Легенда об Источнике

Немного грустный взгляд в прошлое рассказывает о множественности миров и объясняет их связь с Эквестрией и почему магия дружбы так важна для общего будущего; ближе к концу — порция жизнеутверждающей концентрированной дружбы. ) Путешествий между мирами и временами нет. Персонажи вроде каноничные. Краткая лекция с посещением исторической местности от принцесс-сестёр для Твайлайт, затем отдых в компании остальной Mane 6; щепотка хнык-хнык, стакан ми-ми-ми; содержит подобие спойлера на финал S2E2.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна

Игры богов

Не все довольны правлением светлой принцессы и порой готовы пойти на необдуманный шаг, чтобы свершить задуманное.

Рэрити Принцесса Селестия ОС - пони Человеки

Холодный свет / Cold Light

Даже в самый чёрный час звёзды холодно смотрят на землю, высокие и недосягаемые, но свет их разгоняет тьму. Отвернись, зажмурься... они не исчезнут. Откройся — и, быть может, поверишь в тепло их объятий. Эта история не про звёзды. Эта история — про людей и пони, про то, зачем они нуждаются друг в друге, когда не видно рассвета.

ОС - пони Человеки

Любовь на вечер и дальше

Выросшая, но так и оставшаяся пустобокой и не нашедшая себе места в жизни Скуталу нанимает Анона, чтобы узнать, каково это - когда тебя любят.

Скуталу Человеки

Потерявшийся герой

Бэтман попадает в мир пони и теряет память

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Луна Человеки

Любви все возрасты покорны

Вместо того, чтобы уйти на выходные устроенные в Понивилле на время охоты, учительница местной школы Мерри Рэд что-то ещё делала в школе. Да ещё ей на голову свалился этот Джим, которого она оставила после занятий...

ОС - пони

Туман

Обыкновенный день превратился для Флаттершай в настоящий кошмар: вся округа затянута загадочным туманом, в котором раздаются пугающие звуки огромного монстра. Сможет ли пони выбраться из белого плена? Помогут ли ей друзья? Или они сами нуждаются в помощи?

Флаттершай Твайлайт Спаркл Пинки Пай

My Little Sniper - Блудная дочь

Бриджит - молодая и храбрая кобылка, а по совместительству - пилот "ЕВЫ", которая ненавидит своего отца за то, что он хотел оставить ей наследство - большую криминальную империю. Она ищет своё место в мире, пытается успеть везде и всё испробовать, ибо её время на исходе - она смертельно больна.

Флаттершай Другие пони

Шаманский глаз

История о том, как незадачливая юная волшебница получила метку своего особого таланта.

ОС - пони Найтмэр Мун

Гоззо-археолог

Очередная экспедиция Гоззо-археолога обернулась неожиданной находкой

Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 15. Семейная трагедия Глава 17. Итерация 716

Глава 16. Королева нового поколения

Стэйблридж опять страдает от визита королевы Кризалис, которая охотится за другим мастером перевоплощений...


— Так-с, от имени нашего научного центра, – Краулинг Шейд переместил несколько карточек с записями, лежащих перед ним на столе, – ещё раз благодарю вас, Гудчиэр, за организацию торжественного мероприятия. Хотелось бы в дальнейшем продолжить сотрудничество.

Пегаска с белой, отливающей зеленью шерстью и пышной курчавой гривой оттенка ржавчины зарделась, смущённая похвалой сурового жеребца.

— С каждой новой церемонией получается лучше и лучше, – робко произнесла она. – До сих пор вспоминаю предпредыдущую свадьбу. Мои планы были рассчитаны на радостных и счастливых молодожёнов. А получилось…

— Да уж, – скорбно опустил уши бэт-пони. – Не знаю, какая муха укусила дражайших Везергласс и Скоупрейджа, что их свадьба напоминала прощальный вечер. У мисс Трейл и мистера Рейнлайтера день сегодня прошёл веселее.

— Я надеюсь, что смогла им угодить. Напрямую уж не стала спрашивать – невежливо как-то...

— Вы угодили мне, – ответил Шейд, откидываясь на спинку белого кресла. Между его копытами замер в горизонтальном положении механический карандаш. – Это главное. Считайте, что у вас есть рекомендация на самом высшем уровне.

Голова руководителя НИИ чуть наклонилась вправо, и кисточки на кончиках ушей указали на большой портрет принцессы Селестии.

— Что ж, – ещё сильнее раскраснелась пегаска. – Ура. Жаль только, в таком обществе свадебные мероприятия – события крайне редкие. Последнюю церемонию, когда принцесса Кейдэнс сочеталась с Шайнинг Армором, я, к сожалению… – Взгляд пони на мгновение остекленел. – Я её пропустила. До следующей свадьбы какой-нибудь принцессы могу и не дожить.

— Прозвучало как-то совсем не весело. – Шейд счёл, что ночные сумерки достаточно густые. Одна из кнопок на столе убавила яркость светильников, позволив ночному жителю снять тёмные очки. Теперь Гудчиэр могла видеть оранжевые глаза с ромбовидными зрачками-клиньями. – Есть ещё юная принцесса Твайлайт Спаркл. Если вдруг она надумает остепениться, дам вам знать.

— Везучий вы, – ответила Гудчиэр. – У вас в друзьях принцессы.

Шейд поморщился. Якобы из-за снятых с морды очков. На самом деле – от воспоминаний, связанных с принцессой Твайлайт.

Пару недель назад советник по науке по случаю удостоился беседы с младшей из принцесс, и та обрушила на него град упрёков. Ей, как и половине Эквестрии, не нравились те реформы, которые Шейд провёл в научной сфере, не нравилось возросшее число безработных учёных и закрытых малых учреждений. А подавление протеста в Мэйнхеттане Твайлайт пусть не прямо, но всё же назвала преступлением.

Разговор получился неприятный и сугубо оборонительный. Завершился, правда, бронебойным аргументом Шейда: «принцесса Селестия одобрила». Советник по науке прекрасно знал магическое влияние этих слов на Твайлайт, так что раунд остросоциальных дебатов остался за пони с крыльями, лишёнными перьев.

— Благосклонность высокопоставленных особ скоротечна, – пожаловался Шейд вслух. – Но, повторюсь, ваши навыки организации торжеств великолепны. И я уверен, что без спроса они не останутся. Наш НИИ приглашает вас уже в третий раз. Притом, что раньше свадебных церемоний в нём вообще не устраивали. За столь оригинальное влияние на трудовой коллектив я даже готов выдать вам бонусный оклад.

— Ой, нет-нет, – замотала головой пегаска. – У меня принцип не брать денег больше условленной суммы. Радостные улыбки, весёлый смех и ликование окупают для меня все затраты. Вы даже представить себе не можете, насколько окупают.

— Хорошо, принципы – это хорошо. – За бормотанием Шейд скрыл радость. Будучи в финансовых вопросах до невозможности прижимистым, он с удовольствием сэкономил на премиальных временному сотруднику. – Тогда, полагаю, мы на этом договори…

Вспышка зелёного света выломала оконную раму, впустив внутрь порыв холодного ночного воздуха. В свете замерцавших светильников карточки на столе Шейда брызнули во все стороны. Сам хозяин кабинета проворно нырнул за кресло, а Гудчиэр отпрыгнула в сторону, спасаясь от осколков стекла и ударившего следом луча ярко-зелёной энергии.

На подоконник беззвучно опустились две ноги, практически сливавшиеся с ночью. Отверстия в них освещало зелёное пламя, окутывающее угловатый рог. Отсветы пламени плясали также и в хищно распахнутых глазах.

— Вот я тебя и нашла, – прозвучал довольный и колкий голос. Гудчиэр невозмутимо смотрела на королеву народа, который лишь с большой натяжкой можно было называть пони, печально известную всей Эквестрии своими периодическими налётами. Последний произошёл всего несколько месяцев назад и привёл к гибели многих чейнджлингов, поэтому увидеть Кризалис снова страна в целом и один научный центр в частности никак не ожидали. Но на всякий случай готовились.

Краулинг Шейд перескочил из-за кресла в новое укрытие – под рабочий стол, который сдвинуть с места не смогла бы никакая магия, ни чейнджлинговая, ни нормальная. Там он, подняв копыто, постарался найти одну из кнопок срочного вызова. Одностороннего. Не требовавшего голосового подтверждения.

— Тебя происходящее не касается, пони, – бросила Кризалис, услышав шорох. Она решила предостеречь случайного наблюдателя, чтобы тот не вздумал путаться под ногами. – Не лезь в дела чейнджлингов.

— Позволю себе не согласиться, – донеслось из-под стола. – Это мой научный центр. Неважно, ради каких ваших чейнджлинговых дел вы прилетели, но здесь меня касается всё.

— О, так он твой… – с оттенком издёвки сказала Кризалис. – Ну, раз он твой, окажите мне посильную помощь.

— Помощь в чём? – спросил Шейд, вспоминая о судьбе профессора Бикер, некогда заручившейся поддержкой королевы чейнджлингов. И завершившей свой жизненный путь на камнях у подножия Кантерлота.

— Избавить твоё милое заведеньице от лишних неприятностей с моим народом.

Шейд воспользовался паузой, чтобы выглянуть из убежища. Кризалис все ещё висела в воздухе за высаженным окном, наполняя ночь стрекотанием крыльев. Гудчиэр отступила в тёмный угол кабинета. Изображение принцессы Селестии на портрете всё так же равнодушно взирало на происходящее. Разбросанные на полу осколки стекла сверкали в свете взошедшей луны. Мельком отметив всё это, Шейд снова затаился в слабо защищённом логове.

— Смею утверждать, что в настоящий момент источником неприятностей являетесь исключительно вы.

— А ты присмотрись повнимательнее, – ответила Кризалис.

Комнату озарила ещё одна зелёная вспышка. Шейд раздражённо зашипел, жалея, что снял очки. Но и без очков, выставив над столом только часть морды, он смог разглядеть, как луч ядовито-зелёной магии упирается в невидимое поле вокруг стоящей в углу пегаски. Её фигура казалась размытой, трепещущей, и Шейд в первое мгновение подумал, что кобылка дрожит от боли, но тут же понял, что это не так. Она трансформировалась. Зеленовато-белая шерсть осыпалась и растворялась, уступая место гладкому чёрному хитину, крылья лишились перьев и истаяли почти до прозрачности, кудрявая грива распрямилась и стала похожей на стеклянную. Между упавшими на лоб прядями вырос похожий на половинку ножниц рог. Не оставалось никаких сомнений – под обликом пегаски в НИИ заявилась ещё одна жукокрылая королева. И после раскрытия своей личности она выглядела смущённой. Выражение её мордочки бросилось в глаза Шейду, как только с неё исчезло напряжение, вызванное необходимостью сдерживать поток разрушительной магии – убедившись, что лже-Гудчиэр приняла свой истинный облик, Кризалис прекратила атаку.

— Теперь прошу мне не мешать, – потребовала Кризалис, проворно перебираясь через подоконник. – И всё закончится быстро.

— Всё закончится ещё быстрее, если ты меня просто отпустишь, – через силу произнесла уступавшая ей в размерах особь.

— Ни за что! – прогремел полный ярости голос. Новый поток магии ударил в спешно восстановленный щит.

Пока Шейд пытался разобраться в происходящем, ситуация вновь изменилась – гуляющий по разорённому кабинету ветерок превратился в сквозняк. Причиной тому стала распахнувшаяся дверь, точнее – появившийся на пороге бурый земнопони с грязно-серой гривой. Не тратя времени, он навёл крепившуюся на вытянутой ноге коробочку на Кризалис. Из коробочки выстрелили тонкие нити, ужалив её в полудюжину мест. Фонтан зелёной энергии иссяк, потому что зашумела энергия сине-белая. Кризалис сотрясло несколько волн молний, растрепавших гриву и хвост, после чего она растянулась на полу, бросая во все стороны свирепые, но безопасные для окружающих взгляды.

Бывший зоолог опустил ногу и тут заметил стоящую в углу вторую королеву. Мгновенным перекатом уйдя с траектории возможного удара, он вновь вскинул ногу, на ходу откинув отслужившую своё коробочку и насадив на крепления новую, снятую с пояса во время переката.

— Уайлд, стой! – поднялся с места хозяин кабинета. Бурый земнопони с наведённым оружием послушно сыграл в «фигура замри».

— Нам нужен кто-то способный объяснить, что происходит, – пояснил начальнику службы безопасности Шейд. Бэт-пони искренне надеялся, что, остановив признанного эксперта в вопросах чейнджлингов, принял правильное решение.

*   *   *

Две королевы сверлили друг друга взглядами. Чтобы вновь не случилось стычки, особ поместили в лабораторный комплекс ЛК-4 с прозрачной антимагической перегородкой по центру. Кризалис дополнительно скрутили эластичными верёвками и нацепили на рог особую ленту, нарушавшую целостность любого генерируемого магического поля. Для второй представительницы инсектоидов такие меры не понадобились: бывшая Гудчиэр охотно выполняла все указания и отвечала на вопросы, но Паддок Уайлд на всякий случай держался рядом с ней. В состоянии полной боевой готовности, практически не отличавшемся от его обычного состояния.

— Итак, кто вы такая? – обратился Шейд к меньшей королеве. Его вопрос слышала на другом конце помещения и Кризалис.

— Угроза для вас, вот кто! – выкрикнула она, вполне справившись с последствиями удара шокера и не прекращающая попыток вырваться из пут.

Исторический счёт по нокаутам между королевой чейнджлингов и земнопони пока был три-один в пользу последнего.

— Мы сами разберёмся! – повысил голос Шейд. Он не спал почти сутки, и для организма, и без того страдающего от насильственного изменения привычных биоритмов, это было тяжким испытанием. Любой громкий звук действовал бэт-пони на нервы, что не прибавляло ему терпимости и мягкости в общении.

— Вообще-то, она права, – произнесла «королева номер два» после короткой паузы. – Моё существование в принципе опасно. Опасно для чейнджлингов и, наверное, опасно для вас.

— Я пока не заметил в вашем поведении ничего опасного, – возразил бэт-пони. Он слегка поёрзал на неудобном стуле из железа и пластика – чего-то более пристойного в ЛК-4 не нашлось. Велев себе терпеть, Шейд продолжил: – Да, вы прятали свой облик. Но, в отличие от некоторых, просто организовали и провели свадьбу. Не подменяя собой невесту.

— О, нашли, что вспомнить! – донеслось слева.

— Отрицать изволите? – не поворачивая головы, спросил Шейд.

— Нет, я этим поступком горжусь. Хочу только отметить, что мне ошибочно приписывают желание подчинить себе или полностью уничтожить ваше государство. Это есть не полная правда. На самом деле мне нужен был временный контроль над вашим обществом.

— Временный?

— Да. Правя вами, я собиралась силами подвластных пони отыскать и порвать в клочья одну зажравшуюся рептилию. Потом со всем своим народом я бы просто улетела.

— Кризалис врёт, – сказала вторая королева. – Насчёт того, что улетела бы.

— Молчи, тварь! – последовал яростный рык. – Тебя вообще бы не было, не улети я в Кантерлот.

— А вот это правда, – грустно сказала бывшая пегаска, посмотрев на прожигающую её яростным взглядом Кризалис и вновь поворачиваясь к сгорбившемуся на стуле Шейду. – Королева надолго покинула часть роя, когда приняла облик вашей принцессы и начала осуществлять планы по захвату вашей столицы. Ирония в том, что ради воплощения этого замысла Кризалис не только оставила большую часть роя, но и перестала поддерживать с ней ментальный контакт, чтобы не тратить зря силы, требовавшиеся для постоянного поддержания маскировки и манипулирования сознаниями пони. Сознание роя в этот момент последовало инстинкту на случай утраты королевы. Проще говоря, из-за отсутствия Кризалис один из рядовых чейнджлингов переродился в новую королеву. Я была одним из безгласных порождений Кризалис, мирно развивавшимся в своём коконе, но вышла оттуда обладающим независимым сознанием самодостаточным существом, способным управлять сородичами. Рой дал мне имя Экзилис.

— Мне вас так и называть? – спросил Шейд, во время рассказа не сводивший с неё взгляда.

— Гудчиэр тоже сойдёт, – ответила Экзилис. – Я привязалась к этой личности за долгие месяцы скрытной жизни.

— Почему вы прятались? – продолжал допрос Шейд.

Молодая королева изучала пол и стены, стараясь не встречаться взглядом с присутствующими пони. В этой застенчивости и неловкости, в желании создать минимальное количество неудобств крылась какая-то странная петля, которая стянулась вокруг Шейда и метафорически тянула его к Экзилис. Он даже готов был опротестовать сказанное ею.

— Во-первых, вы не очень любите чейнджлингов. Кроме того, чейнджлинги не очень любят меня.

— Не любят все чейнджлинги или только?.. – Шейд кивнул в сторону скалящейся мордочки с зелёными глазами-блюдцами.

— Процесс перерождения следует негласному закону, по которому чейнджлинги не могут выжить без королевы, – медленно ответила Экзилис. – Но есть и другой закон. Чейнджлинги будут в не меньшей опасности, если у них вдруг окажется больше одной королевы. Фактически это начнёт внутри роя противостояние, которое истребит самых сильных, выносливых и послушных. Я понимаю, почему Кризалис стремится этого избежать.

— Молодец! – воскликнула Кризалис. – А теперь будь любезна, дай мне тебя убить, пока ситуация не усложнилась.

— В этом научном центре без моего приказа никто никого не убьёт! – повысил голос Краулинг Шейд.

Паддок Уайлд неопределённо хрюкнул. Шейд лишь понадеялся, что это не звук разочарования. После продолжительного лечения в комплексе «Си Хорс» земнопони прошёл курс психологических и физических тренингов, которые должны были помочь ему восстановиться после экспериментального лечения полученных в ходе охоты за бестиями травм. Насколько опаснее стал Паддок Уайлд – неведомо было даже советнику по науке.

— И я не желаю раскола своего народа, – поведала Экзилис. – После рождения я поняла по ощущениям роя, что настоящая королева жива, что она возвращается. Нас ждала схватка, в ходе которой одна из королев будет уничтожена, а вторая станет править. Но я только появилась на свет, слабая и беспомощная. И решила идти иной дорогой. Оборвала все связи с роем. Улетела прочь. Пыталась спрятаться в вашем мире. Я стала Гудчиэр и хотела бы ей оставаться до конца своих дней.

— Хотеть не вредно, – бросила Кризалис. – Но если, Экзилис, ты думала, что я оставлю тебя бродить по миру, то ты сильно ошиблась. Мне не нужен враг, способный нанести удар в спину и забрать весь мой народ.

— А мне не нужен твой народ! – Экзилис сделала шаг в направлении Кризалис, словно так пытаясь донести до неё свои слова. – Пожалуйста, послушай! Я тебе не враг. Я не хочу того, чем ты владеешь. Я иду против закона природы, отказываюсь драться за единоличную власть. Потому что это не мой путь. Я избрала другую дорогу. Никак не связанную с тобой и твоим народом. Прими это. Отпусти меня!

Кризалис сокрушённо покачала головой. В этот момент Шейд ясно ощутил, что на принятие только что придуманного им плана можно не рассчитывать.

— Глупая мелкая крылатка, – мрачно сказала правящая королева. – Неужели ты действительно считаешь, что сможешь идти против закона природы? Претендентка на трон, ты, как и десятки до тебя, обязана сойтись в поединке с правящей королевой. Победить или погибнуть. Другого пути нет, хотя поколения за поколениями искали его, но безрезультатно. Когда-то давно я тоже столкнулась с этой дилеммой. Либо убить предыдущую королеву и занять её место, либо стать пустой тратой ресурсов роя. Я смирилась с тем, что сделала. С выбором, которого была лишена.

— Но мы здесь решаем вопросы иначе, – подал голос бэт-пони. – Не по законам природы. Никаких схваток насмерть, никаких «победить или погибнуть». Ваши «дела чейнджлингов», попав в Стэйблридж, стали делами Эквестрии. И мы будем решать их по-эквестрийски.

Он поднялся с места и протянул копыто молодой королеве.

— Пойдёмте со мной, – попросил он, видя, что та колеблется. – Я помогу вам написать прошение принцессе Селестии. Во-первых, её надо поставить в известность, что в Эквестрии есть ещё одна королева чейнджлингов. Во-вторых, она поможет найти место, где до вас не доберётся ни одно существо, желающее вашей смерти.

— Доберусь, – сказала Кризалис. Это не было ни угрозой, ни обещанием. Она просто констатировала факт.

Шейд поспешил увести Экзилис из помещения, убрав с глаз штатной королевы. Паддок Уайлд остался на карауле возле Кризалис, не спускавшей с земнопони пронзительного, нервирующего взгляда.

— Ты это, моргни, если хочешь, чтобы я тебя развязал, – пошутил глава службы безопасности.

— В тебе что-то изменилось, – уверенно заметила королева. – Твоя морда выглядит иначе.

— Ну уж всяко краше твоей, – грубо ответил Паддок. Пристальный взгляд королевы роя действовал ему на нервы.

— Я и не спорю. – Два зелёных глаза продолжали нарушать психологическое равновесие пони. – Но у тебя странный вид. Обычные глаза этого не распознают, но другие, доступные мне спектры зрения… Да, с твоей мордой что-то не так. Она светится иначе. Сияет как… Хм… Немного похоже на панцирь моих чейнджлингов.

— Ага, сочиняй-сочиняй, – постарался сохранить невозмутимость земнопони. Этот разговор с каждой секундой нравился ему всё меньше.

Уайлд проверил прочность завязанных лично им узлов и покинул ЛК-4, фактически сбежав от королевы, слова которой были ему неприятны, если не сказать больше. Он поспешил догнать начальника, за жизнь которого имел некоторые причины опасаться. Полного доверия к Экзилис земнопони не испытывал, а Кризалис счёл вполне надёжно связанной и запертой. Немного ошибся.

Через несколько минут после бегства Уайлда дверь ЛК-4 приоткрылась, и внутрь влетел чейнджлинг нетипичного светло-серого окраса.

— Бз-зз. З-бз?

— Да, мой милый, я звала тебя, – ласково приветствовала его королева. – Как видишь, я не из прихоти оставила тебя здесь, среди пони. Ты мне нужен. Мне повезло, что каким-то образом Экзилис действительно отгородила сознание от тебя и остального роя. Иначе ощутила бы твоё присутствие, и ты не смог раскрыть её личность.

— З-з-з?

— Будь умницей, сними с моего рога эту ленточку. – В медовом голосе явственно слышался металла приказа.

*   *   *

— Я сомневаюсь, что у вас получится меня спрятать, – вздохнула молодая королева чейнджлингов. Она магией крутила в воздухе чернильницу, уставившись на лежащий на столе перед ней чистый лист бумаги. Она сидела так уже какое-то время, не прекращая однообразной игры с чернильницей и не спеша взяться за составление прошения. В её голосе слышалось близкое к отчаянию безразличие.

— Эквестрия велика, – заметил Шейд. – В половине её уголков при всех моих командировках я ни разу не был. В половине от этой половины, скорее всего, и не побываю.

— Она всё равно будет пытаться, – ответила Экзилис, не отрывая взгляда от листа. – Будет искать. Я поняла это, глядя ей в глаза. Увидела там чувство долга, от которого она не отступится.

— Это её королевские проблемы, – попытался подбодрить Шейд. – Рано или поздно она надорвётся вас искать. А её преемница, возможно, уступит в упорстве.

Последовал очередной вздох. Глаза с вертикальными зрачками встретились с глазами каждого из присутствующих, словно их обладательница надеялась увидеть в них хотя бы намёк на выход из безвыходного положения.

— Возможно, так оно и будет, – проговорила она, вновь принявшись рассматривать пустой бумажный лист. – Но моя жизнь – это риск для вас и всей вашей страны.

— Ваша жизнь – это бесценный дар, за сохранение которого следует бороться! – резко произнёс бэт-пони, отодвигая кресло от стола.

Он хотел подняться, подойти к отрёкшейся от своего предназначения, своей сути королеве. Сказать ей ещё несколько ободряющих слов. Убедить не сдаваться… Но, не успев встать, вздрогнул и резким движением откатился к развороченному окну: снаружи раздался усиленный магией голос, громом раскатившийся над всем Стэйблриджем и заставивший мирно спящих после празднования свадьбы сотрудников ошалело повскакивать с постелей:

— Ты же не думаешь сбежать от меня?

Шейд, найдя в небе движущуюся крохотную чёрную фигурку, развернулся и вонзил яростный взгляд в начальника службы безопасности.

— Ты её без охраны оставил, да?

— Э-э-э…

— Даже не подумал позвать роту, полроты, отряд, да хоть кого-нибудь из местных дежурных, чтобы дверь покараулили? – продолжал наседать бэт-пони.

Ответом было всё то же невнятное бормотание.

— Уайлд, насколько ты бываешь полезен в одних ситуациях, настолько ты никчёмен в других! Иной раз я просто поверить не могу…

Вспышка зелёного света и грохот взрыва не дали Шейду продолжить. Снаружи раздались испуганные крики, но их заглушил громоподобный голос королевы роя:

— Экзилис, я знаю, что ты меня слышишь! И я также знаю, что могу сделать с этим научным центром и его обитателями, если ты попробуешь сбежать и спрятаться. Тебе не избежать своей судьбы! Каждая минута твоей нерешительности – это новые разрушения и новые страдания. Сколько их ты готова вытерпеть из-за собственного упрямства?

— Шеф, я в арсенал. Возьму петард помощнее и… – Решивший искупить вину Паддок Уайлд красноречиво показал копытом, что собирается сделать с нарушительницей спокойствия.

— Да? А кто потом будет управлять чейнджлингами? – бросил Шейд, отвернувшись от окна и смерив его тяжёлым взглядом.

— Полагаю, достойнейшая из них. – Земнопони кивнул в сторону Экзилис, которая всё это время сидела, съёжившись и опустив голову.

Юная королева одарила стэйблриджцев взглядом, полным благодарности и грусти. После чего сдвинула тускло-зелёные пряди, показывая полностью обломок, которому следовало быть царственным украшением. Вспомнив облик Кризалис, бэт-пони осознал, что смотрит на «корону», венчавшую правящих представительниц расы чейнджлингов. И только теперь понял, на какую жертву пошла Экзилис, чтобы избежать предначертанной ей судьбы.

— Я не смогу ими управлять, – просто сказала она. – Никогда больше.

— Тогда чего она вообще вас опасается?

— Кризалис не знает об этом. Не чувствует. Когда она рядом, она улавливает течение моей жизни, отклики моего разума. А я не могу всего этого ощутить. О моём народе у меня остались лишь обрывки воспоминаний. – Экзилис не спеша поднялась с места. – Я попробую ей это объяснить. Возможно, есть шанс, что Кризалис услышит.

Снаружи снова донеслись звуки разрушаемой собственности. Шейд разрывался между задачей сберечь доверенный научный центр и естественным желанием не допустить гибели уникального существа, которое ещё так много могло сделать для науки и Эквестрии.

— Вы не обязаны, – прошептал он. – Мы что-нибудь придумаем. Обещаю.

— Не надо. Природа уже всё придумала. – Через раскуроченное окно Экзилис посмотрела на небо, полное тускнеющих звёзд – на свой предстоящий путь. – Я вступлю с ней в бой. И постараюсь увести подальше от вашего научного центра… Но я не смогу её убить. Отнять её жизнь… Я просто не смогу.

Молодая королева одним прыжком вскочила на подоконник. И практически сразу сорвалась в полёт, поскольку заметившая её соперница моментально атаковала. Последовали разбивающиеся о препятствия всполохи зелёной магии. Двух оттенков.

— Мы должны снять защитный магический купол, – сказал наблюдающий за схваткой Паддок Уайлд. – Который поднят по правилам кода «Ч». Иначе план этой летуньи не сработает.

— Мне лучше знать, что мы должны, – сквозь зубы ответил Шейд.

Бэт-пони подошёл к декоративному камину, вделанному в одну из стен кабинета. В верхнем левом углу среди прочего орнамента он нащупал белую розочку, которую с силой вдавил копытом в стену. С щелчком, неслышимым за шумом разгорающейся снаружи схватки, передняя стенка камина с нарисованными дровами и пламенем начала поворачиваться на петлях. Шейд нетерпеливо ускорил её движение, пытаясь добраться до одного из свёртков, плотно уложенных в потайную нишу.

— С такой штукой когда-нибудь обращался? – спросил он, торопливо разворачивая пакет и принимаясь за сборку его содержимого. Слегка ошарашенный зоолог увидел под чехлом немаленьких размеров установку для пневматической стрельбы с двух опор.

— О-че-шу-еть, – прошептал Уайлд. – ПДГ-7у. Алюмиатный пневмокороб на шестнадцать усилий. Хромированные нагнетатели, эластомерные трубки. Прицельная дальность семьсот метров. С наружной оптикой. Красавица.

Земнопони чуть ли не пал ниц перед мощным оружием, которое Краулинг Шейд поспешно приводил в боевое положение. Заметив, что начальник службы безопасности не очень-то помогает, а снаружи по-прежнему ведётся нешуточная баталия, бэт-пони встряхнул подчинённого.

— Уайлд! Мне точный выстрел нужен. Обеспечишь?

— С радостью.

Шейд понадеялся, что разгорающийся рассвет и мелькающие зелёные вспышки обманывают его зрение – в ином случае оставалось принять факт того, что бывший зоолог едва ли не плачет от возможности подержать в копытах мощную дальнобойную винтовку, произведённую серией из полудюжины экземпляров.

— Соберись, ёлы-палы! – рявкнул начальник НИИ, в буквальном смысле встряхивая зачарованно прижавшего к груди винтовку земнопони. – Это тебе не тренировочный полигон. От твоей точности зависит жизнь. И не одна.

Момент любования резко оборвался. Паддок Уайлд вздрогнул, потянул на себя увесистый приклад оружия и, повернув его, поставил ПДГ на сошки, выставив ствол в окно. Уверенным движением коснулся цевья, нащупал в положенном месте рычажок и дослал снаряд из магазина в стволовую камеру. Стравил избыток давления в пневмокоробе и, завершая подготовку, опустил на морду очки, служившие бонусом при ночной охоте.

— Кто цель? – хрипло спросил земнопони.

*   *   *

Она хотела улететь прочь. Встретить неизбежное над лесом, подальше от Стэйблриджа, или, если удача будет на её стороне, попытаться дотянуть до моря, где больше никто не сможет пострадать. Но не смогла вылететь даже за пределы внешнего периметра научного центра – магическая стена, которую при приближении она ощущала как невидимую, но непреодолимую, не пускала её, заставляя кружить над зданиями и петлять по улицам. Она надеялась, что пони сообразят убрать защиту, пока Кризалис не нанесла значительного урона, но этого не происходило, а уклоняться от прожигающих воздух лучей ядовито-зелёной магии становилось всё труднее.

Старая королева не церемонилась, щедро оставляя подпалины на камнях и дыры с горящими краями в соломенных крышах. Мало кто в Кантерлоте и никто прежде в Стэйблридже не наблюдал истинной мощи магии королевы чейнджлингов. В борьбе за свой рой Кризалис мобилизовала все внутренние силы, став на порядок быстрее, агрессивнее и выносливее. И всё же ей этого не хватало.

Растерянная и рассчитывающая на бегство Экзилис быстро приняла мысль о неизбежности противостояния. Пируэтом уйдя от очередного удара, она атаковала сама. На Кризалис обрушился град магических залпов: на каждый выстрел действующей королевы приходилось три ответных, а попасть в юркую соперницу она просто не могла.

Высшей точкой противостояния стал момент, когда обе королевы, застыв на мгновение, одновременно ударили прямыми лучами магии. В точке их столкновения расцвёл ядовито-травянистый цветок, разбрасывающий во все стороны жгучие искры. Несколько секунд казалось, что силы равны, но вот зависшая над своей противницей Экзилис начала прижимать её к земле. В какой-то момент Кризалис дрогнула, и в тот же миг её магия угасла, а сама она рухнула на плоскую крышу какого-то здания, где осталась лежать в центре опалённого круга, тяжело дыша и судорожно подёргивая крыльями. Не менее утомлённая Экзилис опустилась на вентиляционный короб, откуда могла наблюдать за действиями поверженной соперницы.

— Отпусти меня, – ещё раз попросила она. – Позволь уйти.

— Выполняй своё предназначение, – процедила Кризалис, зло, но бесстрашно глядя в глаза новой королевы роя. – Правь своим народом, Экзилис!

Приказ прорезал воздух, и немногие наблюдатели внезапно увидели Кризалис в новом свете. Зная, что это значит для неё, она приказывала Экзилис исполнить свой долг. У роя должна быть королева. Одна королева. Достойная. Та, кто примет власть, встав над бездыханным телом своей предшественницы. Это было последним испытанием, последним доказательством того, что властительница будет достаточно сильна, чтобы вести за собой свой народ, защищать его, в первую очередь уничтожив ту, кто могла одним фактом своего существования расколоть рой. От Экзилис требовалось сделать последний шаг. И она отступила.

— Я не смогу. Я утратила это право.

Пряди бледно-зелёных волос сдвинулись. Теперь настал черёд Кризалис увидеть вблизи то, что осталось от «короны» той, кого она считала своей соперницей за право управлять роем.

— Ты изуродовала себя, – с ужасом и жалостью прошептала Кризалис. Ярость и жажда битвы угасли, сменившись печалью и растерянностью. Она смотрела на ту, кому готова была отдать свой рой, и глаза её блестели, словно она готова была расплакаться. – Бедное дитя, тебе нет названия. Ты отреклась от всего и от всех. Как ты могла так поступить с собой? Как?

— Пожалуйста, Кризалис, позволь мне уйти.

Поверженная королева пыталась что-то сказать, но лишь судорожно открывала и закрывала рот. Она не знала, что делать. Рой помнил все события, все смены поколений. И эту память Кризалис несла в себе. Но никогда прежде ни одной из королев не доводилось видеть подобного уродства, никто не мог поделиться опытом утраты всех связей со своим народом.

— Н-нет, – сглотнув, произнесла Кризалис. – Ты должна понять. Твоя гибель – не моя прихоть и не моё желание. Это необходимость, жертва для сохранения вида. Избавляться от слабых ради процветания сильных. – Знакомые слова позволили ей собраться с мыслями, ухватиться за нечто привычное, позволить разуму уступить инстинктам. – Ты – само олицетворение этой слабости. Королева, неспособная править. Предводитель, утративший способность вести народ. Таких, как ты, не должно быть. Ни в одном поколении, никогда.

Раздался шум кожистых крыльев, и на крышу опустилась ещё одна тень.

— У нас опять тупик неразрешимых противоречий? – поинтересовался Краулинг Шейд, переводя взгляд с одной королевы чейнджлингов на другую.

— Не твоё дело, пони, – бросила на него свирепый взгляд снизу-вверх Кризалис.

— Я не смогу убить её, – ответила Экзилис. – От этого не будет пользы никому. Но я не хочу умирать. Если бы хотела, то позволила себя убить давным-давно. «Победить или погибнуть». Я ненавижу то, что мне приходится делать этот выбор. Я ненавижу быть королевой чейнджлингов.

— Ты можешь лететь, – сказал Шейд. – Мы сняли защитное поле. И постараемся удержать здесь эту особу некоторое время. Чтобы ты спряталась в новом облике, и никто не знал, где.

Услышав это, Кризалис снова попыталась подняться. У неё это даже почти получилось.

— Благодарю вас. – Прозрачные крылья тихо заработали. Экзилис приподнялась, чтобы последний раз взглянуть на ту, кто будет преследовать её до скончания дней.

Шейд повернул голову в сторону административного корпуса и резко махнул копытом. В предрассветной тишине хлопок прозвучал не громче хруста одинокой веточки под ногой, а тонкий свист и вовсе смогли уловить лишь чувствительные уши бэт-пони. Шейд продолжал смотреть в окно своего кабинета. Ему не нужно было поворачивать голову, он и на слух мог определить, что произошло в следующие несколько секунд. Тихий свист, оборвавшийся одновременно со стрёкотом крыльев. Многоэтапное падение, смягчённое соломой в начале и кустами газона в финале пути. Внезапно наступившая тишина – ошеломлённая Кризалис застыла, не веря своим глазам.

— Что?.. Что ты сделал, пони? – немедленно спросила королева, в один момент утратившая связь с себе подобной.

— Решил вашу проблему, – глухо ответил Шейд, не поворачивая головы.

— Ты не имел права, – сверкнула глазами Кризалис, – лезть в дела чейнджлингов!

— На территории Стэйблриджа эти дела стали моими делами, – выделяя ключевые слова, ответил бэт-пони. – И я уладил их так, как посчитал нужным. И теперь прошу вас как можно скорее покинуть пределы НИИ, забиться в самый дальний угол существующего мира и сидеть там тихо. Потому что, если наши пути снова пересекутся, я не постесняюсь оставить народ чейнджлингов без королевы. Насовсем.

Сказав всё, что намеревался, Краулинг Шейд, взлетев, сделал небольшой полукруг над местом завершения схватки. Дальнейшие действия здравствующей королевы его не волновали – Паддок Уайлд обещал подстраховать на случай эксцентричных выходок. Шейд сложил крылья и спикировал к телу королевы почившей.

*   *   *

Чернота выцвела до серой мглы, которая словно нехотя начала отступать. Сквозь неё постепенно проступали размытые очертания окружающих объектов: белое и далёкое, наверное, было стенами, мигающее огоньками и попискивающее – чем-то непонятным, но важным, тёмная тень на самой границе зримого пространства…

Судорожный вздох заставил тень приблизиться, и удалось рассмотреть детали: тёмно-фиолетовую шерсть, едва выступающие из-под губ тонкие клыки, тёмные очки, защищающие глаза от яркого света потолочных ламп… «Краулинг Шейд», – подсказало медленно пробуждающееся сознание. Странный, добрый пони, искренне стремящийся помочь ей, даже если это ставит под угрозу безопасность как его, так и его подчинённных.

— Что? – Единственное слово далось с таким трудом, что Экзилис не была уверена, что ей хватит сил на следующее. А ещё она не могла пошевелить чем-либо кроме век. И не могла вспомнить ничего, случившегося после поединка с Кризалис. Который она выиграла. Вроде бы.

— Вы живы, – ответил Шейд. – Вам сильно повезло. Впрочем, везение всегда являлось важнейшей частью любого эксперимента.

Экзилис не улавливала и половины из сказанного. Но ощущение нависшей над ней угрозы после слов бэт-пони почему-то отступило.

— Это была абсолютная импровизация, придумывать план пришлось буквально на ходу, – рассказывал Шейд. – Пришлось доверить редкий образец оружия не самому надёжному пони. Который мог промахнуться или попасть слишком точно. Пришлось использовать редкие, да что там, запрещённые медицинские препараты. Без гарантии, что с учётом вашей физиологии они вообще подействуют. Причём подействуют должным образом, обманув Кризалис. И всю науку биологию. Пришлось отложить процедуры реанимации до рекордных трёх дней. С учётом вашего изнеможения и возможных травм вероятность вашего пробуждения вычислению не поддавалась. Но Дресседж Кьюр справилась.

Бэт-пони повернул голову и посмотрел на кого-то невидимого для королевы чейнджлингов. До слуха Экзилис донёсся звон металлических предметов и кобылий голос:

— Ей надо отдохнуть. Минимум ещё неделю на тонизирующих препаратах без нагрузок. Иначе организм не придёт в норму.

Шейд кивнул и хотел сделать шаг в сторону. Но два почти неощутимых выдоха, в которых едва угадывались осмысленные звуки, задержали его.

— За… чем?

Шейд улыбнулся и жестом попросил незримого врача повременить с каким-то действием.

— Потому что вы это заслужили. Шанс на спокойную жизнь. Лично устроенное будущее, которое не решает за вас ваш вид и происхождение. Потому что вы хотели пойти против законов своей природы. А я строил всё это, – бэт-пони повёл копытом, – с единственной целью – обойти и подчинить клятые законы природы. Так что здесь, в «Си Хорс», где обитает мой личный рой единомышленников, вы можете чувствовать себя как дома.

Наклонив голову и поводив ушами, Шейд додумал следующую «мысль напоследок». Договаривал он для себя, так как обессиленная Экзилис провалилась в беспамятство.

— Если хотите сказать «спасибо», то сделаете это позже. Если не хотите сказать «спасибо», то это тоже подождёт. Вам ещё предстоит период восстановления. Ещё одна борьба за свою жизнь. За свой бесценный дар…