Shooting Star

Твайлайт стремится к звездам.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна

Гроза

Гроза пугающее и одновременно завораживающее зрелище. Но если ты всего боишься, то вся прелесть пропадает и остаётся только страх, который порой не возможно перебороть в одиночку...

Флаттершай Энджел

Легенда дремучего леса

Трое подростков, застигнутых грозой, укрылись в пещере. Что же может случиться, пока они пережидают ливень?

Другие пони

Незаслуженная щедрость

Дарить подарки — огромное удовольствие. Но что если твои друзья не ценят твоего отношения, а возможно и не заслуживают твоих даров? Не лучше ли не дарить подарки вовсе? В особенности ТАКИЕ подарки.

Рэрити

Дневники Старсвирла

Прошло 30 лет с того дня, как три пони разожгли Огонь Дружбы, и спасли Эквестрию от гибели в холоде Виндиго. Но как бы ни была крепка их дружба, они не решили проблемы, которые изначально привели к разладу между расами.Мудрый маг предвидит эту далекую, но неумолимо приближающуюся грозу. Найдет ли он решение, которое сможет обеспечить вечное процветание Эквестрии?

Пинки Пай Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Дискорд

Под одеялом

Раннее утро.

Твайлайт Спаркл

Путь

Ночь поглотила мир, и ознаменовала собой начало Великой Войны Сестёр. Солнце и луна сошлись в битве, а мир горел в огне. Многое было потеряно в ту войну. Жизни многих были разрушены. И в то время, когда большинство начало всё заново. В растерзанной войной Эквестрии, нашлись четверо. Те кто объединили свои усилия и жизни, в попытке изменить порядок вещей, а так же, свои судьбы.

Другие пони ОС - пони

Дружба под знаком равенства

«Но это же чудовищно! - воскликнет иной пони. – Забрать метку – все равно что лишить пони души!» Но позвольте же мне поведать свою историю; и вы убедитесь, что ваши драгоценные кьютимарки – ни что иное, как грандиозный обман. История жизни Старлайт Глиммер - от ее имени.

Другие пони ОС - пони Старлайт Глиммер

Маленькое дарование

Узнав о конкурсе изобретателей в Школе для одарённых единорогов, Меткоискатели тоже решили поучаствовать в нём.

Пинки Пай Эплблум Скуталу Свити Белл Другие пони

Помощник коваля

Повесть о человеке - помощнике коваля в Понивилле.

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия

Автор рисунка: Stinkehund
Глава 2: Кекс

Глава 1: Продолжение

Первый том
Второй том
Третий том
Четвертый том
Оригинал: An Affliction of the Heart: Volume Four
Автор: Anonymous_Pegasus
Переводчик: Kaze_no_Saga
Редакторы: Pifon, Dblmec
При поддержке Dark Room Collaboration
Версия Google Docs
(Не забудьте вернуться и оставить комментарий!)

Глава 1: Продолжение

Варден оскалился, помахал в воздухе копытом и зашипел сквозь зубы.

— Все еще болит? — хмуро осведомилась Грин Хуф, не отвлекаясь от осмотра зреющего бутона Авроры.

— Ага, это все эти отжимания чертова Гейла. Сдается мне, он просто упивается моими страданиями. Как называются пони, которые упиваются чужими страданиями, а? — с кислой мордой отозвался Варден.

— Они называются родителями, — сухо ответила Грин Хуф, прежде чем вернуться к тщательному осмотру очередной тяжелой луковицы бесценного цветка.

Грин Хуф — земная пони с богатым ботаническим опытом, но даже ей выращивание Авроры без помощи Вардена не под силу. Она чуть выше своего наставника, слегка плотнее сложена, со светло-коричневой шерсткой, пышными зелеными гривой и хвостом и кьютимаркой в форме свежего побега какого-то растения.

Варден же — пегас с покалеченным крылом и раздробленным копытом. Даже ходьба ему дается с трудом, а о полете и речи нет. Он белый от носа до копыт, не считая яркой синих гривы и хвоста и кьютимарки — нескольких подпорок с оплетающими их лианами. Варден одарен необычным для пегаса талантом к разведению редких растений.

— Эта штука, Аврора... Она опасная? — сухо спросила Грин Хуф.

— Еще как, — поморщился пегас, — Ядовитая, если принимать внутрь, и взрывоопасная, если правильно приготовить. Мощный наркотик, вызывающий моментальное привыкание, а еще — лучшее в мире болеутоляющее.

— Я уже начинаю бояться за свою семью!

— Радиус взрыва составляет не больше пяти метров на один цветок, — меланхолично отозвался Варден, — так что твоей семье ничего не угрожает, если ты не начнешь распихивать Аврору им по карманам.

Грин Хуф фыркнула и покачала головой.

— Я имею в виду, что кто-нибудь может взять мою семью в заложники и попытаться обменять их жизни на Аврору.

Варден открыл рот, подумал, закрыл рот и нахмурился.

— Сомневаюсь. Ну, то есть да, пару лет назад такое и могло случиться. Но не сегодня. Сейчас я единственный во всей Эквестрии выращиваю эту травку. Никто на ней не сидит. Покупателей на нее просто не найдется. Придется подсаживать новых клиентов, создавать новый рынок...

Речь Вардена прервалась, когда Грин Хуф наклонилась вперед и поцеловала его в губы.

Удивленно заморгав, пегас нежно, но настойчиво оттолкнул земную пони и нахмурился.

— Это еще что?

Грин Хуф отвела взгляд. Ее щеки слегка заметно порозовели.

— Я... не смогла удержаться. И я хотела узнать, сохранились ли у тебя ко мне прежние чувства.

Варден скорчил кислую рожу и закусил губу.

— Не знаю, что и сказать...

Грин Хуф тяжело вздохнула и кивнула.

— Ты уже сказал все, что требовалось. Твое сердце целиком принадлежит Куно.

— Это верно, — по лицу пегаса проскользнула улыбка.

— И все же... Если бы Куно никогда не вернулась, может... Может быть, у нас могло бы что-то получиться?

Варден опустил взгляд и медленно покачал головой.

— Нет, Грин Хуф. Не могло бы. Мы не созданы друг для друга. Я — сломанная игрушка, собрать которую обратно сумеет только ченджлинг. Нормальной пони тут не справится.

Грин Хуф спокойно, даже несколько холодно, кивнула.

— Понятно. Ладно, рассказывай, как эти цветы опыляются?


— Распахнув плечом входную дверь, Варден ввалился в коридор, ворча себе под нос и волоча по полу безжизненно обвисшее крыло.

Куно подняла взгляд с журнала на мужа и нахмурилась.

— Гейл опять с тебя семь потов спустил?

Куно — ченджлинг. Между ченджлингами и пони испокон веков шла вражда, как между хищником и жертвой, но Куно и Варден стали счастливым исключением из этого правила. Куно чуть меньше Вардена ростом и выглядит как любой другой ченджлинг:

ее тело покрыто черным хитином, на спине — два жестких крыла, во рту большие клыки, вместо гривы — острые шипы, а спрятанная под хитином плоть — ярко-синего цвета. Единственный предмет одежды, который она признает — это видавший виды красный ошейник с радостно позвякивающим золотым колокольчиком и вышитым золотой же ниткой ее именем.

— Мне даже крылом не пошевелить! — Варден демонстративно поднял с пола крыло копытом и сложил его как положено, — Я так не выматывался со времен нашего медового месяца!

— Ты обещал мне все, что я пожелаю, — Куно хихикнула и поманила пегаса к себе.

Варден подошел к своей жене и уселся рядом. Он поморщился и крякнул, когда та принялась массировать его больное крыло.

— Твой папаша — козел, — после минутной паузы заявила Куно.

— Не говори, — прошипел сквозь сжатые зубы пегас и прислонился щекой с ноге ченджлинга.

Куно провела копытом сквозь его гриву, наклонилась и нежно клюнула его в нос.

— От Клаудсдейла до сюда ведь черт знает сколько. Он, похоже, встает часа в четыре утра ради твоих адских тренировок.

— Он упивается моими страданиями, — пробормотал Варден. Зарывшись в черную хитиновую шею, он запустил копыто за спину Куно и нежно погладил ее по крыльям.

Ченджлинг зашуршала крыльями и довольно мурлыкнула.

— Ну, зато у тебя еще целый день до следующей утренней пытки. Как там дела с Грин Хуф? Вы обсуждали этого, как-его-там?

— Его зовут Минт Грин, и это все-таки мой сын, — кисло поправил пегас.

— Ага, он самый. Обсуждали?

— Да нет, в принципе. Она поцеловала меня и спросила, могло ли у нас что-нибудь получиться, если бы ты никогда не вернулась, — Варден выдавил из себя улыбку.

Куно застыла, прищурилась и пристально уставилась на мужа.

— Куно? Скажи что-нибудь! — По спине пегаса пробежал холодок.

— Варден, милый, — не отводя взгляда отозвалась ченджлинг, — где у нас лежит самый большой топор?

— Куно, успокойся! — Варден прижал уши и примирительно поднял копыта в воздух, — Тебе ли не знать, кого я люблю на самом деле?

Куно сверкнула глазами, тихо зарычала, затем сделала несколько глубоких вдохов.

— Хорошо... Хорошо. И что же ты ей ответил?

— Я солгал, — пегас тяжело вздохнул и опустил подбородок на ноги ченджлинга. — Я сказал ей, что нет, у нас не было ни единого шанса.

— Если бы я не вернулась... — медленно произнесла Куно.

Варден тяжело кивнул.

— Тем более она была беременна. Мной очень просто манипулировать.

В глазах Куно снова вспыхнуло пламя, а из груди вырвался рык. Она обхватила пегаса копытами и прижала к себе.

— Мой!

— Я знаю, — прошептал ей на ухо Варден, улыбнулся, наклонился и поцеловал ее в щеку, — А теперь прекрати меня душить, а?

— Если опять полезет целоваться — врежь ей по морде, — пробурчала ченджлинг.

— Сделаю все возможное, чтобы ее прикончить.

— Да кого я обманываю, ты же и мухи не обидишь.

— Мне кажется, у тебя очередной приступ ревности, дорогая, — Варден ткнул Куно носом в шею.

— Сам виноват! — фыркнула она, прижала его к себе и принялась кусать его за нос. В ответ пегас хлопнул ее копытом по животу.

— Твоя правда. А что там со Сварм? Думаешь, ей понравится в школе?

Куно прекратила грызть нос мужа и нахмурилась.

— Надеюсь. Жеребята в наше время бывают теми еще тварями.

— Эй, не слишком ли грубовато?

— А что, скажешь, это не правда?

— Правда, но тем не менее... — Варден пожал плечами и фыркнул.

Куно покачала головой и возобновила атаку на нос пегаса.


— Жуликорн! — выкрикнула одна из единорогов на игровой площадке, тыча копытом в Сварм.

Та отшатнулась и прижала уши.

— Ч-что?

— Жуликорн! — с ухмылкой повторила единорог. Она шагнула вперед и гордо встала перед гибридом. — Посмотри на себя! У тебя и рог, и крылья!

Сварм наклонила голову, стараясь стать меньше и незаметней.

— Н-ну, такой я родилась...

— Жуликорн! — топнула копытом задира, — Только Принцесса Селестия, Принцесса Луна, Принцесса Кейденс и Принцесса Твайлайт Спаркл могут быть аликорнами! Ты что, принцесса?

Сварм, на грани паники, съежилась еще больше.

— Н-н... н-е...

— Жуликорн! — довольная собой, она вновь топнула копытом.

— Н-но я…

— Жуликорн! Жуликорн! Жуликорн! — не умолкала единорог, пританцовывая на месте и не давая Сварм вставить ни слова.

— Эй, оставь ее в покое! — раздался незнакомый голос.

На землю под копытами Сварм упала чья-то тень. Она подняла глаза. Между ней и задирой стоял Роут Айрон, единорог из ее класса.

— Она и не говорит, что она аликорн!

— Но все аликорны — принцессы! — не унималась дразнила, — Значит, если она не принцесса, то она жуликорн!

— Жуликорн, жуликорн! — повторила за ней собравшаяся вокруг толпа жеребят.

Сварм спрятала морду в копыта и изо всех сил прижала крылья к бокам. Роут Айрон сердито фыркнул.

— Что за чушь ты несешь?

— А вот и не чушь! — топнула копытом единорог, — Спорим, она даже магию использовать не может! Да и ты, наверное, тоже! — ее рог загорелся, и с земли поднялся окруженный золотой аурой ком грязи.

Роут Айрон насупился, расставил копыта, наклонил голову, сосредоточился. Из его рога посыпались синие искры. Единорог-задира ухмыльнулась и швырнула ком грязи Роуту в лицо. Тот вскрикнул, опрокинулся на круп и со слезами на глазах принялся оттирать грязь с лица. Сварм сощурилась, медленно поднялась во весь рост, встала рядом с Роутом и решительно уставилась в глаза задире. Та уверенно встретила ее взгляд.

— Ну, что ты сделаешь, а? А? Жуликорн, жалкий жуликорн!

Сварм сощурилась еще больше. Единорог подняла в воздух второй ком грязи. Сварм нарочито медленно подняла копыто, затем ударила им в землю перед ней. Ее рог вспыхнул призрачно-изумрудным светом. От места удара прокатилась волна пламени, выжигая траву поблизости. Висящий в воздухе между ней и единорогом ком грязи дрогнул и шмякнулся обратно на землю. Единорог удивленно захлопала глазами, но через секунду насупилась и попыталась зачерпнуть очередной ком.

Сварм наклонила голову на бок, с показным любопытством наблюдая за ее стараниями. На мгновение в глазах гибрида сверкнуло зеленое пламя.

— В чем дело??

— Ч-что ты сделала с моей магией?! — дрожащим голосом спросила единорог. Собравшаяся толпа, будто бы повинуясь какому-то инстинкту, начала расступаться в стороны.

— Похоже, я ее отключила, — Сварм ухмыльнулась и шагнула вперед.

Задира отскочила назад, нервно перебирая ногами.

— Т-тебе нельзя меня трогать!

— Нельзя? — сладко отозвалась Сварм, делая еще один шаг вперед. Она вновь наклонила голову на бок и навострила уши, — Почему?

— М-мисс Акьюмен говорила, что нам запрещается драться! — пробормотала единорог. Она сделала еще несколько шагов назад, пока не уперлась спиной в холодную сталь качелей.

Сварм остановилась и задумчиво почесала копытом подбородок.

— Не припомню такого. А даже если и говорила — это, наверное, все равно неправда. — По лицу Сварм медленно расплылась ледяная улыбка.

Единорог прыгнула влево, но слишком поздно. Луч зеленой энергии из рога гибрида попал угодил ей в бок, и единорог кубарем полетела на траву. Она прокатилась несколько метров по земле и опрокинулась на спину. Когда она собралась с мыслями и открыла глаза, над ней уже стояла Сварм. Единорог в ужасе всхлипнула.

Сварм наклонилась над ней и прошептала ей в ухо:

— Если ты от меня не отстанешь, то моя мама тебя убьет.

На этом гибрид развернулась, смахнула с крыла воображаемую пылинку и уверенно прошагала назад к Роуту.


Эхо падающих с потолка капель воды — больше ничего не нарушало тишину, царящую в подземельях под Кантерлотским Дворцом. Вскоре после обнаружения подземелья были превращены в тюрьму для самых опасных преступников Эквестрии. Как выяснилось, растущие в там кристаллы способны со временем поглощать магию: если единорог или аликорн проведет здесь хотя бы пару часов, то потеряет способность произносить даже простейшие заклинания.

Именно поэтому Кризалис заперла Принцессу Кейденс среди этих кристаллов — без возможности восстановить свои магические резервы она оставалась совершенно беспомощна. Тем острее ирония: тот самый прием, который Кризалис использовала против Принцессы Кейденс, теперь был обращен против нее самой.

Пять долгих, долгих лет. Пять лет мучительного голода и ни единого шанса сбежать.

Магия, которую Кризалис добыла у Куно, не сработала на Шайнинг Арморе. Точнее, срабатывала она замечательно. Кризалис сотни раз околдовывала его, расходуя драгоценные запасы энергии. И сотни раз чары испарялись без следа, стоило ему покинуть подземелье.

Кризалис мягко заурчала и облизнулась. Она лежала на каменном полу, а рядом, обняв ее и уткнувшись носов ей в грудь, лежал Шайнинг Армор. Черное копыто королевы ченджлингов лениво поглаживало его голубую гриву.

— Мне пора идти. Меня скоро будут искать.

— Еще пять минуточек? — полусонно попросила Кризалис.

— Еще пять? — устало отозвался единорог.

— Всего пять, — она снова заурчала и нежно поцеловала капитана стражи в нос, — Ты же не хочешь, чтобы я умерла с голоду? Ты же любишь меня?

Шайнинг Армор посмотрел Кризалис в глаза, закусил нижнюю губу и медленно кивнул.

— Люблю. Я люблю тебя, Кризалис.

— Это хорошо, — проурчала она и потерлась щекой о его щеку, — Я скучаю по твоему теплу, когда ты уходишь.

— Я тоже скучаю по... по... — Шайнинг Армор запнулся, затем провел копытом по хитину на ее боку, — по этому. Он гладкий и приятный на ощупь. Как внутри моих доспехов.

— Если ты убедишь стражников, что нам нужно немного продлить наш «допрос», то я покажу тебе, каково внутри моих доспехов, — многозначительно проурчала Кризалис.

Шайнинг слабо улыбнулся и покачал головой.

— Я не могу, ты же знаешь. Если я вернусь к Кейденс насквозь пропитанный твоим запахом, то нашей маленькой авантюре конец. Они поймут, что ты используешь меня, чтобы сбежать отсюда.

— А зачем мне куда-то бежать? — Кризалис прижала белого единорога к себе и нежно укусила его за шею, — У меня уже есть все, что мне нужно. Я потеряла свою корону, свою армию, свою свободу — но я получила тебя.

— Это верно, — ответил Шайнинг Армор, затем нахмурился и прижал уши, — Но что мы будем делать, когда Кейденс обо всем узнает? Это всего лишь вопрос времени.

— Мы расскажем ей правду, — проурчала Кризалис. Она поцеловала его в лоб, потом в щеку, потом в шею, и обняла передними копытами, — Скажем, что любим друг друга. Она же принцесса любви, она нас поймет.

— Не знаю, не знаю. Мы столько времени проводим вместе, что она уже начинает что-то подозревать. Только благодаря твоему новому маскирующему заклинанию она больше не вламывается сюда сама каждые пять минут.

— Да, это, конечно, проблема. — Значит, тебе придется поступить как настоящий жеребец и расстаться с ней самому.

Шайнинг Армор поморщился.

— Я хочу, но я еще не готов, Криззи. Она, как-никак, принцесса. Расстаться с ней ради тебя? Меня неправильно поймут.

— Мне плевать, пока ты рядом, — прошептала Кризалис и крепко обняла единорога, — Назови меня Криззи еще раз.

— Криззи, — Шайнинг Армор улыбнулся, уткнулся носом ей в грудь и удовлетворенно вздохнул.

Кризалис опустила подбородок ему на голову, прижала его к себе еще крепче и заурчала. Вдруг она дернулась, напряглась, подняла голову и уставилась в кристальную стену. Магия. Не особенно сильная, но явно магия ченджлингов. Но что-то с этой магией было не так.

Не открывая взгляда от стены, Кризалис задумчиво провела клыком вдоль уха единорога.

— Уже скоро, любовь моя. Скоро мы будем вместе и будем свободны.

— Вместе и свободны, — мягко повторил Шайнинг Армор.