Потухшее солнце

Принцесса Селестия надеялась поскорее опустить солнце и закончить очередной непримечательный день, однако на балконе её ждала судьбоносная встреча.

Принцесса Селестия Филомина

Оставь надежду, всяк сюда входящий

Возможно, идея не новая, но кто знает? Может, всё так оно и есть? Я выкладываю ЭТО осознанно. И прекрасно понимаю, что могу отхватить минусов, я к этому готова)) Просто это некий эксперимент в написании чего-то с тэгом "ангст". Хотя этот "блин" однозначно комом.

ОС - пони Человеки

Грехи прошлого: Найтмэр или Никс

Продолжение Грехов прошлого.

Спайк ОС - пони Найтмэр Мун

Дуэт Одиночества

В один дождливый день в мелодии жизни одинокой бэтпони встречается новая, доселе невиданная линия. Или может быть просто давно забытая?

А с высокой крыши всё на свете слышно...

Что будет, если ночью залезть туда, куда тебя не звали? Странная встреча, странная песня и то, чего так не хватало некоторым мудрым и печальным пони.

DJ PON-3 Октавия

Записи Кира

Что осталось после смерти Кира? Единственные его мысли остались навек записанными в его тетради. Желая хоть как-то постичь ход мыслей Кира в его последнем поступке, Твайлайт начинает читать эту тетрадь...

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл

Не похожа я на глухую

После свадьбы Винил решает прогуляться прежде чем вернуться домой, к своей соседке, Октавии

DJ PON-3 Другие пони Доктор Хувз Октавия

Селестия и Старсвирл. Знакомство

Рассказ о юности Селестии в суровом Железном веке.

Принцесса Селестия Другие пони

Контрольная точка

Два друга Макс и Андрей, два простых парня - пилоты самолета, пресекают воздушное пространство так называемого Бермудского треугольника. Не сложно догадаться, что с ними может произойти.

Загадка сфинкса/ The Riddle of the Sphinx

Предполагалось, что это будет простой рейд. Вошла, осмотрелась и вышла. Вместо этого Дэринг Ду заблудилась среди бесконечных коридоров и теперь лишь надеялась увидеть вновь ясное голубое небо над головой. И когда она всё-таки добралась до конца лабиринта, то узнала, что её поджидал кто-то, кого не согревало Солнце уже много-много лет. Кто-то очень одинокий. И голодный.

Дэринг Ду

Автор рисунка: Siansaar
2x02 Душа 2x04 Стеклянный гроб

2х03 Мозаика воспоминаний

Часть 2: Сердце Севера
Глава 3: Мозаика воспоминаний

Волшебница внимательно рассмотрела замок, который запечатывал книгу — сделанный, кстати, тоже из кристалла.
— Ты нашёл её по запаху магии? — спросила Твайлайт, прикидывая, где может быть ключ, — рядом ничего полезного не было?
— Как ты помнишь, мы искали не книги, а тайники. Я нашёл один такой — обычный ящик в каком-то подсобном помещении, где, кажется, и до исчезновения Империи мало кто бывал... — Спайк сделал такое лицо, будто перед ним только что прошла Найтмер Мун, — Это был УЖАС, Твай, там пауки размером с твою голову!
Спаркл, не глядя, закивала, продолжая изучать фолиант:
— Герой-герой! Ну и?
— Всё осмотрел, полыхнул с испугу на одного такого паука, чуть не устроил пожар...
— Ага...
— ...сначала запаниковал, потом успокоился — стены-то кристальные, ничего замку от маленького огонька не будет, кое-как потушил старыми покрывалами, хотел уйти из этого проклятого места, но почуял что-то странное. Там, где огонь был, видимо, развеялись какие-то чары, потому что я мимо того ящика раз пять проходил и никакого запаха не было. Заглянул — а внутри книжка.
— С каких пор твоё пламя развеивает магию? Ты что, без меня изучаешь... — тут до Твайлайт наконец-то дошёл смысл всего сказанного и она опустила книгу на стол, в ужасе поворачиваясь к дракону, — стоп, ПЛАМЯ?! Спайк, ты что, чуть не спалил библиотеку?!
Верный помощник даже не обиделся, что его не очень внимательно слушали:
— Потушил я всё, потушил, ни одна книга не пострадала!
Магическим образом одна эта реплика возымела успокаивающий эффект: Твайлайт смогла вздохнуть спокойно и вернуться мыслями к "Истории Кристальной Империи".
— Не экспериментируй больше без меня! Потом обсудим новые свойства твоего пламени... Я поняла, как открыть эту книгу, но тебе не понравится.
Спайк сложил лапы на груди, недовольно постукивая хвостом об пол.
— Неужели тёмная магия? А это вообще нормально вот так попеременно использовать то Свет, то Тьму?
Она разделяла его волнение, ведь они оба были свидетелями того, как ослабла принцесса Селестия, использовав магию теней, но альтернатив всё равно не было.
— Это единственное и вполне логичное решение нашей проблемы, Спайк.
— Может, мне на неё огнём дыхнуть?
— А если она просто сгорит? Нет уж. Будем играть по правилам Сомбры. Аккумулировать ненависть? Пожалуйста!
Положив книгу на пол, единорожка закрыла глаза и попыталась сосредоточиться на всех негативных эмоциях, которые скопились у неё за время пребывания в Кристальной Империи.
"Если Кризалис и Сомбра заодно, то у меня нет иного пути, кроме как продолжать искать способ спасти Империю. Если Кейденс жива, активация Кристального Сердца освободит её и из плена теней, и из лап чейнджлингов. Если, упаси Селестия, Кризалис что-то сделала с ней... То она бы хотела, чтобы я продолжила её путь. Только Шайнинг... как воспримет Шайнинг?.. Как защитить его от её влияния так, чтобы он не заподозрил её раньше времени? Что мне сделать, чтобы одним шагом не разрушить всё? Стоит Кризалис понять, что я её раскусила..."
— Ты наверняка сейчас думаешь о Кей-
— Ми Аморе Кадензе.
— Брось, Твай! Пока мы не знаем точно, думаешь, хорошо будет винить её во всех грехах и использовать для сотворения тёмной магии?
Слова Спайка, словно ветер, разворошили мысли, которые Твайлайт до этого еле разложила по полочкам в своей голове. "Может, я и правда слишком нагнетаю? Что если я... ревную?.. Подумала бы я о Кейденс как о подделке, если бы не Кризалис, если бы не Сомбра?.. Почему не допускаю мысли, что она могла забыть о нашем детстве, что она могла измениться?.. Почему именно сейчас я сомневаюсь, почему моя голова отказывается работать? В чём я вообще могу быть уверена?.. Лишь в одном — мне нужно Кристальное Сердце! Чтобы никакие чейнджлинги не разрушали дружбу и семью! Чтобы тени не заполнили мир!"
Твайлайт зло пыжилась, сосредотачивая эмоции в роге, чувствуя, как он нагревается от зреющей в нём магии, но ей никак не удавалось выдавить ни единой искорки тёмного волшебства. Каждый раз оставалось совсем чуть-чуть, но волна энергии вдруг спадала, что-то оттягивало её внимание, не давало полностью сосредоточиться, точило изнутри злым червем, заставляя пытаться снова и снова. "В чём дело? Неужели у меня недостаточно магической силы? После того светлого заклинания... но у меня нет времени на полное восстановление! Я должна действовать сейчас! Мне нужна магия сейчас!"

Милая, добрая Кейденс с её нежно-сиреневыми глазами, так похожими на глаза Селестии, заплаканная и обессиленная, едва поднимает голову, скрючившись от боли у дырявых копыт королевы-жука. Кризалис кровожадно облизывает свои острые клыки, допивая последние капли чувств Шайнинга Армора. Опустошённый, он падает рядом с Кейденс, взгляд его гаснет, и купол над Кристальной Империей рассыпается, впуская вечный мрак и холод. Лёд и кристаллы трещат под напором, и из-под самой земли вырывается рой теней, и нет в мире силы, что остановила бы его. Твайлайт хочется задушить Кризалис с её мерзкой ухмылкой, но её копыта вязнут в тенях, расползающихся вокруг. Красные глаза Сомбры горят так ярко, что, кажется, весь мир залит их алым светом.
— Какая же ты дура, — злорадствуют они хором, — ты знала правду и молчала!
— Откуда я могла знать, что разоблачение ложной принцессы не поразит кристальных пони окончательно? Пока народ верил, оставалась надежда, что мы сможем противостоять вам! Как бы больно мне ни было за невестку и брата, в первую очередь я должна была думать о всей Империи!
— Ты хотела спасти Империю? — шипит тысячей голосов Сомбра, — Такими-то жалкими силами? Селестия нанесла нам оскорбление, отправив противостоять нам такую безнадёжную волшебницу!

"Вы думаете, я не понимаю, что это всё ваши миражи? Вы думаете, это собьёт меня с пути, что у меня не получится?"
— О чём ты думаешь?.. — осторожно спросил Спайк, видя, как меняются эмоции на мордочке подруги и понимая, что она не в себе, но опасаясь подойти ближе и привести её в чувство.
— О том, что мне никто не помешает!
Твайлайт не говорила, а рявкала искажённым голосом, не видела ничего перед собой за пеленой гнева.
— Я справлюсь! Что Кризалис, что Сомбра, — я найду способ одолеть их всех! Откройся!
Встав на дыбы, Твайлайт с силой ударила копытами хрустальный пол, выпустив в книгу чёрный луч пузырящейся миазмами магии теней. Замок треснул и рассыпался мириадами осколков. Этот звон отрезвил единорожку: морок исчез, и Твайлайт увидела распахнутую "Историю" и застывшего над ней Спайка.
— Запах изменился, — произнёс он каким-то отстранённым тоном, — сама по себе книга изначально была волшебной, наверное, поэтому у неё такая обложка. Ты выбила из неё всю тьму, теперь она безопасна для всех.
Дракон протянул древнюю летопись Твайлайт, и она выхватила её, с нетерпением ожидая найти информацию, которой не было в уже знакомом им экземпляре. Удивительно, но страницы этого тома были полупрозрачными, словно сделанными из стекла, но при этом гнулись и складывались так же хорошо, как бумага. Перламутровые чернила тоже были незнакомы Твайлайт, отчего перед глазами рябило с непривычки.
Спайк молча вернулся к столу и взялся за письмо, которое они вчера оставили недописанным буквально на предпоследнем предложении.

...Мы не виделись всего пару дней, но уже сильно соскучились, поскорее бы свадьба. К этому моменту мы обязательно найдём кристальное сердце, так что вас ждёт незабываемое зрелище!

Немного подумав, он приписал ещё несколько строк, свернул пергамент, поставил печать Твайлайт — печать придворной волшебницы — и отправил письмо домой. Спаркл отвлеклась на зеленоватый свет пламени, отразившийся от стен, потолка и пола.
— О, точно, мы же почти забыли про него, спасибо, Спайк,— улыбнулась она, пытаясь разогреть отчего-то похолодевшую атмосферу между ними. Спайка что-то обеспокоило, но бесполезно пытаться вытянуть из него хоть слово. Он обязательно расскажет сам, когда будет готов.
— Что бы я делала без твоей памяти! Кстати говоря, в книге почти всё то же самое, только последние три листа, про кристальное сердце, кто-то вырвал.
— Зачем, интересно? — оживился дракон, заглядывая в книгу, — и почему копия полнее оригинала?
— Не знаю, но мы точно многим обязаны доброжелателю, который создал копию. Кажется, Сомбра даже не знал о ней... Что теперь делать? Как найти вырванные листы? Не сможешь взять след?
— Я тебе что, собака? Тут все кристаллы так пахнут, знаешь ли, — на словах Спайк отказался, но к обложке всё же принюхался, — вкусно...
— Не смей её есть! Это тысячелетняя реликвия!
— Мне кажется, я что-то различаю...
Дракон отстранился от книги, потянул носом воздух и медленно побрёл к выходу, вертя головой едва ли не на все 360 градусов. Застыв у самой двери, он опустился на пол, ведомый запахом, и только Твайлайт хотела предупредить его, что в любой момент дверь может открыться и ударить его, именно это и случилось.
— А стучать не учили?! — обиженно взревел Спайк, подскочив на ноги и потирая ушибленный нос. Флэш Сентри, взмыленный, энергичный и почему-то очень счастливый, виновато улыбнулся.
— Я честно хотел! Меня подставили, впихнули сюда! — оправдывался он, показывая копытом в сторону коридора, откуда донёсся удалявшийся смех, — Никогда больше не пойду в смену со своими, кристальная стража гораздо ответственнее и спокойнее!
— Садден Винда тоже сюда перевели? — невозмутимо спросила Твайлайт, будто не к ней на ночь глядя вломился нерадивый гвардеец, — Хотелось бы с ним побеседовать...
— Вообще-то я его с Вечнозелёного леса не видел, — к пегасу вернулась серьёзность, — О нём нет никаких вестей.
Единорожка замялась, не зная, что ответить. Она не могла пообещать, что Садден Винд жив; горькие чувства Флэша, случайно позаимствованные Твайлайт, вновь гулким эхом отдались в её душе.
— Вы забываете, что я был занят делом, — кашлянул Спайк, привлекая к себе внимание, — а теперь, Флэш Сентри, смотри, что бывает с рыцарями, которые без стука заходят в покои леди и принцесс.
С этими словами он выплюнул струю пламени пегасу под ноги. Ужас не сразу успел отразиться на его вытянувшейся от удивления мордочке, и лишь благодаря сработавшим вовремя инстинктам Флэш мгновенно отскочил в сторону, ошарашенно глядя то на место, где он стоял секунду назад, то на дракона, то на Твайлайт, не понимая, что произошло. Глаз у него дёргался, как, впрочем, и у Спаркл, которая не ожидала от ассистента подобной выходки. А Спайк как ни в чём ни бывало копался в дыре в полу, которую растопил его огонь.
— За... за порчу имущества Вам надлежит штраф в двести золотых! — ляпнул Флэш первое, что смог вспомнить из свода правил для кантерлотской гвардии, — а за нападение на королевского гвардейца Вас ожидает арест на пятнадцать суток и беседа с капитаном!
— А давайте вы мне всё простите, а я вам — утерянные страницы из древнейшей книги Кристальной Империи?
Ухмыляясь, Спайк держал в лапах три мутно-прозрачных листа, покрытые серым налётом. Твайлайт подбежала к нему с книгой — листы были те самые, идеально подходя к оторванным краям. Стоило им соединить их, они с ярким свечением срослись, будто и не было разрыва. Тёмная дымка, поднявшаяся над листами, ускользнула в окно, и листы вновь стали кристально чистыми, поблёскивая радугой.
— Кажется, на них было какое-то проклятие, — констатировал Спайк, проследив взглядом за тенью. Твайлайт настороженно просмотрела листы, но новой информации они не содержали, к её великому сожалению.
— А тут ещё какая-то тетрадь... дневник?
У самого порога в полу была сделана квадратная выемка, а в ней, помимо листов, лежала тетрадь и набитая чем-то сумка.
— Вы в самом деле будете читать это? Личное, всё-таки, кто знает, о чём писал владелец, — почесал затылок Флэш Сентри, без одобрения глядя на Твайлайт, увлечённо листавшую чужие записи. Она подняла на пегаса глаза, искренне удивлённая его замечанием, недоуменно повела плечами и вернулась к изучению дневника. Спайк, в лапы которого вновь попали и книга и хрустальные страницы, пробежался взглядом по перламутровым строкам, тоже не нашёл ничего полезного и переключил внимание на гвардейца, который крутился около сумки.
— Фиолетовая мантия, шарф, сухари, пара яблок, фляга с водой, карта, драгоценные камни... Кто-то готовился к побегу? Не так уж и много вещей, либо их хозяин собирался сбежать поездом, либо это хороший маг, знающий как минимум пару-тройку заклинаний, спасающих от холода...
А тем временем Твайлайт уже была почти уверена в личности владелицы дневника:

Прийти на занятия без ничего, чтобы потом превратить брошь и браслет в перо и тетрадь! Только Сомбра мог до такого додуматься, спасибо ему за идею, принцесса похвалила меня! Я первая в группе освоила заклинание трансформации с обратным превращением. Предметы не утратили свои характеристики, все записи в тетради сохранились, а перо продолжает превращать обычные чернила в перламутровые... Сколько возможностей это открывает? Не могу поверить, что мне ещё столько предстоит выучить. Но с каждым шагом я всё ближе к мечте.

"Билет 20, вопрос 39... Мне досталась эта тема на экзамене". Твайлайт пролистала ближе к середине:

С каждым годом всё хуже. Раньше Сомбра просто не мог приближаться ко дворцу в день Ярмарки, а теперь его лихорадит три дня и он даже не может подняться с постели. После занятий бегу к нему, завариваю травы, меняю компрессы. Когда ему становится легче, он читает пропущенные лекции, а потом ложится спать. У меня появляется время на свои дела, с которыми я должна справиться до темноты — Сомбру начинают одолевать кошмары, и только моё присутствие успокаивает его. Он никогда не рассказывает мне, что видит, но я догадываюсь, что в этих снах всегда появляюсь я. И я умираю в них. Сама мысль о том, что я могу потерять Сомбру, вселяет в меня ужас, каково же ему переживать мою смерть каждую ночь?

Почувствовав, что дальнейшие записи имеют действительно личный характер и при Спайке и особенно Флэше их читать не стоит, Твайлайт открыла последнюю страницу, надеясь, что хотя бы там найдёт полезную для дела информацию.

...Принцесса Аморе, как мне не хватает Вашей мудрости. Я предала его, я отправила весть Селестии и Луне. Если бы только я могла отправиться сама! Я ведь спланировала побег и приготовила вещи, но мне совсем плохо, я едва могу устоять на ногах. В письме я постаралась изложить всё как можно подробнее, но будет ли им дело до моих чернил, когда они поймут, что сотворил Сомбра? Они убьют его, они убьют их! Моё сердце разрывается на куски от мысли, что это я подписала им смертный приговор. Но я не жалею, Ваше Высочество. Ради Вас, ради нас, ради кристальных пони, я не должна жалеть их, пусть я и отрываю часть себя.

— Рэдиэнт Хоуп так и не попала в Кантерлот, — сказала единорожка, — она, кажется, была больна и смогла лишь отправить письмо.
— Ага, значит, уже не как в легенде? — Спайк заглянул в дневник, — "...подписала им смертный приговор", кому — им?
— Теням, видимо...
— Странно, почему она их жалеет? — спросил, нахмурившись, Флэш. Ему казалось нелогичным сопереживать врагу; Твайлайт тоже чувствовала, что для полной картины чего-то не хватает. "Может быть, несколькими записями ранее она объясняет, почему..."
— Ах да, я вспомнил, зачем хотел зайти! — пегас стукнул себя по лбу, — Аметист Мазбэри очнулась, её завтра выписывают, так что она ждёт вас на чай. Кажется, она вспомнила ещё что-то о Сомбре и хочет рассказать вам.
Спайк заметил, как выпрямилась Спаркл, готовая наведаться в гости к библиотекарше хоть сейчас, и поспешил осадить её пыл:
— Эй-эй, вам обеим сейчас нужен отдых! Уже поздно. Это и к тебе относится, кстати, — дракон повернул голову к гвардейцу и прищурился, внимательно изучая его с гривы до подков.
Твайлайт позабавила его реакция. "В последнее время он чересчур опекает меня".
— Не будь так строг, Спайк, мы теперь в одной лодке...
Но Флэш Сентри прервал её:
— Он прав! Я не должен был так вламываться в спальню к леди, за что искренне прошу прощения. Но ещё я... — он замялся, опустив глаза в пол, — Твайлайт, спасибо, что спасла Аметист Мазбэри. И... Ладно. Спокойной ночи.
Так и не взглянув на них больше, он кивнул на прощание, сложил все вещи Рэдиэнт Хоуп обратно в сумку и скрылся за дверью. Спайк растерянно хмыкнул.
— Вот чудной... Ты уверена, что нам не стоит его проверить?
Волшебница была рада, что в полутьме комнаты даже острому глазу дракона не уловить румянец на её щеках.
— Уверена.
Дневник Рэдиэнт Хоуп так и не дождался своей читательницы.


В доме Аметист Мазбэри пахло травами и (наверное, лишь временно) лекарствами. Это был уютный кристальный домик, рассчитанный не больше чем на семью из двух пони: одна спальня, одна ванная, небольшая гостиная и совсем крохотная кухонька. Несмотря на миниатюрность, обилие различных вещиц было разложено и развешено с таким чувством, с такой заботой к деталям, что всё казалось к месту и не выглядело бессмысленным нагромождением.
Полки были забиты различными сувенирами и шкатулочками, а стены пестрели картинами, которые, несмотря на различные техники и даже тематики, сочетались между собой. Твайлайт особенно запомнился большой пейзаж с кристальным дворцом; художник решил одновременно показать его под светом луны с одной стороны и под светом солнца с другой.
В таком доме хотелось задержаться подольше, чтобы всё рассмотреть, но времени у них было меньше и меньше. После рассказа Аметист Мазбэри в её светлой спальне ненадолго повисла тишина. Старушка сняла очки и утёрла слёзы.
— Как же Рэдиэнт Хоуп хватило волшебства, если она была больна? — спросил Спайк, расставляя чашки с чаем. Аметист Мазбэри горько вздохнула.
— Чувства делают нас сильнее. Бедняжка очень любила Сомбру, но не меньше любила и кристальных пони. Я помогла ей отправить письмо принцессам Эквестрии, а через несколько дней она прибежала в слезах, каялась, что сама подставила его под удар, что ей нужно спасти его, и единственный способ — отправиться в прошлое и предотвратить смерть Аморе.
— Вместо перемещения в прошлое она перенесла всю Империю в будущее... Это не просто её ошибка, кто-то ещё вмешался в процесс сотворения заклинания!
Твайлайт была уверена, что виновен Сомбра, но ощущение недостающего фрагмента во всей этой истории не давало ей покоя и не позволяло говорить наверняка. Что же случилось в тот тёмный час? Если Аметист Мазбэри начала вспоминать последние дни старой империи, может, найдутся другие кристальные пони, которые могут пролить свет на случившееся? Ведь даже дневник Рэдиэнт Хоуп обрывается раньше...
В дверь постучали. Аметист Мазбэри хотела подняться с кровати, но Твайлайт уложила её обратно, пока Спайк поспешил открыть гостям.
— Вы ждали кого-то ещё? Наверное, мы утомили вас расспросами...
Единорожка не хотела мешать старушке и её друзьям, однако кристальная пони удержала её подле себя.
— Нет-нет, ко мне только Сентри обещал заглянуть после смены.
Аметист Мазбэри просияла, стоило ей подумать о пегасе. "Видимо, они действительно тепло общаются".
— Может, он не очень любит книжки, но так ладно поёт — представляете, спел мне вчера традиционную ярмарочную песню, чтобы приободрить. Не могу поверить, нашёл текст в библиотеке и выучил, специально для меня! Настоящий джентлькольт*! Это не моё дело, но я бы на вашем месте пригляделась.
Твайлайт отвела взгляд, совсем растерявшись. "Милостивая Селестия, это не то, чем сейчас нужно..."
— Добрый день, миссис Мазбэри!
В комнату зашёл рыжий единорог в серебряных очках. У него был слегка неряшливый вид, но Твайлайт знала эту неряшливость — такой она доползала до кровати после долгой ночи в библиотеке. Он бросил быстрый взгляд в сторону Твайлайт и вновь переключился на Аметист Мазбэри; впрочем, даже на неё он смотрел слегка рассеянно, будто постоянно прокручивая в голове какую-то мысль. Пони наверняка был озадачен каким-то исследованием.
Следом за ним вернулся Спайк, отчего-то очень довольный.
— Рада Вас видеть, Санбёрст. Я полагаю, со Спайком вы уже познакомились, а это Твайлайт Спаркл, кантерлотская волшебница, как и Вы.
Маг во второй раз, уже с большим интересом оглядел единорожку, а она сама пыталась вспомнить, где видела его прежде.
— Кажется, мы приехали одним поездом? Приятно познакомиться, Санбёрст.
— Взаимно. Да, из Кантерлота мы прибыли вместе, но ещё до отъезда я часто видел Вас издалека. Трудно не заметить такой талант.
— Спасибо, но Вы преувеличиваете. Я до сих пор всего лишь ученица...
— ...принцессы Селестии. Кто из нас о таком не мечтал?
На это ей нечем было ответить, но Санбёрст, к вящему счастью Твайлайт, и не ждал ответа, выполнив в её отношении весь полагавшийся этикет и вновь переключив внимание на старшую пони:
— Аметист Мазбэри, надеюсь, Вы хорошо себя чувствуете? То, что с Вами стряслось, не могло пройти бесследно...
— Не беспокойтесь, я почти здорова, — отмахнулась библиотекарша, — лучше расскажите, с чем пришли? Неужели вы успели прочесть всё, что получили вчера?
Даже через отблеск линз Твайлайт увидела, как загорелись бирюзовые глаза Санбёрста.
— Ваша библиотека — бездонные недра, а я — несчастный золотоискатель, которому теперь суждено всю жизнь копать глубже в поисках новых сокровищ. Я ничего подобного не видел даже у Стар Свирла, столько информации! Но нет, пока что я прочёл только одну, про фокусировку.
— О, теперь, я думаю, Вы понимаете, насколько важно Сердце.
— Безусловно!
— И насколько же? — не могла не вмешаться Твайлайт, удивлённая, что этот единорог не обратился по этой теме в первую очередь к Кейденс.
— Кристаллы могут проводить энергию, а могут накапливать — в зависимости от направления потоков энергии. Но этого мало. При правильной фокусировке кристаллы могут производить энергию сами! Если зарядить крошечный кусочек слабенькими чарами, то эта энергия может вернуться в стократном объёме!
— Правильной фокусировке?
— Вся империя подобна одному огромному кристаллу, а вся поступившая энергия собирается в одной точке, ровно посреди дворца, там, где кристальные пони привыкли видеть кристальное сердце. Оттуда же магия и излучается вовне.
— Но ведь не берётся же эта дополнительная магия из неоткуда? — спросил Спайк, начиная понимать что-то из слов Санбёрста. К манере Твайлайт тараторить без умолку он уже привык, а вот приспособиться к другому эксперту было трудно.
— В этом весь феномен! По сути, мы имеем вечный источник энергии! Причём именно Сердце, никакой другой кристалл не подходит, и именно в этой центральной точке, хотя Сердце, конечно, и само по себе довольно мощный артефакт. Если оно попало под контроль короля Сомбры, кто знает, что он мог натворить?
— Вроде он его на дух не переносил, — заметил Спайк, — как он вообще к нему приблизился, чтобы спрятать? Попросил кого-то?
— У него было много слуг, — кивнула Аметист Мазбэри, — К сожалению, даже добровольцы... Не могу представить, чего они ждали от правления Теней.
— Он не просто спрятал, он разбил его! — воскликнул Санбёрст так живо, что у него даже очки подпрыгнули на переносице. Твайлайт, анализируя его слова, прокрутила в голове все наставления Селестии, которые принцесса дала перед дорогой.
— Если мы сейчас стоим и разговариваем в Кристальной Империи, этот вариант исключен. Сердце нельзя перенести из Империи, и уж тем более уничтожить без моментального влияния на жизнь кристальных пони.
— Разбил в смысле повредил, а не уничтожил. Нарушил фокусировку. Сердце собирало и передавало энергию всем остальным кристаллам, а теперь, когда оно не функционирует в полную силу, Кристальная Империя теряет накопленную энергию и защита слабеет, быстро, но не мгновенно.
— Чтобы у нас было время на починку Сердца?
На вопрос Спайка уже не нужен был ответ.
— Это всё... логично, — Твайлайт не могла не признать, что замечания мага оказались полезны, — но мы всё равно не знаем, где искать осколки.
— Это тоже можно выяснить через фокусирование энергии. Сердце и в разломанном состоянии будет резонировать с мощными заклинаниями не так, как другие кристаллы. Маги смогут ощутить разницу.
Единорожка ощутила, как занервничал Спайк, но её это не остановило:
— Надо наложить заклинание на всю Империю?
— Твай, ты обещала...
Санбёрст махнул копытом, удивлённый её чрезмерным энтузиазмом.
— Вовсе нет, можно обойтись дворцом. Хочешь спрятать что-то важное — спрячь на самом видном месте, правильно?
— Главная башня...
Все одновременно повернули голову к Аметист Мазбэри. Библиотекарша сосредоточено потирала виски, пытаясь выхватить из глубин сознания новые воспоминания.
— Любимое место принцесс. Никто не заходил туда со смерти Её Высочества... Сомбра постоянно исчезал из тронного зала... Рэдиэнт искала проход, но не могла найти, все словно забыли дорогу к башне...
— Поистине королевский размах — тайник-башня.
Твайлайт сдержалась, чтобы не пожурить Спайка за очередную колкость. В конце концов, теперь они хотя бы знают пункт назначения.


— ...а я сразу говорила, что нужно зачаровать тронный зал, мы потеряли целые сутки, — продолжала настаивать волшебница, быстрой рысью чеканя шаг по дорогим пурпурным коврам, — ты видел, что после книги со мной ничего не случилось, значит и сейчас обойдётся!
— Вынужден вмешаться: последствия могут иметь накопительный эффект, — Санбёрст едва поспевал за Твайлайт и Спайком, — хоть я и не понял природу этого заклинания, но очевидно, что с магией Теней связываться не стоит!
— Я справлюсь, ведь принцесса верит в меня, — бросила Твайлайт через плечо, уже галопом подбегая к пустому трону. Навстречу ей шли Кейденс и Лемон Хартс; последняя была чем-то очень озадачена, но у Спаркл не было времени на расспросы.

Кристальный замок рушится, ломаются сверкающие колонны, башни, словно срубленные огромной косой Найтмер Мун, складываются грудой обломков под красным светом солнца, едва проглядывающим через черным дым. Тени за спиной Сомбры раззевают бесформенные рты, чейнджлинги Кризалис скалят острые клыки; король и королева обходят друг друга по кругу, готовясь напасть.
— Это мой мир, и эти души тоже мои, — Сомбра указывает на выживших кристальных пони, сжавшихся в страхе перед лицом сразу двух смертельных врагов. Кризалис шипит, и ей вторит весь рой.
— Моя семья будет питаться их любовью до скончания веков... Мой план идеален, и тебя в нём нет!
— Я даю тебе последний шанс...

— Твайлайт?.. — голос аликорницы прозвенел эхом, — Всё в порядке?
"Они будут делить нас... как трофей... Быстрая смерть или медленная ложь? Нам вы не оставили ни единого шанса!"
Единорожка даже не замедлилась, обошла обеих пони и с ходу выпустила черный луч в огромный кристалл на вершине трона. Воздух дрогнул, загудел, и магия отразилась от кристалла тенью, открыв в полу винтовую лестницу вниз.
— А почему мне не сказали? Мы бы включили это в программу, гости с ума сойдут! — воскликнула Лемон Хартс, на всякий случай постучав по ступенькам, не веря своим глазам.
Удостоверившись в своей правоте и довольно улыбнувшись, Твайлайт с трудом удержалась, чтобы тут же не скривиться от резко ударившей в голову боли. Она растекалась от рога насквозь до затылка, от чего слезились глаза и немного подташнивало, но волшебница не могла показать слабость здесь, особенно когда рядом был Спайк.
— В-видите, Сомбра переконструировал дворец под себя! Уверена на все сто, что это путь к башне!
— Это было очень опасно, — Кейденс подошла к Твайлайт и, склонившись ближе и заглядывая в глаза, положила копыто ей на плечо,— ты точно хорошо себя чувствуешь?
Беспокойство в её голосе было неподдельным, и во второй раз Твайлайт усомнилась в своих догадках насчёт истинной личности Кейденс. Стала бы Кризалис так за неё переживать? Чейнджлинг была бы счастлива насолить ей любым возможным способом!
Единорожка как можно увереннее кивнула, не желая никого тревожить лишний раз.
— Она героиня, ей всё как пламя с саламандры, — фыркнул Спайк в очевидном негодовании, но он ничего не заподозрил, и этого было достаточно.
— Поразительно, где ты обучилась этому? — спросил Санбёрст, сделав записи у себя в блокноте, — магия теней даже выглядит иноземно, фиолетово-зелено-черная...
— Принцесса Селестия показала мне её перед отъездом.
Маг будто не расслышал:
— Книгу? Можно ли её одолжить?
— Магию, не книгу. Она показала мне заклинание и я повторила его.
Санбёрста это так шокировало, что он выронил перо.
— С первого взгляда выучить такое? Но как?!
Если честно, Твайлайт и сама не знала, как у неё это получалось. Она застыла в нерешительности перед самым спуском, не зная, что и сказать.
— Эмоции, — ответила вместо неё Кейденс, — эмоции помогают за секунду усвоить то, на что лучший ум может потратить годы.
— Верно, я подпитывалась эмоциями, — согласилась Твайлайт, чувствуя облегчение от того, что хоть кто-то её понимает. Спайк открыл рот, чтобы расписать всю суть подробнее, но в последний момент передумал. "Верно, Спайк, не стоит уточнять, какие именно эмоции..."
— Санбёрст, я пойду одна...
— Кхм.
— ...мы пойдём со Спайком, а тебя я бы хотела попросить найти в библиотеке "Бессмертие души". Сомбра не стал бы тратить своё время на чтение, если бы это не было связано с его планом высвободить сородичей.
— У него была своя читательская карточка? — вмешалась Лемон Хартс, не введённая в курс дела и от того удивлявшаяся всё больше с каждым новым словом.
— Да, и записей в ней больше, чем у многих других пони.
— Не СтарСвирл, конечно, но зато тысячелетний тиран, поставивший на колени целую Империю... Посмотрим, как мы схожи во вкусах, — невесело хихикнул Санбёрст, — желаю вам удачи.
— Возвращайтесь с хорошими новостями, — сказала в напутствие Кейденс, а Лемон Хартс просто кивнула, не подозревая, какие угрозы могут поджидать друзей на, казалось бы, обычной прогулке.
— Пожалуйста, следите за состоянием Аметист Мазбэри и других кристальных пони, — в ответ попросила Твайлайт, — Память возвращается к ним, кто знает, что ещё они смогут рассказать...
На том и условившись, пони (и дракон) разошлись: кто на дегустацию, кто в объятия книг, а кто — навстречу неизвестности.