Одиночество ночи

Луна обходит ночную Эквестрию.

Принцесса Луна

Один вечер из жизни Флаттершай и одна минута из жизни Дискорда

Рассказ о том, как Флаттершай задремала во время чаепития с Дискордом. Само собой, без фирменного Дискордового безумия тут не обходится. Ну вы же не думаете, что за минуту он ничего не успеет?

Флаттершай ОС - пони Дискорд

Необычное Задание, или, BlackWood, не трогай пони

BlackWood и Warface. Как много значат эти слова на Земле. Две могущественные организации борющееся за свои идеалы и власть. Но я же хочу поведать не об этом, а о том, что изменится в душах рядовых бойцов, если место битвы будет не совсем обычным. Что если именно на их плечи возляжет судьба чужого мира, который им будет чужд до самой последней секунды. Смогут ли бойцы впустить в свое сердце гармонию... и любовь?

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Зекора DJ PON-3 Человеки Кризалис

Вечносияющая принцесса Селестия

Все хотел это написать, да только руки не доходили.

Принцесса Селестия ОС - пони

Восхождение героя - Сансет Шиммер

Что случится, если Сансет Шиммер будет для Селестии не просто ученицей, но дочерью?

Принцесса Селестия Другие пони ОС - пони Человеки Сансет Шиммер

Злонравия достойные плоды

Флим и Флэм никогда не имели проблем с инженерно-технической стороной своих бизнес-процессов, а вот с морально-этической стороной имели всегда. И надо ж было так случиться, что очередной их бизнес-процесс завершился в понивилльской тюрьме, где как раз мотал срок Анон, развлекающий персонал почесушками…

ОС - пони Флим Флэм Человеки

Самое раздражающее заражение

Рэйнбоу обнаруживает, что у нее есть проблема с вредителями в ее доме. Вот только он оказывается более привлекательным и раздражающим, чем она ожидала.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл

Дэринг сДУлась! [Daring DONE!]

Рэйнбоу Дэш узнает, что на самом деле мама Твайлайт - это Силки Даск, автор книг про Дэринг Ду. Взволнованная этим открытием, она пишет фанатское письмо. И после этого всё начинает лететь в тартарары.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Возвращение

Остатки армии Кристальной империи возвращаются домой после неудачного похода в земли грифонов.

ОС - пони

Пони против пришельцев

К Эквестрии из космоса приближается нечто совсем непонятное. Твайлайт должна срочно придумать план, что делать в случае вторжения. На помощь ей приходит не унывающая и "вечно-ломающая-четвёртую-стену" Пинки.

Твайлайт Спаркл Пинки Пай

Автор рисунка: MurDareik

Спасибо, что подождали. Увидимся в следующей части! <3

Потрепанная банда пони и один драконеквус бежали сквозь густой подлесок Вечносвободного леса так быстро, как только могли. Благо, существа Вечносвободного леса их не беспокоили; лесных зверей-мутантов стало намного меньше с тех пор, как камни Элементов вернули Древу Гармонии, а остальные попрятались после недавнего неистовства Тирека в лесу. Они, может, и были деформированы странной магией, но любое лесное животное распознает опасного хищника.

Но бежали наши герои все равно медленно, чудовищно медленно. Все они сейчас были не влучшем состоянии, мягко говоря; из-за того, что из них высосали магию, они остались слабыми, нелетающими и магически бессильными. Дискорд в очередной раз жалел о своем причудливом теле — оно ведь было кривое и очень мешало поспевать за другими. Он ругался себе под нос, шатаясь на разных ногах, пытаясь не отставать.

Хотя всем остальным было глубоко плевать.

Твайлайт посмотрела на бегущего рядом с ней Инк Спота. Его губы сжались в мрачную линию, а через спину была перекинута бессознательная Никс. Страх царапал ее сердце. Вот уже второй раз за свою короткую жизнь Никс была насильственно лишена всей своей магии. Вдруг это будет иметь последствия...?

Они прибыли в пещеру Древа Гармонии.

— Внутрь, внутрь, все внутрь! — торопила Твайлайт. Она потянула рычаг у входа, замаскированный под мертвую ветку; огромный валун с грохотом сполз вниз и загородил вход. Они стояли в огромном зале, освещенном холодным бело-голубым светом Дерева. Твайлайт осела от облегчения и изнеможения. — Всё. Здесь мы в безопасности. У Древа есть защита, которую не сможет пробить даже Тирек.

— Жаль, шо нельзя сказать то же самое об Эквестрии, — пробормотала Эпплджек.

Они стояли в зале и оглядывались. За последние недели в пещере произошло несколько изменений: нетронутая пещера с ее каменными постаментами и сверкающими бассейнами теперь была усеяна верстаками, складными столами и полками, уставленными разнообразными научными инструментами, выбранными Твайлайт.

— Что же нам теперь делать? — спросила Рэрити. — Мы можем позвать на помощь? Небесных Хранителей, например?

Твайлайт покачала головой.

— Они разбросаны по всему миру, — ответила она. — К тому времени, как они доберутся сюда, Тирек поглотит достаточно магии, чтобы сравниться с любым из них. И если он лишит хотя бы одного Хранителя силы, это может привести к всемирным экологическим катастрофам. Единственная причина, по которой Солнце и Луна все еще движутся, состоит в том, что Селестия поместила целый взвод единорогов в бункер с Синхронизатором ... чтобы продолжать питать его магией, если осушат её или Луну. — Она покачала головой и закусила губу. — И никто не знает, как долго они продержатся, или сколько пройдет времени, прежде чем Тирек поймет, что упустил кучу единорогов, когда осушал Кантерлот.

Все молча стояли и смотрели, как мрачное положение дел ухудшается.

Дискорд, кажется, прочел ее мысли.

— За малую не беспокойся, — сказал он. — Её просто вырубило от истощения...

— Почему она не просыпается? — сказала Твайлайт. — Мы все проснулись...

— Не хочу преувеличивать очевидное, Твайлайт, но мы все сейчас не на высоте, — сухо ответил Дискорд. — Никс же еще жеребенок, так что она какое-то время будет спать. Все осушенные Тиреком жеребята сейчас отсыпаются. С ней все будет в порядке, доверься мне.

— Мы вообще-то и попали в этот бардак из-за того, что доверяли тебе, — отрезала Дэш. Дискорд аж съежился под их сердитыми взглядами. Он повернулся к Пинки Пай в поисках защиты. Пинки отказалась смотреть ему в глаза; она отвернулась, ее плоские, прямые, как бритва, волосы скрывали её лицо.

— Зачем ты это сделал, Диски? — захныкала она. — Почему ты предал нас? Предал меня?

— Я и сам знать хочу, — сказал Инк Спот. Он сидел под деревом, прижимая к себе потерявшую сознание Никс. Его голосом можно было резать стекло. — Что он тебе пообещал, Дискорд? Трон рядом с собой? Собственную страну? — Хмурое выражение лица Инк Спота сменилось усмешкой. — Или, может быть, он просто пообещал тебе чашку пудинга из своей коробочки с обедом. Ты же у нас такой банальный и мелочный…

— ОН ПООБЕЩАЛ ВЕРНУТЬ МОЮ СИЛУ, ЯСНО? — Дискорд резко развернулся и зарычал, вздымая грудь, хватаясь за воздух когтями. — Он пообещал мне, что вернет меня в полную силу! Всю силу, которую я потерял, пока вытаскивал розовый круп Пинки Пай из тех отравленных Вороватых Лоз. Этого вам достаточно? — Он огляделся на Носителей со злобной ухмылкой на лице. — И даже не притворяйтесь, что поступили бы иначе! Вы хоть представляете, каково это — опуститься от уровня полубога до уровня едва выше Великой и Могущественной Трикси? А ты? — он указал на Дэш, — Тебе бы понравилось, если бы ты однажды проснулась без крыльев? — он указал на Твайлайт, — Или без рога? — он повернулся к Эпплджек, — Или без ног? Ответь, Эпплджек, что если бы ты проснулась, а твои задние ноги настолько слабые и дряхлые, что тебе придется провести всю оставшуюся жизнь в инвалидном кресле? Какому злодею из Тартара вы бы продали свою душу, лишь бы вернуть себе жизнь? Вам бы понравилось жить и при этом быть калеками?

Твайлайт на мгновение почувствовала укол сочувствия. Драконеквус, даже после того, как его сила уменьшилась до одной десятой, всегда казался таким могущественным, таким неприкасаемым просто потому, что его магия была такой непредсказуемой. Но с его точки зрения...

Тут заговорила Эпплджек.

— Мне кажется, — медленно протянула она, — что благодаря тебе мы эт и узнаем. — Все, что можно было услышать в последовавшей тишине, было тихое капание пещерной воды.

— Поздравляю, Дискорд, — холодно сказала Рэрити. — Ты умудрился заключить худшую сделку со времен острова Мэйнхэттен[1]. Ты отказался от всего, что у тебя было — и всего, что было у твоих единственных друзей — ни за что.

Это стало последней каплей. Дискорд резко упал, сел на ближайший камень, и по его лицу потекли слезы.

— Я знаю, — только и ответил он.

Флаттершай закусила губу.

— Мы... мы простим тебя, Дискорд, — сказала она. — Просто... не сейчас. — Ее голос сорвался, а глаза наполнились слезами. Она посмотрела вниз. — Просто сейчас нам слишком больно. — Она тихонько повернулась и заплакала Пинки Пай в плечо. Дискорд закрыл лицо лапами.

— У нас сейчас проблемы поважнее, — сказала Твайлайт. — Потом разберемся с Дискордом. Прямо сейчас мы должны продумать наш следующий ход, пока Тирек не высосал навсегда всю магию из Эквестрии.

Пока основная шестерка сбилась в кучу, споря о том, что делать, Дискорд посмотрел на Инк Спота.

— Я... хочу всё исправить. Хотя бы позволь мне помочь с Никс... — сказал он, протягивая лапу.

Выражение лица Инк Спота не изменилось. Он продолжал сверлить глазами дальнюю стену.

— Дискорд, если ты тронешь Никс… если ты тронешь мою дочь… я твою тощую шею в бараний рог скручу. И мне даже магия не понадобится.

С сожалением и немножко со страхом, Дискорд попятился.

А ведь день так хорошо начинался. Твайлайт вызвали обратно в Кантерлот на какое-то срочное, но очень секретное принцессо-аликорнское дело. Спайк и Брайт Айз ушли тренироваться. Персоналу был предоставлен выходной, и даже те, кто трудился над столь необходимым расширением библиотеки "Золотой Дуб"/поместья принцессы Твайлайт, уехали на выходные. Таким образом, принц-аликорн оказался дома один и собирался насладиться прекрасной возможностью сблизиться со своей новой дочерью. День был приятный, они слонялись по дому и на кухне, вместе пекли печенье, выполняли домашнее задание Никс, да и просто спокойно проводили время...

Затем гигантский кентавр сорвал крышу дома.

Грохот разорванной, словно бумажный пакет, библиотеки, этот ревущий смех, эти огромные руки, тянущиеся к ним, хватающие их, крики ужаса Никс...

Твайлайт увидела испуг в глазах Инк Спота и, устроившись рядом с ним, положила свое мягкое крыло на его холку. Она наклонилась и уткнулась носом в Никс; они слегка расслабились, когда та заскулила во сне. Твайлайт увидела, как задрожала нижняя губа Инк Спота.

— Я пытался сопротивляться, — сказал он. — Я пытался защитить ее... — Он посмотрел на жеребенка, лежащего у него на передних ногах. — Он оказался слишком силен — он схватил нас своими кулачищами и осушил ее прямо у меня на глазах. Я... Я подвел в...

— Шшш, — Твайлайт прижала копыто к его рту. — Ты не можешь меня подвести. Или Никс. Ты попытался, и этого для меня достаточно. — Она прижалась к нему боком, успокаивая. — Во мне была сила трех аликорнов, и даже её не хватило. Но мы постарались изо всех сил. — Ее слова были горько-сладкими: она потерпела неудачу так же, как и он. Некоторое время казалось, что она одолеет-таки монстра, но затем Тирек воспользовался козырем... его заложниками. Твайлайт была вынуждена отказаться от своей магии в обмен на их жизни. Да и сбежали они только потому, что стая королевских стражников-пегасов атаковала и отвлекла Тирека на достаточно долгое время, чтобы они могли сбежать...

Инк Спот изобразил полуулыбку.

— Наверно. Но я считаю, что ты справилась намного лучше.

Твайлайт увидела дым, поднимающийся над Понивиллем, и, примчавшись на сверхзвуковой скорости, обнаружила, что Тирек нависает над тлеющими останками ее дома, а ее муж и дочь спасаются бегством. Ее первый выстрел отбросил демонического кентавра в самое сердце Вечносвободного леса. Она внезапно вспомнила, что Тирек провел всю битву, прикрывая правый глаз свободной рукой.

— Он был в ярости, когда я его увидела. Как ты заставил его вас уронить?

Инк Спот разделял общую любовь к книгам и чтению с Твайлайт, но он пришел к этому с совершенно другого направления. В то время как любовь Твайлайт к книгам возникла из любви к учебе, любовь Инк Спота к книгам началась с самого носителя — она ​​любила научные книги, он любил науку О книгах: как объединяются бумага, чернила и переплет для архивирования и переноса знания прошлого в будущее. Его кьютимарка отражала его сверхъестественный дар понимать письмо в любой форме, будь то книга, свиток или глиняная табличка, алфавит или иероглифы, а также соответствующий дар магического управления бумагой, чернилами, печатным станком и пером. Ему удалось слегка ухмыльнуться.

— Помнишь то перо, которое мне Жар-птица подарила?

— Ты имеешь в виду перо Рока? — спросила Твайлайт. — Забудешь тут, оно же размером с доску для серфинга и висело у нас на стене, как Поющий Окунь Билли. Что...

Инк Спот позволил себе с удовлетворением вспомнить тот последний, полный ярости всплеск телекинеза, когда Тирек истощал его, и испачканный чернилами кончик гигантского пера, вылетающего из обломков, как стрела из лука, прямо и точно...

— Я засветил ему прямо в глаз.

— То-то мне было интересно, почему он щурится, — вздрогнула Рэрити. — Он будет в не самом лучшем настроении, когда решит пойти искать нас.

Твайлайт вздохнула.

— По крайней мере, здесь мы в безопасности, пока...

Тут она застыла, ее глаза расширились от ужаса.

— Спайк. Где Спайк? — она панически огляделась.

Инк Спот накрыл ее спину крылом, чтобы успокоить.

— Он в порядке, в порядке! Тренировка, забыла? Они с Брайт Айз сейчас тренируются со взводом тяжелого оружия и Саботажниками. Они за много миль отсюда, в полной безопасности.

Твайлайт только начала успокаиваться, как вдруг раздался далекий громовой "бум". Пол пещеры задрожал, и с потолка посыпалась пыль. Несколько кобыл испуганно вскрикнули.

— Что это было? — воскликнула Твайлайт.

Инк Спот посмотрел на потолок и поморщился.

— Так... похоже, они не так далеко, как я думал.


Тирек вырвался из-под деревьев, сбив с неба последних изнуренных пегасов и высосав их досуха. Он оставил их лежать среди обломков и сердито топнул, осматриваясь вокруг своим единственным здоровым глазом. Он находился в длинном каменистом ущелье с криво вырытыми пещерами по бокам — Призрачное ущелье, если бы он знал его название. Он узнал работу каменных угрей, но она не произвела на него впечатления. При его нынешнем размере и мощи эти свирепые хищники станут не более чем раздражением.

А вот если бы Тирек знал, что угри недавно были вынуждены покинуть это место, то забеспокоился бы.

Воздух рассек пронзительный свист. Тирек повернулся и увидел пони, стоящего на вершине каменного столба посреди каньона. Его же секунду назад там не было, верно? Кентавр с любопытством подошел к тому месту, где ждал пони, а земля дрожала от каждого его шага. Он наклонился так, чтобы его массивная голова оказалась на уровне странно блестящего красного пони.

И кто же ты у нас такой?

Пони оказался рубиново-красным жеребцом с золотисто-желтой гривой и по меркам пони просто огромным. У него была кьютимарка наковальни, грубо сшитый жилет цвета хаки, пояс с боеприпасами, перекинутый через плечо и холку, и еще он жевал огрызок моркови, словно грыз окурок сигары.

— Меня звать капитан-лейтенант Рок Стэди, — рявкнул он, словно из бочки, голосом, который эхом разнесся по каньону. — Командир взвода тяжелого оружия. А ты у нас что за чудо-юдо?

Тирек ухмыльнулся и посмотрел на него одним глазом.

Я Тирек, жалкий маленький пони. И ты стоишь перед своим новым БОГОМ.

— А ты, — ответил Рок Стэди с усмешкой, — стоишь на тренировочном полигоне моего взвода. ОРУЖИЕ К БОЮ! — Последнее предложение он проревел так, что даже в огромных ушах Тирека зазвенело. По всему каньону раздались крики и эхо топота копыт. Тирек выпрямился и увидел, что верхняя стена каньона усеяна пони, и пещеры в стенах скал тоже, — пони, пони повсюду, а их копыта необъяснимо светились, как огонь... И из каждого входа в пещеру торчал ствол пушки.

На самом высоком выступе перед кентавром стояла белая земная кобыла с заплетенной розовой гривой, с горящей мультяшной бомбой на боку и подрывной машинкой перед ней.

— Привет от команды СиС, Шмирек! — взвизгнула Бум-Бум и обрушила передние ноги на поршень.

Лягать-колотить, — только и сказал Тирек.

Призрачное ущелье взорвалось.


Пинки Пай прижалась ухом к стене пещеры, когда снаружи раздался железный гром.

— Ох, это же Метка зет-семь, — сказала она после одного громкого бума. Раздался второй, более резкий. — А это пять. — Полдюжины бумов, за которыми последовал громкий рев. — О, о, шесть пушек K-16 Длиннонос, за которыми следует заряд коренной породы! Мой папочка их на каменной ферме все время использовал, я бы узнала этот "кер-ванч" где угодно!

— Что они там ДЕЛАЮТ? — взвизгнула Рэрити, когда с потолка посыпались гравий и пыль.

Сам воздух содрогнулся от грохота и взрыва топлива и воздуха. Инк Спот нервно смотрел в потолок, прикрывая своими крыльями жену и все еще спящую дочь.

— Думаю, они его задерживают, — сказал он. — Чтобы использовать, эм, секретное оружие…

Твайлайт посмотрела на него.

— Ты имеешь в виду… — Инк Спот кивнул. Твайлайт посмотрела на потолок пещеры и, закусив губу, быстро помолилась.

— Будьте осторожны, — прошептала она.


Тирек стоял в тлеющей адской дыре, которая когда-то была Призрачным ущельем, тяжело дыша. Ущелье — шире и глубже, чем час назад — представляло собой почерневшую яму; то, что не горело, почернело от пепла. Свинцовые пушечные ядра превратили скалистые утесы в щебень. Взрывы подбрасывали в воздух валуны размером с дом, и в следующий же момент превращали их в щебень. Само дно каньона было разорвано на гравий; он извергался из конца в конец прямо у него под копытами. Даже сам воздух взрывался. Ему потребовалось мгновение, чтобы погасить горящий кончик своей бороды. Дьяволы Ада, как они только заставили воздух взрываться?

Но Тирек тоже не расслаблялся. Как только бомбардировка прекратилась, он выстрелил во все стороны стрелами темной магии. Подпитываемые яростью стрелы обрушились на ряды пони, разбивая пушки и катапульты и отправляя несчастных солдат в полет. Но его проблемы на этом не закончились: к его шоку, пони начали кидать в него голыми пылающими копытами валуны размером с коттедж. Другие с помощью какой-то магии, которую он никогда не видел, вызывали из земли под ним каменные шипы, а вокруг его копыт мгновенно вырастали кристаллы...

— Айиии, — сказал он себе под нос. Ай, ай, ай. Он уже был обстрелян энергией и размазан по горам в его противостоянии с Твайлайт, а теперь еще и эта коробка сюрпризов открылась у него под ногами. У него звенело в ушах, он был весь в синяках и обожжен в таких местах, о которых в вежливой компании не говорят, а еще у него при каждом движении щелкали кой-какие суставы. Причем уже очень чувствительно.

Второй разряд темной молнии наконец-то их всех покорил. Долина наполнилась стонами сбитых пони. Несмотря на дезориентирующую бурю взрывов и огня и всю боль, которую он сейчас испытывал, он стоял... а они нет. Злорадствуя, Тирек двинулся ("Оййй, не обращать внимания на хромоту, само пройдет, само...") к ближайшей кучке сбитых пони, лежащих на холме. Он приготовился высосать из них всю магию...

Но не вышло. С мерцанием, как у плохого кинопроектора, половина пони исчезла.

ЧТО? — взревел Тирек.

Он услышал низкий басистый смешок. С любопытством кентавр присмотрелся. На вершине холма лежал сверкающий красный пони, которого он увидел незадолго до того, как разразился ад. Он прислонился к разбитым остаткам пушки, все еще грызя свой огрызок морковки, и смотрел на Тирека с насмешкой в глазах.

— Рикошетная телепортация, — сказал он. — Мы месяцами пытались найти способ телепортировать взвод, как вот это делает малой. — "Малой"? Что еще за "малой"? — Но через пять-десять минут мы просто возвращались в исходное положение. Есть и другие маленькие причуды. Нам это казалось бесполезным, но потом кое-кто указал на очевидное тактическое применение. — Даже когда он говорил, пони по всему ущелью продолжали исчезать. — Мы возвращаемся на базу — в пятидесяти милях отсюда и вне твоей досягаемости.

Тирек закипел. Он потратил столько сил на уничтожение этих жуков, и даже легкую закуску за свои усилия не получит! Он сумел взять себя в руки и ухмыльнулся высокомерному жеребцу.

Значит, твое жалкое сопротивление отступает, — сказал он. — Кто же меня теперь остановит?

— Это уже не моя проблема, — сказал Рок Стэди. — Мы не пытались тебя одолеть... хотя это было бы неплохим бонусом. Мы тебя просто задерживали. — Он яростно ухмыльнулся, стиснув морковку в зубах. — Чтобы пройти пятьдесят миль, огненной мощи ведь нужно время.

Страх Тирека начал потихоньку нарастать.

Ты говоришь, что все это, — его широкая рука обвела дымящуюся разруху вокруг них, — было просто...

— Просто отвлечением, — Рок Стэди начал мерцать. — Другими словами, сынок... ты по-королевски облажался.

Сказав это, он исчез.

Позади себя Тирек услышал нарастающий топ, топ, топ. Он повернулся к угрозе — как раз вовремя, чтобы столкнуться с надвигающейся стеной чистой пурпурной ярости.

Надо отдать ему должное — он заверещал, как кобылка, только один раз.


— Так что же нам теперь делать? — спросила Флаттершай. Грохот снаружи возобновился, только на этот раз он имел другой ритм... и перемежался оглушительным ревом.

Твайлайт одним взмахом крыла перелетела на середину пола. Хрустальная шкатулка все еще была там, в цветке.

— Мы пытаемся понять, как это открыть, — сказала она. — Мы не можем вернуть Элементы — они снова слились с деревом. Наша единственная надежда, что то, что находится в этой шкатулке — инструмент или оружие, достаточно мощное, чтобы остановить Тирека.

— Ого, мы застряли под землей, пытаясь разгадать непостижимую магическую загадку, в то время как гигантские монстры борются за судьбу королевства, — сказала Пинки. — Ух ты, дежавю! — Остальные просто зыркнули на нее.

— Это, конешн, здорово, сахарок, — сказала Эпплджек. — Да только мы до сих пор не нашли ключи.

— Совсем наоборот, — Твайлайт встала и начала рыться в вещах одной из рабочих полок. Она уронила на пол картонную коробку. Внутри покоилась странная коллекция предметов: серебряный бит, катушка с нитками, медаль Вандерболтов, сохраненный магией цветок...

— Мягкотелый! — воскликнула Пинки, хватая резинового цыпленка. — А я-то думала, куда ты пропал! Как тебе не стыдно, хоть бы сказал, где ты!

— Эти вещи? — спросила Рэрити. — Это ключи?

Твайлайт кивнула. Она опрокинула коробку; мерцание радуги было видно, когда на предметы падал свет.

— Не спрашивайте меня, как и почему, но они все это время были здесь.

— От интересно мне позыреть, как ты вставишь резинового цыпленка в замочную скважину, — криво сказала Эпплджек.

Твайлайт фыркнула и бросила взгляд на Эпплджек.

— Они явно трансформировались. Но я не могу понять, как заставить их превратиться в ключи. Я пробовала превратить их в ключи, но они просто отказывались трансмогрифицироваться — а это уже большая подсказка. Я пыталась поднести их к шкатулке, друг к другу... Нет, я что-то упускаю.

— Тебе не хватает одного ключа, — сказала Пинки Пай. — Видишь? Всего пять предметов. Набор неполный. Тут по одному от каждого из нас... так что последний должен быть от тебя, Твайлайт.

Твайлайт ударила себя копытом по лбу.

— Но как мне выяснить, ЧЕМ является мой ключ?

Поодаль, Инк Спот, Никс и одинокий Дискорд сидели более-менее вместе под ветвями Древа Гармонии. Никс все еще спала на коленях у отца. Инк Спот, несмотря на шум, тоже спал, запрокинув голову... осушение конкретно их утомило. Дискорд, как ни странно, не беспокоил их, а просто тихо сидел, опустив голову. Тут, к своему удивлению, он почувствовал, как крошечное копыто коснулось его ноги.

— Мистер Дискорд? — слабо спросила Никс, поднимая глаза с колен отца. — Почему Вы плачете?

— НИКС! — Инк Спот заключил кобылку в яростных объятиях. — Слава Богу, ты проснулась...

— Я в порядке, папа, в порядке... — она слегка отстранилась от объятий Инк Спота. — Но почему Вы плачете, мистер Дискорд?

Дискорд почувствовал то, чего не ожидал; он даже не знал, как описать это чувство словами. Он смахнул слезу. Впервые за свою долгую жизнь он почувствовал себя полностью, предельно честным. В конце концов, почему бы и нет, это было совершенно неожиданно с его стороны, а он сам одна ходячая неожиданность…

— Потому что я ужасно поступил, — сказал он. — Я причинил боль своим друзьям. Я предал их, потому что кто-то другой наговорил мне кучу лжи, которой я хотел верить. И хотя твоя мать спасла мне жизнь, я не... — он глубоко вздохнул, — Не думаю, что она когда-нибудь меня простит.

Никс серьезно посмотрела на него.

— Я Вас прощаю, — сказала она.

Дискорд пару раз открыл и закрыл рот.

— ...Почему? — наконец спросил он.

— Потому что я тоже поступала ужасно. Очень. А пони все равно меня простили, — Никс положила голову на плечо Инк Споту и посмотрела на драконеквуса. — Не думаю, что у меня есть право не прощать кого-нибудь. Особенно любого, кто хочет прощения.

Дискорд посмотрел на свой кулон, кулон Тирека, который тот подарил Дискорду как фальшивый знак дружбы.

— Никс, ты можешь кое-что для меня сделать? — попросил он. Никс кивнула. Дискорд снял кулон. — Я не знаю, что произойдет. Вполне возможно, что я снова стану садовым украшением еще на несколько тысяч лет. — Он закатил глаза. — Но когда всё это закончится, отдай это своей матери и скажи ей, что это от меня. Это... знак дружбы, которая у всех нас была. Хоть её было не так много... и, возможно, никогда уже не будет. Я, может, не проявлял её или не ценил достаточно... но она для меня что-то да значила. — Он надел кулон ей на шею.

Никс посмотрела на кулон странной формы, приподняв его копытом. Она увидела слабое мерцание радуги на его поверхности. И что-то глубоко внутри нее сказало, что это очень-очень важно...


— Может, используем Радужную пушку? — затрещал в интеркоме Спайка голос Брайт Айз.

Слишком близко к Понивиллю, — прорычал Спайк. — Его может задеть взрывной волной.

Что? С кем ты там разговариваешь? — спросил Тирек с того места, где лежал. Первый рывок Спайка отбросил его на спину на полпути спуска по ущелью. Он с недоумением смотрел на бронированного пурпурного левиафана. Обычно он пытался спланировать свою следующую атаку, но эта атака слегка тряханула ему мозг; единственная мысль, на которой он мог сосредоточиться, — это логотип на бронированной груди чудовищного дракона.... Большое розовое сердце?

И убить его мы тоже не можем — вдруг что случится с магией пони, — добавил Спайк.

Выходит, нам придется забить его ПОЧТИ до смерти голыми копытами, — сказал Брайт Айз.

Мне подходит, — сказал Спайк, ударив кулаком по ладони и глядя на кентавра.

Что тебе подходит, глупая ящерица? Кто… АЙИИХ! — Мастерски выполненный удар локтем — вещь прекрасная. А когда его исполняет ревущий монстр размером с небоскреб, так и замираешь в сверхъестественном трепете.


— И как нам распознать ключ, если мы его увидим?? ДОЛЖЕН быть ответ, — измученно сказала Твайлайт. Ей пришлось отвлечься, когда к ней прислонилась крошечная, уставшая фигура.

— Мама? — Никс молча сняла кулон и передала его матери. И передала слова Дискорда. — Он попросил отдать его после всего этого тебе, — сказала она. — Я решила отдать раньше. Это очень важно.

Твайлайт забрала кулон.

— Спасибо, милая, — сказала она, поцеловав дочь в макушку. — Иди присмотри за папой вместо меня, хорошо? — Никс кивнула и устало поковыляла обратно к полусонному отцу.

Твайлайт подняла кулон. Ничего не вызывало у нее более смешанные эмоции, чем это... кулон свисал с ее копыта, медленно вертясь на конце своей цепочки...

По его поверхности пробежали краткие отблески радуги.

— Нет, — выдохнула аликорн. Она бросила кулон в коробку. Мерцание радуги прошло по всем безделушкам. — Да! — она радостно хлопнула копытами.

— Обмазать меня маслом и печеньем обозвать, — сказала Эпплджек. — Мы сами привели сюда последний ключ и даж не знали этого.

Торжественные возгласы были прерваны. Ключи были собраны... но они ни во что не превратились.

— А теперь-то что? — спросила Рейнбоу Дэш. — Нам спеть песню или сплясать, что ли?


Со временем Спайк и Брайт Айз, пока проходили крутую подготовку по дзюдо и боксу, стали огромными фанатами профессионального рестлинга. У них возникла идея, что многие из движений, используемых на ринге, вполне могут быть использованы для борьбы с гигантскими монстрами, особенно когда им сказали, что гигантские монстры не знают, как правильно приземляться, чтобы уменьшить урон. И эта проверочка доказала их правоту.

Тирек боксером не был. Он полагался либо на свои магические выстрелы, иссушение магии, либо попросту на грубую силу, а после столкновения с бешеной принцессой Твайлайт и стадом сумасшедших взрывающихся пони он уже был конкретно потрепан, и ему было очень тяжело сражаться кулаками. После нескольких сокрушительных ударов по лицу кулаками в латных рукавицах и наблюдения за тем, как выстрел едва ли оттолкнул Спайка на шаг назад ("Вот ведь тормоз! Я дракон, у меня устойчивость к магии!"), Тирек приготовился сразиться со своим противником врукопашную. Он схватил дракона за кулаки и встал на дыбы, дабы лягнуть Спайка в бронированный живот...

Но тут рычащий дракон устроил ему клинч[2] и зажал передние ноги между ними. Тирек был обыкновенным задирой, а у Спайка имелись мускулы, магические доспехи, сила Империи и двух Кристальных Сердец, несколько месяцев боевых рукопашных тренировок и вся остервенелость дракона.

Тирек почувствовал, как его суставы и сухожилия тревожно скрипят, а перекатывающиеся мускулы дракона напрягаются.

Я уже жалею об этом решении, — проворчал он, выпучив глаз.

Держи его, Спайк, думаю, я смогу его шарахнуть! — Тирек поднял глаза и, к своему удивлению, увидел пони, сидящего в турели на шлеме дракона. Это что, какой-то пилот, управляющий этим зверем? Может, он подпитывает его единорожьей магией?

Нет, не сможешь, — усмехнулся он и вдохнул. Его иссушающая магия окутала турель. Крошечный пони со стоном упал.

БРАЙТ АЙЗ! — взревел Спайк. В порыве уверенности Тирек уперся задними копытами и толкнул себя вперед, отпихнув Спайка на пятки. Он схватил Спайка за шею, обхватив его за голову.

Вот и растерял твой маленький напарник магию, — злорадствовал Тирек, прижавшись губами к уху Спайка.

Турель внезапно повернулась к нему. Жеребенок был в сознании, хоть и еле-еле. Громкоговоритель затрещал.

М-мне не нужна магия... чтобы надрать ТЕБЕ круп, — сказал Брайт Айз. Боковые панели турели опустились, и выскочили два многоствольных орудия разрушения и нацелились на голову Тирека. Брайт Айз обвил копытами спусковой крючок.

Тирек недоверчиво разинул рот.

КАРТЕЧНИЦЫ ГАТЛИНГА?

Шестиствольные пушки, вообще-то, — проворчал Спайк, невесело улыбаясь в захвате.

Да вы ИЗДЕВА...

Всё, что он собирался сказать дальше, было заглушено песней со скоростью 3900 выстрелов в минуту прямо в лицо.


— Так, думай, думай, думай, — сказала Твайлайт, стуча копытом по башке. — Шкатулка от Древа Гармонии. И Элементы тоже. Они же Элементы Дружбы. Значит, ключи...

— Ключи к дружбе? — спросила Флаттершай.

— Да, точно, дорогая! — сказала Рэрити, сияя. — Если мы сможем назвать ключ к Дружбе, как Твайлайт назвала Элементы, тогда они примут свою истинную форму и откроют шкатулку! — Ее улыбка исчезла. — Но каковы ключи к дружбе?

— Не ключи, а ключ, — внезапно сказала Твайлайт. — Все они попали к нам по-разному, в разных формах... так что ключ — это то, что у них всех общего. А мы должны выяснить... что у них всех общего?

Шесть кобыл в замешательстве обдумывали шкатулку с "ключами".

— Мерцание радуги?

— Они все попали к нам случайно?

— Они все были подарками?

— Нет-нет-нет, — сказала Твайлайт. — Ну же, Твайлайт, думай...


А летать, оказывается, интересно, — подумал Тирек, летя по каньону. Он с грохотом рухнул на землю прямо туда, куда Спайк швырнул его в стиле дзюдо. Он едва успел отпрыгнуть, чтобы его не охватил поток изумрудного пламени.

Спайк, он нам нужен живым!

"ПОДЖАРЕННЫЙ" ведь не значит "не живой", верно?

Тирек с трудом поднялся на ноги, фыркнув... и заметил, что чего-то не хватает. Поеживаясь и морщась, он ощупал свое обожженное тело, и в ужасе застыл, когда добрался до своего оголившегося подбородка.

МОЯ БОРОДА!!


Тем временем в Тартаре Луна и Селестия были озадачены дымящимся стогом серо-белых волокон, который упал со сводчатого каменного потолка. Потребовалось всего мгновение — и запах дыма — чтобы они осознали, что их только что похоронили в полусгоревших волосах бороды. Приглушенный голос Селестии раздался из-под кучи.

— Так, — сказала она. — То, что мы прикованы к пику в Тартаре — плохо. Но это... это уже отвратительно.

— Клянусь хвостом, — пожаловалась Луна, задыхаясь. — О боги, сей ЗАПАХ... Тирек что, ВООБЩЕ не изволит мыться?


А в Призрачном ущелье Тиреку не удалось оплакать утрату своего бородатого великолепия, поскольку в следующее мгновение он был поражен массой бронированных мускулов, движущихся со скоростью грузового поезда. Сражающиеся титаны исчезли в облаке пыли, когда началось серьезное избиение.


— У всех них есть своя история? — с надеждой спросила Пинки.

— Точняк, — внезапно сказала Эпплджек, поднимая голову. — Шо ж я раньше-то не догадалась... истории о том, как мы получили эти штуки... знаете, шо общего у всех этих безделушек? — Ее губы сжались в тонкую линию. — Предательство.

— Что? — воскликнули остальные.

Эпплджек кивнула, вздохнув.

— Ага, — сказала она. И принялась указывать на предметы один за другим. — Рэрити получила эту катушку, потому что бывшая подруга ударила её ножакой в спину на показе мод. Рейнбоу получила медаль после того, как Вандерболты попытались сбагрить одного из товарищей по команде.

— Не напоминай, — нахмурилась Дэш.

— ...Пинки получила Мягкотелого, когда весь клятый город смел ее на обочину из-за того парниши, Чиза Сэндвича. Этот серебряный бит, который мне дал Шилл... он ввязался в авантюру с братьями Флимом и Флэмом и предавал доверие народа. Флаттершай получила цветок от флаттерпони — после того, как они отвернулись от своего лидера, просто чтобы они могли подольше пожить с Флаттерс и шоб их баловали. — Она фыркнула. — А кулон Дискорда... ну, оно и так понятно.

— Бредни, — недоверчиво сказала Рэрити. — Ты хочешь, чтобы я поверила, что ключ к дружбе и гармонии — это предательство?

— Я просто перечисляю, шо общего, Рэрс, — упрямо сказала Эпплджек.


А НУ ИДИ СЮДА, СЫН ДРЕВЕСНОГО ВОЛКА!

БАМ

АААА! Да ладно, это уже чересчур... АЙАИИИ!

БОМ

Мы же цивилизованные существа... СТОЙ, ОНО ТУДА НЕ ГНЕТСЯ!!!

ХРУСТ

БУМ

И, конечно же, в духе дружбы, согласия, любви и терпимости мы могли бы... ХУУРК!

ТРЕСК

Нет, стой, они мне нужны!!

ЩЕЛЧОК

Мамочки!

БУМ


— Но этого просто не может быть, — обеспокоенно сказала Флаттершай.

Пока они спорили, Твайлайт оглянулась через плечо. Никс вернулась к Древу, но вместо того, чтобы снова забраться на колени к Инк Споту, она остановилась рядом с Дискордом. Пока Твайлайт наблюдала, черная кобылка-аликорн успокаивающе прижалась к лапе подавленного драконеквуса. Дискорд же слабо улыбнулся и похлопал ее по взлохмаченной голове.

— Нет, — ответила Твайлайт. — Ты всё правильно сказала, Эпплджек, но это не то.

Остальные выжидающе на нее посмотрели. Твайлайт подняла голову, и по её лицу начала расплываться уверенная улыбка.

— Рэрити получила катушку после того, как вернулась к нам и помирилась с нами. Цветок подарил Флаттершай Си Бриз, после того, как он и его товарищи-бризи помирились и начали работать вместе, чтобы добраться до дома. Монету Шилла Эпплджек получила после того, как он признался тебе, и ты дала ему шанс все исправить. Пинки, в конце концов ты и Чиз Сэндвич стали друзьями, и он дал тебе Мягкотелого, чтобы ты помнила его. Дэш, несмотря ни на что, Соарин вернулся к Вандерболтам, когда они признали, что им не помешало бы научиться верности. — Она взяла кулон и посмотрела на него, странно улыбаясь. — А Дискорд ... он дал это мне, потому что я могла позволить Тиреку оставить его... и он знал это.

Она уронила медальон в коробку.

— Вот он, ключ к дружбе. Ключ к гармонии. — Она глубоко вздохнула. — Прощение.

Картонная коробка перелилась всеми цветами радуги; испугавшись, Твайлайт опрокинула её. Выпало шесть блестящих серебряных ключей. Пинки рванулась к ним, как крылатая ракета с вьющейся гривой.

Наконец-то! Я больше не могу терпеть, хочу знать, что будет дальше! — взвизгнула она, хватая ключи. — ГДЕ ЭТА ДИСКОРДОВА ШКАТУЛКА??


Они поднялись на волне радужной магии и пролетели по небу к месту бушующей битвы.

— Что ж, похоже, мы прибыли как раз вовремя! ...Святое ляганое сено… — Торжественная вступительная речь Твайлайт прервалась на середине предложения при картине, которая предстала перед ее глазами.

— Ага, как раз вовремя, чтобы отскрести Тирека от земли, — сказала Эпплджек, округлив глаза.

Будущий тиран Эквестрии был почти неузнаваем. Он был весь в ожогах, без бороды, единственный здоровый глаз почти распух, и казалось, что у него нет большей части зубов. На нем были следы когтей и укусов, ушибы, ссадины... Одна или две его конечности торчали под неправильными углами, а оба его рога были отломаны. Это было максимум, что девочки могли разобрать на данный момент, поскольку Спайк все еще был в процессе выбивания из него 9/10 жизни. Пурпурный дракон сидел верхом на сплющенной спине кентавра и бил головой о каменистую землю за обрубки его же рогов.

— Это за Брайт Айз!

БУХ!

— Это за Твайлайт!

БУХ!

— Это за Инк Спота и Никс!

БУХ!

— Это за РЭРИТИ!

БУХ!

— И ЭТО тоже!

БУХ!

— Офигеть! — сказала Твайлайт. — Лучше остановить его, пока он не сделал того, о чем пожалеет... Рэрити, перестань грызть копыто, ты меня пугаешь!

— Но ты только ПОСМОТРИ на него, Твайлайт… — сказала Рэрити и ее лицо покраснело.

— РЭРИТИ!

— Да хорошо, не буду, не буду!

Они приземлились на выступе скалы недалеко от того места, где Спайк методично лупашил голову Тирека.

СПАЙК, ВСЁ, ОТПУСТИ ЕГО, ТЫ ПОБЕДИЛ! — проревела Твайлайт Королевским Голосом.

Спайк остановился, тяжело дыша.

Твайлайт? — он пополз вперед на коленях и нежно обнял их группу своими массивными руками. — Я так за вас волновался... — Кобылы подбежали и уткнулись носом в подбородок Кристального Чемпиона с улыбками на лицах.

Тирек воспользовался кратковременной паузой.

Принцесса Твайлайт, о, хвала Создателю! Я сдаюсь, сдаюсь! Я капитулирую, бросаю оружие, отдаюсь на милость правителей Эквестрии!! — его истерическое заявление слышалось невнятно сквозь разбитые зубы.

— Еще бы, — самодовольно сказала Эпплджек.

— Иди, Спайк, остынь, — крикнула Твайлайт. — У нас все под контролем.

Спайк поколебался, затем кивнул и поднялся на ноги. Он пошел вниз по ущелью, чтобы найти место для отдыха. Твайлайт снова обратила свое внимание на Тирека.

— Вот тебе наши условия, Тирек, — сказала она. — НЕТ никаких условий. Мы лишим тебя сил, а затем отвезем тебя ОБРАТНО в Тартар, где ты останешься, похоже, надолго.

Согласен, — прохныкал Тирек, лежа на животе. — Только пожалуйста... окажите милость... — он оглянулся через плечо, — Прежде чем вы меня уменьшите... не могли бы вы убрать мои рога из того места, куда он их засунул?


Поглощенная Тиреком магия была высвобождена. Он был скован цепями... довольно сильно забинтован... и приведен (хромая) обратно в Понивилль Гривастой Шестеркой, Инк Спотом, Никс, Дискордом, Брайт Айз и Спайком, который сохранял шестифутовую мускулистую форму на случай, если у Тирека завалялся туз в рукаве. Пони, собравшиеся на улицах, пристально смотрели на кентавра, пока тот хромал в цепях, с выражением пренебрежения и презрения на лицах. Однако они начали проявлять признаки жалости, когда появились Метконосцы.

В одну минуту Тирек хромал, злясь на своих похитителей и тщательно продумывая свой следующий гнусный план в голове, в следующую был поражен желто-оранжевой и белой молнией и повален на землю. Скуталу, Эпплблум и Свити Белль набросились на него, как параспрайты на тыквенный пирог, крича, визжа, пинаясь и кусаясь.

— ВЕРНИ НАМ КЬЮТИМАРКИ!!

— АЙИИИ, СНИМИТЕ ИХ С МЕНЯ, СНИМИТЕ!!! — завыл Тирек, безуспешно отбиваясь от жеребят.

Взрослые послушались и встали, сжимая в копытах борющуюся, рычащую — и снова пустобокую — троицу кобылок. У Никс отвисла челюсть.

— Ваши кьютимарки не вернулись?? — спросила она.

— И твоя тоже, — буркнула Скуталу, показывая. Глаза Никс расширились. Она чуть не выгнула позвоночник, дважды обернувшись, чтобы посмотреть на свой бок. Действительно, кьютимарки Никс все еще не было.

— Что...?

— Ничего не понимаю, — сказала Твайлайт, бросив взгляд на свою восстановленную метку. — Они должны были вернуться, когда мы забрали обратно магию...

— Он на нас навариться решил! — закричала Эпплблум. — Он, наверно, нашел способ спрятать кусочек магии. Половина жеребят в городе потеряли свои кьютимарки и так и не получили их обратно! — Она бешено замахнулась на Тирека копытами. Эпплджек едва ее удержала. — ТЫ ХОТЬ ПРЕДСТАВЛЯЕШЬ, ЧЕРЕЗ ЧТО НАМ РАДИ НИХ ПРИШЛОСЬ ПРОЙТИ??

Взрослые окружили Тирека. Кентавр ничего не сказал, но блеск в его единственном здоровом глазу говорил о многом.

— Ну-ка, — сказала Эпплджек, — гони давай их кьютимарки.

— С чего вы взяли, что я стану... или смогу? — спросил Тирек. Внутри он злорадствовал. Крошечного кусочка магии, спрятанного внутри кристалла в выдолбленной кости ноги, едва ли хватит, чтобы зажечь фонарь, но, если правильно применить его, сбежать ему позволит. И на этот раз, подумал он с внутренней дрожью, он будет гораздо более осторожен в раскрытии себя. В следующий раз они его приближения даже не увидят...

— Лучше отдай, иначе запрем тебя с ними в одной комнате, — сказала Рейнбоу Дэш с ухмылкой.

— Комната, полная кобылок... — фыркнул Тирек. Затем он повернулся, чтобы посмотреть на кобылок, о которых шла речь, и тихонько вскрикнул. Как только он отвел взгляд, они достали оружие и посмотрели на него с жаждой крови в глазах. Скуталу лениво размахивала алюминиевой бейсбольной битой. У Свити Белль была доска с гвоздями, а у Эпплблум... — Это что, бензопила???

— Свити, дорогая, тебе не кажется, что это уже чересчур? — обеспокоенно спросила Рэрити.

— Но Рэрити, — сказала Свити жалобным голосом, — если он не вернет нам наши кьютимарки, нам придется идти метконосничать... СНОВА!

Глаза Рэрити остекленели, когда в голове промелькнули последние несколько лет. Ремонт крыш, тушение пожаров, мучительно медленное сдирание сосновой смолы…

— Ну что ж, — слабо сказала она, — возможно, это действительно освещает ситуацию в более понятном свете…

Из толпы разразился звонкий смех.

— Что?? — воскликнула Даймонд Тиара. — Вы опять потеряли свои кьютимарки?

Метконосцы впились в нее взглядом.

— Тебе что, заняться больше нечем? — взорвалась Скуталу.

— А как ВЫ не потеряли СВОИ? — потребовала ответа Свити.

Даймонд Тиара и Сильвер Спун задрали носы, прихорашиваясь.

— Мы прятались в папином убежище, полностью защищенном от Дискорда, пока все не закончилось, как разумные пони, — фыркнула Даймонд Тиара. И злобно ухмыльнулась Эпплблум. — И что же ты предпримешь на этот раз, Эпплбу-бу? Опять заразишь себя Меткосыпью или же накладные кьютимарки купишь?

С безумными глазами Эпплблум начала дергать за шнур бензопилы, как одержимая.

— Эпплблум, нельзя использовать бензопилу на Тиреке, — сказала Твайлайт.

— Кто сказал, что я её на нем использую? — прошипела Эпплблум.

— По-моему, у неё бензин закончился, — внезапно сказал Спайк. Он схватил Тирека за поводок и отрезал четыре фута. — На вот, — сказал он, протягивая Эпплблум длинную железную цепь и похлопывая ее по голове, — погладьте его этим.

— Спайк… — сказала Твайлайт.

— А, вон он! — У местного кузнеца рядом с его мастерской стоял сарай с жестяными стенками. Спайк распахнул дверь. — Так, сначала кобылки, но все, у кого есть проблемы, выстраивайтесь в двойную линию. У мистера Айроншода есть много кочерг, лопат и других инструментов вон в той бочке, хватит на всех… — Толпа разразилась пугающе кровожадным возгласом. — Заходи, Тирек! — Он схватил кентавра за хвост и за шиворот и приготовился бросить его в темный сарай.

— Стойте! — Тирек уперся руками и копытами в дверной косяк. — Дискорд, как коллегу-космическое существо молю — не отдавай меня им!!

Дискорд парил поблизости, подперев подбородок рукой и ухмыляясь.

— Что-что, Шмирек, старый приятель, старый друг? Не расслышал. — Он вытащил кошелек с деньгами из воздуха. — Ставлю двадцать битов на то, что наша поющая зефирка первой оторвет конечность...

— Ставлю десять на маленькую пегаску! — крикнул кто-то. Деньги начали переходить из копыта в копыта.

— Давай, Спайк, начинай шоу! — сказал Дискорд.

— Конечно! — Спайк снова попытался бросить Тирека в сарай.

На этот раз Тирек перевернулся в дверном проеме.

— Хорошо-хорошо, отдаю, отдаю! — он выпустил последнюю каплю магии. Метконосцы вздохнули с облегчением, когда на их боках снова появились кьютимарки.

— Какое облегчение! — сказала Свити Белль, нежно поглаживая бедро.

Скуталу обернулась, не сводя глаз с бока.

— О, Дискорд подери, да, — сказала она. — Я теперь со своей попы глаз не спущу!

— Интересно будет посмотреть, — сказала Эпплблум, улыбаясь, когда она с радостью посмотрела на свою вернувшуюся метку.

С вокзала раздался свисток.

— Что ж, похоже, твой тюремный поезд прибыл, Тирек, — сказал Спайк, позволяя съежившемуся кентавру упасть в пыль. — Теперь тебя ждет поездка в один конец в твою уютную маленькую тюрьму в Тартаре. Подумать только ... тебе достанется целый вагон! Держите, ребята. — С этими словами он передал конец цепи Тирека группе королевских стражей с суровыми лицами. Толпа застонала от разочарования, когда облегченного кентавра утащили прочь.

— Спайк, это было не очень-то гармонично, — прошипела Твайлайт, когда Тирека увели.

— Зато очень забавно, — ухмыльнулся Спайк.


Все стояли, собравшись вокруг остатков библиотеки "Золотой Дуб". Почти ничего не осталось; в ярости от удара пером в глаз, Тирек взорвал древнюю библиотеку, а потом затоптал все, что не было сожжено. Пони порылись в завалах, чтобы найти, не осталось ли чего. Но, кроме нескольких маленьких безделушек, праздновать было особо нечего. Даже подвал был разрушен, когда копыто Тирека пробило пол.

Роллер Рил помогал наводить порядок, как и Квартет, Лайтнинг Блитц и Сандайвер, а также несколько нанятых рабочих.

— А ведь они почти закончили ремонт, — вздохнула Твайлайт. — Что ж, хотя бы партия новых книг и диафильмов еще не прибыла.

Роллер Рил искоса взглянул на нее из-под своей косматой челки.

— Э-э, не хочу проявлять бесчувственность, но... я потерял работу? — он совсем недавно занял новую должность хранителя кинематографических средств массовой информации/уборщика, и теперь был немного неуверен в своем будущем.

— Нет, Роллер, — ответила Твайлайт. — Библиотеку скоро восстановят. И ты по-прежнему будешь получать зарплату. — Роллер Рил посветлел и продолжил спасать книги и фильмы, какие остались.

— Без библиотеки будет как-то не так, — грустно сказала Рэйнбоу Дэш.

Твайлайт встала в центре развалин и смахнула кончиком крыла слезу.

— Знаю, — сказала она. — Столько воспоминаний...

Инк Спот положил крыло ей на плечи.

— Они все еще у нас есть, — сказал он, уткнувшись в нее носом. — Вот здесь, в наших сердцах. И все пони, драконы, фениксы и филины, которых мы любим, живы и невредимы. Пока они у нас есть, все, что мы потеряли, можно исправить.

Твайлайт одарила его слезливой улыбкой и уткнулась лицом ему в шею. Затем она почувствовала, как что-то под копытами в земле дрожит.

Спайк наконец вернулся в нормальное состояние, и теперь они с Никс вместе со всеми остальными просматривали останки. Никс, к своей радости, нашла Всезнайку под обломками своей кровати. Спайк искал свою драгоценную коллекцию комиксов, хоть и не питал особых надежд. Он был просто рад, что Пиви в безопасности; птенец феникса сидел у него на плече, уткнувшись клювиком в его шею, явно испытывая облегчение от того, что шум и разрушения прекратились. Спайк заметил, что Никс что-то подбирает магией из сломанных ветвей и листьев поваленного дерева.

— Что там? — спросил он.

Никс показала ему.

— Желуди, — ответила она, протягивая пакетик. — Я их посажу где-нибудь. Так "Золотой Дуб" никогда не исчезнет...

Спайк понимающе улыбнулся ей.

— Да. Хорошая идея.

Тут он заметил суматоху.

— Что там? Пошли посмотрим.

Они с Никс поспешили смотреть, что вызвало галдеж.

Твайлайт и остальные Носители собрались в круг в центре руин. Они смотрели на огромный синий цветок, растущий из центра земли. В лепестках покоилась хрустальная шкатулка, которая так долго вызывала столько мистификаций.

— Что это? — спросил Спайк.

— Я не знаю, она просто... вырвалась из-под земли, пока мы стояли здесь, — сказала Твайлайт. Внезапно шкатулка засветилась. Земля затряслась. Встревоженные Твайлайт и Инк Спот схватили Никс и Спайка магией и бросились прочь.

— Эээ, пони? — позвала Твайлайт. — Бегите!

Пони разбежались во всех направлениях, а света становилось все больше и больше. Он становился все ярче и ярче; земля задрожала, когда что-то огромное начало продираться сквозь почву. Спустя короткую вечность грохот наконец прекратился. Все пони выползли из укрытия и с изумлением посмотрели на увиденное. Руины дерева исчезли, и то, что стояло на их месте, подавляло всякое воображение. Это было огромное, возвышающееся, сверкающее здание из сияющего граненого хрусталя.

Толпа вышла и поглядела вверх.

— Это была не просто шкатулка, — поняла Твайлайт. — Это было семя.

— Это... дворец, — сказала Пинки. — Дворец выскочил прямо из-под земли! — Она посмотрела на Замок Луны вдалеке. — Ого, дежавю номер два!

— Он огромный, — сказал Инк Спот.

— Ослепительный, — согласился Лайтнинг Блитц.

— ...Уродливый, — сказал Роллер Рил.

Никто возражать не стал. Он был прав. Замок выглядел ужасно, да что там, до неприличия безвкусно. Он был полностью сделан из хрусталя, в ярких оттенках розового, лавандового и желтого. Основание вначале имело форму огромного безлистного дерева, которое затем разветвилось на сотни футов и превратилось в огромный однобокий особняк. На самой высокой точке покоилась гигантская кристальная звезда — Твайлайт съежилась от ужасного смущения — в точной форме кьютимарки Твайлайт Спаркл. Как будто кто-то вырастил гигантское Древо Гармонии, убил его, а затем воткнул жеребячью шкатулку для драгоценностей в отломанные ветви. А затем атаковал всё промышленным Бедаззлером[3], который попал в руки наркоману, страдающему дальтонизмом.

— Эта штука будет представлять опасность для летчиков всякий раз, когда выходит солнце, — таков был вердикт Рейнбоу.

Твайлайт застонала и скривилась. Цветок Семени Гармонии, необъяснимым образом предстал перед ними замком с огромными двойными дверями. Он молча сверкал, словно хотел сказать: "Ну, а чего вы ожидали? Я хрустальное семя из волшебного дерева, а не архитектор!"

Никс подбежала к цветку у входной двери, глядя вверх. Ее нос дернулся, когда она догадалась.

— Оно... как будто пыталось стать деревом, — сказала она. — Может, оно просто еще не закончено... — Она полезла в седельную сумку и вытащила пакетик с желудями. — Может, ему просто нужна помощь. — Она высыпала желуди на землю.

Пока пони смотрели, Семя начало светиться... и желуди засияли весенней зеленью. Они ударились о землю и покатились. Сияя и искрясь магией, они окружили основание дворца, озаряя его крошечными светящимися зелеными огоньками. Как только они окружили его, они зарылись в землю.

Все затаили дыхание и ждали. И ждали. Наконец Твайлайт поняла намек. Она шагнула вперед и поставила копыто на одно из закопанных семян. Она глубоко вдохнула и выдохнула. Она все еще была новичком, мучительно новичком в магии земных пони. Но ничего, Семя знало, что делать, ему просто нужен был толчок... ее копыто медленно начало светиться, когда она принялась изливать магию земных пони в землю.

Инк Спот подошел к ней, поставил копыто на следующее семя и улыбнулся ей, когда он начал добавлять свою магию. Потом Никс с другой стороны, ее крошечное копыто засветилось, как и ее улыбка. Повсюду вокруг основания замка начали прорастать саженцы.

Эпплджек поправила шляпу.

— Город эт земных пони или нет? Давайте ж поможем восстановить этот амбар!

Она присоединилась к семье Твайлайт и поставила копыто, улыбающаяся Эпплблум — за ней. Присоединилась и Гривастая Шестерка. Потом Роллер Рил, и Квартет, Сандайвер и Лайтнинг Блитц... Единороги и пегасы колебались — разве это не штука земных пони? Могут ли они вообще помочь? — но магия потекла от них точно так же. Вскоре весь Понивилль встал плечом к плечу у подножия замка, а их копыта и глаза сияли, как звезды.

Саженцы превратились в деревца. Корни вонзились глубоко в землю. Ветви переплелись, сучья слились, поползли вверх по хрустальным стенам, покрывая холодный кристалл зелеными и живыми деревьями. Безжизненные ветви заросли вьющимися ветвями, которые тут же дали почки и разразились буйством зелени.

Все пони выдохнули и осели. Потом раздались аплодисменты результатам; там, где когда-то были руины библиотеки Понивилля, возвышался огромный дуб, подобного которому Эквестрия никогда не видела, — высокий как небоскреб, с ветвями, раскинувшимися по небу, и таким огромным навесом, что все население могло устроить пикник в тени сказочного замка прямо, уютно расположившись под его ветвями.

— Намного лучше, — удовлетворенно сказал Спайк.


— И вот так появилась Эквестрия, — закончила Пинки.

— Ась? Прошу прощения? — Селестия посмотрела на вечериночную пони поверх лимонада и недоуменно приподняла бровь.

— Неважно, — сказала Твайлайт, махнув копытом. — Это... объяснение займет слишком много времени. Да и вы все равно не поймете...

— Сдается, что нет, — пробормотала Луна.

Носители и принцессы собрались в Замке Луны, чтобы хоть раз насладиться гостеприимством Луны (Даже Селестию уже чуть ли не тошнило от Кантерлота, от его напыщенной духоты, и этой аристократии, паниковавшей из-за Тирека еще неделю после его проигрыша. "Не будем это обсуждать", — сказала она, когда они заговорили о том, чтобы устроить тусовку. — "А то там всё грустно...").

Это не была официальная встреча, хотя их "официальные" обязанности резко пошли на убыль после маленькой аликорноволомки Твайлайт (Кхм.). Это была просто тихая встреча друзей, чтобы расслабиться, отдохнуть и, возможно, немного оправиться от хаоса и последствий неистовства Тирека.

— По крайней мере, все закончилось хорошо, — заметила Селестия. — Тирек был пойман и побежден. И вряд ли он доставит кому-либо неприятности как минимум три тысячи лет.

— А шо будет через три тыщи лет? — спросила Эпплджек.

— Его первое слушание об условно-досрочном, — вмешалась Луна, потянувшись за новым стаканом лимонада. — Хотя у нас могут возникнуть проблемы с его освобождением. По всей видимости, он забаррикадировался в камере изнутри (Она решила не упоминать, что кентавр проводит большую часть своего времени, лежа на полу камеры, посасывая большой палец и рыдая, и что его тюремщики слышали, как он поет "Пони злые, пони злые..."). Она ненадолго нахмурилась. — Он предатель до мозга костей... и даже сейчас, после своего бесславного поражения, он лишь пытается либо отомстить за себя, либо спрятаться от правды. — Она печально покачала головой: — Ужасная участь для бессмертного: никогда не уметь прощать, ни заставлять себя искать прощения.

— Что нового: система Временного транзита быстрого реагирования была испытана и работает безупречно... вы будете рады услышать, что и взвод тяжелого орудия, и команда СиС были доставлены обратно в госпиталь базы, как и планировалось. Серьезных травм не много, и все они выздоравливают. — Спайк и Брайт Айз вздохнули с облегчением. — Теперь в Понивилле появился новый дворец для Твайлайт и ее семьи... божечки, многовато же у нас замков становится... магия Эквестрии восстановлена, врата Тартара были укреплены и снова заперты, и все вернулось в норму.

— Не говоря уже о том, что Призрачное ущелье наконец-то очистили от каменных угрей, — сказала Рейнбоу Дэш.

— И раскопали до вдвое большего размера, — заметила Рэрити.

— И на этот раз Понивилль не пришлось перестраивать, — сухо добавила Твайлайт, и все вокруг засмеялись.

— А... что будет с мистером Дискордом? — серьезно спросила Никс.

Выражение лица Селестии немного помрачнело. Но совсем немного.

— В камень его не превратят, — заверила она кобылку, которая выдохнула, даже не подозревая, что задерживает дыхание. — Время навело меня на мысль, что это было бы чрезмерно жестоко в его ситуации. В глубине души он озорник, а не злонамеренный монстр. Кроме того, не похоже, что тюремное заключение оказало на него такой реформирующий эффект, какого мы хотели добиться. — Ее улыбка была кривой. — Но ему придется заплатить определенную цену. Это решение Палаты лордов и общин... по моему настоянию... поместить его под домашний арест.

— То есть, наказать, — перевела Твайлайт.

— В дальнейшем он будет жить во дворце, и не станет покидать свои покои или лабораторию без сопровождения или разрешения. И он будет постоянно носить оковы, которые ограничивают его силу до самого минимума, за исключением случаев, когда он под непосредственным наблюдением меня, Луны или Твайлайт, — она вздохнула. — Похоже, мы теперь его офицеры по условно-досрочному освобождению, за неимением лучшего термина.

— Дрессировщики, — сказала Луна, поджав губы над стаканом.

— Луна!

Ночная принцесса невинно посморела на свою сестру, типа "кто, я?". Селестия закатила глаза.

— Полагаю, урок заключается в том, что даже если кто-то прощен, последствия все равно будут, Никс, — сказала Селестия. — Разбитое окно все равно разбито, и кому-то придется подметать стекло. — Кобылка кивнула, понимая. В конце концов, она это и сама знала.

— Мне его можно навещать? — тихо спросила Пинки.

Селестия тепло улыбнулась.

— Думаю, ему бы это очень помогло, так что да, — сказала она. — Ему понадобилось время, чтобы понять, что смех не должен быть жестоким; ему потребуется еще немного времени, чтобы понять, что сила не оправдывает всё. Но с прощающим другом его обучение станет полегче.

Пинки засияла.

— И, сдается мне, мы все усвоили далеко не тонкий урок, — добавила Луна. — Хоть смех, доброта, честность, щедрость, верность и дружба являются Элементами Гармонии, ключом, кой связывает и открывает их, ключом, кой мы всегда должны искать, является прощение.

Твайлайт криво улыбнулась и взяла сахарное печенье.

— Хороший урок, — признала она. — Но, может, в следующий раз мы сможем усвоить урок, не взрывая при этом мой дом?

Отсылка к тому, что Манхеттен, недвижимость которого сейчас одна из самых дорогих в мире, в свое время купили за 60 гульденов (примерно $24 по сегодняшним ценам).

Клинч — это приём, проводя который, боец плотно прижимается к оппоненту и обхватывает его руками.

Бедаззлер (Bedazzler) — инструмент, напоминающий степлер, используется для крепления стразов, блесток, заклепок и патчей.


Прим. пер.

Я RHJuniorа, конечно, люблю, но его социопатический юмор меня пугает.

Комментарии (14)

+2

Прогресс страшная сила, особенно при грамотном применении.

tenth
#1
+1

Тирека даже жалко стало.

И поправьте сноски внизу, пожалуйста. Все стрелки около цифры 1 собрались.

Кайт Ши
Кайт Ши
#2
0

жаль что это перевод — так бы глянул, если бы его ЕЩЕ БОЛЬШЕ отфигачили.
и...я тут же представляю баттлкрузеры из СК2, попаданцев-военных и много-много сайфай танков с гауссовыми/плазменными орудиями, так что просто брух мне))

Mefujert
#3
0

Не могли парня тупо закидать перцем? Да из него вся магия сама бы повыскакивала

Fogel
Fogel
#4
0

Со вкусом описанный процесс отвешивания люлей :)
Спасибо за перевод!


Желательно поправить:
"жалел о имении причудливого тела" — очень криво, уж лучше "о своём причудливом теле" или "внешнем виде"
"принцессо-аликорное дело" — тогда уж "аликорнСКое"
" испуганный взгляд в глазах Инк Спота" — лучше просто "испуганные глаза Инк Спота"
"динамитным поршнем" — это, скорее всего, имелась в виду подрывная машинка
"ударила её ножакой в спину" — "ножкой", вероятно
"медленное сдирание соснового сока" — вероятно, "сосновой смолы"

Oil In Heat
Oil In Heat
#5
0

Я в одном месте подумал, что не рога Спайк Тиреку оторвал.

Кайт Ши
Кайт Ши
#10
0

:-):-)

Oil In Heat
Oil In Heat
#11
0

Потрясающая работа.

Golden
#6
+1

"Пони злые, пони злые..." Полностью поддерживаю Тирека.

Golden
#7
0

Но... Мы ведь любим их не только за это?).
Прикольная серия. Мне понравилась.

Hid
#8
0

Да.
Они ещё,
хитрые, корыстные, безжалостные, беспринципные, и.т.д.

Golden
#9
0

Да, пони не смогли. А раз не смогли, то в биореактор. Властвуй Лорд Тирек.

32167
#12
0

Что может быть лучше, чем навалять гигантскому злобному чудовищу, будучи гигантским злобным чудовищем, сражающимся на стороне добра? Вопрос на миллион, но я бы ответил "прохладный мохито")

Таки сверху всё до меня успели, но и я сумел оторвать себе кусочек опечаточки:

"...сила Империи и двух Кристальных Сердцец" — "Сердец". Начало драки Спайка с Тиреком

Перевод хороший, переводчик — молодчик!

Roberto
Roberto
#13
+1

Комментарий переводчика порадовал. С другой стороны — иногда этот юмор настолько в точку, что не только страшно, но и очень смешно. "Во всём", как говорится, "есть потенциал для Гармонии животворящей, даже если суть сего, изначально — зла".

Tray Dragon
Tray Dragon
#14
Авторизуйтесь для отправки комментария.