Фолианты старых Магов

Новая серия рассказов, в которых история будет вращаться вокруг древних живых книг - Аэтаслибрумов, оставленных в наследство древними магами. Одни из них исполнены света, в других затаилась тьма, третьи впитали в себя тепло леса и прохладу озёр. Каждая из этих книг так или иначе попалась в копытца правителей, магов или обычных пони, меняя их судьбу. Некоторые пропали во времени, другие оказались в руинах и были откопаны любителями сокровищ и искателями приключений. Но некоторые… перестали существовать, выполнив одно сильное желание. С истории об одной такой книге, начнётся эта серия...

Другие пони ОС - пони

Клятва

Кто мог предположить, какое чудовище скрывается под маской самой веселой пони Понивилля? И что же порождает таких чудовищ в душах совершенно обычных пони? Теперь Пинкамине Диане Пай предстоит нелегкий путь к искуплению своего страшного греха. *** Самое страшное наказание последует от твоей совести.

Пинки Пай ОС - пони Мод Пай

Золотое солнышко

В процессе написания "Летописей", где Селестия была показана как великая, мудрая правительница, чье желание, мечта и главная цель - оберегать пони, ей доверяющим, я понял, что такое существо обречено на одиночество. Многие годы ты наблюдаешь, как твои маленькие пони влюбляются, ходят на свидания, запираются и задёргивают шторы, уединяясь, а затем в этом мире появляются маленькие жеребята - цветы жизни; и ты желаешь, принцесса, чтобы с тобой случилось такое же чудо. Так пусть же оно случится!

Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки

Вишенка

Зарисовка по Черри Берри.

Другие пони

Огненные крылья

Версия 3.1. "Однажды, в волшебной стране Эквестрии". Да, многие помнят эту фразу. Но что, если Эквестрия - не такая уж и волшебная? Что, если всё, происходящее там, может быть объяснено с околонаучных позиций? Что, если Эквестрия - далёкое будущее нашей планеты?

Принцесса Луна ОС - пони

Грифонская ярость

Триста лет назад закончилась Речная война - длительный и тяжёлый военный конфликт, оставивший глубокий след в памяти всех его участников. Десятилетия кровопролитных сражений, грабежа и смертоубийства разорили Речноземье и сильно подкосили богатство Грифонской Империи, так и не сумевшей взять верх над восточными странами. Казалось, что обе стороны исчерпали претензии друг к другу, и долгое время так всё и было. Однако, долгое затишье сменилось новой грозой, куда более чудовищной, чем прежняя. Мир уже почти целый год полыхает во всеобщей войне, и старые раны вновь начинают открываться...

Другие пони Чейнджлинги

Я грежу о Луне

У Жени возникли понячьи проблемы. Флаттершай преследует его, Твайлайт пытается с ним экспериментировать, и он пытается драться с охотой сна с тех пор как он встретил Луну на званом ужине на предыдущей неделе. Затворническая Принцесса Ночи проявляет к нему нездоровый интерес и вторгается в его сны! Благодаря махинациям Луны в деле хождения по снам, Женя теперь должен бороться с метеорами судного дня, отвратительными тварями и мучительными испытаниями, к дополнению к растущему стаду чрезмерно влюбчивых кобыл, преследующих его в повседневной жизни. Линия между грёзами и реальностью размывается, оставляя бедного человека-поселенца Понивилля с нуждой об умиротворённости и тишине.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Эплджек Принцесса Луна Человеки

Долго и счастливо/ Happily Ever After

После ухода друзей, Пинки прибирает вечеринку и вспоминает счастливые времена.

Пинки Пай

Даск Шайн в поисках счастья

Даск Шайна послали в Понивилль, чтобы он изучал дружбу. Но сможет ли жеребец, который не познал дружбы познать любовь? Очередная история о Даск Шайне и его гареме, но с моим видением, юмором и приключением. P.S: здесь будут мои рисунки. Это не комикс, просто пара скетчей на главу. (*Это было переведённое оригинальное описание автора фанфика*)

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия ОС - пони

Симуляция

Твайлайт Спаркл сожалеет о своем ужасном признании. Рарити в шутку предлагает простое и элегантное решение - расстаться и попробовать еще раз. Она не ожидала, что Твайлайт согласится.

Твайлайт Спаркл Рэрити Другие пони

Автор рисунка: BonesWolbach
Глава шестая, в которой герой познаёт магию и свою напарницу

Глава седьмая, в которой герой попадает в Ловушку Душ

Герой приходит в Эллизиум и узнаёт о себе крайне неприятную новость.

Покинув границы фермерских усадьб при Коллегиуме, напарница повернула куда-то на юг, судя по моей карте, к какой-то транспортной развязке, видимо, до этого Лунного сообщества проще добраться было именно по этой дороге. Если, конечно, оно не располагалась вот прямо там. Всю дорогу мы провели в молчании, в частности потому, что я размышлял над тем, что произошло, несмотря на совет напарницы действовать обратным образом. Но мне это не давало покоя, что это было и почему именно эти мысли? От предположений и догадок кружилось голова, это не мой мир, я нихуя не знаю об особенностях бытия пони и лишь начал постигать тайную силу этого мира — магию, на которую можно было списать всё произошедшее. Но почему? Какое дело этой самой магии о том, что я думаю? Она же инструмент, а не разумное существо, ведь так? Ответов я не получу. Осталось ждать, пока моя проводница протрезвеет. А это дело не быстрое, литр крепкого виски в одну харю это, конечно, не много, но порядочно. Как назло, весь детоксин пропал и заменился этим “фиксером”.

Наше неспешное путешествие прервало появление красных меток.

— А это, я так полагаю, обещанные “фрикадельки”. — Тоже заметила приближающиеся неприятности Фуллхаус. — Лишь бы не парадоры и некроспрайты, остальное не так страшно.

— Парадоры? Это, случаем, не большие мухи с крепкими жалами и очень смертельным ядом? — Вздернул я бровь, ибо вспомнились кассадоры.

— Добавь к этому большую вёрткость, зверский голод, и нападение всем роем. — Подтвердила мои догадки напарница.

— Да это кассадоры. Все пункты соблюдены. Кто такие эти некроспрайты даже представить страшно.

— Вычти ядовитое жало, уменьши размер до вишневой косточки, но добавь весьма неприятный пункт, что убить их не получится, только отогнать. — И чего такую мелочь то боятся, которая даже не ядовитая? Но пунктик про неубиваемость меня насторожил, но тут и не такое возможно, если даже магия способна вызвать головную боль от одной неправильной мысли.

Розовая пони в моей голове, о которой я уже успел забыть, нацепила на себя целую кучу музыкальных инструментов и начала с энтузиазмом на них играть, правда, без звука. Но, кажется, она хотела о чём то подсказать, но о чём? Спросить мою пьяную напарницу? Похоже на идею.

— Неловко говорить. — Неловким тоном начал я. — Но, кажется, у меня где-то на грани воображения есть розовая пони как на статуэтке и она изображает из себя человека-оркестра… или, что для вас более понятно, пони-оркестр.

— Парад параспрайтов? Ну конечно же! — Она хлопнула себя по лбу. — Розовая[1], ты Гений!

— Кто такая эта Розовая? — Но Фуллхаус приподняла ногу в жесте “погоди” и сверкнула рогом. Её наножный прибор вдруг начал играть задорный марш, и она уже смело продолжила путь по дороге.

Не знаю кем были эти штуки до войны, сейчас же я видел мелкие шарики в таком количестве, что их хватило, чтоб съесть десять таких, как мы с моей напарницей. Почему именно съесть? Потому что напарница не говорила, что они лишены прожорливости кассадоров, она вычеркнула только яд и изменила размер. Шарики порхали в воздухе, будто вальсируя, от их обжорства нас с напарницей ограждала, видимо, играющая мелодия. Что ж, присоединюсь к мнению наёмницы, кем бы не была воображаемая розовая кобылка, она подала гениальную идею как нам миновать, несомненно, некроспрайтов, без того, чтобы нас съели за минуту.

Миновали мы их не быстро, но миновали без проблем. И слава богу. Фуллхаус несколько раз останавливалась, шевелила ушами, вновь продолжала путь и лишь после третьего раза выключила уже набившую оскомину мелодию, нет, она нас спасла, но слушать её уже полчаса подряд кому угодно надоест.

— Так что за Розовенькая? — Наконец спросил я, когда мы закончили.

— Довоенная пони, — Пустилась в объяснения напарница. — была воплощением Радости, обладала ну просто феноменальным чутьём на неприятности и умела из них выходить почти без последствий, Главная в Министерстве Морали. И всё это великая и неповторимая Розовая Булочка[2], в твоих сумках магически артефакт с отпечатком её души, что и обуславливает её появление в твоей голове.

Я лишь опять упал в припадке смеха. От нелепости их имен.

— Розовая… Булочка… СЕРЬЁЗНО?! — Ну почему у них такие нелепые имена и названия?! На голову упала очередная “наковальня”, а всю мою веселость придавило упавшим вслед “роялем”. В метафорическом смысле. — Так это… ау… Еще странней… — Так это была ты, воображаемая пони?!

Розовая пони в моей голове похлопала ресницами, будто не понимая, о чём я вообще спрашиваю. Ясно, не она.

— Это уже не нормально. — Резюмировал я, потирая голову. — Больше обычного.

— Это произошло снова? — Выделила Фуллхаус интонацией первое слово.

— Ага. Снова. Как там твоя трезвость? Ментаты помогли? — Я забыл сказать, что сразу после нашего дальнейшего отбытия, я дал ей еще ментаты, как она и попросила. Или как они тут называются.

— Острота ума ещё не показатель трезвости. — Сказала Фуллхаус. — В менталистике нет мага опасней, чем пьяный маг.

— Да-да, я помню. — Закатил я глаза, все также потирая вески. — Просто спрашиваю.

— Я протрезвею ближе к вечеру, быстрее никак, у меня нет имплантов для ускоренного расщепления токсинов. — У нас таких имплантов нет. Даже жаль. — Если на то пошло, у меня вообще их нет, они мне без надобности. Я и без них достаточно крута.

— Да-да. — Повторил я в который раз. Дальнейший путь мы продолжили опять молча. Что же это такое?

Добравшись до транспортной развязки нескольких дорог, мы пошли по шоссе, дорожный указатель которого уведомляло, что через километр будет поворот на Эллизиум, чем бы он там ни являлся. Даже спрашивать не буду, что это. Через этот самый километр мы сошли с шоссе и пошли по второстепенной дороге куда-то на запад, шли так примерно полдня, пока не натолкнулись на очередной указатель. “Элизиум, население 1043 жителя” — было перечёркнуто чёрной краской, поверх было намалёвано фиолетовой краской: “Лунное сообщество” и ещё ниже приписка красной краской: “Находится под защитой Королевы Виски”. Чтобы прочитать это мне потребовалось достаточно усилий.

— Королева Виски? — Вздернул я бровь от столь нелепого прозвища. Настолько нелепого, что на меня не свалилось ничего.

— Агась, Здесь БиДжей прославилась именно в таком качестве. — В голосе почти не осталось весёлых ноток опьянения.

— Ну и ладно. — Безразлично пожал я плечи, когда понял, кому принадлежит это прозвище. Я-то думал, а это опять одна из местных легенд. — Вижу, ты почти в норме.

— В городе старайся не отставать, потом ты меня вряд ли найдешь, помимо того, что там наш офис, там селятся подражатели, которых перевоспитывают, чтобы они начали искать свой путь.

— Окей, веди. — Все также безразлично пожал я плечами.

Старые развалины ферм перемежались с их рабочими товарками, и все они располагались весьма плотно, делая контраст более свободным просторам Коллегиума. Тут и там виднелись целая куча похожих пони, в основном, я видел серых единорожек с меткой Пип-Боя, но и подражателей ходячей карточной игры тут хватало, да уж, напарница не шутила, что их тут много. Их тут не просто много, их тут очень много. Целая армия рабочих ру… копыт. Хорошо, что Химера выделялась полицейскими очками, броней и своим наножным прибором. У большинства клонов этой местной героини даже одежды то не было.

Развалины сменились покрытой трещинами дорогой, что извивалась в сторону водохранилища. Мёртвые деревья, подобно копьям, возвышались над местностью. Большое количество их покореженных черных стволов лежало кучами и связками в воде. Как домой попал. Рядом с этими островками концентрированного упадка были вбиты таблички с красным восклицательным знаком. И, я так полагаю, не зря, дерево было в основном пригодным для использования, но его предпочли оставить там, где оно лежит. Что-то в этих деревьях было опасного и вряд ли это было остаточное магическое излучение. Порча? А хуй его знает! Вполне возможно.

Мы приближались к массивным стенам сваренных из металлолома при помощи магии и такой-то матери. Две внушительные башни стояли по бокам от входа и ещё несколько были расположены вдоль всего периметра стен. Как только мы достигли парадного входа, кто-то начал бешено бить в набат, а часовые бросились занимать боевые позиции, впрочем, увидев, кто пришел к их стенам крикнули: “отставить, это Охранница” и начали отпирать ворота. На их металлической поверхности всё ещё был виден абрис золотого листа.

Служба оповещения поставлена, что называется, на “ять”. Интересно, а они серьёзно думали, что это сама ходячая карточная игра или все-таки поняли, что это Играющая.

— Добро пожаловать в Лунное сообщество, вы по коронному вопросу или просто поиграть в карты? — Спросил нас хорошо вооруженный синий единорог у входа.

— Я не в настрое принимать корону, так что просто поиграть в карты, — Ответила Фуллхаус на сей странный вопрос. — Пусть Великолепный дальше во всем сам разбирается, у меня сейчас нет времени участвовать в политике.

— Где офис ты и сама знаешь, Играющая. — Видимо, это были своеобразные пароли и отзывы. Очень своеобразные. Хотя бы на меня никакого внимания. И то хорошо. Ведь местным есть дело до каждого.

В центре своеобразного форта возвышалась статуя в полный рост, уже виденная мной там, где я начал свой путь в этой безумной версии моего мира. Но здесь она изображалась без своей группы поддержки и, кроме того, что были переданы все детали, памятник был ещё и окрашен, отличалась статуя от Химеры, кроме полной кибернизации, только тем, что на голове была напялена корона, сделанная из бутылок виски. Осматривать дальше я не стал, смысл мне осматривать какую-то статую какой-то личности? Я, между прочим, даже статую Выходца никогда не рассматривал в подробностях. Подумаешь, эта личность много всего сделала, мне от этого ни тепло, ни холодно.

Повернув в сторону от большого коттеджа в центре форта, Фуллхаус повела меня в сторону небольшого здания с казино, не, я не шучу, это выглядело как казино, оно шумело как казино, так почему бы этому зданию не быть казино? После снов у меня яркое неприятие казино, но нужно переселить себя. Ведь, я так полагаю, Штаб Играющих располагается именно там. Во внутреннем дворе почти не было народу, все либо трудились на фермах, либо сидели в коттедже или казино. Охране со стен же не было дела до тех, кто перемещался внутри охраняемой территории. Открыв дверь казино, я увидел первого в своей жизни живого киборга, она работала за стойкой регистратора. И опять, чёрт возьми, это был подражатель карточной игры, выглядела почти точь в точь как статуя на входе. И почему она так популярна? Хотя догадываюсь почему.

— Имя и цель визита? — Холодным тоном осведомилась кобылка за стойкой.

— Фуллхаус, пополнение припасов и консультация с техотделом. — Ответила напарница.

— Добро пожаловать, сестра, это Держатель с тобой или носишься с ним чисто по обязательствам? — Ожидаемый вопрос но предоставлю разговоры моей напарнице.

— Держатель, но одно другому не мешает. — Что-то я не заметил, чтобы она была во мне заинтересована только благодаря моими “странностям”. Она вообще, кажется, во мне не заинтересована, только как наемник к своему нанимателю.

— Сэт Сикс внизу, она же и пополнит припасы, насчёт же остального у неё и спрашивай, чёрного джокера тебе в прикуп.

— Спасибо, и тебе сет тузов на раздаче, Флэш. — Очень ироничное имя, если учесть, что этой самой плоти в киборге осталось очень мало.

Обменявшись любезностями, наёмница повела меня к лифту и вставила свой рог в разъём на стене. Очень оригинальный способ пользоваться лифтом. Впрочем, там была и обычная кнопка, но напарница почему-то воспользовались именно таким методом. Зачем? Не ясно. Я не стал спрашивать. Хотя, стоило, наверное.

Лифт прибыл на удивление бесшумно, даже без звонка. Пройдя в кабину, она приглашающе кивнула мне. Естественно, я зашел. В лифте не было и намёка на кнопки, это значило, что его построили уже после войны и специально для этих Играющих, если точнее, для их рогатой части. Тогда кое-что прояснялось, но непонятки всё же оставались. Стоило мне зайти, створки закрылись, а лифт мягко и беззвучно поехал вниз.

— И долго ты ещё будешь мучится? — Видимо, все мои вопросы так сильно отпечатались на моей морде, что Фуллхаус решали сама решила завести разговор. Что странно, ибо я не менял нейтрального выражения лица.

— Так заметно? — Спросил я напрашивающийся вопрос.

— Зная тебя, да, а я знаю тебя уже почти неделю. — Подтвердила она. — Валяй, спроси. Всё лучше, чем гадать на хрустальном шаре.

— На самом деле, я не гадаю и не обращаю внимания. Это не мое дело, почему эту ходячую карточную игру так почитают. Не мое дело почему так много подражателей, это их личное дело. А такими лифтами я вряд ли будут пользоваться. — Возразил я.

— Это уж точно, — усмехнулась она. — это уникальная разработка Основателей для нашего, скажем так, агентства. Существует только в двух экземплярах. Но и это уже достижение для пост-военного мира.

Лифт остановился и открылся. Здесь стилистики казино почти не было, а всё помещение занимали многочисленные станки, некоторые выглядели весьма причудливо. Даже ненадолго стало интересно для чего они. Мы располагались на втором уровне этой мастерской, на подвесных мостах вниз вело несколько лестниц. Всё это было сделано для того, чтобы не мешать рабочим этого промышленного цеха. Это было первое место в селении, где я не увидел подражателей. Ну почти, одна всё же нашлась. Очередная подражательница карточной игры. Только с протезами ног доходящих до предплечий на передних, и бедёр на задних, что отличало её от Хамми.

— Нечасто у нас тут бывают посетители сверху, Сет Сикс, шеф охраны в этом царстве высоких технологий и, по совместительству, главный инженер для этой кучки пустоголовых болванов внизу, что не могут отличить сапфир от хризолита. — Поприветствовала она нас и одновременно нажаловалась на некомпетентность рабочих.

— Алмазная Пыль[3]? — И Фуллхаус, видимо, её по этим жалобам узнала. — Это с каких пор ты среди Играющих?

— Попала под чудом сохранившийся очаг ХМА. — Поморщившись, сказала выше именованная. — Был выбор или умереть через неделю, или отработать своими знаниями у спонсоров “лечения” в течении трёх лет, тебя тогда не было в доступной близости, поэтому поставили стандартный комплект диверсанта. Результат у тебя перед глазами. А это… Хммм… Полагаю, это и есть тот самый Зеркальный Странник, о котором жужжит старик ПонТри? Так держать, Фуллхаус, продолжай в том же духе и станешь истиной Блекджек.

— Предпочитаю, чтобы меня звали по имени, Девид. — Проскрипел я зубами. — И что он обо мне трещит? С учетом того, что я сделал ровным счетом НИЧЕГО. Или, может, я прослушал некоторые сочные новости, ибо почти не слушал местное радио.

— Странное имя, но не мне судить. — Пожала шеф охраны плечами. — Да ничего такого, только от случая к случаю напоминал, что ты изменился, став пони, и дал рекомендации не спутать тебя с рейдерами Квад Байт. — Кого-кого? — А вы не слышали? Смотрительница тридцать первого взяла себе новое имя и уже начала рыскать по Пустоши в поисках кого бы вы думали?

— Кажется, догадываюсь. Меня, видите ли, полная копия её сестры и комбез с номером её Убежища. — Закатил я глаза. — Ладно, мы здесь по делу.

— Ясень пень, что по делу. — Фыркнула кобылка. — В наше царство хаоса и некомпетенции потрещать за жизнь никто не ходит, излагайте.

— Мисс Хамми, ваш выход. — Предоставил слова моей проводнице.

— Ты мог изложить и сам, за спрос не расстреливают. — Усмехнулась напарница.

— Но это ты Играющая. — Резонно возразил я. — Я не имею права ничего тут ни заказывать, ни что-либо еще делать.

— Как знаешь, но все равно именно тебе придётся объяснять тонкости производства того, что тебе нужно. — При словосочетании “тонкости производства” Алмазная Пыль чуть ли не охотничью стойку приняла. Если Фуллхаус была фанаткой магии, то это была больше близка по духу ко мне, она фанатела от тайн производства той или иной вещи.

— С удовольствием, особенно, если у меня будет такой слушатель. — Сет Сикс сверкнула рогом и перед нами появился стол с расстеленным ватманом, набором линеек и карандашей. Чёрт, меня аж зависть берёт! Мой скромный джентльменский набор походного инженера просто курит в сторонке.

— Я вас внимательно слушаю, джентелькольт. — Это, должно быть, аналог джентельмена. Занятно.

Я принялся объяснять методику изготовления армейских боеприпасов к оружию калибра сорок пять сотых дюйма. На лице шефа охраны читался незамутненный восторг техноманьяка и, будь на её месте женщина, я бы сказал, что она может дать мне прямо вот тут, её не будет волновать, что о ней подумают наблюдатели внизу. Тем не менее, я, не обратив на это внимания очень доходчиво и подробно объяснил методику, очень. Я сам испытывал от этого небольшое удовольствие.

Наконец, все схемы были зарисованы, все формулы записаны, а на лице Алмазной пыли появился пыл ЭКСПЕРИМЕНТАТОРА. Именно так с заглавных букв. Да уж, что называется, че… пони нашёл своё место. Кем же она была, пока не стала Играющей? Такой фанатизм встречался мной только у друзей наших по стали и лазеру. И то писцы больше предпочитают старые знания новым. А эта, видимо, приходила в восторг от любых технологий, которых ещё не знает. И, если честно, я бы еще долго тут сидел, рассказывая о технологиях Земли, но это будет пустой тратой времени, к сожалению.

Кобылка растолкала рабочих и лично встала за один из верстаков и начала ТВОРИТЬ. Не изготавливать, о нет, с таким воодушевлением именно ТВОРЯТ. Я могу с уверенностью сказать, что она художник от мира техники. Прошёл час, шеф охраны вся измазалась в машинном масле, но была такой довольной, будто только что занималась этим самым делом прямо с верстаком.

— Вот это верность своему делу. Аж скупую слезу пустил. — Перекинулся я с Химерой парой слов.

— Она всегда такой была, сколько её знаю, фанатик знаний и бессребренник, редкое сочетание для Пустоши. — Ответила моя напарница. — Готова расписаться собственной кровью за технологию, которая очистит Пустошь от всех последствий войны.

— Знал бы я технологию создания ГЭКК, поделился бы. — Отшутился я.

— Но по части магии она, увы, даже на кикера не тянет, всё, что она может, это создавать чертежные материалы и базовый телекинез.

— Это я уже понял. — Ты либо уходишь в магию, либо в технологии.

— Увы, я пока не видела, чтобы кто-то был силён в обоих отраслях, даже среди Основателей. — Она развела передними ногами и принялась рассуждать на эту тему. — Эйс Стрит в разборки не лезет и предпочитает вырабатывать тактику и стратегию, Стритфлеш больше предпочитает силовые методы магии, Флеш ты уже видел, она главный охранник в этом филиале. — Я видел одну из основательниц воочию? Забавно, что основатель этой организации работает обычным охранником. — Ну а Роял Флэш… что ж, она больше не с нами, покинула нас после двух лет формирования нас как организации и свалила куда то по своим личным делам, даже Карэ, наш шеф по кадрам и вербовщик, не смогла найти её следов.

— Я вот чего не могу понять. — Задал я давно мучающий меня вопрос. — А почему у вас в основном важные шишки женского пола? Ну, то есть, кобылки. И я не только про Играющих говорю. Даже в вашей истории почти нет ни одного важного представителя мужского пола.

— Традиция, кобылка лучше понимает, что нужно для поддержания стабильности и процветания той группы пони, которой копытоводит. — Пояснила напарница. — Да и в целом кобылок в пять раз больше, чем жеребцов. Есть, конечно, правители-жеребцы, но удачных среди них не так много.

— Ясно… неярко выраженный матриархат. — Резюмировал я. — У меня как-то даже пропало желание оставаться здесь и переселять сюда моих родных.

— Давай я тебя познакомлю с Великолепным, а дальше сам думай. — Она увидела, что шеф охраны и главный инженер в одном лице поднимается к нам с левитируемым подносом, на котором лежала снаряженная обойма со свежими блестящими патронами с серой краской на пулях. Я придирчивым взглядом осмотрел обойму и резюмировал.

— Как минимум выглядят неплохо. Но как они будут стрелять? — Я достал из рюкзака свой карабин заранее, чтобы было проще. — Где их можно будет проверить?

— Не здесь. — Тут же покачала головой Алмазная Пыль. — Это сборочные цеха, стрельбище наверху, спросите у Флэш, она лучше знает свой сектор ответственности, ей и сообщите результаты, если результат вас удовлетворит, она с вами и рассчитается, а свежие патроны вы сможете закупить во всех филиалах Играющих. Ну а если нет, что ж, как минимум, мне было интересно попытаться воспроизвести технологию, но, видимо, не судьба.

— Это я и хотел узнать. — Кивнул я, покидая цех. Мне определенно нужно кобура наподобие той, что у Фуллхаус, раньше у меня на броне был специальный ремень для того, чтобы карабин всегда был, так сказать, под рукой, но сейчас брони нет и ремня тоже. А доставать его из рюкзака это целая история, в которой участвует и Фуллхаус.

— Ну прямо как два гвоздя в одной подкове, что ты, что Пыль. — Тем временем отпустила шпильку напарница. — Может, останешься и женишься на ней?

— Вот еще я тут останусь! — Проворчал я, ожидая того, как она запустит лифт. Впрочем, его запускать и не надо было, он сам поехал стоило нам в него войти. Вот это я понимаю, автоматизация. — То что я люблю технику еще ничего не значит. К тому же пони не в моем вкусе.

— А киборги? — Последовал второй выпад с внезапной для меня стороны.

— Смотря какие. Пони-киборги так же не в моем вкусе, а вот люди киборги женского пола уже в моем вкусе.

— Ясно. — Коротко сказала напарница и вновь замолчала. Лифт столь же тихо, как и всегда, доставил нас в казино и мы вновь предстали пред очами великой и ужасной в своей инфернально-технологичной внешности Флэш. Я предоставил все разговоры опять Фуллхаус, ибо она член организации, я всего лишь мимо проходил. — Хей, Флэши, будь ласкова, одолжи стрельбище на минуток пять.

— И что на сей раз ты откопала на пустошах, что понадобилось привлекать техотдел? — Хоть её глаза были закрыты визорами аугментаций, я готов был побиться от заклад, что она вскинула бровь. — А, всё, вижу, хм… тебе крышками, золотом, или продлением контракта?

Это было обращено ко мне.

— А можно совместить крышки и продление? — Поинтересовался я.

— Вряд ли получится, спец уровня Фуллхаус стоит пятьдесят тысяч в месяц. — СКОЛЬКО?! А я получил её бесплатно! Я аж присвистнул. — А разыгрывать дополнительное время по низким ценам не в моей компетенции, этим занимается Карэ или твоя сопровождающая.

— Ну тогда выбор очевиден, продление. — Она кивнула и указала ногой в неприметную дверь для служебного персонала. Отойдя, я шепотом спросил Фуллхаус.

— И я получил тебя бесплатно только потому, что выиграл с Дискордовым джокером?

— Ну не только, а еще и потому, что выиграл у Карэ в блэкджек. — Так же тихо ответила напарница.

— А что это так сложно? — Недоумевал я.

— Получить Дискордов Джокер уже само по себе достижение. — Пояснила Фуллхаус. — А вот выиграть, да, проще. Но если бы ты играл просто на крышки, то в блекджек ты получил бы кого-нибудь из младших уровня Джемини или Твайс Пейр. С другой же стороны, выбери ты другую игру, посложнее, с Джокером ты мог бы рассчитывать на самих Основателей, причём даже, возможно, скопом.

Я тихо присвистнул.

— Не понял, только из-за Дискордова джокера?

— Этот джокер — это контракт “Всё или ничего”. Он говорит, что ты готов на всё и тебе нечего терять и всем на Пустоши это известно. — Как самое очевидное пояснила напарница.

— Ну да, мне нечего терять. Кроме своей жизни. — Согласился я, заходя в эту комнату. — А за что награда? За технологию патронов?

— Десять тысяч, как я уже сказала, или неделя дополнительного времени для наёмника моего уровня. Универсалы товар на пустоши штучный.

— Ты уже говорила. — Я осмотрел новое помещение.

Служебная дверь вела в коридор с множеством других дверей и все были с уже виденной мной системой защиты. Что бы я не думал об играющих, а думал я о них, как о кучке фриков, помешанных на образе какой-то там пони, система безопасности у них такая, что аж завидки берут. Куда там надёжным терминалам и сверхсложным замкам? Попробуй взломать дверь, которая защищена не понять какой магией. С учетом того, что я в этой их магии вообще не разбираюсь. От слова “только телекинез”, несмотря на энтузиазм, Хамми обучать меня дальше не могла. Сейчас у меня проблемы посерьёзней магии, или, может, эта магия виновата? Так, не сейчас, тебе о другом нужно думать!

Тем временем мы свернули за угол и оказались в этаком тупичке с тремя дверьми. Фуллхаус засунула свой рог в правую относительно нас дверь и та приглашающе отворилась. Помещение было новым. Но оно и понятно, видимо, эту часть казино отстраивали с нуля специально для фракции Играющих, больно уж много их атрибутики в системах безопасности. Стрельбищем оказалась широкая комната с искусственным освещением и рядом манекенов в конце оной. Ну, манекены это для понятности, я понятия не имею как назвать куклу в полный рост в виде пони. Эти куклы были окрашены и, судя по концентрическим кругам, это тренировочные цели с указанием наиболее уязвимых зон пони, слева от центра грудины, в месте, где располагаются глаза и в центре лба точно там, где начинался бы рог у единорогов. Занятно.

— Я так понимаю, это стрельбище? — На всякий случай спросил я напарницу.

— Нет, это склад тренировочных поникенов. — С сарказмом ответила та. — Разумеется, это стрельбище, а что, не похоже?

— Ну мало ли. — Многозначительно ответил я, разводя “руками”. Осталось только проверить новые патроны для моего карабина. И результат был утвердительным, конечно, еще бы ему таким не быть, ведь обучал я! От первого же выстрела карабин вырвался у меня из телекинетичесокй хватки. Отдача дичайшая, только поменяв тела, я понял НАСКОЛЬКО дикая отдача на самом деле вне крепких рук человека.

— Нужно наколдовать компенсирующие чары. — Пробормотала Фуллхаус. — Угу, это дело получаса, совсем про это забыла.

Не знаю про что это она, я лишь убедился, что патроны рабочие.

— Странно, мне отдача казалась небольшой. — Тем временем пробормотал я, засовывая карабин и патроны обратно в рюкзак.

— Стандартный телекинез не рассчитан на дульные энергии крупных винтовок, карабинов и прочих инструментов для поливания врага свинцом. — Авторитетно заявила она. — Позволь я покажу. — Она протянула копыто за моим карабином. Я закатил глаза и достал его обратно из рюкзака, хотя, казалось, я только нормально уложил его.

— Это хватка Стандартным телекинезом. — Она произвела выстрел и, так же как и у меня, карабин улетел назад от отдачи. — А это хватка могучим телекинезом первого ранга. — Второй выстрел и карабин остался висеть в том же положении как приклеенный. — Вопросы есть?

— Нет, даже без наглядной демонстрации вопросов не было. — Я протянул руку, показывая, что хочу забрать свое оружие. — Хотя появился. При чем тут могучий телекинез, если у меня нет столько времени, чтобы ему обучатся?

— Это ещё только первая часть демострации. — Пресекла она мои попытки. — Есть ещё один способ, но он тоже требует тренировок, пусть и не таких долгих.

Она встала на задние ноги, подхватив карабин в чисто человеческой манере и вновь сверкнула рогом, лишь небольшое покачивание тела показало насколько для неё такая методика непривычна.

— Только одна тонкость, в обычной ситуации надо жать копытом на спусковую скобу, но она у тебя слишком маленькая и зажата в кольце. Это зебриканская методика. — Закончила она демонстрацию.

— Так как предназначена для пальцев. — Сказал я с выражением лица, которое о многом говорило, ибо, чтобы не догадаться до этого, нужно быть не очень умным.

— Я в курсе. — Ответила наёмница с легким оттенком раздражения. — Я поясняю, что будь ты не рогатым, то для тебя методика бы не подошла.

— Я понял. — Кивнул я с тем же выражением лица. — Можно попробовать?

— Это требует сноровки, но валяй, дураком выглядеть ты точно не будешь. — Разрешила Фуллхаус. Надо сказать, привычка и умение стоять на задних конечностях остались при мне, даже строение копыт не очень-то мешало мне, немного приноровится к другому центру тяжести и вуаля.

— Знаешь, тебе стоило стать зебром. — Похвалила она меня, по крайней мере интонации были именно похвальные, но комплимента я в этой фразе не увидел.

— Я всю жизнь проходил на задних конечностях и этих умений и знаний никто меня не лишал. — Хоть я и стоял устойчиво, я чувствовал некоторый дискомфорт в этой позе. — Хотя, должен признать, этому телу это не очень по нраву, и есть навязчивое желание встать снова на все четыре.

— Методика для, и только для, снайперов. — Напомнила напарница. — Выстрелил, встал как обычно и пошёл на другую позицию, нет, если ты изучал йогу и делал растяжки на протяжении пяти лет, это тебе не будет помехой, но, я так полагаю, у тебя тело стандартного пони без специальных тренировок.

— Я будучи человеком-то подобным не занимался. — Пожал я плечами, выстреливая по данной методике. Я покачнулся чуть сильнее, чем Фуллхаус, но больше с непривычки, ведь я сумел сохранить устойчивость. — Но есть и третий вариант. — Вспомнил я, что она бормотала.

— Есть, но тебе придётся сдать твой ствол Сет Сикс. — Кивнула Фуллхаус. — Почему? Попробуй мой дробовик телекинезом.

Видать она решила показать наглядно выгоду.

— Я уже понял, что так будет выгодней, так что я согласен на эти… чары компенсации. — Я всем видом показал, что меня заботят совершенно другие проблемы, нежели демонстрация оружия. Фуллхаус поняла какая проблема меня заботит, как? По морде должно быть.

— Снимем номер и займусь этим. — КАК это прозвучало, она нарочно или так вышло случайно?

— В тебе пропадают два таланта. Актера и дознавателя. — Отшутился я.

— Если бы… — Фыркнула Фуллхаус. — Будь это так, я давно уже обрела бы свою Милометку. — Она покосилась на поддельную метку с картами с грустью и надеждой, но тут же помрачнела. — Если, конечно, Отродья вообще способны их заработать.

Мне нечем было её обнадёжить, поэтому разговор сам собой увял и мы вернулись к Флэш. Фуллхаус доложила об успешных испытаниях патронов сорок пятого калибра и Основательница сверкнула рогом, окутывая нас двоих тёмно алой аурой. После того как аура пропала, я изменений не почувствовал, но не думаю, что это было простым светопреставлением. В мои мысли закралось подозрение, что это и было продление контракта. Ведь именно это я затребовал в качестве оплаты.

После этого мы подкинули мой ствол для доработки Сет Сикс и покинули казино, направившись в сторону виллы. Отель располагается там? Хм, даже интересно, почему именно такое здание отель, а не здание принадлежащее Играющим. В казино съёмные номера смотрелись бы всяко уместней. Холл виллы внушал уважение своим изыском и почти довоенной чистотой. Я словно в Темпени-Тауер оказался. Вилла была в несколько этажей, но мы пока видели лишь обширный вестибюль с лестницей на второй этаж и несколькими дверьми на обоих этажах. В центре стены, прямо перед нами, висело большое полотно, изображающее угадайте кого? Всё та же Блекджек. Здесь её изобразили с протезами ног и глаз и стаканом виски в захвате пальцев(!!!). Я смело могу объявить этот город городом этой личности. Тут буквально культ! Впрочем, чья бы корова мычала, Выходец из Убежища примерно так же почитается, даже в Нью-Арройо его так не почитают, как в столице НКР.

Переведя взгляд с картины, я осмотрел окружение: в холле работал за стойкой первый встреченный мною гуль-пони, если быть точнее, то земнопони, ещё точнее — жеребец. Когда-то пышная шевелюра теперь висела клоками и поросла лишаем и мхом, болезненно жёлтые глаза светились даже сквозь тёмные очки, старый фрак наподобие тех, что присущи дворецким, прикрывал наверняка неприглядную картину язв, рассыпавшихся по всему полусгнившему телу. Гуль. Непарнокопытный гуль. Теперь я видел все. На фоне своих собратьев подвида homo sapiens sapiens этот даже немного жутковатей.

— Королева? — Хрипящим голосом с нотками удивления спросил гуль.

— Расслабься, Высокомерие[4]. — Махнула наёмница передней ногой. — Я пришла всего лишь сыграть в карты, выпить немного виски и переночевать. — Я в очередной раз охуеваю от местных имен. И в очередной раз получаю подзатыльник. Не настоящий и не очень больной, но получаю.

— Значит королевский люкс по прежнему закрыт. — Он печально вздохнул и посуровел. — Двести крышек, торг неуместен, не можете себе позволить, ночуйте на улице.

Фуллхаус промолчала, видимо, фраза относилась ко мне. Я стал копаться в рюкзаке и наконец выудил мешочек. Затем, подсчитав количество крышек с помощью Пип-Боя, я понял, что у меня осталось всего триста восемьдесят оных, с учётом двух сувенирных. Отделив телекинезом нужное количество, я протянул их этому дворецкому? Метрдотелю? Вот уж не знал, что когда-то я дойду до того, чтобы размышлять о должностях лю… пони в вестибюле отеля.

— Четвертый этаж, вторая комната прямо по коридору. — Сухо сообщил он мне, давая уже знакомый камешек с цифрами четыреста два. — Лавки находятся на первом этаже и работают с девяти утра до восьми вечера, ведите себя хорошо или иначе вас вышвырнут, и даже ваша могучая напарница не посмеет нам возражать.

Я лишь кивнул. А что тут еще ответишь? Тем временем проводница отправилась в сторону лестницы, неторопливо ступая по массивным монументальным каменным ступеням, громко цокая на каждой. Я её довольно быстро нагнал. Впрочем, она не прервала своего величественного восхождения по ЛЕСТНИЦЕ. Ибо она шла по оной так, будто все буквы у этого передмета обстановки были заглавными.

— Зачем такое поведение? — Недоумевал я, уже обогнав её.

— Не мешай наслаждаться, это же настоящий мрамор! Настоящий полированный мрамор! — Прицокнула она по ступеньке.

— И? — Вздернул я бровь.

— Ты что, не чувствуешь? — Не чувствую чего? Лестница как лестница.

— Лестница как лестница. — Вторил я своим мыслям.

— Бесчувственный грубый чурбан! — Вздёрнула нос кобылка и продолжила своё медленное восхождение, прямо как дива на сцене. Я, видимо, чего-то не понимаю или не знаю.

— Не был бы таким, если бы мне объяснили. — Закатил я глаза, ожидая её на самом верху.

— Если ты этого не чувствуешь, объяснять бесполезно, ты слишком огрубел на копыта. — И что сия ремарка должна была мне объяснить? Я осмотрел свои копыта, лестницу, снова копыта и, так ничего не поняв, пожал плечами. Копыта как копыта. Вроде. Я не разбираюсь в копытах. Надо сказать, я никогда на них еще не смотрел.

Наконец, напарница добралась до второго этажа и кивнула на дверь в углу. Открыв её, мы увидели лестницу. Очередную. Но на сей раз ведущую сразу на несколько этажей. Здесь напарница подымалась уже порезвей, видимо, из-за того, что здесь не было полированного мрамора на лестнице. Материал как материал, ей богу. Зачем подниматься как какая-то королева, если лестница мраморная?

Номер был небольшим и рассчитан на одного жителя, по крайней мере кровать была одноместная. Кроме кровати было два горящих светильника под абажурами и дверь в санузел. Кому-то придется спать на полу в спальнике.

Впрочем, увидев как наёмница расстилает свой спальник, я понял, что кровать она благородно уступает мне. Я бы и на полу поспал, на кроватях мне спать уже как лет шесть неудобно.

— Ты ложись, как я с тобой работать буду, если ты будешь валятся на полу? — А кроме благородства примешались ещё и толики прагматичности и практичности. Ну тогда я не против. Вот только я еще ни разу не ложился спать в кровать будучи непарнокопытным.

— Мне ещё тебя укрыть как жеребёнка? — Подколола она меня, увидев мои раздумья. Я закатил глаза и, разгрузившись, лег в кровать. Неудобно было только поначалу. Стоило мне перестать напрягаться и расслабится, как я почувствовал себя так будто вишу в невесомости.

— Это опять магия? — Недоумевал я.

— В кровати? — Уточнила Единорозка и, дождавшись кивка, сказала. — Не смеши, просто ортопедический матрас.

— Какой? — Еще больше недоумевал я.

— Ортопедический, ну, он подстраивается под особенности осанки и телосложения лежащего на нём пони. — Пояснила Фуллхаус. — Никакой магии, просто система пружин. Хорошо продуманная система пружин.

— Уважаю. — Протянул я. — Приступим?

— Помолись в кого ты там веришь, потому что даже я не уверена в том, что я делаю. — Посоветовала единорожка, зажигая рог своей аурой.

— Я атеист. — Хмыкнул я. — А это значит, что я никому не молюсь и ни в какое божество не верю.

— Неважно. — Закатила глаза напарница, коснулась моего рога своим. Ощущение были непередаваемые, и, по большей части, очень приятные, это я такой уникум или я чего-то о данном ритуале скрещивания рогов не знаю? Ладно, ждем результатов. Сначала не происходило ничего необычного, я витал в облаках от приятных ощущений и краем сознания ощущал, будто ко мне кто-то осторожно присматривается. Прошло некоторое время и осторожный осмотр перешёл в уже в откровенное разглядывание и я почувствовал себя так, будто оказался в женской душевой без одежды в окружении толпы девчонок. На самом деле, не очень приятные ощущения. Взгляд, казалось, пронизывал меня насквозь, будто хороший рентген. А потом я почувствовал, что теряю сознание и не могу этому помешать.


Резюмирую, что я человек, как и всегда. На сей раз я оказался в абсолютной пустоте на бесконечной равнине. На мне была давно забытая купленная для посещения мест вроде Нью-Вегаса одежда: черные брюки, хорошо сохранившиеся довоенные ботинки, черная рубашка с закатанными рукавами, красный галстук и жилет. Интересно, где я забыл этот наряд? Ну и, разумеется, я был распят. Как же об этом забудешь. А вот чего я раньше не замечал так этого, того что к другой стороне креста распят кто-то ещё. Мое подсознание? Нет, я убедился, что я говорил сам с собой. Мне было плохо видно из-за ограниченного обзора, но это был кто-то в красной меховой одежде… Или не одежде?

— Занятно. — Услышал я голос Фуллхаус. Подняв взгляд, я не поверил своим глазам, ибо со мной говорило дерево из золота.

— Вау… — Присвистнул я. — Да, занятно. Не спрашивай насчет креста. Это все проделки Крупье и его другана Рейдера.

— Окей, захочешь — расскажешь. — Не стало возражать дерево. — Что меня занимает, так эта кобылка, что привязана у тебя за спиной.

— Ась? — Я вновь попытался осмотреть, кто там у меня.

— Помнишь, я упоминала, что твоё тело — копия убитой сестры Квад Байт? — Спросило дерево.

— Не хочешь ли ты сказать? — Вздернул я бровь, догадываясь к чему клонит дерево-химера.

— По крайней мере на вид она именно убитая сестра Квад Байт, но это нелогично. — А я вот логику прекрасно вижу, или я опять чего-то не понимаю?

— И что она делает? — Я попытался еще раз осмотреть незваную гостью у меня на горбу, но не получалось.

— Ничего, просто висит, но у неё не так уж много вариантов, учитывая как она привязана. — Ответило дерево. — Не понимаю. — Если чего-то не понимает величайший маг универсал на ближайшие сто миль, то туши свет! Потому что кто я по сравнению с её кладезем знаний о магии.

— Хей! Ты там, другой стороне? Ты меня слышишь?! — Решил я обратится этой пони.

— Сомневаюсь, что она ответит. — Сказало дерево. — Разум едва теплится, но состояние стабильное, не знаю как давно она здесь, но она может просуществовать тут бесконечно долго. По крайней мере, мне неясны условия для того, чтобы это, чем бы оно ни было, начало пробуждаться.

— Хм… У вас, пони, тупые имена и ваша мания талантов просто не имеет смысла! — С моей спины донёсся крик полный животной ярости, а я почувствовал, будто меня душат. Не, меня реально душат! Веревкой, которая держала меня за шею у креста.

— Полегче на поворотах, Девид! — Крикнуло дерево и веревка почему-то ослабла. — Понятно. Занятно. Странно.

— Чем бы или кем бы она не была, она явно не в восторге от подобного.

— Я тоже, но я научилась это терпеть. — Поделилась Хамми. — Но это не значит, что я в восторге от того, что слышу.

— Извини, это был просто эксперимент. — Попытался я пожать плечами

— И он, как ни странно, внёс ясность, но и запутал всё окончательно. — Не могли бы вы, уважаемое дерево, выражаться менее туманно? — Если я права, а ошибаться мне нет резона, мы с тобой стали свидетелями существования двух душ в одном теле.

— Но это мое тело! Ну, оно было, конечно, преобразовано, но это мое тело! Откуда здесь взяться посторонней, как ты выразилась, душе?

— Если бы я знала, то имела бы степень магистра чернокнижника. — Она шутит? — Также моих знаний хватает лишь на то, чтобы сказать одно: души не могут взяться из ниоткуда.

— Можно попытаться её привести в состояние более-менее сознания ненадолго? — Неуверенно спросил я.

— Моих знаний в магии душ для этого явно недостаточно. — Развело ветвями дерево. — Если у тебя есть на примете могущественный некромант, то я заставлю его, а так извини, я не буду пытаться распутывать узы душ, что связали вас вместе.

— Охеренно… — Протянул я. — Интересно, а что если… — Ко мне пришла гениальная идея. — Я бесчувственный чурбан, что не хочет в приземленности своей принимать этот мир со всеми его особенностями? Что, если вы имеете право на ваш менталитет, и, охаивая его, я вызываю лишь отвращение своим дремучим невежеством, а насмехаясь над вашими именами я к тому же проявляю неуважение к древним традициям, которые и привели к таким необычным и красивым именам а я со своим приземлённым взором не смог разглядеть всё величие этого?

— Это самая чудесная вещь, которую я когда-либо слышала из твоих уст. — Всхлипнуло дерево, а на самом стволе выступили капельки росы. Я её что, растрогал до слёз? — Ты это искренне сказал или это просто проверка теории? — Всё же взяло себя... в корни дерево.

Я лицом показал, что пока не буду отвечать, ожидая реакции названной соседки. Тишина. Ну, по крайней мере, не душит. Надо сказать, я взволнован, я приложил столько навыков красноречия в эту проникновенную речь.

— Скорее, второе, но спешу обрадовать, доля искренности тут есть. Для пущего эффекта, которого не было. Похоже, её в чувство приводит только негативная критика.

— Я не спец в духовной магии, Девид. — Повторило дерево. — Я не знаю, что нужно сделать, чтобы пробудить её и зачем вообще её будить.

— Резонно. — Кивнул я. — По крайней мере, я знаю, на что буду играть со шляпником на этот раз.

— Не рискуй понапрасну, Девид. — Дерево показало фишку с изображением волт-боя. — Это сделано не мной, но я знаю что это, это частички твоей души, мистер Девид.

— Я тоже знаю, что это. Не волнуйся, я буду играть на ответы. — Покачал я головой. — Хотя бы буду знать кто она… У неё есть имя?

— Я не знаю, её разум спит как в коме, лишь резкая критика заставляет её дергаться. — Сказало дерево, пожимая ветвями. — А в этом плане бытия мои навыки менталиста работают иначе, чем из плана непосредственной памяти.

— Так-с… А на что еще она может реагировать? Хамми, не обижайся, это чисто в рамках эксперимента. — Я стал перечислять все мысли о мире пони, что мне были известны, помимо милометок и имен. — Матриархат это плохо.

Тишина.

— Монархия устарела. — Снова тишина. Это затянется надолго.

Я не знаю, сколько прошло времени, но явно много, но она не реагировала особо.

— Мне нет дела до этого мира и его обитателей, я просто хочу домой. — Было моим последним аргументом. Что-то дёрнулось, но вновь наступила тишина.

— А вот это необычно. Повтори ещё раз. — Попросила Хамми.

— Я просто хочу вернутся туда, где мне место, это не мой мир и мне нет дела до его обитателей.

— Любопытно. Занятно… Потрясающе. — Последнее дерево протянуло с толикой восхищения.

— А объяснить?

— Я никогда прежде не видела магии душ, но если бы это происходило между двумя пони, я бы сказала, что поссорились двое пони с диаметрально противоположными точками зрения на один вопрос.

— Что она делает? — Вздернул я бровь.

— Ничего, но она возмутилась, поняла и выразила сочувствие в один миг, пока была в сознании. Она поняла твою позицию и не может возразить, ведь ты прав. — Я запутался. — Я не сталкивалась ни с чем подобным раньше.

Она начала повторятся.

— Нда… Час от часу не легче…

— Нужен чернокнижник. — Резюмировала Химера. — Чем опытней, тем лучше.

— Значит найдем. По крайней мере, мы знаем, что делать, чтобы не злить эту мадам. — Резюмировал и я.


Очнулся в смешанных чувствах, с одной стороны мне в очередной раз подкинули неприятностей, с другой стороны этот ритуал со скрещиванием рогов помимо того что погрузил меня в нирвану, так ещё и возбудил слегка. Заметка на будущее: не делать так больше без крайней на то необходимости. Судя по морде Фуллхаус, она сейчас тоже была в слегка игривом настроении. Глянув на Пип-Бой я понял, что прошло совсем немного времени, даже удивительно: Всего полчаса.

— Мне нужно развеяться, — сказала напарница и ушла из номера, оставив меня наедине с собой.

Мне нужно отвлечься и подумать о другом. Например, о том, что было... во сне? Я даже не знаю, что это вообще такое было. А мой справочник по магии ушёл сбрасывать напряжение приятным способом. Ладно, похуй. Просто будем мыслить от известного мне. Кто она? Душа. Чья? Хер знает. Хотя нет, кое-что я знаю и без данного индивидуума: Как минимум это душа пони, другой душе нет резона принимать мою критику в штыки. Откуда эта душа в моём теле? Тоже нет ясности. Она женская. Я делю тело с особью женского пола… Так, об этом лучше не думать, это только ухудшает ситуацию. По телу пробежала дрожь от такой мысли. Надеюсь, что она не проснется, мне не нужна женщина в голове… кобылка. Я начал заговариваться в мыслях, это не к добру. Я хорошенько вдарил себе по морде, отгоняя подобные мысли. Не туда понесло. Лучше подумаем, откуда она могла взяться. Тем более женского, блядь, пола в моем собственном теле! Гр-р, от этого меня распирает недовольство. Почему женская?! Я же мужик! Не понимаю…

Размышляя об этой несправедливости, я умудрился успокоится и прийти в себя, хотя, казалось, я балансировал на грани между холодной волей разума и животной похотью тела. Но холодная воля победила! На сей раз. Благодаря незванной гостье в голове. Кем бы она ни была.

Итак, что мы имеем? Я не один, со мной душа какой-то кобылки. От подобных махинаций с рогами возбуждаешься, моя соседка по голове ненавидит критику о пони, впрочем, могу её понять, я бы тоже возмутился, если бы нас, людей, критиковали как вид. Более она себя не проявляет. А еще ей не нравится то, что я навострил лыжи домой, но не возражает так рьяно, как по первому вопросу. Что радует. Интересно, а почему она захотела, чтобы я остался? Может, этот крест её рук дело? То есть копыт. Другая моя соседка по голове лишь с незнающим видом пожала своими розовыми плечами. Не голова, а проходной двор.

Я встал с кровати и, размявшись после лежания, включил радио, чувствовал себя так, будто посетил профессионального массажиста, окей, ещё один плюсик в копилку этого мира. Матрасы здесь охуенны. Может, захватить один к себе домой? Только если прямо перед самым отбытием. Интересно, напарница долго будет там устраивать родео? Кто бы ответил, я как-то не спрашивал Совелия об ЭТОМ и о том, как этот вид делает ЭТО. Уверен, у него была книга: “Все, что вы хотели знать о сексе, но боялись спросить”. Ладно, все, что остается, это ждать. Так, где там мой Грогнак Варвар?

Прошло что-то около трёх часов, судя по показаниям моего Пип-Боя, когда, наконец, дверь осторожно отворилась и в помещение ввалилась, иначе и не скажешь, Фуллхаус, вся растрёпанная, с бегающим взглядом, но выглядела довольной, словно слон. За время её отсутствия я прошел больше половины игры и допил свою старую бутылку виски, что я пил, когда осознал всю задницу своей ситуации.

— Ну, как прошло родео? — Деловито спросил я её, доставая голодиск с игрой из разъёма.

— В целом неплохо, а если завидки берут, то могу повторить и с тобой. — Отшутилась та на мою подколку.

— Предпочту отказаться от сего щедрого предложения. — Открестился я сразу от столь неоднозначного предложения кобылки, которая видимо ещё не до конца спустила пар. — Лучше подумаем вот о чем… Нам нужны деньги.

— В основном тебе, я на самообеспечении. — Поправил мня Фуллхаус. — Но я внимательно слушаю, до чего там мог додуматься твой воспалённый мозг.

— Нихуя он не воспаленный. — Огрызнулся я обиженно. — В о-о-общем. Деньги нужны не только на житейские расходы, но и на непредвиденные. Поэтому я подумал.

— Ничего достаточно стоящего мы в этом поселении не найдём, не забывай, тут располагается штаб квартира Играющих и всё достаточно серьёзное в округе они ликвидировали. — Стала объяснять сложности моего плана проводница. — Нет, работа есть, но в основном с низкой оплатой: работы на фермерских полях, охота на диких мутантов, походы в Топь за ингредиентами для лечащих зелий. Впрочем, есть один заказ высокооплачиваемый и невыполнимый, вообще невыполнимый.

— Я и не говорил, что в этом поселении, я говорил в общих чертах. — Пояснил я. — И что за невыполнимое задание? Дай угадаю. Нахождение местной богини?

— В точку, награда двести тысяч… золотом — Нда. Действительно богиня.

— Я не удивлен, с учетом того, как её здесь почитают. — Сделал я последний глоток из бутылки. Эх, последнее земное виски.

— Ты не представляешь и десятой части из того, что она натворила — хмыкнула напарница.

— Не представляю, не представлял и не буду представлять. Нахуй мне это нужно? Да хоть она астероид силой мысли остановила мне от этого ни горячо, ни холодно.

— Ну, положим, не силой мысли, а системой щитов П.Р.И.З.М.А, и не остановила, а изменила вектор выброса энергии. — Поправила меня единорожка.

— Все еще ни горячо и ни холодно. — Заметил я с лишенной интереса мордой. — Надо жить настоящим, а не пускаться в обожествление личности что совершила много подвигов. Да, она заслуживает уважения, но не поклонения.

— Неважно. — Она отмахнулась: “Фуллхаус это не понравилось”. Но я же не говорил ничего плохого о магии! Видимо раз она клон этой карточной игры, то это её задевает. Или опять особенности местного менталитета.

— Что я опять задел? Особенность вашего менталитета или нечто личное? — Это уже начинает надоедать.

— А это тебе нужно знать, тебе же всё равно? — Вздёрнула бровь Фуллхаус. Теперь все понятно.

— Мне нет дела до тех, кого я не знаю, но есть дело до моей проводницы. — Резонно ответил я.

— Скажем так, если бы не она, либо твоего путешествия вовсе не было, либо ты бы бродил по Пустоши, наполненной смертельным излучением, убившем тебя максимум за пару часов. — Не стала вдаваться в подробности копия местной героини.

— И я выказываю ей за это уважение, хотя за первый пункт не очень и выказываю. Но суть в том, что она, кем бы она ни была, молодец и все такое. Но обожествлять и поклонятся как в какой-то секте фанатиков. — Я сделал многозначительную паузу. — Это вне моего понимания.

— Забей и не думай об этом. — Отмахнулась напарница, “Фуллхаус вами сильно расстроена”. Ну почему нельзя просто воспринимать это как другой менталитет? Эх.

— Слушай, я не пони, чтобы знать особенности вашего менталитета. Мне их никто не объяснял. У нас… Да есть немного такого, — Вспомнил я о Выходце. — Но в целом мы подобным не занимаемся.

— Да забей уже, забыли. — Начала раздражатся напарница. — Я свою точку зрения не навязываю и ты не обязан мне нравится, чтобы я выполняла то, что прописано в моём контракте.

— Да, не обязан. Но чтобы мы сработались лучше — наши отношения должны быть лучше. Логично, не правда ли? — К тому же я не хочу, чтобы она, как закончится контракт, пристрелила меня из нелюбви ко мне или, если контракт закончился в каком-то опасном месте, бросила меня. По той же причине.

— Тогда начни с малого: держи свои мысли о наших особенностях при себе. — Порекомендовала наёмница с таким видом, будто она закончила дискуссию.

— Я откуда знаю где ваш менталитет а где просто местная причуда? — Ответил я резонно. — Я считал, что это просто особенность города.

— Она популярна не только тут, но тут она заработала право наследия короны. — То есть она без шуток Королева? Это не просто прозвище в этом городе? Странно.- Поэтому здесь наиболее много её упоминаний, или у вас правителям не ставят памятники?

— Я же сказал, что у нас есть немного такого. Конечно, мы ставим памятники достойным людям, и не только памятники. И некоторые, также, как и вы, чуть ли не поклоняются им. — Пояснил я. — Но, главное слово “некоторые”. Но не суть. Прежде чем возмущаться, поделись тайной о вашем менталитете, чтобы ты не слушала неприятные для тебя мысли гостя из другого мира.

— Закроем ненужную дискуссию, вернёмся к тому, что мы обсуждали. В Лунном сообществе только одна высокооплачиваемая работа: найти наследницу престола — куш заманчивый, но найти её, наверное, будет ещё сложнее, чем тот самый водяной чип.

— Я говорил в общих чертах. — Напомнил я.

— А я похожа на агента, что знает обо всех работах на Пустоши? — Усмехнулась напарница. — В каждом городе свои доски заказов и уследить за всеми, причём в реальном времени, ещё никому не удавалось.

— А я спрашивал у тебя конкретной работы? — Усмехнулся я в ответ. — Я лишь говорил, что следует присматриваться, или прислушиваться — Я взглядом указал на Пип-Бой. — И, если что-то будет заманчивое, взяться.

— Учту, но этим уже займёмся завтра, сегодня идти куда-то не имеет смысла. — Она также посмотрела на свой прибор. — Не знаю как ты, а я соскучилась по нормальной горячей ванне без остаточного магического излучения.

— Я чего-то не знаю? — Я вскинул бровь с непониманием.

— Ванная входит в стоимость номера, поэтому он такой дорогой, вышел из строя распределяющий амулет, а новый найти или сделать дело небыстрое, обычно номера стоят от пятидесяти до ста крышек в зависимости от класса номера.

— Окей. — Протянул я. — Я б подметил, что неразумно тратить драгоценную воду на такую ненужную вещь как мытье, но не буду.

— Драгоценную? — Единорожка искренне удивилась и повалилась на пол от смеха.

— Видишь? Моя реакция на ваш мир абсолютно нормальная, если даже ты так реагируешь на наш. — Резонно подметил я, глядя на эту реакцию. — На нашей Пустоши вода ценнейший ресурс, и позволить тратить его на ванну могут позволить себе только обладающие нехилыми деньгами. И то всего паре мест.

Каждое моё слово погружало напарницу в новый приступ смеха. Нет, ржания, она откровенно ржала от абсурдности нашего мира. Для неё.

— И ты еще будешь меня обвинять в том, что я с насмешкой отношусь к вашему миру? — Наконец, единорожка успокоилась и склонила голову.

— Туше. — Тут ещё и французский есть? — Искренне прошу извинить за мою реакцию, но мне действительно смехотворна мысль платить много за то, что есть везде.

— Теперь ты понимаешь меня. — Хмыкнул я. — Чистой воды слишком мало для того, чтобы…

— Хватит, не продолжай, я поняла, я клон Блекджек, а не сама Блекджек. — Оборвала она мои объяснения.

— При чем тут это? — Когда же мне хоть что-нибудь объяснят внятно? Нет, я, конечно, могу ходить и расспрашивать всех, но тогда я буду выглядеть идиотом.

— При том, что ей постоянно надо было объяснять очевидное чуть ли не на копытах. — Пояснила сравнение кобылка.

— Окей. Но теперь ты понимаешь, что чувствую я. — Покачал я головой. — Так что прошу, прежде чем возмущаться, сделай на это скидку и скидку на то, что я, блядь, не пони и не могу знать те вещи, что для вас очевидны!

— Предложение о торговле водными амулетами всё ещё в силе. — Странным образом закрыла дискуссию Фуллхаус и удалилась в ванную.

Послышался шум набираемой воды. Чёрт, она невольно раззадорила и меня, чтобы я о себе ни думал, но я тоже бы не отказался от нормальной горячей ванны. А я уже и забыл каково это… Принимать ванну. А уж тем более я никогда не принимал её в этом теле. Ладно, обойдемся. Я десять лет не принимал ванну, смогу её не принимать ещё столько же.

Улегшись на кровать, я начал задрёмывать под мелодичное напевание напарницы из ванной. Никогда не понимал стереотип о пении в душе. Впрочем, я других людей в ванных не видел, что уж говорить о пони. Сам я этим не страдаю.


Проснулся я от того, что в моём горле поселилось тысячи злых ежей. Судорожно вздохнув, я закашлялся и открыл глаза и замер. Я был дома… В своём офисе на Стрипе, за своим столом, где я как обычно заснул после трудового дня. Не та часть жизни, о которой я хотел бы вспоминать. Это было… шесть лет назад. Тогда еще я странствовал со Стариком, но он уже изъявил желание уйти на пенсию и порекомендовал так же осесть и мне. Выбором моим стал Стрип Нью-Вегаса, где я опробовал свои силы в новом для себя амплуа частного детектива.

Я мучительно вспоминал этот день и раздумывал над парадоксом бабочки[5]. Получается, что Уотерфолл, бункер и зазеркалье мне привиделись в пьяном угаре? Хотелось бы, если так. Я мутным взором осмотрел свой офис. Всё осталось тем же как я помнил: старая замызганная дверь что вела в мой офис захламленное помещение где островком относительного порядка был только мой стол. И стена, на которой висел мой комбинезон. Странно, что я забыл о моем повседневном наряде на Стрипе. Я даже о собственном офисе забыл, что уж говорить. Странный сон. Что-же, я всегда был легкомысленным. Некоторые вещи вспоминал только когда мне это нужно было и то не всегда.

Ну, по крайней мере, теперь мне не надо притворяться, что мне есть какое-то дело до плода фантазии моего буйного воображения. Итак, что у нас на повестке очередного дня в оплоте довоенной цивилизации?

Ах да, я же сегодня собирался делать предложение. Дурень, как о таком важном моменте можно забыть? Я глянул на время и с облегчением понял, что время ещё есть. Свидание назначено на три в ресторане, славящимся своим изысканным меню. Естественно в Ультра-Люкс. Я встал со стула, размял свои затёкшие кости и даже с какой-то потаённой грустью вспомнил вымышленный моей больной фантазией ортопедический матрас. Да, такая вещь мне бы не помешала. Жаль, что она лишь плод моей буйной фантазии. Так, я вроде бы подготовил список дел для такого важного дня, что для безалаберного меня не свойственно.

Сходить к стилисту, забрать тренч у портного, купить розы, что начали пользоваться бешеной популярностью с тех пор как Курьер открыл для Стрипа технологии Убежища двадцать два, и, разумеется, заказать столик. В таком элитном заведении столик лучше бронировать загодя, это обойдётся мне в большую сумму крышек, но оно того стоит.

Итак, приступим! Стилиста сегодня заменял какой-то незнакомый мне гуль, но это никак не сказалось на качестве его услуг. Видимо, что-то такое прочитав на моём лице, он сделал мне скидку в пятьдесят крышек и, закончив, пожелал удачного свидания. Странно, у меня такое впечатление, что я где-то раньше видел этого гуля. Ладно, неважно. Я наверное, вчера слишком много принял, раз мне снятся такие сны и мерещатся знакомые в каждом новом для меня лице. А может ЭТО сон? Да не! Все такое реальное. Впрочем, там тоже все было реальным. Чёрт, я запутался. Ладно, это все алкоголь, приму детоксина и мне станет лучше.

Привычно прочистив желудок после детоксина, я запил горький привкус желчи бутылкой колы. Вроде полегчало. Фух. Так, вернёмся к списку. Тренч. Завернув в ателье, я разглядел творение модельера с большим пристрастием: в этот день всё должно быть идеально. К счастью для Джилл, что и делала этот костюм, он выглядел так, будто его сшили только что, из новых тканей, а не из старых обносков. Выглядит так, как должен выглядеть… Все-таки не помогло. Я все еще не могу отделаться от ощущения ирреальности происходящего. Ведь я смотрел на свой родной тренч, что я носил все эти годы, что я провёл “во сне”. Хм. Ладно, неважно. Всякое бывает. Я ведь видел эскизы костюма, а это могло наложить отпечаток на моё подсознание. Я укладываюсь в график, что меня ободряло. И финальные аккорды: цветы и броня, не телесная, разумеется, а броня столика.

Цветы продавала женщина-гуль с раскосыми глазами, она молча завернула букет, взяв всего тридцать крышек за букет из пяти роз, что было неслыханной щедростью со стороны продавщицы. Слава богу, ничего подозрительного. Кроме скидок. Окружающие словно сговорились, каким-то неведомым образом узнав, что я запланировал и облегчали мне выполнение моего плана. А может просто прочитали всё это на моём счастливом лице. Проходя мимо толп веселящихся солдат НКР, я добрался до последнего пункта моего маршрута. Ультра-люкс квинтэссенция роскоши и довоенного изобилия пищи. Плюс казино! Но казино меня сегодня волнует в последнюю очередь.

А Курьер-то что здесь забыла? Он же… Он. Минутку. Я точно видел Курьера и помню что это Он, а не Она. Но, тем не менее, я вижу знакомый плащ двадцать одного пик. Цвет волос и глаз тот же плюс к тому же в лице виднеются знакомые черты. Бред какой. Я помотал головой, сбрасывая наваждение, ещё немного и я засомневаюсь в здравости собственного рассудка. Я голову даю на отсечение, что Курьер это мужчина! Но такой плащ существует в единственном экземпляре, и я что то не припоминаю, чтобы Курьер его кому-то дарил. Ладно, неважно, это не моё дело, опять-таки. Почему именно в такой момент появляются такие мысли или ситуации, что хотят помешать. Я забронировал столик и присел на лавочке, ожидая ЕЁ.

Она должна придти с минуты на минуту, ибо как раз было почти три. И, наконец, она появилась из-за угла, как всегда элегантная и с лёгким налётом стервозности. В вечно лёгком платье, которое, казалось, практически не закрывает все выпуклости, а лишь подчёркивает их изгибы. Лёгкий цокот её каблуков, словно копытами по мостовой, заставил меня усмехнутся о моём сне. Увидев меня, стервозность с её лица исчезла и лицо озарила мягкая и тёплая улыбка.

— Хей, красотка. — Поприветствовал я её обворожительной улыбкой. Черт, почему я обращаюсь к Лили как к просто “ней”? Опять наваждение, да что же такое!

— Пунктуален, как и всегда, Брукс, это в тебе мне и нравится. — Сказала моя дива.

— Джентльмены не опаздывают. — Хмыкнул я, проследовав к столику, и, отодвигая стул, пригласил её сесть. Та изящно села за стул в такой элегантной манере, что казалось, что она перетекла в оный, настолько плавно это было исполнено. Я сел напротив, и к нам подошел официант в белой маске. Я раскрыл услужливо поданное меню и понял, что в моём идеальном плане зияет порядочная брешь. Я не знаю, что надо заказывать! До этого я как-то не обращал внимания на свои заказы, лишь бы это было сытным и не слишком противным на вкус. Придется выкручиваться. В голову пришла светлая в своей незамутнённой гениальности мысль оставить выбор блюд за моей пассией.

— Не хочешь выбрать сама? — Предложил я.

— О, ты сама любезность, Девид, ты уверен в этом? Некоторые из блюд очень… изысканы. — Она смягчила выражение “дороги”. К счастью, последнее дело позволило мне это устроить, особо себе ни в чем не отказывая.

— Абсолютно. — Кивнул я, улыбнувшись.

— Что ж, если ты так уверен, то я, пожалуй, закажу бифштекс средней прожарки под кисло-сладким соусом с гарниром из отборного отварного картофеля, расточенного в сливках отфильтрованного молока. — Мадмуазель знает толк в изысканной кухне. Именно поэтому именно это заведение. — К салатам: пожалуй остановлюсь на стандартном Цезаре. Из вин, я слышала, особо рекомендуют бурбон сорок первого года, на десерт, будьте любезны, землянику под взбитыми сливками.

Н-да, по самым скромным прикидкам, моя пассия заказала комплект блюд суммой в семь с половиной тысяч долларов НКР, жаль, что придется себя обделить, но на неё должно хватить, не зря же я пять месяцев копил.

— А мне котлету из мяса брамина с кукурузой на гарнир и полусладкое вино для аперитива. — сделал я свой скромный заказ.

— Всё же ты не до конца пропащий человек, Девид. — Улыбнулась краешком губ Лили. — А ещё говорил, что в вине не разбираешься. — А я и не разбираюсь, я просто тупо выбрал то, что было наименее дорогим в меню. Но сделаем вид, что так и было задумано.

— Мне хватило мозгов поизучать эту тему перед свиданием. — Мне хватило ума наврать и не покраснеть. Надо будет действительно это поизучать.

За соседним столиком сидела Курьер собственной легендарной персоной и потягивала виски, и я ей, чёрт возьми, завидовал чёрной завистью. Ведь ей не надо соответствовать стандартам заведения, она сама себе стандарт и эталон. В этом и плюс быть великой личностью которой никто не указ. Но я вряд ли такой личностью стану, так что надо довольствоваться малым. Впрочем, как будто я против.

Ужин прошёл в непринуждённой атмосфере, с лёгким налётом взаимного флирта подходило время вина и десерта и лучшего момента для предложения придумать было невозможно. Я едва заметно вздохнул, прогоняя прочь с воздухом, выходящим из легких, остатки неуверенности и волнения перед тем, как сказать, пожалуй, самые важные слова в своей жизни.

— Дорогая Лили, — начал я, незаметно убирая одну руку в карман, а вторую положив на её тоненькую изящную ладонь с невероятной белизной кожи, будто состоящей из чистого молока, — я хочу сделать так, чтобы этот день остался в твоей памяти навсегда. Я искренне верю, что ты — именно та, кто больше всех этого заслуживает. В моих глазах ты стала той, за которую я готов отдать все, даже больше. — Я почувствовал ужасающее чувство неизбежности, которое, словно поезд с отказавшими тормозами нес меня прямо к обрыву; это было судьбой, предназначенной мне, или же я сам создал для себя такой роскошный момент, отчего даже самый кровопролитный бой и самый страшный ужас великой Пустоши отошел на второй план? — Выйдешь ли ты за меня, Лили? — Я плавно, в мягком движении достал небольшую коробочку черного цвета с округленными краями и оббитой дорогим шелком. Щелчок. Все или ничего. Кольцо ударило светом огранки его небольшого кристалла по зрению той, кому оно принадлежало, вызывая словно искру где-то глубоко внутри её очей.

Лили была тронута до глубины души, я прочитал в глазах её немое “да”. Казалось, нет меня счастливей в этот момент. Казалось бы... Если бы не черный день истории, что я помнил по своему сну, что так похож на правду. Сегодня казино Ультра-Люкс должно было подвергнутся атаке психам-налётчикам, напялившим на себя клоунские маски. И, Господи, хоть бы это был сон. Хотя все идет абсолютно также, как было в моих воспоминаниях в том сне.

Входные двери распахнулись от могучего пинка главаря банды по кличке “Шутник” из-за его привычки издеваться над своими жертвами. Это происходит снова. И у меня все больше оснований полагать, что это сон, если все продолжится. Но сейчас мне повезло, в казино сама Курьер…

— Чёрт, даже тут не дают нормально расслабится. — Мрачно процедила оная вставая и вытащила свой легендарный револьвер — Спокойно, мальчики и девочки, двигаемся медленно в служебные помещения. Мамочка обо всём позаботится.

Щелчок бойка прозвучал отчётливо, будто не существовало более никаких звуков для этого оружия сорок четвертого калибра.

Всё происходило не так в моём воспоминании из сна, тут не было курьера, налётчики не замирали у входа, будто мишени, но именно это я сейчас и видел. Пять ленивых выстрелов, как в тире, уложили всех незадачливых грабителей там, где они и замерли. Курьер напоказ прокрутила револьвер на пальце и сдула дымок с дула. В зале раздались аплодисменты. Естественно, она справилась. Даже если я помнил, что это он… Не важно.

— Впечатляет. — Высказалась моя половинка. — Только многовато позёрства.

— Для героя, удержавшего дамбу Гувера в руках НКР это простительно. — Высказал я своё мнение. — Даже на Стрип эти ублюдки как-то пробираются. И куда смотрит НКР…

— Полагаю, это будет твоим следующим расследованием, если ты, конечно, не возьмёшь отпуск. — Понимающе улыбнулась Лили.

— Боюсь, придется заняться этим, чтобы устроить свадьбу и медовый месяц позже. — Хмыкнул я, намекая, что все свои средства потратил на сей ужин.

— Понимаю, что ж, я обладаю достаточным терпением, которое ты хорошо задобрил сим изысканным ужином, — она иронично улыбнулась и поцеловала меня в щеку, — но не затягивай слишком долго, любое терпение имеет пределы, сладенький.

— Как скажешь, дорогая. — Немного скомканный ужин закончился и мы разошлись каждый по своим делам, Лили обратно в Топс, где и работала певицей, а я в свой старый офис, ожидая вполне предсказуемого дела о служебном несоответствии ряда служащих НКР, что проворонили нападение в наиболее защищённом селении на несколько сотен миль в округе.

Что-то не давало мне покоя в происходящем, но я не мог понять, что именно. Может, всё дело в том, что всё было не так, как я это запомнил по сну? Уже этим вечером я должен был хоронить Лили, что погибла в перестрелке и даже лучшие доктора не смогли её спасти. Я помнил как мне предлагали пересадить мозг Лили в робота но это было кощунством. Я отказался. Затем в конец спился и через полгода покинул Стрип вместе со Стариком, Старик поселился в Уотерфолле, а я пустился бродить по послевоенной Америке. Я помнил главную улику, что оставил Шутник на той бойне. Чёрный джокер. С тех пор я ненавидел карты. И особенно тех, кто от них фанатеет. Самому, впрочем, мне тяжело было бросить, а уж тем более оплатить, те долги, что я наиграл. Казалось, все только наладилось, даже в Убежище возвращаться не надо было… И этот жесткой удар судьбы отнял у меня всё. Во сне. Или нет. Размышляя о сне, мне кажется он более реальным, чем эта реальность. Все было проработано до мельчайших деталей.

Сейчас же я едва могу вспомнить многие детали о сегодняшнем дне.

— Привет, малой, ты как, ещё не окончательно прирос к этому креслу? — Прервал мои размышления голос Старика. — Знаешь, когда я говорил о боле размеренной жизни, я не имел ввиду, что тебе стоит круглыми сутками сидеть в этом офисе.

— И тебе привет. — Буркнул я, закуривая. — Странное ощущение у меня. Я только что сделал предложение Лили и она согласилась. Я должен быть счастливым, но меня что-то очень сильно гложет.

— Предсвадебный мандраж, возможно? — Спросил он, беря бутылку виски со стола.

— Если бы. — Я вкратце рассказал свой сон и то, что я чувствую думаю об этом.

— Сны разума рождают чудовищ, малой. — Усмехнулся Старик. — И твои чудовища весьма причудливы, ты не пробовал себя на ниве писателя?

— Надо будет попробовать как-нибудь. — Хмыкнул я на шутку Старика. — Но все равно меня это гложет. Например, ты ни разу не показывал мне свой меч и не давал мне его, а я могу точно сказать как он выглядит и как сидит в руке.

— Ну мало ли, мне однажды снилась, что я стена, на которою нанесли краску, — пустился в воспоминания Старик, — и я могу тебе в подробностях рассказать какие ощущения возникают, когда краска сохнет прямо на тебе.

— Кровопийца… — Вспомнил я имя меча

-Так… Малой… Ты не шутки шутишь? — Спросил Старик, посерьёзнев.

— Да. Я точно помню имя меча, выгравированное на чехле. Кровопийца. — И Старик расслабился.

— Ты мог увидеть краем глаза и забыть об этом. — Объяснил он. — А сон заставил тебя вспомнить об этом мимолетном моменте.

— И это же имя, но на другом языке, на Эквестринской письменности. — А вот теперь лицо Старика выражало скепсис — Оно вырезано на рукояти. — Старик достал меч из-за плеча, пожалуй, единственный мой знакомый, кто носит меч в таком неудобном положении. Так же недолго себе и голову ненароком отчекрыжить.

— Я понятия не имею что на нём написано, мне он достался от моих предков — сказал Старик — Ту точно уверен в том что показал тебе сон?

— Последний аргумент. Когда им кого-то убиваешь чувствуешь прилив сил? Я прав?

— Небольшой но это можно списать на всплеск адреналина, не вижу тут ничего криминального — с одной стороны он прав конечно, но с другой стороны может дело в том что мир без магии? — Вот что, если твое видение хоть на половину правдиво то ты должен суметь прочитать надпись если она вправду пришла от этих твоих поней.

— Кро-во-пий-ца — прочитал я надпись на рукояти.

Старик молча отхлебнул полбутылки виски. Он мне поверил. Без оглядки на чины и бредовость. Это его и отличало от местных, он всегда верил мне. Он всегда понимал когда я вру, а когда говорю правду. По лицу что ли читал?

— А теперь подумай, малой, что нам сие знание даёт? — Несмотря на выпитое, Старик оставался кристально трезв. — Это предупреждение? Или призыв, или быть может, что-то ещё? Напрягай свою головку, моя слишком стара для всего этого дерьма.

— Ну, начнем с отличий в произошедшем. Банальное отсутствие Курьера и тот факт, что во сне Курьер был мужчиной. Это ни о чем не говорит, но Курьер должен был быть в отъезде, каждый месяц двадцатого числа он покидает Лаки 38 и отправляется куда-то в Пустошь. Сегодня двадцатое число.

— Хм. Это странно. Слишком странно. — Он задумчиво потёр подбородок. — Надписи, которые никто не может прочесть, ты расшифровываешь с лёту, у тебя видения, а теперь ещё и это. Сколько я помню, Курьер всегда находилась на Стрипе и заставить его покинуть может только что-то экстраординарное.

— Курьер в моем сне предпочитал одинокие ночи в Пустоши Стрипу. Всегда, он всегда стремился вылезти из города. Так говорит он в интервью во всяком случае.

— Добавим ещё сюда выступление на публике. — Проницательно сказал Старик.

— Да. Курьер не ищет славы и не понтуется. Только перед девушками. — Кивнул я.

— Вот что, я не разбираюсь в этом дерме, но был я однажды в Топс, знаешь, что мне все это напоминает? — Я поощрительно кивнул. — Дешевую постановку.

— Да… У меня с самого начала странное чувство будто это все сон. — Я потер виски. — С учетом того, что я помню, что заснул, а проснулся уже здесь.

— Тогда ты знаешь, что делать, малой, — встав со стула сказал Старик, — если же это не поможет, ищи, кому выгодно, и да, я вообще заглянул по делу, не знаю будешь ли ты его расследовать в свете “парадокса бабочки”, но для очистки совести даю тебе копию.

Я принял от него папку. Старик часто помогал мне и находил мне дела.

— Спасибо за помощь, конечно я возьмусь, ведь никто не отменяет того факта что может это я с ума схожу.

— Сходящие с ума как правило не читают надписи на неизвестных языках с фамильных мечей, а уж поверь, многие последователи утверждают, что это не просто вязь, это надпись — приободрил меня Старик — И реальность это или нет я верю в тебя малец, всегда.

— Спасибо — Улыбнулся я раскрывая папку. — Что я бы без тебя делал?

— Попал бы в руки работорговцев, полагаю? — попытался угадать Старик.

— Я не знаю, в моем сне или отголоске реальности ты также был и так же был крут. — Я достал полную бутылку виски и пачку сигарет. — Держи.

— Во сне я продолжил курить? — удивился Старик без подделки — Вот тебе ещё тревожный факт, я бросил три года назад, когда Последователи диагностировали воспаление трахей.

— Странно. — Я спрятал пачку.

— Ты разберешься, я верю в это. — Напомнил мне Старик. — Ладно, малой, мне пора, будет случай и ежели это всё же реальность, пересечёмся как-нибудь в баре за бутылкой виски.

И, спрятав свой меч на место, ушёл, оставив меня размышлять над всем этим. Ну для начала я сделал то, что должен был сделать. Ущипнул себя. Боль вполне реальная. Всё пока в меру своих сил убеждало, что это реальность. Талантливо убеждало. Но кое-что меня насторожило. Во снах я не боялся боли, а в реальности очень. Мысль промелькнула как молния, но мелькнуло сомнение и страх. А что, если это и есть реальность, а глубокий сон, что я видел, просто стёр моё восприятие между действительностью и грёзами? Ведь если это реальность, самоубийство отправит меня туда, куда и должны отправляться самоубийцы, а не пробуждая от этой вероятной подделки.

Где же та грань, что отличает реальность от сна? Детали. Только мой офис и комната выглядели реальными, до мельчайших деталей, но вспомню ли как был обставлен офис стилиста? Как выглядел сам стилист? Почему стилистом был гуль и продавщица роз тоже? Почему оба? Почему я не мог разглядеть ни единого лица на улице и не помню никого, кроме стилиста, продавщицы, портного, Лили, Курьера и этих ублюдков?

А может, я горожу проблему на пустом месте и просто не замечал всего из-за того, что был окрылен предстоящим свиданием? Как же всё запутанно. Надпись: “сконцентрируйся на надписи” — это пока единственная зацепка.

Я не мог, не мог прочитать её, будь сон-сном! Откуда я вообще мог узнать об этой надписи и подумать, что это надпись, а не какие-то засечки на рукояти? Я вижу брешь, но не могу решится. Слишком страшно, да и рука не поднимется. Но до того, как я это подумал, я уже почти без тени сомнения поднес к виску дуло своего пистолета.

Стоило мне только… Подумать, что что-то неправильно, как это исправилось или оправдывалось чем-то другим. Казалось, сами мои мысли пытались это сделать… За меня. Сердце бешено колотилось как по-настоящему, липкий пот заливал ладони и голову совсем как по-настоящему. Мне было страшно по-настоящему, будто я и вправду сомневаюсь, где же сон, а где явь. Но я ухватился за другую теорию. Собственные мысли. Если… Нет, я не должен думать об этом, я должен действовать. Непроизвольно зажмурившись, я, задыхаясь от ужаса, нажал на курок.

Сознание рассыпалось от боли и собралось вновь спустя неизвестный промежуток времени, и я с облегчением увидел привычную обстановку казино с Крупье. Тот до умиления привычно тасовал карты и кивнул мне с уважением

— Надо признать, Странник, ты меня поразил. — Он приподнял шляпу, обнажая свою спутанную шевелюру цвета пепла и показывая серые, как речная галька, глаза. — Так быстро докопаться до сути, пускай и не без помощи. Хотя это и была помощь самому себе.

— Первый обычный сон за несколько лет и то обернулся ловушкой. — Я обнаружил, что я привязан угадайте к чему? Всё к тому же кресту. Покосившись на него, привязанной пони я там не обнаружил. Но интуиция подсказывала мне, что она там есть, просто я её не вижу.

— Дальше будет хуже, Странник, дальше будет только хуже. — Таинственно изрек шляпник. — Признаться, такого побочного эффекта от дара даже я не ожидал, впрочем, я никогда раньше и не разыгрывал телесные оболочки, гордись, ты первый.

— Было бы чем гордится. — Фыркнул я. — Так понимаю, эта мадам шла в комплекте тела и это она устроила мне такое развлечение.

— Поверь мне, Старнник, в мои планы не входило поселять в это тело кого-либо ещё, у меня есть кодекс, которому я следую, я думаю, в мой дар вмешалась сама Вселенная. — Да уж, если меня даже Крупье пугает, то Вселенная вызывает у меня ужас.

— Тем не менее. Кто она и чего хочет? Или я должен выиграть этот ответ? — Крупье усмехнулся.

— Полагаю, в этот раз я сделаю исключение, мне очень понравился весь этот фарс, что устроила твоя спутница по телу. — Он начал вновь тасовать карты. — Кто она неизвестно даже мне, а я знаю всё на этих Пустошах, полагаю, душа этой пони вырвана из запределья, куда мое всеведение не распространяется. Что же до целей, то они банальны: жить. И хоть я не задумывал тебе такую подлянку, я не могу не выразить восхищения тем мастерством, с которым реализована такая привязка узами Душ.

— А то, что она хочет жить значит, что нужно сделать так, чтобы заснул уже я? — Крупье кивнул.

— Такую связь не разорвать местным некромантам, какими бы они искусными не были, не их уровень и даже не мой.

— Хотя бы можешь дать подсказку, как избавится от её нападок? — Попросил я напоследок.

— Только один путь: слияние, но пути назад не будет, ты перестанешь быть Дэвидом, но ты и не будешь целиком той личностью, что к тебе привязали, ты будешь суммой этих частей. — Перпсективочка та ещё. — Впрочем, есть альтернатива: заставить одну из ваших частей заснуть навечно, но в этом случае оставшаяся часть будет ощущать болевые отголоски.

— Предпочту остаться самим собой. Значит, теперь мне еще во сне не безопасно.

— Опаснее, чем было до этого. — Поправил меня сдающий. — С каждым разом иллюзии будут всё изощрённей, пока она не убедит тебя в том, что то, что ты видишь и есть реальность, данная тебе в ощущениях, однажды ты, возможно, начнёшь сомневаться, а реален ли тот мир, где ты пони телом.

— Мало того, что она мне свободно мыслить не позволяет, так она еще и мое тело украсть хочет. Блеск. — Я хотел потереть виски, но не смог по понятным причинам. — Только один способ? Даже обратное превращение в человека не поможет? Может, с ней поговорить?

— Поверь мне, если бы я мог, я бы предложил бы тебе приз со скидкой, который позволил бы решить эту проблему, но я этого сделать не могу. — Сначала развёл передними ногами на первую часть предложения Крупье, а затем пожал плечами на второе. — А здесь, увы, нет ясности, пока ты в этом мире, ты останешься пони, прости, но я не могу обратить действие приза вспять. А для диалога, как известна, нужна вторая сторона. Но её тут я не наблюдаю.

— Для того, чтобы её увидеть, потребовалось вмешательство менталиста, но после него я чувствую её на кресте. И веревками… — Крупье молча тасовал карты, видимо, ожидая, пока я сформулирую неясную мысль до конца. — В общем, она здесь и она нас слышит. В чем можно убедится, просто сказав, что у пони тупые име… — как и ожидалось, веревки ожили. Но затянулись слабо.

— Хм. Полагаю, сейчас наша незнакомка с той стороны этого аксессуара зализывает ментальные раны и ей сейчас не до нас. — Посмотрев за действиями веревок, резюмировал Крупье.

— Полагаю, нам нужно выждать момент, чтобы вызвать её во всем её великолепии. И, думаю, в этом казино она сможет говорить. — Выдвинул я теорию.

— Лишь время покажет насколько ты прав в своих теориях, Странник. — Он раздал по шесть карт. — По правилам должна быть партия в карты со ставками, но делаю скидку на потрясения, простой Дурак, надеюсь, правила тебе известны?

— Нет, но я готов впитывать новые знания. Даже намеками.

— Большая карта бьёт меньшую но только в пределах своей масти, туз не бьёт двойку, а масть под колодой бьёт остальные три масти вне зависимости от старшинства, но для своей масти сохраняет общие правила. — Довольно просто. Видимо, поэтому игру и назвали Дураком.

— Ну ничего сложного. Приступим. — Хоть игра и была очень простой, даже тут есть свои тонкости, которые я узнавал на ходу. Допустим, если ты накрыл шестерку рыцарем, будь готов отбиваться от докинутого в довесок рыцаря. И, боже вас упаси, сбрасывать подколодную масть на мелкие карты, за это наказывают. В итоге, я остался с шикарным веером карт и Крупье, видимо, в шутку повесил две последние двойки своей “руки” мне на плечи в пародии на погоны.

— Итак, что, проигрыш? — Наконец спросил я.

— Увы, друг мой, остаться картами в конечностях это проигрыш. — Пояснил позицию с картами в этой игре Крупье. — Впрочем, ты хорошо сопротивлялся для новичка, немого практики и ты сможешь играть со мной на равных. Впрочем, кому я это рассказываю? С твоим-то двухлетним стажем и до сих пор не выплаченными долгами.

— Я только год назад это успешно выбросил из головы. — Буркнул я.

— Что ж, мои обязательства выполнены, а теперь проснись и пой, Странник. Тебя ждёт твоя напарница.

[1]Теперь восприятие ГГ проехалось по имени собственному Пинки.(Созвучно Pink — Розовый)
[2]Тут я допустил некоторую вольность в интерпретации имени “Пинки Пай” поскольку имя то женское.
[3]Diamond Dust
[4]Да-да, надмозг бессмысленный и беспощадный. Hoity Toity в оригинале.
[5]Имеется в виду притча о монахе, которому снилось, что он бабочка, которой, в свою очередь, снилось, что она монах.