Автор рисунка: Devinian

Twinkle, Twinkle, Little Foal

Радость бурлила в Твайлайт Спаркл, когда она неслась в Кристальный Дворец, чтобы увидеться с принцессой Кейденс. Поездка заняла целую вечность, и они прибыли в Кристальную Империю уже к ночи. Ее друзья и родители вовсю обнимались с Шайнинг Армором на станции, но аликорн, которую Твайлайт хотела увидеть больше всего, была в замке – с загадкой, которую ее брат не желал раскрывать. Оставив багаж на Спайка, Твайлайт поднялась в прохладный ночной воздух, надеясь провести немного времени наедине со своей бывшей няней прежде, чем их накроет волна друзей и родственников.

Ветра Кристальной Империи все еще мешали недавно обретенным способностям полета Твайлайт, поэтому вместо того, чтобы спуститься на балкон невестки, она приземлилась у входа и прошла остаток пути через замок пешком. Путь к покоям правящей семьи был ей знаком и закончился быстро, когда Твайлайт вошла с радостным криком:

— Кейденс! Я так по тебе ску…

Она быстро замолчала, когда Кейденс подняла копыто к губам и прошептала:

— Ш-ш, Твайлайт. Ты ее разбудишь, а она только что заснула.

Аликорн Любви небрежно сидела на балконе гостиной с маленькой розовой простынкой, зажатой между ее передней ногой и вытянутым крылом. Ее заливал лунный свет, показывающий маленькие морщинки от смеха и мягкую улыбку, с которыми Твайлайт уже была знакома. Но был еще и небольшой комочек под очень уж маленькой простынкой.

— Разбужу кого, Кейденс? – прошептала Твайлайт, на цыпочках подобравшись поближе.

Вместо ответа Кейденс аккуратно отвела край простыни, продемонстрировав маленькую розовую кобылку-пегаса. Малышка спала, уткнувшись носиком в шею Кейденс и тихо посапывая, как некогда делала и Твайлайт, когда была еще маленькой и засыпала, прижавшись к теплому боку няни. Кобылка, судя по размерам, была еще очень юна, крылышки по краям были с легким фиолетовым оттенком, а светло-голубая гривка сияла, как будто была сделана из чистого ледникового льда. Сияние магии Кристальной Империи придавало спящей кобылке полупрозрачную внешность кристальных пони, из-за чего она была бы похожа на хрупкую хрустальную статуэтку, если бы не медленные ритмичные движения розовых бочков от ее дыхания.

— Встречай свою новую племянницу, — прошептала Кейденс. – Аврора Даун Спаркл.

— Она прекрасна, Кейденс, — прошептала Твайлайт. – Погоди немного.

Ее взгляд метнулся от кобылки к принцессе.

— Тебе до родов еще долго.

Хоть и тихий, но смех Кейденс был похож на перезвон серебряных колокольчиков, и кобылка завозилась во сне. Кейденс прикрыла ее одеялом и показала на ковер рядом с собой.

— Глупенькая Твайлайт. Аликорны заводят жеребят не так, как обычные пони. Разве Селестия тебе не рассказала?

— Нет, не думаю. Я бы такое запомнила, — принцесса Твайлайт посмотрела на маленький розовый носик, высунувшийся из-под простыни и выдувающий пузыри, и на свои фиолетовые крылья.

— Я думала, это включает в себя… — тут ее голос упал до еле слышного шепота, а щеки загорелись ярким румянцем. – Секс.

— Твой брат и я до сих пор им занимаемся, — ответила, хихикнув Кейденс. – Но аликорны заводят жеребят совсем иначе. Я думаю…

Она замолчала и посмотрела на небо, полное сверкающих звезд.

— Тут может быть просто недопонимание. В конце концов, жеребятами аликорнов заведует Луна. Если она подумала, что Селестия рассказала тебе, а та подумала, что расскажет Луна, то ты просто случайно могла ничего не узнать.

Мысль о том, что критически важная информация могла обойти бывшую ученицу Селестии, задела чувствительную струнку в душе Твайлайт, и она сама посмотрела на небо. До появления ее друзей и семьи было еще несколько минут, потому у нее было достаточно времени, чтобы выучить этот урок от кого-то с личным опытом.

— Не могла бы ты… — начала она.

— Ты бы хотела, чтобы я рассказала тебе, как? – спросила Кейденс, подтыкая простынку. – Я понимаю, что у тебя теперь есть особый пони, даже если ты и скрываешь этот факт от нас в своих письмах. Быть может, вы двое когда-нибудь захотите завести своего жеребенка.

— Он не… Мы просто друзья, — ответила Твайлайт. Но из-за тона голоса ей бы никто не поверил, даже если бы ее слова подтверждал нотариально заверенный документ. – Можешь объяснить мне? Просто из любопытства. Не то, чтобы я…

Твайлайт замолчала, когда ее уши стали такими же красными, как щеки.

— О сексе или о жеребятах аликорнов? – спросила Кейденс, все еще подтыкая простыню вокруг кобылки, устроившейся в сгибе ее ноги.

— О сексе. То есть, жеребятах. Определённо, жеребятах, — добавила Твайлайт, доставая из седельной сумки карандаш и блокнот. – Не то, чтобы мне нужны были уроки секса. Стоп, как-то не так получилось. Я не знаю всего о сексе. Я еще только учусь. Опять не так. Жеребята. Определенно, жеребята. Да, жеребята.

Она замолчала, занеся над блокнотом карандаш и фальшиво улыбаясь от уха до уха.

— О жеребятах. Начинай.

Кейденс обхватила одеяло крылом и посмотрела в звездное небо.

— Когда жеребец и аликорн очень любят друг друга, они выходят в звездную ночь, вроде сегодняшней, когда на небе сияют звезды и лунный свет заливает все так, что ночь кажется светлой, как день. Они поднимаются на холм, обычно с припасами для пикника или чем-то еще подобным на случай, если проголодаются, потому что на пустой желудок сконцентрироваться сложно, и сидят часами под звездами.

— Часами, — повторила Твайлайт, ведя запись. – Но это же не все, так?

— Не совсем, — ответила Кейденс. – Пока они лежат на покрывале, то смотрят в ночное небо и выбирают одну звезду. Она не обязательно та, что первой привлекает их внимание, или ярчайшая, или…

— А что, если это двойная звезда? – спросила Твайлайт, перестав записывать.

— Не уверена, — ответила Кейденс. – Твой брат и я выбрали эту милую маленькую розовую звездочку случайно. Мы просто сидели рядом друг с другом часами, смотрели в небо и целовались.

— Целовались? – повторила Твайлайт как-то безжизненно.

— Это важная часть. Долгие, медленные поцелуи, полные всей любовью, которая у вас есть друг к другу, — вздохнула Кейденс, смотря в небо. – Это волшебный момент, и магия любви, и она заставляет звезду, которую выбрала пара, превратиться в жеребенка.

— О, — ответила Твайлайт уже как-то облегченно. – То есть, если у них не появится жеребенка после смотрения на звезды, то это не срабатывает, так?

— Звезды очень далеко, Твайлайт, — Кейденс с любовью приласкала малышку. – Чтобы добраться до Эквестрии жеребенку нужен почти месяц, через звездную пыль и лунные лучи, пока принцесса Луна не взлетит в небо, подхватит малыша магией и доставит на землю.

Она чуть хихикнула и покачала головой.

— Она так любит жеребят.

— Месяц? – Твайлайт заметалась по балкону и посмотрела в усыпанное звездами небо.

— Шайнинг и я выходили вместе смотреть на Аврору каждую ночь, пока она становилась все ярче и ярче. А однажды она исчезла и у наших окон появилась принцесса Луна с жеребенком.

— Оу-ох, — ответила Твайлайт, все еще глядя в звездное небо. Через минуту или две она начала бегать по балкону, стуча копытами. – А тут есть что-то, что может заставить звезду или звезды выглядеть ярче, Кейденс?

— Не уверена. Мы всегда можем послать сообщение Луне и спросить…

— Нет! То есть… — Твайлайт кашлянула в копыто, не отрывая глаз от звезд. – Может, они только кажутся ярче тут, в северном небе. Ага. Не о чем беспокоиться.

Твайлайт смотрела на маленькую милую кобылку, устроившуюся в сгибе ноги Кейденс.

А потом посмотрела на усеянное звездами небо.

Потом снова на жеребенка.

И обратно на небо.

— Мне надо идти! – пробормотала она, вылетая за дверь.

— Не хочешь подержать ее, Твайлайт? – спросила Кейденс. – Это тренировка на будущее.

Единственным ответом Твайлайт было ускорение движения, благодаря использованию крыльев, и утихающий вдали панический крик, когда она вылетела из парадных дверей Кристального Дворца.

— Мааааааааам!!!

Кейденс осталась, где была, заботясь о маленькой пегасе, которая зевнула и заворочалась в лунном свете, заливающем балкон. Раздались более тяжелые и медленные шаги, и в покои заглянул Шайнинг Армор.

— Эй, Кейди. Мама и папа заносят вещи в свои покои. Что нашло на Твайлайт?

— Что ты имеешь ввиду? – Кейденс убрала прядь гривы с личика жеребенка. – Мы просто любовались маленькой Авророй Даун и говорили о звездах, когда она убежала. Разве она не мила?

— Да, она хорошенькая, — Шайнинг Армор расплылся в улыбке и наклонился приласкать жену, не обойдя вниманием и малышку, свернувшуюся у нее на ногах. – Где твоя горничная, Глиттер Пафф? Я слышал, она хотела быть тут, чтобы показать моей матери своего нового жеребенка.

— Спит в гостевой спальне. Она была так горда, но уже поздно и она так устала, что я вызвалась посидеть с ребенком, пока она отдыхает. Аврора – очень непоседливый маленький кристальный пегас и почти не дает ей спать по ночам. Ты у тетушки Кейденс такая хорошая, да. Позволим твоей мамочке поспать пару часов, пока я тут тебя балую. Думаю, Твайлайт Вельвет тоже будет рада тебя потискать.

— Да, мама любит маленьких жеребят, — судя по голосу Шайнинга, эта любовь была унаследована.

Малышка использовала этот момент, чтобы зевнуть и почмокала губами у груди Кейденс.

— Она такая милая, что я едва могу дождаться своего, — сказала принцесса, вздохнув по-матерински.

— Осталось ждать всего семь месяцев, — ответил Шайнинг Армор. – Иногда мне хочется, чтобы был способ побыстрее. И я рад, что мы в Кристальной Империи, а не Кантерлоте. Жизнь в одном замке с твоими тетушками-шутницами свела бы меня с ума.

— О, они не так уж и плохи, Шайни, — Кейденс стерла струйку слюны с подбородка малышки.

— Принцесса Луна убедила мою сестру, — приподнял бровь Шайнинг Армор. – Что все в Королевской Гвардии на самом деле – драконьи зубы. Твайли потом усадила меня рядом со Спайком и час смотрела нам в рты, пока не убедилась, что мы на самом деле не братья.

— У тебя очень горячие губы, — хихикнула Кейденс после короткого поцелуя. – Наверное, это семейное. Спросить, что ли, сам-знаешь-кого?

— Нет, — довольная улыбка ее мужа слегка увяла. – Хотел бы, чтобы принцесса Луна никогда тебе об этом не рассказывала. Хотел бы, чтобы она не говорила мне. Я очень люблю твоих тетушек. Но когда они ввалились к нам вчера ночью, чтобы рассказать свежую сплетню о Твайлайт, это было не очень…

Он отвернулся и посмотрел в звездное небо.

— Мне кажется, я ее теряю.

— Ревнуешь свою младшую сестренку, Шайни? – Кейденс вытянула крыло и провела его кончиком по боку мужа, но вернула, когда малышка заворочалась, лишившись теплого покрывала. – Мы аликорны, дорогой. И Твайлайт теперь одна из нас, часть семьи, с чем приходит и все, чем занимаются аликорны.

— Мааааааааам! – раздался крик аликорна, находящегося на грани паники, откуда-то изнутри замка. – У меня будут близнецы!

— Что, во имя… — Шайнинг Армор обернулся к улыбающейся жене, ласкающей кристальную пегаса.

— Да, дорогой? – спросила она.

— Любимая, это имеет какое-то отношение к тому, что принцесса Луна поймала Твайлайт и… — Армор кашлянул в копыто, пытаясь подобрать подходящее определение. – Ее поньфренда, смотрящими на звезды?

— И целующимися? – прорычал он голосом пониже.

— Может быть, — ответила Кейденс.

Комментарии (6)

0

Немного смутило "У тебя же был жеребёнок совсем недавно.", проверил, в оригинале речь о том, что ей её ещё далеко до родов, а в переводе получилось, будто она недавно жеребёнка родила.
И почему пропустили название главы? Twinkle, Twinkle, Little Foal, это классная отсылка, достойная сноски про оригинал, к Twinkle, Twinkle, Little Star, известной колыбельной, даже в отрыве от мировой культуры, она упоминается в Long Road to Friendship, думаю многие бы оценили.

DevilishHeat #1
0

А как это название толком на русский перевести?

Кайт Ши #2
0

Ну либо вообще не переводить, либо что-то вроде "Сияй, сияй, мой жеребёнок" всё же она буквально сияла из-за магии кристальных пони.

DevilishHeat #3
0

Сделал на английском.

Кайт Ши #4
0

Забавный драбблик.

GORynytch #5
0

Как заставить сознаться Твайлайт, что она ночами на пролёт целуется "просто с другом"? Придумать и рассказать ей правдоподобную историю, намекнуть на последствия и наблюдать издалека, как она паникует. Идеально.

root #6
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...