Автор рисунка: Stinkehund
Рэрити. Гнездо на голове, или семь лысых существ.

Твайлайт Спаркл. Первая принцесса Эквестрии.

"I wanted to taste that water and explore those sweet scents. Sadly, I could not, as she stood underneath a gazebo roof that hadn’t yet been crushed by falling skywagons."

"Я хотела сбегать к озеру, попробовать чистой воды и исследовать источники запахов. Увы, я не могла это сделать, потому что моя хозяйка стояла под крышей беседки, пока ещё не разрушенной упавшей небесной повозкой."

Приподнявшись на локтях, Твайлайт Спаркл убрала волосы передней лапой и открыла глаза. В маленькой тесной комнате было светло. Сама Твайлайт лежала на диване около приоткрытого большого окна, укрытая тонким, но плотным пледом. Рядом стояла светлая деревянная тумба, украшенная резьбой, на ней был стакан воды. В углу стоял огромный шкаф, хранящий в себе книги, странные фигурки и посуду. "Какой смысл ставить в книжный шкаф чашки?" — спросонья подумала Твайлайт. Она заглянула в окно, отбросив легкий тюль. За окном было разбито несколько клумб с тусклыми цветами, сад был огорожен высоким забором, отчего не было видно, что творилось за этой оградой. Рядом с окном находился толстый ствол дерева. Сама комната, видимо, была на первом этаже.

Твайлайт действительно хотелось пить, и заботливо оставленный кем-то стакан был как нельзя кстати. Она попыталась обхватить его лапой, но, с непривычки, выронила его, так и не удержав. Раздался звук бьющегося стекла, и вода растеклась по деревянному полу, замочив ковер и унеся с собой мелкие осколки. Только этого не хватало. Не лизать же воду, перемешанную с черепками. А пить от этого захотелось еще больше, во рту все было будто абсолютно сухим. Очистив лапой жидкость от крупных стекол, Твайлайт собрала немного в крохотную горсточку.

— Нет-нет, милая, даже не смей! — произнесла неизвестно когда вошедшая... Существо. Существо, выглядевшее, в общем, как сама Твайлайт сейчас, было будто обернуто в одежду, на задних лапах были одеты туфли, но что самое странное — оно ходило вертикально. В передней лапе оно держало стакан воды. — Вот, держи, аккуратненько. Давай я сама подержу, ладно? Не волнуйся, все в порядке, в полном порядке. Только ты теперь не совсем пони, но это нестрашно. Меня зовут Лорен.

— Я Твайлайт, — на всякий случай представилась не-совсем-пони.

— Знаю, конечно знаю. И знаю то, что вы семеро не послушались Селестию и пришли сюда. Нехорошо это, как ни крути. Хотя я и рада вас видеть. Что ж, обратно ничего не вернуть, и в ближайшее время я вам советую не возвращаться туда, — Лорен улыбнулась. — Вы попали к нам, в мир людей. Людей, — повторила она в ответ на попрошающий взгляд Твайлайт. — Человек. Так мы называемся.

— Не нравится мне такое название, если честно. Да и как вы вообще живете в таких телах? Они же все одинаковые!

— Это как посмотреть, — Лорен тихо засмеялась. — Конечно, у нас нет ярких волос и разноцветной окраски, да и кьюти-марок нет, но...

— У вас нет кьюти-марок?! — воскликнула Твайлайт. — Как же вы... Чем вы вообще здесь занимаетесь? Ведь если нет кьюти-марки, вы не сможете понять свой смысл жизни!

— Именно поэтому большинство людей не понимают смысл своей жизни.

— И что же они делают? Просто сидят на месте и ничего не делают? Серьезно?

— Нет. Многие просто больше не живут, — с грустью сказала Лорен. — Самоубийство.

— В смысле... Это... Ка-а-ак? — Твайлайт была ошарашена. — Как можно убить себя? Это ведь и глупо, и странно, и... Неправильно. Нужно жить, просто жить, найти смысл! Разве нет?

— К сожалению, люди все-таки не пони. У них и в нервной системе все устроено иначе. Они много не понимают, много теряют, а еще больше не находят. Ни магии, ни полетов — это еще больше ухудшает все. Но все привыкли, и не считают это антиутопией.

— Как это глупо! И, подожди-ка, ты говоришь, что нет магии? И нет... — Твайлайт быстро пошарила лапой по волосам лапой в поисках рога. — О, Селестия! Что за мир такой? Нет ни крыльев, ни волшебства, ни копыт, только эти одинаковые тела и неудобные лапы. Одежда почему-то странная, как фантик.

— Не лапы. Ноги, — Лорен указала на колено. — Руки, — Лорен продемонстрировала кисть руки и пошевелила пальцами. — И это вовсе не фантик, — засмеялась она, — а обыкновенная одежда. Всего лишь два слоя. Непривычно, но раз вы здесь, вам придется ее носить. У меня есть кое-какие шмотки для вас, может, подойдут по размеру. Они обязательны, иначе я вас даже на улицу не пущу.

— Это еще почему? Почему нормально нельзя походить? — огорчилась Твайлайт. — Когда я ношу платье, например, оно стесняет движения, и мне за него страшно, оно может порваться, испортиться, испачкаться... Почему у вас так?

— Видишь ли, — Лорен немного смутилась. — У нас ведь тут свои жеребцы и кобылки. Мужчины и женщины. И обычай такой, так сказать, не показывать никому свою... Принадлежность к тому или иному полу.

— Вы не знаете, кто из вас кто?! — Твайлайт ужаснулась.

— Знаем, конечно. Но эти сами факторы пола демонстрировать нельзя. Неприлично.

— Еще одна глупость мира людей. Хотя, наверное, вам холодно без шерсти.

— Да, это тоже. Только летом можно одеваться легко. Осенью, зимой и весной приходится значительно утепляться.

— А сейчас у вас какой сезон? У нас лето. Четвертый месяц лета.

— У нас осень. Первый из трех месяцев, у нас в каждый сезон по три месяца.

Диалог был прерван распахнувшейся с шумом дверью, в которую влетела Пинки Пай (Твайлайт не сразу ее узнала, только голубые глаза и кудрявые, пусть и какие-то светло-русо-коричневые волосы, были ее отличительными чертами).

— Как дела, мои маленькие пони? То есть, люди, хи-хи-хи, — Пинки засмеялась, прикрывая одним копытом рукой рот, а другой указывала на Твайлайт Спаркл. — Ой, какая ты смешная, тебя же не узнать! Вы так похожи с Лорен!

— Вы уже знакомы, да? — спросила Твайлайт, не понимая, что общего между ней и Лорен с красноватой гривой прической.

— Конечно, она уже все нам рассказала, и показала, и одежду дала, только я ее не одела, она очень мрачная и скучная. А ты знала, что здесь все говорят на нашем языке потому, что когда-то культура людей и пони более тесно пересекалась, и они взяли наш язык, ведь у нас раса старее, и языки развивались, развивались и стали похожи друг на друга? Но у людей понийский язык не единственный на планете. Кстати, это планета Земля, и здесь ну о-о-очень много стран, которые не очень ладят между собой. И правят здесь не принцессы!

— Тогда кто же поднимает солнце и луну? — удивилась Твайлайт Спаркл. — Тут ведь есть солнце?

— Конечно есть, — ответила Лорен. — Но оно движется само, как и у вас. Честно говоря, — Лорен замялась, — Селестия не совсем поднимает солнце. Она обретает силой на его перемещение, изменение движения, как и Луна действует на луну. Но сами светила движутся сами, это просто гигантские шары — планета и звезда.

— Про то, что это, я знаю. Но то, что не Селестия... Не может быть.

— Я тоже удивилась, Твайлайт, но не будь такой грустной! Все будет прек-рас-но! — твердо сказала Пинки.

— Пинки Пай, может, ты все же оденешь что-нибудь? Я не привыкла смотреть на обнаженных людей, да и в нашем прек-рас-ном мире только в одежде можно ходить, — укорила ее Лорен.

— Прости... — прервала Твайлайт, — а ты ведь была в Эквестрии когда-нибудь?

— Конечно же я была там, я же ее и создала. Все, что там есть — моя работа. Я ведь первая принцесса — Лорен Фауст.

Продолжение следует...

...