Критическая ошибка

Подвешенные между мирами, пони с не своим характером и человек ведут диалоги на случайные темы.Это немного осложняется тем, что вокруг темнота, а им хочется есть...

Твайлайт Спаркл

Тайна Принцессы.

Не все хорошие пони на самом деле такие хорошие... У всех есть слабости и соблазн поддаться им может быть сильнее их самих и иметь разрушительные последствия...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Дискорд Найтмэр Мун Кризалис Принцесса Миаморе Каденца

Сквозь огонь

Твайлайт Спаркл очень давно влюблена в принцессу Селестию. Наконец решившись, по совету самой же Селестии, признаться в своих чувствах, Твайлайт обнаруживает секрет, который Селестия хранила сотни лет.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Больше не надо

Коротенький рассказ о ещё одном попаданце.

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Листопад

Каждый день неповторим, но похож на предыдущий. Каждый день учит нас новому, но при этом не сильно меняет нас. Каждый жеребёнок долгие одиннадцать лет учиться быть взрослым, дабы в один прекрасный момент, словно осенний лист, отделиться от ствола своих предков и наконец решить для себя - кто он?

Грэнни Смит Черили Другие пони

Капля Луны

Как отдыхают принцессы в течении столь долгой жизни и почему Твайлайт фиолетовая? Вы узнаете здесь.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна

Что такое Энджел... (пародия на пародию)

Да, сперва была «Что такое осень» ДДТ, затем она как-то плавно перетекла в «Что такое кролик», а теперь вот… Итак…

Флаттершай Принцесса Луна Энджел

Допрос для неумех

Как склонить на свою сторону молодую кобылку? Легче-легкого! Нужно лишь дождаться подходящего времени - и она твоя! Но все ли так просто, как казалось мнящему себя опытным сердцеедом единорогу, получившему от своих хозяев задание весьма деликатного свойства?

ОС - пони

Хроники новой Эквестрии

Сборник информации о "Новой Эквестрии"

Другие пони ОС - пони

Совершенство осанки

Рак в Эквестрии, работающий в спа массажистом, заинтересовал в баре Рэрити, и все заверте...

Рэрити

Автор рисунка: aJVL
Глава 1: Дежавю

Пролог

Пролог

“Война… Война никогда не меняется.” Кто-то сказал мне это однажды. Скорее всего какой-то старик, учитывая двусмысленность и мудрость этой фразы. Не знаю, было ли это правдой. Я была не самой умной пони, но мне казалось, что война постоянно меняется. Когда-то давно, пони сражались друг с другом, используя лишь свои копыта или, в лучшем случае, острые палки. После добычи и отливания железа, пони начали сражаться с помощью клинков: держа их во рту, магией или прикрепляя непосредственно к крыльям. Вскоре мы поняли, как можно стрелять друг в друга без использования магии, а затем наука и магия были объединены в одно целое, породив жар-бомбы. Когда бомбы наконец упали, война на этом должна была закончиться, но пони выжили и прожили достаточно долго, чтобы продолжить воевать даже после апокалипсиса. Мы такие находчивые!

Я взглянула на бескрайнюю Пустошь и вздохнула. Кроме уничтожения почти всего живого, жар-бомбы обладали ещё одним побочным эффектом — мир стал коричневым. Может показаться, что вся Эквестрийская Пустошь — это лишь большая куча дерьма, которую Бог навалил на землю и даже не потрудился за собой прибрать. Или просто вселенная издевается над нами. Яркая, красочная шерсть пони сильно контрастировала на фоне унылого коричневого пейзажа; в этом явно был очень глубокий смысл. Но тот факт, что моя работа заключалась в обнаружении угроз, которые подстерегали нас всегда и везде, был доказательством прогнившей натуры пони. Не позволяй красивой гриве себя одурачить.

— И на этом новости закончились. С вами был DJ PON-3, доносящий до вас правду, какой бы горькой она не была, — сказал голос из моего ПипБака. Я купила его у одного из торговых караванов пару лет назад, но не смогла заставить работать ничего, кроме радио. Но то, как он плотно сидел на моей ноге, словно некая довоенная техно-магическая броня, заставлял меня чувствовать себя почти такой же крутой, какой я выглядела со стороны. И если бы рейдеры не испугались винтовки на моём боевом седле, то могли бы подумать, что я была той самой “Дарительницей света” (которая, как всем известно, тоже носит ПипБак). Да, я выглядела словно убийца драконов. Ну, может, детёнышей драконов… Слепых и глухих детёнышей.

— Ты всё ещё слушаешь это? — Услышала я сзади. — Я была уверена, что наконец-то убедила тебя это не слушать. — Пони подбежала ко мне. Ярко-красная шёрстка с такой же красной гривой идеально сочетались с самыми зелёными глазами во всём мире. — Он лжец и тот ещё уёбок. Нет битвы важнее, чем битва за выживание. — Она взмахнула кудрявой гривой и улыбнулась мне.

Я направила на неё свою винтовку и потянулась ртом к спусковой узде боевого седла. — Мэм, вы кажетесь мне очень похожей на рейдера. — Сказала я максимально равнодушно.

— Дорогая, ты не смогла бы попасть в море, даже если бы плавала в нём. Ты вообще когда-нибудь стреляла с этой штуки? — Проигнорировав мою угрозу, кобыла подошла ближе и подмигнула.

— По банкам за Мэйрфортом. — Честно говоря, я не практиковалась месяцами, но со стрельбой у меня никогда не было проблем. — Они были меньше твоей головы. И гораздо дальше.

— Дорогая, ну что бы ты без меня делала? — Прежде чем я успела сказать хоть слово, она нежно потёрлась носом о мою шею, и я почувствовала, как мои щёки резко вспыхнули. Оттолкнув кобылу, я отвернулась и продолжила наблюдать за Пустошью. — Так ты любишь пожёстче?

— Я на посту.

Мой пункт наблюдения представлял из себя полуразрушенную хижину с двумя жалкими стенами, построенную из остатков повозки, которая неуверенно стояла на самом краю обрыва. Но в ней по крайней мере была крыша, спасавшая меня во время дождей, и я была благодарна хотя бы за это.

Неожиданно подкравшись и полностью игнорируя мои протесты, она стала вглядываться в коричневую… Коричность. — Не думаю, что эти мёртвые деревья и камни куда-нибудь убегут.

— Я не за камнями слежу.

— А там только они и есть, дорогая.

Я снова покраснела. Каким-то образом странным образом, она всегда заставляла меня чувствовать себя ещё тупее.

— Ну давай. Никто тебя не потеряет. — Промурчала она. — Это не займёт много времени…

— ... и ты знаешь, что я не по кобылам. — Я специально не повернулась, чтобы взглянуть на неё, потому что знала, что если сделаю это, то она будет смеяться; она всегда смеялась надо мной. — И если уж на то пошло, ты тоже. — Несмотря на все её заигрывания со всем, что движется, я никогда не замечала, чтобы она выходила за рамки. С другой стороны, все знали, что я практически ничего не замечаю вокруг, когда не нахожусь на посту.

— Эх. — Она пожала плечами, присев рядом со мной. — Я переспрошу чуть позже ещё разок. Или дважды. — Кобыла намекающе ухмыльнулась мне.

 Ну да. Не бывать этому.

— Спрашивай где-нибудь в другом месте. Мне нужно охранять камни.

Единорог мог бы воспользоваться магией, чтобы поднести бинокль к лицу, но будучи земнопони, мне пришлось прикрепить бинокль на штатив около северной половины хижины, которая располагалась э… На севере. Единственной полноценной дорогой, по которой можно было проехать с севера, была изрытая колеями тропа, петлявшая между высокими холмами. Опасный путь тянулся на много миль, и засада могла произойти на любом повороте. И я могла видеть всё это со своего поста, находящегося на вершине самого высокого утёса. Любого, кто придёт с севера, или, упаси Богини, с востока или запада, я увижу задолго до того, как он доберётся  до Мэйрфорта. И только последний дурак попытается прийти с юга.

На юге в одном из старых Стойл, обосновался Смуз Тонг и его рейдеры Багровые Копыта.

— Мне скучно, и кажется мэр Мэйр думает, что я отвлекаю других кобыл от работы.

Я вздохнула, представив, как именно она их отвлекает.

— Твоя смена будет только через три часа.

— Я подожду. — Она подсела максимально близко ко мне. — Ты же не возражаешь, правда? — Она замурлыкала тем страстным тоном, которому, как ни крути, почти невозможно было отказать. — Я знала, что ты меня поймёшь.

На секунду, я задумалась, как бы она выглядела, изрешечённая пулями. Нет, это было слишком ужасно. Как бы мне не хотелось её ударить, она сделала эту бесконечную коричневую Пустошь менее скучной.

— Ты же знаешь, что ты единственная пони, которая не спит во время своих дежурств, да? — Меня не впечатлило её признание.

— Я даже не понимаю, зачем мы стоим на посту… — Продолжила она. Меня больше беспокоил бубнёж DJ PON-3 про ремонтницу тостеров, чем тот бред, что несла Вайлдфайр. — Любые рейдеры, которые появляются в этих краях, умирают задолго до того, как приближаются к Мэйрфорту. Багровые Копыта заботятся об этом.

— Багровые Копыта такие же рейдеры. — Просто ответила я. Вдалеке происходила эпичная битва между кротокрысом и блотспрайтом. Интересно, кто из них был хищником, а кто добычей.

Вайлдфайр пожала плечами. — Они защищают нас.

… а взамен мы отдаём все наши боеприпасы, что находим в Мэйрфорте. Учитывая, что город был построен в довоенном армейском складе, этих боеприпасов у нас было более, чем достаточно. Достаточно для армии, гораздо большей, чем любая из существующих. Каждые несколько лет кто-нибудь натыкался на новый тайник, и торговля продолжалась. На заработанные деньги мы купили защиту, еду и медикаменты. Но только от Багровых Копыт и тех, кого Смуз Тонг пустил на свои земли. Без них Мэйрфорт мог бы процветать, но с ними мы просто держимся на плаву. Не уверена, что это была справедливая сделка, но по крайней мере, никто не жаловался.

— По крайней мере, без них мне действительно пришлось бы бодрствовать во время моих дежурств. Я так наслаждаюсь моим прекрасным сном.

Её сон действительно работал, ведь она считалась самой горячей кобылой в Мэйрфорте.

— А я могу наслаждаться своим радио.

Ещё она считалась самой болтливой кобылой в Мэйрфорте.

— Что такое, дорогая? Я мешаю слушать? Ой, какая я глупая. Наверное, мне стоит перестать болтать и дать тебе послушать твою любимую пропаганду.

Я закатила глаза и бросила на неё беглый взгляд. Я знала, что она просто пыталась вывести меня из себя, но было трудно сдержаться и не ответить ей.

— Это не пропаганда. — Повторюсь, я была не самой умной пони.

— Ну конечно же она. Вот послушай, он рассказывает о том, что какой-то великий герой смог победить целую армию Красного Глаза и усилил его радиосигнал. Никто не может быть настолько хорошо. Либо он лжёт, либо у нас тут второе пришествие Селестии. Мне кажется, он просто хочет начать революцию. Новый мировой порядок к которому приведёт то, что он говорит.

Это звучало тупо. Даже для меня. Для революции необходимо, чтобы кто-то стоял у власти, против кого можно было бы восстать, а такого пони не существовало. В каждом городе был собственный лидер, и большинство из них прогибались перед местными лидерами банд, крупными работорговцами или рейдерами. Если бы DJ PON-3 хотел начать революцию, то ему пришлось бы создать настоящее правительство, которое можно будет свергнуть.

По крайней мере, я была уверена, что революции работают именно так.

— Всё равно.

— Ты можешь попробовать оспорить. — Она разочарованно фыркнула.

— Нет, спасибо. — Не сомневаюсь, что если бы я попыталась, то она выставила бы меня полной дурой… Правда, она и без того прекрасно справляется с этой задачей.

— Ты правда веришь, что есть пони, которые творят добро? Спасают рабов, убивают рейдеров и целуют жеребят? Посмотри туда, — она махнула копытом на коричневую каменистую пустошь. — Ты видишь там героя? — Она улыбнулась, а затем рассмеялась, когда не услышала от меня ответа. — Героев больше не существует. — Ласково сказала она. — А если бы они были, то сдохли бы быстрее, чем бы я плюнула. Лучше тебе просто послушать тишину.

— Ты закончила?

— Пожалуй да, дорогая.

— Хорошо. — Не было смысла спорить. Какой бы хорошенькой она ни была, я знала, что ей не удастся скрыть ту грусть в её глазах.

Когда мы были маленькими кобылками, то наткнулись на коробку со странными патронами. Глядя на них, я видела, как они переливаются разными цветами, словно тень от пламени свечи. Сначала был фиолетовый, потом синий, они мерцали и постоянно сменяли друг друга. Мэр Мэйр, а точнее первая мэр Мэйр, сказала, что они из звёздного металла. Когда пришли Багровые Копыта, она отказалась отдавать им эти патроны; сказала, что они слишком опасны. Смуз Тонг убил её. Она была моей матерью, и он убил её. Когда отец Вайлдфайр попытался вмешаться, они и его убили. А затем, для пущей убедительности, они забрали моего брата в рабство и просто ушли. Я пыталась утешить Вайлдфайр, но она просто оттолкнула меня. Она сказала, что понимает, почему они сделали то, что сделали. Выживают наиболее приспособленные или что-то в этом роде. С тех пор она отказывалась говорить об этом.

Да и я никогда не любила возвращаться к этой теме.

Так что для неё героев не существовало. Пони делились на дураков и тех, кто дураков убивает. Эта “Спасительница Пустоши” была просто очередной дурой. Не могу сказать, что она ошибалась. Если хотя бы половина из того, что говорил DJ-PON3 было правдой, то она была даже больше, чем просто дурой. С другой стороны, я тоже была идиоткой, но она будучи дурой смогла сделать гораздо больше хорошего, чем я. Поэтому я слушала и молилась, чтобы однажды она пришла в Мэйрфорт. Чтобы разобраться с Багровыми Копытами за то, что они сделали с нами и подарила бы нам свободу торговли и процветание.

Вайлдфайр продолжала болтать рядом со мной, почти не замечая, что я её не слушаю. В основном это были просто сплетни: кто с кем встречается, кто из мусорщиков не вернулся, новости о внешнем мире, которые она узнавала от караванщиков и торговцев — все те вещи, которые меня нисколько не волновали. Всё, что имело для меня значение — это делать свою работу, жить и, возможно, фантазировать о кровавой кончине Багровых Копыт. Некоторые пони говорили, что я никогда не обращала внимания ни на что, кроме того, что находилось бы в полуметре от меня и это было почти правдой. За исключением камней, которые я охраняла, конечно же.

— Мэригольд спит с Нос. Думаю он в неё по уши влюблён, но, кхм, ты же знаешь, как Мэригольд… — Она остановилась и обернулась на меня. — Ты вообще меня слушаешь?

— Нет.

Она тяжело вздохнула и медленно поднялась. — Быть может, тебе стоит быть повнимательнее. Ничего в твоей жизни не изменится, если ты не будешь обращать внимание на то, что происходит вокруг.

Почему-то я сомневалась, что знание того, кто с кем спит может однажды спасти мне жизнь.

— Неважно. — Я заметила, как что-то блеснуло на горизонте. Поднеся бинокль к глазам, я стала всматриваться вдаль.

— Караван.

Это вызвало интерес у моей спутницы. — Торговцы? О, я просто обожаю торговать.

Несомненно. Хотя я сомневалась, что мы когда-нибудь сможем с ними торговать.

— И сколько?

— Три повозки. — Кажется, что они профессионалы, раз смогли научить большерогов тянуть их повозки. Мне было любопытно, что же находилось внутри этих повозок, раз они решили тянуть их в такую даль. — Кажется… Дюжина пони. Плохо видно… Подожди… — Это какой-то бред, один из караванщиков… Летит? У него были крылья, и они даже выглядели настоящими.

— Пегас. Отстранившись от бинокля, я увидела, что Вайлдфайр прищурившись смотрит вдаль.

— Что?

— Ты не знаешь, что такое пегас?

Я покачала головой. А чего она ожидала? Я никогда не была сообразительной, и мало интересовалась историей. — Я думала, что они были просто легендой. Крылатые земнопони. — Эта штука с крыльями сделала крен и петлю в воздухе, осматривая горизонт. Без сомнения, она заметила мою небольшую лачугу. — Выглядит невероятно.

Но это ненадолго.

— Нет флага. — В её глазах промелькнул ужас, а затем принятие. Эта территория принадлежала Багровым Копытам и любой торговец, который проходил через неё, должен был получить на это разрешение. Те, кто поднимал флаг, показывали, что имели разрешение на проход. Если флага не было, то… Я послала предупредительный выстрел, эхом разнёсшийся по долине. Я видела, как существо смотрит в мою сторону и наклоняется, чтобы получше рассмотреть. Если он пойдёт дальше, то мне придётся выстрелить ещё раз.

Отрезанные головы на пиках стояли вдоль дороги, но караван не обращал на это внимания. Старый билборд, закрашенный красным копытом. Они и его проигнорировали. Они просто напрашивались на то, чтобы быть убитыми.

“Селестия хранит тебя” 

Нежный голос Вельвет Ремеди вырвался из моего ПипБака, когда пуля пробила крыло пегаса, оставив кровавое облако в небе.

“Пока ты идёшь дорогой своей”

Это была одна из новых песен, но я всё равно поймала себя на том, что подпеваю ей, пока пегас пытался атаковать засаду с небес. По моим подсчётам, его встречало больше дюжины Багровых Копыт и ещё больше выходило из-за холмов, где они прятались.

“Позволь Луне подарить силу тебе”

Пегасу нужно отдать должное, ведь он умудрился убить одного из нападающих, прежде чем те попали по нему ещё раз, и он рухнул на землю. Примерно в то же время торговцы поняли, что происходит. В панике, они начали хвататься за оружие, патроны и искать место, где можно было укрыться.

“Чтоб ты не потерял свою цель”

Торговцам удалось сформировать полукруг из повозок, когда нападавшие хлынули из-за холмов. На секунду мне показалось, что я заметила жеребёнка среди караванщиков. Я решила, что если он и правда был там, то мне лучше не пытаться искать его взглядом.

“Будь верным и честным, и храбрым”

Полукруг из повозок караванщиков взорвался волной крови и осколков с такой силой, что я почувствовала, как ударная волна врезалась мне в грудь словно молот. Должно быть, Вайлдфайр тоже почувствовала её, судя по тому, как она отвернулась и поморщилась. Ракеты были несправедливым преимуществом для рейдеров… И я помню, что Мейрфорт продал им их не так давно.

“Не забудь о хранимых тобой”

Каким-то чудом, пегасу удалось выжить и подняться. Окруженный врагами со всех сторон, он решил устроить яркий уход. Я наблюдала за тем, как он уложил двух рейдеров своей винтовкой, прежде чем она заклинила. Даже после этого, ему удалось достать копье и продолжить сражаться, не смотря на раны. Это было впечатляюще, но в конце концов, он упал. Даже когда его закололи и застрелили, я не чувствовала ничего. Ни грусти, ни злобы, ни сожаления. Я видела всё это и прежде.

“И в сердцах наших ты будешь герой…”

Я отвернулась от бинокля. Я увидела достаточно. Вайлдфайр говорила чистую правду: я действительно могла спокойно спать на посту. Думаю, они заставляли нас стоять на посту только для того, чтобы демонстрировать свою силу на случай, если мы когда-нибудь решим восстать.

— Хмм. — Когда я отошла, Вайлдфайр решила рассмотреть последствия резни вместо меня. — Слушай, а как выглядел твой брат? — Взгляд, брошенный мной на кобылу, мог бы вскипятить воду. Мэдоу был не той темой, которую можно было обсуждать.

Тем не менее, я ответила. — Серебристая шерсть и фиолетовая грива. — Я не видела его с тех самых пор, как была кобылкой, чёртовы рейдеры забрали его у меня, но я не смогла бы его забыть. Он был выше большинства пони, но по сравнений с моей массивной фигурой казался просто худощавым. Когда мы боролись, я всегда позволяла ему победить, потому что он был старше, хотя, думаю, что без проблем победила бы его, если бы захотела.

— У него была кьютимарка в виде розы, да? — Я подняла голову и повернулась к Вайлдфайр. Не понимаю, почему она это спрашивает. Моим ответом был медленный кивок. Она взглядом изучила моё боевое седло, а затем нежно положила копыто мне на шею и подвела к биноклю.

Серебристый пони с фиолетовой гривой и красной розой на крупе, которую частично скрывала изношенная броня. Мой брат. Он добивал беспомощного торговца, который пережил взрыв.

Они заставили его так поступить. Я уверена. Они похитили моего брата, а затем заставили его убивать пони. DJ-PON3 читал последние новости, но моя голова гудела. Прижавшись лбом к стене и стиснув зубы, я разбила бинокль на мелкие кусочки одним ударом.

— Это безумие!

Я игнорировала её возражения. Внутренний склад, где мы хранили самое лучшее оружие и боеприпасы, был закрыт на толстую деревянную дверь. Я выбила её за секунду. Моя внешность не была привлекательной. На самом деле, я была самой крупной пони в Мэйрфорте… Но кому нужна красота, если ударом задних ног ты можешь запускать вещи на Луну?

— Ты умрёшь.

Я тупо кивнула в ответ. Мои копыта шарились по коробкам, пока я не нашла ту, что искала. Открыв её, я увидела винтовку моей мечты. Почти в два раза больше моей, она стреляла патронами, которые по размеру вполне могли сойти за дубинку, а её гладкая чёрная поверхность заставляла меня трепетать. Созданная для земнопони, она имела прицел, который идеально мне подходил и приближал он в два раза лучше, чем бинокль. Я обожала эту винтовку.

— Ты вообще слушаешь? Это самоубийство. Я...

Сняв с себя боевое седло, я принялась за экипировку нового оружия. Это была тяжёлая задача для любого, кто не обладал рогом, но земнопони были известны своим упорством. Я убедилась, что винтовка надёжно закреплена в седле. Улыбнувшись своему успеху, я накинула седло обратно на спину. Оно стало гораздо тяжелее, понятное дело, но для пони моих размеров даже такие изменения не были существенными. Быстро пробежав круг по комнате, я старалась привыкнуть к новым ощущениям, пока Вайлдфайр продолжала осыпать меня оскорблениями и обвинениями. И только после того, как дело было сделано, я потрудилась ответить ей.

— Потише или разбудишь весь город.

Я схватила пистолет и засунула его в кобуру на ноге. Собираясь штурмовать Стойло 42, я не могла полагаться только на одно оружие, особенно на то, что было рассчитано лишь на дальние дистанции. То, что я не была единорогом, осложняло смену оружия, так что мне пришлось ограничиться всего двумя пушками.

Прошло несколько дней с момента, когда я его видела. Гул в моей голове превратился в пульсацию, но я больше не могла её игнорировать. Я знала, что должна сделать. Если эта “героиня пустошей” смогла освободить рабов, то, Богини мне свидетели, я тоже смогу. Может, я была тупой; может, в итоге я умру… Но по крайней мере, я умру, делая нечто правильное хоть раз в своей жизни. Слишком долго я жила в апатии. Пришло время перемен. Даже если они представляют из себя неглубокую могилу посреди пустыни.

— Сильвер… — Она молила меня. — Не делай этого… — Увидев её покрасневшие и заплаканные глаза, я почти передумала. И сама едва не заплакала.

— Я всё равно пойду. — Ответила я после длительного молчания.

— Тогда я пойду с тобой. — Моя подруга явно перечитала слишком много сказок, раз решила воспользоваться этим клише. — И не говори мне “нет”. Любому было бы понятно, что мы идём на смерть, но совесть не позволит мне отпустить тебя одну.

Не помню, чтобы хоть раз она заботилась о совести.

— Нет. — Тем не менее ответила я.

— Это не обсуждается.

— Нет. — Повторила я.

Вайлдфайр топнула копытами. — Да или я закричу и разбужу весь этот грёбаный город!

Если бы узнали, что именно я планирую, они бы никогда не позволили мне уйти. Город, возможно, по праву, больше заботился о мире, чем о справедливости.

— Я… — У меня не было слов. Не так уж и удивительно, учитывая то, как редко я их использовала. — Ладно. — Я вздохнула и отвернулась. Может быть, она думает, что этот трюк убедит меня отказаться от моей затеи, но этого никогда не произойдёт. Если я собиралась спасти своего брата, как должна была сделать это много лет назад, и если она хотела рискнуть ради этого своей жизнью, то я не могу ей запретить.

Она поцеловала меня в щеку, и я была очень рада, что в комнате было достаточно тёмно, чтобы скрыть мой румянец. — Вот теперь ты хорошая девочка. — После спасения Мэдоу, я собиралась дрючить её всю следующую неделю. Ну, в смысле лягать! Бить.

— Ты же знаешь как пользоваться боевым седлом, да?

— Кусаешь и стреляешь. — Простой и, в целом, правильный ответ. Движением головы я указала ей на другое боевое седло. Когда мы, наконец, вооружились и одели броню, я повела её через Мэйрфорт.

Склад был огромен и являлся воплощением изобретательности земнопони. Дома из старых железнодорожных вагонов и сколоченных грузовых ящиков, выстроились вдоль стен, громоздясь друг на друге, пока не достигали крыши огромного здания, а между разными уровнями лежали мосты. Тем, кто здесь не жил, это показалось бы лабиринтом лестниц, пандусов, мостиков и трибун, которые сумели вместить большее количество пони в небольшом пространстве, чем это казалось возможным. Когда я была маленькой, то воспринимала это, как бесконечную игру в пятнашки, которая становилась ещё веселее из-за того, что малейший неверный шаг мог отправить меня на верную смерть. А сегодня? Я видела кучку испуганных кобыл, слишком боящихся собственной тени, чтобы выйти из своего драгоценного склада и увидеть солнечный свет снаружи… Или то, что считалось солнечным светом на Пустоши.

Я на кончиках копыт обходила мусор и хлам, изо всех сил стараясь не шуметь; дома были маленькими, в основном однокомнатными, и их стены были тонкими. В конце концов, я добралась до дальней стороны склада и бросила последний взгляд на Мэйрфорт. Несмотря на проблемы, уродство и перенаселение, это всё ещё был мой дом. Он был совсем не похож на то, что называют домом на Пустоши, так что стоило помнить о нём. Даже если он не был идеальным.

Вздохнув, я отвернулась, чтобы больше никогда его не видеть.

Воздух снаружи был прохладным и свежим, с лёгким привкусом радиации. Когда-то на этом объекте располагались три огромных склада и офисное здание, но всё, кроме Мейрфорта со временем пришло в упадок. Всё окружал большой деревянный забор с колючей проволокой и сторожевыми вышками, стоящими через каждые сто метров или около того. Большинство из них пустовали, а в тех, что были пони, стражники наверняка спали. На высоком утёсе, затеняющем весь комплекс, стоял мой мой пункт наблюдения, освещённый небольшим огоньком. Хотя, они бы на меня и не смотрели. Пункт наблюдения выходил на северный перевал, а я направлялась на юг.

Я бросила тоскливый взгляд на руины западного склада. — Там всё и случилось.

— Что? — Вайлдфайр была необычайно молчаливой.

— Там мы с братом нашли синие пули. Из звёздного металла. Из-за них его забрали. Всё началось с этого. — Я решила не погружаться в воспоминания. Мне стало бы только больнее. Мне надоело смотреть в прошлое и задаваться вопросом, как я могла его изменить. Я собиралась исправить будущее или погибнуть в попытке всё изменить… Почему бы и нет? Герои, казалось, появлялись повсюду, а я была более чем достаточна сильна, чтобы самой испытать удачу.

— Ну… — Вайлдфайр подбежала ко мне, слишком близко, чтобы можно было расслабиться. — Настало время героев.

— Снайпер… — Конечно же у них был снайпер.

Потребовалось несколько часов, чтобы добраться до утёсов, ведущих к Стойлу 42: два высоких утёса с узким ущельем между ними, которое вело к воротам, которые вели к двери, которая вела в старое Стойло. Небольшой сторожевой домик, примостившийся на вершине, не слишком отличался от моего наблюдательного пункта в Мейрфорте. Он выходил на единственную тропу к базе Багровых Копыт.

Я нырнула за камень, Вайлдфайр последовала моему примеру, и я жестом велела ей не высовываться. Она говорила всю дорогу, но, к счастью, тихим тоном. Мне правда не стоило брать её с собой. Она была хорошим стрелком, но никогда не попадала в пони. Вид крови бросал её в дрожь, а она сама никогда особо не заботилась ни о ком, кроме себя. И зачем вообще она решила пойти со мной? Видимо, я никогда не узнаю.

Раздался выстрел. У меня никогда не будет возможности спросить об этом.

Кровь. Так много крови. Я почувствовала, как моё сердце разбилось на тысячи осколков, когда я взвалила безжизненное тело Вайлдфайр себе на спину. Селестия её дери, зачем она выглянула? Почему она не могла держать свою грёбаную голову ЗА КАМНЕМ?! Блять, блять. Я слышала, как кровь капает из её раны на землю. Я чувствовала её запах. Почему я взяла её с собой, почему я была такой конченой дурой?

Я повернулась к снайперу и подняла прицел. Я не дам убийце шанса выстрелить ещё раз. Я так сильно вцепилась в боевое седло, что мне показалось, будто я сломала его. Голова рейдера разлетелась на кровавые куски. Но я всё ещё слышала, как Вайлдфайр истекает кровью.

Кап. Кап. Кап.

Всё моё тело затряслось. Я закрыла глаза, пытаясь избавиться от слёз. Может быть, только может быть, когда я открою их, Вайлдфайр снова будет улыбаться мне. Смеяться надо мной. Говорить мне какая я глупая и заставлять меня краснеть.

Когда я открыла глаза, голова Вайлдфайр всё ещё кровоточила, а меня лишь вырвало на землю.

Когда я обернулась и увидела, что находясь на моём плече, её голова представляла из себя кровавое месиво, я, кажется, заплакала. Или меня снова вырвало. Всё моё тело так сильно болело. Почему оно болело? Мои глаза защипало от слёз, когда я побежала к Стойлу. У них должны были быть медикаменты. Хоть что-то. Вайлдфайр не могла умереть. Я… Она не могла. Мы должны были стать героями. Герои не могут умереть. ПипБак на моей ноге пел грустную песню, но я не могла расслышать слов. Кто-то слишком громко всхлипывал, чтобы что-то расслышать.

Я побежала к Стойлу. Деревянная дверь, ведущая в туннель преградила мне путь, поэтому я просто разнесла её в щепки. Когда я бежала, наполовину ослеплённая наполовину, наполовину — темнотой, я всё ещё слышала, как капает её кровь.

Кап. Кап. Кап.

К счастью, огромная, похожая на шестерёнку, дверь Стойла уже давно была открыта. Там были охранники, но, я должно быть убила их, потому что к моменту, когда я положила Вайлдфайр на землю, они были уже мертвы.

Она дышала. Быстрые, неглубокие вдохи звучали болезненно. Взглянув на её голову, я поняла почему. И меня снова вырвало. Половина её черепа была разнесена на куски. Вся правая часть головы была похожа на фарш. Осколки черепа прилипли к пропитанной кровью гриве и… И, Богини, я видела её мозг.

Она была уже мертва.

Я слышала её дыхание, и она изо всех сил пыталась заговорить, но в то же время была мертва. Попадание в голову — это не то, что может исправить целебное зелье. Блять, даже вся магия Богинь не смогла бы спасти её. Я упала на землю рядом с ней, а всё моё тело сотрясала дрожь.

— Хах. — Она засмеялась? Слёзы текли по моему лицу. — Я.. никогда… не должна… стрелять…

— ...Из моего пистолета. — Я закончила за неё. Глаза Вайлдфайр закатились, и я почувствовала, как мой желудок скрутило в узел. — Нет… — Кобылка изо всех сил старалась смотреть на меня. Безнадёжно. Почему же мне так больно? В голове раздавалась пульсация, а тело лихорадочно трясло. Подстрелили же её, а не меня, так почему же мне так больно?

— Люблю… Тебя, дорогая… Прости… — Я покачала головой. Какого чёрта она извинялась? Кровь текла по её щекам, словно жуткие слёзы, но она продолжала говорить. Она была мертва, но всё равно говорила. — Хотела… Впечатлить тебя… Больно… Уже темно… Где…

— Перестань… Просто… Прости меня, пожалуйста… — Я прижала её тело к груди. — Не надо. Тише. Я-я найду… Кого-то… Приведу единорога… Он тебя вылечит. Просто… Просто не говори ничего.

— Прости… Мне… Было весело… Мне холодно… Почему... Так темно? Убей… Убей их… Ради меня.

Мертва. Её тёплая кровь потекла по моим передним ногам, окрашивая шерсть в тёмно-красный цвет. Я хотела бы умереть вместе с ней. Просто остаться на этом полу и больше никогда не шевелиться, но...

— Что за хуйня? — Сказал кто-то слева от меня. Рейдер. Вайлдфайр велела мне убить их; это было её предсмертное желание. Выхватив пистолет из кобуры, я нажала языком на курок, высвобождая всю свою ярость в свинце. Десять выстрелов, но рейдер был мёртв уже после третьего.

Так осторожно, как только могла, я уложила тело Вайлдфайр. Меня захлестнула целая буря эмоций и я едва сдержалась, чтобы снова не заплакать. Наклонившись, я поцеловала её лоб. На вкус, как железо. — Я вернусь… Я тебя похороню… — Пообещала я. Я знала, что если этого не сделаю, то она будет преследовать меня… И какая-то часть меня не сильно бы возражала.

За центральным входом располагались три двери. Особо не задумываясь, я побежала в центральную. Пони должны были умереть, и я была как раз той, кто мог это сделать. Странная ярость охватила меня. Мне хотелось ударить что-нибудь. Сломать всё, что вижу. Всё вокруг должно быть уничтожено.

Из-за угла на меня вышел жеребец. Его глаза расширились: удивление, тревога, страх? Мне было всё равно. Крутанувшись на месте, я превратила его голову в кровавое месиво. За ним вышел второй. Тощий единорог в едва держащейся на ногах броне. Я нажала на курок пистолета, который всё ещё держала во рту. Ничего. Когда я успела потратить всю обойму? Не важно. Я повернула голову и запустила пистолет в единорога. Он попятился, выкрикивая ругательства, давая мне достаточно времени, чтобы прицелиться из винтовки.

За углом слышалось ещё больше противников. Я слышала звон копыт позади себя. Конечно, они уже знали. Скольких я убила? Это не осталось бы незамеченным. Блять, у них наверное были камеры. Если это так, то они уже знали о Вайлдфайр… Значит знали, что я не собиралась останавливаться. Хорошо. Пусть приходят.

Один выскочил из-за угла. Винтовка щёлкнула. Дерьмо. Я ткнула стволом ему в глаз. Он завизжал, как маленькая кобылка. Рейдер упал, после того, как я вытащила его, и схватился за уже пустую глазницу, дав мне кучу времени, чтобы раздавить его череп. Я выхватила пистолет из его рта и закрыла дверь. Было слышно отдалённый звук копыт, приближающихся ко мне.

Я быстро огляделась по сторонам, соскребая мозги рейдера с копыт. Судя по всему, это медпункт. Заметив большой медицинский шкаф рядом с дверью, я заглянула внутрь. Я схватила несколько целебных зелий и бинтов, и дверь открылась. Я пнула шкаф и опрокинула его на ничего не подозревающего пони. Моё сердце бешено колотилось, но я чувствовала себя спокойно. Ничто и никогда ещё не имело столько смысла. Убить ублюдков, которые убили Вайлдфайр. Проще простого.

— Блять, да поймайте вы уже наконец эту суку! — Крикнул кто-то по ту сторону двери. Часть меня хотела остаться, сражаться и умереть. Так было бы проще… Но тогда какой в этом был бы смысл? “Рейдеров стало на парочку меньше” — сказал голос в моей голове.

Я смутно осознавала, что когда-то эта комната была белой, но теперь её стены пожелтели. Двухвековой слой грязи и пыли. Перепрыгнув через операционной стол, я опрокинула его. Я даже не заметила, что на нём лежал скелет, пока он не грохнулся на пол позади меня. На минуту, мне захотелось выяснить, как он умер. Что случилось. Что заставило рейдеров вторгнуться в это Стойло. Взломать замки, взломать терминалы, выяснить правду.

А затем, я поняла насколько это тупо. Двухсотлетнюю могилу нужно просто оставить в покое. Любопытному кротокрысу нос оторвали.

Мне удалось протиснуться во вторую дверь медпункта, которая была приоткрыта наполовину. В конце коридора, я услышала стук копыт, но ничего не увидела. Лестница. Конечно. Стойло уходило глубоко под землю, и конечно там должна была быть лестница. Может, мне стоило подумать об этом, прежде чем тащить лучшую подругу на смерть.

Я сорвала с себя боевое седло. Держать его в зубах было тяжело, но у меня было слишком мало времени на перезарядку оружия, а без магии я не могла ускорить этот процесс. Поэтому я побежала вниз по лестнице с седлом во рту. А на встречу ко мне вверх по лестнице бежал рейдер с розовым ирокезом.

Махнув головой, я сбросила лишний вес. Не знаю, куда именно я попала, бросив в него седлом, но я услышала тошнотворный хруст и глухие удары, когда рейдер покатился по лестнице. Взглянув вниз, я увидела что он запутался в моём седле и лежал крупом вверх. Что может значить кьютимарка в виде пистолета?

Я спрыгнула с лестницы и проскользнула мимо него, вырвав копьё из рта потерявшего сознание пони. Забавно, учитывая его кьютимарку, я ожидала увидеть пистолет. У подножия лестницы был короткий коридор со светящейся вывеской. — Атриум? — Сказала я вслух, хотя с копьём во рту это больше походило на “Ахриух”.

Я не знала, что такое “Атриум”, но похоже, собиралась это выяснить. Ворвавшись в дверь, я оказалась в большой комнате. Этаж, на котором я находилась был балконом второго этажа, окружающий большую открытую площадку внизу. Двери по бокам вели в разные комнаты и коридоры. Напротив двери, в которую я вошла, было большое круглое окно, ведущее в офис.

По другую сторону окна стоял оливковый единорог с густой серой гривой. Я знала его. Откуда? Я долго смотрела на него, пока не поняла. Это был он. Он забрал синие пули, он убил мою мать. Я нашла его. Смуз Тонг. Лидер Багровых копыт. Изо всех сил я швырнула копьё через всю комнату. Мой смех эхом разнёсся по комнате, и затих.

Если бы там не было стекла, копьё проткнуло бы ублюдка насквозь, как кротокрыса, но вместо этого, оно просто отскочило, не причинив ему вреда.

И вот теперь я была без оружия, на вражеской базе, только что объявив о своём присутствии всем, у кого были уши. Ебать меня копьём. Первый пони, вышедший из двери слева от меня, с радостью бы согласился, если бы я не проявила инициативу и не оказалась на нём первой.

Это был земнопони с тёмно-коричневой шерстью и пистолетом во рту. Честно говоря, оружие с ротовым хватом на близкой дистанции было дико неточным, так что было достаточно легко разбить ему голову своим копытом. Всё это вторжение заставило меня порадоваться тому, какой большой я была. И тому, что это стоило всех тех издевок и насмешек, что сопровождали меня в детстве.

Острая боль пронзила мой круп, и я инстинктивно лягнулась. Я что-то ударила. Вибрация прошла по ногам, и я услышала крик и грохот в нижней комнате. Я знала, что кто бы это ни был, он больше не представляет угрозы. Ещё одна вспышка боли, теперь уже в заднем колене. Стиснув зубы, я повернулась и ударила передней ногой, мой ПипБак врезался в чьё-то лицо.

Теперь они меня окружили. Я слышала топот копыт и хлопки, но не выстрелы. Это показалось мне странным, но я всё равно двинулась вперёд, пока что-то не ударило меня в шею, отчего боль в ушах стала невыносимой. Вскрикнув, я встала на дыбы.

Я ударила ближайшего пони в шею. Пнула следующего. Ликвидировала стоящего за мной. Ещё один болезненный укол в грудь. Мир вокруг меня завертелся. Стойла не должны вращаться. Я почувствовала, что устала. Я опустила глаза. Тем не менее, увидев перед собой глаза рейдера, я ударила его головой, заставив отшатнуться. На меня набросилось ещё больше противников. Я попыталась сбросить их с себя. Пыталась.

Их было слишком много. Блять. Мне просто нужен был отдых. Я могла бы убить их всех. Ради Вайлдфайр. Если бы мне только дали отдохнуть.

— О, ты проснулась. — Я услышала голос, обращавшийся ко мне. Я должна была умереть. В меня стреляли, кололи и наверное даже резали. Сено. Я лежала на сене. Подняв глаза, я увидела, как Смуз Тонг смотрит на меня своими большими красными глазами. — Я знаю, ты, должно быть, чувствуешь, что теперь просто не повезло, раз ты закончила вот так, но поверь мне, малышка, ты проиграла в ещё в тот момент, когда вошла в моё Стойло. — Он улыбнулся, облокотившись на стол в другом конце комнаты. — Но я не плохой пони, поэтому сохранил тебе жизнь, несмотря на всё, что ты сделала.

Я попыталась броситься в атаку, но упала. Цепи на моих ногах зазвенели. — Я, однако, не идиот. Ты убила полдюжины хороших пони, я не могу тебе позволить безнаказанно шляться вокруг. — Я сердито посмотрела на него, жалея, что не могу испепелить его взглядом. — Ты правда так сильно меня ненавидишь?

Я открыла рот, чтобы ответить, но язык оказался тяжёлым и неповоротливым. — Да. — В конце концов, выдавила я.

Он усмехнулся. — Не пытайся сделать больше, чем ты можешь. Хотя, отдам тебе должное, ты крепкий орешек. — Он махнул копытом в сторону небольшого дротика на столе. — Два таких могут уложить адскую гончую… А ты упала после шестого. Хех. Саммер Силк, принеси нашей гостье попить. — Несколько секунд спустя, таинственная пони в полном обмундировании поставил передо мной бутылку спаркл-колы.

Больше всего на свете сейчас мне бы хотелось швырнуть ему этой бутылкой в лицо… Но я поняла, что у меня настолько пересохло в горле, что я выпила всё содержимое бутылки. Кола была тёплой и морковной, но в то же время освежающей. — Почему? — Спросила я, чувствуя, как легче стало двигать языком.

— Ты самая сильная пони из всех, что я когда-либо видел… Но, признаюсь,  не слишком умная. Броситься напролом прямо в логово врага, словно некий Герой с Пустошей? Но ты однозначно сильна. Я не из тех, кто разбрасывается такими талантами, поэтому хочу нанять тебя.

Я плюнула на пол.

— Мило. Хотя бы выслушай моё предложение. — Его голос был спокойным, сладким и чарующим. Если бы он не убил мою мать, может я бы и послушала.

— Это… Не то, о чём я спрашивала. — Мне было всё равно, почему он оставил меня в живых. — Почему… Почему ты убил мою мать?

— Хм.. — Он внимательно изучал меня. — Да. Да, теперь я понял. Теперь я вспомнил тебя. Мне так стыдно за то, что случилось в тот день. Так стыдно. У меня правда не было другого выбора. — Кроме убийства. Хотелось рассмеяться, но тело болело слишком сильно… — Моя власть над Багровыми Копытами была слабой. Бывший лидер заболел тяжёлым случаем перелома шеи в начале той недели и главным стал я. Ты же понятия не имеешь о том, что это были за пули, не так ли? Что они из звёздного металла?

Я покачала головой. Они были синими и фиолетовыми. Я многое помню, но “звёздный металл” для меня ничего не значил.

— Они гораздо ценнее и опаснее, чем ты можешь себе представить. Я ещё не укрепился во власти, а твоя мать отказала мне. Перед всеми моими товарищами. Перед пони, которые всё ещё не считали меня своим лидером. Если бы я отступил, они бы набросились на меня, как дикие собаки, рвущие плоть на куски. Я сожалею о том, что пришлось сделать, но если бы я струсил, Багровым Копытам и всем городам, находившихся под их контролем настал бы конец. — Городам? Я думала, что они контролируют только Мэйрфорт. — Одна жизнь или сотни. Это был не трудный выбор… Но это было нелегко. Я сожалею, но это было необходимо. — Никто из тех, кто стремится быть лидером, не может рассчитывать на то, что их копыта будут чисты от крови. Луна сказала это однажды, и кому как не ей знать об этом больше остальных.

— Ты лжёшь.

— Часто и с большим удовольствием. — Он лучезарно улыбнулся и начал обходить свой стол. — Я управляю тринадцатью городами, самым большим из которых является Мэйрфорт. Я обеспечил торговые связи с Новой Эппллузой, Филлидельфией и Искателями в Хуффингтоне, а прямо сейчас работаю над сделкой с Башней Тенпони, как только смогу убедить их в том, что я не рейдер. С тех пор, как я взял под контроль Багровые Копыта, везде, куда бы не пошли мои пони, воцарялся мир. — Мой разум вспомнил жестокое убийство целого каравана несколько дней назад.

— Вы — рейдеры. — Резко сказала я, разбив копытом пустую бутылку из-под спаркл-колы. — Вы убиваете, грабите и насилуете.

— Не я. — Его глаза сверкнули в тусклом свете. — Я приглядываю за волками так же, как и за овцами, и моё стадо далеко не невинно. Я пытаюсь выкорчёвывать сорняки, но не могу избавиться от всех. Их слишком много. Как бы сильно я не презирал то, что они делают, они мне нужны. У меня слишком много земель и слишком мало пони. — Я всё ещё пристально смотрела на него. — Не веришь? Мне всё равно. — Он подбежал к окну и посмотрел вниз, на Атриум. — Даже если бы я был таким, как ты говоришь, насилие и грабежи вредны для моей репутации. Я могу управлять городами с помощью страха, но достаточно одного убийства, чтобы сподвигнуть пони подобного тебе пуститься во все тяжкие.

— У тебя есть охрана. — Подчеркнула я. — Они остановили меня; значит остановят кого угодно.

— Есть, небольшая. И тем не менее. — Он постучал по стеклу. — Если бы оно разбилось, или бы его тут не было, или если бы я обедал в Атриуме, то уже был бы мёртв. Нет, страх — это хорошо, но мне также необходимо уважение. Большинство пони видят, что несмотря на то, что они думают обо мне, я им нужен. — Он улыбнулся мне. — Извини, ты наверное думаешь, что я какой-то старый злодей из довоенных фильмов, который злорадствует и рассказывает о своих великих планах прежде, чем убьёт тебя. Мне это не нужно.

Я с трудом поднялась на ноги, действие транквилизаторов заканчивалось. — А чего ты хочешь от меня?

— Как я уже говорил: если пони сопротивляются, накорми их свинцом. Но если они преклонят колено, ты должен помочь им подняться, иначе никто и никогда больше не преклонится перед тобой. Я даю тебе выбор, и я говорю тебе, ПОЧЕМУ тебе нужно его сделать. — В его глазах был странный блеск... Возможно, надежды. Была ли эта надежда на будущее или надежда на то, что я окажусь достаточно глупой, чтобы довериться ему… Не могу сказать наверняка.

— Ты — подонок.

— У всех пони есть своё место. Уверен, ты бы хотела меня уничтожить. Бить меня до тех пор, пока моё лицо не превратится в такую же кашу, как у твоей подружки. — Я снова набросилась на него, и снова цепи заставили меня упасть на колени. — Не волнуйся, мы похороним её, как полагается.

— Спасибо. — С горечью и, в то же время с облегчением, сказала я. Так как мне не удалось исполнить её последнее желание, я хотя бы буду рада, что её душа обретёт вечный покой. — За Вайлдфайр и ни за что больше.

— Как я уже говорил, ты можешь убить меня. Но тогда Мэйрфорту придёт конец. — Я снова потянула за цепи, но безрезультатно. Я слышала, как они натягиваются, чтобы удержать меня. Скрипя и скрежеща от моей неукротимой силы. — У меня нет основного заместителя. У меня их пять. Они ненавидят друг друга. Если я умру от… Копья убийцы, они будут сражаться за власть. Мэйрфорт будет атакован, разорён и разграблен. В конце концов, где ещё им брать боеприпасы, чтобы вести войну. Скажи мне, ты всё ещё желаешь моей смерти, узнав об этом?

— Да. — Тут же ответила я.

Он тяжело вздохнул, повернувшись ко мне. — В самом деле? Ты так сильно меня ненавидишь?

— Да.

— Почему?

— Ты убиваешь пони.

— Как и ты. — Я отвернулась. Что-то в этих словах причиняло гораздо большую боль, чем имело на это право. — Скажи мне, как думаешь, откуда я беру жеребцов, чтобы защищать мои земли… Ты знаешь, откуда взялась моя армия? — Я покачала головой. — Идиотка. Сколько жеребцов живёт в Мэйрфорте? — Я задумалась. Был Грэй Винд… Но он всего лишь жеребёнок. Старина Рэдвайн был так стар, что уже не мог ходить. Брайт Флэйм был калекой, потому что имел всего одну ногу. Ещё было несколько жеребят, имена которых я не могла вспомнить. Стоп, разве их правда так мало? Я открыла рот и тут же закрыла его.

— Теперь ты поняла?

Осознание пришло. Медленно. В Мэйрфорте было так мало жеребцов(забавно, раньше я не понимала, что означает название города). И так много среди Багровых Копыт. Моего брата забрали. Я опустила голову. Она жутко гудела, когда я поняла весь ужас. — Прошлой ночью ты убивала братьев, отцов и сыновей тех пони, с которыми выросла. Твоих друзей. Даже если я отпущу тебя, они не примут тебя обратно.

Тело кипело от злости. Мышцы напряглись, и единственное, о чём я могла думать, это о том, чтобы забрызгать его мозгами всю комнату. Я двинулась, сначала медленно. Цепи, приковывающие мои ноги к полу заскрипели. Давление кандалов обжигало мои ноги, но я продолжала двигаться, игнорируя острую боль. А затем, с оглушительным треском, цепи разорвались. Смуз Тонг повернулся, в его глазах был страх.

Я бросилась вперёд.

И этот проклятый охранник Саммер Силк набросился на меня. Он тупой? Я сломала цепи, как жеребята ломают прутики, со мной не стоило связываться. Я прижала его к стенке и ударила головой об его шлем. Плохая идея. Я отшатнулась и попятилась, когда в голове снова началась пульсация.

Он снова пошёл на меня. Ленивый ударом ПипБака по голове, я отшвырнула его. Я сплюнула кровь, двигаясь вперёд, когда его шлем упал с головы. Я поднялась на дыбы, готовая к убийству. И остановилась.

На меня смотрел жеребец с серебристой шерстью и фиолетовой гривой. Каким-то образом, я знала, что под его бронёй скрывается кьютимарка в виде розы. — Мэдоу… — Прохрипела я. Не может быть. Мой брат. Почему?… Почему он ударил меня? Я собиралась его спасти… Я...

— Сильвер Шторм. — Холодно ответил он.

— Какого хуя! — Я взвизгнула. Позади меня, я слышала, как смеётся Смуз Тонг. — ... Я пришла, чтобы спасти тебя! Вайлдфайр! Она… — Слова застряли у меня в горле, и я бы снова заплакала, если бы не мой гнев.

Он поднялся на ноги и уставился на меня. — Меня не нужно спасать. — Его голос звучал, как удар хлыста. — Ты грёбаная идиотка. — Эти слова ранили сильнее, чем любая рана. — Я здесь по собственному желанию. Ты слышала Смуза… Это лучший вариант. Мы поддерживаем мир, а ты пытаешься всё испортить!

— Ты рейдер. — Я отказывалась верить. Мой брат. Я… Он всегда был так добр ко мне. Когда другие пони ненавидели меня и смеялись, он успокаивал меня. Этот пони… Не мог быть тем же самым. Нет.

— Багровое Копыто. — Возразил он.

— Одно и то же.

— Нет. Мы защищаем пони. Блять, Сильвер, почему ты не можешь просто...

— Я всё видела. — Мой голос превратился в хриплый шёпот. — Я видела, как ты убил торговцев. Добивал их. Я видела кровь на твоём улыбающемся лице. Я хотела думать, что они заставили тебя… Что… Что я видела не тебя. А того, в кого они тебя превратили. В тень. Что ты сделал это только для того, чтобы выжить. Я была не права… Во многом. — Каждая мышца в моём теле была так напряжена, что готова была лопнуть в любой момент. — Я…

Я взглянула на него. Он всё ещё был моим братом. Таким же, как и раньше. Только он ошибался. Он изменился, превратился в чудовище. Или… Или так, или это я была чудовищем, пытающимся разрушить мир. Но… Как я могла принять мир, полученный такой ценой!? Почему всё должно было быть таким сложным!? Всё, чего я хотела, это спасти своего брата! Стать героем! Что за хуйня произошла с добром и злом? Когда всё стало таким запутанным? Почему... Почему...

Я топнула копытом, оставив кровавую вмятину в полу.

Смуз Тонг коснулся меня. Он пытался меня утешить? Я лягнула его. Позади я услышала, как стекло в окне разбилось вдребезги. Мгновение спустя, раздался глухой удар.

Мой брат. Нет. Он им больше не был. Он стоял передо мной, потрясённый.

Он потянулся за пистолетом, и я бросилась мимо него. Я выбила дверь кабинета и убежала. Не знаю, куда.

Дикая боль пронзила мою переднюю левую ногу. Я посмотрела вниз и увидела рану и кровь. Выстрел. В меня выстрелили. Но кто?

Это не важно. Я побежала. Любой мог прийти и попытаться остановить меня.

Не знаю, как мне удалось выбраться. Но я сделала это. Спустя несколько часов, а может быть и дней, я остановилась и легла на вершине скалы. Мне удалось вытащить пулю из раны. Это было намного больнее, чем само ранение. Возможно, я кричала.

Бросив осколки пули рядом, я внимательно рассмотрела их: искорёженные металлические кусочки, покрытые моей кровью. Но под ней скрывалось что-то ещё. Тёмно-фиолетовый цвет, который, казалось, прожигал кровь насквозь. Или он был синим? Наклоняя голову в разные стороны, я заметила, что цвета менялись и преломлялись, и я поняла, что это значило.

Пуля из звёздного металла. “Гораздо опаснее, чем можно себе представить”, — как сказал Смуз Тонг. Тем не менее, когда я выпила целебное зелье и туго перевязала ногу бинтами, которые прихватила в Стойле 42, рана ничем не отличалась от обычной. Уставшая, я закрыла глаза и заснула.

Когда я проснулась, моя нога онемела, но это было хорошо, учитывая то, что меня подстрелили. Медленно поднявшись, я начала идти. Я не знала, куда иду. Смуз был прав в одном: Мэйрфорт никогда не примет меня. Поэтому я пошла на юг, прочь от Стойла. Единственный путь, где меня никто не найдёт.

Первые несколько дней, я довольствовалась теми припасами, что взяла с собой. К счастью, Багровые Копыта не забрали седельные сумки, когда схватили меня, а я приготовила достаточно еды. Однако, я не чувствовала благодарности. Каждый шаг давался с трудом. Каждый раз, когда я двигалась вперёд, я боролась с желанием лечь на землю и больше никогда не двигаться. Я заслужила это. Я пожертвовала жизнью своей лучшей подруги и… И всё это ради мечты и голоса с радио.

Даже оптимистичные мелодии моего радио не смогли сделать меня счастливой. Наверное, я плакала. Я просто продолжала идти. Через несколько дней, моя нога сильно опухла. Когда я сняла бинты, то почувствовала запах разложения. Моя нога. Шерсть выпала, а кожа была мертвенно-фиолетовой. Звёздный металл.

Я продолжала идти. Ноге стало хуже. Пахло мертвечиной, и вскоре я уже не могла ей двигать. Мои припасы закончились. Я продолжала идти. Солнце, даже скрытое за облачной завесой, прожигало меня. Но я вынуждена была идти. Волоча за собой ногу, я надеялась найти хоть кого-нибудь, кого-то, кто смог бы помочь мне.

Я рухнула на землю.

Я выплюнула грязь изо рта, но сил подняться у меня уже не было. Я съела всю еду, выпила всю воду. Я умирала. Я попыталась пошевелиться, но моё тело взревело в знак протеста, и я снова упала на землю. Закрыла глаза. Всё тело болело. Мой желудок скрутило от голода. В горле пересохло настолько, что я пыталась выпить влагу из грязи. Я была никем. Мне удалось оглянуться на своё тело. Когда-то сильное, но теперь такое слабое. Между бронёй и седельными сумками я увидела мою кьютимарку.

Три камня. Может, такой была моя судьба. Стать частью Пустоши, превратиться в камень посреди бескрайней пустыни. Моя душа умерла вместе с Вайлдфайр, а тело это всё, что у меня осталось. Пустошь забрала всё, что я могла дать и хотела большего, словно жадный жеребёнок. Она забрала бы и мою кьютимарку, если бы могла. Я всё равно не заслужила её. Я не заслужила жизнь. Я потерпела неудачу во всём, что когда-либо делала из-за собственной тупости. Если бы я только...

Война никогда не меняется. Я никогда не понимала этой фразы, до этого момента. Меняются методы ведения войны. Меняются пони. Меняются группировки. Но в конце концов, война забирает у тебя всё и оставляет только пустую оболочку. Эта часть войны… Эта часть никогда не меняется.

Я не протянула и недели, когда всё было сказано и сделано. Последнее, что я услышала, был мой ПипБак, транслирующий очередные новости. — Арба мертва. До меня дошли сообщения, что все пони в городе, более двух десятков, были убиты. И послушайте, дети мои, не знаю, как это сказать… Но…

— Но, похоже, что Обитательница Стойла имеет к этому непосредственное отношение.

Больше не существовало такого слова, как герои.

Заметки:

Имя – Сильвер Шторм.

SPECIAL:

Сила: 10
Восприятие: 4
Выносливость: 8
Харизма: 5
Интеллект: 3
Ловкость: 5
Удача: 5

Примечание переводчика: Это четвертая версия пролога. Надеюсь никто и никогда в будущем не увидит первые три. И надеюсь, что люди, забросившие историю в самом начале из-за качества, теперь попробуют начать её ещё раз. Дайте рассказу второй шанс %)