Автор рисунка: BonesWolbach

— Но принцесса, почему я должна уйти домой на эти выходные? — надувшись, спросила Твайлайт Спаркл. Селестия улыбнулась кобылке.

— Потому что я и так уже похищала тебя много выходных подряд, и я думаю, что твои родители хотели бы уделить родной дочери немного своего свободного времени.

— Похищали? — переспросила кобылка, склонив головку набок. — Это как?

— Скажем так, я заняла неправомерно много твоего времени, — сказала аликорн, останавливаясь, и кладя копыто на холку кобылки. — Разве тебе не хочется снова увидеться с родителями?

Твайлайт нахмурилась, закусив губу.

— Я просто... мне нравится проводить время с вами!

Селестия усмехнулась.

— И мне тоже нравится быть с тобой. Но я не могу быть единственной пони в твоей жизни, моя дорогая ученица. — Принцесса ухмыльнулась. — И я также знаю, что твой брат вернётся домой на эти выходные. Разве тебе не хочеться снова с ним встретиться?

Твайлайт поджала губы, очевидно обдумывая эти свежие сведения.

— Думаю, да... — малышка притихла, глядя на ментора. — Но откуда вам известно, что он возвращается?

— Я имею в виду, что все новобранцы поедут домой на праздник. — Селестия сделала серьёзное лицо. — Ты ведь знаешь, что в эти выходные День Матери?

Твайлайт покраснела, и не выдала ни слова, словно язык проглотила.

Селестия ахнула:

— Твайлайт Спаркл, только не говори мне, что ты забыла!

— Я не забыла, — резко выпалила кобылка, — я просто... — она стала перекатывать копытце — отвлеклась.

Селестия понимающе улыбнулась.

— А до того, как отвлечься, ты ведь приготовила своей маме подарок?

Фиолетовая единорожка прикусила губу.

— Нет, я не занималась им, до того, как отвлеклась. — Тут её лицо расплылось в широкой и непринуждённой ухмылке. — Вот видите, я не могу пойти домой, потому что... потому что... мама рассердиться на меня за то, что я забыла сделать ей подарок!

Малютка уверенно кивнула, как будто этот аргумент мог поставить точку в этой дискуссии.

Селестия вздохнула.

— Я думаю, твои рассуждения не вполне логичны, Твайли. Если уж на то пошло, то твоя мама рассердится на нас обоих, если я заберу тебя   в этот, возможно самый важный выходной в этом году. — Она одарила свою ученицу мягкой улыбкой. — Как насчёт... как бы ты посмотрела, если бы я дала тебе сегодня особый урок магии?

Это привлекло внимание кобылки и на Селестию уставилась пара внимательных глаз.

— Какой такой урок?

— Обычно я оставляю это для старших учеников, но я думаю, что ты уже в силах совладать с этим. Я собираюсь научить тебя искусству Временного Освещения, при условии, что ты используешь полученные знания, чтобы сделать подарок своей матери. — Принцесса ухмыльнулась. — Ну как?

Твайлайт не раздумывая, быстро кивнула. Малышка всегда жаждала опробовать новое заклинание.

— Конечно, принцесса! — просияла она. Селестия хмыкнула и повернула в сторону от замковой библиотеки, направляясь в свой личный кабинет.

— Я подумала, что это может тебя заинтересовать, — сказала она, оглядываясь через плечо. — Тебе всего семь лет, а ты уже так далеко продвинулась.

Селестии было приятно видеть, как после её слов самооценка кобылки взлетела до небес.

Некоторое время они шагали в относительной тишине, Селестия заслужила пару секунд покоя.

Хотя, с таким пытливым умом, как у её спутницы, это продолжалось недолго.

— Почему пони назвали этот праздник Днём Матери? — внезапно поинтересовалась Твайлайт.

Селестия ухмыльнулась.

— Ну, я давно решила, что матери Эквестрии заслуживают праздника в свою честь. У меня есть все основания полагать, что они являются очень важными пони в нашей жизни.

— Но почему он всегда проходит в один и тот же день каждый год?

— В те далёкие времена премьер-министром была моя дочь, и она решила, что будет разумно выбрать день рождения моего первенца в качестве даты, которую мы будем праздновать, — объяснила Селестия, и слегка самодовольно добавила: — Честно говоря, я бы предпочла отмечать его в мае или июне, но... судьба сложилась иначе.

Твайлайт с благоговением подняла голову:

— Так вы мама?

Селестия нахмурилась:

— Была.

— Были? — единорожка наклонила головку. — Что произошло с вашими жеребятами?

Селестия чуть было не ответила, но вовремя вспомнила, что разговаривает с семилетним ребёнком. Несомненно, блестящей и любознательной семилеткой, но всё же ещё ребёнком. Трудные уроки можно было оставить и на потом. 

— Тысяча лет — это очень долгий срок, — просто сказала Селестия.

— Выходит, вы больше не получаете подарков на День Матери? — спросила Твайлайт.

Селестия покачала головой.

— Боюсь, что дни, когда мне преподносили макароны не только на тарелке остались далеко позади.

Это, казалось, обеспокоило Твайлайт; выражение её мордашки помрачнело, а темп шага замедлился.

— Но, — продолжила Селестия, махнув крылом, чтобы малышка поторопилась и догнала её. — Хорошая новость заключается в том, что теперь я сертифицированный эксперт по изготовлению поделок своими копытами.

Они сделали последний поворот и подошли к королевским покоям, где пара стражников у дверей тут же отдали честь.

— Привет Вега, привет Альтаир, — поздоровалась с ними кобылка, энергично размахивая копытцем.

Вега усмехнулся, преклоняя голову.

— Приветствую, мисс Спаркл.

Такой официальный титул заставил кобылку хихикнуть.

— Принцесса разрешает тебе сегодня прогуливать? — спросил Альтаир, и бросил ухмыляющийся взгляд на Селестию — Никогда бы не подумал, что вы оказываете такое плохое влияние.

— Она даёт мне частный урок! — восторженно прояснила Твайлайт. — Мы собираемся изучать Заклинание Временной Иллюминации.

Вега взъерошил крылья, одарив своего напарника застенчивой улыбкой.

— Звучит как-то заумно.

— Это мне не по силам, — съязвил Альтаир, тыча копытом в свой рог. — Всё, чему я научился, так это держать копьё, и это, можно сказать, и есть вся моя квалификация.

Селестия усмехнулась.

— Твайлайт забыла, что в эти выходные мы отмечаем очень особенную дату. Поэтому, я вызвалась помочь ей с одним проектом декоративно-прикладного искусства.

Альтаир понимающе усмехнулся и кивнул в сторону двери.

— Ну, честно говоря, я бы не смог придумать лучшей причины, чтобы прогулять уроки. — Его рог зажёгся, и  дверь в личные покои Селестии открылась. — Удачно позаниматься.

Вега тем временем задумчиво хлопал глазами.

— Погоди, а что будет в эти выходные?

— День Матери, — ответил Альтаир, приподняв бровь. — Ты ведь не забыл, правда?

Глаза Веги расширились:

— Эээ...

— Может и тебе немного прогулять, Вега? — предложила Селестия, жестом приглашая Твайлайт войти внутрь. — Я знаю, что рядом с дворцом есть несколько очень способных флористов.

— Может быть, — пробормотал Вега. — Но только если Её Высочество не возражает.

— Я уверена, что со мной всё будет в порядке, — поддразнила Селестия. — Только сперва найди Альтаиру кого-нибудь в компанию. Не люблю оставлять его одного, без собеседника.

— Конечно! — воскликнул Вега, отсалютовав, и бросился к казармам.

Уладив с этим, аликорн вступила в свои покои, присоединяясь к Твайлайт. Когда они вошли, фиолетовая пони направилась в зону отдыха, расположенную у окна. Разбросанные подушки утопали в ярком свете, благодаря выходящим на юг окнам, которые всегда дарили либо солнечные лучи, либо лунный свет.

Селестия направилась к сундуку, открыла его, и достала всё необходимое для сегодняшнего урока. В основном это были несколько прозрачных стекол из мифического хрусталя и пара деревянных рам, для их фиксации.

Приблизившись к единорожке, и удерживая одну из панелей в левитации, она спросила:

— Ты знаешь, что это такое, дорогая?

Твайлайт покачала головой.

— Стекло?

— Не совсем, это очень тонкий кристалл, известный как Глассит. Который, будучи обработанным, и правда очень похож на стекло, не так ли? — спросила Селестия, поворачивая панель то одним боком, то другим. — Но в отличие от стекла он гораздо прочнее, поэтому многие пони при производстве отдают ему предпочтение.

Чтобы доказать свою правоту, Селестия с силой метнула Глассит о каменную стену своей комнаты, заставив Твайлайт ахнуть от ужаса. Однако её шок вскоре сменился ноткой удивления, когда кристалл просто отскочил, только для того, чтобы вновь быть захваченным магией Селестии.

— Но у него также есть одно особое свойство, которое делает его исключительно привлекательным для художников, — объяснила Селестия.

Она поднесла панель к глазам кобылки и создала на ней своей магией небольшую, но яркую бусинку света. Используя её,  принцесса начала рисовать на стекле, выписывая своё имя ярко-синим курсивом. Оно ярко пылало, излучая нежный свет.

— Видишь? — спросила она, поднося кусочек Глассита ближе, чтобы Твайлайт могла его рассмотреть.

Фиолетовая кобылка выглядела заинтересованной.

— Так вот для чего используется Временное Заклинание?

Селестия кивнула.

— В то время как сами чары должны существовать только в течение короткого периода времени, Глассит позволяет тебе захватить и сохранить сообщение навсегда. И самое приятное то, что только сотворивший заклинание имеет возможность стереть то, что было написано.

Она повела рогом, стирая текст, как будто это был всего лишь мелок на доске.

Глаза Твайлайт загорелись.

— И как же вы это сделали?

Селестия расположилась рядом со своей ученицей, разложив перед ними всё необходимое.

— Это смесь заклинания освещения и заклинания нагрева, — объяснила она. — Насколько мне известно, ты уже провела своё исследование и хорошо разобралась и в том, и в другом.

Кобылка кивнула.

— И я также предполагаю, что мисс Беллботом начала учить тебя комбинировать заклинания? — спросила Селестия.

Последовал ещё один кивок.

Принцесса подняла одно из стёкол, левитируя его перед Твайлайт.

— Думаешь, у тебя получится скомбинировать эти два заклинания?

Единорожка прикусила губу, но потом быстро кивнула. Она всегда была готова принять вызов — это была та черта, которой восхищалась Селестия.

Вскоре её маленькой рожок стал светиться, словно смесь двух аур, что пытались сплестись воедино. Сначала заклинание было прерывистым, слияния не получалось, и два заклинания боролись одно с другим. Однако Твайлайт, наморщив лоб, заставила противоборствующую магию покориться ей, и соединиться в едином, и куда более ярком свечении.

С большой осторожностью она сформировала свою первую крапинку света, прижимая свой магический огонёк к Гласситу. Её первая попытка была прерывистой и трудно контролируемой, но хорошенько поворча и поёрзав, ей удалось грубо нацарапать своё имя на формочке.

Закончив, её рог всё ещё продолжал шипеть, практически дымясь, сопровождаясь обессиленным вздохом кобылки.

— Очень хорошо для начала! — похвалила малышку Селестия, глядя на светящийся жёлтый шрифт. Тот был очень похож на солнечный свет, который заливал её комнату.

До художественного мастерства здесь было далеко, но то было удовольствие от самого процесса, применение новых знаний и создание чего-то особенного.

Селестия довольно кивнула.

— Вот тебе несколько советов, дорогая. Во-первых, ты можешь контролировать цвет своего отпечатка, просто думая о нём, пока произносишь заклинание. Лично я представляю в уме определённые объекты, и это помогает. Ну, знаешь... апельсины для оранжевого цвета, яблоки для красного, что-то в этом роде. — Затем принцесса подняла копыто. — А во-вторых, чтобы стереть своё сообщение, ты должна думать об отсутствии цвета.

Твайлайт выглядела неуверенной, но кивнула.

— Я думаю, что справлюсь с этим.

Селестия снова протянула ей Глассит, ещё не вполне уверенная, что у единорожки хватит концентрации, чтобы удерживать его и одновременно творить заклинание.

— Чтобы отчётливо представить свой рисунок, попробуй думать о Глассите, как об окне. — Продолжала наставница. — Думай о том, что по ту сторону стекла, а не что на нём.

Кобылка наморщила лоб, направляя своё заклинание. На этот раз две ауры почти мгновенно переплелись, образовав гораздо более мощный луч. С его помощью Твайлайт удалось стереть свою неумелую подпись, вернув кристалл в прежнее состояние.

Сделав это, она засияла, позволив себе гордо улыбнуться.

Эту улыбку Селестия с радостью вернула, кивнув в сторону своей ученицы.

И снова единорожка наморщила лоб, и очень осторожно стала рисовать на стекле, выводя своё имя так тонко, словно воспользовавшись чернильной ручкой. Её новая подпись теперь светилась насыщенным тёмно-фиолетовым цветом и была нарисовано более изящно. Хотя в ней всё ещё чувствовалась неопытность ребёнка.

— Очень хороший результат, Твайлайт, — отметила солнечная богиня, поворачивая кристалл и осматривая прекрасную работу своей подопечной.

Она удерживала его в левитации, показывая кобылке.

— Не хочешь забрать  его и повесить на дверь своей комнаты?

Твайлайт широко и мило улыбнулась:

— Да, мама!

Селестия моргнула, у неё перехватило дыхание.

Неужели Твайлайт только что назвала её мамой?

В то время как Селестия была потрясена произошедшим, сама фиолетовая единорожка похоже полностью остолбенела, прижавши копытце к своему рту.

Малышка и звука из себя не могла выдавить.

Прошло несколько долгих мгновений, прежде чем обстановка немного разрядилась, и она попыталась сформировать слова, но взволнованное дыхание не позволяло ей это сделать.

— Простите, — наконец пропищала Твайлайт.

Принцесса усмехнулась.

— Всё в порядке, дорогая. Ты не первый жеребёнок, который совершил эту ошибку. — Она вздохнула. — Впрочем, возможно это доказывает, что тебе действительно нужно проводить немного больше времени со своей настоящей матерью. — Белая пони улыбнулась и протянула кобылке еще одно пустое стекло. — Вот твоё домашнее задание — создай ещё одну поделку ко Дню Матери. Убедись, что это действительно что-то особенное, чтобы она могла с гордостью повесить её в своём кабинете.

Твайлайт кивнула и осторожно слевитировала кристалл в свою седельную сумку.

Когда он был убран, Селестия взяла рамку и стала обрамлять панель с именем Твайлайт. Когда Глассит встал на место, серия мифических рун, вытравленных по периметру, на мгновение запульсировала синим светом. 

— Рамки тоже очень важны, Твайлайт, — объясняла аликорн. — В то время как магия внутри стекла может быть стёрта только заклинателем, сам кристалл открыт для магических подписей других единорогов. Однако, если ты используешь эту рамку... — она продемонстрировала готовый продукт. — Ни один пони не сможет изменить твою работу.

Твайлайт кивнула и взяла готовое панно, внимательно осмотрев его, прежде чем спрятать в сумку. Затем она взяла вторую рамку, предложенную Селестией.

— Ну, я думаю, что на этом сегодняшний урок заканчивается, — заявила Селестия.

Единорожка нахмурилась.

— Неужели он был таким коротким?

Селестия мягко усмехнулась.

— Это потому что у тебя много самостоятельной работы, которую ты должна закончить прежде, чем завтра вернёшься домой.

Твайлайт кивнула, но продолжала сидеть молча, не спеша уходить.

Для Селестии это было не в новинку. Студентам и впрямь нравилась её компания.

— Что-то случилось, Твайлайт?

Ученица прикусила губу.

— А можно мне взять ещё одно стекло с рамкой, пожалуйста?

Удивленно моргнув, Селестия кивнула и потянулась за своим запасом.

— Конечно, конечно. — Она протянула ученице то, что та просила. — Могу я спросить, для чего?

— Я хотела бы... — Глазки Твайлайт забегали туда-сюда, мгновенно звеня во  все предупреждающие колокольчики Селестии о жеребятах-врунишках. — Я подумала, может сделаю подарок и для Шайни?

— Неужели? — настоятельница приподняла бровь.

Твайлайт поспешно кивнула, слишком быстро.

— Ага! Я уверена, что он бы с радостью получил такую же для своего сундука в казарме.

— И я уверена, что так и будет. — Сказала принцесса, прежде чем кивнуть в сторону двери. — Ну...

Твайлайт поднялась на копытца.

— Да, да, у меня много домашней работы. — Отдав честь, она бросилась к двери. — Хорошего дня, принцесса Селестия.

— Тебе тоже, Твайлайт.

***

Раздался стук в дверь Селестии, заставивший принцессу пробормотать что-то грубое под нос, и вставить закладку в роман, который она пыталась дочитать. Это было захватывающее приключение молодой единорожки и крепкого жеребца-пегаса из колоний. И он уж точно не был одним из тех низкопробных романов, который по  секрету покупали стражники специально для неё.

— Кто это?! — спросила Селестия.

Вега откашлялся.

— Это мисс Спаркл. Похоже она очень настаивает на встрече с вами, Ваше Высочество.

Это, по крайней мере, заставило Селестию улыбнуться.

— О, замечательно, впусти её.

Вокруг двери образовалась аура, после чего та открылась, пропуская молодую кобылку в покои Селестии. Малышка выглядела чрезвычайно гордой собой, своей магией она подтягивала ремни седельной сумки.

— Что-то мне подсказывает, что моя маленькая ученица выполнила домашнее задание? — прокомментировала Селестия, указывая на стул напротив себя и осмотрительно пряча недочитанную книгу.

Твайлайт кивнула.

— Надеюсь, вам это понравится!

Она вскарабкалась на сидение, прибегнув к небольшой помощи Селестии, чтобы восполнить недостаток роста.

Устроившись поудобнее, она открыла седельную сумку и вытащила вставленную в раму поделку из Глассита.

Как и было велено, она сделала первоклассный подарок на День Матери.

На поверхности было написано имя Твайлайт Вельвет, слегка угловатым шрифтом, причём каждая буква отличалась цветом. Вокруг имени были грубые наброски двух пони. Одной из них явно была Твайлайт, а другой, очевидно, был её брат, хотя Селестия ещё не имела удовольствия лично с ним познакомится. Остальное свободное пространство было заполнено звёздами, сердечками, и другими миловидными символами.

— Это просто очаровательно, Твайли, — сказала Селестия с тёплой улыбкой. — Уверена, ей это понравится.

Единорожка широко и мило улыбнулась.

— Вы так думаете?

— Конечно, дорогая. Хочешь, я могу попросить прислугу завернуть её для тебя.

— Это было бы... неплохо, — замешкалась Твайлайт, поглядывая на свою седельную сумку. — Хотя, я сделала ещё кое-что.

Селестия заинтересованно наблюдала со своего места, как Твайлайт достаёт из сумки ещё один предмет.

— И что же это?

Оттуда показалось ещё одна работа из Глассита.

Принцесса Селестия.

Солнечная принцесса ошеломлённо уставилась на картину, оценивая всё, что было сделано. Надпись всё ещё была грубоватой, но она была написана нежно-розовым, что напоминало былой цвет её шёрстки. В левом верхнем углу располагалось большое жёлтое солнце, а в правом нижнем — пара составленных из палочек фигурок, символизирующих двух пони. Одна из них была маленькая пурпурная кобылка-единорог, которую нянчил гордый белый аликорн.

Селестия заставила себя закрыть рот, поняв, что тот был непроизвольно распахнут. Потребовалось какое-то время, чтобы её слова вырвались наружу, настолько был велик шок от того, как сильно этот жест застал её врасплох.

— Вам нравится? — с надеждой спросила Твайлайт.

Селестия кивнула, всё ещё погружённая в свои мысли, и наконец проглотила комок в горле.

— Я люблю её, Твайлайт.

Это только усилило улыбку кобылки.

— Я просто вспомнила, как вы мне говорили, что не получаете подарков на День Матери, и, ну... я знаю, вы сказали, что вы не моя мама, но... иногда, вы так на неё похожи, и... — Твайлайт потёрла переднюю ножку. — Просто мне хотелось убедиться, что вы тоже получите что-то на День Матери!

Селестия отвернулась, осторожно вытирая слёзы с глаз. Не хватало ещё расплакаться перед кобылкой.

— Спасибо тебе большое, Твайлайт, — наконец произнесла Селестия, надеясь, что её голос звучит не слишком натянуто.

Когда она оглянулась и увидела кобылку, та сидела с таким гордым видом, что у принцессы защемило сердце.

— Твой подарок очень хороший, дорогая, — сказала Селестия, проводя копытом по поверхности Глассита.

Он напомнил ей дюжину жеребят и сотню внучат. Всех, кого давно уже нет, и чьи потомки уже никогда не посетят свою пра-пра-пра-без счету-пра-бабушку.

— На самом деле, она настолько хороша, что... — Селестия громко откашлялась. — Альтаир!

— Да, Ваше Высочество? — спросил единорог, заглядывая в комнату.

Селестия поднесла левитацией рамку с Гласситом.

— Посмотри, что Твайлайт сделала для меня!

Альтаир просиял, улыбаясь маленькой кобылке, которая вся покраснела до ушей.

— Хорошая работа, дитя.

— Спасибо, мистер Альтаир.

Принцесса кивнула в его сторону.

— Не мог бы ты вмонтировать крючок в мою дверь, чтобы я могла повесить эту картину?

Отсалютовав, Альтаир вышел из комнаты, вероятно, направляясь к ближайшему шкафу с инструментами.

— Я действительно тронута тем, что ты сделала это для меня, Твайлайт, — произнесла Селестия. — Должно быть, у тебя ушла уйма времени, чтобы приготовить две картины.

Единорожка нервно усмехнулась.

— Ну, я могла лечь спать немного позже положенного.

— Понимаю. — Принцесса ухмыльнулась. — Хорошо, я сделаю вид, что не слышала, что ты это сказала. — Она вздохнула, продолжая водить копытом по рисунку. — Твайлайт...

— Да, принцесса Селестия? — спросила кобылка.

Селестия стиснула зубы, пытаясь придумать, как лучше всего это выразить. Но в конце концов, не было лучшего способа, чем просто сказать об этом.

— Я... Я люблю тебя, — сказала она.

Твайлайт усмехнулась.

— И я вас тоже люблю, принцесса Селестия!

Комментарии (10)

+4

Очень трогательно. Даже пробило на слезу...

Gamer_Luna
Gamer_Luna
#1
+1

Спасибо, рад, что понравилось)

NovemberDragon
NovemberDragon
#3
+5

Чудесный рассказ: трогательный, эмоциональный и пропитанный детской любовью. Самое то, чтобы наконец отвлечься от ужасного чтива Хеллфайра. Спасибо тебе автор. Это определенно заслуживает высшей оценки.

Рейфлайр
#2
0

Приятно это слышать! Люблю такие рассказы, порой перевожу, как этот, например. Благодарю!

NovemberDragon
NovemberDragon
#4
+1

Милотаааа... Похоже на фик "Истории маленькой Твайки".

Кайт Ши
Кайт Ши
#5
0

Спасибо)

NovemberDragon
NovemberDragon
#6
+3

Опять годноту заносят... хотя у вас товарищ NovemberDragon, просто другого не бывает! Спасибо большое!

LovePonyLyra
LovePonyLyra
#7
+1

Рад стараться) Приятно слышать такие слова!

NovemberDragon
NovemberDragon
#8
+1

Действительно тронуло!
Спасибо за милую вещь!

RaRiz
RaRiz
#9
0

Всегда пожалуйста)

NovemberDragon
NovemberDragon
#10
Авторизуйтесь для отправки комментария.