Киберпони

Прогресс - вещь необратимая. Он стирает любые преграды, давая разумным существам, сумевшим его обуздать, невероятную мощь. Он способен в мгновение ока изменять то, что годами создавалось природой. Будущее подкрадывается незаметно... Добро пожаловать в новую Эквестрию.

Что же я наделала?..

Селестия рассказывает Луне о своей тайне

Принцесса Селестия Принцесса Луна Найтмэр Мун

И рухнула стена

Что общего у истории и пыльного склада? Им обоим иногда нужен хранитель.

ОС - пони

Железный меч и красная роза 2: Тайна тёмного леса

После того, как Роза остановила падение Эквестрии, на этом страдания не закончились. Вечносвободный лес начинает расти на территорию Эквестрии, тем самым принося беды и не счастья их обитателей, но кто сможет остановить это безумие? Если главная спасительница умерла, а пони начали превращаться в камень, заходя на территорию "Тёмного леса"

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Дерпи Хувз Другие пони Доктор Хувз Дискорд Человеки

Немножечко астрономии

Был запущен в небо первый телескоп и с его помощью Твайлайт смогла увидеть миллиарды других звёзд...

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна

История Барда

Это история о приключениях. Да-да, именно о них. О захватывающих путешествиях, смертельных опасностях, безумных рисках и спасении Принцесс. О неизведанных землях, на которые еще не ступало копыто пони, и о тех, кто все же на это отважится. А так же об искусстве сложения историй и о бардах, которые их складывает. Ну и о музыке, конечно, куда же без нее. Короче говоря, просто устройтесь поудобней и приготовьтесь принять участие в самом эпическом противостоянии добра и зла! Только не перепутайте их друг с другом...

Другие пони ОС - пони

Крохотные крылья

Скуталу всегда была кобылкой c большими мечтами, но смогут ли они сбыться? По крайней мере, она всегда может пойти по стопам своего героя, не так ли?

Дом на краю опушки.

Иногда достаточно просто быть рядом, что бы очень сильно помочь.

Флаттершай Энджел

Лунная гонка

Мужество и личностные качества Рэйнбоу Дэш проходят серьёзную проверку на прочность, когда она принимает брошенный Спитфаер вызов и вступает в гонку через серию смертельно опасных препятствий, преодолеть которые под силу только опытнейшим пегасам.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Скуталу Спитфайр

История Кризалис

Моя версия о том ,откуда появилась Кризалис .Начало похоже на истории Найтер Мун

Дискорд Кризалис Принцесса Миаморе Каденца

Автор рисунка: aJVL
Вот так всегда. Они повсюду.

Уж послали так послали.

Милости просим, только трупов не оставляйте.

— А почему вы просто не уничтожите их? – глухо поинтересовался у спутницы Биг Мак – зараженных? Ведь ты даже приказала мне не трогать…

— Очевидный вопрос – хмыкнула кобыла, все так же размеренно продвигаясь к одной ей ведомой цели – опасно из-за их внутренних жидкостей. И бессмысленно: куда бы и сколько бы раз мы их не били, они всегда возвращаются.

— В каком смысле? – не понял жеребец.

— В самом прямом – в ее голосе мелькнуло раздражение – трупы пропадают, их ряды укрепляются новыми, еще более уродливыми тварями.

— А если отрубить голову? – предложил Макинтош.

— Не считай нас идиотами – недовольно порекомендовала волшебница – чудищ по кусочкам разбирали. Даже сжигать пытались. Зараженных, естественно, по головам никто не считает, но на вид меньше их не становится.

— Агась – понивиллец задумался – а если…

— Не сейчас – жестко отрезала незнакомка – кое-кто был только что изгнан из города, которому отдала пять лет жизни, причем…короче, ты на ногах только полночи.

— Куда хоть направляемся? – поинтересовался Биг Мак – мы уже минут двадцать идем вдоль этой стены.

— Куда-нибудь, где можно отдохнуть – снизошла она до ответа – закуток, желательно повыше и посуше. Все.

Что ж, разумные требования.

Жеребец поправил стремившуюся сползти вторую пару сумок, еще у корзины отданную на его попечение. Ладно – они не такие уж и тяжелые, можно потерпеть, но если эта фифа думает, будто сможет сесть ему на шею, то глубоко заблуждается. Хотя пока что скандалов следует избегать: она вроде неплохо знает эту местность, чего про самого Макинтоша сказать никак нельзя, а значит – стоит держаться вместе.

-
— Агась – он вновь высунулся наружу и посмотрел на «защиту» — и вот эта черта нам поможет?

— Если ты останешься дежурить, то точно никто не пройдет – устало отозвалась спутница, уже роясь в честно донесенных жеребцом до «подходящего места» сумках – о! Замечательно, хотя бы на еду для новичков он не поскупился.

Она притянула к себе под капюшон нечто толстое и плоское. Раздалось жевание. Минуту спустя туда же отправилась бутылка. Дабы отпить ей пришлось-таки немного приподнять голову, продемонстрировав понивилльцу белую прядь.

Понимая маловероятность диалога во время приема пищи, Макинтош присоединился. Первое попавшееся ему в открытой сумке яство столь сильно смахивало на шляпку гриба, что распаковать его он не решился, принявшись за лежавшие ниже стручки фасоли и лука. Молчание мало помалу становилось уютным.

Наконец Биг Мак решил начать разговор:

— Что дальше? – чего уж тут канителится.

— Спать – ответила до сих пор незнакомая кобыла – или дежурить всю ночь в одиночку, на твой выбор.

— А потом? – он еще раз подозрительно глянул на проведенную перед входом в закуток линию – ты ведь не собираешься оставаться здесь на всю жизнь?

— Как бы не было заманчиво, но нет – она начала устраиваться на собственноспинно дотащенном пухлом пакете – все завтра. Кстати, можешь не волноваться – здесь достаточно тепло, чтобы спать по одному.

Он не сразу понял смысл последнего высказывания.

— Да я и не…- жеребец осекся. Частично чтобы не отяготить отношения внутри их маленькой группы скандалами вроде «да ты сам урод» — всегда трудно предсказать реакцию кобыл на подобные вещи. Ну а еще потому, что сам не был уверен в своих намерениях.

Почему-то стало стыдно.

-
— Да как посмел ты…- она замолчала столь же резко, сколь и закричала. Затем, видно сообразив, где и при каких обстоятельствах находится, закончила шепотом – будить.

— Вот так – пожал плечами Биг Мак и кивнул в сторону подготовленного для нее завтрака.

Кобыла еще пару минут повозилась, но все-таки встала и принялась за еду, между делом спросив:

— А как ты определил, что уже прошло достаточно времени, чтобы проспаться после бессонной ночи?

— Никак – после мучительных раздумий ответствовал Макинтош – просто проснулся и начал по привычке обустраивать лагерь и осуществлять побудку.

— Агась – кивнул капюшон со сразу несколькими вылезающими из-под него спутавшимися прядями – как-то эгоистично с твоей стороны, не находишь?

— Ну, ты ведь все равно проснулась? – развел копытами жеребец.

— Агась, проспав при этом раза в два меньше, чем надо было – последний кусочек исчез под капюшоном – отвернись. Нужно переодеться.

— А зачем отворачиваться? – не понял Биг Мак.

— О ужас, с каким дикарем довелось разделить путь! – кажется, капюшон издевательски изогнул брови – просто делай, что сказано.

— Как прикажете, ваше высочество – церемонно поклонился жеребец.

Позади раздалось шуршание и какой-то подозрительный речитатив шепотом. Дабы отвлечь себя от желания подсмотреть, жеребец начал приводить в порядок список тревожащих его, а следовательно, требующих ответа вопросов. Он как раз дошел до формулирования двадцать второго, когда исподволь подтачивающее его волю любопытство все-таки взяло верх, однако пока вылилось лишь в вопрос:

— Долго еще? Что ты там делаешь?

Ставшее уже сверх подозрительным шуршание, шепот и пощелкивание быстро прекратилось и раздался голос его спутницы, каким-то образом заметно изменившийся за прошедшие пару десятков минут.

— Я надеваю свой плащ и волшебную шляпу – подтверждающие звуки – и вместо несчастной, согнувшейся под грузом чужих забот и горестей главы поклонников Твайлайт Спаркл перед трепещущим в ожидании миром вновь предстает…

Их пещерка озарилась разноцветными огнями. Тут уж Макинтош не смог сдержаться и повернулся.

— Трикси, Великая и Могущественная!

Соответствующие моменту спецэффекты прилагаются.

Немая сцена.

Наконец единственный зритель с некоторым трудом открывает рот и произносит первое, что пришло ему в голову:

— Знаешь, а в этом – кивок на сброшенный балахон – ты была куда более интригующей.

-
-…завистник порой знает о пони куда больше самого верного фаната – вдохновенно вещала синяя кобылка – ведь для него это действительно жизненная необходимость. А Великая и Могучая Трикси завидовала Твайлайт. Ведь та совершила казавшееся невозможным, причем не ради славы или денег, а просто так. Вернее, чтобы спасти город, но это не важно.

Последняя фраза слегка возмутила его, однако Макинтош решил не прерывать снова разговорившуюся спутницу.

— А ведь это было только начало – мечтательно произнесла она, вознеся очи к невидимому потолку – победа над Дискордом и спасение всей Эквестрии чуть ли не в одиночку – еще один повод для недовольства – умение перемещаться во времени и пространстве, усмирение Цербера и множество других великих свершений, которые по праву должны были принадлежать Великой и Могучей Трикси. Венец же всему: уничтожение Создателя, чего не смогла совершить сама Принцесса Селестия!

От избытка чувств магический огонек на вершине рога вспыхнул раза в три ярче.

— Как же Великая и Могучая Трикси ей завидовала…- в голосе послышалось прямо-таки сладострастие.

— Агась – кивнул Биг Мак, шкурой ощущая ту непреложную истину, что его проводница по Подземью отвлеклась и более того – совершенно не заботиться о скрытности. А значит, пора кончать – а что случилось со Страшилой?

Он чуть не ткнулся в хвост резко остановившейся спутницы.

— Ты сошел с ума? – возмущенно поинтересовались с другого конца – Великая и Могущественная Трикси рассказывает историю своего вознесения к вершинам и ниспадения в бездны, а ты спрашиваешь о каком-то «Страшиле»?

— Агась – не решаясь начать обход препятствия, сказал ей в спину Макинтош –ради него я и начал все это путешествие и попал сюда тоже из-за него.

И «авантюры эксцентричной особы». Хорошо, что он этого не сказал, а то небольшая молния вполне могла бы полететь назад, а не в стену напротив. Голова кобылки снова склонилась.

Волшебный огонек погас.

Пара минут тишины и темноты.

— Деталей не знаю – как будто говорит другая пони – твой друг совершил некое деяние, чуть ли не испугавшее «первых». Вроде с ним были какие-то переговоры, но ничего не вышло и его отправили вниз. Все.

— А почему вы говорили об единственном шансе? – слегка нервничающий в связи с недавней демонстрацией силы и этим странным поведением, самым вежливым своим тоном спросил понивиллец – на что опирался ваш план?

— На его здравомыслие и собственный опыт – вновь появилось освещение – когда твоего друга спускали, с ними был один из «моих» стражников. Он дал ему простейшие указания в стиле «стой тут» и «тихо». Мы прибыли всего несколько часов спустя и если бы кое-кто так долго не ломался, прежде чем совершить правильный поступок, то успели бы даже раньше. Возможно, даже до того, как Страшила решил уйти от подъемника.

— Агась – против воли возмутился жеребец – то есть, ты рассчитывала на его суицидальные наклонности? Не могла придумать чего-нибудь более надежного? Стоять в темноте в окружении десятков зараженных – это, конечно, очень интересно, но никак не разумно.

— Обычно их там нет и они редко когда столь активны. Что-то их сильно растревожило – движение возобновилось – так или иначе, будь вы оба послушны, то все было бы в порядке. Его бы достали прежде, чем «мэр» — будто выплюнула. Точь-в-точь как алый говорил «брат» — успел среагировать и вы бы вышли из города с достаточной форой, чтобы минимизировать шансы на вашу поимку без крылатых, а там тоже есть «мои» пони. До грифонов первые добрались бы далеко не сразу.

— Ну-ну – решил немного отойти от традиции Биг Мак – то есть, будь мы оба доверчивыми дураками, все было бы хорошо. Допустим. «Твои» пони все бы организовали. Кстати, не расскажешь, что это значит? У вас что ли и наверху есть рабство?

— Отчасти – сухо усмехнулась синяя – хотя один наш общий знакомый называет эту систему сложившейся социальной иерархией, неизменно при этом улыбаясь – голос снова упал — хотя нет, раньше так было, сейчас уже не знаю. «Мои» — это те троттингемцы, которым важно мое мнение и видение. Причем настолько, что они ставят его выше приказов главы города и первых.

— Агась – спустя пару минут обдумывания решил уточнить Макинтош – то есть, как бы независимая группировка, которой наплевать на мнение властей? Причем о ней знают. Как-то не вяжется с твоим описанием местных обычаев: у вас же вечная нехватка рабочих копыт на нижних должностях. Почему же их не одоброволили на трудовые подвиги ради Эквестрии и Троттингема?

— Значимая часть моих приверженцев не абы кто, а вторые, то есть пони, уже заслужившие определенный почет и уважение в городе, доказав свою значимость – спокойно ответила «Трикси» — к тому же пока мы особо не светились, а просто за убеждения кидать как-то неудобно даже первым, тем более, что и из их рядов некоторые влились в наши.

— А почему бы тогда не выбросить собственно причину всего этого? – у нее сбился шаг – я имею в виду, раньше. Ведь я так понял, ты и есть источник всех проблем.

Она остановилась.

— Мэр был против, а к его мнению прислушиваются все – тихо ответила спутница – хотя давили на него изрядно. А почему так тебе рассказала бы история Трикси, которую ты столь невежливо прервал. Кстати, тебя ведь зовут Биг Макинтош Эппл?

— Просто Биг Мак.

— Отлично – она резко повернулась к нему вполоборота и посмотрела в глаз – в следующий раз, пожалуйста, не делай так. Я очень хочу снова побыть Великой и Могучей Трикси.

-
Привал без костра – это как-то неправильно. Непривычно.

А что делать? Как будто в подземельях могут расти деревья…

— Подожди-ка! – рассматривающая свою шляпу кобылка вздрогнула и посмотрела на него одним глазом — а как это растения могут жить без света?

Непонимающий взгляд.

— Ты рассказывала, будто троты получают «порошки» из…

— Поняла – отмахнулась спутница – подземный лес довольно-таки далеко отсюда, через ту здоровенную пещеру, где мы искали Страшилу. Там свет есть, вроде льется из трещин в потолке.

— А зачем тогда спускать пони здесь? – поинтересовался жеребец.

— Ты плохо слушал – вынесла вердикт синяя – как можно было и самому догадаться, эти колодцы по большей части естественного происхождения и у нас нет особого выбора. Но даже если бы мы смогли пробиться в нужное место, то собственно место сбора урожая кишмя кишит уже серьезными тварями. Кидать беженцев туда – значит бессмысленно тратить их жизни. Сперва нужно дать нашим добытчикам освоится.

— Агась – усмехнулся Макинтош – и много у них шансов выжить в темных пещерах, наполненных «несерьезными» зараженными без еды и воды?

— Ты снова считаешь нас идиотами – покачала головой собеседница.

— Я считаю их – копыто вверх – негодяями, садистами и только в последнюю очередь идиотами, с чего-то искренне верующими в собственную безнаказанность и то, что их преступления никогда не откроются.

— Среди них определенно есть персоны, обладающими всеми тремя названными свойствами – соизволила улыбнуться Трикси – однако большинство составляет не столь одаренные личности и некоторые из них понимают, что если все подземцы перемрут, то никакой прибыли городу не будет. Потому идут на разные ухищрения для облегчения тяжести житья местных жителей.

— Например? – приготовился слушать Биг Мак.

— Для начала сбрасывают их в относительно безопасные пещеры непосредственно под городом, где бродят только обычно спокойные и вялые зараженные – начала кобылка – при этом каждому выдается комплект необходимых инструментов, припасы и прочее. Естественно, все сдабривается уверениями, будто это просто необходимая проверка на пригодность для житья в Троттингеме. Здесь их встречают наши проводники…

— В смысле, преступники? – уточнил жеребец.

— Некоторые – да – кивнула все также смотрящая перпендикулярно ему единорожка – но в большинстве своем, это добровольцы, некоторые из которых спускаются сюда только на сезон, а половина все время живет в Подземье.

— Почему?

— Ты не поверишь – усмехнулась собеседница – но действительно потому, что хотят помочь городу и Эквестрии. Ведь когда-то эти бомбы были для нас не заработком, а вопросом жизни и смерти. Троты, а также еще целая куча тогда еще чужих горожан нашедших здесь убежище после прохода Безумца, только ими и оборонялись, пока Орден стягивал все силы в почти ненаселенный Кантерлот.

— Вряд ли вам стоило рассчитывать на высокоприоритетность после того как именно ваши представители развалили армию Эквестрии и чуть ли не первые слиняли с поля боя – начал загораться патриотический гнев.

— Я тогда еще не числила себя жительницей Троттингема – подняла копыто кобылка – но в целом могу понять обе точки зрения. Не будем спорить. Короче, к тому времени, как наши защитники обратили внимание на наш «ненадежный» городок, мы уже перебил чуть ли не всю посланную против нас орду. Во всяком случае, нам так казалось. Впрочем, фиолетовые все равно сильно помогли – уничтожили блокировавших ворота тварей и заткнули последнюю их пещеру внутри горы, которую мы сами не могли завалить целый месяц. Там теперь храм.

— Короче, все закончилось хорошо – кивнул Макинтош – все живы, счастливы и больше не нуждаются во взрывчатке. С чего же тогда все это?

Он обвел пещеры взглядом.

— Враги ушли, энтузиазм упал, а потом оказалось, что в горе мало ресурсов и много пони – пожала плечами кобылка – последние все прибывали. Причем далеко не все вели себя, как подобает…впрочем, для этой истории тебе так же стоит подождать Трикси.

— Агась – скептически глянул Биг Мак – и долго ждать?

— Надеюсь, всего только до утра…

— Неужели тебе больше нечем заняться, кроме как пихать Великую и Могучую Трикси? – опять этот обалдуй ее будит.

Глаза резанул свет от фонаря, мгновенно выгнав остатки сна.

Вот зараза, придется вставать.

Не догадайся этот мужлан отдать ей свой кусок грибятены…

Стоп.

Сперва привести себя в порядок.

— Отвернись – спорить перестал, только рожи теперь корчит. Вот что значит дрессировка!

Кобылка достала из пакета ее личных вещей расческу с зеркальцем и начала старательно приводить свою гриву в порядок. Теперь, когда этого дурацкого капюшона нет, приходится закрывать волосами. Взгляд сам собой устремился на аккуратно сложенный балахон в сумке. Нет, все таки она слишком строга – как никак его придумала Трикси, а значит, он, даже при всем своем несовершенстве, все равно много совершенней любому другого платья, придуманного прочими смертными. Этот балахон самый балахонистый в мире!

Но вот ежедневный ритуал завершен и пора заняться этим, определенно недостойным ее завтраком.

Ишь, смотрит. И за что ей послали это бревно с одним глазом и полным отсутствием даже зачатков хороших манер? Впрочем, этот безмозглый тип достаточно силен, чтобы оправдать свое существование.

— Так куда мы идем? – опять он разинул пасть, едва она успела завершить сию ничтожную трапезу.

Волшебница возвела очи к потолку. Вопросы, опять эти дурацкие вопросы о всякой ерунде, когда буквально в двух шагах от него сидит Великая и Могучая Трикси!

— Великая и Могучая Трикси идет куда ей вздумается! – кобылка встала – и сейчас Великая и Могучая Трикси направляется в подгород.

— Чего? – завозился сзади оставленный грузовой пони – какой еще…

— Это не важно – царственно отмахнулась единорожка – просто иди за мной и не забудь сумки!

Он догнал ее только через пять минут, при этом пыхтя самым что ни на есть неприличным образом, наверняка сейчас начнет опять донимать ее своими глупостями…

— Так, где же Великая и Могучая Трикси остановилась? Ах да, на том, как ее главный враг, Твайлайт Спаркл нагло украла у нее величайшее достижение – уничтожение Создателя чудовищ! — от благородной зависти на мгновение перехватило дыхание – но Великая и Могучая Трикси не собиралась сдаваться! Великая и Могучая Трикси сражалась с полчищами тварей, исцеляла умирающих, восстанавливала разваливающееся, но эти ничтожные пони все равно славили и благодарили Твайлайт Спаркл больше, чем Великую и Могучую Трикси.

Кобылка стукнула копытом о камень, чисто рефлекторно добавив для эффекта магических искр.

— Но тут наконец пришел этот ленивый Безумец – сердце защемило от восторга и ужаса — Великая и Могучая Трикси сразу поняла, что это шанс доказать всем недотепам, неспособным увидеть истинное могущество прямо перед своим носом, кто является величайшим из всех волшебников Эквестрии!

Сзади раздалось фырчание, на которое она не обратила никакого внимания, восторженно рассматривая давно забытую казалось бы картину — Великая и Могучая Трикси, несомая на постаменте под ликующие вопли толпы, а в темном углу стоят, понурив голову все те, кто…

— Великая и Могучая Трикси бесстрашно пошла навстречу темной волне, катящейся на нее с севера, однако тут Великая и Могучая Трикси услышала о вражеской армии, напавшей на Троттингем во главе с ужасным Драконом – нет, Великая и Могучая Трикси не испугалась, конечно же нет. Просто захотела для начала перекусить звероящером и только потом, на глазах у всего Кантерлота, победить Безумца – доблестно войдя в этот жалкий городок она обнаружила только кучку дрожащих внутри своих пещер трусов, совершенно непригодных для великой чести сопровождать Великую и Могучую Трикси…

Повернув в этот момент за угол, она внезапно оказалась нос к носу с тремя неприятного вида жеребцами, которые к тому же еще и мерзко ухмылялись.

Потеряв от неожиданности мысль, кобылка на минуту задумалась, а самый грузный незнакомец в то время обратились к выдвинувшемуся вперед носильщику:

— Добро пожаловать в Подземье – последовал удар копытом, от которого ее увалень даже не смог нормально увернуться. Ну, хотя бы не свалился.

Понаблюдав минут пять за развязавшейся дракой, Великая и Могучая Трикси внезапно осознала, что ее спутник все еще несет на осыпаемой градом ударов спине все их припасы.

К тому же ее опять прервали.

-
— Никто. Не смеет. Прерывать… Великую и Могучую Трикси – каждое слово сопровождалось не сильным, но все равно чувствительным шлепком концом веревки по наглой морде подвешенного вверх ногами пони. Того самого, что начал драку.

— Великая и Могучая Трикси…ай да ну все это – пленник полетел в сторону, а сама кобылка почувствовала, что ощущение окончательно ушло, сколько не повторяй «Великая и Могучая Трикси». Шея попыталась привычно согнуться.

— Что будем делать? – спросил из-за спины Биг Мак.

— Грабить награбленное – невесело усмехнулась волшебница – глянь, где два других. Быть может, у них есть чего-нибудь поесть, а то наши рационы ныне превращены в крошево.

— Ясно – кажется, у меня появился еще один «мой» пони. Что ж, приятно, когда можно не сомневаться в верности попутчиков.

Устало вздохнув, она повернулась к связанному главарю:

— Не просветите ли нас, бандит конченный, что это было?

— А я ведь тебя знаю! – внезапно завопил спрашиваемый – ты главная у тех сумасшедших, которые камню поют! Хотя нет – еще одна мерзкая улыбка – уже не главная, не так ли? Достала верхних или просто актер прознал о…

— Тихо – жеребец снова был перевернут и получил по морде концом веревки – кто перед тобой мне известно, да и вообще ты мне малоинтересен, кроме одного вопроса: второй еще стоит?

— А то! – снова разулыбался было бандит, за что тут же получил пару шлепков.

— Вы из него?

— Да.

— Отлично – пленник встретился лбом со стеной.

— И за что ты его так? – поинтересовался подошедший с опасной стороны спутник.

— Не умеет учиться на ошибках – быстро отвернулась кобылка – как наверху был преступником, так и внизу не поспешил встать на путь исправления. Нашел?

— Одного – находка была тут же продемонстрирована – все вроде в порядке, только отключился.

— Рада за него – сухо прокомментировала единорожка – еда есть?

— Только это – один пакет с овощами. Сверху.

— Пожалуй, рановато я своего вывела в прострацию – связанный жеребец был осмотрен и найден в глубоком обмороке – ладно, если их логово и правда где-то рядом, то потом нормальные найдут и без нас. Пошли.

— А второй? – вдруг спросил Биг Мак – не можем же мы его бросить на растерзание зараженным?

Минута молчания.

— Ты откуда? – наконец поинтересовалась кобылка – я предполагала и первого тут оставить, да и третий мне нужен только для допроса. Разве у вас иначе с бандитами поступают?

— Ну, честно говоря, это первые бандиты, которых я встретил за последние три года – кажется, слегка смутился красный – у нас-то места все больше тварями заняты.

— Отлично – она снова глянула на потолок. Все такой же – а что ты сделал с ними три года назад?

— Отвез в Кантерлот на суд. Мы как раз туда ехали…– неуверенно отозвался спутник, внезапно поморщившись – ладно, понял. Просто отвык видать.

Обморочный был брошен на пол, а сам понивиллец шустро догнал ее. Увы, долго идти в молчании он не смог:

— Скажи, а как ты светила в надвинутом капюшоне? И с надетой шляпой? Мне еще тогда стало интересно.

— Тренировки – лаконично ответствовала волшебница, высчитывая хотя бы примерный путь до подгорода.

— Агась – явно неудовлетворен – а поподробнее?

— А ты сможешь понять? – недовольно поинтересовалась кобылка – насколько мне видно, рога у тебя на лбу нет. Скажу лишь, что Великая и Могучая Трикси рассказала чистую правду – она и правда мечтала стать самой лучшей волшебницей во всей Эквестрии и немало поработала ради этого.

— Согласен, Я не единорог – ишь ты, обиделся – но по-моему эта самая Великая и Могучая Трикси как-то слишком уж далека от искомого звания – та синева продержалась под ударами десятка зараженных всего-навсего жалкие несколько десятков минут.

— «Эта синева», как ты говоришь – забавно, неужели меня правда это задело? – была не только светом, но и щитом, не говоря уже о том, что купол был создан при накинутом капюшоне. Но ты прав: это было жалкое представление…

Прекрасная, пусть и очень затратная молния улетела в потолок, где преобразовалась в сверкающую серебряную сеть, не то, чтобы очень давно превращавшую по десятку тварей за раз в груды горелого мяса.

-…просто Великая и Могучая Трикси не собиралась защищаться – она с удовольствием смотрела на раскрывшего рот спутника.

-
— По моим расчетам, завтра мы дойдем до подгорода – это нечто вроде крупного укрепленного поселка, в котором живут наши добытчики. Во всяком случае, так было раньше – после минутного замешательства, добавила кобылка – там у меня уже не будет ни времени ни желания отвечать на твои вопросы. Так что если есть какие-то особо животрепещущие, то…

Она сделала приглашающий жест копытом.

— Отсюда есть путь наверх? – подумав, выдал Биг Мак.

— Скорее всего, да – улыбнулась волшебница – и мы даже собираемся им воспользоваться.

— Агась – до чего же заразное изречение – Страшилу искать будем?

— Возможно – она устроилась поудобнее – если Серый сейчас в походе, то, пожалуй, даже наверняка.

— Серый?

— Мой старый знакомый, чьей помощью нам предстоит заручится в подгороде.

— Что можешь рассказать о местных зараженных?

— Немногое – кобылка легонько постукала себя по челюсти – не такие, как при Создателе или Безумце. Скорее просто еще одна разновидность тварей, только в форме пони – никаких мозгов. То есть, ни говорить, ни шпионить, ни заманивать в засаду. Плохо видят и чуют, много пройти в пяти шагах от тебя и не заметить. Интересуются светом и звуком, но разогреваются медленно. Попавших к ним в лапы не жрут, а утаскивают с собой. Опасайся их резать – «кровь» твоему здоровью не поспособствует. Зачем кричат непонятно. Все.

— Агась – спутник задумался.

Все-таки первое впечатление было обманчивым – перед ней ветеран. Легко находит воду в незнакомой обстановке, таскает тяжести, вообще не боится тварей, да и тех троих он бы и одни вполне возможно довел бы до кондиции самостоятельно. Выглядит интересно. Цвет приятный…

— Есть что-то еще, необходимое для принятия к сведению? – покачаем головой, только осторожно – тогда можно позадавать личных вопросов?

— Лучше обратись с этим к Великой и Могучей Трикси – улыбнулась кобылка – говорить о себе – ее любимое занятие.

— А кто тогда ты?

Она неожиданно для себя задумалась.

А ведь хороший вопрос, со множеством неверных, но таких желанных ответов. Что значит здесь, среди камней и тварей ее титул или какое значение в том имени, когда все уже кончено? И вокруг нет никого произносящих это звание. От правды все равно не уйти, да и зачем?

— Трикси.

— Агась – протянул спутник – так могу я спросить тебя о тебе?

— Валяй – тихо отозвалась просто Трикси.

— А кем ты была наверху? – ну и вопросец – странная одежда, поклоны, «твои» пони, разговоры в сказочном стиле при первой встрече, нежелание представляться.

— «Чего ты хочешь» — это я пыталась сократить время болтовни и как можно быстрее вытащить твоего друга. Не получилось. Ну и просто для так – она усмехнулась – в конце концов то, что я глава твайлиитов еще не значит, что мне порой не хочется пошутить…

— Агась – торжествующе поднял копыто жеребец – значит я не ослышался, ты действительно возглавляешь весь этот культ.

— Не весь – поправила его кобылка – только троттингемский и мне, откровенно говоря, не нравится слово «культ»: наводит на размышления о ножах, крови, драгоценных камнях и уродливых статуях. К тому же это вроде всегда была открытая информация.

— Но как же так получилось, что ТЫ стала…

— К Великой и Могучей Трикси – остановила она очевидный вопрос – надеюсь, обо мне ты больше ничего не хочешь спросить?

Он явно хотел. Но сдержался. Хорошее качество.

— Неа.

— Замечательно, спокойной ночи.

-
Она с трудом приходила в себя, не в силах отвести глаз от утаскиваемого тела. Не проснись она вовремя…

Бедолага бы остался жив – прагматично сказала ей проснувшаяся часть сознания, да и вообще, никакой проблемы, в принципе, не существовало. Возможно, она и является хрупкой, изнеженной мягкими кроватями и долгим отсутствием побудок кобылкой, зато ее спутник определенно в куда лучшей форме. В общем-то именно его захват и был тем звуком, что разбудил волшебницу. А она, внезапно проснувшись и увидев над собой грязную, перекошенную от боли рожу поступила чисто по-женски: тихо взвизгнула и поджарила несчастного.

Как ни печально это признавать, но за испуг ей куда стыдней, чем за убийство, пусть даже и в целях самообороны. Хотя сам факт того, что Трикси жаль бандита, уже является хорошим знаком – после того случая во время Опустошения, она их вовсе за пони не считала.

— Спасибо – кивнула она спутнику, оттащившему труп подальше от лагеря.

— Пустое – отмахнулся Биг Мак – успела у него что-нибудь узнать?

— Где уж мне, оставила на завтра – самокритично постучала себя по лбу кобылка – впрочем, он не сильно бы помог, разве что рассказал бы последние новости. Не в проводники же его брать.

— Агась – Макинтош сел на одеяло — а запах не привлечет тварей?

— Не знаю – честно ответила единорожка, с грустью разглядывая перетертую об острый камень веревку – но лучше пойдем.

Увы, за оставшуюся часть «ночи» найти приличный закуток не получилось, так что пришлось забиться буквально в трещину. Конечно, в вопросах выживания скромность и застенчивость обычно не рассматриваются, но все равно было как-то не очень нормально снова ощущать кого-то так близко от себя. Сразу нахлынули воспоминания, долго не дававшие заснуть.

Разве кто-то мог предположить, что вот так все закончится?

Видно из-за всего этого проснулась она как всего-навсего Трикси. Ну ничего, их ждет много приключений и никакой ответственности. Время еще будет.

Пока шли, Биг Мак попытался расспросить ее о взрывчатке и подземье, но про первое она знает лишь проблемы, связанные с добычей ингредиентов, про второе же куда лучше расскажет Серый. А уже через несколько часов они, наконец, нашли свою цель – сверкающее пятно в мире тьмы, переливающееся металлическими штырями и нависающее уходящими к невидимому потолку воротами. Причем приняли их тут куда теплее, чем практически в любом другом городе Эквестрии. Здесь действительно ценят каждого пони: чем больше добытчиков, тем реже приходится ходить самому.

Ее спутника практически сразу отвлек какой-то тощий жеребец с брильянтом в золотой оправе на крупе, что безусловно к лучшему – не будет путаться под ногами.

— Веди меня к главному – приказала она первому встретившемуся парню с глупым выражением лица и копьем.

Унаследованный и отшлифованный командный голос не подвел – жеребец без лишних слов повел впервые увиденную кобылу куда-то в обход здоровенного сталагмита в центре поселения. Хотя, с другой стороны: почему нет? Не агент же она зараженных.

Как ни странно, но здесь все далеко не так ужасно, как ей представлялось: палаток тут хватит больше, чем на сотню пони и судя по просьбам дать еще, они явно не пустуют. Никакой грязи, копоти, крови на улицах не видно – все как в те времена, когда здесь были только добровольцы. Видимо уход бандитов во второй только помог оригиналу превратится в нечто приличное. Ну, насколько возможно для тюрьмы совмещенной с лагерем смертников.

Речка не запружена, внутри стен два прудика для помывки и стирки, а столбики дыма от приготовления пищи уходят в невидимые отсюда трещины на потолке. Короче, все путем, как и говорили первые, когда убеждали, что и здесь тоже можно жить.

Кобылка вздохнула.

Опять вспомнились эти «свободные». Несколько десятков здоровенных лбов, как минимум половина из которых – дезертиры. Нет, ни тогда, ни сейчас она ничего не имеет против свободы, но только пока не мешаешь жить другим. Да, нужно признать, что верхние уже тогда начали перегибать палку с этими идиотскими правилами и пропусками, но чего им еще оставалось: беженцы все прибывали, еды было не то, чтобы слишком много, а тут еще и какие-то понаехавшие начинают вести себя, будто это они живут здесь уже со дней основания.

Мэр не поддержал. А она сказала «испугался»…

— Ээээ, вот – вывел ее из задумчивости переминающийся с ноги на ногу проводник.

— Что «вот»? – недовольно поинтересовалась Трикси, с недоумением глядя на здоровенный шатер, никак не могущий быть прибежищем Серого – никаких трофеев, ни одного чучела, куда ты меня завел?

— Ратуша – как нечто само собой разумеющееся сказал часовой и подозрительно посмотрел на сопровождаемую – а кто вы, простите, такая?

— Большая шишка – ответила кобылка и более не обращая на него внимания откинула «дверь».

Ну, похоже. Несколько стульев, ковер, всякие мелочи вроде фужеров, стаканов и прочих побрякушек, а у каменной стены здоровенный стол явно местного производства.

— Да? – встала кислотно-зеленая кобыла с фиолетовой гривой. Вот ведь не повезло бедняжке– что вам нужно? Если новенькая, то…

— Я была здесь задолго до вас – небрежно отмахнулась волшебница – мне нужен Серый, где он?

— Серый? – удивилась единорожка – а, вы имеете в виду главного следопыта. Он еще не вернулся…

— Ясно – она с досадой хлопнулась на стул – что ж, в таком случае, вам стоит представиться.

— Эээ, я мэр этого…эй! – она прямо-таки по-детски надулась – а почему бы вам не назвать себя первой, это же вы как-ника…

— Имя мое слишком известно, чтобы я его называла – со столь приятными нотками в голосе заявила пока еще просто Трикси – итак, вы местный мэр. По какому праву?

— Т-то ест-ть? – аж начала заикаться глава подземной администрации, однак все-таки смогла взять себя в копыта – я была демократически избрана…

Да она же совсем молоденькая. Вдогонку пришла мысль, что подобным образом думают только старики, а Великая и Могучая Трикси никогда не состарится.

— А как это вы, извольте спросить, были «демократически избраны» на уже занятый пост? – копыто взвилось в обличающем жесте. Пока жертва пыталась понять происходящее, следовало нанести последний удар – немедленно изложите Великой и Могучей Трикси всю имеющуюся у вас информацию о походе Серого и предоставьте Великой и Могучей Трикси место для отдыха и пищу.

— Я..я…- глаза вдруг расширились — Великая и Могучая Трикси? То есть, та самая Великая и Могучая Трикси?

О Твайлайт…

-
— И много ты слышал? – поинтересовалась она у отлипшего от стены Биг Мака.

Тот пожал плечами:

— Где-то с того момента, когда ты познакомилась с Орнитом. Кстати, а почему ты сама не рассказываешь такие интересные подробности? Мне так очень понравился тот отрывок ее текста, когда ты «случайно» напилась грибной настойки и «приземлила» какого-то пегаса прямо…

Магический кляп ему в рот и совершенно не характерное для любой их ее ипостасей покраснение, наверняка заметное даже в местной полутьме.

Пара минут тишины, за время которой он, не имея возможности высказаться, начал изображать упомянутую сцену действием. Стало еще стыднее.

— Вот потому и не рассказываю – лучше уж пусть разговаривает – в конце концов, могут же быть у кобылки свои секреты?

— Агась, секреты, которые, судя по всему, знает буквально все население Троттингема – жеребец ехидно усмехнулся – и скоро ты собиралась сообщить мне, что была частью того знаменитого похода на дракона?

— Как раз в следующий раз, как стала бы Великой и Могучей Трикси – пожала плечами бывшая глава твайлиитов – между моим приходом в Троттингем и той безобразной сценой в таверне всего пара дней, за которые ничего интересного не произошло — Великая и Могучая Трикси безуспешно пыталась найти себе проводника. Пока не нарвалась на кучку прорвавшихся сквозь блокаду солдат, заливавших свое отчаяние грибной настойкой.

— Это я слышал – кивнул Макинтош – но неужели эти пропойцы – все, что осталось от бросившего армию Луны отряда?

— Нет, просто самые «везучие» — хмыкнула Трикси – большая часть пришла потом: они не стали бить в лоб и просто перелезли через горы.

— Разумно – одобрил ветеран – ну а дальше?

— Наша компания отправился на поиски приключений – пожала она плечами – не сразу, конечно, и не в том составе. Однако ради этого жди Великую и Могучую Трикси.

— А не просветишь ли насчет того пегаса? – хитро сощурился понивиллец – у вас с ним что-нибудь было?

Под ее взглядом он немного сник, но все еще продолжал таращится.

— Развяжи мэра – приказала кобылка – Великой и Могучей Трикси не нравится, когда ей напоминают о ее ошибках.

-
Не стоит и говорить, что той самой героине, спасшей Троттингем, сразу же выделили место для жилья. Увы, учитывая общую их нехватку, пытались поселить вместе с Биг Маком. Вечером кураж уже был не тот, но много его и не потребовалось– ее «высопоставленная» поклонница с готовностью отдала ей свою. Несмотря на все старания, бывшей главе твайлиитов так и не удалось не думать о ней, в результате чего мадам мэр была великодушно приглашена разделить же палатку со своим кумиром. Какие же у девчушки при этом были глаза…

Увы, хотя скорей уж к счастью, далеко не все в лагере были настроены столь восторженно по отношению к «героине». Кое-кто припоминал ей некоторое участие в открытии бомб из-за которых они ныне так страдают, большинство же открыто осуждало сам факт спасения крайне непопулярного здесь Троттингема. А «ее» пони здесь не было – по крайней мере, их она смогла защитить.

Зато к Биг Маку все отнеслись на редкость хорошо – видно из-за того тощего с брильянтом. Хотя этот жеребец видать в любой компании за своего сойдет: глупый вид, умное поведение и наверняка обширный опыт делают свое дело.

Одной проблемой меньше, подумала она тогда. А потом оказалось, что это была единственная проблема. Ее кормили и принимали совершенно бесплатно, да им ничего и не требовалось от нее – деньги утратили свою значимость с высотой, а для работ здесь и так было более чем достаточно единорогов. Все это маленькое общество отверженных управлялось на удивление четко и эффективно: каждый с готовностью выполнял возложенную на него работу, не жалуясь и не ссорясь, без всяких пропусков, первых или иных стоящих над ними с палками начальников.

Честно говоря, подобная ситуация ее чуть ли не возмутила – она-то уже который год боролась, пусть и очень незаметно, за отмену этого варварского обхождения с беженцами и возвращения узников на поверхность, в то время как они тут в Подземье живут на порядок лучше, чем «четвертые» и «новые» в Троттингеме, считая и их собственных детей. Их, естественно, к тварям никто скидывать не собирался и жеребят растили детской пещера наравне с отпрысками низжих, периодически привлекая на разные несложные работы.

Вот так и задумаешься, а какому обществу в действительности нужна помощь.

Великая и Могучая Трикси больше не приходила – она просто не была достаточно уверена в себе, а мэр, как назло, быстро оправилась от первоначального восторга и ныне изо всех сил старалась лишний раз не докучать ей. При этом и в ее помощи никто не нуждался. Бывшая глава твайлиитов как бы повисла меж двух миров, не в силах достичь желанного, но и не находя оправданий для возвращения в прежний. Очень, ОЧЕНЬ неприятное состояние.

Она пыталась выходить из палатки, беседовать с местными, но даже по ее почитателям было ясно видно, что героиня отвлекает их от работы, а Великая и Могучая Трикси все еще была слишком далеко, чтобы не обращать на это внимание. За Страшилой отправляться бессмысленно – Серый должен был вернуться вот-вот, а другие следопыты не спешили им помогать в отсутствии начальника.

Так что раз за разом волшебница возвращалась в палатку, не найдя себе занятия и смотрела в тряпичную стену. Пыталась тренироваться, мечтать, читать, вспоминать. Однако сам мир заставлял ее думать. Не просто искать решение очередной выросшей перед ней проблемы, но анализировать саму свою жизнь. И от этого никак не удавалось сбежать.

-
— Простите, можно вас отвлечь, о Великая и Могучая Трикси – просунулось в «дверь» личико мэра.

Лежащая на кровати и погруженная в свои думы Трикси медленно встала и кивнула.

— Я уполномочена сообщить вам – девочка приняла важный вид – что главный следопыт вернулся.

На губах расцвела улыбка. Тяжелые, неприятные размышления были спешно запиханы в самый дальний и ненужный угол мозга ради решения «важной жизненной ситуации».

— Веди – кивнула она кобылке, всего за минуту приведя себя в порядок.

Впрочем, в проводнике не было необходимост: весь, с позволения сказать, городок, бежал в одну сторону – к местному лазарету. Нехороший знак. Как и скопившаяся у входа и не дающая пройти толпа. На отчаянно просящую освободить проход Великой и Могучей Трикси мэра никто не обращает внимания, в общем-то, как и всегда. Скорее всего, ее назначили на сей пост только ради отсутствия сей активно желающей помочь всем и вся кобылки под ногами. Даже почти не выходившей из свой палатки бывшей главе твайлиитов очевидно, что реально этим местом правят главные добровольцы: один главный по строительству, а другой по распределению. Ну а третьим в сем триумвирате был Серый.

— Дорогу! – она магически раздвинула себе проход, заслужив удивленные вздохи своих немногочисленных поклонников и откровенно злобные взгляды сдвинутых и наверняка слегка сплющенных пони.

Власти уже были тут как тут: один ей кивнул, другой презрительно фыркнул, а Серый, ее соратник по убийству Дракона, которого она не видела уже который год, просто кивнул в качестве приветствия. Будь на его месте кто-нибудь другой, Трикси наверняка бы обиделась, но от этой каменюки и сей знак можно было счесть верхом признания.

— В чем дело, мальчики? – постаралась она нацепить на себя покровительственную улыбку.

— Да вот, наш уважаемый главный следопыт тут кое-кого нашел – ответил строитель, отходя в сторону.

Перед глазами предстал грязный, израненный пони явно бандитской наружности, который натужно и хрипло дышал.

— Ага – удивленно посмотрела волшебница на триумвират – бандит. Больной, наверняка скоро помрет. Ну и зачем он вам?

— Перед обмороком он сказал, будто второй уничтожен – абсолютно спокойно заявил темно-серый жеребец.

— Что? – ничего себе новость – кем? Они передрались?

— Нет – в своей привычной манере отозвался главный следопыт – он говорил про сумасшедших зараженных и какого-то парня. Потом только бред.

— Ну и? Мало ли чего соврешь ради шкурки-то – все еще не могла понять из мотивации единорожка.

— Вполне вероятно, что правда – пожал плечами следопыт – есть другие признаки. Желательно допросить.

— Тебе виднее – она сняла шляпу – разойдитесь.

Наконец-то ей представился случай что-нибудь сделать!

-
— Так мы, наконец, выступаем? – сразу после знакомства и необходимых пояснений поинтересовался Биг Мак – или еще кого-то придется ждать?

— Нет, мне нужен был только Серый – покачала головой Трикси – конечно, хотелось бы набрать еще кого-нибудь, но это позже. Произошло нечто, о чем тебе следует знать. Расскажи ему, пожалуйста.

Услышав заветное слово, следопыт начал:

— Возвращаясь из похода в лес мой отряд обнаружил тяжело раненного бандита. Он сообщил мне об уничтожении второго лагеря зараженными. Существует ряд косвенных признаков, по которым я счел эту информацию достойной внимания – забавно, такое чувство, будто он оправдывается – здесь Великая и Могучая Трикси исцелила его и мы получили важные сведения.

Судя по лицу понивилльца, ожидаемое впечатлении достигнуто. Его монотонность плюс забавный акцент прямо-таки гипнотизируют.

— По его словам, пять дней назад в районе большой каверны…

— Это где мы спускались в первый раз – поспешила внести объяснения кобылка – прости, продолжай, пожалуйста.

-…происходило нечто непонятное: крики и наплыв зараженных. То же повторялось и последующие несколько дней. Двое суток назад бандиты изловили в дальней части своих пещер странного жеребца: «на вид парень нормальный, полностью одежде, на лице маска, едва живой. При нем всякая полезная мелочевка и почти полный рацион, притащили к пахану для разъяснения» — слово-в-слово процитировал он разбойника – после непродолжительного дознания объект ушел в бессознательное состояние, после чего был перетащен в их «тюрьму». Попытался сбежать. Вечером того же дня на лагерь напали зараженные, в большом количестве и странно целеустремленные. Приведенный считает, что причиной нападения являются нечленораздельные вопли, активно издаваемые объектом, особенно во время избиений. По его словам, крики были подобны тем, что они слышали в течении прошедших дней. Бандит утверждает, будто сбежал одним из первых и является единственным, смогшим прорваться в каверну. Вероятность существования других выживших мала.