Мама Понк

Перевод одного из моих любимых >гринтекстов с форчана. Короткая история о том, как мама Пинки, узнав, что у её сынули не вяжется с противоположным полом, решает ему всё рассказать и показать.

Пинки Пай Другие пони Мод Пай

Fallout: Equestria. Оperation:"TIME PARADOX"

1. О путешествиях одного единорога на эквестрианской пустоши и о том что он там нашёл помимо разрушений и рейдеров.2. О путешествиях и жизни возрождённого.

Другие пони

Тысяча лет сновидений

Вижу, тебе хочется узнать, что мне снилось, пока я была луне. Ладно, как хочешь, устраивайся поудобнее, я тебе всё расскажу.

Принцесса Луна

Странник

Встретив главного героя в реальной жизни, вы бы никогда не обратили на него внимания. Ведь таких как он много. Но однажды с ним происходит необычное, даже мистическое происшествие. Он попадает в Эквестрию. Чтобы разгадать что с ним происходит ему придется адаптироваться в дивном новом мире. Удастся ли ему вернутся назад?

Твайлайт Спаркл Другие пони ОС - пони

Меткоискатели - призыватели апокалипсиса!

Меткоискатели, разочарованные своими постоянными неудачами, решают найти больше информации о Метках и способах их получения в библиотеке Твайлайт. Их не оставляет надежда, что именно там они смогут найти способ получить желаемое. Однако, троица натыкается на древнюю книгу, полную зловещих заклинаний и подружки решают получить Метки худшим возможным способом.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл

Искусство фехтования

Одно дело - иметь телохранителя настолько же прекрасного, как и смертоносного. Совсем другое - быть в нее безнадежно влюбленной. Шестой рассказ альтернативной вселенной "Телохранительница".

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Другие пони

Счастье на троих

Поняши идут на ярмарку и кое кто из них влюбляется.

Пинки Пай

One Last Letter (Перевод + Небольшой рассказик)

Небольшая зарисовка на тему этой песни + попытка художественного перевода.

Второй шанс

Второй шанс даётся всем.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Найтмэр Мун

Мой напарник - Дэрпи

Дэрпи работает в детективном агентстве.

Дерпи Хувз

S03E05
Детка, ты знаешь, я виновна Никто и никогда не увидит то, что я прячу внутри

Просто назови меня ангелом, утренним ангелом

Старые заброшенные доки. Пятнадцать лет назад тут кипела жизнь. Здесь стояли крупные красивые парусные фрегаты, торговые лавки в которых можно купить товары со всего света, каких ни в каких магазинах не сыскать.

Помимо этого, тут было море контрабанды, экзотические животные, редкие артефакты.

Сейчас это кладбище, большинство доков обрушилось, теперь они похожи на мятые картонные коробки на которые наступила неуклюжая кобыла. Некогда красивые парусники с красивыми белыми парусами с фигурой кобылы на носу. Теперь от корпуса остался скелет, паруса превратились в дряблые тряпки, развивающиеся на ветру, кобыла на носу, в место своего белого платья была обернута водорослями, нарисованные глаза размылись — теперь это пустые глазницы из который текут слезы размытой краски. Ходя здесь я думаю, что она плачет, потому что вспоминает те светлые деньки, когда она бороздила просторы океана, повидала сказочные страны, а теперь она лежит на мели и смотрит на восток где бескрайний океан, куда заходит солнце и плачет.

Но я пришел сюда не любоваться пейзажами. У меня тут важная встреча. Заброшенные доки прекрасное место для всяких темных дел. В уцелевших строениях устраивают бои без правил, студии фильмов для взрослых и так далее. Но док под номером двенадцать… в этом доке живет и работает один пони который располагает информацией, а информация в наши дни, ценнее любого золота.

Я подошел к большой железной двери, напоминающей дверь от сейфа, освещенной лампой накаливания, рядом с ней стоял домофон. Я нажал на большую красную кнопку на нем.

Из динамика раздался хриплый шипящий голос.

-Кто?

-Маилс, это я.

Дверь стала издавать механические звуки, несколько пневматических поршней за ней отодвинули засовы, и однотонная дверь со стоном приоткрылась. Как только я переступил порог, механизмы снова заработали, и она закрылась.

Маилс превратил этот док в крепость. Большая дверь от сейфа тому пример, когда ты обладаешь информацией, все хотят ее получить и не всегда честно.

Идя по лабиринтам картотек в которых хранятся папки, фотографии, пленки компромата тут достаточно, чтобы засадить всех кино звезд Эпплвуда на пожизненный срок.

-Детектив! Как я рад, что ты зашел. — Радостно приветствовал меня Маилс. Тучный серый, жеребец, в белой офисной рубашке, каштановых брюках на подтяжках.

Он сидел на кожаном кресле с высокой спинкой за письменным столом из красного дерева в свете небольшой настольной лампы. Все это стояло в центре дока, сделав себе небольшой кабинет из фанерных на котором висели, графики, фотографии красивых девиц, среди которых выделялась фотография Рэинбоу Дэш. Либо он ищет на нее компромат или ему просто нравиться эта мордашка.

-Привет Маилс. — Я сел на диван стоящий рядом и достав сигарету закурил. Маилс кстати тоже курил большую сигару, которую он держал в своих зубах.

-Все еще ловишь этого Меломана?

Да, этот сукин сын, кем бы он не был. Вечно уходит у меня из-под носа.

-Да, я читал в газетах о том, как ты лоханулся. Принял пацана, который дрочит на плакат Рэрити из эротического журнала за маньяка которого никто не может поймать.

 — Он засмеялся, и потом начал глубоко кашлять. — Пить будешь?

Я кивнул в знак согласия.

Он поднял свою толстую тушу и направился к мини бару и достал оттуда два бокала и бутылку виски.

-Ты нашел что-нибудь по нему? — Спросил я, взяв бокал виски.

-Я говорил с одним пони, который работает на вокзале, он услышал, что в город, были заказаны запчасти шестерни, и прочее словно, кто-то собирает гигантские часы. — Говорил Маилс. — И знаешь, что самое интересное, каждая деталь была заказана отдельно от другой.

-Не понимаю. — Переспросил я.

-Ну представь, ты разгружаешь две шестерни, одна должна крутить другую изготовленные на одном заводе и дополняют друг друга. Но большая заказана в одну фирму, а другая в другую. Я проверил связи. Кто-то пытается запутать следы, купив целый механизм, от лица компаний однодневок.

-И Почему ты решил, что заказчиком может быть Меломан? — Спросил я.

-Не знаю, чую это. Имя получателя неизвестно и куда попали эти детали. Я копнул глубже, и кто-то заказывал тем же путем стальные прутья как будто…

-Как будто кто-то делает клетки. Кажется, я понимаю… были похищены, музыканты, тел и останков найдено не было. Возможно он держит их в плену, но зачем? И зачем ему эти запчасти?

-Может делает мясорубку?

-Ты можешь еще что-нибудь поискать, куда могли бы они попасть или может быть ему кто-то помогал.

-Ну… — он почесал свой затылок. — Я постараюсь конечно. Но сам понимаешь…

-Я заплачу.

-Хорошо тогда. Я слыхал ты часто в бар ходишь, чтобы полюбоваться на одну кобылку?

-Это моя подруга детства, был влюблен в нее… да и сейчас люблю.

-А она что?

-Она приехала в город со своей девушкой… для меня это было как серпом по яйцам.

-Хех… Думаю такие как мы не созданы для любви. Или тебе стоит поискать тихую домашнюю кобылу, а не барных певиц и кино звезд.

-Думаю, да. — Ну был рад с тобой повидаться. — Я пожал его копыто и направился к выходу. — Позвони мне, когда найдешь, что-нибудь.


Я стоял у себя в кабинете собирая полученную информацию по крупицам, для этого я поставил деревянную доску на мой старый диван и прибил к ней карту Мэинхеттана, а на нее прибивал булавкой сводки с газет, фотографии жертв и все это я связывал красной ниткой.

Но пока выходит куча, газет на карте, через которые проходят красные линии. Я не вижу четкой последовательности действий. Он просто бродит по городу в разнобой и похищает тех или иных музыкантов… Будь бы я на его месте, я бы работал по районам, сначала один, потом Бронкс, вокруг центрального парка и так далее.

Но тогда бы полиция и детективы патрулировали именно тот район, в котором я работал и могли бы поймать меня… Да он работает умно, нельзя предугадать, когда и где он появится.

И тут в дверь моей конторы постучались.

-Кто это?

-Детектив это Куимби. — Ответил голос за дверью.

-Входи, открыто.

Шеф полиции переступил порог. Он снял свою фуражку и пальто и повесил все это на вешалку.

-Нашел какие-нибудь зацепки? — Спросил он меня.

-Нет. — Я решил передохнуть от напряженной мозговой работы и взял со стола пачку сигарет и за пыхтел. — Неразбериха какая-то. Проще просто закрыть город и арестовывать каждого пони и допрашивать пока не найдешь нужного. Или попросить Принцессу Спаркл поднять город над землей перевернуть и потрясти как копилку свинью в надежде, что преступник и жертвы вывалится из него.

-Думаю у нее есть дела поважнее, чем искать преступников. — Он обратил внимание на книгу, которую я читаю в свободное время, она лежала на тумбе лицом вниз: “Селестия ненавидит всех нас”, про что она?

-Да, история, мне автор пишет про свою молодость, пишет, что у него реально были отношения с Рэинбоу Дэш, а потом они как-то повздорили во время их секс-туризма и она пырнула его перочинным ножом. Я только до этого момента дочитал.

-Дочь моя тоже увлекается подобным чтивом, она твоего возраста. Я говорю ей, хватит читать книжки и маяться всякой херней, найди себе работу, найди парня. А она: “Я для себя пожить хочу”. Видимо я умру так, не увидев внуков.

-Не переживай, кто-нибудь да возьмет твою дочурку замуж. Главное, чтобы пони был хорошим, а то было так у одного моего друга. сестра его вышла за муж, а через месяц приходит вся в синяках, оказалось он частенько избивал ее за любую погрешность, а сам ходил пить к проституткам.

Так он нашел этого горе муженька и избил его так, что тот потом полгода ел через трубочку и срал под себя.

-Почему бы тебе не попытаться.

-Попытаться что?

-Ну… наладить общий язык с моей дочерью.

-ЧТО!?

-Ну парень ты хороший, весь самостоятельный тебе давно пора остепениться, жениться, завести детей. Она девчонка покладистая, пригожая, ей нужен жеребец, за которым она будет, как за каменной стеной.

-Я не знаю… Я уже был женат, скажу особого кайфа от совместной жизни с моей бывшей я не получал. К тому же посмотри на меня, я курю, пью, часто шляюсь по барам. Не боишься, что я испорчу ее? — По правде в чем-то он был прав, думаю мне пора задуматься о создании семьи, Октавия играет с пирсинговым язычком Винил, а мне ждать, когда они расстанутся?

-Я сам был такой в молодости сынок. — Просто приди к нам на ужин в воскресенье и все, если вы не найдете общий язык, то ничего страшного.

-Думаю попробовать можно, хорошо, я приду на ужин.

В дверь снова постучались и за ней послышался жеребячий голосок. — Письмо от мистера Маилза.

Я открыл дверь и передо мной стоял мелкий жеребенок-пегас. На нем была старая кожаная кепка и шинель больше него самого.

Он протянул мне желтый конверт. — Он просил передать, чтобы вы зашли к нему на следующей неделе.

-Спасибо сынок. — Я погладил его по голове. — Погоди не уходи.— Я залез в бар и порывшись там нашел связку конфет и передал его мальчишке, дав еще несколько битсов.

-Спасибо сэр! — Радостно выкрикнул жеребенок и побежал вниз по лестнице.

-Что это? — Спросил Куимби.

-Я попросил одного моего знакомого найти, что-нибудь интересное, что могло бы вывести меня на след Меломана. — Я открыл конверт. Там были адреса и список имен которые получали товар. Пойду спрошу их, может быть кто-то знает о таинственном покупателе.


“Пэни и Пэйпер Компани”, компания основанная лет сто назад, двумя сестрами и занимается изготовлением и продажей бумаги.

Именно сюда приехала одна из деталей. На эту небольшую фабрику. Охранник пропустил меня, когда я показал ему значок детектива, так же он оказал мне услугу и проводил меня до офиса начальника.

Он вел меня через ряды станков по которым беспрерывно шли километровые бумажные дорожки. Они то поднимались, то опускались, а в конце накручивались на огромный рулон.

Все это было занимательно, может даже буду водить сюда своих детей на экскурсию… хех, я уже думаю о детях… но надо вернутся к работе. Поднявшись по железной лестнице, ведущая на второй этаж, на котором располагался офис владельца фирмы, ведь основательницы фабрики уже как лет двадцать мертвы.

Со стуком я вошел внутрь, за столом сидел жеребец единорог лет тридцати пяти. Увидев меня, он встал и протянул мне копыто.

-Чем могу быть полезен вам сэр? — Спросил он меня.

Я пожал ему копыто. — Я расследую дело, вы слышали о Меломане?

-О маньяке, который похищает музыкантов? А кто об это не говорит? Моя вот жена без умолку треплется об этом с подругами. Так каким боком фабрика моей прабабушки и ее сестры стоит к этому делу?

Я рассказал ему о запчастях для какого-то механизма, и что их развезли по частям в разные точки.

-И вот один след привел меня к вам. Скажите, не приезжала ли к вам карета службы доставки и не оставляла что-нибудь подозрительного?

Хм… он задумался. — Меня не было тут две недели из-за болезни, возможно мой заместитель что-нибудь скажет.

-Прекрасно, а где он?

-Вернее она. — Поправил он меня. — Пойдемте вниз, я представлю вас ей.

Он отвел меня на нижний этаж к складам, где хранятся огромные рулоны и пачки бумаги.

-Скажите детектив, какой бумагой вы пользуетесь?

-Честно сказать, я не обращал внимание на фирму изготовителя, мне просто нужна была бумага, и я шел в магазин канцелярских товаров, и брал какую-то пачку в целлофане. Я как-то не вижу различия.

-Может вы посоветуйте, как нам улучшить продажи?

-Ну не знаю… я бы, наверное, заметил если бы на бумаге… была бы кобыла.

-Кобыла!?

-Да, знаете — такая лежит, раздвинув задние ноги и обнимает большой карандаш передними.

-Вы думаете? — Спросил он.

-Я обычно покупаю сигареты, в которых есть вкладыши с кобылками. Вот. — Я показал ему один такой. — И их куда охотнее покупают чем те же сигареты “Селестия”.

Средь этого склада бумаги стояла желтая кобылка-пегас, с белой, как солома, гривой, которая выглядывала из красной банданы, она была одета в рабочий комбинезон.

Жеребец представил меня ей и рассказал, чего я хочу. Я же приготовился слушать и достал свой блокнот.

-Ну… да было у нас подобное происшествие. Это был полдень четверга, как обычно погодные пегасы устраивают дождь в четверг.

Мы как раз погружали товары в телеги, чтобы развести их по магазинам, я еще помню, как Баркли уронил целую коробку в лужу. Пришлось вычесть это из его зарплаты. И после этого к нам подъехала телега службы доставки и сказала, что мы заказывали с десяток косо-зубчатых колес и выгрузили целую коробку.

Я им сказала, что мы ничего не заказывали и что они должны их забрать. Но они послали меня и уехали по делам.

-И что вы предприняли?

-Я оставила ее лежать там, где ее оставили. Она лежала под дождем четыре часа.

-И ее никто не забрал?

-Вот это я вам и хотела рассказать. Ближе к закрытию, к нам подошел жеребец- единорог пожилых лет, он был кремового цвета, с седой гривой, на нем было серое пальто и шляпа с полями того же цвета. Он поинтересовался, что в том ящике.

Я без всякой задней мысли ответила, что там лежать шестерни. Он заулыбался, словно нашел сокровища в нижнем белье Дэринг Ду и попросил продать мне их.

Я сказала ему, что они пришли к нам по ошибке, так что пусть берет он их даром.

Он не стал церемониться поднял ящик магией и поблагодарив меня скрылся через открытые ворота.

-Это очень интересно. — Я записал все ее слова в блокнот. —Что ж, благодарю вам за помощь в расследовании.

-Стойте детектив. — Остановила меня кобыла. — Можете мне помочь.

-Чем это?

-Видите ли, я подозреваю, что мой сын курит, но я не могу поймать его с сигаретой или найти пачку. Когда я поднимаю этот разговор, он говорит мне что я долбанутая на голову и что пока я не докажу это-то. Я припугнула его что позову детектива.

Я засмеялся. — Где вы живете?

-Не далеко вон дом на углу. — Она показала направление.

-Ну что ж пройдемте.


Мы зашли в ее дом, со второго этажа были слышны детские вопли.

-Это он играет со своими друзьями.

Мы поднялись наверх.

-Где его комната?

-Она прямо по коридору.

Я пошел туда и открыл дверь без стука. Жеребята конечно испугались, что в комнату вошел большой взрослый жеребец.

-Майк! — Спросил я темно желтого жеребенка. — Он кивнул.

-Частный детектив! — Я показал ему свой значок. — Твоя мама наняла меня для того, чтобы я раскрыл дело о сигаретах. Сейчас эта комната находиться под следствием и будет происходить обыск.

-Так что никому не двигаться, будет проходить обыск и поиск улик. — Я стал ходить по комнате, осматривая книжные полки, письменный стол, и время от времени смотря на жеребят: они сбились в группку и смотрели на меня, и пытались не показывать страха.

Я ходил из угла в угол и смотрел на реакции детей, если я буду близок к тайнику, они начнут нервничать, и это будет видно по их лицам.

Теперь надо вспомнить, где я прятал сигареты? Под кроватью. Я подошел к ней и посмотрел под кровать, а затем на ребятню. В особенности на сынка, были видно, как его зрачки сузились.

Я поднял матрас. — Простите за то, что устраиваю беспорядок мисс. — В днище зияла дыра, порывшись я достал оттуда несколько эротических журналов и три пачки сигарет.

-Попался! — Радостно воскликнул я.

После того как сынишка получил несколько подзатыльников, бранных слов и выслушал свой приговор в виде двух недель домашнего ареста, мы спустились вниз, где я выслушал благодарности от молодой мамы.

-Спасибо вам, я уже не знала, что делать, он такой хитрый и изворотливый.

-Да, думаю ему не хватает копыта жеребца в воспитании.

-Я замужем. — Она поправила свою соломенную гриву. — Вот он всыпит ему, когда вернется с плаванья. Не думайте, что я типо выдумала историю, что его отец моряк, он на самом деле моряк и должен через неделю вернутся домой.

Она вздохнула.— Тогда Луи ходит по дому как паинька.

-Ну что ж, я пойду. Мне еще надо опросить за день две фабрики.

-Погодите. Я не отблагодарила вас по-настоящему, вам еще целый день ходить по этому дождливому городу. Может вы останетесь на чашечку кофе. — Она посмотрела на меня и прикусила нижнюю губу.

-Что же. Я никогда не откажусь от кружечки кофе.


И вот я вернулся к себе домой, в мою пустую пыльную коробку. В моем доме так одиноко, что компанию мне составляет бутылка молока по утрам.

Плюхнувшись на не застеленную кровать, я тупо уставился в потолок. В моей голове крутилась карусель мыслей: на пластиковых кобылках в чулках и корсетах катались мои мысли. Меломан: кто он, каковы его цели, зачем ему собирать механизм? Может он хочет собрать мясорубку и накормить бездомных собак? Или может он хочет сделать большие часы, а похищенным музыкантов использовать в качестве “Кукушки”: они каждый час будут выглядывать из окошка и играть на скрипочке.

Другой темой для моего рассуждения было желание офицера Куимби сватать меня с его дочерью. Я был уже женат и не был в особом в восторге от своего брака, я чуть не поседел во время развода.

С другой стороны, посмотри на себя, старый пыльный кабинет, постельное белье воняет грибами и алкоголем, тебе стоит найти ту, кто заставит тебя бриться по утрам.


Как и обещал, я поехал на званый ужин к семье Саливана Куимби. Утром я привел себя в порядок, принял душ с мылом, постригся и нашел одежду которая выглядит не такой грязной, побрызгался старым одеколоном и пошел ловить такси.

Шеф жил в спальных кварталах Мэинхеттана: тихое спокойное место, по статистике уровень преступности тут самый низкий.

Дверь мне открыла жена Куимби, она была того же возраста что и Сали, грива была ее цвета желтовато-коричневого, собранная в пучок, закрепленная “Крабом”. Ее кукурузного цвета шкурка была закрыта голубоваты платьем с фартуком на нем.

-Привет, дорогуша. — Улыбнувшись сказала она. — Заходи, Сали читает газету в гостиной, я позову тебя к столу.

-Спасибо, Беатрис. — Ответил я, снимая свое пальто и шляпу. — Сарра, еще наверху, мы сказали, что ты придешь к нам на ужин, так она уже целый день не выходит из дома.

-Мне будет приятно познакомится с Саррой поближе, я видел ее только на фотографиях в кабинете Куимби.

-Как же вышло что ты ее не видел? Мы же столько лет знакомы, даже на твоей свадьбе были.

-Не знаю, обычно она была чем-то занята, учебой, еще чем-нибудь.

-Беатрис не доставай его глупыми вопросами! Пускай проходит в гостиную и когда уже будет этот ужин!

-Не ворчи! — Она с раздраженным лицом пошла на кухню, пробубня себе под нос, что “Как она его будет терпеть, когда он уйдет на пенсию?”

Я же зашел в гостиную. Сали сидел на своем кожаном кресле с высокой спинкой, он читал газету и курил трубку.

-Привет Сали. — Сказал я ему и сел рядом на диван.

-Как расследование?

-Довольно забавное, почти во всех фирмах говорят одно и тоже, приезжала карета доставки, оставляла посылку, а затем она либо пропадает сама, или ее забирал какой-то пожилой жеребец.

-Ты уже знаешь кто он?

-Пока нет, но я уверен, что близок к разгадке и что найти его будет не так трудно.

-Почему?

-Да потому что он ни скрывал своего лица, даже не пытался маскироваться. Все видели его и описывали. Осталось его только прижать и… — Я хлопнул копытами. — И этот сукин сын выдаст мне все что знает.

-Пожалуйста не выражайся так в моем доме и попытайся не сквернословить при моей дочери.

-Хорошо.

-Ребята давайте к столу! САРРА! Тебя это тоже касается! — Прозвенел громкий кобылий голос с кухни.

-Пойдем, сейчас дочка спуститься со второго этажа. Давай ее встретим. — Мы вышли в коридор, я уже слышал цокающий звук копыт сверху.

И вот она спустилась. Признаться, видеть ее в живую было приятнее чем на фото, когда она там была еще школьницей с брекетами.

Красивая кремовая шерстка, облаченная в бело-голубое платье стиля “песочные часы”, стройные ножки с черными туфельками в темных чулочках, резво бежали по лесенке. Выгоревшие на солнце волосы прикрывали ее голову кудрявой плотной шапкой и были похожи на взбитый крем с шоколадом, она посмотрела на меня своими голубыми глазами. А я одарил ее мальчишеской улыбкой.

Увидев меня, она сменила темп ходьбы на более спокойный, по ее бегающим глазам я понял, что она меня оглядывает как бы оценивая.

-Так вы и есть тот детектив, о котором говорит мой отец и моя мама.

-А вы, та красотка Сарра, которую так хвалят и любят родители. — С легкой улыбкой произнес я и она засмущалась.

-Ну что вы стоите, пройдемте. Мама уже, наверное, накрыла на стол.

Нас с Саррой посадили рядом, ее родители сели напротив. Беатрис открыла крышку керамической кастрюльки, где был салат с яблоками, а Куимби открывал бутылку с вином.

-Чем ты занимаешься, Сарра? — Спросил я ее.

-Ну я занимаюсь копытоделием, делаю всякие поделки, шью кукол. Думаю пойти работать в школу и открыть творческий кружок. Или пойти работать в газетное издание, быть репортером.

-Нахватало мне дома вруна. — Выразил свое недовольстве глава семьи.

-Папа! — Недовольно сказала кобылка.

-А что не так? — Говоришь репортерам все хорошо: “во время наводнения спасли всех”. А утром в газетах пишут, во время наводнения полиция спасла аристократов, оставив граждан среднего класса на произвол судьбы. После этого об нас ноги и вытирают.

Сарра расстроилась.

-Мне кажется идея со школой лучше, твой талант — учить детей творчеству.

Она посмотрела на меня и тепло улыбнулась, в глазах я вижу надежду, может действительно у нас с ней выйдет хорошая семья.

Потом я рассказал ей о том, чем занимаюсь. О том, что чаще я занимаюсь семейными проблемами и меньше криминалом, но сейчас главной моей задачей является поиски и поимка Меломана.

Рассказывал о своих методах поиска, о забавных случаях и она слушала меня очень внимательно, я для нее был книгой, которую она могла слушать.

-А у вас есть оружие? — Спросила она.

-Да, конечно, девять миллиметров, но я предпочитаю улаживать дела мирным путем, пистолет уже для очень острых ситуаций. — И я почувствовал, что ее заднее копыто гладит мою ногу, она обвивала меня словно змея.

К счастью, ее родители этого не заметили, хотя, видимо они так хотят сбагрить Сарру, что даже если бы она решила сделать мне минет под столом они бы не возражали.


Уже была глубокая ночь, миски с салатами опустели, а вино больше не оказывало должного эффекта, мы перешли в гостиную где продолжали беседы, Родители Сарры решили показать мне их фотоальбомы и выслушать их рассказы, как хорошо они проводили отпуск двадцать пять лет назад. Но вскоре я понял, что пора идти домой.

-Это был приятный вечер но, думаю, мне уже пора идти, завтра мне еще вести дело.

— Я поднялся и направился к выходу.

-С ума, что ли сошел? — Сказал мне Куимби. — Там же темень, и ты не в таком состоянии чтобы ехать домой.

-Оставайтесь у нас. — Предложила Беатрис. — у нас есть комната для гостей, переночуете там, а утром поедете по своим делам.

После уговоров я согласился, меня отвели на второй этаж. Комната для гостей была где-то девять метров, была она обклеена в кремовые обои в цветочек, стоял шкаф, металлическая кровать и тумба, что еще нужно для ночлега?

Беатрис дала мне пижаму и пожелав спокойной ночи, закрыла дверь. Признаться, давно не спал в таких условиях, если сравнить эту комнату с моей конурой, то я сейчас живу в пентхаусе.

Переодевшись, я лег на свежепостеленные простыни и укрылся мягким одеялом. Уткнувшись в подушку, которая пахла лавандой, я мигом погрузился в сон.

Но пребывание в сонном царстве длилось недолго.

Я проснулся из-за легкого скрипа двери. Поначалу я испугался, я забыл где я и как оказался в свежих простынях? Но затем разум прояснился, и вспомнил, где я, и чьи копыта издают тихий цокающий звук, приближаясь ко мне.

Подойдя ближе, Сарра наклонила голову и посмотрела мне прямо в глаза: свет отражающийся от луны, придал ее голубым глазам невероятный космический эффект, словно я сам смотрю в космос.

Она ничего не сказала, ее губы коснулись моих, она вздернула одеяло и легла рядом со мной, обняв я стал ее ласкать, водя копытами по чудному крупу, круглому как идеальная сфера. Я вырывался из ее рта, чтобы вцепиться в ее шею и целовать ее и чувствовать, как она извивается, получая кайф от всего этого.


Никогда не чувствовал себя так хорошо утром. — Возможно это из-за уютной обстановки, может тут воздух свежее, чем в моем квартале. А может все это из-за хорошо проведенной ночи.

Я смотрел на спину рядом лежащей пони, одеяло накрывало ее талию, растрепанные волосы хаотично лежали на подушке. Она была словно дева с древней картины, которая ожила и сошла с полотен. И первое, что ей захотелось отведать — это плоти жеребца.

Я наклонился и поцеловал ее в щеку.

-Доброе утро. — Ласково сказал я ей своим хриплым прокуренным голосом.

Она поморщила носик и улыбнулась, затем открыла глаза и повернулась ко мне. — Доброе утро. Детектив.

Мы оделись и спустились вниз, где нас на кухне уже ждали ее родители, и глядя на их морды, я понял, что они довольны полученным результатом. Ну что сам согласился же.

Меня накормили сытым завтраком и налили потрясающий кофе, которого я в жизни не пробовал. Я поблагодарил их и сказал, что мне нужно приступить к работе и что я вернусь к ужину.

Надев на себя свою шляпу и пальто, я, поймав такси, направился к своей следующей цели.


Шел я к фабрике по производству консервированного гороха. Хм… может купить у них оптом ящик? Думаю, Беатрис приготовит чудесный салат. Как на зло пошел дождь, который снова превратил сухой, как мое горло асфальт, в мокрое лоно Сарры, за несколько минут лить стало так сильно, что на улочках моментально появились крохотные реки дождевой воды, стремящиеся к водостоку.

Но моим мыслям пришел конец, когда я увидел его. Из ворот фабрики выходил кремовый жеребец, морщины на его лице выдали его возраст, лицо свое он пытался скрыть за высоким воротом пальто и шляпой.

Я так часто слышал его описания у свидетелей, который опрашивал несколько дней, что его образ буквально впился мне в мозг.

Я ускорил шаг и направился к нему в надежде догнать его и схватить за копыто, но этот старпер обернулся и сообразив, что я его нагоняю и, возможно, он понял кто я такой, он пустился бежать.

-Стой! — Я побежал следом за ним. Для старпера он бежал довольно резво, словно эквестрийский чемпион по бегу. Гонка эта длилась недолго: он забежал в переулок, где его остановил забор, на который он начал карабкаться.

-Стоять! — Крикнул я ему, направив свой пистолет. — А теперь повернись ко мне, чтобы я смог увидеть твое лицо.

Единорог поспешно повернулся и посмотрел на меня своими глазами, на которые навались мешки от старости, он был похож на сухой фрукт, но даже сухофрукты выглядят как конфеты.

По усталому лицу было ясно, что он не спал несколько дней, он был напряжен, зрачки его глаз бегали туда-сюда и ушки пытались что-то уловить, как будто он ждет что кто-то выскочит и убьет его.

-Ну что старик?

-Что вам от меня надо?

-Ты прекрасно знаешь, старик. Ты работаешь на Меломана, таскаешь ему запчасти для черт знает, чего. Мне нужно знать, кто он, где его можно найти и где пропавшие музыканты.

-Я… я... не могу этого сказать.

-Слушай. Ты препятствуешь расследованию и пытаешься сбежать, и на тебя направлена пушка. И ты говоришь, что не можешь сказать о Меломане. Кто он такой!

-Я не знаю! Я клянусь!

-Так как вы общаетесь?

-Мне либо приходят письма, слова на них вырезанные из журналов, или звонок по телефону, голос его искаженный и я не могу понять кто это. Он просто дает мне указания и все.

Между нами нависло молчание.

-Слушай… я… я не знаю, ничего особенного о том, кого вы ищете, но, если вы хотите его поймать. — Он обернулся.— Я могу сказать вам место нашей встречи, только пообещайте, что я не буду сидеть с ним в одной камере.

-Договорились. — Я убрал пистолет. — Говори.

-Не сейчас, он не выслал мне точных координат. Приходите в обед по этому адресу. — Он протянул мне бумажку с адресом. — И постарайтесь, чтобы вас никто не видел.


В эти выходные я решил сводить Сарру в свое любимое место — в бар, где выступает Октавия. Обстановка там приятная, нету всяких моральных уродов и уголовников, и я покажу Тави что у меня есть кобылка, может заревнует.

Я попросил забронировать мне столик, и не просто какой-то деревянный столик со стульями, а шикарное место где вместо стульев ты сидишь на полукруглом высоком диване из натуральной кожи, там нам никто не будет мешать.

Войдя внутрь, я помог снять с нее пальто, и провести до столика.

-Я никогда не была в таких местах. — Сказала Сарра, садясь на диван и оглядывая интерьер заведения. — Все как в фильмах про детективов. А на сцене будет выступать красивая кобыла в длинном откровенном платье и соблазнять жеребцов своим пением?

-Думаю ты знаешь этот жанр лучше меня. — Улыбнувшись, ответил я ей.

Сразу после того, как я сел, сцена загорелась огнями и занавес поднялся: на сцену выкатили рояль, за которым сидел жеребец средних лет, который начал играть.

И тут на сцену вышла Октавия, в длинном темно-фиолетовом платье с широким разрезом, который оголял ее кьютимарку и показывал подвязку с черными чулками, облаченными в фиолетовые туфельки. Так же, любой жеребец уже заметил резинку от трусов, разрезающую ее фиолетовый скрипичный ключ.

Она легла на рояль под свет прожектора и подняла заднюю ногу, оставив многих зрителей преподносятся и наклониться влево.

Она запела:

“Я не стану ограничивать твою свободу,

Если моя любовь не смогла пленить твоего сердца

И ты не должен оправдываться

Ведь это я всё начала

Я не вижу необходимости провожать меня до дома,

Я уже большая девочка и могу сама встретить рассвет”

-Должна признать, представить она себя умеет, смотри как все эти пони на нее смотрят. — Говорила Сарра,— тут даже есть жеребцы с кобылками и… они никак не реагируют, что их парень как маленький щенок встал на задние лапки.

-Думаю потому что они знают, что им ничего не светит с ней. А вот придя домой, он накинется на них, как голодный волк, представляя своих жен певицей бара.

-А ты? Ты тоже накинешься на меня и затрахаешь, пока я не потеряю сознания?

“Просто назови меня ангелом, утренним ангелом

Просто прикоснись к моей щеке, прежде чем меня покинешь, милый

Просто назови меня ангелом, утренним ангелом

Потом медленно обернись и уходи.”

-Я бы и так это сделал. — Я улыбнулся и поцеловал ее в щеку. И тут я поймал на себе взгляд пурпурных глаз Октавии. Она все еще лежала на рояле, свесив голову вниз, и ее длинная грива касалась пола сцены. Она подняла задние ноги и раздвинула их. В зале кто-то охнул. Она перевернулась на живот и подперла голову свободным копытом, а вторым держала микрофон.

-Смотри, она смотрит на нас. — Сказала Сарра.

-Да вижу. — Ответил я. — А чего у нас стол пустой? — Я позвал официантку и попросил выпивку и спросил у своей избранницы, что она будет. Она сказала, что не отказалась бы от вина. — Официантка пошла к стойке бара виляя бедрами.

-Она все еще смотрит на нас. — Объявила Сарра. — Может ты ее знаешь?

-Ну в принципе да, мы давние знакомые. Выросли на одной площадке.

-Ты спал с ней?

-Я? Нет.

-А хотел бы?

-М…

Но в этот момент песня закончилась и все захлопали, а Тави слезла с рояля и спустилась со сцены и направилась к нам.

-Так-так-так. Добрый вечер детектив. — Заигранным голосом поприветствовала меня Октавия, присаживаясь на диван рядом со мной и облокотившись на правую переднюю ногу. — Тебя тут не было уже две недели, я подумала, что что-то стряслось.

-Да, знаешь расследованием увлекся, не было времени забежать на рюмочку виски.

Она улыбнулась и перевела взгляд на мою спутницу. — Детектив ну и невежа вы. С вами сидит ваша красивая, обаятельная спутница, а вы даже не представите ее мне.

-О да, конечно. Октавия эта Сарра, моя особая пони. Сарра, Октавия моя подруга с детства.

-Очень приятно. — Робко ответила кремовая кобылка.

-И мне тоже. — Тави протянула копыто.

Официантка принесла нам выпивку, и Октавия попросила, чтобы и ей принесли бокал для виски, ее просьба была выполнена в течении нескольких мгновений.

-И чем ты занимаешься Сарра? — Спросила Тави.

-Ну ищу себя, думаю стать учителем, преподавать детям рисование, шитье.

-О я тоже хотела быть учительницей музыки, но поняла, что от карьеры певицы, я получаю больше удовольствия. А как вы познакомились?

-Нас познакомил мой отец, они с детективом вместе работают.

-Скажу, твой папочка выбрал хорошего кандидата, посмотри на него. — Тави показала на меня. — Сильный, ответственный, красивый. — На слове “красивый” ее глаза заблестели. Она прикусила нижнюю губу.

-А как он целуется? — Спросила пепельная дьяволица.

Сарра смутилась: Ч-ч-что?

-Ну целуется, ты же целовалась с ним? Как он, язык, наверное, как змея весь извивается, проникая в твой рот и танцуя с тобой танго.

-Я...я… не знаю, как это описать, но… — Ее тут же перебила Октавия.

-А как ты целуешься? — Этот вопрос поставил мою спутницу в тупик и заставил покраснеть. — Я ничего, просто он мой друг детства и я надеюсь, что ты можешь. — Она поиграла глазками. — Довести его до извержения.

-Тави, я думаю ты ее смущаешь.

-Ой прости. — Она прикрыла мордочку копытами. — Что-то меня занесло, просто мне интересно, каков он.

И тут я почувствовал, что чья-то нога нежно поглаживает мою, я сначала подумал, что это Сарра, но она сидит справа от меня, и я понял, что это ножка Октавии.

-Сарра, а хочешь, научиться классно целоваться? — сексуальным тоном предложила Октавия, мне кажется эта развратная серая дама пытается нас обоих развести на групповуху.

-Вы-вы предлагаете мне поцеловаться с вами?

-Да, я хочу узнать, что чувствует детектив, когда касается твоих губ. — Октавия прикусила нижнюю губу.

В проходе у входа в бар я увидел Винил, которая искала взглядом свою любимую.

-Смотри, Винил пришла. — Тави сразу переключилась с нас, на поиски своей партнерши.

Встретившись взглядами, белая единорожка направилась к нам и села на свободное место рядом с Саррой.

-Привет Тави, детектив. — Она перевела взгляд на кобылку, сидячую с нами и ее глаза также загорелись, как у Октавии. — А это что за красотка?

-Это девушка детектива. — Ответила Октавия.

-Да? Скажу вам вы выбрали порядочного жеребца. Тави, наверное, докапывалась как вы целуетесь с ним? Простите ее за это, она очень непослушная кобылка.— И эти двое потянулись друг к другу и сцепились в поцелуе.

Сарра прошептала мне на ухо: — Они что одни из этих?

Я просто кивнул в знак согласия.

Мы еще посидели, больше провокационных вопросов не было, как и попытки Октавии начать оргию. Мы мило побеседовали, я рассказал об расследовании и о том, как был загнан в тупик, а после этого мы собрались и разошлись.

-У тебя очень странные друзья. — Сказала мне Сарра, когда мы шли к станции метро, к ней домой.— Октавия очень интересная кобылка.

-Да с ней можно о многом поболтать. — Ответил я.

-А еще она гладила меня своей ногой, будто соблазняя. — Значит, не только меня она трогала своими ножками. — Это… так возбуждало. Я даже прямо сейчас горю вся внутри.

Я остановился у входа в метро.

-Слушай, а давай проведем ночь у меня в офисе. Это куда ближе, и мы будем там совсем одни.

Она крепко поцеловала меня.

-Пойдем, и мы займемся этим везде, где можно. Я хочу, чтобы ты трахал меня так, как трахал бы эту серую шлюху из бара! — В ее голосе была страсть и ненасытное желание, что бы кто-то наполнил ее лоно до полна.


Проснулся я от яркого солнечного света, бьющего прямо из окна, мне в лицо. Моей, возможно, будущей жены не было в постели, а значит она уже встала, но это не было для меня сюрпризом, а сюрпризом было то, что за всю мою жизнь в офисе, сюда не приникало столько солнечного света.

Оказалось, Сарра подняла жалюзи и вымыла окна, мой стол буквально блестел в лучах солнца, раскиданные бумаги были собраны в единую стопку, а канцелярские предметы ровно лежали в стакане для карандашей.

Табличка с моим именем была отполирована и была похожа на кусок золота.

Копыто чистоплотной кобылы прошлось по всему офису, оказывается мой пол ярко красного цвета, а не цвета застывшей крови. Диван из старого пылесборника походил на хороший дорогой диван, который покупают богачи.

Заглянув в шкаф, я был удивлен, ведь вся одежда была ровно сложена и пахла приятно.

Но где же Сарра?

Я заглянул в ванную комнату. Старая и пожелтевшая, словно зубы курильщика, плитка вновь обрела цвет свежевыпавшего снега. Раковина и туалет сияли, а в чистом зеркале без потеков и разводов я увидел свою морду и понял, что неплохо бы побриться.

Единорожка стояла в душевой кабинке и буквально полировала лейку душа. Она обернулась и увидев меня улыбнулась.

-О, ты уже проснулся. А я тут увидела в каком бардаке ты живешь решила немножко прибраться, ты не возражаешь?

-Да, нет… я как-то пытался тут прибраться, но все закончилось тем, что я просто сменил простыни на кровати и… уже как три года.

-Постельное белье, хорошо, что напомнил. — Она закончила в душевой и направилась к кровати сматывая простыни, наволочки и пододеяльник.

-Оказывается у вас в подвале есть стиральная машина c сушкой, я уже перестирала всю твою одежду пока ты спал. — Она вышла из офиса и пошла по коридору к лестнице.


Мы отправились завтракать в местную закусочную, там мы заказали себе по омлету и чашке кофе.

-А теперь скажи, чего это ты вдруг решила прибраться у меня?

-Ну на утро я поняла в каком сраче ты живешь, и я подумала, а почему бы мне не навести у тебя порядок, все-таки как никак я твоя девушка, а может мы и поженимся, думаю нужно начать приступать к своим обязанностям домохозяйки.

-Слушай, ты не обязана этого желать. — Я глянул на часы, которые висели на стене закусочной. — Слушай мне нужно идти на встречу.

Я оставил ей деньги, чтобы она расплатилась за завтрак и поцеловал ее в щеку. — Буду вечером к ужину. — Надев шляпу, я направился к месту встречи.


Адрес привел меня к старому и заброшенному хостелу. Пока я ехал, погода опять испортилась и пошел гребанный дождь. Из-за этого здание с забитыми окнами выглядел зловеще.

Я стал подниматься, как услышал крик с верхнего этажа.

-ПОМОГИТЕ!

Поняв, что дело плохо, я бегом метнулся наверх выбив хилую входную дверь и спотыкаясь побежал по лестнице, которая вывела меня на длинный коридор, в конце которого виднелась открытая дверь туалета и там горел свет.

Вбежав туда я увидел мои худшие опасения: старик был мертв. Единственный кто мог навести на след Меломана, подох в сортире.

Его тело, покрытое синяками и ссадинами, лежало у раздробленного унитаза, весь туалет был в следах схватки, треснутое зеркало с кровавым следом, по которым напрасно лил воду кран, кровавые следы на полу.

Я опомнился что преступник может быть еще в здании, и не ошибся: слух уловил топот копыт на верхнем этаже и как открылась дверь.

Он на крыше! Я рванул туда. Выбежав наверх, я увидел фигуру пони, скрытую в длинном плаще. Лицо его было закрыто шерстяной маской, но по форме было понятно, что это жеребец.

Стой! — Крикнул я. — Но меломан побежал прочь, и я пустился вдогонку. Он лихо перепрыгивал с крыши на крышу и показывал чудеса акробатики. Я бежал за ним так два квартала, пока по счастливому случаю он не заметил натянутой веревки для сушки белья и не упал.

Я достал пистолет и подошел к нему.

-Все кончено Меломан, сдавайся. — Я полез в карман за наручниками, но мой пистолет окутало красное свечение, которое вырвало пистолет из копыта. Жеребец резко встал и пнул меня задними копытами в живот. Я попятился назад, и остановился почти у самого края крыши, если бы я упал, то до земли мне пришлось лететь четыре этажа.

И тут Меломан нанес мне еще один удар врезав по морде. Я не удержался и свалился с крыши, внизу была лестничная площадка, тело мое упало прям на перила, и я почувствовал резкую боль в ребрах, затем я ухватился за те же перила и повис на краю площадки.

От этого гребанного дождя металл скользкий, а из-за ударов в глазах темнеет, и я не могу собраться силами, чтобы подтянуть себя.

Вскоре копыта мои выскользнули, и я свалился вниз.


Очнулся я с сильной головной болью, звоном в ушах. Словно мне снова четырнадцать, и я нашел самогонку.

-Папа, он очнулся! — Послышался голос Сарры. Вижу плохо, но видимо это мутное пятно моя девушка. — О слава Селестии, ты жив! — она обняла меня.

Зрение стало возвращаться в норму.

-Я не умер?

-Нет. — Послышался голос Куимби. — Тебе повезло упасть в мусорный бак, возле одного борделя. Мешки с порванным нижним бельем проституток спасли тебя.

Я всегда знал, что госпожа удача простая шлюха, и хорошо, что у меня были деньжата на этот случай.

-Все-таки, везучий ты сукин сын, детектив. — С улыбкой сказал шеф. — Та перестрелка в районе грифонов. Пуля прошла сквозь шляпу, прикинь Сарра, ему чуть голову не снесло. Ты родился в рубашке сынок. — Он похлопал меня по плечу. — Я оставлю вас, двоих наедине. — Куимби вышел из палаты.

-Переживала за меня?

-Еще бы. Ты не пришел на ужин, на звонки в офис ты не отвечал, а потом пришел папа и сказал, что тебя нашли без сознания.

-Ну ведь все хорошо закончилось. Вскоре меня выпишут, и мы снова будем вместе.

Она прекратила меня обнимать.

-Знаешь, об этом я и хотела поговорить. — Голос ее стал строгий. — Думаю нам надо расстаться.

-Почему? Мы несколько недель вместе, неужели я был настолько плохим?

-Дело не в тебе. Ты замечательный жеребец, но… В это утро я кое, что поняла. Ты знаешь мою мечту, стать учительницей.

-Или репортером. — Добавил я.

-Но понимаешь, все эти наши отношения, то что я должна стать домохозяйкой. Это все тянет меня вниз, я не смогу стать тем, кем хочу, если буду стирать тебе одежду. — Она заплакала, но голос ее был не изменен. — Мне было очень хорошо с тобой, но я поняла, что не готова к такому.

Сарра потянулась ко мне и поцеловала в губы.

-Береги себя. — Сказала она мне и вышла из палаты.


Признаться, боль от разбитого сердца не была такой сильной, когда тебе вкалывают морфин. Я бы предпочел залить горе виски, но морфин тоже сойдет.

Признаться, я даже рад, что Сарра бросила меня. Она кобылка хорошая, ее ждет будущее, а такой неудачник, как я будет ее только тянуть на дно, она станет успешным репортером или учительницей будет делать то, что ей нравиться.

Дверь палаты отворилась, ко мне зашел Куимби. Он не поздоровался, а просто сел рядом и несколько раз глубоко вздохнул.

-Дочка сказала, что вы расстались.

-Да. Она сказала, что хочет строить карьеру, что быть домохозяйкой не ее.

-Это все моя жена виновата, вечно ей мозги трахала, что кобыла должна только у плиты стоять, да портки стирать. А ведь я хотел называть тебя сыном.

-Не переживай пап. — В шутку сказал я. — Найдет она себе какого-нибудь преподавателя математики или фотографа, у нее все впереди. Это не то что я… скоро тридцать лет. Ладно колись ты ведь не утешать меня пришел.

Он достал из пиджака желтый конверт и протянул его мне.

-Криминалисты нашли это рядом с трупом того старика. Оно было у него под копытом.

Я открыл конверт и увидел клочок пожелтевшей бумаги, похожей на чертежную, на ней был изображен пони с музыкальным инструментом, к его ногам и голове шли прямые линии. Я сначала не понимал, в чем дело, но потом понял, что это марионетка.

-Нелепица какая-то. Что это значит? Я нахожу больше вопросов чем ответов, зачем Меломану эти механизмы, что значит эта марионетка и кто он такой?

-Ладно, мне пора на службу. — Он надел на себя фуражку. — У тебя есть время подумать, может морфин поможет тебе. Освободит твой разум, как поется в песнях моей дочери. Выздоравливай сынок. — Он похлопал меня по плечу и вышел.

Оставив меня думать, что значит пони-марионетка на клочке бумаги? Но мысли о Меломане отошли на второй план, когда в стеклянном окне двери, я увидел Октавию.

Она открыла дверь и вошла внутрь. Она была в темно-синем платьице поверх которого лежал медицинский характер.

-Я узнала, что ты в больнице и отменила свое выступление и поехала сюда. — Она переживала, подошла ко мне и стала рассматривать мои синяки. — Бедненький, сильно болит?

-Я малость под кайфом. Так что все хорошо.

-Оу!… детектив. — Ее голос сменился с обеспокоенного на игривый. Я сначала не понял, а потом до меня дошло, что мое копыто дотянулось до ее попы и гладит ее. — Что, если нас увидит Сарра.

-Она бросила меня.

-Как так?! Мне она показалась хорошей пони, как раз для тебя, и я видела, как она смотрела на тебя.

-Она предпочла строить карьеру, а не строить семейное гнездышко. Я не расстроен, лучше пускай она найдет себе красавчика журналиста, а не алкаша детектива.

Тави улыбнулась, ее улыбка Моны-Близы подействовала сильнее чем морфин. Она забралась в кровать и легла рядом положив голову на мою грудь, в таком положении мы пробыли час, а затем она сказала:

-А мне нравится как от тебя пахнет виски в вперемешку с табачным дымом. — Голова ее потянулась к моей морде и губки ее чмокнули мой носик. — Мне надо идти, завтра принесу апельсинчиков, выздоравливай.

Она слезла с кровати и пошла прочь из палаты.