась. Стало легче. Можешь идти дальше без меня, я все равно в проход не пролезаю.

Обе кобылки посмеялись и распрощались. Но королева недолго оставалась в одиночестве. К ней почти сразу бросились стражи, поросшие грубыми наростами коры. Издали они походили на пеньки. После суетливых поклонов, чейнджлингу было предложено оказание любой помощи.

— Ну тогда отведите к принцессе. Только без шума и окольными путями.

Встречу получилось устроить быстро. Ринальда оказалась на данный момент совершенно свободна. Она сидела в круглом помещении, полностью выкрашенным аквамариновым цветом. Рельеф стены был закручен чередующейся спиралью хвойных веток, брызг дождя и звездной россыпью. Перед самой кобылкой расположился большой каркас с натянутыми струнами. Это, безусловно, был музыкальный инструмент, напоминавший арфу. Мягко проводя по нему копытами и аккомпанируя теми участками гривы, которые имели свойство послушно двигаться, она заливала пространство комнаты переливистыми звуками. Они то накатывали нарастающими волнами, то прыгали беспечно как дети на лестнице. И все это связывалось тихим фоном, монотонно журчащим в неизменном ритме.

Кризалис не решилась прерывать игру музыканта. Она моментально прониклась атмосферой и ощутила нахлынувшую прохладу спокойствия. В голове прояснялось. Негатив уходил. Кобылке просто захотелось закрыть глаза и окунуться в мир сюрреалистических образов. Насладиться чистым и прекрасным. Но мелодия таяла, как свеча. Принцесса извлекла заключительные ноты и тут же обратила внимание на присутствующего гостя. В ответ ей хвалебно затопали ногами по полу. Ринальда, не ожидала что за ней кто-то наблюдал и потому порозовела от смущения.

— Здравствуй, Кризалис…

— Браво. Это, правда, очень здорово. Была бы ты обычной пони, имела бы метку в виде ноты или типа того.

— Странно такое слышать. Ты же, в прошлом, запретила чейнджлингам заниматься музыкой. Только, ума не приложу, по какой причине.

Королева кисло улыбнулась.

— Знаешь, они все так тоскливо играли, что просто жить не хотелось. Там, правда, все могло кончиться массовыми суицидами. Но ты звучишь намного веселее. Обязательно выступи перед вегапони, они должны узнать, как это надо делать.

— Я… просто так взять и выступить? — принцесса поежилась. — А вдруг никому не понравится? Вдруг меня освистают?

— Ну ты и трусиха!

— Да. Я живу на этом свете меньше года и ничего не знаю. Может в эту встречу ты успеешь поделиться полезным опытом?

— Самое главное ты уже усвоила, — собеседница подмигнула. — Правитель не обязан знать, как решить любую проблему, но должен суметь отыскать того, кто знает.

— Ты говоришь о Кристине? Бедняжка. Я так ее нагрузила. Она постоянно выглядит печальной. Все никак не подберу слов, дабы выразить ей свою благодарность.

— О ней поговорим чуть позже. Скажи, почему твои пони и ты сама продолжаете прятаться в этой дурацкой гробнице и землянках вокруг, когда наверху такие виды?

Ринальда опустила голову и заговорила таким же тихим, как и у Флаттершай, голосом:

— Им все еще страшно, Кризи. Они столетиями боялись поверхности и мне это тоже передалось. Но тебе не понять, ведь ты делишь ложе с героем Шайнингом, который одолел страшного монстра. Разве может кто-либо внушать больше уверенность?

Кобылке понравилась похвала в адрес своего единорога. Она согласно кивнула и ответила:

— Да, рядом с ним я сплю спокойно. Но не будем отвлекаться. Ты хотела полезный опыт? Вот тебе задачка. Представь, что в твоем странном дворце появился враг, шпион. Какие действия предпримешь?

— Ну… для начала, соберу всех придворных в одном месте.

— Так, все правильно. Что дальше?

Принцесса зашагала по комнате. Выйдя из тени, на нее упал свет сразу нескольких ламп и выгодно обозначил фигуру и узор на теле. Сочно-зеленного цвета шерстку обвивала темная сетка, похожая на тонкие корни растений. Казалось, что было надето платье, весьма изящное и гармоничное. Вообще, несмотря на свой экзотичный вид, кобылка выглядела привлекательно. Кризалис вдруг стала жалеть о том, что в свое время оказалась от преображения. Но тут же вспомнилась несчастная грибная подруга и порыв моментально угас.

— Сдаешься? Ну тогда распорядись пока всех собрать. Остальное объясню позже.