Узница

Даже самый маленький жеребёнок знает, что Принцесса Селестия - суть солнце и свет, бессмертная добрая богиня и мудрая правительница Эквестрии... и никого уже не удивляет, что от прошлого остались только сказки.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Последний вечер вместе

Принцессы хотят поделиться уникальной возможностью с Твайлайт и её подругами — посетить древнее святилище, где они смогут прикоснуться к основам силы, дарованной им Древом Гармонии. К несчастью, по непреложному обычаю, посетители обязаны наголо сбрить свои гривы и хвосты. Рэрити просто не может выполнить это чудовищное требование, не устроив своим волосам прощальный вечер...

Рэрити

Песни леса

Писался для конкурса "ЭИ 2016".

Флаттершай

Сага о трех мирах

Деймос и Скай после неудачного захвата Энии и побега оттуда попадают не в родной Ксентарон, а в Эквестрию

Пинки Пай Принцесса Селестия Принцесса Луна Лира Дискорд

Необычное Задание, или, BlackWood, не трогай пони

BlackWood и Warface. Как много значат эти слова на Земле. Две могущественные организации борющееся за свои идеалы и власть. Но я же хочу поведать не об этом, а о том, что изменится в душах рядовых бойцов, если место битвы будет не совсем обычным. Что если именно на их плечи возляжет судьба чужого мира, который им будет чужд до самой последней секунды. Смогут ли бойцы впустить в свое сердце гармонию... и любовь?

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Зекора DJ PON-3 Человеки Кризалис

А было ли вторжение?

Итак, теперь, наконец, завершён рассказ, в основном написанный в конце 2012 года и являющийся по сути "пробой пера". В те уже довольно далёкие времена затевался целый цикл очерков в стиле "гонзо-журналистики" от лица моего собственного ОСа, имя которому Vigorous "Vim" Stringer (stringer - внештатный журналист (англ, жарг.)). ОС - весь из себя аристократ, оппозиционер и журналист от скуки - со всеми вытекающими последствиями. Действие происходит во вполне каноничной, но всё же слегка альтернативной Эквестрии, подобной, скажем, маркесовской Колумбии, где имеются свои "тёмные стороны". Впрочем, затеянный цикл не имел продолжения, ибо я потихоньку занялся романом. Иллюстрации: http://photo.rock.ru/img/O7WlJ.jpg (OC by Ren) http://photo.rock.ru/img/jtSkM.jpg (By Black Snooty)

Другие пони ОС - пони

Клык

О попо-символе.

ОС - пони

Друзья со звёзд

История про то, как прошёл первый в истории Эквестрии контакт с пришельцами.

Дерпи Хувз

Из ее тени

Рэрити была удостоена чести получив специальной VIP-билет на престижное пред-премьерное открытие спектакля "Из ее тени", над костюмами для которого работала ее подруга Коко Поммель.

Рэрити Другие пони

Адаптация - ключ к выживанию

Я - убийца. Я состою в команде, состоящей сплошь из убийц. В лучшей команде убийц в мире. "Убить, и при этом выжить" - это про нас.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия DJ PON-3 Дискорд Человеки

Автор рисунка: Noben
Глава 4. И один в поле воин Глава 6. Шадрилан

Глава 5. Воюющие со звёздами

"— Что конкретно она вам сделала?

 — Ну, я слышала, что она ест овёс!

 — Пинки, я ем овёс, ты ешь овёс, и Эплджек ест овёс.

 — Да, но я слышала, что она как-то не так ест овёс."


Светло. Тепло. Безмятежно. Я лежу в белых пушистых облаках. Они такие мягкие и так приятно обволакивают меня, что не хочется даже шевелиться. Или я просто не могу? Скорее всего не могу, ведь я был парализован ядом.
Сознание вернулось тем спонтанным и неприятным способом, когда пробуждаешься от какой-то единственной мысли связанной с реальностью.
Я резко открыл глаза и привстал с моего ложа. Дыхание было быстрым, будто мне приснился кошмар. Находился я в помещении, очень похожем на дом зебры, которой мы доставляли посылку. В центре комнаты горел огонь, поэтому было тепло и относительно светло. Мысли были будто липкими: было трудно расстаться с предыдущей и перейти к следующей.
Моя кровать представляла собой низкий деревянный постамент покрытый свежей сухой соломой. Она лежала очень толстым слоем, и я буквально тонул в ней. По комнате разносился сильный запах сухих трав и кореньев. Стены были похожи на дерево, и дом напоминал дерево с выдолбленным местечком для жилья внутри.
Зазвенели колокольчики и раздвинулась занавеска из лиан, которая сливалась со стеной. В проходе показалась зебра. Она была стройна и изящна, на её шее висело ожерелье из полированных камней, а на голове красовался зелёный венок.
— Иоаниа гоноя. Уашони?
— Я тебя не понимаю, — отрывисто ответил я, чётко выговаривая каждое слово.
— Ты не местный? — этот резкий переход с языка на язык ввёл меня в лёгкий ступор.
— Не совсем, — неуверенно ответил я, — А ты кто? И где я?
— Я Лезиара, дочь Шанота. А это мой дом. Только не волнуйся, ты под защитой нашего племени. Как ты себя чувствуешь?
— Отвратительно. Тело как резина, голова болит и немного мутит. Что со мной произошло?
— Тебя нашли около норы радскорпионов. Мои братья принесли тебя сюда и отправили отряд воинов в тоннели. Но, может, ты сам расскажешь, как ты там оказался?
— Если честно, то помню я смутно. Мне бы отдохнуть и вернуть контроль над ногами. Ты медик? У тебя есть лекарства? Введи мне антибиотик посильнее.
— Я не врач, я шаман. Начинающий. И использую я не ваши химикаты, а древние рецепты. Вот уже три дня я лечила тебя мазью из радспрайтов и барбариса. Яд тебе не страшен, но тебе нельзя использовать свои обезболивающие. Твой организм ослаблен, и они будут для тебя смертельнее, чем яд. И да, на ноге останется лишь шрам.
Я практически перестал слушать Лезиару после "вот уже три дня".
— Как три дня? А как же мои друзья? Ты знаешь, где находится карьер?
— Это в нескольких днях пути. Но даже если у тебя там кто-то остался, я не позволю тебе никуда идти. Ты слишком слаб. Да и если ты просто уйдешь, это будет оскорблением наших традиций. Мой отец может устроить за тобой охоту чести. Сначала нужно предстать перед ним.
Я не успел ничего ответить, потому что за стенами послышались радостные возгласы, и началось активное движение. Молодая зебра вышла, и я остался один. Это просто чудо, что я выжил, но было неизвестно, кто они. Нужно поскорее найти Лоялтов, уж они мне точно помогут. Они наверняка меня ищут, хотя бы потому что им нужен мой компьютер.
Через несколько минут в дом вбежала Лезиара. Улыбка так и светилась на её мордочке.
— Мои братья вернулись. Похоже, ты сделал нечто поразительное, — её лицо стало немного серьёзней. — Значит так. Если не хочешь получить по загривку, слушай и запоминай. Говоришь кратко и конкретно, и лишь когда тебя спросят. Если можешь — рифмуй, это повысит твою популярность. Что ещё? О, точно. Повторяй за ними поклоны и подобные телодвижения и главное — ни в коем случае не вставай.
Шум снаружи усилился. Похоже, целая процессия направлялась сюда. Лезиара кинулась поправлять мою постель, прятать лишние вещи и убирать мусор. Через минуту в комнате воцарился идеальный порядок. Раздался стук копыт по дереву и гул голосов, отражённый стенами. Занавески из лиан раздвинулись и в комнату один за одним вошли три зебры-жеребца, а за ними та самая процессия. Эта тройка производила сильное впечатление: ростом они не уступали Строну, они имели атлетическое телосложение и властную походку, и главное — они были близнецами. Их было невозможно отличить, совпадала даже искривлённая чёрная полоса на левой щеке.
— Позволь представить тебе моих братьев, — произнесла торжественно Лезиара, — Галрон, Галран и Гелрин.
Они слегка склонили головы, и я последовав совету их сестры, сделал то же самое.
- Именно они тебя спасли. А сейчас они вернулись из пещеры, около которой они тебя нашли.
Братья переглянулись, и тот, что стоял посередине (кажется, Галран) сказал что-то короткое зебрам за его спиной. Они поспешно удалились, и в комнате остались лишь мы впятером.
— Таое ну гласо?
— Они спрашивают, говоришь ли ты по-зебрински? — и, обратившись к ним, ответила. — Ори, ленарио ауи.
— Значит, будем общаться по-поняшински, — сказал Галран. Его голос звучал низко и неестественно. — Позвольте узнать Ваше имя.
— Меня зовут Руден. Руден Склифхорс. Я благодарю вас за спасение.
— Мы рады помочь нуждающимся. Но благодарить Вам следует нашу сестру. Если бы не её навыки врачевания, наша помощь была бы бесполезной. Кстати, мы можем перейти на «ты».
— Буду польщён. Скажи, вы спускались глубоко в пещере? Что вы нашли?
Теперь со мной заговорил тот зебра, который стоял справа от Галрана(это был Гелрин)
— Мы были в пещерах три дня. Но для начала мы бы хотели услышать твою версию.
Я напряг память. Воображение нечётко начало вырисовывать события, начиная от сражения с шахтёром и до выхода из пещеры. Рассказ получился длиннее, чем я думал. Они устроились напротив меня и внимательно слушали. Время от времени Гелрин что-то говорил братьям на их языке, но ни разу меня никто не перебил.
Когда я закончил, воцарилось неловкое молчание. Морда моего врача была заинтересованной и удивлённой, а вот лица братьев не выражали ровным счётом никаких эмоций. Первым заговорил Гелрин:
— Твоя история впечатляет. Но позволь я всё объясню тебе подробно. Дело в том, что ты убил не просто большого радскорпиона. Ты убил саму Грандмазэру. Её знали ещё наши деды. Она была маткой, королевой радскорпионов, и они вечно были нашими врагами. Многие пытались убить её, но никто не выходил из её пещер. Но недавно она пропала. А теперь мы с братьями идём по твоему следу и находим её тело. Ты понимаешь, что сделал то, чего не могли сделать три поколения нашего племени?
— Я, конечно, рад, что смог вам помочь, но это вышло случайно. И кстати, даже я добрался до выхода за несколько часов, так что вы делали там три дня?
— Мы быстро нашли её тело. Оно само по себе ценный артефакт и пришлось вернуться за подмогой. К тому же, до этого мы не знали, куда она делась, поэтому было просто необходимо изучить пещеры. И вот только сейчас мы вернулись.
— Нашли что-нибудь стоящее?
— Кроме самой Грандмазэры, практически ничего. Лишь то, что остальные радскорпионы покинули тоннели, да мёртвые тела их сородичей в месте какого-то обвала.
Эта новость взбудоражила меня настолько, что я, несмотря на слабость, чуть не вскочил с постели.
— Обвала? Вы сказали обвала? Как это далеко отсюда?
— Ты оттуда свалился? Впрочем, мы так и думали. По твоим следам мы шли около полутора суток. Но учти, мы были отдохнувшими, с приличным запасом воды и еды и просто более приспособлены к таким переходам. Поэтому неудивительно, если ты шёл дольше.
Я просто ненавижу, когда со мной разговаривают в таком тоне. Мне не нужно раскладывать всё по полочкам и разжёвывать каждый клочок информации, я и сам соображаю получше некоторых. Но как бы это мне не нравилось, нужно было сохранять учтивость.
— Скорее всего, да. Как я уже говорил, эта история разыгралась в угольном карьере и сейчас мои напарники, скорее всего, там. Мне нужно как можно быстрее их найти, — с этими словами я попытался встать, однако Лезиара легким, но настойчивым толчком вернула меня в горизонтальное положение и посмотрела коротким, не терпящим возражений взглядом. Тем временем, снова заговорил Галран.
— В этом нет необходимости. Я немедленно отправлю гонца в карьер, и к завтрашнему вечеру они будут здесь. Но им нужно то, что убедит их в том, что ты действительно здесь.
Я на минуту задумался. С моего прихода прошло не так уж много времени, и не произошло ничего значительного, что могло бы послужить доказательством. Да и никаких приметных вещей я приобрести не успел. Хотя...
Окинув взглядом комнату, я увидел в углу свои сумки, и длинный свёрток, прислонённый к стене. Потянувшись к нему магией, я почувствовал явные признаки напряжения. Надо дать рогу хотя бы денёк даже без левитации, и, может, какую-нибудь терапию... Но это потом.
Как я и думал, в свёрток были завёрнуты мои мечи. Достав один, я осмотрел его. Кто-то их тщательно начистил, отполировал и заточил, так что теперь они выглядели ещё лучше.
— Вот. Передайте меч им. Это единственное, что они могут узнать.
— Так ты всё-таки воин? А как же автомат, из которого ты стрелял?
— Это на всякий случай. Такой как сейчас. Я просто не могу прицеливаться, не успеваю, — с этими словами я протянул им меч.
После секундной заминки, меч взял не Гелрин, как я ожидал, а всё это время молчавший Галрон. Он внимательно осмотрел его и, по-прежнему ничего не говоря, завернул в бархатистый кусок ткани.
— Если твои друзья ещё ждут тебя там, то они будут здесь послезавтра к полудню. А сейчас отдыхай. Завтра мы представим тебя отцу. И ещё раз спасибо, — сказал Гелрин и они втроём вышли из комнаты. Стихший было шум с новой силой поднялся за стенами, и в доме остались лишь мы с Лезиарой.
— Ты правда сделал всё о чём рассказал? — мягкий голос зебры оторвал меня от моих мыслей.
— Да. Если, конечно, у меня не развился дар всеведения, — пошутил я, но, судя по её недовольному лицу, не очень удачно.
— Ты говоришь так, словно это невозможно.
— Ну, лично я не знаю ни одного подобного примера из истории.
— Тогда попридержи язык, если не хочешь его лишиться. Когда пойдёшь к отцу, будь поделикатнее, потому что он весьма щепетильно относится к своему дару.
— Он ясновидец? — удивлённо спросил я. Неужели нам было так мало известно о культуре и способностях зебр, или этот дар, как и другие, чистой воды фикция?
— Он высший шаман и обладает разными способностями, о которых ты и мечтать не можешь. Но об этом после. Уже поздно, а тебе надо отдохнуть. Ты останешься у меня. Если захочешь поесть, то еда вон в том шкафу. Может, хочешь принять душ?
Я отказался, и молодая зебра скрылась за очередной объёмной густой зелёной занавеской. Послышался звук текущей воды.
Мне захотелось пить, и, встав с кровати, я захромал к указанному шкафу. Нога не хотела сгибаться и была как онемевшая, а рана больно пульсировала. Набрав в глиняную чашу воды и опустошив её, я уже собирался возвращаться, но моё внимание привлекла вторая занавеска. А точнее то, что было за ней. Несколько лиан запутались между собой и образовали прореху. В этом просвете была видна Лезиара. Стройная зебра стояла под небольшой струёй воды. Её мокрая грива ниспадала на плечи и она мягко проводила по ней копытом. Вид привлекательной кобылы в душе не мог смутить меня, но это сделала неконтролируемая реакция моего организма. Как можно тише я вернулся на отведённое мне место и вскоре заснул.



Утро встретило меня приятным запахом жареной пищи. Если бы не боль во всём теле, то я мог бы подумать, что нахожусь у себя дома в Эквестхаусе.
Несмотря на мою полную неподвижность, Лезиара как-то поняла, что я проснулся.
— Доброе утро. Давай, не ленись и вставай. Сегодня много дел.
— Неужели это не может подождать? Я чувствую себя каучуковым.
— Нет. Встречу с вождём не откладывают. А что касается тела, сейчас я тебя травами натру и до вечера будешь как плюшевый.
— Я думал, что меня представят твоему отцу.
— Ну, правильно. Мой отец и есть шаман. Вождь — это и предводитель, и духовный лидер племени, и этот статус передаётся по наследству.
Сначала Лезиара подала завтрак. В деревянной миске оказалось овощное рагу, а рядом она положила несколько ломтей свежего хлеба. Овощи оказались очень жёсткими, а хлеб практически безвкусным, но всё же это был лучший завтрак за последние несколько дней.
Убрав посуду, зебра принялась смешивать какие-то травы, мази и зелья, и через несколько минут она принесла мазеобразную массу и принялась натирать ею всего меня. Сначала она помогла мне натереть спину, шею, передние ноги и грудь, но когда дело дошло до задних ног, я тут же настоял на том, чтобы сделать это самостоятельно. Не уверен, поняла ли она причину моей инициативы, но рисковать я не мог.
Как и обещала Лезиара, мазь быстро поставила меня на ноги. Уже через пару минут я почувствовал приятное тепло, и к мышцам начала возвращаться подвижность. Как приятно снова свободно двигаться, когда мышцы не грозят оставить тебя посреди комнаты в неподвижном положении.
Приведя себя в порядок, я собирался надеть ножны и взять с собой меч, но Лезиара остановила меня:
— Не смей брать с собой оружие. Мы сами тебя сюда принесли, следовательно ты — наш гость и находишься под нашей защитой. Ношение оружия будет означать либо твою враждебность, либо недоверие. Оставь его здесь.
Выйдя на улицу, я удивился. Светило солнце. В Эквестхаузе единороги создавали светящийся магический шар, имитирующий солнце, но здесь оно было настоящее. Небо застилала тонкая облачная завеса, поэтому прямые лучи не доходили до земли, но яркий жёлтый диск чётко был виден отсюда. Это не шло ни в какое сравнение с моим старым домом.
Мы находились в каком-то лесу. Вокруг поодиночке стояли большие, ветвистые, кривые деревья, образовывая рощу, а дальше деревья росли довольно плотной стеной. Большинство из них были болезненно чёрными, листья были скукожеными и почти отсутствовали. Все деревья рощи, похоже, являлись домами. В каждом были двери и неправильных форм окна, а на некоторых лианы даже образовывали лестницы, теряющиеся где-то в кронах.
— Это поразительно. Вы заставили деревья расти так, как вам нужно. Что вы делали?
— Это магия талисманов. Такое заклинание наше племя знало ещё до Великой Войны, и передавалось оно от шамана к шаману.
Она рассказывала это в то время, пока мы шли через деревню.
— Кстати, я вот что хотел спросить: как называется ваше племя?
— Мы называем себя Гануалэ Мигона, Воюющие со Звёздами.
Я, несомненно, хотел спросить о сути столь странного имени, но мы подошли к очередному дому. Он представлял из себя не одно, а множество деревьев сросшихся вместе и образующих самое большое помещение в деревне. Большие створчатые двери охраняли двое охранников с копьями. На них были кожаные доспехи и шлема с прорезями для гривы.
Увидев нас, они быстренько подтянулись и встали по стойке смирно. Проходя мимо них, я уловил на себе восхищённый взгляд одного из них.
Внутри меня поразило богатство обстановки. Резная мебель вдоль стен, картины, ковры. Всё это пестрело разнообразием цветов, а по качеству освещения это место могло соперничать с мэрией Эквестхауса. Одна позолоченная люстра, висевшая далеко под сводчатым потолком, стоит целое состояние.
В самом центре помещения стоял большой алтарь. Каменные ступени, чаши с благовониями, резные деревянные ритуальные тотемы и ярко пылающий в его центре огонь создавали атмосферу древнего храма. А на нём стояла фигура в ритуальных одеждах. Шаман (а это мог быть лишь он), стоял между нами и огнём, и не было возможности рассмотреть его в полусумерках, царивших здесь.
— Здравствуй, отец. Я привела к тебе воина, поразившего нашего врага.
Зебра обернулся к нам и спустился с алтаря. На нём был багровый плащ с костяными вставками-шипами и маска таких размеров, что закрывала и морду и всю его грудь. Сняв их, шаман предстал перед нами в своём истинном обличьи. Я-то думал, что это костюм делает его больше, но сильнее ошибиться трудно.
Помните, я говорил, что Строн очень большой? Так вот, фуфло это. Жеребец, стоящий передо мной мог соперничать размерами с платяным шкафом. Бицепсы были надуты настолько, что, казалось, кожа сейчас лопнет. Выражение его морды было серьёзным, властным, а взгляд, казалось, мог придавить как стокилограммовая гиря. Заметил я и уже знакомый изъян в виде неровной полосы. Но ещё больше удивляли его боевые отметины. Да здесь шрамов было больше, чем полос обоих цветов. Как практикующий хирург могу сказать, что в огромном ассортименте имелись шрамы от рваных, резаных, касательных и проникающих ранений. Здесь явно поработали и зазубренными лезвиями, и пулями, и наконечниками стрел и копий. Однако всё это не шло ни в какое сравнение с тем, то я увидел на его груди. Большой, диаметром с копыто, украшенный резьбой и измельчёнными камнями диск был вживлён прямо в тело. Только приложив определённые усилия, я отвёл от него взгляд.
— Приветствую тебя друг мой.
Так вот ты стало быть, какой.
Тебя встречаю у порога,
Прошу, пройди, и будь как дома.
— Отцу неприятно говорить по-поняшински, поэтому он пытается украсить ваш язык, — еле слышно прошептала Лезиара.
— Приятно видеть мне тебя,
Такая честь, и для меня.
Ответь же мне без хвастовства:
Какой же путь твой был сюда?
И снова мне пришлось повторять свою историю. Не знаю обычаев шаманов, но он даже не удосужился предложить сесть, мы так и стояли перед дверями. Когда мой рассказ подошёл к концу, шаман пророкотал своим низким голосом:
— Как понял, дом твой далеко,
Один покинул ты его.
Но мой вопрос к тебе такой:
Зачем пришёл ты в край чужой?
— Так ведь я уже сказал — меня подста...
— Я говорю не о причине.
Понятно, что ты был в кручине.
Но мог вернутся ведь обратно,
И зажить мирно, зажить сладко.
Но ты пошёл другой дорогой,
И не была она пологой.
Сквозь бурелом, сквозь кровь и боль,
Ты ищешь что-то, словно соль
В песке пустынь.
Ты ищешь что-то, что не хочешь,
Могло тебя лишь опорочить.
Ты ищешь что-то, что могло
Заставить жить бедам на зло.
Скажи, открой же мне секрет,
Даю молчания обет,
Какая цель твоих стараний,
Твоих надежд, твоих страданий?
Я слегка опешил от такой речи. Во-первых, стихотворная импровизация на чужом языке уже на грани возможного. А во-вторых... Он что-то задел внутри меня. Его слова были весомей, чем можно подумать. Над этим надо поразмыслить. Причём весьма серьёзно.
— Прости, вождь, но я сам не знаю. Порой трудно разобраться в себе.
— Ну так пойдём, я помогу.
Я силу древних призову.
Ведь мне знакомы те секреты
Что заперты от взора светом.
Он провёл меня на другую сторону алтаря. Лезиара последовала за нами.
Там стоял постамент со множеством чаш, наполненных травами и мазями, испускающими весьма разнообразные запахи. Выбрав одну из масок, шаман надел её. Это оказалась оскалившаяся морда какого-то монстра со множеством колокольчиков разного размера, издающих далеко не мелодичный звук при каждом движении.
— Сейчас отец будет входить в транс. В это время он не сможет говорить по-поняшински, поэтому я буду переводить. Встань в центр этого символа.
Совершив все приготовления, вождь встал в центр начерченной на полу пиктограммы и начал трясти головой. Монотонные звуки его голоса сливались с беспорядочным звоном бубенцов, и, казалось, заполняли воздух плотной субстанцией. Хотелось закрыть глаза и так стоять вечно. Слова зазвучали безо всякого предупреждения, и прокатился по дому подобно грому.
— Я вижу твою суть, — негромко стала переводить Лезиара. Её голос с трудом сочетался с окружающей обстановкой, а то, что это должен был говорить её отец, лишь ещё больше затрудняло восприятие, — Ты знаешь свои способности, но не знаешь самого себя. Ты силён духом, и тебе могла быть уготована судьба героя, но ты не хочешь этого. Ты мог бы поделиться силой своей души, но тебе это не нужно, поэтому кто-нибудь однажды захочет отнять её силой. Твоя душа ценнее многих других, это есть, и этого не изменить. Поэтому тебе стоит подумать, как ею распорядиться. Но знай, какой бы путь ты не выбрал, идти по нему тебе будет непросто.
Всю речь вождь произнёс монотонным голосом, не поднимая головы, а Лезиара не отводила от него взгляд. В воздухе висела атмосфера загадочности, и казалось, даже огонь сталь светить не так ярко.
Выйдя из транса, жеребец снял маску. Красные глаза были на выкате, а пот ручьями струился по его морде. Мы все молча стояли и смотрели друг на друга: вождь — устало, Лезиара — с опаской, а я с лёгким недоверием.
— Тебе не стоит мне не доверять,
Пусть даже трудно всё понять.
Тебе я расскажу секрет,
Которого не знали пони много лет.
Тот талисман, что у меня в груди,
Зовётся М`ерил, ты на него взгляни.
Его я получил от своего отца,
А он от прадеда старца.
Не первый век куётся эта цепь,
Традициям не страшен поток лет.
Он предназначен лишь для одного -
Носить фамильный меч, Денур имя его.
Пойдём, я покажу тебе величие вождей,
Всю силу, мудрость, мощь и благородство их кровей.
Сей меч творился сутью зебринских сердец
И непосилен для того, кто позабыл, что значит честь.
Он жаждет крови звёзд,
Он жаждет мести ночи,
Он жаждет боли той,
Кто мраком править хочет.
И он не подводил нас никогда.
Он нас не предавал ни разу.
Он в сердце каждого из нас.
Он тот, кто постоянно рядом.
Мы снова прошли мимо алтаря и направились к противоположной стене этой обители. Там красовались меньшие по размерам, но тоже весьма изящно украшенные створчатые двери. Они бесшумно открылись от лёгкого толчка копытом и открыли вид на длинную галерею. Здесь висели на стенах и лежали на постаментах артефакты былых времён. Железное копьё со звездообразным наконечником, магический талисман с изображением дракона, метательные сюрикены, переливающиеся всеми оттенками радуги даже в здешнем полумраке и ещё множество вещей, от которых так и веяло стариной и доблестью. А в самом конце находился тот самый меч. Массивный клинок был шириной с мою ногу, а в длину имел около двух метров. Он висел перед каменным изваянием зебры на тончайших цепях, которых было практически невозможно разглядеть при таком освещении без специального оборудования, от чего создавалось впечатление левитирующего предмета.
Когда мы подошли ближе, мне открылась богато инкрустированная драгоценными камнями рукоятка и поразительная гравировка на лезвии в виде расколотых и истекающих кровью звёзд.
Вождь, должно быть, хотел продолжить свой рассказ, но из главного зала послышался глухой стук, и обратившись к дочери он сказал:
— Лезиара, дочь моя,
Я не могу остаться с вами,
Ты покажи ему всё за меня,
Да обратится явью то, что он считал лишь снами.
Он ушёл, а мы остались стоять перед висящим мечём.
— Не прими это за грубость, но я пони науки, я учёный, поэтому не верю в подобные предсказания.
— Однажды поверишь. Ты не первый, кто так говорит, и вряд ли станешь первым, кто не поменяет своего мнения.
— Хорошо, хорошо. Время покажет. Но зачем твой отец показал и рассказал мне всё это? По идее, мне не следовало этого знать.
— Не знаю. Он что-то увидел в тебе. А этот меч всегда служил доказательством истинного наследия вождей. Лично я не вижу в нём ничего, кроме фамильной ценности, но ведь и предназначен он не для меня.
— Его получат твои братья?
— Скорее всего, Галран. Денур и Мерил получает старший сын вождя, но тут есть загвоздка. Раньше у вождей не рождалась тройня, поэтому уже сейчас между моими братьями идёт борьба за право унаследовать титул. И не факт, что все переживут эту борьбу. А отцу, как хранителю и фанатику традиций, важны лишь две личности: наследник-сын, который станет вождём и шаманом, и наследница-дочь, некий запасной вариант на случай форс-мажора.
— И ты стала этой дочерью. И в чём твоя задача? Ты ведь не просто изучаешь зельеварение.
— Почти. По сути, я должна знать то же, что и наследник, только безо всяких перспектив и прав. Быть дочерью вождя скорее плохо, чем хорошо. Ты отказываешься от своих интересов, ты знаешь, что ничего не добьёшься. Да что говорить? Все мои ровесницы имеют семьи, а мне, если не повезёт, так ещё и грозит стать наложницей собственного брата, если скажет отец. Порой хочется отравиться собственными травами.
— Но это дико. Так нельзя. Неужели нет шансов это искоренить?
— Ты не понимаешь! – со слезами закричала на меня Лезиара. — Пойти против воли отца, значит оскорбить его. За это на тебя будет устроена Охота Чести. Тебе дают день, чтобы скрыться, а потом, не приведите духи ветра, земли, огня и воды встретить тебя кому бы то ни было. Ты уже не сын и не дочь, ты не зебра, ты НИКТО. И трудно представить, что с тобой могут сделать. Однажды отец объявил Охоту на молодую зебру, посмевшею перечить ему. Через неделю её привели в деревню. Отец позволил делать с ней всё что угодно. Жеребцы неделями её насиловали, кобылы заставляли выполнять непосильную работу, они избивали и резали её. Через год она умерла. Я всё это видела, и не хочу повторить её пример.
Эта речь шокировала меня. Какая дикость, какая аморальность граничит с якобы "высокой культурой" здешнего общества. Это... Это...
Не знаю, к чему могли привести эти размышления, но где-то раздался низкий гул трубы и ритмично застучали барабаны. На лице зебры тут же отразилась тревога.
— Боевой рог, — всё что она сказала перед тем, как сорваться с места. Но пробежав лишь несколько шагов, остановилась. — Слушай. Аккуратно бери меч магией и неси за мной. Главное — не смей к нему прикасаться.
Мы выбежали на улицу. Всюду бегали зебры и, схватив оружие, выстраивались в боевой строй. Я заметил бегущего к нам жеребца с талисманом на шее.
— Вождь хотеть видеть воин у главных ворот. Рейдеры нападать. Нужны воины.
— Беги за ним, — перекрикивая рог и барабаны, прокричала мне на ухо Лезиара, — я скоро буду и принесу твой меч.
Она побежала к своему дому, а мы в противоположную сторону. Оказывается, деревня была окружена стеной из зарослей лиан, сросшихся так плотно, что наверняка почти не уступали бы каменной кладке. Ворота тоже были деревянные, но обитые железными листами.
Тут уже собралось около сотни воинов. От такого скопления зебр в глазах начало рябить. Мой проводник пошёл прямо через строй к воротам, где возвышался вождь.
— Друг мой, боюсь у нас проблема.
Тебе я лично рассказать всё был бы рад.
Но время ведь не ждёт, а здесь нужна система.
Тебя введёт в курс дела генерал Кумад.
Рядом с исполином тут же оказался жеребец с алебардой за спиной, а сам вождь ушёл.
— На приветствия времени нет, поэтому сразу к делу. У нас сотня воинов и десять магов. Рейдеров порядка ста пятидесяти. Они нападали и раньше, но успеха не добивались. Разделаться с ними было бы проще некуда, если-бы не одно но. Они где-то раздобыли пушку. Пойдём, взглянешь.
Мы поднялись по ступенькам из лиан на одну из площадок на стене.
За границами деревни стоял густой лес. Лёгкий туман стелился по земле и не мешал разглядеть множество понячих фигур. Почти все были вооружены дробовиками и револьверами. Однако, не это привлекало внимание. Среди деревьев скрывался силуэт из металла. Массивный блок, переходящий в длинную трубу стоял на искусственной поляне напротив ворот.
— Что скажешь? Чем это нам может грозить?
— А вы разве не должны в этом разбираться лучше меня? — не без иронии спросил я.
— Будь повежливее. Мне ничего не стоит тебя сбросить с этой стены. И нет. Мы не принимаем подобных технологий. Звёздам не страшны пули. Так что это?
— Похоже, что это — лучевой концентратор. Его принцип действия основан на создании множества ионизирующих лучей и их концентрация. Это как управляемая радиация. Предмет на который направлен концентрированный луч просто развалится. Если они направят его на ваши ворота, они продержатся час, два максимум, а если направить на пони, или зебру, то живые ткани не выдержат и пары минут.
— А если на воротах и стенах заклинание? Мы не глупы, чтобы так рисковать. Деревня защищена лучшими талисманами, основанными на тайных знаниях.
— Это сильно не поможет. Против такого оружия потребуется заклинание укрепления третьего типа, и если ваши талисманы создают другое заклинание, то это их лишь позабавит. Но смотри. Эта установка уже явно пережила свои лучшие годы, а судя по самодельному корпусу, это некогда была экспериментальная модель. Исходя из этого, могу сделать вывод, что концентратор имеет не такую уж неуязвимую броню, по сравнению с боевыми машинами. Тем не менее, если вы хотите пережить эту ночь, вам нужно нападать сейчас.
— Это исключено. Войны племени Воюющих со звёздами дают обет ненасилия днём. Мы выйдем на бой лишь с темнотой.
— Да вы идиоты! Если они активируют эту машину, то своим оружием перестреляют вас здесь как подсадных уток. Нужно атаковать первыми.
— Мы нападём с наступлением темноты.- настойчиво повторил генерал Кумад. — Сейчас вопрос лишь в том, каким образом нейтрализовать эту технологию.
Мне очень не нравился повелительный тон зебры, стоящего передо мной и мне не очень хотелось помогать им, после услышанного от Лезиары, но я смог перебороть неприязнь.
— Видишь вон тот выступающий блок? По идее, это отсек питания. Если спарк-батареи в Пустоши — основной источник энергии, то там их не больше шести. Достаточно отключить три из них и концентратор не заработает.
— Тогда мы сделаем это. Эти рейдеры боятся нас, а сейчас, видно, очистили Шадрилан — военную базу в дне пути отсюда, — пояснил он, — только оттуда могла взяться эта штука.
— Ээээ! Не спеши. Ты, похоже, не понимаешь. Это установка излучает нейтроны, а значит, в её принципе заложена ядерная реакция. Отключишь не ту батарею, и вырубится, скажем, система охлаждения. БУХ! Их даже просто выдернуть нельзя. Это как бомба. Одно неверное действие — и мы все превратимся в очередную порцию энергии.
— Шанторэ диаронато! Говори конкретнее! Если бы я хотел послушать пустую болтовню, то не стал бы тебя звать. Или у тебя есть свой план, или марш на построение!
Это меня очень разозлило. Вспыльчивый темперамент достался мне по наследству, и сейчас он не заставил себя ждать.
— Не смейте со мной говорить в таком тоне, — произнёс я голосом, низким от призванного заклинания. Получилось нечто похожее на "Ты не пройдёшь!". — Если я ваш гость, то не значит, что можно со мной так обращаться.
К его достоинству, генерал Кумад не растерялся. Его морда оставалась серьёзной и слегка напряжённой.
— Тогда чётко отвечай генералу. Это не интеллигентная встреча, а, как ты сам сказал, большая угроза, — он огорчённо вздохнул и, понизив голос, добавил. — Я не знаю, что делать. Поэтому и нужна твоя помощь.
- Хе. И я могу её предоставить. На чём можно начертить схему?



Я пробирался сквозь колючие заросли. Только подумать, чтобы выпустить меня, двое магов просто раздвинули эту свою зелёную стену! Пипец.
Мой план состоял в том, чтобы незаметно отрубить концентратор и обеспечить более безопасный бой зебрам. Задача и так не из простейших, а они ещё и парнишку со мной отправили. Молодой жеребец, ещё совсем юнец, шёл у меня за спиной, неся на спине алебарду. Надо хоть разузнать у него: что там этот генерал говорил об обете ненасилия.
— Эй, парниша, Варриор. Объясни-ка, почему вы отказались убивать, — задал я вопрос, который выставлял их полными дураками в моих глазах.
— Это долгая история, — ответил он на чистом эквестрийском, — но можно вкратце. Наша цель — защищать мир от козней звёзд и противостоять им. Для этого нужны большие силы, особенно ночью, в час их наивысшего влияния. Поэтому именно ночью земля придаёт нам сил. Все на землях зебр об этом знают. Неужели тебе это неизвестно?
— Я учёный, и верю лишь в то, что можно доказать, — фыркнул я. — А вот ты никогда не задумывался: действительно ли звёзды могут сделать хоть что-нибудь?
Его морду исказила неприязнь и возможно я бы услышал пару «ласковых» в свой адрес, но именно в этот момент мы подошли к цели нашей вылазки.
Тропка, указанная Варриором, привела нас прямо в тыл врага. Машина находилась метрах в ста от нас, и не было никаких шансов подобраться к ней незаметно, а это значит, что пришло время для следующей стадии.
Достав меч, я кивнул своему спутнику, и тот, достав из сумки небольшой мешочек, высыпал на землю горсть фиолетового порошка. Когда Варриор тихонько высек на него искру, появилась тонкая струйка густого дыма. Пахла она просто омерзительно, но зато была достаточно заметна для того, кто знал куда смотреть. Уже через минуту раздался громкий характерный деревянный скрип. Массивные деревянные ворота поселения зебр начали медленно распахиваться.
Рейдеры не заставили себя долго ждать. Схватив своё оружие, они столпились перед расширяющимся проходом, но меня удивило, что никто не присматривал за концентратором. Когда створки разошлись достаточно широко для того, чтобы можно было разглядеть что-либо за ними, послышался гул негромких голосов из толпы бандитов. Но я знал, что произошло. Площадка за воротами была пуста. Пони рассчитывали встретить толпу полосатых аборигенов, которые сразу же с улюлюканьем бросятся на них, а не встретили ровным счётом ничего. Ворота продолжали медленно раскрываться, а рейдеры в недоумении по-прежнему не двигались с места. Ну что-ж, похоже настал мой черёд действовать.
Стараясь не издавать громких звуков, я двинулся к блоку питания машины, молясь, чтобы никому из этих бандитов не захотелось беспричинно обернуться. Следом за мной, подобно тени, двигался молодой зебра.
Внезапно, безо всякого предупреждения, из ворот хлынула чёрно-белая волна воинов. Страшные маски, массивные шлема и покрытые разноцветной краской тёмных тонов доспехи сразу бросались в глаза, но ни у кого, совершенно ни у кого не было оружия.
Ряды бандитов пошатнулись и мгновенно рассеялись от неожиданной атаки. Они ждали этого в первую минуту, тогда же были готовы к сражению. Но задержка позволила зебрам использовать эффект неожиданности и нарушить планы осаждающих.
Не теряя времени, я помчался к машине. Отсек питания находился за толстой металлической крышкой. Она держалась на ржавых болтах, которые ни в какую не хотели поворачиваться.
Тем временем бой продолжался. Верные своему слову, зебры не причиняли боли рейдерам. Они лишь уворачивались и блокировали удары. Только изредка полосатые наносили удар, и после этого пони сразу падал наземь. Мне случайно довелось узнать об их стиле копытного боя, предусматривающего парализующие удары, и лишь с огромным трудом удалось убедить зебр использовать их. "Стиль степной кобры" был похож на завораживающий боевой танец, слегка напоминавший уроки старого гуля-фехтовальщика.
Этот бой дорого обошёлся зебрам. Рейдеры небыли обременены никакими принципами и безостановочно палили из всех имеющихся стволов. Пока лишь около дюжины пони лежали парализованные, тут и там, кучами и поодиночке были разбросаны окровавленные тела экзотических воинов.
В моей голове зародился вопрос: почему я помогаю им, почему спасаю зебр, а не борюсь на стороне своей расы? Но тут же ответил: потому что они спасли меня, несмотря на расовое различие. И вскоре мне представился случай убедиться в правильности моего выбора.
Пока мы с Варриором пытались, не сломав, открутить третий болт, к нам подобрался один из рейдеров. Я чудом уловил еле слышное цоканье копыт по металлу, чтобы, подняв голову, успеть заметить уже прыгнувшего на меня с корпуса концентратора земного пони. В последний момент я заслонился от него мечом, но к несчастью повернул его плоской гранью, так что он просто повалил меня наземь. Упершись копытами в своё оружие, я смог отодвинуть своего врага. Меня поразило увиденное...
Запёкшаяся кровь на морде, множество заживших и ещё свежих укусов и гнилые обломанные зубы были лишь частью страшного зрелища. Главный ужас был заключён в его глазах. Болезненно жёлтые глазные яблоки прямо передо мной наливались кровью и становились багряными, в них практически не наблюдалось остатков разума, лишь дикая злоба и ярость. Внутри у меня всё похолодело.
Мне повезло, если можно так сказать о нынешней ситуации — он был безоружен. В попытках дотянуться до моей шеи, безумец протянул свои искусанные копыта и широко раскрыл зловонный рот. И вероятно ему это удалось бы, ведь у меня больше не было оружия, но меня выручил мой молодой спутник, которого я отчаянно не хотел брать с собой. Лишь животный крик, без признака цивилизованности вырвался из горла рейдера, когда острая алебарда вонзилась ему в спину. Но только после того как зебра провернул своё оружие и раздался хлюпающий хруст, тело навалившегося на меня врага обмякло. Я выбрался из-под него и внимательно посмотрел в глаза. Даже теперь они будто хотели съесть меня. Да что, Дискорд возьми, это за безумие?
Скрипя зубами, я уже собирался поблагодарить своего спасителя, но в этот самый момент сзади на нас с громким криком бросился ещё один рейдер. В его глазах я увидел всё то же жёлтое бешенство и схватил меч. И когда я уже собирался нанести смертельный удар, он резко остановился. Проследив за его взглядом, мне стало ясно, что он смотрит на своего мёртвого товарища. Разумно было ожидать, что он вновь кинется на меня с ещё большей злобой, но вместо этого он одним прыжком достиг трупа и вонзил в него свои зубы. Я не мог поверить тому, что вижу. ОН. ЖРАЛ. ТРУП. Он откусывал новые куски и глотал, почти не жуя, похоже, забыв об окружающем мире. Всё что мне оставалось — подойти к нему и, замахнувшись, нанести удар, практически полностью отрубив голову.
— Что это было? Почему они каннибалы? — спросил я, оборачиваясь к своему напарнику. Но не получил ответа.
Варриор смотрел на кровь, медленно стекавшую с острия его алебарды, и негромко шепча что-то, тем тоном, с каким читает молитвы монах.
— Что случилось?- взволнованно спросил я его.
Ответил он лишь через пару минут:
— Я убил его. Я принёс боль и смерть до восхода луны и звёзд. Я нарушил данный мною обет. Я не достоин своего племени и своей жизни! — каждое предложение он произносил со всё нарастающей злостью и отчаянием.
У меня был лишь один аргумент, чтобы успокоить его.
— Это не так. Если бы ты этого не сделал, то я мог погибнуть, и тогда твоё племя было бы уничтожено. А теперь, давай закончим то, что начали.
Он поднял на меня свои наполненные горечью глаза и кивнул. Даже несмотря на разрывающую изнутри боль, он старался сохранить достоинство.
За минуту мы управились с третьим болтом, и теперь пластина просто накренилась и своим весом сломала последний ржавый болт, открыв при этом... пустоту.
Там где должны были находиться источники питания, находился пустой отсек с дюжиной торчащих проводов. Агрррх! Они провели меня. Они провели нас всех! Как и говорил Варриор, все в округе знали об их обете ненасилия, включая рейдеров. Эти грязные подонки тупо достали "смертельную" машину и вынудили зебр выйти. И теперь пони осталось лишь расстрелять несчастных до восхода луны.
— Что-то не так? — я вздрогнул, услышав немного безучастный голос за своей спиной.
— О нет! — Бедный Варриор. Я просто не могу позволить ему узнать, что его жертва была напрасной. Я не изверг.
— Эээ, нет. Нет, всё в порядке. Просто... просто конструкция немного незнакома, — с этими словами я залез внутрь.
Покопавшись пару минут и сделав вид, будто комбинирую провода, я вылез. Зебра вновь рассматривал свою алебарду. Мне было искренне его жаль.
— Пойдём, битва ещё не закончена, — побудительным тоном вывел я его из ступора.
Он поднял взгляд, но посмотрел не на меня, а на сражавшихся. Уже через пару секунд он с отчаянным криком бросился в самую гущу сражения. Он наносил удары длинным древком своего оружия по ногам противника, от чего они теряли равновесие и падали, зачастую роняя оружие. Он совершенно не заботился о себе. Я сбился со счёта, сколько раз кровяные брызги извещали об очередном пулевом ранении.
Только смотря на это я понял — он хотел умереть. Зебра, ставивший традиции выше собственной жизни и нарушивший данную клятву, был готов искупить вину кровью. Я просто обязан спасти его жизнь, как он спас мою. Яростно используя клинок, я стал пробивать дорогу к нему.
Подготовка заняла весь остаток дня, и теперь вокруг воцарились густые сумерки. Видимость упала настолько, что я несколько раз чуть не атаковал зебр. И, наконец, произошло то, чего мы так долго ждали...
Темнота вокруг нас неожиданно начала рассеиваться. Всё вокруг окрасилось слегка серебристым оттенком. Подняв голову, я увидел бледный диск луны, с трудом пробивающийся сквозь пелену облаков, возвещавший о пробуждении звёзд.
Ситуация вмиг переменилась. Зебры, больше не сдерживаемые клятвой, начали атаковать пони. Каждый их удар был смертелен: расквашенные головы, переломанные позвоночники, оторванные ноги... Но как бы мужественно зебры не сражались, у них не было шанса на победу, слишком много их собратьев полегло, и слишком велико было численное превосходство врага. Однако отступать было некуда.
Продолжая рубить направо и налево, я не заметил приближающейся ко мне угрозы. Неожиданно мощный удар в висок вывел меня из состояния равновесия, от чего моя магическая хватка рассеялась.
С трудом открыв глаза, я увидел нависшего надо мною единорога с парящим рядом дробовиком. Его глаза излучали злобу, но имели лишь слегка желтоватый оттенок.
— Ах ты ж сукин сын! Помогаешь этим животным?! Не знаю, сколько они тебе заплатили, но надеюсь, оно того стоило, ублюдок.
С этими словами он навёл на меня свой дробовик. Я услышал щелчок подаваемого в ствол патрона, и в следующий миг звук выстрела оглушил меня. Разрывной патрон вгрызся в тело, опалив внутренности жаром страшной агонии. Болевой шок не заставил себя долго ждать, и мир исчез в чёрных пятнах.

_____________________________

Заметка: новый уровень.

Новая способность: благородство — благодаря воспитанию, вы всегда возвращаете долги, как материальные, так и моральные. Пони и зебры уважают вас за это и доверяют вам. Цены на все товары снижены на 15%. Вероятность перехода нейтрального персонажа в союзники увеличена на 30%.