Ловушка для Квотербека

Квотербек знакомится в баре с красивейшей кобылицей, и вроде бы у них всё хорошо. Но она хранит от него один маленький секрет...

С великой любовью приходит великая учёба

После некоторых проблем с попыткой заставить Рэйнбоу выучить математику, Твайлайт только что призналась в любви к той. Что шокировало ее еще больше, так это то, что пегаска была не против и сказала, что любит ее в ответ. Сможет ли принцесса заставить Рэйнбоу выучить самые основы математики, используя эти знания?

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл

Стрелы Амура

Главное оружие пони - дружба... и любовь. А кто нам об этом лучше расскажет, как не принц любви? И что может быть лучше, чем провести праздник с любимым капитаном стражи... Точнее - с капитаншей? Правило R63.

Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Отпуск

Всем нам иногда нужен отпуск.

Принцесса Селестия

Сопротивление миссис Робинсон

Четыре сотни копыт мрачно маршируют к своим клеткам ожидать своей судьбы вьючных животных. Со всех концов нации они приехали сюда во имя дружбы, но теперь их цвета поблекли, а уши поникли; палящая сера бьёт им в ноздри, когда тяжелые цепи ведут их к капитуляции. Темпест Шэдоу, командующая армией севера и хозяйка собственного имени, покорила столицу самой большой нации в мире без единой жертвы с обеих сторон. Она победила трех из четырех легендарных аликорнов в бою и прогнала последнего. На ее пути нет препятствий... кроме одного. Это история о столпе, который отказался падать.

Свити Белл Черили Другие пони Темпест Шэдоу

Take Five

"Не можешь бороться? Возглавь!" Скорее всего, абсолютно все божественные существа следуют этому простому правилу, а что из этого получится? Покажет только время.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони

Одержимость

Вы видели Бон-Бон и Лиру вместе? Я представляю вам свою версию их взаимоотношений, и не только...<br/>Хотя это скорее можно рассматривать как альтернативную вселенную - наверняка будут нестыковки, которые иначе уже не объяснить.

Лира Бон-Бон Другие пони

Селестия и Старсвирл. Знакомство

Рассказ о юности Селестии в суровом Железном веке.

Принцесса Селестия Другие пони

Дружба это оптимум: Только не здесь, только не так

В конце времён мира людей, что делать человеку, у которого ничего и никого не осталось?

Принцесса Селестия Человеки

Ксенофилия: Вечернее свидание

Рэйнбоу Дэш не любит кобылок. Она любит Леро — своего жеребца-человека. Но так уж повелось в Эквестрии, что у одного жеребца почти никогда не бывает лишь одной кобылки… События рассказа происходят после "Исхода Блеклого Поветрия".

Рэйнбоу Дэш Лира Человеки

Автор рисунка: aJVL
Глава вторая - "З.А.Д.О.Л.Б.О.Т."

Глава первая - "Бестыжие гости"

Сегодня был несомненно важный день. Пусть и всего для одной единорожки по имени Твайлайт Спаркл. Ночью должно было состоятся редкое астрономическое явление, к которому она готовилась заранее. Несмотря на то, что до ночи было еще около пяти часов, на балконе библиотеки уже стоял телескоп, направленный в сторону Кантерлота, стопка книг и небольшой столик со стаканом воды и журналом под ним. Стакан прижимал от ветра страницу, заголовок которой гласил о том, что сегодня ночью на предельно низкой дистанции должна пролететь некая комета. Некая, поскольку название уже было размыто водой из стакана.

Фиолетовая пони была готова ко всему. И последний пунктом в списке подготовления было наведение телескопа на расчетное место звездного неба.

Прислонившись к телескопу и в уме подсчитывая градус, она навела прибор, а после решила ненадолго расслабиться.

Расслабилась так, что вскоре наступила ночь, и пришло уже время примкнуть к окуляру да выжидать момент. Пони устроилась перед телескопом и подобралась в предвкушении долгожданного события, но вдруг ее отвлек яркий блик на линзе. Наведя прибор в сторону предполагаемого источника света, она напоролась на свечение, которое едва ее не ослепило.

Отпрыгнув от телескопа и протерев глаза, Твайлайт увидела, что на горе, где некогда жил дымящий на всю округу дракон, горела самая настоящая звезда.

Свет был необычайно ярким и некоторое время оставался непрерывным. Некоторое время. Яркость света начала резко меняться до тех пор, пока звезда не начала выплевывать в разные стороны объекты различных габаритов. Несколько из них даже достигали размеров крупной телеги. Это длилось крайне недолго, и по окончанию «извержения» звезда на долю секунды стала в разы ярче, после чего исчезла без следа.

Твайлайт долго стояла в попытках осмыслить произошедшее. К такому она явно не была готова. Пони посмотрела на трепещущий от ветра журнал с кометой и потом на гору. Снова и снова она пыталась расставить приоритеты до тех пор, пока, психанув, не выпила залпом воду, и захлопнула журнал. Далее она кинулась вниз, где насвистывая некую мелодию, подметал пол дракончик Спайк.

— Спайк! Немедленно собирайся! — крикнула Твайлайт с лестницы своему помощнику.

— Куда? Твоя комета куда-то упала? — предположил Спайк. Его уже порядком раздражала эта комета.

— Нет. Произошло что-то чего я не знаю. А это значит…

— …что ты должна это узнать, — перебил и закончил за нее фразу Спайк. — И обязательно прямо сейчас посреди ночи позабыв о всяких нормах адекватности…

— Да! Чем быстрее мы это сделаем, тем лучше!

— Ла-а-адно, — Закатил глаза дракончик.

Сбор не занял много времени, и вскоре этот дуэт полуночников покинул библиотеку. Оглядевшись на улице, Твайлайт было подумала позвать подруг, но, решив, что все сейчас спят, отправилась в путь со Спайком.

Путь по лесу к горе занял длительное время. И удлиняло его то, что, чем ближе они подходили к горе, тем больше различных металлических обломков они находили. Разумеется, некоторые из них надо было забрать с собой, а все прочие тщательно задокументировать. Особого внимания заслуживают несколько одиночных следов. Они были не похожи на след ни одного известного существа. Твайлайт с особой тщательностью этот след зарисовала.

Подойдя к подножию горы, Спайк внезапно остановился и замер.

— Твайлайт? — осторожно спросил дракончик.

— Мы уже совсем близко. Что такое? — не отвлекаясь от блокнота, откликнулась единорожка.

— Мне кажется, что за нами кто-то при-и-истально наблюдает, — осматривался Спайк.

Твайлайт тоже забеспокоилась и осмотрелась. И ее внимание сразу привлек одиночный красный огонек в глубине темного ночного леса. Стоило Твайлайт более пристально присмотреться, как тот незамедлительно исчез. От этого ей стало не по себе, и, посадив Спайка себе на спину, она побежала к подъему на гору, решив, что там, наверху, будет куда более спокойно.

Подъем на гору прошел без новых приключений, и вскоре они оказались на том самом месте, где и было то световое явление. Это было прямо перед драконьей пещерой. И это несомненно было то самое место.

Место звезды было оплавлено высокой температурой, а весь скальный выступ был усеян торчащими тут и там острыми металлическими обломками. И, ко всему прочему, прямо в потолке пещеры находился шарообразный, оплавленный предмет, намертво там застрявший.

— Пусть я и дракон, купающийся в лаве, но здесь я бы не захотел находиться, когда произошло это твое «что-то», — прокомментировал все это Спайк.

Твайлайт детально зарисовывала всю эту картину, а дракончик, положив вещи около своей спутницы, встал прямо под шаром в потолке. И он решил попытаться его оттуда достать. Используя свои острые когти и даже порою зубы, он забрался по стене. Теперь заветная штуковина была на расстоянии его вытянутой лапы.

Сперва он просто лупил по нему лапами в надежде, что шар просто так выпадет, а потом пытался когтями его расшевелить. В конце концов, он решил приложить всю силу. Затолкав свои когти между шаром и горной породой, Спайк как следует дернул за выступ шара.

Тот от такого обращения наконец не выдержал и с глухим металлическим грохотом упал на землю. И слышно это было далеко за пределами пещеры.

На грохот прибежала Твайлайт, и, когда Спайк спустился, они увлеченно осмотрели загадочный шарик.

Это был идеально круглой формы оплавленный шар с множеством мелких деталей и чем-то, напоминающим линзу, в центре корпуса. Попытки его как-то разобрать ни к чему не привели. И эта штуковина была несколько больше самого Спайка.

Пара некоторое время активно обсуждала этот объект, но в итоге сошлись на мнении, что его в любом случае нужно будет прикатить в библиотеку. Твайлайт предложила было идти прямо сейчас, но, вспомнив про странный огонек в лесу, решила подождать до рассвета. Спайк согласился.

Благо им было чем занять оставшуюся часть ночи. Всю ночь одержимая единорожка документировала торчащие обломки, а Спайк просто стачивал когти об шар.

Наконец-то настал рассвет, и исследователи двинулись в обратный путь. Они даже не предполагали, насколько тяжелой окажется задача притащить металлический шар и еще целый мешок различных железок к себе домой. Задача тяжелая, но выполнимая благодаря завидному фанатизму Твайлайт. Жутко устав, они добрались до библиотеки, катя по дороге крайне причудливый для местных жителей металлический шар.

На то, чтобы разобраться со всем этим барахлом, ушел еще один день. Железки оказались металлами различного типа и свойств, но при этом ни один из них Твайлайт никогда ранее не видела. Кроме этого, их объединяли крайне высокие показатели прочности, даже не смотря на колоссальную температуру, которую они ранее выдержали.

Попытки взаимодействовать с шаром ни к чем не привели. Выяснилось только то, что при неаккуратном обращении с ним можно отдавить ногу или оставить приличную вмятину в стене, а возможно, даже кого-то ненароком задавить.

После окончания исследований единорожка немного погоревала о пропуске долгожданной кометы и решила писать письмо принцессе Селестии. В нем она детально рассказала о произошедшем, своих выводах и о том, как Спайк отдавил себе ногу, а потом чуть не размазал Совелия.

Ответ пришел в обед следующего дня. Селестия попросила прийти ее саму и доставить шар.

Обрадовавшись вниманию принцессы, Твайлайт подняла очередной переполох в библиотеке и собралась почти в рекордные сроки. Спайка пришлось оставить тут, поскольку его нога была перебинтована и он не мог достаточно быстро передвигаться. Попрощавшись со своим помощником, единорожка пошла на поезд.

Особого внимания стоит тот труд, с которым грузчики загружали эту штуку в поезд. Даже для них шар был очень тяжел, но с задачей они справились при помощь чей-то матери и пары проломленных чемоданов из-за кривого пола грузового вагона поезда. Железка, словно шар для боулинга, размазала эти чемоданы в труху.

В Кантерлоте Твайлайт уже ждали. Прямо у входа ее ожидала пара стражников, которым и пришлось в дальнейшем катить этот шар. Не смотря на свое абсолютное бездействие, шар уже успел многих покалечить и много поломать.

Катили они шар до самого тронного зала, в котором юную исследовательницу уже ждали принцессы.

Вот и настал звездный час Твайлайт Спаркл! Теперь пришло время выгрузить на ничего не подозревающую королевскую голову всю ту накопленную информацию, которую она вместе с Спайком собирала целую и еще одну ночь! Она было готова рассказывать об этом дальнейшие семнадцать часов без остановки, но очередное внеплановое событие ее остановило уже после трех часов безудержной болтовни.

В коридоре, ведущем к тронному залу, раздался грохот, крики, чей-то нецензурный выкрик и множественные глухие удары железа об железо. А потом все на какое-то время затихло.

Принцессы насторожились от этих звуков, и вот уже совсем близко стали отчетливо слышны тяжелые металлические шаги.

В зал вошла пара белых драконов. В среднем, их габариты более чем в полтора раза превышали габариты Селестии. Более крупный был целиком из металла, имел острый вытянутый подбородок, красный глаз, который Твайлайт сразу узнала, поняв, что это он смотрел на нее в лесу, и два уха по бокам. Форма его лап также соответствовала видимому в лесу отпечатку. В крыльях находились металлические сферы, близкие по габаритам к найденной Твайлайт. А вдобавок ко всему, у этого дракона не было даже рта.

Второй был несколько поменьше, он, в отличие от первого, уже имел чешую, пускай и из метала, два ярких желтых глаза и, впрочем, типичную драконовскую морду, за исключением каких-то деталей из метала по бокам. В крыльях находились шестиконечные лопасти, удерживаемые магнитным полем, а ближе ко второй паре лап была еще пара двигателей неизвестного устройства.

В зале повисла тишина, которую вскоре нарушил одноглазый, обратившись к своему товарищу:

— Может пора уже поздороваться для начала? — голос был безэмоциональный, и не было понятно, из какой части головы он исходит.

- Что? Привет, лошадки, мы пришли с миром? — ответил ему товарищ куда более живым голосом.

— Для начала, стоило бы представиться, — произнесла Селестия.

— Отлично, у меня уже нет имени, но есть кличка, Дебошир, а это мой одноглазый приспешник Кеша. Мы оказались тут из-за во-о-он той железки, — дракон, который назвался Дебоширом, указал в сторону черного шара.

— Может, вы заодно и скажете, что это? — вмешалась Твайлайт.

Драконы переглянулись, и Кеша подошел к железке. Покрутил в лапах, пощупав, а потом замер. Из его глаза устремился синий свет, и железка под его влиянием начала быстро восстанавливаться. Она обрела белую раскраску в стиле драконов, и линза оказалась схожим глазом. Вокруг глаза открылись несколько небольших отверстий, и из них вылезли несколько длинных щупалец, служившими роботу руками. Мелкий робот выскочил из лап Кеши.

— Я знал, что не умру так! Я счастлив! — произнес забавным голосом шарик.

— Знакомитесь, это наш робот-стюард, самая тупая машина в галактике, — угрюмо произнес Дебошир, подходя к мелкому.

— Видите, повелитель, я знал, что делаю! Мы все живы! — еще более жизнерадостно обратился робот к дракону.

Потом колобок крепко зацепился за дракона щупальцами, похоже, обнимая его таким образом. Дебоширу это не понравилось, и тот, отпихнув от себя мелкого, показал ему на выход из помещения. Робот убрал внутрь щупальца и укатился.

Конструкция металлического колобка каким-то образом позволяла ему катиться и при этом направлять взгляд глаза всегда в ту сторону, в которую он катился, независимо от своей скорости.

— А… — начала Твайлайт, собираясь прямо сейчас завалить пришельцев бесконечной тучей вопросов, но ей закрыл рот Дебошир.

— А на все остальные вопрос тебе ответит вот этот циклоп, — и указал на Кешу.

Единорожка покосилась на робота, который смотрел своим единственным глазом, от чего Твайлайт становилось не комфортно. Потом Дебошир подтолкнул ее к Кеше, и они вышли из зала, оставив наедине дракона и принцесс.

Остановившись в коридоре, Твайлайт достала блокнот и уже сейчас начала продумывать вопросы. Их становилось все больше и больше. В какой-то момент наблюдавший за ее писаниной робот разочарованно произнес:

— Если б только я знал, на что подписывался...

— Но для начала, мы сядем на поезд и отправимся в мою библиотеку, — она обнадежила робота отложением своей пытки.

Пройдя через весь замок и город, они добрались до поезда. Стоя прямо перед открытым грузовым вагоном поезда, Твайлайт безуспешно пыталась уговорить Кешу войти внутрь, на что получала одно единственное «Нет».

— Ну почему ты такой упрямый? Неужели у тебя боязнь поездов или закрытых пространств? — возмущалась единорожка.

Вместо слов робот просто надавил на пол вагона. Вагон заскрипел и слегка прогнулся. Убрав лапу робот вопросительно посмотрел на единорожку.

— Ну и ладно. Это же самый современный состав. В этом вагоне и не такие грузы уже перевозили!

— Но мой анализ говорит, что шанс разрушения вагона равен 100%, — непонимающе пробурчала непокорная машина.

— Значит, он ошибается. Ну же, давай, хотя бы попробуй.

Кеша некоторое время всматривался в вагон, после чего осторожно забрался в него. Конструкция скрипела и качалась под его весом, но, похоже, выдерживала.

— Вот видишь! — счастливо произнесла Твайлайт, хлопая копытами от радости за свою маленькую победу над упорством робота.

Робот развернулся к ней и сел на пол. А потом пол сел на землю. Поняв, что он был прав, Кеша посмотрел на Твайлайт и не менее довольно прищурился.

— Вот видишь! — он воспроизвел записанную несколько секунд назад фразу Твайлайт ее же голосом, и челюсть единорожки немного приоткрылась.

Вскоре на шум прибежали техники и, увидев сидящего в поломанном вагоне одного единственного дракона, покосились на Твайлайт и спросили:

— Сколько же весит ваш питомец?

— Очень много, — подал голос робот и вышел из вагона, после чего тот сложился окончательно.

Единорожка пыталась собраться с мыслями, но почему-то не могла выдавить из себя даже единственного слова. Слишком много в последнее время шло не по ее многомодовому плану. И тогда робот предложил ей поехать самой, а ему добраться до библиотеки своим ходом.

Твайлайт согласилась, и робот ушел прочь, а она осталась наедине с механиками, ждавшими ее объяснений и ответа на вопрос, кто будет возмещать ущерб. Кое-как отделавшись именем Селестии, ей удалось сбежать от них и попасть на поезд. Вскоре она добралась до Понивиля.

Когда она дошла до своей библиотеки, ей предстала интересная картина. У входа в ее дом стоял Кеша, которого со всех сторон окружили активно шумящие любознательные пони. Большую часть из них составляли дети. Также особенно выделилась Рэйнбоу Дэш, которая, вися над ним, пыталась всячески разговорить робота или хотя бы заставить двинуться, поскольку тот стоял как статуя. Так же неподвижно.

— Что тут происходит? — произнесла Твайлайт, и воцарилась тишина.

В этой тишине было прекрасно слышно, как резко в ее сторону повернулась голова Кеши, и от ожившей статуи все тут же отпрыгнули.

— Видите! Я говорила что эта штука живая! — ударила себя в грудь Дэш. А потом подлетела к Твайлайт и тихо спросила, - А что это вообще такое? Вроде дракон, да не похоже. Голем какой?

— Это пришелец из другого мира, — ответила Твайлайт.

От этой новости окружающая толпа удивленно охнула и еще более пристально уставилась на Кешу.

Роботу уже порядком надоели эти зеваки, он повернулся к окружающим, а металлические пластины, формирующие его подбородок, разъехались в стороны, открыв неподготовленным взглядам пони жуткую челюсть с длинными и острыми зубами, стоящими в три ряда. Робот далеко не весь был из металла.

— И я питаюсь детскими душами, — произнесла эта челюсть, став еще более жуткой для публики.

От этого небольшого представления улица вмиг опустела, оставив на этом месте лишь довольного робота и потрясенных Дэш и Твайлайт.

- Что? — видя их реакцию, как ни в чем не бывало спросил робот, возвращая пластины на место.

— Круто! Ты бы, кстати, видела, как быстро он летает! Ему даже крыльями не нужно махать! — как ни в чем не бывало продолжила разговор Дэш.

— Ты видела, как он летает? — удивилась единорожка.

- Да! У него из этих штук на крыльях вырывается огонь, и он летает благодаря этому, быстро и шумно. А еще обалденно круто! — с еще большим энтузиазмом продолжила пегаска.

— Ну-ка давай покажи, — махнула головой Твайлайт в сторону робота.

Тот с явно недовольным видом подчинился и поднялся в воздух на метр. Сферические двигатели легко держали его вес, в отличии от вагона. Повисев около минуты, его двигатели отключились, и он эффектно и громко вернулся на землю.

— Мне бы так полетать! — захлопала копытами Дэш.

— Можешь даже и не мечтать, — ехидно произнес довольный собою робот.

Теперь единорожка решила, что им следует продолжить разговор в библиотеке. Кое-как затолкав туда Рэйнбоу и пронаблюдав, как неуклюже завалился внутрь Кеша, Твайлайт пошла искать Спайка. Тот спал наверху, его так и не разбудила вся суматоха снаружи. Растормошив маленького дракончика, единорожка потащила его знакомиться с гостем.

Сперва Спайк просто обомлел, потом попытался поздороваться:

— Привет, — помахал лапой дракончик.

- Хай, — в своей излюбленной манере «резко поверни голову и скажи что-нибудь» поступил Кеша.

Почему-то после такого Спайк медленно завалился на спину и упал.

— Он… несколько более впечатлительный, чем я думала, — унося при помощи телекинеза Cпайка наверх, произнесла Твайлайт.

Вернувшись, единорожка наконец достала блокнот с вопросами, так пугающий робота. Будь у машины воображение, то из блокнота вылезали бы огромные щупальца, так и норовящие разорвать его на кусочки.

— Итак, приступим! — произнесла Твайлайт, встав перед покорно ожидающим своей участи роботом.

— Только не говори, что ты собираешься завалить его вопросами в своем духе, — подала голос Рэйнбоу, летающая над роботом. Потом она зависла уже над Твайлайт и заглянула в блокнот.

— Думаешь слишком много? — усомнилась Твайлайт, посмотрев на свою подругу. Взгляд робота тем временем отобразил проблеск его надежды на легкий исход.

- Нет, слишком мало, нам нужно знать значительно больше! Значит… — сказала пегаска, но ее перебил Кеша.

— Во имя святого двоичного кода, вы тут все такие одержимые?

— Не перебивай! — тут-же заткнули обе пони.

Дэш взяла блокнот и выкинула его в мусорку, посоветовав Твайлайт не зажиматься и выплеснуть из себя все без остатка. В глазах единорожки словно зажегся огонь, и из ее рта посыпались буквально тонны вопросов, а когда ей нужно было перевести дыхание, ее подменяла Рэйнбоу уже со своими вопросами. Робот, вероятно, запомнит этот день и эти несколько часов как худшие в его долгой и, возможно, бесконечной жизни.

Но очередное событие его спасло от перегрева процессора. Твайлайт обратила внимание на то, что кончики его ушей мигают желтыми огнями, и спросила про это.

— Это значит, что Дебошир пытается нам что-то сообщить. Но я не могу ему ответить из-за вас.

— Показывай! — сказала пегаска.

Огни перестали мерцать, а Кеша поднял лапу, и над ней появилось голографическое изображение, передаваемое «колобком». Было слышно грохот и чьи-то крики, явно полные злобы. Звук воспроизводила голова Кеши.

— В общем, мы мило побеседовали с принцессами, как договаривались, но я, видимо, не-е-емного перестарался, — ввалился в кадр Дебошир.

— Немного — это насколько? — поинтересовалась Твайлайт.

Дебошир не успел что-либо сказать, как раздалось несколько глухих ударов, и дракон развернул колобка. Стало видно, что он стоял перед дверью, в которую уже наносились удары массивным топором. Вернувшись в кадр, Дебошир указал на торчащий из двери топор и сказал:

— Вот настолько!

— Я уже совсем близко, мерзавец! Тебе стоит подумать, куда бежать дальше! — раздался крик Селестии по ту сторону двери.

Твайлайт Спаркл и Рэймбоу Дэш переглянулись. В глазах еденирожки показалась паника из-за ситуации.

— Что ты там натворил? — поинтересовалась пегаска.

— Ну… разнес, видимо, ее любимую статую, насвинячил на кухне, пробил этим колобком стену, а еще дворцовый переворот попытался устроить. Ну, еще там что-то было, уже и не помню.

Твайлайт упала в обморок, услышав это.

— Но я что-нибудь придумаю, — улыбнулся Дебошир.

— Взорвешь вдобавок замок вместе с городом? — предложил Кеша. Видимо, трансляция не мешала ему вмешиваться в разговор.

— Отличная идея! Но я сперва насвинячу в этом городе! — счастливо хлопнул дракон.

— Класс, так вас, оказывается, двое! Круто! — вырвалось у Рэйнбоу Дэш.

— Я думаю, это не надолго, — пробурчал Кеша.

Именно в этот момент раздался страшной силы хруст, и в образовавшейся в двери дыре показалась Селестия. Видок у нее был не ахти, словно ее очень сильно помяли, а потом вылили краску всех цветов радуги.

— Кар-р-рамба! — раздался истошный вопль колобка, и трансляция прекратилась.

— Что он там вообще делает? — поинтересовалась Рэйнбоу у робота.

— Занимается своим любимым делом. Сходит с ума, — совершенно невозмутимо произнес Кеша.

Закончив разговор, Дэш и Кеша привели в чувство Твайлайт. Та, очнувшись, тут же вскочила и прокричала длинную тираду о том, какой Дебошир придурок, самодур, псих и как быстро им всем нужно в Кантерлот.

Обойдясь без сбора вещей, троица кинулась к поезду, а Кеша отправился в путь самостоятельно. В отличие от предыдущих раз, поезд пришлось ждать несколько часов. Но дождаться поезда мало, путь тоже занимает время, и в итоге ихнее «как можно быстрее» получилось только к наступлению ночи.

Уже сонные, единорожка и пегас побежали к замку по освещенному ночными огнями городу. Однако их спешка не оправдалась. На площади около целого фонтана как ни в чем не бывало стояли Дебошир и Кеша. Первый что-то орал, а второй сидел с обиженным видом.

Когда они подошли ближе к драконам, Дебошир прекратил свои вопли. Стало видно, что Кеша сидит напротив клумбы и злобно сверлит ее взглядом. Все бы ничего, но в клумбе находился вантуз.

— Похоже, все в порядке, и мы зря волновались? — спросила Твайлайт.

— Ну да! Я же сказал, что найду способ все исправить, — гордо ударил себя в грудь дракон.

— И что-же ты придумал? — поинтересовалась Рэймбоу.

— Я связал принцесс и кинул их в погреб. А теперь захватываю власть в их отсутствие! Я ведь гениальный злодей!

- Что? — выпучила глаза Твайлайт.

— Он состроил глазки и обязался исправить все, что натворил. Умолял в слезах, — пробурчал Кеша.

— Циклоп, ты вечно все портишь, — обиделся Дебошир.

Разговор себя исчерпал, и, после минуты молчания в память о несбывшейся мечте дракона о захвате мира, Дебошир вновь начал разговор с Кешей.

— Итак, Кеша. Для особо тупых повторяю. Ее ничтожество сказало нам восстановить все то, что мы разрушили. Ведь так? — говорил своему роботу Дебошир.

— Так, — ответил Кеша.

— И чем мы тогда теперь занимаемся? — прищурившись, спросил робота дракон.

— Восстанавливаем клумбу.

— Неужели?

— Абсолютно точно.

— Нет, #@$%@ подобного!!! Мы занимаемся тем, что создаем всякую непонятную хрень! Вот это разве похоже на цветок?!

— Со структурной и биологической точки зрения, да. Оно имеет органическую ткань и использует фотосинтез.

— Это все псевдонаучная хрень! А мои глаза говорят, что это, черт его дери, вантуз! Долбаный вантуз! Вантуз, Кеша! Понимаешь?! В-А-Н-Т-У-З!!!

Тут и не поспорить. В клумбе торчало уже несколько покачивающихся и на удивление приятно пахнущих вантузов.

— ХВАТИТ ТАМ ОРАТЬ! — раздалось из окна одного дома.

Дебошир не стал церемониться и, вырвав из клумбы вантуз, швырнул его в окно, разнеся то вдребезги.

— Мы тут на благо общества вообще-то работаем! А это значит, и ради тебя тоже, засранец!

Убедившись, что больше возражений нет, дракон продолжил отчитывать робота.

— Так, а теперь создай то, что хочу я, — Дебошир сел в позу йоги и закрыл глаза.

Кеша создал уже действительно цветок. Дракон открыл глаза и с серьезным, гордым видом зааплодировал. И делал он это до тех пор, пока цветок не встал и не убежал. Вот просто встал на корнях и убежал. До первой же телеги, которая его и переехала, от чего цветок жутко орал на всю улицу несколько минут, разбудив почти всех спящих пони в округе.

— В жизни не видела ничего подобного, — прошептала на ухо Твайлайт Рэйнбоу.

Дебошир лишь покосился на своего приспешника, и тот попробовал снова. На этот раз цветок надулся и улетел вверх. А на следующий раз он и вовсе взорвался, раскидав грунт.

— Да боже, разве так трудно создать простейший цветок? — приложил лапу ко лбу дракон.

— В моей программе нет нужного шаблона, — сказав это, Кеша создал новый «цветок». Он был похож на тюльпан-переросток, только почему-то он вибрировал и излучал свет.

— Уже лучше. И так сойдет, — отмахнулся ящер.

— Не думаю. Согласно моим показаниям, он «неправильный». Он высасывает кислород из воздуха и излучает слабую радиацию, — присмотревшись, констатировал факт Кеша.

— Ну и что, воздуха всем тут и так хватает, никто и не заметит. Продолжай.

Словно в ответ на слова дракона, позади них упал и без того редкий прохожий пони и начал задыхаться.

— Да ладно?! Это ведь всего один #@$%@ цветок! Совсем уже зажрался, буржуй! — возмутился насчет пони Дебошир.

Но пони это явно не помогло, он так и дальше корчился. Тогда ящер сорвал цветок и сожрал его, от чего пони сразу полегчало.

— Может, проще взять во-о-он те цветы и посадить часть их сюда? — указывая лапой на другую клумбу, в которой были очень плотно насажены цветы, устало спросил Кеша.

— А для чего же, по твоему, тебе нужен строительный луч?

— … — робот, ничего не ответив, смотрел на Дебошира.

— Ой, ну ладно. Бери и сади! Хорошо, что почти все мы уже сделали, мне твоих выходок уже по горло хватило, — сдался дракон.

Обрадовавшись снисхождению начальника, Кеша занялся пересадкой цветов, а Твайлайт спросила Дебошира о том, что они собираются делать дальше. Дракон уже собрался было ответить, как из уже знакомого окна раздался недовольный вопль:

— СПАТЬ ИМ НУЖНО, #@$%@!

Дракон психанул и, сорвав отставшие вантузы, накидал их в уже и так разбитое окно.

— Будет тебе уроком! — довольно провозгласил дракон.

— А ВОТ ХРЕН ТЕБЕ! — новый вопль и из этого же окна вылетела зажженная шашка динамита.

Твайлайт Спаркл и Рэйнбоу Дэш едва успели в ужасе разбежаться в укрытия, как прогремел взрыв. Улицу окутал дым, в котором был виден свет глаз дракона, и, когда дым расселся, дракон был абсолютно целый. Взрыв не произвел на него никакого впечатления.

— Вот как? А я тоже знаешь так умею! — со зловещей улыбкой проговорил Дебошир.

Ящер открыл пасть, из которой лился свет синего оттенка, и выплюнул себе в лапу светящеюся тем же цветом небольшую энергетическую сферу. Потом он как следует замахнулся и закинул ее в окно. Прогремел взрыв, и из дома вылетели вообще все окна.

— Остыл?! — вопросительно и самодовольно прокричал Дебошир.

- ДА! Я ОСТЫЛ!!! — спустя небольшую паузу раздалось оттуда удовлетворенным голосом.

— А теперь советую нам пойти куда-нибудь отсюда, — неловко постукивая копытами, сказала Твайлайт.

Последовав ее совету, вся четверка направилась в сторону замка. По дороге Твайлайт повторила свой вопрос о планах драконов.

— Все предельно просто, за нами кто-нибудь прилетит и заберет отсюда, — спокойно ответил ей Дебошир.

— И теперь у меня появилось еще больше вопросов, — задумчиво произнесла единорожка.

— Надо будет потом найти этого типа с динамитом и пообщаться с ним… и еще взорвать тут что-нибудь, — обратился к роботу дракон.

— А пока мы идем, я, пожалуй, продолжу со своими вопросами, — сказала единорожка и безумно улыбнулась.

Увидев эту улыбку, Дебошир быстро поменялся местом в строю с Кешей, и пони начали доставать уже робота. Пускай это длилось и недолго, но Кеше этого порядком хватило. Расспросы прекратились после того, как группа остановилась возле разбитой статуи принцессы Селестии у дворца. Осмотрев место происшествия, Твайлайт и Рэйнбоу задали один единственный вопрос:

— Как?!

— Ну, я же должен был попытаться свергнуть власть! — невинно произнес дракон.

Теперь пони стало интересно, что еще он там успел натворить. Пока Дебошира донимали допросом о его в приключениях, Кеша начал восстанавливать статую.


В ходе допроса выяснилось, что, после того, как Твайлайт и Кеша ушли, Дебошир остался без присмотра и стал творить всякую ерунду, а началось со случайного оскорбления принцессы пошлой шуткой, каким-то боком связанной с тортиками. Потом неудачная попытка извинения, лишь усугубившая ситуацию, из-за чего дракон просто плюнул на свои попытки дипломатии и пустился во все тяжкие. Он начал делать то, что у него, исходя из клички, получается лучше всего — дебоширить.

Сбежав из тронного зала под возмущенные выкрики принцесс, он первым делом уничтожил символ нынешней власти — статую Принцессы Селестии у дворца, а потом, сбивая с ног стражников, кинулся в кухню. Распугав всех поваров, ящер занял оборону там. Когда принцессы нашли его, он встретил в прямом смысле хлебом-солью. Черствым, твердым хлебом в грудь и солью в глаза. После чего применил тяжелые артиллерийские кастрюли и черпаки. Когда принцессы начали прорываться, он отступил в просторный погреб, находившийся прямо под кухней, и там обнаружил огромное количество различной выпивки и яств. Как ни странно, погреб был больше, чем сама кухня. Как следует зафиксировав люк, открывающийся вовнутрь, он начал безудержно обжираться и свинячить.

Принцессам понадобилось значительное время, чтобы все-таки проломить погреб, и вскоре туда спустились стражники. Стражи порядка тут же начали нести потери, первый был выведен из строя большущей головкой сыра, прибившей его к стене, второго и третьего закидали пустыми бутылками, а четвертый в ужасе бежал, получив на прощанье чесноком по крупу. Потом спустились уже сама Селестия и Луна. Они разделились, дабы застать дракона врасплох с двух сторон.

Первой, на свою голову, нашла дракона принцесса Луна. Но к встрече с ней Дебошир был готов и, выскочив из-за угла, тут же запихал ей в рот бутылку с чем-то чрезвычайно крепким, отчего принцесса ночи мгновенно обмякла и шлепнулась на пол. И тут дракона крепко приложили по затылку светильником и загнали в угол. Разумеется это была Селестия. Та начала отчитывать бессовестную рептилию, но произошло то, чего она явно не предвидела. Как сказал Дебошир, он так и не понял, его стошнило от пережора или от ее скучной речи. Но факт есть факт. Его стошнило прямо на Селестию во время ее речи, и принцесса от всей этой массы окрасилась во все цвета радуги.

Воспользовавшись моментом, он отпихнул ошалевшую от столь беспрецедентной наглости принцессу и вырвался из погреба. Разметав по пути стражников за счет одного только своего веса, дракон ворвался обратно в тронный зал и забрал с собой катающегося тут кругами колобка.

Пока он искал укрытие от солнечной радости, умудрился вновь встретиться с искавшей его принцессой. Они были на разных концах коридора. И в этой ситуации он решил принять бой. Встав позади колобка и сказав ему замереть дракон не спускал глаза с начавшей бежать к нему Селестии. Потом он достал из пасти светящуюся сферу и замер.

— Цель захвачена! — оповестил дракона маленький робот и направленным взрывом сферы был отправлен с бешеной скоростью в сторону принцессы.

Селестия ловко увернулась, вернее, шлепнулась на пол, и пищащий колобок пролетел над ее головой, разбив вдребезги стену в конце коридора и открыв окно на улицу. Оглянувшись на последствия запуска колобка, Селестия на секунду забыла, за чем бежала, а когда вспомнила, дракона уже и след простыл.

Сам Дебошир тем временем выбежал другим путем из замка, чтобы найти колобока. Он нашел его в глубокой воронке в саду. Вернув своего единственного сторонника в этой гражданской войне, он вернулся в замок и заперся в уборной. Селестия долго его искала и в итоге выследила по по грязным следам, ведущим к двери. Отлучившись ненадолго за здоровенным армейским топором, она начала пробиваться к дракону. Что там произошло, уже известно.


Дебошир уже собрался продолжить рассказ про свои похождения, как заметил направленный за его спину взгляд слушателей. Обернувшись, он на секунду впал в ступор, а потом прокричал:

— Кеша, #@$%@! Я, конечно, не имею ничего против твоего фетиша к вантузам, но ты совсем обалдел!

Бестолковый робот приделал вместо копыт Селестии вантузы и корону из сделал из них же.

— Что бы я ни говорил и ни думал, но они точно не являются сортирными принцессами! Переделывай, чтоб все было нормально! — кричал Дебошир.

— Будто пошутить уже нельзя, — возмутился Кеша.

— Юмор у тебя, в прямом смысле, сортирный. Работай!

Обернувшись обратно, Дебошир подождал, пока Твайлайт и Рэйнбоу морально отойдут от «сортирной принцессы», после чего продолжил рассказ.


После того, как солнечная принцесса всё же дорвалась до желанного дракона, тот ловко ушел у нее из-под носа, в самом прямом смысле этого слова. Приложив всю свою бестолковую силу, он ударил лапами по полу, и тот обвалился под ним, пустив Дебошира и его мелкого приспешника на этаж ниже. Бегство от разъяренной принцессы продолжилось.

Вырвавшись из замка, он устроил погром в городе, разнеся курятник и покидавшись в принцессу курицами. Потом была стычка с местной стражей, которая наделала разрушений едва ли не больше, чем сам дракон, но всё же загнала его обратно в замок. Куда сподкопытнее было гонять ящера по коридорам.

Дебошир, пинком отправив колобка искать что-нибудь, что могло бы помочь в этом противостоянии, выбросился в окно. Приземлился он с сильнейшим грохотом из-за того, что Селестии чудом удалось успеть вырвать лопасти дракона, вследствие чего тот банально не удержался в воздухе. Принцесса, отбросив в сторону эти железки, сама спрыгнула вниз, и вскоре ее довольная победой физиономия нависла над едва шевелящимся Дебоширом.

— Ой, все! — обиженно пробурчал сдавшийся дракон.

— Должна, однако, признать, что никто и никогда не устраивал в моем замке подобный погром, — произнесла Селестия.

Потом была долгая разъяснительная беседа о том, что можно и что нельзя тут делать, и куча другой нравоучительной фигни. Вроде бы и не страшно, но эта болтовня длилась несколько часов. Уж кто-кто, а Принцесса Селестия знала толк в длинных речах.


— И знаете, что я думаю? Я думаю, ей это самой понравилось, по морде было видно, — закончил повесть о преступлении и наказании Дебошир.

— Я закончил, — отчитался Кеша, теперь статуя была такой же, как и раньше.

— Это значит, что мы можем наконец-то вернуться ко мне в библиотеку? — с надеждой спросила Твайлайт Спаркл.

— Нет! Сейчас ночь, и мы все починили, а значит, теперь идеальное время для нового погрома! — встав на дыбы, прогорланил дракон и кинулся в замок.

Твайлайт некоторое время была в ступоре из-за столь нелогичного поступка дракона, но потом с криками побежала за ним в попытках остановить эту безумную ящерицу.

— Ну почему нельзя просто взять и пойти тихо поспать, — разочарованно пробурчала Рэйнбоу Дэш, медленно идя вслед за единорожкой.

— А хочешь, я тебя покатаю, — от этого предложения Кеши пегаска остановилась как вкопанная и развернулась со счастливейшей физиономией.

К счастью, Твайлайт не видела этого жалкого предательства, у нее была другая проблема. И имя этой большой и бестолковой белобрысой проблеме — Дебошир. Дракон метался по замку, пытаясь найти как можно больше целей для уничтожения, но у Твайлайт неплохо получалось ему мешать. Ведь она имела неоспоримое преимущество, заключавшееся в знании замка. Снова и снова она загоняла эту рептилию в разные тупики, из которых тот вырывался самым радикальным методом «пробей какую-нибудь плоскость и свали». Однако нельзя было не заметить, что после каждого побега рептилия двигалась все более вяло.

И вот Твайлайт загнала его в очередной тупиковый коридор, где дракон, упершись в стену, заскрипел своими механизмами, видимо, больше не в силах что-либо сломать.

— Мне казалось, что ты повыносливее будешь, — чувствуя пьянящую победу, кричала единоржка, стоя на другом конце коридора.

— Я не устал, а перегрелся! — проскрипел ящер.

После этих слов его рога приподнялись, и из-под них повалил густой пар. В дополнению к этому, на его спине раскрылись поры, и из них под давлением выхлестнула кипящая кровь.

Шокированная этим кровавым зрелищем, единорожка моментально свалилась в обморок. Ехидный окровавленный ящер довольно подошел к лежащей единорожке и потормошил. Убедившись, что она отключилась крепко и надолго, ящер решил заняться лошадкой покрупнее.

Пришла в себя Твайлайт в какой-то тесной каморке. Снаружи слышались разговоры, редкие выкрики и хохот. Попытавшись двинуться, она обрушила на себя множество металлических предметов, которые ее едва не замуровали. Единорожка зажгла магический свет на роге и обнаружила, что находиться в большом кухонном шкафу с кучей посуды в своем личном пространстве. Внимательно осмотревшись, она нашла небольшую дырку в дверце шкафа. И то, что она там увидела, ее очень сильно удивило.

Во вновь разгромленной кухне, которая стала чем-то средним между свалкой, свинарником и полем боя, лежала куча бессознательных и не особо стражников, а также тут были Селестия и Дебошир. Что ее еще больше увидело, так это то, что они вполне мило общались, а Селестия, судя по тону и фразам, была уже на крайней стадии опьянения. Дракону каким-то образом удалось ее споить.

Решив, что это нельзя так оставлять, Твайлайт начала пытаться вырваться из плена. И, как водиться, по закону подлости ей удалось это сделать ровно за секунду до того, как Селестия напилась в хлам, начав пускать слюни в пол и уподобившись своей страже. Дебошир некоторое время смотрел на Твайлайт и Селестию, а потом, счастливо захлопав лапами, произнес:

— И-и-и я был прав! Она получает удовольствие от моих погромов!

— Да с чего ты это взял, псих ненормальный?! — вскочила Твайлайт.

— Она сама это сказала ровно семь минут назад, я тут сперва побуянил, выкуривая ее, а потом накачал чистым медицинским спиртом, и ее как понесло рассказывать все, что томиться в ее голове. Рассказала все, начиная от стратегических планов захвата мира и заканчивая тем, какое белье ей больше нравиться.

— И ты все это опять устроил просто ради того, чтобы лично всё у неё выведать? — возмущению ученицы принцессы не было предела.

— Агась! Могу и тебя напоить, тут еще куча бухла осталось! — подняв полупустую бутылку доброжелательно произнес дракон.

Твайлайт, ничего не ответив, лишь приложила копыто ко лбу, и тут в ее голове родился вопрос:

— А почему ты сам еще не пьян?

Вместо слов Дебошир довольно хмыкнул и, допив оставшуюся половину бутылки, показал большой палец и с таким жестом завалился на спину, присоединившись к слюнявой братии.

Что-то неразборчиво пробурчав, Твайлайт забралась на кухонный стол и более внимательно осмотрела весь погром. Ей сразу пришла в голову идея позвать на помощь принцессу Луну.

Бегом добравшись до тронного зала, она была разочарована тем, что тут не было никого вообще. Тогда она отправилась прямо в покои Луны. Придя туда, она в очередной раз приложила копыто ко лбу. На своей кровати находилась Луна, причём даже в более худшем, нежели Селестия, состоянии. Лунная принцесса еще не отошла от того, что попробовала в погребе, и в бредовом сну бурчала что-то про вечную ночь, захват власти, а также о том, чтоб залунить или прилунить всех и вся. И что-то про тортики.

Твайлайт потопталась на месте, а потом пошла обратно на кухню. Покопавшись в разбросанном хламе, она нашла еще целую, не открытую бутылку неведомой выпивки и открыла ее.

Понюхав, она произнесла некое подобие тоста:

— Дабы не было ко мне вопросов! — и, сделав всего несколько глотков, ученица взяла пример со своего наставника, пополнив ряды пьяной бригады.