Неделя признательности за непогоду

Вы знаете, как убить в пегаске душу? Поставьте её отвечать за погоду во всём городе и заставьте планировать лишь солнечные дни и лёгкие ночные дожди. Никаких гроз, буранов, а тем более градов или торнадо. Другими словами, ничего интересного. Упаси Селестия создать настоящую погоду, ту, которую так любит Рэйнбоу Дэш. Фермеры никогда бы такого не одобрили. А раз так — шли бы они лесом. Вместе с модницами и принцессами-библиотекаршами, если она им тоже не по нраву. У Рэйнбоу Дэш есть мечта, которой она хочет поделиться с миром, желает он этого или нет. Этот рассказ посвящается всем, кто был страстно увлечён чем-нибудь, хоть раз в своей жизни.

Рэйнбоу Дэш Другие пони

Возвращение

Хотя Старлайт хорошо знает свою наставницу и её жизнь в Понивилле, ей всё же очень интересно, как та жила ещё до их знакомства. Дискорд, никогда не отказывающийся поучаствовать в подобном, решает показать единорожке что-то, без чего, возможно, судьба Твайлайт была бы совсем иной.

Твайлайт Спаркл Спайк Дискорд Старлайт Глиммер

Сообщающиеся сосуды

Для многих - утро начинается с кофе, но только не для Твайлайт Спаркл. Бедная, но упрямая в своих принципах единорожка почти каждый день вынуждена сталкиваться с его в высшей степени некачественным заменителем, из разу в раз заказывая в местном кафе сей напиток в слепой надежде, что однажды ей всё же нальют именно то, о чём она попросила. Такова её маленькая битва - возможно, кому-то она покажется глупой и не имеющей смысла, но Твайлайт настроена в высшей степени серьёзно. Что ж, кто знал, куда её в итоге приведёт сие незамысловатое противостояние...

Твайлайт Спаркл Другие пони ОС - пони

Начало конца

Что бы предприняли, если бы узнали, что остались последней надеждой всей Эквестрии? Или то, что ваши друзья могут в любой момент умереть? А может уже поздно что-либо предпринимать...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

Трактир

Оттоптав второе десятилетие по торговым путям, пони, бывший членом грифоньей купеческой гильдии, остановился в редком для Эквестрийских дорог явлении, - трактире.

ОС - пони

Маленькое потерявшееся Солнышко

- Ты лицемерка! У тебя самой нет друзей! - звучат обидные слова Сансет в ушах принцессы Селестии. Стоя в коридоре перед комнатой своей ученицы, она вспоминает все события, оставившие её наедине с миром, во главе огромного королевства. А маленькое Солнышко в это время мчится прямиком в ловушку...

Принцесса Селестия ОС - пони Сансет Шиммер

Фонтан

О фонтане, может волшебном, а может и нет. Третье место на конкурсе "ЭИ2017".

Другие пони

Благородная и честная Рэрити

После того, как Рэрити решила поставить себя на место своих собеседников, эта пони поняла, что ее характер был просто невозможен... Маленький рассказ о чувствах Элемента самой Щедрости.

Рэрити Спайк Опалесенс ОС - пони

Свалка ценностей

Капитан со своей командой терпят крушение,на казалось бы необитаемой планете.

Новые Традиции

Вот и подошла к концу нормальная и обстоятельная жизнь: Элементы Гармонии уходят на покой в сорок пять лет. Это произойдет уже завтра, и завтра Эквестрия погрузится в траур: а после? Что будет потом?

S03E05
Глава 5 - Изменение Эпилог

Глава 6 - Конец

Каждая ступень приближала её к заветной цели. Где-то младшая сестра, беззащитная, голодная, ожидает с надеждой на спасение. Эпплджек все понимала, когда пошла вслед за недругом. Не существовало гарантий, что Эпплблум обнаружится именно там. Но у неё не было выбора, времени не так много. Сильвана, кобылка, чей облик не увидела и не запомнила, но голос запечатался в её голове, такой холодный, и завораживающий, что может поставить на колени самих королей. Сейчас Сильвана находится в подвале и парализована, никто не посмеет вмешаться в её ритуал, пока не закончит его. И у Эпплджек есть большие шансы, чтобы незаметно найти малышку и сбежать. Но времени нет, как говорила ранее, паралич может пройти и тогда Сильвана доберётся до неё. Тогда золотоволосой кобылке будет намного труднее найти и убежать с сестрой.

Каждый шаг по ступенькам давался ей с трудом. Дыхание её учащалось, сердце билось в унисон ему, страх накрывал своей дланью. Но Эпплджек шагала, несмотря ни на что, мысли о сестре подталкивали её. И теперь, пройдя уже шестой десяток ступеней, она увидела дверь. Она была небольшая, квадратная, сделанная из дерева и закрепленная железными пластинами, державшими форму.

Для того, чтобы войти и осмотреться, кобылка решила не рисковать, прислонила ухо к двери и прислушалась. Её встретило тихое пространство. После увидела замочную скважину, перейдя к ней, она стала смотреть. Не очень четко видно, но разглядеть частично что там можно.

Небольшая комнатушка, не разглядеть, но по виду, с дорогой мебелью. Шкаф в готическом стиле, кровать в форме полумесяца. Это всё, что удалось увидеть через замочную скважину. Но главное — кобылка убедилась, что там сейчас нет рыжебородого. Это её успокоило. Собравшись с духом, она оттолкнула от себя дверь. Та со скрипом подалась, раскрывая кобылке свой внутренний мир.

Тогда Эпплджек, не сомневалась в том, что помещение было пусто, но ошиблась. Одна из стен начала тяжко и уныло двигаться. Паника накрыла её, она осмотрелась по сторонам, чтобы укрыться. В голову ей пришло только одно решение из этой ситуации — кровать. Спрятаться под кровать — самый что не на есть замечательный выбор.

Стена, как назло, стала быстрее открываться. Напряженная, Эпплджек закрыла дверь как можно быстрее и тише подбежала к кровати, залезла под неё. Из-за громкого звука стены, что так сильно наградил это помещение, рыжебородый не услышал кобылку.

Жеребец тяжелым шагом в обмундировании подошел к двери. Кобылка, спрятавшись, смотрела на жеребца. Он был облачен в кровавые доспехи, которые полностью покрывали его тело. На спине был молот из черной стали. Посередине самого молота располагался красный кристалл, он излучал зловещую ауру. Эпплджек так заворожил этот кристалл, что её тело стало само двигаться к нему. Но резкий поворот рыжебородого и их глаза встретились.

Заворожённая камнем, она пришла в себя, увидев тяжелый взгляд Атамана. Теперь страх, ещё не так сильно пугающий её, перерос во что-то серьёзное. Ужас внезапный и сильный страх, внутреннее содрогание, высшая степень страха, пронизанного отчаянием и безнадежностью при столкновении с чем-то угрожающим. Почувствовав его, тело Эпплджек задрожало, сама стала двигаться назад, чтобы скрыться с глаз Атамана. Но куда бы она ни двигалась, сзади была стена и ей пришлось смотреться в эти белые пустые глаза.

Лишь игриво улыбнувшись, он отвернулся:

— Спи, скоро я вернусь к тебе, — так он обратился к кобылке. Но на самом деле, он смотрел на стену, которая тихо стала закрываться. Он вышел из комнаты, и дверь за ним закрылась.

Эпплджек, испытав ужас, лежала в оцепенении. Тело всё трясло, ужас накрыл её. Сознание пыталось бороться с ним, внушая кобылке успокоиться.

«Тише… он ушел… его тут нет… скорее приходи в себя…», — уговаривала сама себя кобылка. Дрожь продолжалась. Нервно смотря в разные стороны, кобылка была готова сорваться и убежать как можно дальше, но тихий плач вернул её самоконтроль.

Детский плач перекрыл ужас. Она будто вернулась в реальность, этот голосок стал её маятником из бури тёмного ужаса. Повернув голову на звук, она обнаружила, что стена вот-вот закроется и надежда вместе с ней. Выбравшись из-под кровати, она юркнула в небольшой зазор, который так быстро уменьшался.


Стена тяжко закрылась, оставляя кобылку в безвыходной ситуации. Снова тонкий детский голосок раздался в помещении. Эпплджек не смотрела более никогда, она шла на плач к сестре. Ей хотелось как можно быстрее увидеть Эпплблум и крепко обнять. Каждый шаг приближал её к заветной цели. Звук стал громким и четким, перед ней стояла маленькая деревянная люлька. Подойдя и заглянув в неё, обнаружила малышку, свернувшуюся в клубочек в тряпичное покрывало.

— Эпплблум! — с восхищением выкрикнула кобылка, освобождая её из плена.

Малышка, хмыкнув пару раз, улыбнулась и стала тянуть свои крохотные копытца к сестре. Та не смогла удержаться, взяв сестру в теплые объятия, — Наконец-то я нашла тебя, — уже тихо сказала ей на ушко.

— Эпп…джек… — с трудом выговорив слова, произнесла она впервые со дня своего рождения.

Услышав, Эпплджек обрамляла, не зная, что и сказать, она широко улыбнулась. И сильнее прижала к себе Эпплблум. Первые её слова. Конечно, было бы лучше, если она произнесла это в безопасном месте в кругу семьи. Но малышка решила сказать сейчас и здесь. Тут никто не посмеет её упрекнуть в этом.

Золотоволосая была счастлива, но путь ещё не закончен. Нужно как можно быстрее выбраться из этого места и найти остальных. Первым делом кобылка осмотрелась: маленькая комнатушка, где, кроме люльки, больше ничего. Она заприметила рядом лежащую с люлькой седельную сумку. Взяв её и закрепив на спине, Эпплджек аккуратно посадила в неё малышку. Она даже не сопротивлялась, а наоборот, помогала специально, выставив копытца для зазоров. С легкостью усадив её, она закрепила Эпплблум покрепче, чтобы не упала при побеге.

Подойдя к стене, Эпплджек стала искать что-то, что могло открыть её. Стена была голой и ровной, никаких даже напоминаний о двери. Кобылка стала прощупывать каждый сантиметр на предмет чего-либо, похожего на рычаг. Но так и не добилась прогресса в этом. Лишь малышка, наблюдая за сестрой, стала повторять за ней, елозя на спине кобылки. Эпплжек обратила внимание на сестру. Эпплблум куда-то тянулась, её крохотные копытца были направлены на соседнюю стену, где в самом углу выпирал камушек. Обратив на это внимания, кобылка нажала на него, и тот ушел в пол. Громкий тяжкий звук стены стал открываться.

— Эпплблум, молодчина, теперь нужно поскорее выбираться, — похвалила она свою младшую сестру и выбежала прочь. Малышка лишь радостно засмеялась, высунув язычок.


Эпплджек аккуратно подкрадывалась, поглядывая мельком за малышкой. Теперь их путь вел в сторону выхода из этого замка. Кобылка уже была в коридоре и видела просвет. Увидев, что выход уже рядом, Эпплджек пошла к свету. Идя к просвету, её что-то забеспокоило, не могло так легко получиться выйти отсюда. После столького пережитого, сейчас судьба дала ей передышку.

«Не может быть так легко», — с сомнением остановилась. Но медлить нельзя, если она остановиться, то могут заметить. И тогда ей придется бежать через кучу разбойников.

Собравшись золотоволосая, вышла из замка и оказалась в небольшом дворике. Конечно, по меркам замка того времени этот двор считался роскошным для аристократов. Полукруг двадцать метров, посередине стоит из белого камня фонтан в виде грифона с раскрытой пастью. Кое-где лежат разбитые горшки заместо цветков с землей, там расположились пауки, свив там себе дом. Ну и напоследок неухоженные кусты. И на этом, пожалуй, всё из того времени. И всю эту красоту уродовала построенная из дерева кое-как стена. На ней расположились несколько жеребцов разной комплектации. Они были на взводе и готовы убить любого, кто попадётся им.

Кобылка юркнула в ближайший куст, закрыв плащом сестру, защищая от всяких веточек. Эпплблум возмущенно ёрзала, ей неприятен жест старшей сестры. Капризничая, Эпплблум начала переходить в состояние плачущей малышки. Оранжевая земнопони заметила, что сестра затихла; это могло означать только одно — малышка сейчас заплачет, а это может их выдать.

«Что делать, нужно придумать, пока не поздно», — думала про себя кобылка. Но малышка уже стала набирать в себя воздух и была готова начать плакать.

Буммм.

Громкий удар прошелся по самодельным воротам. Разбойники, отлетевшие от ворот, не смогли понять, что произошло. Кого контузило, другие потеряли сознание, а остальные отделались легкими ушибами. Клич, раздаваемый откуда-то издалека и выкрики разбойников заглушили плач малышки. Эпплджек была рада этому истечению обстоятельств, при этом опасность возросла.

— Готовьтесь, они наступают. Лучники, цельтесь в шамана. Остальные: держите оборону и не дайте им войти сюда, — громким стальным голосом отдал приказ Атаман. И взял свой молот на изготовку.

Оставшиеся лучники, стоящие на последних кусках забора, приготовились стрелять. Натянув тетиву, все лучники приготовились нашпиговать противника стрелами. Рыжебородый увидел, как его армия редеет; войны, стоящие в обороне, погибали один за другим. Он сдал назад, не веря этому. Поднял молот перед собой, как сзади него собралась воедино тень и появился темный силуэт в плаще. Незнакомец обволок его тенью, и рыжебородого поглотило.

Когда шаман уже оказался внутри двора, все разбойники были убиты. Он увидел, как тень растворилась, прищурившись, ударил по земле копытом. Образовалась неглубокая ямка. Младенческий плач привлек его внимание.

Подбежав к кустам, Эрик увидел, как оранжевая кобылка лежит на земле и закрывает собой младенца. Он прикасается копытом к девочке и успокаивающие говорит.

— Эпплджек, всё прошло, ты молодец.


Она вошла в лагерь словно победительница, с гордо поднятой головой. На голове был обруч, на котором рисовались, как живые, руны. Её тело покрывали, словно вторая кожа, белоснежные пластины. На груди — что-то наподобие кирасы тонкой работы, на ней тоже были узоры серебряного цвета. Начиная с плеча и заканчивая серединой копытца, вокруг её ноги, были тонкие пластины, они ложились друг на друга, не сковывая движения. На спине располагался лук, а по бокам — два тонких меча.

Грациозной походкой лань подошла к шаману, рядом с ним была оранжевая кобылка с ребёнком. Она посмотрела на них.

— Мастер Эрик, это и есть то дитя, что вы искали? — спросила дымчато-белая лань.

— Да госпожа Илали, это они, — подтвердил шаман.

— Тогда мы уходим обратно в Вечносвободный лес. Нам было приятно помочь, и снова увидеть вас, — развернувшись, она пошагала обратно, свистнув, словно соловей. И несколько оленей и ланей ушли с ней рядом.

Майлан, Нола и Макинтош вбежали во двор, они были счастливы увидеть Эпплджек и Эплдблум.