Тайны Твайлайт

Твайлайт немного изменилась. Почти незаметно, но всё же. Стала реже видеться с друзьями, придумывать нелепые отговорки. Занавесила все окна плотными шторами, теперь в библиотеке стоял полумрак, нарушаемый лишь магическими светильниками. Но сегодня Твайлайт пригласила всех подруг к себе, чтобы что-то рассказать. "Приходите и всё узнаете. Будет небольшой сюрприз"

Твайлайт Спаркл

Дpужба это оптимум: Реквием

Зарисовка о конце одной человеческой жизни в сеттинге Оптивёрса. В течение многих лет Лэн Зэн живёт на Луне, подальше от постоянно нарастающей близости СелестИИ, но есть одна константа в жизни человека, и она заключается в том, что жизнь эта не длится вечно.

Дуэтом

В общем, ничего особенного. Лёгкий флафф, не несущий особой смысловой нагрузки. Так, чисто мозгам отдохнуть.

Зекора Другие пони

Свет во тьме

Вечнозелёный лес... Такое ужасное и жуткое место. Многие пони стараются избегать этой местности, но не такова Твайлайт Спаркл. Однажды, принцесса дружбы решила наведаться в старый замок, где нашла таинственный кристалл, который атаковал кобылку. В счастью, она не пострадала, но что же всё-таки произошло на самом деле, и откуда взялась столь сильная магия?

Твайлайт Спаркл Другие пони

Десять отличных лет

Десять лет - немалый срок. За это время можно радикально изменить свою жизнь, можно вырасти прекрасной кобылой или жеребцом, можно скатиться в полнейший навоз или же подняться так высоко, как никогда и не мечталось подняться. Но какой в этом прок, если не мы творим события, однажды случившиеся, меняющие мир до неузнаваемости? Рассказ о кризисе, захлестнувшем Эквестрию. Так, как он мог бы выглядеть. Так, как он мог бы закончиться.

Рэрити Эплблум Скуталу Свити Белл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Туман прошлого (Рабочее название)

Блейд Куин верный страж принцессы не помнит важную часть своего прошлого. Но старые шрамы и раны мучают разум вопросами.Принцесса что бы отвлечь его от мрачных дум посылает в Понивиль на непонятное задание. Но почему уходя от принцессы Куину кажется что он предаёт её?

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Спайк Принцесса Селестия Другие пони

Блудная дочь

Маленькая зарисовка про альтернативное развитие событий, произошедших с Найтмер Мун после отправки на луну.

Принцесса Луна Найтмэр Мун

Come Taste The Rainbow

Небольшая зарисовка, задумывается некий НЕ понячий рассказ, более серьезный, чем просто фик, какое-нибудь произведение, но это лишь в далеких планах.

Твайлайт Спаркл Эплблум Скуталу Свити Белл Человеки

Тяга к знаниям

Когда у Свити Белль неожиданно открывается необычный магический дар, принцесса Селестия забирает ее в Кантерлот для обучения. И с тех пор, в Понивилле очень долгое время ничего не было слышно о маленькой единорожке. Известно только, что в какой-то момент Свити бросила учебу и занялась музыкой. Сегодня, по прошествии двенадцати лет, популярная эстрадная певица Свити Белль возвращается в родной город, чтобы дать концерт. Но только ли за этим она приехала?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк

Инсомния

Эквестрия существует уже очень много лет. Не раз многие пытались прервать замечательную идиллию, царившую в этом чудном мире, но все они были побеждены. Но зло никогда не дремлет... Новой угрозе было суждено покончить с известным нам миром окончательно.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

S03E05
Глава 8 — Новые воспоминания Глава 10 — Комната для «экспериментов»

Глава 9 — Новости

Выкладываю пока столько. Сначала думал, что выложу весь кусок, вот только пока переписывал с тетрадки, четыре тетрадных страницы, обычно превращающиеся в полторы страницы А4, медленно разрослись до уже 4 страниц и продолжают разрастаться. А держать главу мне уже надоело, поэтому разбил её на две, и вторую часть я выложу, когда допишу ещё два куска — т.е. ещё 2-3 страницы. Если они тоже не разрастутся ещё на страниц 5, а то и больше...

Ах да, сделал кучу мелких правок в предыдущих главах и добавил где-то полстраницы текста в 4й главе.


Воодушевлённая моими словами Твайли решила опробовать то, что узнала от себя-восьмилетней. И первым делом она, потратив на тренировку около получаса, всё же смогла заморозить в тазике сантиметра полтора воды. Правда при этом половина ванной покрылось инеем и в ней ощутимо похолодало. Однако баба Лена при виде её успехов тут же расцеловала свою непарнокопытную внучку. Да и сама Твайли после удачно наколдованной магии пару минут подпрыгивала от радости, после чего решила сразу же опробовать заклинание «Огонёк», которым можно поджечь бумагу, солому, спички или веточки, однако мы с Еленой Фёдоровной смогли отговорить её, предложив попрактиковать его во время следующей прогулки.

За этими занятиями мы и не заметили, как время приблизилось к одиннадцати часам. Отвлёк нас приход «тёти Лики». Правда, в первые несколько секунд Твайли её не узнала — возможно, это из-за новообретённых воспоминаний, которые могли как-бы задавить её предыдущую память, — но уже через каких-то полминуты радостно щебетала, рассказывая, что у неё получилось заморозить воду, и даже вновь это продемонстрировала, поразив и, как мне показалось, немного напугав этим Милолику. Не меньше удивления у неё вызвало столь быстрое излечение Твайли. Однако, послушав и осмотрев единорожку (которая при этом вертелась и хихикала в точности, как ведут себя многие маленькие дети), она сообщила, что температуры у неё действительно нет, а симптомы похожи на обычную простуду, но никак не на результат действия какого-то опасного вируса, как оно выглядело вчера. Закончив с осмотром и расспросив единорожку о самочувствии, Мила ещё какое-то время повозилась с Твайли.

Я же, в какой-то момент кинув взгляд на часы, заметил, что было уже почти без двадцати двенадцать, о чём я и сказал Елене Фёдоровне. Та посмотрела на часы, потом в сторону гостиной, в которой находились Твайли и тётя Лика, потом на обед, который мы только начали готовить, затем ещё раз на часы, на стоящий в коридоре телефон, а затем направилась к последнему. Через полминуты я услышал, как Елена Фёдоровна сообщает слабым больным голосом, что у неё сердце прихватило, что она просит поставить ей сегодня замену и что она уже вызвала своего знакомого врача, который выпишет ей на сегодня и, возможно, на завтра больничный. Положив трубку, Елена Фёдоровна заглянула в гостиную, а вернувшись на кухню спустя минуты три-четыре, строго посмотрела на меня и сказала, что это в последний раз она отпрашивается и прикрывает меня, и чтобы я к этому не привыкал. Естественно, я ответил, что всё понял, после чего мы с бабой Леной продолжили готовить обед. И уже закончив готовить и накрывая на стол, мы увидели выходящую из гостиной уже собравшуюся Милолику — видимо, она уже хотела уйти.

— Милочка, — тут же подала голос Елена Фёдоровна, — а куда это ты так торопишься?

— А? — как-то немного испуганно отозвалась Милолика. — А, тёть Лен, это вы. Мне это… на вызов нужно. К двум часам.

— Ну так сейчас без двадцати час только, — заметила баба Лена. — Как раз успеешь пообедать с нами и пойдёшь.

— Тёть Лен, я же говорила, мне неудобно, вы меня разбалуете и закормите! — сказала Милолика как-то просяще и немного обречённо.

— Так, Мила! — не выдержала Елена Фёдоровна. — То, что ты отказываешься от обеда, который я сделала вот этими самыми руками и вложила в неё всю душу, очень меня расстраивает, из-за чего у меня в крови повышается холестерин, сахар, гормоны, гемоглобин, белок и желток, из-за чего сужаются сосуды, начинают болеть все суставы, у меня появляются артриты, артрозы, циррозы и сердечная недостаточность… Что? Что такого смешного я сказала?

— Ха-ха-ха… Тёть Лен… хи-хи… — сквозь смех с трудом ответила Милолика, утирая выступившие на глазах слёзы. — После Ваших слов… хи-хи-хи… любой врач от хохота лежал бы минут десять… хи-хи-хи… Фу-у-ух, тёть Лена, ох, насмешили.

— Всем бы вам лишь бы посмеяться над старой больной женщиной, — с обидой в голосе проворчала баба Лена, хотя когда она отвернулась от тёти Милы, я увидел, что она и сама улыбалась. После чего вновь повернулась и строго добавила: — И ещё, шутки про то, что пять минут смеха заменяют стакан сметаны тебе не помогут, так что живо мыть руки и за стол. И в следующий раз даже не вздумай отказываться. Твайли, золотко, ты кушать идёшь? — спросила она громче в приоткрытую в комнату дверь.

— Ура, обед! — буквально через две секунды выскочила из комнаты единорожка, после чего, вдруг затормозив, повернулась к Милолике: — Тёть Мила, а Вы пообедаете с нами?

Похоже, что к подобной этой атаке детских умоляющих глаз Милолику Тимуровну, хоть она и детский врач, жизнь не готовила, потому что она явно растерялась.

— Э-э… но мне нужно… к двум… — неуверенно сказала Милолика, сделав шаг назад, к двери.

— Вы, — всхлип, — не хотите пообедать с нами? — жалобно и с набухшими на глазах слезами вымолвила Твайли, глядя на Милолику жалобным-прежалобным взглядом.

— Эх, ну и как тут устоишь и откажешь такой милой единорожке? — с умилением в голосе сказала Милолика, слегка разведя руками.

— Йе-э-эй! — тут же радостно подпрыгнула Твайли, после чего с широкой улыбкой забежала в ванную.

— Вот же маленькая манипуляторша, — пробормотал я себе под нос, всё ещё стоя в коридоре, когда Милолика Тимуровна уже зашла в ванную вслед за Твайли, а баба Лена продолжила накрывать на стол.

За обедом Милолика стала нахваливать единорожку, знания и сообразительность которой просто её поразили. То, что Твайли уже знала программу четвёртого класса, казалось ей чем-то невероятным, явно выходящим за рамки нормального. На что баба Лена тут же ехидно заметила, что маленькие фиолетовые единороги тоже явно выходят за рамки нормального, отчего мы не сдержались и рассмеялись, а я чуть не подавился. Когда же я упомянул, что всего этого единорожка достигла всего за два неполных месяца, притом, что она и наш язык выучила меньше чем за месяц, то докторша была просто поражена, если не сказать шокирована. Твайли же, сидящая в это время за столом и всё слышащая, при этом краснела (Вот как?! Как её шёрстка это делает?) и смущалась.

Сразу после обеда Милолика Тимуровна попрощалась с нами и ушла. Бабу Лену Твайли уговорила с ней позаниматься, я тоже решил от них не отставать и взялся за геометрию. Решив 3 задачи, я, глянув на часы, заметил, что время уже почти два — время, когда как раз выходят наши местные новости.

— Баб Лен, я новости хотел посмотреть сегодня, — сказал я, заходя в гостиную. — А то я ночью какой-то то ли взрыв, то ли грохот слышал, может, там что-то об этом будет…

— Чтоб ты да вдруг новости стал смотреть? — подняла бровь баба Лена. — И о каком взрыве ты говоришь? Я ничего не слышала…

— Ну, может, не взрыв, может выстрел, а может, просто показалось… — попытался я уклониться от прямого ответа. — В любом случае мне нужно посмотреть новости, может, там что-то об этом скажут.

— Что-то ты недоговариваешь, — прищурилась баба Лена. — Ладно уж, пусть Твайли пока отдохнёт десять-пятнадцать минут.

— Баб Лена, но я ещё не устала! — тут же возмутилась единорожка, пока я включал телевизор и искал наш местный канал. — Я хотела дослушать тему про тундру!

— Не расстраивайся, сейчас посмотрим новости, и я буду рассказывать дальше, — ответила баба Лена с теплотой в голосе. — А пока подожди немного.

— Ла-адно, — ответила единорожка, после чего, подойдя к дивану, на котором сидел я, запрыгнула и уселась рядом.

Я же внимательно слушал новости, боясь пропустить репортаж о ночных событиях, если он вдруг будет. И спустя пару минут вдруг услышал странный звук снизу, похожий на что-то среднее между кошачьим урчанием и едва слышным ржанием, который доносился примерно оттуда же, где и находились мои руки… что-то или кого-то поглаживающие. С удивлением опускаю взгляд и вижу, что машинально поглаживаю Твайли по голове и спинке, а та, положив передние копытца и голову мне на ногу, счастливо улыбается и жмурится, словно кошка, и она же и издавала этот похожий на урчание звук. Представив, как это должно смотреться со стороны, я на секунду впал от этого в ступор и уже хотел прекратить гладить единорожку. Однако её недовольный полувздох-полустон и жалобно-обиженный взгляд был красноречивее любых слов, отчего я улыбнулся и продолжил гладить это маленькое и милое фиолетовое чудо. И чуть не пропустил репортаж:

… микрорайона Мысхако примерно в три часа двадцать минут наблюдали необычную световую аномалию, более похожую на кадры из какого-нибудь фантастического фильма, — вещала диктор с экрана телевизора. — Очевидцы утверждают, что видели яркий сиреневый луч, бивший от земли вверх. Некоторые из них также сообщают, что перед появлением этого луча они слышали звук взрыва, а потом видели какое-то радужное кольцо в небе, что быстро растаяло. К сожалению, есть лишь одна видеозапись с любительской камеры, на которой вы можете наблюдать тот самый яркий луч, который через восемь секунд пропадает, — на экране демонстрируется видеозапись, на которой в довольно плохом качестве, ещё и в полной темноте виден сиреневый луч, бьющий в небо. — Также трое жителей того района, пожелавших остаться неизвестными, принесли в нашу студию несколько фотографий, сделанных с разных точек города, на которых также присутствует этот луч, — на экране последовательно появляются несколько фото разного качества, причём три из них были сняты откуда-то с высотных зданий ближе к центру города, остальные — с земли или крыши дома высотой не более 1-2 этажей. — Благодаря фотографиям мы установили, что источник этого яркого свечения находился где-то на поле возле микрорайона Мысхако или же около него, — фотографии сменяются съёмками на знакомом мне поле, показывая поле с нескольких точек. — Тем не менее, наша съёмочная группа, выехав на предполагаемое место, каких-либо следов, оставленных таинственной аномалией, не обнаружила. Чтобы разобраться в этом, наша съёмочная группа опросила жителей окрестных домов, наблюдавших эту аномалию.

В кадре появляется какой-то небритый мужик в помятой и немного испачканной одежде, немного нетвёрдо держащийся на ногах.

Мы вчера сидели с Васьком и Антонычем, — немного заплетающимся языком сказал мужик. — Ну как «сидели»… Оху… хорошо сидели. Выпивали немного, поминали… как её там… Во! Маму Антоныча поминали — оху… хорошая была женщина. Тут это… Васёк предложил: «А давайте проветримся, ночь-то хорошая». Он у нас того… романтик, едрить его. Ну мы и пошли. Пузырь взяли — а как нам без топлива-то? Во… Вышли, пошли по полю, тут оно так — БАХ! — мужик взмахнул руками и подался вперёд, чуть не свалившись, но устоял, — над головой как ёб… рвануло! Я от испуга упал и это… пузырь разъеб… разбил. Угу… Антоныч меня чуть не прибил нах… Во. Ну, я ёб… упал, думал — всё, пиз… война. Смотрю — а вверху какое-то охе… огромное кольцо… это… разными цветами… радуги, во. Секунд десять или пятнадцать было, потом исчезло. Мужики тоже стоят оху… охреневшие. Я только это… встаю, и тут недалеко, где-то вот там, — мужик машет куда-то в сторону рукой, — столб света с земли ударил, то ли розовый, то ли сиреневый. Я аж чуть снова не ёб… не упал. А потом свет исчез вдруг. Говорю вам, пришельцы это того… прилетали свои экспырымэнты над людями проводить…

Тут камера переключается на какую-то женщину лет 35-40 в платье и цветном платке, куда-то идущую, камера следует за ней.

Вот, — говорит женщина, после чего останавливается. — Вот где-то здесь он и стоял. Я здесь с рождения живу и поле это знаю не хуже своего огорода. И точно вам говорю, парень это был, молодой. Уж поверьте женщине, вырастившей троих сыновей. Только он ко мне боком стоял, да ещё и этот яркий свет по глазам бил, поэтому я не разглядела его. И ещё он что-то небольшое в руках держал — скорее всего, это был прибор какой. А как свет пропал, он и убежал куда-то. Только тень тогда я и видела. Точно говорю вам, учёнишка он какой-то и на поле эксперимент проводил, знаю этих всех учёнишек-недоучек, гениев подвальных. Понаизобретают всякого — то телефоны эти без проводов, то печи микроволновые, то поезда без колёс. Давеча соседка Галька купила енту новомодную машинку стиральную, так она моего младшо́го до сих пор просит ей запустить её…

И тут в кадр, не переставая креститься, буквально вламывается другая женщина:

Глупцы, вы не понимаете! — восторженно провозглашает она, после чего поднимает руки и лицо вверх. — Это было чудо, Божье чудо! Он явил нам свою силу и свет свой, чтобы заблудшие души отринули свои мирские страсти и желания и посвятили себя вере и своему Богу…

Изображение на экране вновь переключается на ведущую новостей.

На основе показаний очевидцев пока что нельзя сказать точно, что там произошло и что стало причиной возникновения подобной аномалии, — произнесла она, посматривая в лежащие у неё на столе бумаги. — Сейчас на месте события работает бригада учёных, мы же будем следить за поиском причин возникновения подобного феномена. Напомню, что в некоторых глухих уголках планеты и над некоторыми горами очевидцы не раз замечали какое-то сияние, однако в районе Новороссийска подобных аномалий никогда ранее замечено не было. Теперь к другим новостям. Правительство РФ в ближайшие два года не намерено расходовать средства стабилизационного фонда, который начнёт формироваться с 1 января 2004 года, заявил вице-премьер, министр финансов РФ Алексей Кудрин, выступая в ходе «круглого стола» «Предприниматели России и ЕС» сегодня, 1 декабря, в Москве…

Я выключил телевизор. Мда, полная жопа. Выпущенный Твайли луч видели многие. И что ещё хуже, кое-кто видел меня самого, хорошо хоть, что яркий свет помешал той женщине разглядеть меня. Только теперь придётся быть осторожнее. И выкинуть где-нибудь подальше отсюда свои куртку, джинсы и кроссовки. А ещё лучше — сжечь, как это делали во всяких шпионских боевиках. Потому что если меня вдруг узнают — будут проблемы. И надо что-то придумывать с прогулками. В конце концов, нельзя Твайли постоянно держать взаперти и не выпускать на улицу, а то она может заболеть уже по-настоящему.

— Рассказывай, — прервал мои размышления спокойный голос Елены Фёдоровны.

Я обречённо вздохнул и стал рассказывать о том, что произошло сегодня ночью и о чём я не решился рассказывать с утра. Конечно, рассказывать особо было нечего, так что занял он всего минут пять, а вот последовавшие за этим нотации заняли… одну минуту. Нет, серьёзно. Я сам не ожидал. Честно говоря, я думал, что Елена Фёдоровна сейчас будет нас с Твайли, а точнее, в первую очередь меня как её опекуна отчитывать минимум минут двадцать или полчаса, но она, лишь уточнив то, как выглядела Твайли в тот момент, как я проснулся, вздохнула, сказала: «Ничего теперь уже не поделаешь» и добавила, чтобы в следующий раз, если подобное случится или что будет подозрение, что случится подобное, мы были осторожнее. А потом внезапно похвалила, что всё-таки сообразил отнести Твайли подальше на поле и что никаких разрушений в итоге не произошло. Конечно, ни я, ни сама единорожка не были уверенны, что этот луч бы разрушил мой дом или любой другой, в котором или возле которого бы находилась в тот момент Твайли, однако и в обратном мы уверенны не были.

В общем, по итогам этого разговора баба Лена сказала нам, что если вдруг к нам кто-то придёт и станет расспрашивать о ночных событиях, то и я, и она сделаем круглые удивлённые глаза и скажем, что ничего не видели и не слышали, потому что в тот момент спали. А если вдруг им кто-то из соседей скажет, что я ночью свет зажигал незадолго до того, как всё это произошло — в смысле, в тот момент, когда я сначала проверял состояние малышки, а потом спешно собирался — то сделаю задумчивый вид, а потом отвечу, что в туалет вставал.

И не зря мы об этом обговорили: где-то часа через три к нам в дверь постучали какие-то мутные типы, представившиеся специалистами по паранормальным явлениям, опрашивающими, по их словам, жителей окрестных районов по поводу ночного происшествия — видел ли или слышал ли кто-нибудь что-нибудь ещё необычного. Конечно же и я, и Елена Фёдоровна прикинулись валенками, к тому же она добавила, что живёт через дом и тоже ничего не слышала, я же на всякий случай заодно выдал и свою версию про то, что я ночью вставал на пять минут, а потом лёг и сразу уснул. На наши слова те типы вообще никак не отреагировали, так что понять, насколько они нам поверили и поверили ли вообще, мы с Еленой Фёдоровной точно не смогли. Но всё же те «специалисты», задав ещё пару уточняющих вопросов, поблагодарили, оставили свою визитку с номером телефона и ушли. Мы с бабой Леной после их ухода почти одновременно тяжело выдохнули, отчего переглянулись и опять же почти синхронно выдали по паре смешков.


Однако приключения на этот день не закончились. Эта пятилетняя жадная до знаний лавандовая единорожка, получив память себя-восьмилетней, наполненную несколькими десятками различных заклинаний, о чём она нам сама сказала, и окрылённая утренним успехом решила их все как можно скорее опробовать и начать тренировать. Вот только она, видимо, забыла, что сейчас она куда младше того возраста, в котором она их изучала, поэтому неудивительно, что не все они у неё получились. Однако если бы они просто не получались, то это было бы одно дело. В её же случае после того, как она с шестой или седьмой попытки смогла призвать небольшой шарик воды, а потом с третьей починить разломанную напополам спичку, то ли её везение закончилось, то ли, что более вероятно, она решилась попробовать заклинание, которое слишком сложное для неё сейчас. Потому что следующее заклинание у неё уже стало срываться, словно ей не хватало сил или умения его контролировать, и в итоге оно с четвёртой попытки обрушило полку с книгами, затем с седьмой уронило стул, а сразу после этого подпалило штору.

Сообразив, что подобное излишнее рвение до добра не доведёт, мы с Еленой Фёдоровной остановили эксперименты единорожки со словами, что дальнейшие попытки могут навредить ей или окружающим. Единорожка расстроилась, мы же с бабой Леной задумались. Как бы то ни было, но Твайли нужно где-то тренировать магию. Однако найти место, где бы она могла спокойно тренироваться, нам было проблематично: какого-нибудь своего личного полигона для испытаний у меня нет — я же не какой-нибудь бывший военный в отставке, как в некоторых прочитанных мной книгах, у нас в подвале проложены трубы, которые Твайлайт может легко повредить магией, а учитывая то, какой формы и размера после магии могут остаться на трубах дырки, в результате нам не избежать расспросов со стороны тех, кто приедет это чинить, да и маловато там места. Заброшенная стройка неподалёку от нас, возле которой я и нашёл тогда Твайли — явно не лучшее место для маленькой единорожки, и я уже рассказывал почему.

И тут мне в голову пришла идея: а почему нельзя для тренировок единорожки выделить мою третью комнату? Мы с мамой ей не пользовались с тех самых пор, как погиб мой отец, так что сейчас она представляет собой склад разных вещей, в основном памятные вещи, напоминавшие матери об отце, мои детские игрушки, кое-какая мебель, которой мы уже не пользуемся, но которая ещё очень хорошая и прослужит долго, так что продавать или выбрасывать её было жалко, и так далее. И об этом я и рассказал Елене Фёдоровне. И она, осмотрев мою комнату, согласилась, что этот вариант подойдёт. И начать его воплощать мы решили со следующего дня.