Автор рисунка: aJVL
Глава 48: 13 августа Эпилог: Интервью

Глава 49: 14 августа

Да, да, глаза не обманывают, это действительно ещё одна глава Последнего Пони, написанная через четыре года после окончания книги. Вот такой у этой книги злой автор.
Глава написана в честь издания книги на бумаге на родном языке — https://www.indiegogo.com/projects/last-pony-on-earth-hardcover-print#/ — вот тут можно заказать (кто успеет). Так получилось, что перевод был издан на два года раньше. %)
Ну а для полного праздника — у Основателей тоже появилась дополнительная глава.

Дорогой дневник.

Сегодня был первый день моей жизни в Александрии. Не в Париже, штат Иллинойс (вполне нормальное название совершенно обыкновенного городка в дальнем медвежьем углу, которому совершенно не нужно другое). Если б я не знала, почему они выбрали именно это название, оно бы, наверное, меня не так бесило.

Но неважно, переживу. Через несколько лет тут соберётся столько пони, что наша текущая численность будет на общем фоне мелким прыщом, и никто и не вспомнит, откуда взялось это название. Будут думать, что из-за библиотеки. Господи, надеюсь, что нет. Если эти книги сгорят, докуда мы как вид опустимся?

С утра я немного времени потратила чтобы пройтись через всё собрание, между всех этих странных полок в потустороннем месте, которое для нас эквестрийцы построили. Там есть кое-что действительно интересное – и, в перспективе, местами очень полезное для цивилизации не-пони и не-людей. Например, управление погодой – в Эквестрии никогда не бывает неурожаев или природных катастроф, потому что всё идёт по расписанию. Уверена, что есть какое-то количество народу, которое нам потребуется, чтобы это всё заработало. Но не то чтобы нам надо остановить все ураганы на планете. Достаточно только вокруг Александрии.

Только нам и это не нужно. Знаешь, какие тут бывают погодные напасти? Никаких. Зимой идёт снег, весной дождь, а летом немножко жарковато. С точки зрения климата, есть очень хорошая причина, по которой всё вокруг нас покрыто загибающимися без присмотра полями. Места тут плодородные. Конечно, надо будет что-то подкорректировать в ротации посевов и прочей скучной ерунде, о которой я буду думать только когда не останется магазинов, которые можно выпотрошить на предмет пачек чипсов и банок с вегетарианским чили.

Как думаешь, чем Ромул и Рэм занимались в день, когда основали Рим? Или… погоди, он вроде был основан после того, как один из них умер? Надо будет почитать. Как прочитаю, уже не забуду. Не смогу, потому что таковы новые правила моей жизни. Каждый факт застревает в голове навеки. Не очень понимаю, как оно связано с моей надеждой о том, что род человеческий не будет забыт. Я всего лишь одна пони, и я не вечная. Кто будет помнить человечество, когда меня уже не будет?

Надеюсь, что кто-нибудь, кого труднее отвлечь.

День мы начали не с дуэлей насмерть, даже ненастоящих, в Скайриме. Погоди… там же вроде мультиплеера нет. Извини, Джо, но мне не стыдно.

Сначала план был выбрать дом побольше и всем там вместе жить, потому что так эффективнее всего. Один большой центральный кондиционер на лето, одно центральное отопление на зиму, и всем хорошо. Электричество можно немножко подшаманить, можно было бы даже и не немножко, будь у нас настоящий электрик. А вот с водопроводом сложнее. Совсем не моя область, а тут ещё и руки-обрубки мешаются. Джо может быть мог бы что-то сделать, если бы его можно было убедить что-нибудь сделать.

Ладно, это я преувеличиваю. Над одним он работать готов. Когда я принесла ему книгу заклинаний из библиотеки, он в неё тут же вцепился. Сказал, что «есть некоторые интересные перспективы в базовой структуре последовательностей рун». Что-то такое. Звучало очень заумно, поэтому, признаюсь честно, я его не слушала.

Так вот, планы у меня был на один дом, но хватило этого плана всего на одну ночь. Этот… шум дал нам понять, что Джо и Мория никакой скромности со своими отношениями придерживаться не собираются. И эти звуки я тоже теперь не забуду. НИКОГДА.

Но с другой стороны, Адриан вроде как и не член нашей коммуны, по крайней мере, он отказывается согласиться с нами остаться, поэтому продолжает жить в своей машине. Полагаю, мне его винить не в чем, да и ничего из наших припасов он не использует, так что… ладно, он ни на что не влияет. Но раз Джо и Мория напрочь отказываются вести себя потише, они решили хлопнуть дверью и найти себе другое место для житья. Потом Оливер заявил, что лучше ему жить там, где мы разместим клинику, которая возможно когда-нибудь станет больницей, чтобы всегда быть рядом с пациентами и не бегать к ним через весь город. Поэтому он приглядел ещё один дом, а в этом остались Клауди, я и собакен.

Полагаю, это не конец света, вот только такой громадный дом на нас двоих смотрится совершенно по-дурацки. Мы и спальню-то используем всего одну, зачем нам ещё пять? Три морозилки нам тоже ни к чему, да и четыре туалета это перебор. Если думаешь, что ты бы наслаждался бы всей этой роскошью, вспомни, что моя голова примерно на половине той высоты, на которой должна была бы быть, и выглядит всё так, как будто я поселилась в царстве великанов. Совершенно нет ощущения роскоши, скорее, чувствую себя так, как будто в чужой дом вломилась. И фотографии пропавших людей, которые повсюду висят, совершенно мне в этом не помогают.

Так что мы решили – точнее, я решила, а Клауди со мной согласилась, потому что соглашаться с чужими решениями – в этом вся Клауди. Её подобные вещи, судя по всему, не беспокоят, и я знаю, что она всё ещё дуется на Джозефа. Прошлая ночь ей об этом хорошенько напомнила, в этом я не сомневаюсь.

В общем, вместо простых домов мы будем искать дома на колёсах. Мы бы без них сюда даже добраться бы не сумели, поэтому продолжать их использовать имеет смысл. И если все будут ими пользоваться – убедить других в этом не должно быть слишком сложно – мы, наверное, можем все их подключить к сети трейлерной стоянки и так их все снабжать. Отключить все лишние трейлеры в парке будет куда проще, чем обойти весь город, отключая все дома, чтобы предотвратить утечки.

Оливера идея не очень огорчила, он сказал, что всё равно потом переберётся в настоящую больницу. Прямо сейчас у него есть грузовик с лекарствами, который работает от солнечных батарей, и это здорово, но если город вырастет, больница ему понадобится.

– Нельзя просто решить, что не будешь болеть, не поранишься и сможешь просто заниматься другими вещами. Медицинская помощь всегда нужна неожиданно. Кто-то упал, у кого-то инфаркт, и в этот момент тебе очень хочется, чтобы всё было заранее подготовлено. Где мой операционный стол? Кто будет моими медсёстрами?

– Я, – ответила я, потому что упрямая, а ещё потому, что так я смогу с ним проводить больше времени. Ну и потому, что спорила и не хотела оказаться неправой. – Можем подготовить большой трейлер. Если понадоблюсь – буду неподалёку.

– У тебя опыта нет, – возразил он. – И я не уверен, что ты достаточно, эм… высокая.

– Достаточно! – я встала на задние ноги, и держусь я на них куда лучше, чем у него когда-нибудь получится. Я в Эквестрии была, я теперь всем могу показать, если надо. – Видишь? Достану везде, где достанешь ты. И я всё помню про… медсестрирование?

– Ладно, – но это было скорей «ладно, мне надоело спорить», а не «ты права, Алекс, я должен был догадаться, какие я глупости говорю». Оливер иногда бывает просто…

По крайней мере, Джо и Мория со мной спорить не стали. Мория хочет доехать до Чикаго и пригнать оттуда что-нибудь новенькое и понавороченнее, раз уж жить придётся в мобильном доме. «Сорокофут». Я и не знала, что они такие здоровенные бывают. Ну и разумеется, сама она его сюда не поведёт, потому что боится водить что-то больше пикапа.

Естественно, дома весь день не заняли, это просто мой первый кошмар. Есть ещё много мелких деталей, которые тоже надо будет порешать.

После завтрака мы с Клауди отправились проверить коров. Заезд поперёк страны их утомил – оказывается, животным трудно переезжать на такие расстояния, и в этом отношении ничего не изменилось. В Эквестрии я как-то встретилась с коровой, и она со мной поговорила. По крайней мере, я теперь знаю, но я не вынужденный веган. Половину того, что мы готовим, без молока есть не станешь.

Но у коров, судя по всему, всё хорошо. Ну, насколько оно может быть хорошо у коров. Я спросила у Клауди что вообще коровам нужно – и она даже предложила поселить их в домах, как нас. Ну типа они могут захотеть себе трейлеры вроде наших. Мне пришлось указать на очевидную проблему с такими желаниями – например, то, что они весят по полтонны и просто влезть в большинство трейлеров, не проломив пол, не смогут.

Вообще, если подумать, наши отношения с коровами просто поразительны – мы ведь настолько меньше. Люди хоть бывали очень большими, и многие вещи, связанные с коровами, делали верхом на лошадях. Или это я про дикий запад думаю?

Домов мы им не дали, даже не пообещали, что дадим. В озере достаточно воды для них, а трава вокруг без людей конкретно разрослась. Нет, честное слово, живущие поблизости живые газонокосилки нам очень кстати. Всё, что нам нужно делать для коров – вовремя их доить, что, как по мне, идеально, потому что нам от них больше ничего и не надо. Стейки мы делать не собираемся, раз уж нас от одного запаха выворачивает.

Даже если бы мы всё ещё могли их есть, не думаю, что у меня бы получилось. Не после того, как я поговорила с той коровой в Эквестрии. Есть их будет как бургер из неандертальца. Нет уж, спасибо.

Клауди перелетела озеро, опять выпендривается. Полагаю, особо удивляться нечему, я бы то же самое сделала, если бы умела летать. Пусть даже крылья не такие практичные, как магия. Она летела, а я смотрела. Она очень грациозна, куда мне до неё. Думаю, это больше от того, что она такой родилась, а я только недавно стала.

Мория нас там и нашла, портить настроение – её талант. Сказала, что нашла признаки того, что где-то в городе утечка газа – оказывается, где-то установлен общая газовая цистерна для всех жителей, и у кого-то во время События была зажжена плита.

Пришлось искать – сам газ обычно уносит ветром, но если утечка внутри строения, то оно превращается в бомбу, готовую спалить весь город. Мне не хочется терять ещё один дом прежде, чем он по-настоящему стал нашим.

Так что мы достали муниципальные карты, запрыгнули в новенький фургон Мории и отправились к газораспределительной станции. С собой на всякий случай захватили комплект аккумуляторов, хоть и не могли предсказать, что их хватит. Оказалось, они нам не потребовались. Для отключения системы без электричества предусмотрены специальные процедуры.

Когда с этим управились, время уже шло к обеду, так что мы направились назад. Саму утечку нам не найти, будем молиться, что газ улетучится раньше, чем его найдёт шальная искра.

Не знаю, куда девалась Клауди, но меня нашёл Оливер и сказал, что приготовил мне обед. Когда я направилась позвать остальных, он как-то странно на меня посмотрел и сказал, что готовил только для меня. Но я с ним спорить и не собиралась – я имею в виду, ты на него только посмотри!

Оказалось, он прошёлся по всему городу, собирая «дикую зелень». Не просто подстриженную траву, хотя я могла так об этом подумать пару месяцев назад. Но он меня научил. Это салаты, то, что сторонники здорового образа жизни ели до События. А теперь мы все их едим куда больше.

Но он добавил к ним немного консервированных апельсинов, чтобы на вкус были не такими пресными, и какую-то заправку, какую я никогда раньше не пробовала.

Мне подумалось, что не стоит его спрашивать, почему он остальных не позвал. Моя версия – он не смог приготовить достаточно для всех, и он решил, что я больше всех работаю. Ну, в этом-то он точно не ошибся.

А может, это что-то вроде солидарности всех земнопони. Нам достались все минусы и никаких крутых способностей. Ни магии, ни полётов, ни даже ночного зрения, как у тех крутых ночных пони из Эквестрии. Только обрубки-руки, крохотный размер и конский рот.

Салат, впрочем, получился хороший, и я не постеснялась его поблагодарить. Куда лучше того, что можно найти в консервной банке. Я ему сказала, что он, наверное, может сделать себе больницу, если подождёт, пока мы разберёмся с подключением мобильных домов к общей сети. Нам же там жить, в конце концов. Он со мной спорить не стал.

Потом Джо захотел поговорить о магии – клялся и божился, что нашёл какую-то «дыру» в книжке, что-то, что пони не заметили. Не уверена, что он имел в виду. Если и был какой-то хитрый способ использовать магию, я уверена, что эквестрийцы его знали. У них на ней весь мир вертится.

Но Джо есть Джо, и он будет биться о книгу пока что-нибудь себе не сломает. Я подумала, что это ситуация вроде той, когда надо резко оторвать пластырь, поэтому отобрала у него книгу, пошла в библиотеку и принесла ему кое-что другое.

Видишь ли, там есть несколько книг, которые я не должна показывать другим поселениям – книги, которые, как я думаю, предназначены лично для меня. Но неважно, Твайлайт мне не начальник.

У запретных книг корешки красные, а не коричневые, и они спрятаны в секретном отсеке. Не от меня секретном, но… если кто-нибудь вломится в библиотеку, от них будет секретным.

Конкретно этот томик был самым неприятным из всех: «Ужасы креативной тауматургии: Жизнь и Силы.» Чтобы эта фигня не значила. Даже надписи на обложки были не на английском, кроме названия. Внутри книги в основном были таблицы и плотные параграфы истории.

Я дала книгу Джо:

– Листай прямо на высший уровень, – сказала я ему. – Там написано, почему твоя идея не сработает.

Думаю, он правда поверил, что я прочитала книгу, потому что у него как будто на лице лампочку выключили. Он хмуро кивнул, взял свою бумажку и книгу, и куда-то убежал. Сегодня он мне больше не попадался.

Первый день Александрии закончился не военным парадом, подписанием громадного свитка и вручением громадного ключа, и… не знаю, может, выдумать какой-нибудь красивый ритуал? Цивилизация живёт и умирает на своих традициях, по крайней мере, так говорят. Поэтому, традиции нам нужны. Мы можем попытаться сохранить американские. Я хочу конституцию, она кажется хорошей идеей. Но честно ли её писать, пока нас так мало? Это как старые ассоциации домовладельцев делали, когда в новом районе купили ещё только несколько домов, собраться и таким «большинством» принять правила, и не успеешь оглянуться, как за неподстриженный газон выкатывают штраф в 500 долларов.

Мы пока даже не уверены, сколько осталось народу. По моим прикидкам… честно говоря, просто от балды. Но если смотреть на примере Лос-Анжелеса, сколько я там людей нашла, и сколько их там было, я прикинула, что во всей стране сейчас от пяти сотен до тысячи.

Это в семь раз больше, чем раньше жило в Париже, и почти все они сейчас не здесь. Кого-то, наверное, сожрали гепарды. Или… просто с голоду умерли.

Сегодня я ничего нового не придумала, зато на ночь устроилась с Клауди. В нашем безумно большом доме, потому что все разбрелись по своим делам. Только мы и старая настольная игра, которую мы нашли в шкафчике. Кэнди Лэнд и игрой-то назвать сложно, но если на все квадраты выложить конфеты, то довольно весело.

На картинке – масштаб, в котором оно бы было действительно весело.

И на этом всё. Клауди уже в постели, и мне, пожалуй, тоже пора. Катастроф никаких пока не случилось, но пока ничего толком не случилось. Александрия ещё совсем новенькая. Кто знает, что мы с ней сделаем?

– Алекс.

...