Опасности телепортации в состоянии алкогольного опьянения

У Принцессы Селестии проблема. Или, возможно, это у Твайлайт Спаркл проблема. Каждые несколько недель, пьяная Твайлайт Спаркл неосознанно телепортируется в замок Селестии в поисках закуски или места, чтобы переночевать. Так что со всем этим будет делать Селестия?

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Тысяча и одна ночь обнимашек

До недавнего времени я страдал тяжёлой бессонницей, пока в моей жизни не появилась очаровательная пони-принцесса из другого мира. По неким необъяснимым причинам она решила исцелить меня от недуга... большим количеством объятий и обнимашек.

Принцесса Луна Человеки

Единая Эквестрия

Тысячу лет в Эквестрии царил мир. Но всему свойственно заканчиваться, и с возвращением Найтмер Мун королевство погружается в хаос войны и смерти. Только Элементы Гармонии способны спасти Эквестрию, но их Носительницы выбрали разные стороны...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Найтмэр Мун

Устройство «Пегасус» [Pegasus Device]

Погодная Корпорация Клаудсдейла работала без происшествий в течение двадцати лет, пока, однажды, двум жеребятам не удается избежать переработки и оказаться в недрах огромного заброшенного предприятия. Смогут ли они покинуть фабрику и не измениться? Раскроют ли они тайны, настолько ужасные, что даже ПКК неловко хранить их? В конце концов, ни одна душа не уйдет живой...

Рэйнбоу Дэш ОС - пони

Конкретно, Кто?

Чип Каттер не самый популярный жеребенок в Понивилле. Он просто слоняется по окрестностям и ищет вдохновение для новой скульптуры. Однако, когда он находит на стене брошенное произведение искусства, оно быстро приводит его на путь дружбы. Ему просто хотелось, чтобы этот путь был не настолько живописным.

Другие пони

Брони и их сны

Брони - фанаты мира "их маленьких пони". Они живут в обычном мире... Но что, если Луна сможет наладить связь с ними и Эквестрией? Хотя бы во сне?

Принцесса Луна Человеки

Прибор

Не столь давно Эквестрия вступила с чейнджлингами в открытое вооружённое столкновение, знаменуя тем самым начало издревле закипавшей в жилах и сознании обеих сторон неизбежной войны. Но ведётся она во многом не на полях брани, а в кулуарах и закоулках, заставляя власть имущих постоянно распутывать многочисленные клубки шпионских интриг и тайных диверсий. Так, за одним из передовых достижений эквестрийской науки, неким "прибором", о котором хитрым путём прознали агенты королевы Кризалис, теперь ведётся беспрестанная охота, а потому молодой учёной по имени Синди совсем скоро придётся вступить в прямую конфронтацию с одним из лучших шпионов Улья, дабы, возможно, кардинально переломить ход всей военной кампании.

ОС - пони Чейнджлинги

Первые уроки

У Скуталу и Свити Белль давно есть наставники. Их подруга Эппл Блум считает, что ей-то наставник не нужен — кто, в самом деле, может научить тонкостям фермерской работы лучше семьи? Но кое-кто имеет на этот счёт другое мнение, особенно после приснопамятного понивилльского эксперимента…

Эплблум Другие пони Чейнджлинги

Звездная ярость. Кризис двух миров.

Логическое продолжение рассказа звездная ярость. Его можно найти тут http://tabun.everypony.ru/blog/stories/55549.html Чтобы понимать о чем речь советую сначала прочесть его.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки

Коньспирология

Представим себе, что в Эквестрии появился Интернет... Небольшая зарисовка к 50-летнему юбилею полёта "Apollo-11"

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Мод Пай

Автор рисунка: Siansaar
Глава 1

Пролог

Легкая тень неслышно скользнула по подоконнику в ночной тиши и тут же исчезла. В большом зале не было ни одного звука, кроме приглушенного стрекота цикад, доносившегося с улицы. Небольшие стеллажи книг располагались справа и слева от нарушителя, и тот жадным взглядом осматривал их. Слабый лунный свет, смешанный с тусклым мерцанием уличных фонарей, побивался сквозь грязные стекла и выхватывал из мрака лишь силуэты.

Абрис человека двинулся вдоль полок. Владелец его касался кончиками пальцев некоторых книг, словно пытался прикоснуться к знаниям. Он планомерно наведывался в хранилище знаний изо дня в день и предавался бессмысленным поискам. За последний месяц он сильно отстал от сверстников в обучении, однако он не придавал большого значения достижениям на школьной скамье, у него были дела иного характера.

Около полугода назад он прочел о способе совершать идеальную дальнюю нуль-транспортировку. Когда парень рассказал об открытии в классе, его подняли на смех, учителя твердили, что это невозможно, подкрепляя свои слова мириадами длинных формул и философскими рассуждениями на этот счет. Но он им не верил, не верил ни одному слову, слетающему с уст пожилых людей. Он лишь знал, что разгадка где-то есть, и хотел ее найти.

Вопреки диффамации, доносившейся со всех сторон, он не пытался никому ничего доказать, он хотел разобраться в неизвестном явлении, понять принцип работы и удовлетворить свою жажду знаний. Он не хотел кому-либо помогать или навлечь на кого-то беду, но лишь узнать правду. И с этими намерениями его силуэт вновь скользил по небольшой убранной библиотеке.

Достав из кармана небольшой фонарик, он повернул его, и тот разлил тусклый свет, разгоняя тьму вокруг нарушителя. Глаза, привыкшие к темноте, тут же отозвались болью, и парень ненадолго зажмурился. Он дошел до места последней остановки, аккуратно отмеченной на стеллаже мелом у самого пола, стер метку и стал вытаскивать книги, и тщательно просматривать содержимое, держа источник света во рту.

Спустя полчаса дверь в библиотеку скрипнула. Парень моментально выключил фонарик, положил на место очередную книгу и юркнул в самый конец зала, где он нашел нишу, которой уже неоднократно пользовался, чтобы скрыться от чужих глаз. Как только по большому помещению разлился яркий свет, нарушитель уже сидел в своем укрытии.

– Думаешь, что это он? – с некоторым пренебрежением бросил грубый голос.

– А кто еще это может быть? – страдальчески осведомился второй. – Его нет в постели, нет в корпусах, лично проверял, его нигде нет. А тут свет заметили. Сечешь, к чему я веду?

– Из твоих размышлений можно получить все, что угодно.

Голоса стали приближаться.

– Если он тут, – продолжал первый говоривший, – то ему не скрыться.

– Тут он, – послышался кровожадный ответ.

– А если его тут нет, то я кого-то проверю на применение психотропных препаратов.

– Так нечестно.

– Нечестно поднимать полколлектива в час ночи, – грубо парировал собеседник. – И вообще, Гресмит, чего ты на него взъелся?

– Он хочет узнать о том, о чем положено молчать.

– Ты про нуль-транспортировку? – с пренебрежением спросил первый. – Да забудь ты. Это невозможно в принципе. Учитель же его опустил ниже некуда прямо на уроке.

– Но ему было все равно, – хищно отозвался второй.

– Все равно или нет, но никто не может изобрести идеальное перемещение. И простой-то процесс контролировать трудно, а ты о нуль-транспортировке, что позволяет прыгать в любую точку планеты, говоришь. Вдумайся!

– И все же, нельзя допустить, чтобы он копался тут дальше.

– Ты так говоришь, вроде в стражники этого знания записался. Мало тебе занятий? Хочешь еще проблем?

Голоса затихли, и несколько минут тягучей тишины разлилось по библиотеке.

– Я говорил, что его тут нет.

– Да быть того не может! – взвился Гресмит. – Но видели же свет! И не только я видел!

– Если не перестанешь сочинять, то я тебя отправлю на проверку… Или сам лично займусь ею, а ты знаешь, насколько я ненавижу это дело.

– Может, он убежал?

– Окна все закрыты, а мы просматривали каждый ряд. Просто признай свою ошибку.

– Ни за что!

– Слушай, оставь Крэлкина в покое, он и так неудачник, так чего тебе еще от него нужно?

– Да все равно, что он неудачник. Он задает вопросы и интересуется запрещенными знаниями.

– Так, а с этого места поподробнее.

Нарушитель услышал, как голоса стали удаляться.

– А что поподробнее? Его разорвет, если он попробует создать что-то похожее на его бредни.

– Так ты его защищаешь?

– Да сдался он мне, защищать его.

– Тогда что тобой движет?

– Я хочу помочь своим товарищам, да и тем, с кем я вообще знаком. Только и всего.

– Слишком много на себя берешь. Ты еще мал для подобных дел.

– А что, если он действительно сможет? – язвительно осведомился Гресмит. – Ведь может же такое быть. Он упрямый, как осел.

– Ну, если у него получится, то я съем свои сапоги.

– Ох, смотри не пожалей, – залился смехом парень.

В библиотеке погас свет, и Крэлкин перевел дух. Гресмит начал его преследовать с тех пор, как у него родилась идея докопаться до истины нуль-транспортировки, проверить учение материи на прочность, хотя не понимал маниакального интереса своего одногодки относительно того, во что тот не верил. Соперник был упертым, стоял на своем до конца и менять точку зрения не хотел, хоть однажды проболтался, что желал бы получить подобную мощь в свои руки.

Крэлкин достал фонарик и зажег его. Он не привык выходить из укрытия сразу, давая всем желающим проверить ночной зал по нескольку раз, чтобы они успокоились и с чистой совестью отправились спать. Посветив перед собой, он воззрился на стену, которую осматривал не первый раз. Внезапно ему бросился в глаза выступ, на который он незамедлительно надавил. Послышался щелчок механизма, и слева с жутким скрежетом отворилась старая ржавая дверь, которой, как показалось нарушителю, не пользовались несколько десятилетий. Из-за двери потянуло затхлостью, в нос ударил сильный запах гнили.

Крэлкин поморщился и посветил внутрь неизвестной комнаты. Большое облако пыли, поднятое потревоженной дверью, ровным слоем осаживалось на пол. Молодой человек аккуратно зашел внутрь, поднимая ногами клубы персти , и осмотрелся. Он стоял в небольшом темном зале, который, казалось, был выбит в скале. Посреди помещения стояло всего три небольших полки с книгами. Влекомый интересом, он подошел к стеллажу, взял одну книгу и, раскрыв ее, принялся читать.

В книге покоилось знание, основанное на старой теории мира. Оно противоречило современным учениям о материи, однако не шло вразрез с физикой планеты. Это открытие взволновало его, и он трясущимися руками вернул волюм на место, пробежав пристальными глазами по стеллажу.

Свежий взгляд на пройденные и забытые учения заинтересовал нарушителя, и он стал рыться в поисках нужного знания, полагая, что оно может быть здесь. Спустя час, извлекая очередную книгу, Крэлкин прочел на обложке “Пространственные переходы от А до Я” и понял, что нашел то, что так давно искал. Спрятав книгу за пазуху, парень вышел из затхлого помещения и нажал на скрытый рычаг в стене. Дверь со скрипом вернулась на место, и он, выбравшись из своего укрытия, проследовал к выходу из библиотеки, отряхиваясь по пути от пыли и грязи. Найденная литература неприятно холодила.

Аккуратно открыв дверь, он увидел за ней своего наставника, который смотрел на подопечного строгим взглядом. Крэлкин вздохнул, потупил взгляд и вышел из большого зала в залитый светом коридор.

– И что ты там делал посреди ночи? – спросил старший.

– Искал, что можно почитать на досуге.

– Что-то выбрал?

– Нет, – просто ответил парень.

– Зачем ходишь сюда каждый день?

– Это допрос? – недовольно спросил нарушитель и посмотрел в глаза наставнику.

– Считай, что да.

– Тогда разговор окончен. Я не намерен перед кем-либо отчитываться.

– Твои попытки найти интересующие тебя знания окончательно собьют с пути, – спокойно проговорил человек.

– Я приношу вам деньги, выполняю вашу работу, так что не нужно меня в чем-то обвинять.

Крэлкин развернулся и направился в свою комнату.

– То, что ты нашел – опасные знания.

Парень не ответил, лишь ускорил шаг, завернул за угол и побежал вперед. Он понял, что больше не хочет быть рядом с алчными людьми, которые указывают что делать, заставляют причинять боль, верят в то, что хотят, и вдалбливают другим свои учения. Он получил то, что хотел, выучил то, что ему было необходимо, и теперь жаждал забыть о том, что происходило в стенах мрачного здания.

Выбежав на улицу, Крэлкин оглянулся и, выбрав направление, устремился вперед. В городе у него был старый знакомый, с которым он поддерживал слабую связь, он хотел у него осесть и немного отдохнуть, найти обычную работу и пожить как нормальный человек. Идя по ночным улочкам, парень постоянно озирался и вспоминал адрес.

– Надеюсь, ты меня не забыл, Альтус.