Копыто, меч и рог

Эквестрия. Родина пони, хороших и разных. Но ведь это место не всегда было таким радужным?До рождения Селестии - 724 года. Эквестрию открывали уже восемь раз, причём каждый раз меняя название. Пони живут в ней, строят замки, влюбляются, ходят на балы, колдуют. А наш герой - ищет приключений. Но выжить в этом мире - уже непросто, собрать компанию - еще сложнее, а обеспечить её и удержать в узде - втройне сложнее. Тем веселее!

ОС - пони

DOOM - Эквестрия. Том 1: Железный коготь

Фанфик основывается на совмещении сюжетов Doom 2:hell on earth и Doom 3. Основное действие разворачивается через 11 лет после событий первой серии мультфильма. Сержант химической разведки Айрон "Коготь" Лоуген служит под командованием Генерал-Нагибатора Рейнбоу Деш. Все начинается в не самый лучший из дней его жизни. Неизвестная цивилизация чудовищ врывается в измерение Эквестрии. Отчасти вторжение вызвано экспериментами корпорации ОАК, но не все так просто, как кажется...

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл ОС - пони

Вы п(в)р(ы)о(играли)

Очень короткий рассказ о том, как в магической стране Эквестрия появился новый пони. Нет, это не попаданец. Попаданец подчиняется обстоятельствам. Здесь подчинятся обстоятельства.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Человеки

Немного нормальные и очень аморальные-_-

Приключения немного доброго единорога, не нормального чейджлинга, поехавшего на власти пегаса и грифона без лицензии на убийство. этот фик является сюжетной линией Legendary Scribbles: The legend about the past/ Легенда о прошлом

Другие пони ОС - пони Фэнси Пэнтс

Если вы единорог, держитесь подальше от лайрмерских болот

Болота в глуши, о которой забыло само время. Это вам не древние гробницы и не схроны артефактов великих магов ушедших эпох. Это просто скучная серая топь. Пойти убедиться в этом и отметить границы на карте ― плёвая задача для обученных профессионалов. Что может пойти не так?

ОС - пони

Эквестрийское Лето

Это история о невзрачном пони Ларри без кьютимарки, живущем обыденной жизнью. Но однажды с ним случается фантастическое приключение. Ему предстоит пройти через круговорот сложных эмоциональных отношений, разобраться в себе и решить загадки этого нового странного места. И главный вопрос: как выбраться оттуда или не возвращаться вовсе?

Другие пони

Picture Perfect Pony

Фотофиниш не просто так имеет в имени окончание ''финиш''. Эта кобыла привыкла доводить свои дела до конца. И если она намеревается сделать из одной простушки звезду эстрады - ничто и никто не сможет её остановить.

Фото Финиш ОС - пони

Жизнь это Лимон

Лемон Дримс — счастливая пони, живущая идеальной жизнью в Понивилле. Есть лишь одна проблема – она считает себя лимоном. Правда ли она пониобразный цитрус или просто сумасшедшая? Важно ли это вообще? После ссоры с пони из города и встречи со смутно знакомым призраком, Лемон Дримс понимает, что должна найти ответы на эти вопросы, пока не стало слишком поздно.

ОС - пони

Библифетчица

Твайлайт Спаркл открывает при библиотеке буфет. Понификация рассказа М. Булгакова "Библифетчик".

Твайлайт Спаркл

Принцесса Селестия ненавидит чай

Серьёзно, просто на дух не переносит.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна

S03E05
1x10 Верность 2x02 Душа

2х01 Хрусталь и лёд

Часть 2: Сердце Севера

Глава 1: Хрусталь и лёд

— Твайлайт, успокойся…

— Ты тоже знал, да?!

— Впервые слышу! Но это не повод сходить с ума, послушай, мы должны…

— Но как же так?! Моя лучшая подруга и мой брат уже давно в отношениях, а узнаю я об этом из приглашения на свадьбу! Как я могла это проглядеть?

Устав от бесплодных попыток угомонить единорожку, Спайк промолчал. Ему как никому другому было ясно, почему Твайлайт ничего не замечала, но делиться своим знанием он не хотел. Упрекать её чрезмерным увлечением учёбой, из-за которой она стала слепа к малейшим изменениям поведения других, было бы жестоко — она и до войны этим отличалась, а уж теперь…

— Нет, я конечно рада, безумно рада! Но… Селестия наверняка знала, и не сказала мне… Они мне не доверяют? — Спаркл, до того метавшаяся в праведном гневе по комнате, вдруг опустилась на подвернувшийся ей стул и сникла. — Ведь это важно, почему они..?

Твайлайт обиженно нахмурилась, и Спайк поспешил прервать цепочку мыслей, которые начали выстраиваться в её голове:

— Вот у них и спросишь! Чем быстрее соберёмся и приедем, тем быстрее всё узнаем! — Дракон решил подтолкнуть её собственным примером — схватил сумку и начал складывать всё, что может пригодиться. — Кейденс позвала тебя не только на свадьбу, но и помочь с кристальными пони; у тебя же есть ещё не прочитанные книги, где может быть что-то о них?

Услышав слово «книги», Твайлайт на удивление самой себе мгновенно переключилась на первоначальную просьбу будущей невестки.

— Да, та посылка из Лас-Пегаса, я не успела дочитать всё…

Единорожка открыла шкаф, до отказа забытый бумагами, и с неуместной торжественностью пронесла в воздухе от полки до сумки целую стопку книг. Критически оглядев их, Спайк упаковал только половину, пока Твайлайт отвлеклась на другие необходимые в путешествии вещи.

А их было достаточно, взять хотя бы тёплую одежду — сама по себе Кристальная Империя находилась на Севере, да и за последние пару недель погода совершенно испортилась. Ещё не отгремел Осенний Забег в Белохвостом лесу, а зима уже царила в Эквестрии, раскидав снега от Кристальных гор до Сан-Паломино. В столице уже никто не смел из дому и носа показать без вязаной шапки, шарфа и плаща.

«Кантерлот… Империя… Неужели они хотят провести свадьбу там? Почему не в Кантерлоте, и к чему спешка? Тем более Шайнинг ещё здесь…»

Тут Спаркл осенило:

— Погоди! Шайнинг Армор ведь поддерживает щит, он не сможет покинуть Кантерлот, и Кейденс это понимает! Какая-то несуразица, Спайк!

Дракон замер, растерянно моргая — то ли реагируя на заявление Твайлайт, то ли на сам факт, что она всё ещё может рассуждать здраво, будучи на нервах.

— Шайнинг без остатка отдал себя службе, разве согласится он уехать из Кантерлота в такую минуту?
— Всё это очень странно и неожиданно, — Спайк задумчиво провёл лапой по гребню на голове, — этому должна быть весомая причина.

Единорожка, решительно топнув, оставила сумки в покое:

— Принцесса Селестия в курсе происходящего, — Твайлайт магией взяла с полки шерстяную мантию, — мы, конечно, поедем, но сначала заглянем во дворец. Её Величество всё объяснит.

— Что-то мне подсказывает, что принцесса удивлена не меньше…

— Но она уж точно знает больше нас! И да, надень хотя бы шарф.

— Ты опять за своё!

— Надень.

— Только ради миссис Вельвет.


Прошлые зимы всегда только украшали Кантерлот. Снежный покров искрился, отражая свет редкого в холодную пору солнца и множества фонарей, которыми была богата столица; а ближе ко дню Согревающего Очага по застывшим деревьям, водостокам и витринам развешивали гирлянды — город становился поистине сказочным местом. Отовсюду раздавались запахи свежей выпечки и тёплых напитков с пряностями, в каждом окне махали пушистыми лапами зелёные ели, и жизнь была прекрасна, несмотря на холод, от которого дрожали копыта.

Даже год назад зима не была такой угнетающей; война не сильно изменила облик Кантерлота, разве что пони было труднее веселиться. Кто-то уже схоронил близких, кто-то ждал весточек с фронта, кто-то просто пытался свести концы с концами в это тяжёлое время. Сражения не останавливались даже в праздничные дни, радоваться не было сил, но были силы надеяться и молиться на то, что исход боя будет успешен, что следующий день Согревающего Очага действительно будет согревающим. Пони поздравляли друг друга на улицах без прежнего энтузиазма, но всё же счастливо, и улыбкам и шуткам в напряжённой атмосфере ожидания всё же находилось место…

Теперь же на Кантерлот и его обитателей было больно смотреть без слёз. Поэтому Твайлайт и не смотрела, вперив взгляд в бело-серые стены замка на конце улицы, по которой они мчались, не оглядываясь по сторонам. Не на что было оглядываться — те, кто ещё мог чем-то наслаждаться, не гуляли на улице, а грелись в своих обустроенных домах или разъезжали по чужим. Остальные, мрачные и измождённые, выходили из дома лишь при особой необходимости. Ещё не было страшных морозов — никому просто не хотелось никого видеть. Всем стало всё равно.

— Кто идёт? — безэмоционально, выдерживая царящую атмосферу, спросил стражник. Ничего не говоря, Твайлайт отвела край мантии, показывая свою кьютимарку. Гвардеец внимательно рассмотрел её и кивнул, уступая дорогу.
Королевский замок, прежде лучившийся спокойным величием, богатством и уютом, показался Твайлайт мрачнее, чем дворец Двух Сестёр. Для спасения от холода пришлось поднять температуру пламени факелов; белый огонь действительно согревал, но одновременно обесцвечивал всё вокруг.

— Всё будто застыло, правда? — Спайк тоже заметил перемены, — аж дрожь пробирает.

— Представляешь, какой мороз сейчас на Севере? — Спаркл поёжилась, представив их поездку в заледенелом вагоне. — Чудо, что Кристальная Империя оберегается куполом…

Стоило только дверям в тронный зал распахнуться, принцесса Селестия сошла с трона и сама направилась посетителям навстречу.

— Добрый день, Ваше Величество, — синхронно поклонились единорожка и дракон. Её Величество только отмахнулась крылом.

— Я рада видеть вас, но сейчас не время для церемоний. Вы, насколько я понимаю, пришли по поводу письма от Кейденс?

— Да, я… — начала было Твайлайт, обескураженная такой спешкой, но Селестия снова прервала её:

— Мне кажется, это слишком личное дело, что обсуждать его здесь. Пройдёмте ко мне.

Перекинувшись удивлёнными взглядами, Твайлайт и Спайк последовали за аликорном. Отдав краткие указания страже, Селестия направилась в свою комнату, едва не переходя на рысь.

— Дело не терпит ни дня отлагательств, мои верные друзья, — Селестия жестом пригласила ученицу и её помощника присесть у камина (что было очень кстати после спринтерского подъёма в башню принцессы), пока сама зажигала свечи и поплотнее задёргивала шторы, — барьер, сохраняющий в Кристальной Империи приемлемый климат, истончается с поразительной скоростью. Если ничего не предпринять, уже через две недели он может исчезнуть навсегда, и тогда кристальным пони грозит смертельная опасность.

Твайлайт, уже подготовившая свою речь, преисполненную праведного гнева на брата и подругу, застыла, будто её окатили ледяной водой из ведра. «Что..?»

— Я понимаю, насколько тебе может показаться обидным узнать об отношениях Шайнинга Армора и Кейденс на таком этапе, Твайлайт, — принцесса подошла к единорожке и ласково улыбнулась ей, преодолевая всю свою нервозность из-за складывающихся обстоятельств, — они не желали пересудов, не желали сплетен раньше времени и надеялись сыграть свадьбу после войны, совсем не так спонтанно, заранее всё рассказав… Но Кристальная Империя нуждается в их любви именно сейчас. Вы ведь вели переписку о кристальном сердце?

— Все кристальные пони только о нём и вспоминают, — кивнула Спаркл, — но оно давно утеряно…

— Я присутствовала при исчезновении Империи, и хотя Сердца не было на своём месте, без него Сомбре не удалось бы поработить кристальных пони. Я не могла всецело довериться своей памяти, поэтому нашла записи, в которых задолго до меня учёные пони подтвердили — Сердце невозможно перенести за границы Кристальной Империи Но Сомбра был достаточно могущественным, чтобы обмануть законы магии, которая поддерживает Кристальную Империю. Он был мастером страха, мастером иллюзий, поэтому он наверняка спрятал Сердце в зачарованном тайнике, на поиски которого могут уйти месяцы и годы… Я же хочу попросить вас выполнить эту работу за половину луны.

— Я… Я сделаю всё, что в моих силах, Ваше Величество…

— Я прошу невозможного, Твайлайт. Я прошу сделать то, что выше твоих сил. Сейчас, когда весь Запад и Юг горит огнём, я не могу надолго покидать Кантерлот, к тому же, кто-то должен остаться, чтобы подпитывать щит, поэтому вся надежда на вас. Конечно же, я постараюсь отлучиться хотя бы на день свадьбы, но…

— Кстати, а свадьба тут причём? — вмешался Спайк, как всегда оценив ситуацию без эмоциональных помех, из-за которых Твайлайт часто теряла многие важные вещи из виду. Осознав свою бестактность, дракон тут же виновато опустил голову, но Селестия нисколько не обиделась:

— Ах да, конечно, это же самое главное! Церемонии очень важны для культуры кристальных пони. Свадьба — идеальная возможность активировать Сердце, зарядить его любовью, которая и защищает Империю от недружелюбных внешних условий Севера.

— Но обязательно ли это должна быть их свадьба? Среди кристальных пони не найдётся ни одной парочки, желающей сойтись в браке?

— Кейденс — аликорн, принцесса и наместница Эквестрии в Кристальной Империи. Шайнинг Армор известен своими боевыми подвигами, помимо этого он сильный маг, специализирующийся на защитных заклинаниях. Лучшей пары просто не найти, их союз вдохновит кристальных пони, которые тоже участвуют в церемонии. Их эмоции — самый важный элемент при активации Сердца.

— Как всё сложно, — потерла виски Твайлайт, борясь с желанием сорваться с места и начать истерику, — как же найти этот артефакт? У Кейденс куда больше шансов, чем у меня…

— Кейденс — талантливая волшебница, но не в этом её особенность. Магия — это твоя стихия. К тому же, я не собираюсь отправлять тебя совершенно неподготовленной.

Подойдя к прикроватному столику, Селестия достала из шкатулки кристалл. Он не показался Твайлайт особенным, однако, судя по замешательству Спайка, ни к одному из известных ему видов кристаллов этот холодный прозрачный камень не принадлежал.

— Любовь, дружба, надежда и вера аккумулируются в кристаллах. Когда Кристальная Империя процветает, её сияние можно увидеть на небе при хорошей погоде с любого уголка Эквестрии, — кристалл окутало золотое облако магии, которое отразилось всеми цветами радуги, — однако кристаллы можно зарядить не только положительной энергией. Если отчаяние, гнев и ненависть переполняют кристальных пони, то их боль также отразится на нас.

После этих слов глаза аликорна заволокла кислотно-зелёная пелена, из-под век заструилась дымка; прежде золотой свет её магии потемнел, зелёно-фиолетовыми миазмами окружив кристалл. Напитавшись негативными эмоциями, он поблек и отбросил тень, от которой прямо из мрамора вырвались черные кристальные шипы. Селестия потрясла головой, сбрасывая наваждение, но её глаза и магия не сразу приняли естественные цвета. Аликорн вдруг пошатнулась, словно теряя сознание; Твайлайт и Спайк мигом подбежали к ней, но она устояла на ногах.

— Тьма… не отпускает так просто, — выдохнула принцесса, наконец придя в себя после колдовства, — грань между необходимым и желаемым слишком тонка, поэтому будь осторожна, давая волю своей боли и злости, Твайлайт.

Единорожка, поддерживавшая всё это время принцессу, растерянно пожала плечами. В академии, ещё будучи обычной ученицей, Спаркл почерпнула совсем мало знаний о тёмной магии, однако когда ей (не без помощи Селестии, конечно) стали доступны запретные разделы Кантерлотской библиотеки, Твайлайт, как учёный, не могла не заинтересоваться подобным. Тот материал пришёлся бы как раз кстати… Однако у них не было времени на поиски тех изданий. Твайлайт могла положиться только на то, что продемонстрировала Селестия, а также на свою память, которая услужливо подсказывала слова из книги:

«Темная магия опасна тем, что никогда не знаешь, кто кем управляет — Вы ею или она Вами».

— Вы думаете, мне придётся использовать эту силу? — тревожно спросила Твайлайт, беспокоясь, что не сможет удержать эмоции под контролем. Селестия кивнула, и на мордочке у неё явно отразилось огорчение этим фактом.

— Боюсь, что да, как бы я ни хотела оградить тебя от лишних опасностей. Чтобы найти спрятанную вещь, нужно понять того, кто её прятал, а Сомбра, к сожалению, видел мир в сплошных тенях.

— Я постараюсь, но… Спайк, ты будешь рядом, чтобы остановить меня, если я увлекусь, правда?

Дракон решительно кивнул.

— Это будет экзаменом для тебя, Твайлайт. Отнесись к этому как к тесту, может, так тебе будет проще… — пламя камина играло в тёплых сиреневых глазах принцессы, будто и не было в них той мерзкой ядовитой зелени, — Вы справитесь. На тебя ложится не меньшая ответственность, Спайк.

— Знаю, Ваше Величество, — ответил Спайк, — я не маг, но тоже пригожусь. Хотя бы для обогрева.

Неловкое молчание, на секунду зависшее над ними, оборвалось добрым смехом всех троих.

— Возможно, но это далеко не всё, чем ты можешь спасти Кристальную Империю, — растрогалась Селестия, — вы с Твайлайт склонны недооценивать себя. Чего не скажешь о Сомбре, возомнившему себя равным нам с сестрой… Хотя он действительно был силён, напитавшись теми крупицами энергии, которые кристальное сердце хранило само по себе. Теням нужен свет, чтобы существовать… Но избыток света для теней губителен, поэтому мы и смогли низвергнуть его.

— То есть, кристальное сердце для него одновременно и спасение, и гибель?
— Именно. Совсем как яд, который в малых дозах принимают как лекарство.


Напряжённое молчание, нависшее над их столиком, словно каменная глыба, ужасно нервировало Твайлайт, но она не могла найти ни слова, чтобы начать беседу. Спайк, устав от звенящей тишины, попросту свернулся калачиком на сиденье и, кажется, уснул, но единорожке было не до сна. Что она могла сказать брату? Поздравить? Погрустить вместе с ним? Шайнинг Армор всю дорогу молчал, сидя напротив и не сводя глаз с пейзажей за окном, целиком погрузившись в свои раздумья. Стоило ли мешать ему? Или проще заняться своими делами?

— Во имя Селестии, это невозможно, мы будто едем на похороны! — ни с того ни с сего подорвался на месте Спайк, перепугав всех соседей по вагону, — вы так громко молчите, что даже вздремнуть нельзя!

Оглядевшись, Шайнинг дождался, пока внимание остальных путешественников переключится на что-нибудь другое, и наконец завёл разговор.

— Ох, я… Я виноват, я должен был вам довериться…

— Что ты, что ты! Всё в порядке, — Твайлайт замахала копытами в отрицающем жесте, — мы всё понимаем…

— Спасибо за это. Ты прав, Спайк, действительно похоже на похороны… Я искренне рад, но такая спешка выбила меня из колеи. Не думал, что наша свадьба станет, по сути, спасательной операцией.

«А ведь так оно и выходит — на первом плане оказывается благополучие Империи, а не бракосочетание двух любящих пони…»

— Можно унывать, что всё проходит не так, как хотелось, а можно радоваться тому, что есть, — Спайк отдал оказавшейся как раз кстати продавщице монеты, взял с тележки три пирожка и поделился ими с Твайлайт и Шайнингом, — вы герои, у вас всё всегда будет происходить не так, как у обычных пони.

Единорожка аж воздухом поперхнулась от негодования.

— Спайк, но ведь это неприкосновенно! Шайни и Кейденс не заслуживают…

— Твайли, успокойся, он прав. Наивно думать, что в нашем положении вообще возможно провести свадьбу без лишнего ажиотажа. Если бы мы устроили её в Кантерлоте, сколько было бы нежеланных гостей? А в Кристальной Империи у всего этого торжества есть куда более достойная цель, нежели накормить всех до отвала, — с этими словами Армор почти с такой же увлечённостью, как у Спайка, принялся уплетать пирожок, — о, ещё тёплый!

— Правда, не вишнёвый, а клубничный, но тоже ничего, — оценил Спайк, довольно облизываясь. Твайлайт оставалось только последовать их примеру — похоже, о серьёзном представители сильной половины общества способны думать только до того момента, как проголодаются. Как назло, пирожок оказался настоящим лакомством, поэтому сердиться на брата и друга Спаркл уже не могла.

— А вы слышали легенду о происхождении Сомбры? — спросил Шайнинг, решив полностью отойти от свадебной темы. Твайлайт, только прожевав первый кусочек, отложила пирожок и задумалась — ничего примечательного о короле-узурпаторе она вспомнить не могла.

— Ему посвящена целая легенда? Возжелал власти, захватил Империю, пал от магии принцесс и утащил кристальных пони за собой, обычная история злодея, — хмыкнул Спайк, — хотя, вообще-то, стандартная для эпоса…
— Не всё так просто, — зацокал единорог, заметно оживляясь, — там не только о жажде власти, там о великом предназначении, великом обмане и…
—…великой любви?

В ответ на скепсис Спайка Шайнинг только фыркнул:

— Был бы я холост, я бы посмеялся вместе с тобой.

— Ты всё ещё холост, — зацепился за слово дракон, пряча ухмылку. Не уловив издевки сразу, Армор растерянно почесал затылок.

— Хорошо, если бы я был свободен…

— Ты хочешь сказать, что Кейденс…

— Спайк! — вмешалась Твайлайт, от возмущения соскочив с сидения, — благодарность за перекус тут же канула в небытие. — На что ты намекаешь?

— Да ничего-ничего, просто я не вижу связи между «у меня свадьба через две недели» и «я не могу смеяться над старыми сказками». Там же одни клише, только перемешанные в разных пропорциях.

— Не могу не согласиться, — призналась волшебница, — но это не делает мифы и легенды плохими. Многие из них — настоящие шедевры.

Шайнинг постучал по столешнице, привлекая внимание:

— Так вы от меня-то шедевр готовы услышать или нет?


Около тысячи лет назад Кристальная Империя переживала бурное развитие. Нельзя сказать, что это был её расцвет, ведь она ещё на тот момент имела длинную многовековую историю, скорее этот период можно назвать научно-культурной революцией. По словам современников той эпохи, воцарение Сомбры случилось на самом пике этой революции — сотни талантливейших пони были лишены возможности творить, тысячи гениальных произведений и работ были уничтожены… Но то — злодеяния Сомбры, а вот правившая Кристальной Империей до него принцесса Аморе, наоборот, была страстной любительницей искусства и всячески поощряла его. Во время её царствования кристальные пони, вероятнее всего, были самыми счастливыми пони на материке…

— Но они совсем не умели сражаться, и малейшая угроза со стороны одного мага уровня подготовки выше среднего развалила целое государство.

— Что? А как же рыцарство? Ведь оттуда и…

— Потешное, турнирное рыцарство не идёт ни в какое сравнение с настоящей войной, Твайли. Турнир — это спектакль, разве что в нём никто, даже сами актеры, не знает кульминации.

— Кристальные пони оказались хрустальными цветами, не выдержавшими сурового давления реальности.

— Во имя Селестии, Спайк, и давно ты стал таким циником?..

— Кхм, мне продолжать?

— Да-да, мы внимаем!

Так вот, в ту эпоху и встретились в жеребячьем доме двое единорогов-сирот — Рэдиэнт Хоуп и Сомбра. Они были одарёнными магами, поэтому быстро нашли много общего. Так вышло, что в доме для сирот они оказались уже будучи в школьном возрасте, поэтому они должны были помнить о своём прошлом, однако Сомбра не имел никаких воспоминаний. Узнав, что Сомбра даже никогда не видел кристальное сердце, Хоуп привела его к замку принцессы Аморе, где артефакт находился на всеобщем обозрении. Молва говорила, что тот, кто посмотрит на отражение в кристальном сердце, увидит своё будущее, и друзья тоже решили узнать свою судьбу. Хоуп узрела исполнение всех своих мечтаний — учёба под руководством Селестии и Луны, а затем становление принцессой наравне с ними. Сомбра же ужаснулся тому, что увидел, судьба его была мрачной. В видении он открывал двери в мир теней, выпуская всех живущих там монстров на свободу, а затем сам становился одним из этих чудовищ, пожирающих всякую надежду из сердец пони. После этого Сомбра был сам не свой. Масла в огонь подливало то, что во время Ярмарки — ежегодного праздника, когда сердце подпитывается положительными эмоциями кристальных пони, — он постоянно чувствовал недомогание, а при приближении к замку вовсе сходил с ума от боли. Хоуп, мечтавшая хоть раз сводить его на Ярмарку, не знала, как помочь ему, не понимала, как может быть связано его состояние с состоянием кристального сердца, ведь он казался обычным единорогом… С каждым годом Ярмарка приносила Сомбре всё больше страданий, пока он, наконец, не сбежал за пределы Империи. Там его встретили тени, которые и объяснили ему смысл видения. На Север обычно изгонялись самые безнадёжные злодеи и самые тёмные сущности, угрожавшие Эквестрии. Лишь Кристальная Империя была уголком света и тепла в безжизненной ледяной пустыне. Многие из сосланных на Север существ пытались проникнуть к кристальным пони, но энергетический барьер не пропускал тех, чьи намерения черны и эгоистичны. Тогда тени замаскировали ещё молодого, неиспорченного родительскими взглядами Сомбру под единорога, и патрульные, подобрав жеребёнка в пути, сами привезли его в Кристальную Империю. Уже там он должен бы научиться магии пони и найти дверь, у которой долгие века прождали тени в ожидании своего часа.

— Конечно же, Сомбре такая правда не понравилась?

— Разумеется. Но хоть он и был зол на родичей, на принцессу Аморе он был зол не меньше. Она знала причину его страданий и ничего не рассказала ему, хотя он не единожды просил помощи.

— Принцесса наверняка понимала, что правда ничем не поможет ему… Но вряд ли сам Сомбра мог подозревать об этом.

— Верно, Твайли, и он её убил.

Очнувшись от обуявшего его гнева, Сомбра ужаснулся сотворённому, но затем понял, что всё начало складываться именно так, как ему было предначертано. Аморе не оставила после себя ни единой записи о том, где могла бы быть дверь в мир теней, поэтому ему было необходимо время на поиски. А как остаться свободным в государстве, где ты убил правителя? Самому стать правителем. Узурпировав власть, он заковал в кандалы и обрёк на адский труд своих недавних друзей и соседей, заставляя их откапывать старые заваленные шахты в поисках заветной двери. Рэдиэнт Хоуп, одна из немногих, кого участь каторжников миновала, сбежала в Эквестрию и рассказала обо всём сёстрам-принцессам, желая помочь другу, но на самом деле предавая его. Они свергли Сомбру, но тот ещё до битвы перепрятал кристальное сердце и наложил некое заклинание на всю Империю, отчего целое государство исчезло в миг его низвержения. Сомбра так и не успел воссоединиться с тенями, а Рэдиэнт Хоуп так и не стала принцессой.

— Вот такая невесёлая история, — подытожил Шайнинг, разминая шею, — даже интересно узнать, насколько эта легенда правдива.

— Я надеюсь, нам не придётся узнать об этом лично от Сомбры, — улыбнулась Твайлайт, дожёвывая остывший пирожок. Спайк взглянул в окно, посмотрел на часы и начал собираться.

— Можно спросить у самих кристальных пони. Кто знает, а если Рэдиэнт Хоуп тоже вернулась в этот мир вместе с Империей…

Округлив глаза, единорожка, последовавшая было примеру Спайка и потянувшаяся за чемоданом, застыла, будто её ударили этим самым чемоданом по голове.

—…А мы с Кейденс ведь и не подумали об этом, Спайк… Молодец! Если она действительно существовала и была с Сомброй почти до самого конца, она может знать, где спрятано Сердце.

Шайнинг Армор не упустил возможности поддеть дракона в отместку:

— Вот видишь, на какое полезное рассуждение тебя натолкнула «бесполезная старая сказка»!

— И тебе спасибо, СБЛДН, — Спаркл от нетерпения даже загарцевала на месте, — мне казалось, мы в абсолютном тупике, но теперь у нас есть над чем поработать!

— Тебе бы только поработать, — удручённо вздохнул Спайк, стаскивая остальные сумки.

Снежная пустыня, расстилавшаяся за окном сплошным белым фоном, вдруг приобрела чёткие очертания — поезд начал замедлять ход. Вскоре на повороте на одну минуту им показался крохотный вокзал, ещё через минуту рядом с вагоном мелькнула сторожевая будка, появилась и платформа, от которой тянулась едва различимая из-за снегопада дорога к огромному сияющему куполу на горизонте, к Кристальной Империи. В поезде было совсем мало пассажиров, — в первом вагоне, где и размещалась троица, к концу путешествия осталось всего четверо пони, — и ещё меньше желали продолжить путь: следующая, конечная остановка, станция «Грифонстоун», никого не интересовала, особенно во время войны.

Здесь, на Севере, редко когда стихали бури, и даже если сейчас сквозь мутно-серую пелену проглядывало белое, мёртвое солнце, ветер не стихал, обдавая морозным дыханием пони, ещё даже не успевших сойти на перрон. Стылый воздух негостеприимно обжигал лёгкие и закрадывался под многочисленные слои тёплой одежды, с непривычки пассажиры вздрагивали от перемены температур и жмурились от ослепительной белизны.

— Фух, почти на месте, — процедил Шайнинг Армор, кутаясь в шарф по самый нос, — вы только гляньте, какая красота!

И правда — радужные переливы купола Империи были усладой для глаз. Но путь им предстоял нелёгкий.

— Жалко, что транспорт никакой не смогли организовать, — пожаловался Спайк. Уж кто-кто, а он низкие температуры по своей природе не любил. — Идти не так уж долго, но в такой мороз, по брюхо в снегу…

— Мы говорили об этом с Кейденс, но всё, что они пока могут — предоставить конвой, — тут Твайлайт заговорила тише из опасения быть услышанной другими, — они постоянно ходят по этому маршруту, потому что участились случаи исчезновения посыльных. В особо сильные метели Кейденс несколько раз телепортировалась прямо на станцию, она боялась отправить почтальонов. Правда, возвращаться ей приходилось пешком, ведь купол допускает перемещение лишь из, а не в него, но…

— Что? Она одна выходила за границы барьера? — капитан стражи ожидаемо заволновался. — Кейденс, как всегда, совершенно о себе не думает…

Спайк ухмыльнулся, пожав плечами:

— Ей было у кого учиться. Да и не только ей, — добавил дракон, выразительно посмотрев на Твайлайт.

Как всегда, он был прав. Образ старшего брата, защитника слабых, рыцаря в сияющих доспехах, отважного командира и воина, всегда вдохновлял Твайлайт продолжать своё дело. Она не была такой сильной и смелой, как Шайнинг, но она могла стремиться к его совершенству. Волей судьбы мечом и щитом юной единорожки стала магия, и со школьных лет она шла тропой волшебницы, для которой лучшие результаты имели смысл лишь тогда, когда они могли принести пользу. Посвятив себя служению Селестии, Твайлайт посвятила себя служению всей Эквестрии. «Да, принцесса сказала, что нужно отнестись ко всему как к моему тесту, но ведь… Это не просто тест. На кону благополучие целого народа кристальных пони… я ведь делаю это ради них, а не себя, верно?»

Решив попозже вернуться к этим размышлениям, Спаркл осмотрелась. Их спутники-одиночки, рассредоточившись по всей платформе, не сводили глаз с радужного купола, откуда должно было прийти сопровождение.

Ближе всего к Твайлайт находился рыжий единорог, кутавшийся в зелёную мантию. Его голову покрывала растрёпанная кудрявая грива, на переносице от мороза белели очки, рассеянный взгляд направлен в никуда — распознать в нём увлечённого волшебника было нетрудно. Рядом с молодым магом стоял огромный чемодан, едва ли не с него самого размером. Спаркл догадывалась, что он вез с собой всё исследовательское оборудование, которое у него было.

У края платформы находилась пони в сером, остававшаяся абсолютно недвижимой с того момента, как она покинула поезд. Её монолитная фигура напоминала Твайлайт статую, но как бы ни хотела единорожка увидеть её глаза, чтобы убедиться в обратном, незнакомка прятала свою мордочку в тени капюшона.

Парочка пегасов обсуждала погоду: бирюзовый жеребец с перевязанным крылом, слушая лавандовую спутницу, грел её копыта своим дыханием. Из-за одежды Твайлайт не могла увидеть кьютимарок, но они оказались не нужны, чтобы узнать следующую троицу.

— Твайлайт Спаркл, надо же! — синяя единорожка тут же подскочила к ней, стоило только их взглядам пересечься, — Твинкл, Лемон, вы посмотрите!

— Менуэтт! — шагнул ей навстречу Спайк, приветливо помахав лапой, — Твинклшайн и Лемон Хартс, какими судьбами?

— Спайк?.. Привет-привет! Ничего себе ты подрос! А ведь виделись не так давно, весной… — продолжала щебетать Менуэтт, — О, капитан, поздравляем Вас! Мы с девчонками, между прочим, подружки невесты!

Упомянутые Лемон Хартс и Твинклшайн подошли к ним, не такие энергичные, но не менее счастливые, и у Твайлайт ёкнуло сердце. Если бы Спайк не назвал их поименно, ей бы пришлось потратить минуты две точно, чтобы вспомнить — она забыла имена пони, которых знала большую часть своей жизни, за один год.

— П-привет, — промямлила она, стыдясь своей забывчивости. Шайнинг Армор, привыкший за годы службы к любого рода неожиданностям, подхватил разговор, за что Твайлайт мысленно поблагодарила его.

— Я рад знать, что Кейденс в самый важный для нас день будут поддерживать такие замечательные леди как вы, — не поскупился на слова Армор, — Друзья Твайли — мои друзья.

— Это честь для нас! — с почтением отозвалась Лемон Хартс. — К тому же, я отвечаю за официальную часть мероприятия, поэтому если вас что-то не устраивает в стандартной программе — обращайтесь ко мне.
— Даже если бы мне хотелось вычеркнуть больше половины всех пунктов?

Все, кроме Твайлайт, расхохотались.

— Я так подозреваю, это встреча гостей? — понимающе закивала лимонно-желтая единорожка, — я сама не люблю эту часть, но она необходима...

Пока Шайнинг Армор и Лемон Хартс обсуждали детали предстоящего торжества, Менуэтт и Твинклшайн шагнули ближе к Твайлайт, тоже не находя интереса в обсуждении скучных королевских приемов.

— Да, не привыкшие мы к холодам, — вздохнула Менуэтт, притопывая на месте, — но говорят там, под куполом, лето, это правда?

"Не надолго..."

— Правда. Проходя через купол, снежные облака согреваются и становятся дождевыми, поэтому все стараются жить ближе к центру, чтобы не попадать под осадки.

Об этом писала Кейденс в своих письмах. Единорожки переглянулись, ухмыляясь чему-то своему.

— Ты по-прежнему ходячая энциклопедия, — рассмеялась Менуэтт, заметив растерянность в глазах Твайлайт.

— Ну хоть что-то не изменилось с тех пор, — рассудила Твинклшайн, — сейчас уж очень не хватает стабильности.

Спайк очень вовремя решил вклиниться в разговор, потому что подруги от одного упоминания о мирном прошлом впали в тоску.

— И не говорите. Раньше мне всегда хватало пары сапфирных кексов для перекуса, а теперь я после пяти чувствую себя так, будто ничего и не ел!

Как следует посмеяться им не дал наконец подоспевший конвой из двадцати кристальных пони. Все сразу оживились. Отдав честь Шайнингу Армору, командир попросил пассажиров следовать за ними, выдерживая темп — уже начинало темнеть, поэтому не стоило лишний раз задерживаться в ледяной пустоши.

— Не лучшее начало для нового грандиозного приключения, — обратился Спайк к Твайлайт, с трудом перебирая лапами в глубоком снегу. Волшебница выпустила из рога пурпурный луч, и часть снега перед ними испарилась, облегчая продвижение.

— Лишь бы конец нас порадовал, — слабо улыбнулась Спаркл, вспоминая своё прошлое задание. Да, на этот раз ей бы не помешало немного больше удачи...


Стоило группе пройти через защитный купол, как все сразу же стали стягивать свитера и мантии: в Кристальной Империи царило настоящее лето, по которому давно скучали эквестрийские пони. Империя оправдывала своё название, поскольку все строения в ней были хрустальными; их блеск слепил гостей, чьи глаза ещё не приспособились к новым условиям. Улицы и переулки, если смотреть по карте, которую Кейденс также прислала Твайлайт по почте, формировали гигантскую снежинку с королевским дворцом посередине, таким образом, все главные дороги (тоже, кстати, хрустальные) вели к Кристальному Сердцу.

Но до дворца дошли не все, многие путники откололись в пути и разошлись по гостиным дворам. Менуэтт, Лемон Хартс и Твинклшайн отделились уже внутри замка, — подружки невесты предпочли сначала устроиться в своих комнатах, пока принцесса принимает близких, — и до дверей тронного зала дошли, не считая гвардейцев, только они втроём: Твайлайт, уже готовившаяся отправиться на поиски Рэдиэнт Хоуп; Шайнинг Армор, чья броня начала спадать и в глазах которого вместо бодрой сосредоточенности отразилась нетерпеливая тоска по любимой; и Спайк, который ни к чему не готовился и ничего уже не ждал, устало и смиренно наблюдая за происходящим.

— Её Высочесто Принцесса Ми Аморе Каденза! — провозгласил чей-то знакомый голос, стоило стражникам распахнуть двери. Оказалось, голос принадлежал Флэшу Сентри; пегас, конечно же, заметил Твайлайт, но не подал виду и застыл по стойке "смирно", когда они проходили мимо. Впрочем, неудивительно — Шайнинг бросил на него взгляд, которым, наверное, можно было бы приструнить Дискорда. На три секунды.

— Добро пожаловать! — раздался следом мелодичный голос принцессы. Нежно-розовая аликорн с аккуратно уложенной трёхцветной гривой поднялась с трона, чтобы поприветствовать их. "Почему она заняла трон? Она ведь не..."

— Кейденс, — счастливо заулыбался Шайнинг, ускоряя шаг. Стоило им наконец приблизиться друг к другу, они тут же бросились в объятия.

— О, Шайни, я так скучала, — сказала она тихо, зачем-то зажигая рог. Зелёное облако магии поправило висевший над ними гобелен.

— Это была твоя идея? Со свадьбой? — спросил он, отстраняясь. Аликорн кивнула, печально опустив глаза.

— Мы должны. Ради будущего этого народа и ради всей Эквестрии... — Кейденс заглянула за плечо Шайнинга Армора и натянула ещё одну, уже другого рода, более формальную улыбку.

— Твайлайт Спаркл! Я рада наконец-то по...

Ожидая этого момента, Твайлайт подскочила к своей прежней няне, нынешней подруге и будущей невестке и загарцевала на месте:

— Солнце светит, веселье потом! — она припала к земле и закрыла глаза копытами, а затем вновь вскочила на ноги, — Постучи копытом, покрути хвостом!

Тишина, воцарившаяся в тронном зале, почему-то напомнила единорожке ту секунду, когда её заклинание невидимости рассеялось прямо перед Найтмер Мун. Все смотрели на неё с непередаваемым изумлением, и особенно, что больше всего ранило Твайлайт, сама Кейденс.

— Ты... т-ты не помнишь? Это же... наше приветствие... — пролепетала Спаркл, понурившись. Аликорн нервно захихикала.

— А... ааа, что-то такое припоминаю... Извини, за годы вылетело из головы, — отмахнулась она и поспешила перевести тему, — о, и Спайк, здравствуй! Надо же, я бы тебя не узнала, не будь ты единственным драконом в Эквестрии! Ты так подрос!

— Это единственное, что обо мне вообще говорят, — пробурчал под нос Спайк, так, чтобы услышала только Твайлайт, и уже громче ответил принцессе:

— Благодарю Вас, Ваше Высочество.

— Вы устали с дороги, верно? Что ж, пусть стража отведёт вас в ваши комнаты, обсудим дела за ужином, — Кейденс вновь повернулась к Шайнингу, видимо, намереваясь отвести его в их покои. "Но это дело не терпит отлагательства!"

— Подожди, Кейденс...

— Ми Аморе Каденза, — немного раздражённо бросила принцесса, но когда она обернулась, на её мордочке было только спокойствие и доброжелательность, — Да, Твайлайт?

— Мне кажется, я знаю, с чего нужно начать поиски Сердца, Рэдиэнт Хоуп...

По глазам Кейденс Твайлайт поняла, что ей знакомо это имя, однако слушать дальше аликорн не стала.

— Ох, всё потом, всё потом, вам нужен отдых. Ты погляди только, как поддержка щита в Кантерлоте измотала Шайни, давайте пару часов не будем говорить о делах?

Не дождавшись ответа, она увела Шайнинга за собой; старший брат посмотрел на Твайлайт через плечо и растерянно закивал, послушно соглашаясь с решением Кейденс.

— Добрый день, — подлетел к ним Флэш Сентри, теперь уже не боясь грозного присутствия Шайнинга Армора, — мне поручено проводить вас.

— Какого Дискорда ты здесь? — окинул его недоверчивым взглядом Спайк, — Если ты преследуешь эту пони, — он указал на единорожку, — лучше бросай это дело. Я с ней всю свою жизнь, посмотри на меня и сделай выводы.

Твайлайт закатила глаза, не в силах посмеяться вместе с ним — её не оставляло ощущение, что с Кейденс что-то не так. Она помнила их, даже Спайка, но...

— Что вы, меня сам капитан перевёл сюда, — покраснев, пегас смущённо провёл копытом по гриве, убранной сквозь отверстие в шлеме в высокий гребень, — вместо наказания.

— Ты часто видишь принцессу в замке? — ни с того ни с сего спросила Спаркл слишком спокойным тоном, чтобы не понять, что она сдерживает свои эмоции. Флэш на секунду задумался.

— Ну как сказать, поскольку мой пост в тронном зале, я вижу её практически целый день, если только она не отправляется в библиотеку и не просит пойти с ней. Я передаю поручения, переношу книги, иногда даже записи веду...

— Во имя Селестии, ты уже почти как я... — картинно ахнул Спайк, продолжая своё представление, однако у Твайлайт на его подколки не было времени.

— В таком случае, Флэш Сентри, расскажи мне о ней. Всё, что сможешь вспомнить.