Месть за прошедшую любовь.

Далеко не каждый пони в Эквестрии может похвастаться тем, что влюбился в вампира ... Но, как говориться, влюблённых не судят!

ОС - пони

Ламия

У Ориолы есть проблема. Она никак не перестанет есть жеребцов. У Рарити есть проблема. Её подруга никак не перестанет есть жеребцов. У Твайлайт Спаркл есть проблема. В её городе поселился пониядный монстр. Спайк просто радуется, что он не жеребец.

Твайлайт Спаркл Рэрити Спайк ОС - пони

Бар Эпплджек

Из-за опечатки в разрешении на постройку нового амбара и упрямого бюрократа, Эпплджек приходится управлять баром, пока не вернется мэр.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Биг Макинтош Грэнни Смит Мэр Другие пони Бэрри Пунш Кэррот Топ

Стальной марш

Эквестрия противостояла многим врагам. Но как сражаться с неодушевлённым врагом? Врагом, у которого вместо сердца стоит двигатель внутреннего сгорания а вместо мозга - калькулятор? Как воевать с машиной?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Другие пони

Моя маленькая пони. Секс — это чудо! Сезон 2

Жизнь Сэма, пришельца из другого мира, в Понивилле постепенно наладилась. В компании mane six скучать ему не приходиться, но внезапно рядом с домом человека из ниоткуда появляется... девушка! Какие же приключения ждут новую героиню в мире пони? Думаю, Вы уже догадались ^^)

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Дискорд Человеки

Эксперименты Зекоры

Жить в Вечно диком лесу сложно. Но многое повидавшей зебре алхимику - Зэкоре всё по плечу. Она уже очень хорошо там обжилась и единственная серьезная проблема которая ее беспокоит - это отсутствие ее крепких , мускулистых земляков. Что же случится если самый беспокойный из них напросится ей в ученики? Читайте сами:) Пожалуйста оставте коментарий, а то я даже не знаю понравилось ли хоть кому то мое творчество и зацените второй мой фанфик: "Магическая фотография для чайников" или повесть об совершенно обычном пони.

Зекора ОС - пони

Mente Materia

Все изменилось, когда Твайлайт вернулась с новостями о народах и культурах, лежащих вне знакомого всем пони безмятежного мирка. Помощь и добровольцы были предложены осажденным людям Земли, поскольку каждый эквестриец знает, что друзья должны помогать друг другу. Увы, новые друзья порой также означают и новых врагов. Когда атаковавшие людей монстры нанесли удар по Эквестрии с жестокостью, не виданной тысячелетиями, зов о помощи был отправлен во все остальные королевства мира. И благородные союзники исполнили древние клятвы и договоры. Враги, как старые, так и новые, отложили былые распри и встали плечом к плечу. Альянс, какого Эквестрия никогда не видала, будет выкован для отражения угрозы извне. И из-за этих событий на свет появился мрачный, но долгожданный близнец проекта XCOM.

Твайлайт Спаркл Человеки

Твайлайт идет вперед

Твайлайт идёт вперёд

Твайлайт Спаркл

Солнечный свет и Пушистые Облака

Слово автора оригинала: "Буря за бурей. Погодная команда была загружена ни на шутку, не говоря уже, что некоторые ее члены начали заболевать ветрянкой. Рэйнбоу осталась расчищать облака и была приятно удивлена, когда стеснительная желтая кобылка появилась, чтобы помочь ей. Клоп! Внимание: смехотворно мило."

Рэйнбоу Дэш Флаттершай

Скитающаяся Луна

Что если после финальной битвы Найтмер Мун с Принцессой Селестией, темная кобылица не была изгнана на Луну, а каким-то чудом попала в Столичную Пустошь? Теперь, застряв во враждебном и жестоком мире, совершенно непохожем на их собственный мир, Луна и Найтмер Мун должны работать сообща, чтобы вернуться домой и вернуть трон, который по праву принадлежит им. Однако аликорн и её подруга - не единственные, кто что-то ищет. К ним присоединяется Сара Саммерс. Девушка, недавно изгнанная из убежища 101, судьба которой более значима, чем чья-либо ещё судьба в этой суровой и безжалостной Пустоши. Вместе: Принцесса Луна, Найтмер Мун и Сара должны пересечь полную опасностей пустошь, в то время как тёмные тени пытаются затмить блуждающее сознание Луны.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Дискорд Найтмэр Мун Человеки Сансет Шиммер

Автор рисунка: aJVL

Сказка о славном городе Троттингем

Весь мир – театр.

Который играет в основном комедии, но только для своих.

— ПЕРЕВОДЧИК и АДВОКАТ? – еще раз повторил троттингемец, на этот раз куда спокойнее. Судя по улыбке, теперь он воспринимает это как шутку.

Пришлось Биг Маку снова повторить причины, в силу которых в нем возникает необходимость. Из-за весьма скромного их количества пришлось пересыпать повествование огромным количеством ничего не значащих в нынешнем мире юридических и экономических терминов, коих он в свое время преизрядно накушался, пытаясь разобраться в бухгалтерии фермы. В итоге ему, как ни странно, поверили. Повезло, что главный сейчас видать в экстазе и потому общаться с неожиданным посетителем послали кого-то менее образованного – на крупе была кирка.

Откровенно говоря, и самому заместителю мэра идея казалась, да и сейчас кажется, бредовой. Впрочем, сейчас дома все должно быть тихо, мирно и спокойно. Главный по безопасности просто не нужен. А значит нынче лучшее время для совершения безумных поступков вроде попытки спасения самостоятельно вырывшего себе яму психа, из-за которого Макинтош, кстати, лишился бережно хранимой много лет куклы.

Жеребец вздохнул.

Ладно, хватить ерундой заниматься. Какой смысл ругать уже начавшую воплощаться затею? Ведь представители сильного пола не сомневаются в принятых решениях. В конце концов, Понивилль обязан Страшиле, а Биг Мак, будучи его частью, должен оказать ему ответную услугу. Да и скажем прямо – пришелец в генераловой пещере спас и самого заместителя мэра, что делает эту затею еще более обоснованной. В конце концов, чем так страшна прогулка в почти соседний город для опытного воина? Туда – с караваном, обратно с иноземцем или еще кем-нибудь, а можно и одному.

Нахального прилипалу посулили даже кормить в пути, хотя тертый ветеран, слышавший немало подобных обещаний до приезда в Понивилль, ясное дело, не поверил, а потому прибарахлился всем необходимым по весьма выгодным ценам уже закрывающегося рынка. Троты сидели до конца – продавали понивилльские товары. При одной только мысли об этом у него копыта чесались проломить пару голов. К счастью, современная Эквестрия давно отучила его от эксцентричных действий.

Но вот негодяи закончили торговать, собрались в дорогу, вышли за стены…и оказались не такими уж подонками. С виду, по крайней мере, похожи на его горожан. Нет, построились троты, конечно, не так, как понивилльцы: Биг Мак со старшинами всегда шли впереди, а тут главные находились в середине и более того – на тачках, но в целом этим отличие и ограничивалось. Впрочем, по их начальникам сразу видно, что они не воины.

Обмундирование у них не такое одинаковое, как в понивилльском караване, однако этому также можно дать вполне очевидное объяснение: ну зачем мастеровому кожанка или меч, когда он им и пользоваться-то не умеет?

Главарь молча сидел в тачке, прижав к себе сундучок и с мечтательной улыбкой уставившись вдаль. А остальные болтали, пели песни, занимались пересудами, подкалывали друг друга. Короче вели себя точь-в-точь, как сограждане Макинтоша. Просто большая группа пони, соскучившихся по дому.

Биг Мака поначалу сторонились, но он, не первый раз путешествую с новой компанией, на первом же перевале добавил в общую кашу свой здоровенный кусок масла, после чего его приняли как родного. Тогда красный жеребец заметил еще одно отличие: «воины» ели явно лучше. Может это и правильно, однако остальные могут обидеться. Еще более странным казалась реакция собеседников на его вопросы касательно этого аспекта их жизни. Сперва делали вид, будто не понимают о чем речь, а потом просто сменили тему.

На той же остановке троты выпустили Страшилу из деревянной клетки и обратно на тачку больше не пустили, вместо этого надев на шею стальное кольцо и заставив идти своим ходом на предусмотрительно взятой с собой длинной цепи. Покормить «подозреваемого» никто не потрудился. Хотя вряд ли можно ожидать хорошего отношения к тому, кто пытался убить их лидера.

Макинтошу удалось с ним пообщаться на следующем привале – просто во время перехода ни картинок не написать, ни копытами особо не повращать. После его объяснения, иностранец покачал головой и продемонстрировал картинку с ножом в луже крови, показав на их спутников. Да, действительно, трудно будет доказать им, что пришелец собирался просто украсть куклу. Причем вполне вероятно, что этого вообще не стоит пытаться сделать, судя по поведению проповедника.

Однако Макинтош поспешил успокоить своего подзащитного словами об имеющейся идее, не в последнюю очередь связанной с его личным знакомством с самой Твайлайт – она, судя по всему, много значит для троттингемцев.

Новое «нет», копыто в сторону еще видневшегося Кантерлота. В качестве причины, иноземец показал маленькую бумажку, сразу же после прочтения подвергшуюся съедению. Перечеркнутая цепь. Разумеется.

— Ну и как же ты собираешься это сделать? – шепотом поинтересовался Биг Мак, принеся ему миску с холодным супом.

Он пожал плечами и вылил ее себе в рот, проигнорировав также доставленную ложку.

— Расскажи мне хотя бы общие задумки – понивиллец протянул ему кусок хлеба – и тогда я смогу указать тебе на очевидную глупость твоей затеи.

«Почему?»

— Ну, откровенно говоря, сама мысль очень даже ничего – еще тише произнес Макинтош – это бы решило все проблемы, кроме твоего не появления в Троттингеме в ближайшие годы. Вот только есть два «но»: пока я здесь нахожусь, меня наверняка обвинят в пособничестве и посадят на твое место. Ну и у тебя просто не получится – они ведь не дураки.

Скептический взгляд и соответствующая улыбка.

— Ты сам-то подумай – немного раздраженно начал Макинтош – днем тебя ведут прикованным к охраннику. Ключа нет, отмычки нет, ножа и того нет. И даже если бы был: далеко бы удалось убежать с трупом на шее? Тем более, что вокруг не так безопасно, как хотелось бы. Теперь возьмем ноч…

— Эй! О чем это вы там шепчитесь? — соизволил крикнуть сидящий у костра страж.

— Убеждаю своего подзащитного в бессмысленности попыток побега – после секундного замешательства сказал чистую правду Биг Мак.

— Дело хорошее – раззява тут как тут, с оружием наготове – да только поздно уже, шли бы вы спать, добрый жеребец.

— Но я действительно…– попробовал было возмутится заместитель мэра Понивилля по безопасности, но троттингемец был настроен серьезно. Вот так мы сами действуем против собственного блага.

— Агась – заместитель мэра встал, поднял тарелку и напоследок погрозил ею «подозреваемому» — никакого побега, договорились?

Оба: и трот и иностранец, закатили глаза.

-
— И долго еще тянуться эти ущелья? – поинтересовался Макинтош, провожая взглядом очередную каменную арку.

Еще утром она бы показалась ему величественной и прекрасной, однако сейчас его уже слегка подташнивало от однообразия местных видов.

— Долго – с той же пространной улыбкой отозвался глава тротов, представившийся как Томас.

Этот фанатик был немало удивлен, когда после нескольких дней совместного путешествия внезапно обнаружил, что с ними идет Биг Мак. Впрочем, он оказался не против такого попутчика. Более того – узнав в нем того самого облапошенного им болвана начал рассыпаться в объяснениях, почему Смарти должен был достаться троттингемцам и какое благодеяние Макинтош совершил, решив не препятствовать воли преподобной Твайлайт, да пребудет на нем ее благословение во веки веков.

Честное слово — порой возникает сомнение, что этот тот же мерзкий тип, который всего-то неделю назад ползал перед ним на коленях, при этом яростно торгуясь. Может в кукле осталась еще капля магии?

Жеребец с сомнением посмотрел на закрытый сундучок.

Неа.

Сколько раз он сам говорил себе эту отмазку, вновь и вновь доставая совершенно неподходящую для его возраста и пола игрушку из тайника. Не стоит строить иллюзий – в нашей приязни к Пэнтсу виноваты только мы сами. Но если в случае мистера Эппла это выглядело всего лишь странно, то вариант Томаса выглядел откровенным сумасшествием.

Хорошо хоть тихим, в отличие от «понивилльского» психа. А ведь был момент, когда Страшила вел себя почти разумно. Биг Маку даже казалось, будто пришелец смирился с невозможностью побега – настолько у того был унылый вид после их разговора. Но увы, тараканы в его голове не умерли, а просто ушли на перегруппировку. Зато потом отчебучили такое…

Заместитель мэра привычно приложил копыто к лицу.

Ладно. Не все так страшно: можно будет использовать эту явную попытку самоубийства в качестве доказательства невменяемости, если в Троттингеме, с такими-то начальствующими, еще используется такое понятие. Хотя там наверняка могут заявить, будто Страшила знал об этой дискординке – уж слишком все удачно получилось. Таких совпадений в жизни просто не бывает.

Жеребец снова посмотрел на причину своего пребывания здесь.

Интересно, а почему одежда не порвалась? Впрочем, вероятно по той же причине, по какой и кожа – магия Духа Раздора. Слава Принцессам, что эта шутка Дискорда оказалась довольно безобидной и более того – жизнеспасающей, хотя вряд ли забота о пони когда-либо была его целью. А может эта волшебная лепешка просто выдохлась?

Еще один оценивающий взгляд.

Ну да, очевидно. Псих сдувается, причем довольно-таки быстро. К утру, вероятно, нормальным станет. А если бы ловушка сработала в полную силу…

По телу пробежали мурашки.

Хотя нет, вряд ли – шутник не заинтересован в гибели жертвы.

Биг Мак вдруг демонстративно постучал себя по лбу. Чем он занят? Пытается понять мышление хаоса. Верный путь для присоединения к местной компании сумасшедших.

Впрочем, вполне возможно, что здесь безумие передается по воздуху: в начале пути Томас покланялся ящику в гордом одиночестве. Причем достаточно сосредоточенно, чтобы не заметить гремящую цепью и издающую нечленораздельный вой фигуру, рванувшую к обрыву. Ныне куску дерева трижды в день молилось уже с десяток пони. А может они тренируются? В конце концов, их город вбухал кучу ресурсов в эту реликвию и начальникам будет просто обидно, если народ не станет кланяться ей с должным усердием…

Копыто вновь встретилось с лицом.

Хватит нести бред.

Разумеется, тамошние руководители куда умнее – иначе бы просто не смогли сохранить свой пост. Проповедника вылечат, куклу спрячут, а Страшилу отпустят. Все будут счастливы.

Хотя если нашего психа тоже вылечат, то лично Биг Мак будет еще счастливее.

Над головой проплыла очередная каменная арка.

И чего ради троты так глубоко забурились?

-
— Скажи, а что это было за представление? – поинтересовался Макинтош, когда подзащитный закончил прием пищи – я имею в виду, до дискординки? Ведь дальше бежать ты смог бы только вниз?

Перед его глазами предстало удивительное зрелище: кажется, псих замялся. Такое вообще когда-нибудь происходило?

Снова начал рисовать.

Вообще, ему определенно нехорошо в последнее время. Впрочем, кто бы обрадовался вождению на поводке? Хорошо хоть «переводчику» удалось уговорить тротов снимать с него ошейник и на ночь сажать в клетку. И спать давали долго – ведь ни завтракать, ни собирать лагерь его не звали. Биг Мака, правда тоже, но он и сам был не против принять участие в обоих этих мероприятиях – все равно делать особо нечего. Разве что болтать. Что также оказалось не столь бесполезно.

Откровенно говоря, прежде Макинтош как-то не интересовался причиной существования «беженцев». И вот до него внезапно дошло, что стандартная установка: это пони, бегущие из разоренных тварями городов, по идее, уже года полтора как утратила актуальность: слава Твайлайт и Ордену, чудовища в большинстве своем покинули обжитые районы. Но поток переселенцев и не думал уменьшаться, а даже начал увеличиваться. Мысли о мелких, нежизнеспособных поселениях, горняках, отшельниках и просто недовольных своим прежним местом жительства также имела место быть и наверняка не лишена оснований.

Однако с улучшении ситуации появился еще один, весьма значимый источник не имеющих дома эквестрийцев. «Оптимизация», как выразился явно хорошо образованный собеседник – глава небольшой семьи и, судя по кьютемарке, ювелир. Очень слабо востребованная в наши дни профессия, да и сам он довольно-таки хилого телосложения. Это, а также кучка других причин, главной из которых, по его словам, было несогласие с политикой большинства, побудило город, служивший прежде его семье домом, отказаться от него. Жене разрешили остаться – профессиональный фермер — и даже взять одного ребенка, но кобыла на это, естественно, не согласилась.

Подобное, по словам беженца, почти везде. После Безумного Похода пони стало намного меньше, тварей значительно больше, а еды и прочего еще со Старой Эквестрии было запасено на годы вперед. Поселения брали к себе чуть ли не откровенных бандитов – лишь бы могли держать оружие и копать. Ныне жить стало лучше, жить стало веселее и пришла пора местным властьпредержащим задуматься над проблемой лишних ртов, особенно тех, что ворчат слишком громко и «не по делу».

Увы, изгнанники редко когда были настолько организованны или обеспечены, чтобы создать новый город, поэтому приходиться искать уже готовое место, способное их принять. По словам ювелира, таких все меньше, особенно для «бесполезных». Его семью отвергли раз пять, пока он не обратился к Троттингему, который согласился сразу, слава Твайлайт.

Биг Мак не стал уверять бедолагу в такой же безотказности Понивилля – к чему? Ведь выбор уже сделан. К тому же в голове зашевелились нехорошие подозрения касательно длительных бесед, проводимых их заместителем по кадрам за закрытыми дверями. Сам он в этот вопрос не вмешивался, но не раз видел, как просители выходят оттуда расстроенными.

С этим надо что-то делать.

Во-первых: по…

Перед носом помахали листом.

Макинтош проморгался и взглянул на выглядящего несколько странно Страшилу, затем проследовал взглядом за устремленным за его спину копытом.

Опять он замечтался – лагерь уже собирают.

— Агась – понивиллец встал, все еще находясь во власти своих дум – спасибо, что разбудил.

Ему что-то сунули в сумку.

-
Клетка равно оковы. Зачеркнутая клетка ведет к пони в огне.

Такой вот рисунок.

Сразу ясно одно – у него кончился красный цвет, пламенный цветок теперь розовый.

Что же до остального…

— Не пояснишь мне эту картину? – попросил Макинтош на следующем же привале.

Снова странное выражение.

Пожатие плечами.

Страшила лег и изобразил храп, после чего показал на протягиваемый рисунок и закрыл лицо копытами. После чего указал на открытый глаз, обнял себя и задрожал, одновременно храпя.

— То есть, тебе это приснилось? – уточнил красный жеребец.

Еще одно «не знаю».

Заместитель мэра попытался было еще порасспрашивать про картинку, но пришелец внезапно оскалился и отвернулся.

Ну что ж, объяснение прямо-таки напрашивается.

Обычнейший бред.

Или воспоминания вернулись. Судя по всему, о том, как появился этот шрам на треть тела.

Клетка, равная оковам. Если ее сломать, то получишь пламя.

Жеребец устремил взгляд вдаль.

Говорят, в самые темные времена после Опустошения и Похода некоторые пони настолько озверели, что стали обращать своих сограждан в рабство. Раба можно заставить работать, пока не рухнет или погнать на тварь с ножом, если гарантировать ему безусловную смерть в случае отказа. Главное, чтобы они верили твоим обещаниям, а для этого всякого несчастного посмевшего ослушаться или, того хуже, бежать, надо наказать. Просто убить мало – вряд ли кого-то в новом мире испугает смерть. Нужна боль, много сильной, а еще лучше – изуверской боли всем как-либо связанным с побегом.

Биг Мак взглянул на все так же повернутого к нему спиной иноземца. Если такое происходило в стране Принцесс, то насколько же хуже было в других странах? А Страшила ведь тогда еще только в школу ходил.

Это бы вполне объяснило и огонь в груди и понимание эквестрийского – от раба редко ждут ответа, но понимать он обязан.

Выводить на лице букву «О» факелом.

Спокойно. Без слез.

И с чего он вообще так расчувствовался? Хорошо хоть удалось списать сию недостойную слабость на священный экстаз перед как раз закрываемым в ящик Смарти. Томасу определенно понравился его всхлип.

Да к тому же Биг Мак снова выбирает самую слезливую историю из возможных. Все-таки работорговля у нас была, прямо скажем, недолго и только в самых диких, отдаленных районах.

Есть куда более правдоподобная версия – излишне суровое правосудие. Где много брошенных ценностей там и мародёры, порой даже более многочисленные, чем местные жители. А значит наглые и агрессивные. С такими разговор короткий. Даже если по возрасту они только закончили школу. Нынче дети взрослеют рано.

Это действительно подходит намного лучше. Тут тебе и ножи и лесное дело и таки имеющаяся способность к подчинению – вряд ли бывший раб был бы вообще способен слушаться хоть кого-то при таком нраве. Хотя, конечно, идея также не идеальная.

Макинтош еще раз глянул на плетущегося в ошейнике Страшилу.

В принципе, его история может быть почти любой, в том числе совмещающей несколько вариантов. Ну там, раб-мародер-бандит. Есть маленькая возможность даже для сказки о заколдованном принце из далекой страны с плохими манерами, уродством и расшатанной психикой.

Но какая сейчас-то разница? Так или иначе, но Биг Макинтош Эппл не собирается бросать этого типа. Во всяком случае пока.

Взгляд обратился на снова запевших какой-то нудный гимн фанатиков. Забавно, а ведь он когда-то считал себя верным слугой Твайлайт, истово ожидающим ее возвращения. Но с этими ребятами ему, откровенно говоря, даже рядом стоять несколько стыдно. В обоих смыслах: столь искренняя и живая вера вызывает чуть ли не ревность, но при этом НАСТОЛЬКО сильное увлечение Смарти Пэнтсом несколько настораживает.

— Привал! – сразу по окончании песни возопил Томас, магией останавливая вырвавшихся слишком далеко вперед воинов, при этом послав вперед одного пегаса из своей разросшейся уже до двадцать тротов и беженцев паствы.

Красный жеребец недоуменно посмотрел на главаря: на его взгляд никакой нужды для отдыха и близко не было – они прошли всего-то часа три. Место тоже ничем не примечательно, ну кроме отсутствия этих надоевших каменных шипов и острых уступов. Караван все еще был в каньоне, но куда более приятном на вид – стены были далеки друг от друга, над головой ничего не нависало, а под ногами кое-где даже имелась трава. Видать, вскоре наконец-то будет открытое пространство и, судя по разговорам, там и располагается нынешний Троттингем. В целом, неплохое место – здоровенная гора, наверняка богатая ископаемыми, уютная долина со всех сторон защищенная скалами. Даже эти казавшиеся бесконечными ветвления, по которым они шли весь вчерашний день идут на пользу: вряд ли тварям будет интересно долго идти по безжизненным каменным кишкам.

Вердикт – хорошо устроились. От чего ж такие вредные?

По счастью за время пока голова думала об отвлеченном, копыта работали с насущным: дровишек из запасенных на равнинах притащили, в котле помешали, в миску суп налили. Вторую порцию для Страшилы отнес уже целый Биг Мак. Тот чисто механически отхлебнул, поморщился –похлебка была еще горячая – отставил посуду в сторону и продолжил глядеть в сторону главных.

Надо признать – там было, на что посмотреть: Томас и еще штук восемь пони поспешно переодевались в нечто длинное, явно неудобное и фиолетовое. Новые одеяния всех, кроме проповедника, определенно делались впопыхах или же непрофессионалами: швы толстые и неровные, куски ткани неодинакового размера, крючков, чтобы скрепить правую и левую части всего три. Зато у проповедника оказался роскошный плащ с розовой бахромой и золотой вышивкой, а на плечах и спине располагалась двойная звезда – символ Ордена Сумерек. Скорей всего, это и была часть их парадного обмундирования, только еще более расфуфыренная. Чувствуется, что он хорошо подготовился.

Дальнейшее было вполне предсказуемо: постояв какое-то время в тишине, ряженые резко замаршировали вперед. Каждый из них сосредоточенно дул в сигнальные рожки, которыми по идее надо было предупреждать об опасности во время похода. Ну, или если заблудился. А прямо за ними торжественно вышагивал еще пару недель назад вменяемый и весьма неприятный тип, магией вознеся старый, обшарпанный и кое-где облитый разными жидкостями сундучок Макинтоша. Справа и слева от него летели пегасы, некоторые даже вроде пытались петь, но их голос за «аккомпанементом» было не слышно.

Приказ сворачиваться так и не был дан, но тут и до самого тупого бы дошло. Страшилу чуть не забыли привязанным к дереву – стороживший его пегас сейчас летел рядом с ящичком. Мелькнувшая было мысль схватить психа и бежать, увы, оказалась пресечена опомнившимся троттингемцем. К тому времени, как оставшийся без руководства лагерь был собран, смешная кучка пони уже успела зайти за гору.

Зрелище было потрясающее.

Нет, не процессия, которая, несмотря на все старания, величественной никак не выглядела. Сам Троттингем. Сие поселение, вопреки представлениям Макинтоша о городах, располагалась не в долине и даже не на горе, а внутри ее.

Сама выемка выглядела так, будто какой-нибудь гигантский камнеед взял и выкусил шмат из основания скалы, а затем решил, что она ему не по вкусу. С его места видно было немного – взгляду мешала высокая, полностью каменная стена, явно говорящая либо о паранойе местных жителей, либо о не таком уж безопасном положении долины. Однако уже отсюда можно было разглядеть дома, стоящие у самого потолка, а также те, что ниже их. Сколько же здесь уровней застройки? А проживающих?

Тем временем Томас сотоварищи дошел до ворот, которые раскрылись с жутким скрипом, испортившим все впечатление от них. Впрочем, раз не смазывают, значит, боятся некого, следовательно, они — лишь остаток менее спокойных времен.

Однако проповедник не спешил входить в город. Рожки снова взвыли дурным голосом, а ранее не замеченные за архитектурой местные жители, в большом количестве собравшиеся на стене, затихли.

— Жители Троттингема! – неожиданно громко начал глава каравана – да будет благословен сей день, когда нас посетила благодать спасительницы. Величайшая святыня, которой преподобная Твайлайт дарила свою любовь, ныне найдет свою обитель в нашем недостойном городе. Да будет Ее защита, милость и прощения на всех нас отныне и во веки веков!

Овации, ор и какие-то странные вспышки. Вытащенный из ящика во время речи Смарти Пэнтс торжественно влетел в ворота, после чего вместе с несущим его Томасом отправился куда-то вглубь. Толпа последовала за ними, а караван был оставлен практически без внимания.

Честно говоря, подобное отношение к проделавшим долгий и все еще далеко не безопасный путь торговцам, не говоря уже о ничего не понимающих в местных обычаях местных обычаях беженцах, Биг Маку определенно не понравилось. Впрочем, не каждый же день к ним прилетает великая реликвия, честно отобранная лично у него при помощи шантажа. Потыкавшись какое-то время туда и сюда, он решил проследить за уводимым куда-то вбок Страшилой.

-
— Приветствую вас, уважаемый собрат по окрасу – после непродолжительного осмотра, протянул копыто ярко-алый жеребец, только что вошедший в помещение тюрьмы. Ну, или чего-то очень на нее похожего: отгороженных железными прутьями помещения всего четыре. В двух оружие и припасы, а на полу третьей зияет огромная дыра, уходящая в темноту.

Вообще, Троттингем разочаровал его. Он-то ожидал чуть ли не величественные дворцы в окружении сверкающей каменных сосулек, растущих и сверху и снизу, а также таинственное сверкание из каждого угла. Точно по сказкам, которые ему читали в детстве. Вот только местных пони никак нельзя назвать вымышленными персонажами, видно поэтому они и не потрудились построить все в соответствии с его представлениями о подземных городах. К тому же, технически говоря, они не под землей, а очень даже над ней — на высоте небольшой горы.

Уровень ворот был застроен какими-то невзрачными постройками явно хозяйственного назначения, наверняка мастерскими. Видно чтобы можно было сразу в караван поделки складывать. Или, скорее потому, что ворота были не началом и не концом троттингемских владений: вся чуть ли не райская долина с небольшой речкой носила следы напряженной работы, а в горе было множество пещер, уходящих вглубь. Таким образом все, требующее и над- и подземных ресурсов стоило делать именно здесь, как и ремонтировать инструмент.

Собственно под дома отдали только три или четыре самых верхних уровня, остальное занимали мастерские, проходы или просто пустые участки. Если это дома, конечно. Впрочем, выглядят изящно и украшено, а кто будет так заботится о, скажем, столярной? Даже при не самых комфортных условиях, там вряд ли поместится больше полутора-двух сотен пони. Интересно, а как они туда воду провели? И канализацию? А как залезают?

Хотя последний вопрос решается очень легко – подумал понивиллец, глянув на крылья своего «собеседника». Тот видимо как раз завершал свое на редкость пространное приветствие. Из всего этого пятиминутного монолога выделить стоило только то, что сей пегас тут мэр. Отлично.

-…сожалею, что заставил вас ждать – повторил начальные слова своей речи крылатый – я должен был присутствовать хотя бы на начале церемонии. Итак, вы – посол Понивилля – поселения, столь славного своей храбростью в отражении волн чудовищ?

— Не совсем – Биг Маку не понравилось само слово «посол». Как будто разные города одной Эквестрии стали чужими друг другу государствами. Однако и отказываться от столь высокого статуса было преждевременно – я здесь по делу скорее личного характера.

— Да? – вскинул брови алый – что ж, слушаю вас.

— Понимаете ли, произошло небольшое недоразумение. Этот, не вполне осознающий себя гражданин – указание на мрачно глядящего с той стороны решетки Страшилу – совершил некое деяние, которое уважаемые жители вашего города сочли…

Годы общения с мэром и томик цитат Рэрити не прошли даром: его речь была хоть и не образцом для подражания, но все-таки находилась на достаточно высоком уровне. Целый день ее готовил. Впрочем, их мэра это не проняло, даже напротив – по ходу изложения пегас все больше хмурился, а под конец от его изначально приветливого выражения не осталось и следа. В глазах возникло нечто вроде презрения:

— Скажите, а вы-то тут каким боком? – по-простецки поинтересовался разочаровавшийся слушатель – мне доложили, будто наш гость является высокопоставленным представителем Понивилля, желающим начать переговоры. Какое вам дело до этого, по вашим же словам, сумасшедшего?

— Хоть он и не является гражданином нашего города – еще один кивок в сторону заскучавшего пленника – но все же за время пребывания в нем успел оказать некоторые услуги и помочь ему в данном разбирательстве – наш священный долг.

На последней части фразы собеседник внезапно фыркнул и отошел к окну.

— «Священный» — пробормотал он презрительно, наверняка думая, что Макинтош не слышит – ну-ну. Что ж, я понял вашу проблему – уже нормально произнес крылатый, обернувшись – однако пока ничем не могу помочь. Мой, судя по всему, уже бывший помощник в несении бремени власти, отвечавший за торговлю, ныне…недоступен. А ведь именно на него «предположительно» было совершено покушение. Хочу уточнить: вы точно не уполномочены вести какие-либо переговоры от имени Понивилля, кроме этого…неуравновешенного?

— Неа – отозвался Биг Мак, слегка оскорбленный его тоном.

— В таком случае не вижу смысла в вашем сколь-либо продолжительном пребывании в сем замечательном городе – пегас пару раз расправил и сложил крылья, видимо размышляя – давайте сделаем вот что: я отправлю этого психа на работы – ничего сложного или тяжелого. Вы, естественно, должны за него поручится. Когда «брат» — он буквально выплюнул это слово – Томас хотя бы немного придет в себя, вы обратитесь к нему с просьбой помиловать вашего недопонивилльца. Думаю, он как раз будет в том состоянии, чтобы простить даже Создателя. Вы оплатите проезд с ночлегом, запасетесь припасами и, надеюсь, уже завтра покинете нас. У вас ведь есть деньги?

— Агась – кивнул Макинтош, никак не ожидавший столь простого выхода из ситуации – а вы уверены, что он не будет предъявлять претензий? По идее, все улики на его стороне и тот жеребец, которого я видел еще дней десять назад ни за что бы не упустил возможности…

— О, вы просто не знаете нашего «брата» Томаса – еще один разговорный плевок – да, в обычное время перед нами вполне рациональный, умный и образованный математик, вынужденный стать торговцем и выполняющий возложенную на него городом задачу с усердием, достойным всяческой похвалы. Но стоит ему найти…

Собеседник прикусил губу. Честно говоря, Макинтошу как-то не кажется, что вымогательство, шантаж и мошенничество стоит хвалить. Впрочем, речь же шла об усердии, да и мэр может просто не знать о методах своего помощника.

-…«святыню» — наконец произнес явно доставлявшее ему немалое раздражение слово пегас – как он тут же преображается. Будто капризный ребенок, могущий очень здорово испортить жизнь, когда ему что-то нужно, однако по получении требуемого становящийся гладким и приятным аки шелк.

— Я бы не сказал…- начал было Биг Мак.

— Признаю, сравнение не очень удачное – прервал его алый – но думаю, вы поняли, что имелось в виду. Скажу проще: да, я практически гарантирую прощение со стороны нашего…истинно верующего – на этот раз нечто вроде смешка – важно подгадать момент, когда он еще под впечатлением от старой игрушки, но еще не в поисках новой. Впрочем, судя по той помпе, с которой было обставлено явление куклы народу, насчет последнего можно не волноваться. Вообще, может это даже последняя из его «святынь» — минутная задумчивость, ироничная улыбка и отмашка копытом – ой, да о чем это я! В конце концов, потребности безграничны…

— А ресурсы ограничены – продолжил за него Макинтош вызубренную из тех же учебников для начинающих экономистов и бухгалтеров фразу, за что удостоился уважительного взгляда.

— Вижу, я слишком рано разочаровался в вас – без обиняков заявил мэр, садясь за стол и достав бумагу – приятно пообщаться с образованным жеребцом. Сейчас напишу вам пропуск для туриста…

— А они у вас есть? – удивился понивиллец.

— Нет – алый хихикнул – и между нами говоря: слава Принцессе и Твайлайт – последняя часть фразы произнесена с явной иронией – а то бы шлялись тут, работать мешали. Надеюсь, вы подобным заниматься не будете. Могу приставить к вам гида, но это уже за отдельную плату. Рекомендую воспользоваться предложением: вы ведь не знаете ни где поесть, ни поспать, да и можете просто заблудиться.

— Ну и почем нынче гиды? – чувствуя недоброе, поинтересовался Биг Мак.

— Пять золотых в час – подумав, беззастенчиво сообщил пегас – плата за первые два часа вперед плюс еще десять за наем.

Сторговать удалось всего два за наем и половину в час, но сразу пришлось платить за три часа. Из-за всего этого безобразия он чуть было не забыл поручится за Страшилу, которого увели сразу после их профилактической беседы. Мэр распрощался с ним, заявив, что заказанный проводник прибудет через пять минут.

Ждать пришлось полчаса. Гид был жеребенком, где-то на уроне младшей школы.

Нехорошие предчувствия усилились.

Отвратная кровать. Отвратная еда. Отвратный город.

Отвратный день.

Неудивительно, что у них нет туристов – при таком-то сервисе и отношении к посетителям. Даже не будь Эквестрия сейчас заражена тварями, делающими даже сто раз проверенную дорогу небезопасной и в сто первый, Троттингем все равно бы не стал посещаемым иначе, как исключительно по делам. Причем ненадолго.

Впрочем, прозрачно намекающие на нежелательность его присутствия условия жизни были не единственной причиной непривлекательности этого скального поселения. Смотреть тут ровным счетом не на что, во всяком случае, в туристическом смысле. Гор, полей, речек, тяжелой работы и садов ему хватало и в Понивилле. Хотя нет – последнего хотелось бы побольше, но точно не из местных деревьев: одни тонкие, скрюченные, будто у них нет ствола, а другие напротив здоровенные, как дубы и до плодов небось вообще не добраться.

Снаружи на склоне гнездились, ну или что там делали, грифоны. Увы, наверх бескрылым не добраться, таким образом заместитель мэра мог с уверенность сказать только одно: в туалет они ходили прямо в полете и хорошо хоть исключительно над полями. Во всяком случае, он на это надеялся.

Сам город тоже принес одно разочарование. В пещерах темно, скользко и камни вокруг или светло, грязно и опять камни вокруг. Мастерские у них неплохие, пусть даже рабочие явно не то, что их кузнец – без огонька работают. Металл говорят, здесь же и добывают и куют и еще всякие штуки делают. Вот только когда Биг Мак изъявил желание проследовать в занимающиеся этим цеха, гид признался в своем незнании их расположения. А затем утешил, заявив, будто по такому пропуску его бы туда все равно не пустили.

«Пропуски». Что за ерунда? Самое странное, что и у всех остальных, кроме детей, были эти дурацкие бумажки. Чего ради их вообще сделали? Ведь в одном же городе живут.

Жеребец перевернулся на другой бок, но лучше не стало. Может это специальный матрас с камнями?

Страшилу навестить не удалось по той же причине – туристам мол, нельзя. То есть преступнику можно, а его, в сущности, конвоиру прохода нет? Бред.

Практически единственными, помимо мастерских у ворот, хозяйствами, куда Макинтоша пустили, были фермы. И если с наземными все было понятно: морковь, лук, картофель, нормальные плодовые деревья, местные уроды и никаких цветов, то подземные привели потомственного фермера практически в ужас. Там растили грибы.

Вновь вспомнилась пещера с низким, по сравнению с ранее виденными подземными помещениями, потолком, воняющая задолго еще издали и заполненная казавшимся зеленоватым в свете фонарей воздухом. Собственного освещения, загородок или еще каких-нибудь предметов, кроме двери, не наблюдалось. Только отходы, но зато в изобилии. Причем не только растительные – Биг Мак заметил несколько полуразложившихся мелких животных. И вот посреди всего этого великолепия высились гигантские, ему по горло, черно-синие шляпки «продукта».

Дышать, как несколько поздновато сообщил прижимающий к носу платок гид, здесь не рекомендовалось. Впрочем, понивиллец и сам уже догадался об этом по кругам перед глазами и подозрительному ощущению в легких. Поспешно ретировавшись с ядовитой плантации, он начал допытываться о назначении этих чудовищ и получил жуткий ответ. Еда, а также секрет и секрет.

Интересно, а что же там за «секрет», если «еда» говорят совершенно открыто?

По счастью, все оказалось не так страшно: эти грибы подавались на стол далеко не всем, а только каким-то «первым». Столь многообещающее наименование обозначало всего-навсего тех пони, которые обосновались здесь раньше всех. Первый Троттингем был, что вполне естественно, довольно далеко отсюда и устроен совершенно иначе. Этот скальный город оснавала довольно большой группа беженцев спасавшихся еще от Опустошения, которые, не смея выглянуть из-за едва виднеющейся в те времена стены, были вынуждены есть все подряд. К кое-чему со временем привыкли и даже более того – им понравилось.

Однако понивиллец все-таки уточнил отсутствие сего деликатеса в предложенном ему в «гостинице» блюде. Своим видом оно вполне оправдывало подобное подозрение: жутковатая серая масса, периодически булькающая и выводившая на свою поверхность неопределяемые кусочки. Его невинный вопрос вызвал неожиданно резкую реакцию – видно повариха была неоправданно высокого мнения о своей стряпне.

Ладно. В конце концов, едал и худшее. Главное, что не пронесло. Пока.

Раздался будто бы далекий гром.

Небось, валун какой упал – эти ребята до сих пор кое-где работают. Старательные, хоть и странные.

-
— Ну что ж, видимо нам придется подождать ЕЩЕ немного – раздраженно заметил мэр, садясь обратно.

Биг Мак вполне его понимал – эта дурацкая церемония шла уже второй час, причем постоянно создавая ощущения своего близкого окончания.

— А вам не нужно куда-нибудь? – вежливости ради поинтересовался понивиллец – я и так уже отнял у вас кучу времени.

— Не вы, а они – поправил гостя троттингемец – не волнуйтесь: срочных дел сейчас всего два: разобраться с вами и поговорить-таки с ходившим на торги помощником. К тому же здесь уже потеряно столько времени, что уход будет равносилен потере лица.

— Агась – это определенно к лучшему. Честно говоря, толпа собравшихся поклонников Твайлайт, в едином ритме выкрикивавшая непонятные лозунги и в разброд кланявшаяся, немного его пугала. Было бы слегка неудобно тревожить одного из их лидеров в одиночку.

Турист вновь окинул храм взглядом. Сюда можно без пропуска. Одним этим обстоятельством сие сооружение заслуживает упоминания во всех путеводителях по Троттингему, если они когда-нибудь появятся. Однако это лишь вишенка на пироге.

Огромная подземная зала с очень удачно расположенной на противоположном от выхода конце трещиной, из которой лился свет, выглядела воистину величественно. Судя по всему, когда-то здесь был второй проход, но его по каким-то причинам завалили, а прямо перед ним располагался здоровенный монумент, наверняка бывший до присвоения ему культового статуса обычной растущей из земли сосулькой. Макинтош искренне сомневался, что она всегда была такой гладкой и похожей на рог, так как уже насмотрелся на прочие, куда меньшие по размеру, каменные образования.

Впрочем, разве это проблема: почистить и увеличить гигантский остроконечный столб, который, безусловно, символизирует Твайлайт? Ну а потом натаскать вокруг него валунов, расставить скамейки, организовать нечто вроде оркестра и вуаля – самый помпезный и вычурный храм спасительницы из всех виденных Макинтошем готов. И это при том, что видел он аж два: небольшой стол с книгами и личными вещами в зале ее сна в Кантерлоте и этот. Впрочем, сколько лет прошло с тех пор, как Биг Мак надолго выбирался из Понивилля?

Надо признать – поют они здорово, чувствуется опыт.

Да и вообще, вряд ли можно усомнится в том, что наблюдаемый им ныне фанатизм – разовое явление. Очевидно уже по «алтарю», вокруг которого скопилось немало вещей, наверняка так или иначе ассоциируемых у местных с некоей фиолетовой единорожкой.

— Скажите – внезапно вырвался у него давно жаждавший на волю, но не вполне вежливый вопрос – а с чего вообще у вас тут все это…

Понивиллец замялся, стараясь найти более приличную и объемную формулировку, вместо чего в итоге просто обведя залу копытами.

— Сомневаюсь, что вы интересуетесь геологией – хмыкнул пегас, продолжив после его кивка оживившимся голосом – а значит, спрашиваете о причинах столь небывалого расцвета у нас твайлиизма.

Забавное название.

— Агась – видно он и сам не против рассказать.

— Вы, наверное, сейчас думаете: что за бред? С чего это куча взрослых и даже кажется, разумных пони ни с того ни с сего бросают все свои дела и гурьбой несутся поклонятся детской игрушке? – не дожидаясь реакции гостя, хозяин продолжил – а ответ прост как этот камень – пинок – твари…

Крылья раскрылись и вроде даже заблестели в исходящих из трещины лучах.

-…да-да, вся эта дурацкая история завязана на мерзких, злобных, понеядных и довольно-таки полезных в мертвом виде существах – мэр взлетел на ближайший валун и принял величественную позу – в те далекие и страшные времена, когда по нашей любезной родине пронеслась весть о гибели возлюбленной Принцессы Селестии, мало кто был готов поверить в это с первого раза. Как же иначе: правительница, прекрасная и величественная, победившая само время, дающая свет и надежду, пала в какой-то неведомой дыре от копыт никому неизвестного врага. Да и разве может богиня умереть? Нет – в голосе появились истерические нотки — нет! Это какая-то ошибка, дурацкая шутка, коварный обман ее жестокой сестры Найтмэр Мун, притворившейся доброй, чтобы предать…

Выступление сопровождалось пантомимой, причем значительно более качественной, чем у прежде только тем и общавшегося Страшилы. Что ж, на то кьютемаркой мэра и стала улыбающаяся маска.

-…но вот ужасная весть подтвердились и в душах эквестрийцев возгорелся священный гнев, а их сердца потребовали мщенья – соответствующее выражение и воздетое к небу копыто почему-то смотрелись скорее комично, нежели героично – мы сплотились под стягом скорбящей сестры. Так начался первый поход…с вашего позволенья я тут пропущу неважное для сегодняшнего представления действо и прейду к главному.

Эта фраза разрушила только начавшееся погружение Биг Мака в историю.

— Агась – потратив пару мгновений на то, чтобы прийти в себя, кивнул он.

— Конгениально! – актер выгнулся вперед и закрыл лицо — что же это! Катерлот пал! Ах, если бы Селестия была с нами, но нет – она погибла и ныне ее божественная сила наполняет ужасных чудовищ, наводнивших Эквестрию! Небеса возненавидели нас! О ужас, о кошмар! – резкий переход на шепот – а может Луна – не правильная Принцесса? Тысячу лет, пока ее не было, был мир и покой. Она приказала отступать. Сдалась, предала все, за что мы сражались и проливали кровь. А что это наша «правительница» везде ходит с этим черным, слугой Создателя? Это Принцесса виновата.

Биг Мак сжал зубы. Да, так все и было. Пони винили в произошедшем ее. Что там говорить – он и сам…

— Ой, как больно! – выступающий схватился за крыло – тварь, которая убила тысячи моих сограждан, а затем оккупировала мою страну, но с тех пор вела себя очень мило, вдруг оказалась злой! Ой-ей-ей, да она же ест меня, ах-ах, бедный я несчастный, а все эта никчемная Принцесса! Почему Луна не спасла – нечленораздельный звук – чудища обезумели! Кто бы мог подумать, но бредни Сопротивления были правдой! Бей их! За Эквестрию! Но как же это: мы победили! Почему? Ах, так значит в далекой стране Твайлайт Спаркл, лучшая ученица Селестии и победительница Луны уничтожила самого Создателя! – имитация напряженного мышления – ба! Да она же наша спасительница! Всякий должен быть подобен ей – мэр внезапно рассмеялся и закашлялся – ой ладно, что-то мне это надоело, давайте я уж по-простому.

— Агась – кивнул зритель, размышляя о том, когда стучать: сейчас или потом?

— Вы там, в Понивилле, эту историю наверняка знаете лучше меня – слегка сипло сказал пегас – как ее все воспевали, а уж когда выяснилось, что героиня еще и жива, просто спит, началось вовсе повальное поклонение. Однако затем настало почти спокойное время и вскоре восторги по поводу мисс Твайлайт Спаркл несколько поутихли – надо же было картошку сажать, какая уж там спасительница. Но тут пришел Безумец…

Очень неприятная улыбка – почти как у Страшилы.

— Когда пони страшно они ищут на что опереться, чем закрыться от реального мира – в глазах снова разгорелось презрение – нечто способное выдержать и более того – оправдать их надежды. Селестия погибла, дав жизнь этим уродам. Луна успешно себя дискредитировала принимая рациональные, милосердные к своему народу решения, оказавшиеся не совсем правильными в обстановке конца света. А «народ» не хочет понять, что быть вежливым с оккупантами и стараться им угодить – очень разумная политика, приносящая пользу именно тем неблагодарным сволочам, которые копошатся где-то там внизу и в глаза не видели урода, перед которым ради них приходиться расшаркиваться. Им бы только слухи распускать. Идиоты.

Макинтош кивнул, отлично осознавая и свою принадлежность к упомянутым.

— Так или иначе, но наши богини умерли – смешок – одна физически, другая политически и морально. История с чэйнджлингами стала последней каплей. На сцену вышли новые герои – Орден Сумерек, а кому служат они? – немного затянутая пауза – правильно, мисс Твайлайт Спаркл. Раз уж нашим спасителям не зазорно поклоняться ей, то нам тем более.

Неожиданный тяжелый вздох.

— Вообще, откровенно говоря, почти идеальная мишень для возведения в ранг божества – как-то устало произнес пегас – ничего никому не обещала, ни перед кем не ответственна, ни шиша не делает, просто спит. НО, если вы будете хорошими, то рано или поздно проснется и всем вдруг резко станет весело – скорбный выдох – алгоритм прост: молитесь, платите налоги, всем как есть помогайте Ордену и будет вам счастье.

— Однако она действительно спасла Эквестрию – спокойно заметил Биг Мак.

— Не спорю, вот только что-то не припомню приказа возводить в божественный ранг за такие подвиги – хмыкнул алый, складывая крылья – я ничего не хочу сказать: Твайлайт Спаркл – героиня и мы все ей по гроб жизни обязаны, но какого…- минута сосредоточенной борьбы с самим собой -почему мои уважаемые сограждане тратят кучу золота на давно ею не используемую игрушку, а затем бросают все дела и днями напролет мычат в этом зале свои песни?

— Действительно: почему? – поинтересовался понивиллец – ваше выступление, конечно, было довольно занятным, но все-таки с чего в Троттингеме столь сильны позиции твайлиизма?

— Хм, да, простите. Увлекся общей картиной – кивнул крылатый – помимо обычного для большинства эквестрийцев жгучего желания поклонятся рогатой ба…носительнице рога у моих сограждан есть особые причины так любить Твайлайт, сокрушившую Создателя. Видите ли, закон вероятности так подшутил над этим несчастным городком, что молитвы местных взяли и сработали, причем не один раз. Твари были побеждаемы в битвах, гибли под обвалами, убегали и так далее. Самое же эпичное событие в истории нашего поселения как назло также осуществлено силами твайлиита и под обильным соусом молитв.

По его губам начала расползаться улыбка.

— Да, подвиг твой вечен и память свята, великий Орнит, сразивший дракона. Я ведь знал его и довольно близко. В общем-то потому ныне и руководитель сего поселения – крылатый поморщился — к счастью, мы были все же не столь близки. Эта история произошла во время Безумного похода. Безумец послал сюда тучу своих тварей во главе со звероящером…впрочем, не буду рассказывать вам эту байку целиком. Короче: напился наш герой грибной настойки со своим приятелем-грифоном, тот повез его покататься вместе с бочонком, ну а в темноте они случайно натолкнулись на дракона. Бум, трах, пламя в бочонок и взрыв, снесший твари голову, а первым двоим – все остальное. Гранд Финале!

Пару минут ничего не происходило.

— Агась? – недоверчиво переспросил Биг Мак.

— Шучу-шучу – кивнул мэр – на самом деле там действительно эпичная история превозмогания, полная трудностей, боли, потерь и истинной дружбы разных миров – грифоньего и понического. Просто я не люблю столь очевидные и грустные сказки. Если интересно, то спросите буквально любого местного жителя – вам с удовольствием расскажут, а коли нарветесь на «искренне верующего», то еще и дополнят комментариями брата Томаса или еще кого по поводу символичности или божественного провидения.

Опять тяжелый вздох.

— Впрочем, надо быть справедливым: наплевательски относящиеся к Твайлайт также добавят много лишнего текста – в голосе явственно промелькнула грусть – Орнит ведь для нас герой, величайший пони, когда-либо выходивший из наших рядов. Все хотят быть похожими на него. Думаю, вы уж заметили странные прически у многих? Это потому, что такую носил он. Одежда с блестками? Его стиль. Рыгание в платочек после еды? Догадайтесь сами.

Мэру вдруг снова стало весело.

— Мне всегда было интересна реакция общества, кабы оно узнало, что Орнит и грифон были связаны не просто «крепкой мужской дружбой»…

Появившаяся было улыбка превратилась в узкую черту и он добавил напряженным голосом:

-…впрочем, я и так знаю. Потому и не распространяюсь.