Автор рисунка: Siansaar
Твайлайт Спаркл. Сонная дорога, или как нарушить приказ Селестии. Твайлайт Спаркл. Первая принцесса Эквестрии.

Рэрити. Гнездо на голове, или семь лысых существ.

Глава вышла маленькой, т.к. пришлось дальнейшие события запихнуть в следующую. Эти самые дальнейшие события с данной главой просто несовместимы. Считайте это прелюдией к происшествиям в будущем.

«It made me want to hide under the window.»

«Мне захотелось спрятаться под окном.»

Твайлайт говорила когда-то, что подобные переходы в иные миры происходят как-то… Молекулярно, да. Но я не разбираюсь в этом, честно скажу, и не понимаю, как это «работает». А еще я не понимаю, почему в этой реальности мы перестали быть пони. Да-да, и это ужасно. Вы только представьте себе существ, лишенных шёрстки, с маленькими глазками, с лапами, на которых по пять (!) пальцев. Так оказалось, что у этих лысых существ, обладающих лишь гривой, не бывает рога или крыльев. И, выпав из портала, я не дождалась прибытия оттуда остальных, переступила нечто, похожее на Твайлайт, заснувшее на ковре, и подбежала к ближайшему зеркалу, находящемуся в доме. Ну, ладно, не совсем подбежала. Скорее, подползла, ведь мои копыта превратились в ужасные длинные четыре ноги с пальцами разной длины, и я достигла зеркала пошатываясь и спотыкаясь. Я на миг смутилась своей неуклюжести, но вскоре забыла о ней, увидев худшее. Я смотрела на свое отражение, пребывая в шоке. Из всего, что могло произойти, это. Самое. Ужасное. Я привыкла смотреть на себя, как на красивую и обаятельную пони, а сейчас я видела отвратное подобие мне, на голове которого было просто гнездо какое-то, а не грива. Поняв то, что мне придется ходить, или, хотя бы, передвигаться в этом теле на протяжении всей нашей миссии, я почувствовала комок в горле. Было не время хныкать, но на глаза навернулись слезы, людям, слава Селестии, тоже присущие.

— Уоу, вот эт странно. Черт, где наши кьюти-марки? — я услышала голос Эпплджек за спиной.

Кьюти-марки. Как я могла не заметить? Моих замечательных бриллиантов не было нигде на теле!

— Хорошо хоть, чо наши вещи с нами. О, а вот и моя шляпа!

— Точно! — вспомнила я и поползла к своим сумкам. Вряд ли теперь их можно было надеть вообще. — У меня же расческа есть!

Приблизившись к сумке, я замерла. Что делать дальше? Без рога мне ее не открыть. Я попробовала имитировать лапами свои родные копытца, и только после нескольких тщетных попыток я вспомнила, как берет предметы Спайк. Конечно, у меня нет его прелестных маленьких коготков, но пальцами можно попробовать сделать что-то подобное. Я даже не представляю себе, как я таким образом шить вообще смогу? Расческа выпадала из лап, зацеплялась в гриве. В этой темноте было почти ничего не видно, даже свое отражение в зеркале я разглядывала смутно.

— Ну и темноте-е-ень! — Пинки Пай, кажется, прищурила глаза. — Ух! А вдруг здесь всегда так темно? А вдруг это не ночь, а день, а ночью тут еще темнее? А если здесь не бывает солнца? Или оно светит не ярче, чем луна, а луна…

Я была слишком подавлена, чтобы слушать Пинки, озвучивающей свои мысли без передышки.

— Твайлайт, эй! — позвал спящую кто-то с голосом Спайка. — Твай…

— Тс-с-с! — шикнула на него Эпплджек. — Спайк, это ты, чего ль?

Она передвинулась к своему рюкзаку и вынула оттуда что-то. Через мгновенье из ее лап буквально хлынул поток света, я никогда не видела, чтобы волшебный фонарик был таким мощным. Вообще, он и ему подобные представляют собой будто горящую сферу. На самом деле, она, конечно, не горит, а работает от энергии использующего его пони и от энергии окружающего мира. Вещь эта полезна для земных пони и пегасов, единорогам она ни к чему. Но побочные эффекты позже дадут о себе знать, Эпплджек может скоро утомиться от такой потери энергии. Обычно они не дают столько света, видимо, воздух вокруг пропитан источником его питания. От его ослепительной яркости я зажмурилась и инстинктивно прикрыла лицо копытом лапой.

Свет был направлен на меня, Спайка и сопящую Твайлайт. Я непроизвольно ойкнула, увидев их внешность. Это было не просто непривычно, все было хуже, чем я думала. Спайк выглядел так же, как и все мы (ну, или почти, он ведь мальчик, как никак), у него тоже появилась грива, цвет которой я расценила как цвет древесной коры. Но еще я поняла, что цвет нашей лысой кожипрактически одинаков, это был оттенок цвета бисквита. Или персика. Или персикового бисквита.

— Почему мы персиковые? — кажется, я это произнесла вслух, ведь сразу услышала ответ:

— Точнее сказать, персиково-пшенично-бисквитно-телесного цвета! — заметила Пинки Пай. Эпплджек поставила сферу-фонарь на середину комнаты, в который мы находились, и теперь я тоже их видела. Они выглядели подобно, хотя цвета их грив изменились в худшую сторону, стали также русых оттенков. Только Пинки Пай была рыжеватой, а Эпплджек светловолосой. А я… Я метнулась к своему любимому зеркалу, ставшему почти родным, пережившим со мной долгие секунды наблюдения за ужасным видом. Моя грива обрела теперь черный цвет. Что ж, неплохо, даже красиво, не будь этого бардака на голове. Почему-то эта чернота напомнила мне принцессу Луну, и я спросила не в тему:

— А нас будут вообще искать? Вдруг Селестия вышлет за нами поисковый отряд или… Или даже отправится сама?! — я удивлялась самой себе и манере говорить. Моя эмоциональность перешла в истеричность, а этого допускать нельзя. Построением фраз я теперь не уступаю Пинки Пай, чему вовсе не рада.

— Точно! — Пинки засияла. — Нас будут искать, но мы будем скрываться, да-да, мы станем бесшумными, легкими, скрытными, будем передвигаться в темноте и в народе нас будут называть «Пони Теней», но солдаты принцессы будут выслеживать и искать малейший наш след, но они его не найдут, ведь там, где можно оставить след мы не будем ходить, а, если что, нас могут пронести там Флаттершай или Рейнбоу Деш, и мы станем лучшими шпионами, нас возьмут в школу шпионов, но не на учеников, а на учителей, чтобы мы передавали свой опыт другим поколениям, но у нас на хвосте продолжат висеть стражники принцессы, и потом…

— Пинки Пай! — закатила глаза Рейнбоу Деш. Ее хрипловатый голос изменился не больше, чем деревенский говор Эпплджек. Удивительно, но я была этому даже рада. В этом было что-то родное, домашнее. Я должна наконец понять, что окружающие меня пони, то есть люди, все те же мои друзья, никуда они не делись. Просто мы изменились, вот и все. Но дружба не изменится, верно?

Где-то в доме, в котором мы находились, послышались шаги. Эпплджек от неожиданности потеряла контакт со сферой, и мы оказались в темноте. Но ненадолго, в стороне шагов зажегся свет, будто тоже от энергофонаря. Я замерла, прислушиваясь к стуку чьих-то копыт (?) по полу. Даже Пинки не издавала звуков, только тихо попискивала, зажав рот рукой.

— Ну и кто у нас тут? — человеческая фигура высилась в дверном проеме, стоя на задних лапах. Мисс Пай тем временем протянула «ау-у-а-у» и рухнула в обморок так убедительно, что я до сих пор не могу понять, было ли это актерской игрой или она действительно потеряла сознание. Флаттершай спряталась за Рейнбоу Деш, воинственно вскинувшуюся на колени задних лап.

Читать дальше

...