Автор рисунка: Noben
2х01 Хрусталь и лёд

2x02 Душа

Часть 2: Сердце Севера
Глава 2: Душа

Хрустальные своды замка дарили приятную прохладу и радовали глаз своим мерцанием. Нависшая над всей Кристальной Империей угроза и не ощущалась вовсе — кристальные пони мило улыбались при встрече, уже почти без свойственной им робости и растерянности. Кейденс писала, что в первые дни они, запуганные и неразговорчивые, шарахались от каждого слова и постоянно озирались, не веря своим глазам, что всё снова в порядке. Благодаря психологической поддержке юной принцессы кристальные пони начали приходить в себя, жизнь в Империи постепенно возвращалась в своё русло, и всё бы замечательно, если бы не…
— Мало нам потерянного сердца и погодных катаклизмов! Что делать чейнджлингам здесь, на севере? С чего ты вообще решила, что с Кейденс что-то не так? — уткнув передние лапы в бока, вопрошал Спайк.
— Она не помнит наше приветствие, которому сама же и научила меня, — Твайлайт бросила раскладывать содержимое сумок по полочкам, поворачиваясь к дракону, — Прежде она никогда не требовала, чтобы к ней обращались полным именем, я его даже не знала! Моя Кейденс не стала бы откладывать важные дела на потом, когда на счету каждая секунда!
— Ты уверена, что у тебя не паранойя? На Кейденс сразу свалилось столько забот, нет ничего удивительного, если она будет раздражительнее и забывчивее, чем обычно…
Единорожка покачала головой — слова Спайка, обычно успокаивавшие её, только подпитывали её уверенность в подмене принцессы.
— Когда Кризалис притворилась тобой, я увидела много странностей в её поведении, но не придала им особого значения. Ты знаешь, к чему это привело. К тому же не я одна заметила, что Кейденс ведёт себя непривычно.
Флэш Сентри, до этого момента молча переводя взгляд то на Твайлайт, то на Спайка, прокашлялся.
— Мда, забавно вы так с порога рассуждаете, принцесса уже и не принцесса, а шпион…
Спаркл сердито свела брови.
— Ты же сам сказал, что она словно забыла тебя? Как это понимать?
— Забыла, да… А помнила ли? Я же обычный стражник. Да, Её Высочество звала меня по имени, но это ничего не значит…
— Для такой пони, как Кейденс, это значит всё. Это её суть, её душа.
Флэш задумчиво повертел шлем в копытах, раздумывая над словами Твайлайт.
— Хорошо, у вас есть план, как её раскрыть? Заклинание, ещё что-то?
— Да, но мне нужно постараться сделать это при Шайнинге и придворных, чтобы мне поверили…
— А если кристальные пони увидят, что вместо принцессы им подсунули Кризалис, не погубит ли это империю окончательно? Ты же помнишь, от их надежды зависит судьба Империи и всей Эквестрии.
Спайк даже уважительно закивал — ему не приходилось ожидать такой дальновидности от стражника, бросившего пост ради жеребяческого геройства. Твайлайт растерянно посмотрела на Флэша Сентри, отвлекаясь от листания книг.
—…а ты прав. Как же быть?
— Я думаю, самое время обратиться к главному правилу всех пони, кто посвятил себя службе! — пегас с гордостью приложил шлем к сердцу, вскинув голову так воодушевленно, что и дракон, и единорожка прониклись его настроем.
— Какому?
— Если чего-то не понял, спроси старшего по званию! Я думаю, надо прийти к капитану и поделиться с ним подозрениями. В его интересах взять в жены настоящую принцессу, а не жука, упаси Селестия.
Только новобранец мог предложить что-то настолько элементарное, но Спайк выразительным взглядом убедил Твайлайт, что выхода у них всё равно нет.
— Н-ну… Попробовать стоит!

***

— Попробовать стоило, — вздыхал Спайк, хрустя кристальным батончиком, — но момент мы выбрали неудачный…
Красная как рак Твайлайт прятала своё смущение под длинной челкой, якобы увлеченно читая меню, Флэш Сентри нервно хихикал, почесывая шею, а Спайк не мог наглядеться на великовозрастных жеребят — наверное, такими он их видел с высоты своей драконьей невозмутимости, думала единорожка. После увиденного они впопыхах решили, что нужно срочно выйти в город и заглянуть в ближайшую таверну, побеседовать с местными. «Это в большей степени правда, чем неправда. Нет, я не сбегаю от брата и его невесты, мир не перевернулся, я уже давно знаю, как всё это заведено. Всё нормально. Всё в порядке!» Но почему же румянец не сходит?..
В таверне оказалось совсем немного пони, потому что до ужина оставался ещё целый час; впрочем, они всё равно ничего не могли сказать о Рэдиант Хоуп. Обслуживавшему их владельцу таверны имя волшебницы показалось знакомым, но его вдруг странно передёрнуло, и он резко сменил тему, спрашивая, будут ли они брать что-нибудь. Твайлайт так и не определилась с закуской, Флэш в один укус расправился с армейским сухпайком, а вот Спайк купился на сияющий всеми цветами радуги кусочек хрусталя. Кроме сияния, ничего в этом батончике примечательного не было. Одни разочарования.
— Да бросьте, они же просто целовались! Ну может быть немного увлеклись, что даже нас не заметили, но…
— Спайк, — выдавила Спаркл, пряча свою мордочку за папкой, — Просто… давай… не будем… говорить… об этом.
Дракон развел лапами:
— Хорошо. Так что будем делать?
— Можно подловить капитана после ужина, — предложил Флэш, — главное — успеть, потому что перед сном принцесса обычно обходит замок, она наверняка пригласит и его с собой.
— Продолжать начатое?
— Спайк! — возопила Твайлайт и тут же виновато покосилась на хозяина за барной стойкой, который даже ухом не повёл, глубоко размышляя о чём-то своём. Остальным кристальным пони тоже не было дела до чужаков, они уже собирались уходить.
— Молчу-молчу.
Зацепок не было, а пустые разговоры никто из троих не любил, поэтому за их столиком надолго воцарилось молчание. Солнечная погода по ту сторону купола позволяла пони насладиться закатом: хрустальный город пылал алым под лучами солнца, постепенно насыщаясь подступающей ночной синевой, и особое мерцание многогранных кристаллов делало зрелище ещё более чарующим.
— В последнее время вечера всё краснее. Холодает, — спустя какое-то время поделился наблюдениями Флэш Сентри, — не вам меня называть параноиком, так что я скажу, что меня этот красный… пугает.
— Почему?
— Интуиция. И, знаете, я не один такой. Кристальные пони тоже тревожатся. Ещё две недели назад они гуляли до глубокой ночи, а сейчас, словно боятся этого света, запирают двери, как только солнце начинает исчезать за горизонтом. Глядите, в таверне никого не осталось.
Твайлайт задумчиво обвела взглядом башни кристального замка, которые хорошо обозревались из окна. Багрянец, которым окрасились их вершины, и в самом деле казался… зловещим.
— Судя по всему, он вызывает ассоциации с Сомброй… Тем лучше! Когда воспоминания вернутся, мы наверняка получим новые подсказки.
Дракону ход её мысли не понравился.
— Бессердечная ты, Твайлайт. Им ведь совершенно не хочется это вспоминать.
— Если мы не найдём Сердце, тогда Сомбра будет править вновь. Что лучше — вспомнить кошмар прошлого или вновь испытать его в настоящем?
Спайк и не собирался продолжать спор, признавая правоту Твайлайт, но их прервали: влетевший в дверной проём гонец из замка уведомил их о том, что Её Высочество Ми Аморе Каденза с её наречённым ждут компанию к праздничному ужину. Ещё несколько часов назад Твайлайт предвкушала их с Кейденс беседу, но теперь у неё отпало всякое желание возвращаться в замок. Но и стучаться в каждую дверь с расспросами она считала бесполезным — вряд ли в такое время пришлая единорожка вызовет доверие. Лучше дождаться утра и попытать счастья, бродя по улицам и опрашивая прохожих, пока они не испытывают тревоги и чувствуют себя комфортно.

***

— Как тебе Кристальная Империя, Твайли? — поинтересовался Шайнинг, отхлебнув немного чая. До самого десерта они никак не могли завязать разговор, хозяйка была непривычно тиха и лишь изредка делала замечания по поводу блюд, а кроме Кейденс никто не умел вести долгую оживленную беседу. Твайлайт ожидала совсем не такой угнетенной атмосферы, Спайк тоже скрипел зубами, но первым сдался Шайнинг — ведь у него не было никаких подозрений и он не мог понять, что же произошло с его семьёй.
— А? — вопрос брата вытянул Спаркл из глубоких раздумий, — А, чудесный город, всё именно так, как говорится в легендах.
— Я бы очень хотел, чтобы мы прогулялись ко всем достопримечательностям, но обстоятельства не дают такой возможности, — искренне огорчился Армор, — надеюсь, что у нас однажды будет время.
— Но хотя бы на экскурсию по дворцу найдётся час-другой? — предложил Спайк, переставая клевать носом в тарелку, — Мы бы тут потерялись, если бы не Флэш Сентри.
Твайлайт не была уверена, что привлекать эту подозрительную Кейденс к расследованию разумно, но, с другой стороны, это была возможность понаблюдать за её поведением. Сама Кейденс идеей тут же загорелась:
— Я с удовольствием проведу вас! Отправимся сразу после завтрака?
— Решено, — притопнул Шайнинг, — думается мне, мы можем ненадолго поручить все приготовления подругам невесты. Будем разгадывать тайны замка, совсем как в старые времена, да, Кейденс?
В его словах было что-то, что могли понять только они вдвоём, но аликорн не сразу уловила суть и лишь через несколько секунд неловко опустила взгляд, кивая и даже слегка заливаясь краской. Твайлайт посмотрела на Спайка — его прямо-таки распирало сказать что-то компрометирующее, но стоило их взглядам пересечься, он состроил недовольную мину и вновь уткнулся в недоеденный пирог. Единорожка надеялась, что они хотя бы успеют выйти из-за стола, когда его терпение иссякнет.
— Если Рэдиант Хоуп жила здесь, возможно, во дворце осталась её комната? Какие-нибудь вещи?
Шайнинг, уже начавший тонуть в глазах Кейденс, с заметным нежеланием повернулся к остальным. Твайлайт ощущала вину перед братом, вмешиваясь в его взаимодействия с будущей женой, будь то диалог или простой обмен взглядами, но перед Ми Аморе Кадензой совесть почему-то утихала: странное поведение принцессы порождало в единорожке разве что необъяснимую неприязнь.
— Рэдиант Хоуп была ученицей принцессы Аморе? — спросила Кейденс без особого желания услышать ответ, — странно, но для неё не отведены никакие покои во дворце. Есть, конечно, много пустующих, но там не осталось личных вещей жильцов, и никто из местных обитателей не произносил при мне её имени.
— Мы считаем, что здесь очень много тайников. Будучи сильным магом, она могла спрятать какие-нибудь записи, догадки о том, как победить Сомбру, возможно, даже Сердце…
— Вряд ли обойдётся простыми поисковыми заклинаниями, — заметил Шайнинг Армор, и Твайлайт поспешила заверить его:
— От принцессы Селестии я узнала новые чары, это должно помочь.
Спайк резко поднялся с места и уперся передними лапами в стол.
— Ты собираешься использовать эту гадость на целый замок?
Три пары глаз уставились на него с недоумением, но его это не смутило. Всем своим видом дракон был несогласен с планом. «Видимо, что-то в той магии не на шутку напугало его».
— Если понадобится, Спайк, мне придётся зачаровать всю империю.
— Ты словно не видела, что стало с принцессой, — фыркнул он, качая головой, — обещай мне, что не будешь так рисковать.
— Обещаю, что без крайней необходимости…
— Нет, никогда.
Все обещания, в которых фигурируют слова «всегда» и «никогда», как правило, не удаётся сдерживать. Спайк сам говорил об этом и не раз.
—…хорошо, не буду.
Второе обещание, в котором Твайлайт не могла быть уверенной даже наполовину.
«— Просто больше так не делай. Я не настаиваю в участии во всём, что ты затеваешь, но хотя бы держи меня в курсе дела».
— «Хорошо, не буду».

Если она хоть одно из них нарушит, что он скажет? После этого остаются друзьями или нет? «Принцесса, я попутно изучаю дружбу, как вы и говорили, но чем дальше, тем сложнее…»— Коли эта магия так опасна, давайте использовать её лишь тогда, когда найдём важную зацепку, — выступил с компромиссом Шайнинг Армор, — и, конечно, я бы тоже хотел взять пару уроков.
Капитан королевской стражи по долгу службы всегда должен учиться чему-то новому, набирая как можно больше навыки навыков и заклинаний в свою копилку, но в этот раз он столкнулся с непреодолимым сопротивлением:
— Тебе нельзя истощать силы, Шайни, иначе мы не удержим барьер!
— Ещё один самоубийца!
— Если принцесса не рассказала тебе, значит, так было нужно!
Настаивать единорог не стал, умилившись заботе родственников, и допил, наконец, свой чай. Все остальные тоже покончили с десертом. Семья поднялась из-за стола и подошла к балкону, пока парочка служанок ловко собирала всю посуду. Уже спустя две минуты зал выглядел так, будто и не было никакого маленького праздника, одно лишь чувство сытости напоминало о нём.
Шайнинг, решив для себя, что прежнее напряжение в их кругу возникло лишь из-за его страхов и волнений, был в весёлом расположении духа, несмотря на усталость. Только-только он хотел предложил им пройтись хотя бы по одному этажу перед отбоем, как Кейденс нежно накрыла его копыто своим.
— Мне очень не хочется просить тебя об этом, но…
— Мы же договорились, всё в порядке. Купол ведь просто нужно наполнить энергией? С щитом против чейнджлингов было сложнее, и, не считая основы, которую создала принцесса Селестия, я был один. Вместе у нас обязательно получится удержать барьер ещё месяц.
Взор Кейденс, до того момента казавшийся Твайлайт ледяным, смягчился; кажется, она на самом деле была счастлива рядом с Шайнингом в этот миг. «Неужели моя интуиция… неужели я просто выдумала всё?»
— Я рада, что ты готов разделить со мной эту ношу, милый.
Твайлайт хотела предложить им помощь, но вовремя одёрнула себя. У них есть своё задание, а у неё — своё.
— Теперь я не одинока в этих стенах, — улыбнулась Кейденс, впрочем, всё также искусственно, — Надеюсь, вам всё понравилось, несмотря на обстоятельства, из-за которых нам пришлось так скоро…
— Спасибо, Кейденс, мы… — начала было Твайлайт, немного оттаяв, но принцесса тут же прервала её:
— Ми Аморе Каденза, — по голосу аликорна было непонятно, чего в ней больше, недовольства или… — пожалуйста.
Она смущена?
— А что не так с Кейденс? — наконец и Армор заметил странную особенность невесты поправлять собственное имя.
— Ну… Это ведь ты придумал, — уголок её рта дёрнулся, будто ей было тяжело удерживать виноватую улыбку на своей мордочке, — я бы хотела, чтобы только ты называл меня так. Хотя бы сейчас, до свадьбы.
— Как хочешь, — просто согласился он, окончательно поддавшись её чарам, — ну что, идём? Спокойной ночи, Твай, Спайк!
— Спокойной, — с требуемым, но недостаточным дружелюбием пожелал в ответ им Спайк и, стоило паре отойти на достаточное расстояние, приоткрыл портьеры, лапой указывая на видневшийся с балкона кусочек неба.
— Солнце уже зашло, но весь город до сих пор будто в огне, — алое сияние, разливавшееся на кристальными домами, доставало даже до верхних этажей дворца. Твайлайт поёжилась от представшего перед её глазами зрелища, но всё же подошла к балюстраде и окинула взглядом империю. В каждом окне горел свет, но сияние будто поглощало его, озаряя чёрное небо лишь густо-красным.
— Жутко, да?
Твайлайт подпрыгнула на месте от неожиданности — Флэш Сентри появился словно из неоткуда прямо за её спиной.
— Ты! Н-не пугай так больше, — возмутилась она под ехидные смешки наблюдавшего за ними Спайка, — по крайней мере до тех пор, пока мы не выполним задание.
— Как скажете, — послушно поклонился стражник, — итак, куда вас проводить?
— От Кейденс я наслышана о горячих источниках под замком, хотелось бы искупаться перед сном…
— Флэш, потрёшь спинку?
— Это что такое ты нам предлагаешь, Спайк?!
— Я за себя просил, а не за тебя, так то!

***

Едва оказавшись в своей комнате, Твайлайт, не удосужившись хотя бы высушить гриву, так и забегала с полотенцем на голове, осматривая каждый уголок. На удивлённый взгляд Флэша Спайк только развёл лапами, давно не удивляясь причудам единорожки.
— И всё-таки это паранойяаааАААА?! — вскрикнул Флэш Сентри, когда рог волшебницы зажёгся и она окатила их с драконом магической волной, не причинив, в общем-то, никакого вреда.
— Я буду проверять вас обоих при каждой встрече, уж не обессудьте.
— А вдруг твоей магии недостаточно, чтобы различить подслушивающие чары или поймать скрывающегося в этом помещении шпиона? Вон, под потолком воздух подозрительно дрожит, — подтрунивал дракон в предвкушении новой череды проверок, но Твайлайт только ухмыльнулась, не поддаваясь панике.
— Я вполне уверена в своих способностях как агента, — самодовольно заявила она, — я достаточно долго и усердно готовилась к вылазке в Замок Двух Принцесс, уж в разведке и шпионаже я разбираюсь.
— Флэш Сентри, гляди внимательно, это исторический момент — Твайлайт уверена, что её трудов достаточно!
— А в остальное время как? — повёлся на драконьи слова Флэш. Не собираясь слушать поток мысли, которым разверзся Спайк, Твайлайт села на кровать и всё-таки глянула на потолок. Ничего подозрительного в кристальном своде не было, но Твайлайт не винила себя в чрезмерной осторожности, поэтому добавила в свой мысленный список пункт «проверять потолки».
В целом это были очень уютные покои. Мебели ровно столько, сколько может потребоваться молодой увлечённой наукой пони — маленький шкаф для одежды, большой шкаф для книг и широкий (в самый раз для того объема бумаг, который обычно бывает у Твайлайт) письменный стол у окна. Стоявшая напротив кровать была просторна, а уж какая мягкая постель… «Спать здесь, наверное, одно удовольствие, особенно после тяжелого рабочего дня», — сама того не заметив, она громко зевнула и, лишь после осознав, что находится в комнате не одна, неловко прикрыла рот копытом. «И почему он так на меня смотрит?» На самом деле, Флэш посмотрел на неё всего лишь пару секунд и вновь повернулся к Спайку, ухмыльнувшись чему-то своему, но у единорожки ни с того ни с сего быстрее застучало сердце, и она не знала, что хуже — само это состояние или отсутствие рационального объяснения для него.
— Скоро полночь, — заметил Спайк, вдруг оборвав свой монолог о привычках и связанных с ними приключениях Спаркл, — у вас же пересменок обычно в это время?
Пегасу было не в радость вспоминать о своих прямых обязанностях, но вместе с утомлением на его мордочке появилось странное горделивое выражение, присущее, пожалуй, только гвардейцам:
— Да, но сегодня я ещё и дежурю в этом коридоре. Пожалуй, выйду-ка на пост, пока капитан обход не начал. Доброй ночи, зовите, если что.
Откланявшись, Флэш вышел за дверь, и только тогда Твайлайт вспомнила, что ей ещё нужно перед сном написать письмо родителям. Подскочив к столу, она огляделась в поисках перьев и бумаги.
— Никогда не видел Шайнинга таким окрылённым, — Спайк протянул ей сумку с письменными принадлежностями, — да и его подчинённые не отстают…
— Прекрати всех со всеми сводить, что за бестактность, — пожурила его Твайлайт, потрепав по макушке, — лучше помоги мне написать маме и папе.
— «Дорогие Твайлайт Вельвет и Найт Лайт, сегодня я встретилась со своим зазнобой, приревновала брата к его невесте и заклеймила принцессу чейнджлингом, и это всего за полдня»!
— «Дорогие мама и папа, сегодня я в сотый раз пожалела о том, что сдала экзамен в академии магов и породила на свет это чешуйчатое недоразумение»…
— «А этот жеребчик очень даже ничего. Притворяется дурачком, но смекалка есть, и крылья такие, ну… мощные, знаете».
— «Жалко у Спайка таких нет».
Дракон ударил лапой по деревянной столешнице, чуть не расплескав чернила.
— А вот это обидно было!
— Ты первый начал, — справедливо заметила Твайлайт, беззлобно радуясь маленькой победе над его несносным нравом, — к тому же, рано или поздно крылья у тебя появятся, а мне вот всю жизнь на своих четырёх. Ладно, к письму. «Дорогие мама и папа, мы успешно добрались до Кристальной Империи и пишем вам, наблюдая в окно её ослепительную красоту…»

***

— Ну как спалось на новом месте? — кажется, за ночь Кейденс успела переосмыслить своё отношение к будущим родственникам и выглядела куда дружелюбнее. Подойдя ближе к Твайлайт, она уже тише добавила: — Не приснился ли жених невесте?
«Во имя Селестии, и она туда же…»
— Большое спасибо, очень комфортно, правда же, Спайк? — втянув Спайка, она надеялась хоть как-то обойти тему её личной жизни, которая вдруг заинтересовала принцессу. Если ещё с прежней Кейденс они могли поговорить о чём-то подобном (в конце концов, у неё ведь была магия любви!), то с этой, которую Твайлайт всё же не могла признать настоящей, откровенничать совершенно не хотелось.
— Очень комфортно перетаскивать тебя из-за стола на кровать, согласен… — проворчал он, для вида разминая лапы. На самом деле они оба уснули за недописанным письмом, но Спайк проснулся первым и решил, что оставлять пони в таком положении нельзя, иначе утром она будет чувствовать себя совершенно разбитой несмотря на многолетний опыт сна в сидячем положении. В итоге он просто уронил её со стула; на поднявшийся крик прибежал полусонный Флэш, которому тоже досталась своя, ничем не заслуженная порция негодования, а затем Твайлайт выставила обоих за дверь, чтобы потом взглянуть на часы и горестно вздохнуть — до подъёма оставался всего час.
— Как весело! — Кейденс заулыбалась, не проникнувшись глубокой трагедией, которую пережила троица, — как же здорово, что вы приехали, теперь в замке закипит жизнь!
Те, кому было суждено с лёгкой подачи принцессы оживить местное общество, мрачно переглянулись и синхронно зевнули. Впрочем, не выспались не только они — Шайнинг, хоть и выглядел счастливым, тоже едва размыкал глаза.
Экскурсия по замку обещала занять полдня. Первым на очереди был тронный зал. На этом настояла Твайлайт, полагая, что лучший способ спрятать что-то — оставить это на виду, однако чутьё её обмануло: трон не отъезжал в сторону, под коврами и за портьерами не было тайных люков и дверей. Увидев чёрные искры над её рогом, все единогласно решили как можно скорее отвести раздосадованную Спаркл в библиотеку, пока она не наделала глупостей. Это сработало на «ура» — набитые тысячами книг полки, рядами выстраивавшиеся в высокие стеллажи-лабиринты, действовали лучше всякой терапии.
— С тех пор, как ты рассказала мне о здешней библиотеке, я не могла спокойно спать, — призналась Твайлайт принцессе, — я бы давно хотела почитать…
— Эй-эй, мы же по конкретному делу здесь, — напомнил Спайк, опасаясь, как бы экскурсия не затянулась до следующего утра, — мы ищем тайники, а не книги, Кей… Ми Аморе уже прочла все книги, которые могли бы помочь.
Что-то вдруг щёлкнуло в голове Твайлайт, словно включился свет. «Это ведь ты придумал»… Сколько бы единорожка себя ни помнила, она всегда называла подругу Кейденс и никак иначе — причём здесь Шайнинг?.. Эти мысли заставили её отвлечься от остальных; Спайк, привыкший к «приступам задумчивости» Твайлайт, молча направился в правый коридор, а Шайнинг и Кейденс вместе спустились по центральной лестнице. Сопровождавший их Флэш Сентри, обрадовавшись, что за ним никто не наблюдает, самозабвенно привалился к кристальной колонне, надеясь вздремнуть хотя бы пару минут.
— Молодчик, опять принцесса прислала за книгами? — спросил знакомый скрипучий голос, и кто-то понимающе похлопал пегаса по плечу. Увидев бледно-фиолетовую пожилую пони в очках, стражник сразу выпрямился и поправил свой шлем, улыбаясь во все зубы.
— Доброе утро, бабуль!
— Доброе, Флэш, доброе, — кивнула она, — Так что вы ищете на этот раз?
— Здравствуйте, Вы библиотекарь? — подбежала к ним Твайлайт, отбросив размышления об имени Кейденс на потом, — Меня зовут Твайлайт Спаркл, я сестра Шайнинга Армора…
— О, её Высочество часто упоминала Вас, — вспомнила старушка, добродушно улыбаясь, — я рада, что такая большая любительница книг наконец-то попала в нашу библиотеку. Меня зовут Аметист Мазбэри, обращайтесь, если нужна помощь.
— Уже! Скажите пожалуйста, можете ли вы узнать, какие книги читали Рэдиант Хоуп и Сомбра?
Ужас на мордочке пони, которую, казалось, уже ничем нельзя было поразить, был так ярок, что единорожка сама испугалась своего неожиданного вопроса. Аметист Мазбэри растерянно уставилась в сторону, не зная, что и ответить.
— С-сомбра?.. О, пожалуй, да, но только те, которые они выносили за пределы библиотеки…
— А мы можем взглянуть на эти списки?
— Вообще-то, это конфиденциальная информация, — вовремя заметил Флэш Сентри, но Твайлайт шикнула на него, не понимая, как это может иметь значение перед лицом надвигающейся угрозы.
— Разве твоя должность не даёт тебе право доступа к любой информации, которая может помочь в поддержании безопасности королевства?
Сентри отступил, признавая её правоту — он и забыл, что помимо обязанностей вместе с гвардейским доспехом у него появились и привилегии.
— Хм, а ведь верно… Необходимо разрешение капитана стражи, но если вы торопитесь, по старой дружбе уступлю. Идёмте, я поищу их читательские карточки, — не стала колебаться Аметист Мазбэри и проводила их к своему архиву.
Как выяснилось, все жители Кристальной Империи были книголюбами, чего и следовало ожидать от высококультурного государства древности. «Вернусь в Кантерлот — обязательно налажу поставку книг в Кристальную Империю, они должны знать, что происходило с миром в течение тысячи лет их отсутствия…»
— Держите, — библиотекарь быстро нашла нужные папки. Удивительно, но списки оказались даже больше, чем у других кристальных пони.
— Я помню этих жеребят, — Аметист Мазбэри сняла очки и протёрла глаза, растрогавшись от нахлынувших воспоминаний, — они целыми вечерами засиживались здесь, а когда не оставалось сил, они забирали недочитанные книги домой, чтобы уже утром вернуться за новыми… Славные дети… Жаль, что конец их книги оказался несчастливым.
— Конец ли? — с сомнением пробормотала Твайлайт, остановив свой взгляд на последней позиции списка Сомбры.
— Ты что-то нашла?
— Да. Не знаю, последняя ли это книга, которую читал Сомбра, ведь после воцарения он мог брать всё, что пожелает, но… «Бессмертие души»? Зачем ему это? Ведь он искал дверь в царство теней…
— Да мало ли зачем? — развёл крыльями Флэш, — Души могут служить питанием для теней, души можно подчинить, да много чего…
Твайлайт скептически отнеслась к его предположениям.
— Не думаю, что именно это его интересовало. О, а у Рэдиант Хоуп ещё интереснее!
— Что там?.. «Пространственно-временные перемещения»?
— Неужели это она заточила Кристальную Империю на тысячу лет? Или, наоборот, она хотела остановить… Нам нужны две эти книги, они наверняка где-то остались!
— Какие-какие книги? Я, кажется, нашёл что-то подозрительное! — зашумел за их спинами Спайк, размахивая толстым фолиантом в позолоченной и инкрустированной кристаллами обложке, — От неё прямо-таки веет чёрной магией, той самой, которой тебя научила Селестия!
Аметист Мазбэри уже собиралась сделать ему замечание, но стоило ей кинуть взгляд на книгу, как вдруг её ноги подкосились, будто старушка в одно мгновение лишилась сил. Флэш Сентри поймал её, растерянно оглядывая пожилую пони и не понимая, что случилось.
— Она… она без сознания! В чём дело, сердечный приступ?!
— Она увидела эту книгу и упала? — спросил Спайк, опасаясь подойти ближе, — почему тогда на нас не действует?!
— Спайк, спрячь её в сумку! — крикнула Твайлайт, выбегая к нему в основной проход и озираясь в поисках помощи, — Эй, кто-нибудь! Флэш, если это заклинание, это так просто не пройдёт, ей нужно в лазарет!
— Аметист Мазбэри, очнитесь! Твайлайт! Смотри, она… словно…
Обернувшись, единорожка не удержалась от испуганного вопля. Тело библиотекарши начало медленно кристаллизироваться, становясь хрустальной статуей, а затем от самого сердца начала распространяться чернота.
— Нет! Нет! — метался в панике Флэш, не видевший в своей жизни ничего подобного, — Что это такое?! Как это остановить?! Пожалуйста, Аметист Мазбэри!
Чернота дошла до плеч и спины, и первая трещина вдруг прошла по груди старой пони. Этот тихий, но страшный треск ввёл единорожку в ступор.
— Нет… нет-нет-нет…
«Такая магия… Как же я справлюсь… Что я могу… Неужели она сейчас просто рассыпется, и я ничего не смогу сделать…»
— Любовь, Твайлайт! Её спасёт любовь! — словно из тумана рявкал ей в уши Спайк, тряся её за плечи, — очнись, ты же здесь единственный маг, только ты можешь!
— Любовь?..
— Кристаллы аккумулируют и ненависть, и любовь! Так говорила Селестия!
«Но откуда мне взять любовь такой силы, чтобы..?»
Пегас, скинув шлем и обхватив копыто старой знакомой своими, беспомощно наблюдал сквозь слёзы, как последняя жизнь покидает её.
— Совсем недолго, но Вы… как родная бабушка… пожалуйста!..
«…Ага».
Твайлайт опустила копыта на его плечи и закрыла глаза, пытаясь сосредоточиться на его ощущениях. Чувства Флэша были ясными, чёткими и сильными — тоска по дому, по родным, у которых почему-то не было своих голосов и мордочек, одиночество и луч света сквозь мрак… чувство уюта и безопасности, тепло, которое дарила ему жизнь среди сослуживцев, путешествие в Кристальную Империю, ароматный вкусный чай, которым угощала его Аметист Мазбэри, её воспоминания, её забота… Спаркл не хотелось проникать во что-то настолько личное, но только так она смогла найти силы — её рог зажёгся не розовым, как обычно, волшебством, а ослепительно-белым, и в следующую секунду вся библиотека залилась живительным светом.

***

Твайлайт не хотела открывать глаза — уж слишком мягко и тепло ей было, и голова странно гудела, будто после трудного заклинания. Кем-то заботливо подоткнутое одеяло не хотело выпускать из своих объятий, и Твайлайт уж решила, что можно снова провалиться в океан неги, но стоило одной мысли ударить её в голову — и единорожка подорвалась на месте, перепугав всех, кто сидел около её кровати. А именно Спайка, Шайнинга и, кажется, всё ещё поддельную, Кейденс.
— Слава Селестии! — воскликнул Армор, останавливая сестру от спринтерского забега до библиотеки, — Ты большая молодец, Твайли!
— Кто бы мог подумать, что настолько опасная вещь будет в публичном доступе, — вздыхала аликорн, — хорошо, что всё обошлось.
— Обошлось? — взволнованно спросила Твайлайт, вновь ощущая слабость после мгновенного выброса энергии, — У меня…
— Получилось, — успокоил её Спайк, — Аметист Мазбэри скоро будет в полном порядке. Ты справилась.
— Точно же ты сказал, слава Селестии…
Единорожка осела в крепких объятиях брата, одновременно разбитая и счастливая. «Как же хорошо, она жива…»— А книга?..
Спайк помрачнел при упоминании проклятой книги. Он похлопал по своей сумке, но не осмелился даже мельком показать её.
— Её больше никто не видел?
— Если на нас не повлияло, не значит, что остальные кантерлотские пони в безопасности.«Кантерлотские… верно, мы не кристальные пони, возможно, поэтому мы и остались целы… но…»— Ты прав. Лучше не рисковать и сначала снять проклятие.
— Но не сейчас, ты потратила слишком много сил! — запротестовал Шайнинг Армор, отстраняясь, — мы пойдём искать дальше, а ты пока отдыхай.
Спустя несколько минут споров Шайнинг Армор всё-таки убедил Твайлайт, что магия любви Кейденс должна будет защитить их от повторения этого инцидента. Привести в качестве аргумента то, что перед ним вовсе не Кейденс, Твайлайт не могла, поэтому, скрепя сердце, всё же отпустила будущих супругов. Со слов Шайнинга единорожка также узнала, что Лемон Хартс довольно хорошо справляется со своими обязанностями и уже дописала программу для празднества, а завтра Кейденс должна дегустировать блюда. «Дела идут вперёд, пора бы и мне взяться за работу…»— Чтоб мне провалиться! — гневно рыкнул Спайк, бросая злосчастную книгу на стол и усаживаясь за него, отодвинув недописанное письмо в сторону. Твайлайт не ожидала, что произошедшее так огорчит его, но он сидел чернее тучи, обвиняя себя в случившемся.
— Спайк, ты ведь не мог знать…
— Да понимаю я. Просто… это ведь артефакты, они всегда опасны, сколько мы с тобой историй прочитали об этом?
— В следующий раз мы будем осторожнее и не будем вмешивать кристальных пони в поиски. На крайний случай я знаю, как спасать их от проклятия.
— Надеюсь, до этого не дойдёт, — буркнул он, пряча мордочку в лапах, — ты отключилась, но так плакала, будто у тебя перед глазами разорвали диплом из академии. Что это было?
Твайлайт коснулась щёк — и правда, она до сих пор ощущала застывшие дорожки слёз, и глаза пощипывало…
— П-правда? Я не помню… Наверное, это от неожиданности и страха… Да ещё и привязанность Флэша, такая крепкая и светлая…«Ему в самом деле было так больно, что это передалось и мне?»
— А ты молодец, быстро нашла, у кого взять нужные чувства.
— Но ведь это ты сообразил, что делать!
— Ты и без меня знала, просто не успевала вспомнить.
Дракон обычно любил хвастаться своими заслугами, но в последнее время всё чаще отказывался от любой славы, словно его подменили. «Неужели чейнджлинг? Проверить его? Но чейнджлинг никогда не скажет таких слов. Нельзя быть настолько подозрительной… Кажется, в первую очередь нужно проверять меня саму».
— …Спасибо тебе, Спайк, — пони подошла к столу и благодарно погладила его по голове, — Давай посмотрим, ради чего мы всё это пережили?
С большой тревогой дракон потянулся к завязкам сумки и, попеременно глядя то на книгу, то на Твайлайт, медленно достал фолиант и протянул ей. Чувствовалось, что оформлению обложки подошли с особой внимательностью, заботливо оттискивая каждый золотой завиток и раскладывая кристаллы в невероятной красоты рисунок-снежинку. Таких книг они ещё не видели, однако…
— «История Кристальной Империи»… Разве Кейденс не присылала такую же второй посылкой?
— Тот огромный том, который я ещё на хвост себе уронил? Да, вроде так он назывался… но он был в обычной обложке, совсем не такой шикарной! Может быть, этот экземпляр подлинный?
— Не узнаем, пока не прочтём.

Продолжение следует...

...