Выбор мисс Харшвинни

Уж не думаете ли вы, что инспектор Эквестриады мисс Харшвинни сделала выбор в пользу Кристальной Империи только потому, что простушку-мустанга Пичботтом в ней приняли хорошо? Рассказик описывает то, что осталось за кулисами - приключения инспектрисы в Кристалл-сити, происходившие в то время, как шестёрка всячески развлекает персиковую туристку.

Другие пони

18 часов на сказку

гимн хюманизации

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна DJ PON-3 Другие пони ОС - пони Мистер Кейк Миссис Кейк Человеки

Долг

Эта история об одном из солдат Сомбры, которого схватили и заточили в камень на пять тысяч лет. Но через пять веков магическая печать рушится, и герой оказывается в новом, неизведанном мире. Сможет ли он исполнить свой долг перед королём, и королевством которого нет?

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Король Сомбра

Мрак из забытых легенд

Страх, боль, хаос и жажда мести... Всем этим полны давно забытые легенды Эквестрии, но не той, что сейчас, нет. Другой. Той, что была пять тысяч лет тому назад. А что будет, если окажется, что легенды - всего лишь забытые события, части истории, которые умалчиваются? Что если они вернутся?..

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони

Радуга после дождя

Существует множество рассказов о том, как пегас лишается возможности летать. А что, если взглянуть на ситуацию немного с другой стороны...

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Зекора

Будь лучше!

Наверно, надо быть лучше... не знаю зачем. Путешествие одной аметистовой кобылы FOE -> MLP

Флаттершай Принцесса Селестия ОС - пони

Que Sera, Sera

Принцесса Селестия всегда знала, что Твайлайт Спаркл предназначено совершить великие дела, но она никогда и никому - даже самым близким ей пони - не говорила, отчего так в этом уверена. И когда настанет судьбоносный для Твайлайт день, сможет ли она выполнить одно данное ею давным-давно обещание, чтобы спасти прошлое, будущее и настоящее всей Эквестрии, даже если после этого она никогда больше не увидит свою любимую ученицу? Ведь как она может не исполнить последнюю волю своей матери?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна

Легенда о Камнепаде, отважном бизоне

Давным-давно, когда на этой земле ещё не было пони, все племена жили в мире и согласии. В те дни бизоны без стеснения странствовали по холмам и равнинам, от гор до самого моря могло безбоязненно мчаться их стадо. То было время, когда обрёл легендарную славу храбрый воин, прозванный Камнепадом. Присядь же, послушай — я расскажу тебе о том, как избавлял он наш народ от бед!

Другие пони

Сияние души

Привет, меня зовут Нотерн Лайт. Я живу в небольшом городке Спринг-Фоллс. Маленькое тихое местечко, в котором найдутся историй от комедии для драмы, что бы поведать их..

Другие пони ОС - пони

Вам письмо, Рарити!

Понивильская газета - штука довольно интересная, учитывая, что любая новость из неё может разлететься по всему городу и за его пределы за минимальные сроки. Даже тогда, когда это очень неудобно для некоторых персон. Один раз Рарити пришлось прочувствовать эту особенность публицистических статеек на собственной шкуре...

Рэрити Дерпи Хувз Другие пони

Автор рисунка: Siansaar
Пролог Глава 2: Последнее, чего ты никогда не увидишь

Глава 1: Дежавю

Глава 1: Дежавю.

 Это вызывает желание, но препятствует его удовлетворению.

Мертва. Я должна быть мертва. Но разве мёртвым может быть так пиздецки больно? Я вижу свет. Слабый. Теперь ослепляющий. Кто-то стоял надо мной. Пони... Или... Мне кажется, я вижу крылья. Наверно. Я вижу кьютимарку. Два облака... Похожи на облачную завесу. Завесу, как над Пустошью. Блять, всё чертовски болит. Может, Вайлдфайр спасла меня? Нет... Она же умерла. Мои глаза закрылись. Когда я открыла их вновь, у пегаса, стоящего надо мной, во рту был шприц.

                                                                                – – –

– Хм-м... Ты проснулась?

  В глаза ударил яркий свет. Странно, но я выжила. Несмотря на истощение, обезвоживание и отравление хуй пойми чем, я всё же выжила. Уж лучше бы умерла вместе с Вайлдфайр. Я закрыла глаза и глубоко вздохнула. Мне не хотелось жить. Если бы у меня был пистолет, я бы завершила начатое Пустошью дело.

– Ох, прекрати. Открой глаза.

 На меня смотрел тёмно-коричневый жеребец с фиолетово-зелёной гривой. Я догадалась, что он врач. Это было нетрудно, ведь он был одет в белый халат, а на шее носил стетоскоп.

– Кто...

  Блять, в какой момент моё горло превратилось в пустыню? Словно прочитав мои мысли, доктор протянул мне бутылку воды, и я быстро опустошила её, на вкус она была божественна. Но жажда никуда не делась.

– Доктор Моровинд. – Сказал он и поклонился. – Главврач и специалист по кибернетике каравана Наблюдателей 54.

– Э-э-эм... Чего?

– Караван Наблюдателей. – Повторил он медленнее.

– Что?

  Врач вздохнул и сделал фейсхуф.

– Должно быть, голод убил клетки мозга.

  Я уставилась на него, не понимая, о чём он вообще говорил? Голод тут был ни при чём, я просто была законченной идиоткой. Эх, если бы Вайлдфайр выжила, она бы подтвердила это. 

– Наблюдатели являются… Организацией, образованной правительством НКА. Наша цель – помогать каждому пони выжить. Не бесплатно, конечно, но мы берём небольшую плату за услуги. В настоящее время наша база находится в...

– Ты спас меня?

  Я бегло осмотрелась вокруг. Комната была очень грязной, здесь пахло мочой и плесенью, штукатурка на стенах облупилась, а медицинское оборудование казалось ржавым, но всё равно это было намного лучше, чем в Мэйрфорте. Сердце замерло, когда я вспомнила о доме.  Будь я одна, то заплакала бы, но я не могла себе позволить проявить свою слабость перед кем-то. Я взглянула на доктора, как можно более равнодушно, молясь о том, чтобы он не заметил проступившие слёзы.

– Нет. –  Он остановился. – Если я не ошибаюсь, кто-то нашёл тебя недалеко от Бридл Хоупа и принёс сюда.

  Нет, доктор не спас меня. Я умерла вместе с Вайлдфайр. Она умерла в попытке стать героем, но герои умирают.  Мне дали второй шанс, и какой бы идиоткой я ни была, я никогда не совершу одну и ту же ошибку дважды. Так что, если выжить — это всё, что я могу сделать, да будет так, я выживу. Выживу. Не принося вреда хорошим пони. Я... Мне нужно стать сильнее. Жёстче. Я пообещала Вайлдфайр, что уничтожу Багровых Копыт. Всех. А для этого мне нужно отбросить героизм. Герои умирают, а мне нужно было выжить.

– Как... Как вас зовут, кстати? – Спросил он встревоженным голосом.

– Хайред Ган. – Кто вообще назовёт своего ребёнка Хайред Ган? Только идиот. Я быстро добавила:

– А что это за место?

– Центр трансплантации Бридл Хоупа. И по совместительству – больница.

 Это имело смысл. Лечебные травы и всё такое.

– Плантации? Так значит, вы продаёте травы?

– Эм, нет, трансплантации. – Жеребец неловко переступил с ноги на ногу. – Я уже добавил нейронное усиление в вашу лобную долю, хотя, этого может быть недостаточно. Но вам это было необходимо. Помимо всего прочего.

– Прочего… – Я попыталась перевернуться на живот, чтобы принять сидячее положение. Что-то было не так. Я не чувствовала своих ног. Но в попытке перекатиться, что-то помогло мне сесть на корточки. Услышав легкое кружение и скрип, я увидела... Это.

– МОЯ НОГА! – Её больше не было. Один выстрел звёзднометаллической пули лишил меня ноги. На её месте был каркас из металла и проводов. Выебите меня стволом моего пистолета, если я теперь не блядский робот.

– А сейчас успокойся и... – Я оттолкнулась от кровати и повалила его на пол, готовая засунуть ему своё «спокойствие» в задницу. – П-п-пожалуйста-а-а!!

– Во что ты меня превратил, чёрт побери!

– Ты умирала! – Он завизжал, когда я замахнулась своим новым металлическим копытом над его головой. Более ироничную смерть сложно представить. По какой-то причине, место соединения ноги и тела начало гореть.

– Яд! Он инфицировал твою ногу. Когда тебя притащили, она уже отмерла. Жди я дольше, погибла бы и ты. Я должен был действовать! – Ещё опаснее, чем я думала. – Одна царапина с подобным ядом — и твоё тело подвергнется заражению. Если инфекция находится в районе головы или шеи – остаётся несколько часов. Если инфекция в районе ног – несколько недель, в зависимости от пони, но кровь всё равно будет заражена. Ты умрёшь, но звёздному металлу потребуется больше времени на полное воздействие. Ампутация нужна была в любом случае! Я не мог поступить по-другому! Это дало тебе шанс. Протез бесплатный, об этом не беспокойся, только пожалуйста, не убивай меня!

  Я отступила назад и обошла кровать. Жжение в суставе утихло. Врач левитировал дробовик обратно на полку... Он всё это время держал меня на прицеле? Дерьмо, а я и не заметила.

– Хорошо. – Я села на круп. Спокойно. Остынь. Соберись. Сильвер, может, и была бы гиперагрессивной в моменты, когда ей что-то угрожало, но Хайред Ган расчётливая и молчаливая. 

– В какой точке Эквестрии мы находимся? – При движении, моя новая нога неприятно поскрипывала. Это было неудивительно, принимая во внимание то, что она досталась мне бесплатно.

– Мы не в Эквестрии. Бридл Хоуп находится в...

– Что? – Не в Эквестрии? Но я ведь говорю с пони.

– Ты не в Эквестрии. По крайней мере, не в том месте, что было Эквестрией до войны. Мы находимся к северу от скал. До войны эта территория была независимым государством, известным, как Каледония. Технически, она всё ещё управлялась Селестией, но здесь была своя правящая партия.

– Вас никогда не бомбили?

– Нет, тут ты неправа. – Заверил он. Радиация была частью моего мира, жаль, что её теперь будет поменьше. – Не так сильно, как вас. Официально, мы не объявляли зебрам войну, но на войне были не только зебры и пони. Зебры делились своими заклинаниями с союзниками, а те в свою очередь бомбили нас. Больше...

 Только в этот момент я осознала, как мало меня волнует мировая история.

– Окей, Бридл Хоуп. Не имеет значения. Мне нужно идти.

– Вы всё ещё должны мне денег. – Он был озадачен тем, что я его перебила, но видимо, уже привык  не обострять ситуацию. Умный пони.

– Нога, конечно, была бесплатной, но вот установка – нет. Не волнуйся. Вроде бы ты умеешь обращаться с оружием. Я дам тебе пару крышек на новую пушку, и ты поможешь в сопровождении моего каравана на восток. Мы снабжаем очищенной водой близлежащие деревни, и на нас могут напасть рейдеры. После этого, можешь пойти со мной в Дайс, чтобы встретиться с моим боссом, а потом – отправиться на все четыре стороны.

– Дайс? – Как азартные игры могли помочь в решении моих проблем? Я не уверена, что правильно поняла его.

– Дайс. – Облизнув губы, доктор продолжил. – Ты никогда не слышала о Дайсе? – Я покачала головой. Клянусь, мой слух уловил, как он что-то бормотал об ещё одном импланте.

                                                                                       –––

  Город огней. Город грехов. Когда-то его называли Парадайс, но вывеска с названием поблекла, превратившись в просто «Дайс», так что жители теперь и стали его так называть. До войны это было своеобразным местом отдыха. Город, в котором можно было делать всё, что душе угодно. По словам доктора и его довольно сомнительных источников, Министерство Морали проводило здесь «взрослые вечеринки», где ветераны войны могли бы забыть о прошлом. Только главная улица фактически принадлежала Эквестрии. Остальная часть города была независимой. Видимо, он пережил войну. Или, по крайней мере, пострадал меньше остальной части мира.

  Когда доктор упомянул казино, я согласилась пойти. Чёрт, этот «Последний город в мире» должен быть интересным, и у меня была идея, как заработать побольше крышек. Но во-первых, нужно было доставить воду, что показалось мне странным. По его словам, дорога туда и обратно занимает две недели. А что, если им понадобится вода, пока нас не будет?

  Конечно же, я была просто идиоткой. Доктор объяснил, что эта вода предназначалась для медицинских процедур и тому подобного. Нет ничего опаснее, чем промывать раны облучённой водой. Так же они поставляют Рад-Х и Антирадин, когда местным жителям приходится пить здешнюю неочищенную воду, но очищенная вода проходит долгий путь, чтобы помогать небольшим общинам. Если бы в Мэйрфорте были полурегулярные поставки чистой воды, то это бы уменьшило торговые издержки во несколько раз из-за меньшего количества Антирада, который нам приходится покупать. Более того, Наблюдатели отдавали её бесплатно. Бесплатно! Может быть, они не получили весточку о том, что мир рухнул и каждому приходится в этом новом и сложном мире. Да, я знаю, мне нужно оставаться хладнокровной наёмницей и всё такое, но я не могу не быть благодарной Селестии за то, что она свела меня с такой группой. Стойло 42 было первым неприятным моментом, ожидающим меня в моих приключениях, но работа на Наблюдателей хотя бы не заставит меня ненавидеть себя ещё больше, чем сейчас. А ещё мне действительно следовало бы обратить внимание на то, куда я иду.

  Я споткнулась.

  Упала и ударилась лицом о почтовый ящик со звоном и резкой болью в голове. Шея откинулась назад, когда я со стоном перевернулась на бок. Я взглянула на свою глупую механическую ногу и заметила, что она застряла в дыре. Конечно же, если бы у меня была настоящая нога, я бы это почувствовала, но нет же, блять, в механических протезах нет нервных окончаний. Вздохнув, я осталась лежать на земле и смотреть на затянутое тучами небо. Такое же серое и мёртвое, как этот город. Вообще, этот город на самом деле был тёмным, хоть в нём и кипела жизнь... Просто оставьте мне мои метафоры, окей?

– Мне нужен… – Сказала я вслух. – DJ PON-3. – Опустив голову, я коснулась ПипБака носом. Ничего. Нажала ещё раз. Вообще ничего. Вот и всё. Я готова спалить нахрен все технические средства.

  «Центральный магазин Бридл Хоупа»? С каких это пор в моём ПипБаке появилбыла карта? Возможно, обморок в Пустоши возле Дайса усовершенствовал мою технику. Может быть, если я ещё пару раз впаду в кому, мой ПипБак научится регенерировать конечности? С того момента, как мне в голову засунули этот проклятый имплант, в мозг лезут странные мысли. У меня никогда раньше не было такого... Воображения.  Я просто была похожа на какую-то глупую кобылку-киборга по имени Хайред Ган. Пожалуй, действительно стоит ещё подумать над именем.

– Эй, Свит Пии! – Конечно же, были имена и похуже моего. Надо мной возвышалась слегка постаревшая кобылка с густой чёрной гривой, белыми прожилками и тёмно-зелёной шёрсткой.

– А чё эт ты тут делаешь? Я тебя вродь в этих краях не видела. Мя звать Ненни Джейн, владелеца этого магазину. А тебя зовут...

– Хайред...

– Ган. Да, сложно забыть такое имя, – передразнила она. – Эт ты упала в обморок к югу от городу, верно? Говорят, что тебя сюда притащили. Неважно, я только предположила. Слышала, что ты в долгу перед Наблюдателями. Они – хорошие пони. Не верь слухам, эти пони – хорошие. – Да-да, «не верь слухам». Если бы она меня знала, то поняла бы, что я вообще ими не интересуюсь. В них нет ничего хорошего. – Итак, ты хочешь пушку, да? Если да, то ты пришла в нужное место.

  Встав позади, она начала подталкивать меня, пока я не встала и не вошла в её магазин. Селестия бы одобрила столь агрессивный маркетинг.

– Тебе, наверн, понадобится боевое седло. – Я чуть было не сказала, что у меня уже есть одно, пока не вспомнила, что использовала его, чтобы сломать кому-то шею. Эх... Славные времена.

– Сейчас эта модель уже не новая, но всё равно надёжная. Включает функцию автоматической перезарядки и имеет в комплекте двойные досылателями .357 калибра. – Пушки меня не впечатлили. Мягко говоря, они выглядели старыми, ржавыми и готовыми рассыпаться на части. Но как бы то ни было, они хотя бы стреляли пулями и этого было достаточно. – 500 крышек. – Док на меня за это наорёт.

  Я также купила немного яблочных снеков и бутылку Сарсапариллы. Милый городок. Несколько сколоченных домиков были построены из остатков довоенного города. Тут, конечно, меньше пони, чем в Мэйрфорте, но зато территория намного больше. Она казалась безграничной. Как будто я могу ходить тут часами и всё ещё оставаться в пределах города. Ни спотыкаться о спящих пони, ни уворачиваться от кобыл, путающихся под копытами. Идиотка. Перестань думать о Мэйрфорте, та пони умерла. И когда я стала королевой драмы? Нужно срочно что-то ударить.

  Иногда богини бывают справедливы. Спускаясь с небольшого холма, я услышала крики.

– Убирайтесь с моей клятой фермы!

  Внимание, вопрос: что происходит, когда ящерицы впитывают в себя слишком много магической радиации? Они растут – и вместе с ними растут их острые зубы. Ещё одно напоминание об апокалипсисе. Я бросилась вниз по склону и с оглушительным грохотом разбила голову геккона. Слева от меня второй ящер перелез через штакетник и прыгнул на меня. Видимо, металлическая нога оказалась несъедобной, учитывая тот скулёж, что издавала эта зверюга, пытаясь её раскусить. В следующий миг, ящер отпустил мою ногу и оказался в воздухе. Попасть в него стало очень просто и...

  Место соединения ноги и тела снова перегрелось, а голова геккона взорвалась без моего вмешательства. Я повернула голову и увидела красивую белую единорожку, стоящую с дымящимся пистолетом. Её тёмно-рыжая грива водопадом ниспадала с её головы на спину, напоминая мне о Вайлдфайр... Вот чёрт, опять накатила грусть. И сердце чаще забилось. Посмотрев вниз, я заметила, что ещё один геккон впился зубами в мою ногу над ПипБаком.

– Отъебись! – На этот раз, я подёргала другой ногой, но единственное, что удалось сделать — это заставить её гореть ещё сильнее. Тогда стало ясно, что единорогом быть намного лучше, поскольку земнопони не может навести боевое седло на собственную ногу. Тело геккона разорвалось на кровавые ошмётки благодаря красивой единорожке. Я улыбнулась ей. Ещё три геккона слева. Я прикусила боевое седло, услышав приятный звук перезарядки.

                                                                                –––

– Дурочка ты. – Я немного сморщилась, когда (красивая. Ладно, думаю, что я ясно выразилась. Впредь буду добавлять слово “красивая” без стеснения по обращению к) единорожка промывала мою рану. – Зачем ты вообще побежала помогать мне?

  Она опустила свою голову так, что я едва могла видеть её сияющие фиолетовые глаза, смотрящие на меня сквозь локоны. Её звали Перли. Я сказала, что это прекрасное имя, потому что я – глупая кобылка, мне можно. По-видимому, глупые герои сейчас популярны, поскольку она улыбнулась мне в ответ.

– Тебе поставили новую ногу, и ты решила испытать её в бою. А если бы она оказалась неисправна?

  По правде говоря, когда я сказала, что купила пистолет у Ненни Джейн, она заволновалась ещё сильнее. Я решила не расспрашивать, почему. Слухи никогда не помогают.

  Она наполовину вела, наполовину тащила меня к своей маленькой лачуге на обратной стороне скудной фермы. Оказывается, облучённая вода не очень подходит для выращивания сельскохозяйственных культур, но она хотя бы старалась. Перл рассказала что-то про ферму НКА недалеко от Дайса, и что им удалось обойти эту проблему, но для меня эта болтовня ничего не значила. Её лачуга была более, чем скромна: в ней не было ничего, кроме матраса и стола.

– Прости. – Сказала я так безразлично, как могла.

  Она лишь улыбнулась, заставив меня почувствовать себя дурочкой. Кажется, что я всегда выглядела полудурошной, но сейчас я ощутила себя полноценной идиоткой. Или типа того. Я не сильна в математике. Кобылка глубоко вздохнула, глядя на меня.

– Послушай, спасибо тебе. У меня нет крышек, чтобы заплатить тебе за помощь, но я могу взглянуть на твои винтовки. Заставить их работать лучше... Чем смогла Ненни Джейн. – Она тихо заматерилась. Почему же сплетни такие заманчивые?

– О Селестия, да это же просто приклад от ствола. – Перл приложила копыто к моему лбу, думаю, проверяя температуру. Хотя, румянец на моих щеках, наверное, сбивал её с толку, но...

– Ты плохо себя чувствуешь? Лёгкое головокружение? Голова не кружится?

  Я покачала головой.

– Чувствуешь слабость? Тебя не тошнит? – Я снова покачала головой, а она только нахмурилась.

– Эти укусы геккона ядовиты... Тебе сейчас должно быть нехорошо.

  Нет, это не так.

– Как бы то ни было, ты чувствуешь себя отлично, и это самое главное. Не хотелось бы, чтобы моя спасительница заболела...

  Её улыбка заставляла меня улыбаться. С каких пор улыбка стала заразной? Ну же, Сильвер, ты должна быть хладнокровной убийцей. Или… Типа того.

– Ты не любишь много говорить, правда, милая?

  Ну почему, почему она использовала именно это слово?!

– Нет.

– А почему бы и нет, милая? Мне нравится твой голос.

– Мне нечего сказать.

– Хм, тихоня, да? Я знаю… Ты не уйдёшь до завтра, и ты выглядишь так, будто из тебя бы получился отличный игрок в покер. Тихушница, значит блефуешь, как профессионал. – Понятия не имею, что это значит. – Погнали в казино!

 Казино, как выяснилось позже, было большим зданием, полным ярких мигающих огней. А ещё в нём продавали виски.

 Ахуительное виски.

                                                                                  –––

  Я проснулась с ужасной головной болью. Воспоминания о прошлом вечере смутно мелькали перед глазами. Первый час ещё можно было вспомнить. Я оказалась ужасным игроком в покер, так как не понимала правил, но мне понравился блэкджек. Только полный идиот не сможет сосчитать до двадцати одного. Потом пошла за выпивкой, и все стало... Менее ясно. Потом пили и танцевали. Какие-то пони танцевали... Сомневаюсь, что это была я. Ведь я никогда не танцевала. Были... И другие воспоминания. Ничего точного сказать не могу, но мне было приятно. Очень приятно. Я потрясла головой, но стало только хуже. Ну почему виски меня так подставил?

  Со стоном я открыла глаза и перевернулась на бок. Моя металлическая нога громко ударилась обо что-то, посылая искры боли, вспыхнувшие в моей голове. И тут я поняла, что не знаю, где нахожусь. Я уже спала в местной клинике, но это была не она. Это было маленькое, грязное и... Почему моё боевое седло лежит, помятое, в углу? Стоп... Это же дом Перли. Так-с, а что я здесь делаю?

 «Вспомни о Найтмер Мун, и она появится», – говорилось в старой поговорке. В этот момент, в дом вбежала Перли с корзинкой сморщенных яблок во рту. Улыбнувшись и покраснев, она положила его передо мной, взъерошив свою огненную гриву, прежде чем застенчиво посмотреть на меня.

– Я знаю, это немного, но, знаешь, с радиацией и всем прочим, удивительно, что вообще хоть что-то растёт.

– У тебя должно быть зелёные копыта. – Это было тупо. На самом деле, её копыта были белыми, а не зелёными. Очевидно, что произносить клише, это всё, на что я была способна. Я виню в этом виски. Или тот нейронный имплант Дока. Оба были херовыми. Как большая часть моей жизни. А ещё бессвязной. Может быть, мой мозг пытается привыкнуть к модернизации, подсознательно заставляя меня думать о глупом дерьме. Опустив голову, я откусила кусочек яблока. Слегка суховато, но очень вкусно по сравнению с двухсотлетней едой, которую я привыкла есть.

– Вкусные.

  Не была уверена, возникло ли на её лице выражение гордости или облегчения.

– Так... Насчёт прошлой ночи…

  Что-то внутри меня сжалось. Очевидно, она нервничала из-за того, чего я не помню. Блять, виски, чёрт бы тебя побрал, верни мне мои воспоминания. Она, что, покраснела? Агась, покраснела и уставилась в пол. Я быстро поднялась на ноги и уткнулась носом в её шею.

– Это было восхитительно...

  Она встряхнула головой. Может, удивилась?

– Да, хех. Хорошо.

  Интересно, существует ли имплант на распознавание эмоций? Я и так уже киборг – ещё один не повредит. Может, с ним я научусь понимать этих безумных пони. Перл вдруг отвернулась.

– Док искал тебя. Сказал, что вам пора отправляться. Он нетерпелив, и вообще, никогда не стоит заставлять Наблюдателей ждать...

– Что?

– Ничего, глупые слухи. – Она обернулась, сверкнув глазами. – Хочешь немного слухов, чтобы было о чём поговорить на посту?

  Обычно я не любила слухи, но между головными болями (На сей раз я благодарна за пасмурное небо. Любой яркий свет — и мой мозг взорвался бы. Дважды.) и путаницей в отношении всего того, что я творила прошлым вечером… Я не могла сказать “нет”.

– Итак, единорожку зовут Лу. Она говорит тихо, но много, хотя большинство пони не понимают ни слова из того, о чём она говорит. Ещё есть пегас... Сэил, вроде бы. Я мало что о нём знаю, кроме того, что он – наёмник из Дайса, или что-то типа того. Кажется, хороший жеребец, но с пошлинкой.

  Я застонала и положила голову на стол.

– Ты хорошо себя чувствуешь, милая? – Спросила она.

  Я неуверенно кивнула. Моя голова раскалывалась, а теперь, её ещё пытались нагрузить информацией. Теперь, мозг официально ненавидит меня.

  Она ткнула меня своим рогом:

– Ты уверена?

                                                                                    –––

  После того как я оделась, она (поцеловав) попрощалась со мной и вручила подарок (взрывного характера). Когда я прогуливалась по городу, то многие пони, которых я не знала, улыбались мне и окликали. А я лишь коротко отвечала, что ничего не помню. Однажды, я спрошу у Перли, что именно произошло, но знала, что этот разговор будет очень неловким. Ох, ну ладно, я просто не буду об этом думать. И вообще, какова вероятность того, что я когда-нибудь вернусь в этот захолустный городишко?

  Взбираясь на холм, ведущий к клинике, я вдруг отвлеклась от разглядывания своей ноги (чтобы убедиться в том, что она больше нигде не застрянет) и заметила, что рядом с клиникой стоит довольно большое здание со множеством мигающих огоньков. Мне понадобилось полсекунды, чтобы понять, что это – казино. Откуда оно, блять, здесь взялось? Кроме того, кто же строит место похоти и соблазна рядом с медицинским учреждением? Это может привести к неприятностям.

– Хайред! – Доктор Моровинд подбежал ко мне. – Рад вас видеть и... О, вам уже лучше. Обычно реабилитация длится намного дольше. – Реабили-чё?

– Реабили-чё?

– Знаете, а вы быстро учитесь пользоваться своей ногой, той... Что мы заменили.

– Ой, простите. Не знала, что меня должны были реабилитировать.

– Так... – Он внимательно посмотрел мне в глаза, высоко подняв голову. – Вы не проходили реабилитацию, потому что не знали, что она вам нужна? Вы и вправду удивительны. – Жеребец тихо заржал и побежал обратно к своему каравану.

  Четыре крытых повозки. Восемь запряжённых браминов. Двенадцать пони, включая меня. Один пегас. И больше бутылок с очищенной водой, чем я могу сосчитать. Значит, как минимум, дюжина.

– Это та самая пони, о которой я говорил. – Сказал док своей кучке наёмников. – Хайред Ган. – Ему обязательно было смеяться каждый раз при произнесении моего имени?

  Я осмотрела свою команду. Кроме доктора, я узнала ярко-синего пегаса с двойным боевым седлом и чёрно единорога с белой гривой и приятной улыбкой. Остальных членов команды я не знала. Надеюсь, они и не заговорят со мной.

– Познакомитесь позже. – Торопливо сказал док. – Мы на несколько дней отстаём от графика.

  Итак, мы отправились в дорогу. Я бросила последний взгляд на Бридл Хоуп, понимая, что прежде никогда не смотрела на него со стороны. Единственная дорога вела от клиники и казино, петляя между рядами некогда одинаковых домиков, которые пришли в упадок и были восстановлены из того, что было под копытами. Дорога разделяется в центре города на шоссе, ведущее на север и юг. На юго-западе у подножия небольшого холма, стояла лачуга и ферма Перл. На секунду мне показалось, что она смотрит на меня. Единственным другим примечательным зданием была заброшенная школа с высокой колокольней; колокола на ней не было.

  Вздохнув, я последовала за последней повозкой, идя медленно, чтобы не споткнуться. С другой стороны холма, на котором стоит клиника, была небольшая просёлочная дорога, которая вела сначала по склону на восток, а затем на север. К территории рейдеров.

                                                                                      –––

– Что привело тебя сюда?

  Пони по кличке Смуз Тонг, а тебя? Вздохнув, я отошла назад. Сэйл, тот синий пегас, сказал мне, что мы прибыли к блокпосту НКА. Их бойцы были снабжены большими боевыми сёдлами с двойными винтовками, полной бронёй в круг с эмблемами «Н.К.А», вышитыми на боку, словно мишень, и шлемами, которые делали их безликими представителями всего их правительства.

– Правительство. – Сэйл скорректировал полёт и приземлился слева от меня. – Новый Каледонский Альянс.

– Кале-что? – Кажется, это одна из тех вещей, которые я должна была знать. Может быть, если Багровые Копыта разрешили свободную торговлю, то к нам бы доходили караваны с юга, а вместе с ними и информация о том, что творится в мире. Но нашим миром ограничивался тот небольшой участок земли, с которым мы вели торговлю. В последнем предложении, я трижды упомянула слово “торговля”, надеюсь, мой идиотизм не нуждается в большем пояснении.

– Каледонский. Это, как страна, которая была здесь до Великой Войны. – Он мгновенно взлетел в воздух, хлопая крыльями рядом со мной. Может, если я его ударю, он станет неподвижным.

– НКА на самом деле представляет собой коалицию из пяти городов, которые позже сформировали альянс, чтобы единогласно вести внешнюю политику. – Даже я знала, что такого слова не существует. – Правда заключается в том, что все они больше враждуют между собой, чем решают проблемы во внешней политике. Посты в Пустоши Дайса – это их первая настоящая попытка дипломатии. – Ну что ж, они проделали отличную работу. Случайные частичные проверки на дорогах возле территории рейдеров наверняка не закончатся массовой бойней. Кроме того, Сэйл казалось мог читать мои мысли.

– Это всё для вида. Они хотят, чтобы местные думали, что им не всё равно.

– Почему?

– Чёрт его знает. Я что, похож на работника правительства?

– Ты из Анклава. – Я знала это, потому что он всё время об этом упоминал.

– Настоящий Анклав! Никогда не позволяй этим засранцам, закрывшим небо говорить тебе что-то иное. – Мысленно, я записала его слова в своей голове. – Мы ушли осознанно, мы ушли. И мы им когда-нибудь покажем. Покажем им, почему мы — Настоящий Анклав! – Это прозвучало, как ударная волна.

– Так ты работаешь на Наблюдателей?

– Да, а что в этом плохого? – Он развернулся спиной вперёд и недовольно скрестил ноги.

– Почему?

– Эм-м... Потому что они наняли меня? Ты что тупая? – Агась. Тем не менее, его объяснение не касалось реального вопроса. Почему Анклав, это высшее правительство пегасов, позволяет своим же наниматься на работу к кому-то другому за крышки? Почему некоторые пегасы спускаются в Пустошь? Вроде бы Пэрли назвала их «оставшиеся», что очевидно означало некую отдельную отколовшуюся группу пегасов, никак не связанную с политикой «Закрытого неба».

– Хм-м. Не имеет значения. Эти типы из НКА не собираются останавливаться. Они ожидают, что Дайс склонится перед их превосходными технологиями и модной униформой. Этого точно не произойдёт. Дайс ни перед кем не склонится.

– Ладно, забей. – Я видела, как доктор говорил с двумя офицерами НКА. Позади них стоял ветхий отель, который служил им штаб-квартирой. Жеребцы, на самом деле жеребец и кобыла, разговаривали с доктором по поводу недавно возведенного забора. Любой пони мог бы легко обойти их сторожевой пост, но наши повозки не взобрались бы на крутые холмы так быстро. Единственной альтернативой было не торопясь обогнуть один из холмов в надежде, что там мы не встретим очередной пост охраны.

– Ну, ско-о-о-о-олько ещё? – Заныл зелёный жеребёнок, тряся своей серой гривой.

– Скоро, Мичеф.

  У него было самое неудачное имя, которое только могли дать жеребёнку. Он был... Чьим-то сыном. Или сиротой, работающим на Наблюдателей. Я забыла. Он был талисманом этого каравана и очень гордился собой. Может, как-нибудь сделаем флаг с его изображением.

– Они должны поторопиться-я-я-я-я-я. Мне скучно! Мы – Наблюдатели, кстати. – Я знаю. – Наблюдателей нужно пропускать! Мы ведь везём воду для бедных пони, так что они должны просто взять и пропустить нас!

  Не дав мне ответить, Мичеф развернулся и убежал, выбивая грязь из-под ног мне в лицо. Я закашлялась. – Дети.

– Но он прав. Если НКА хотят завоевать доверие пони, им лучше научиться не мешать Наблюдателям.

  Я могла лишь кивнуть. Но тот факт, что оба НКАровца открыли ворота и без дальнейших трудностей пропустили нас, доказывал это.

  Когда мы проходили мимо их маленькой сделки, я воспользовалась возможностью украдкой взглянуть на их оружие. Полуавтоматические винтовки с подавителями отдачи, встроенными в сёдла, а ещё что-то похожее на специальный механизм смены боеприпасов, активируемый нажатием рычага. Крутяк. Одному из НКАровцев (наверное, стоит придумать им название получше) не понравилось моё любопытство, и он сурово посмотрел на меня сквозь шлем. Я не сводила с него глаз, пока мы не прошли мимо.

– И так всегда?

– Да... – Произнёс тихий голосок.

Лу, кобыла-единорог, о которой рассказывала Перли, каким-то образом появилась рядом со мной так, что я этого даже не заметила. Она выглядит совершенно нелепо с этой огромной пушкой, прикреплённой к её крошечному телу.

– На востоке охранные посты НКА встречаются так же часто, как и рейдеры. Так же можно увидеть форпосты Стальных Рейнджеров, но реже и они часто меняют позиции, чтобы избежать НКА. Ближе к Дайсу вас постоянно будет останавливать одна из главных банд, посылающая патрули, чтобы не допускать появления нежелательных лиц около города. Большинство из них оставят вас в покое, или самое большее, стащат у вас пару крышек. На западе... Не ходите на запад. – Мне пришлось буквально вытянуть уши, чтобы услышать её.

– Стальные Рейнджеры? 

Она вздохнула. – Вы узнаете их, когда увидите.

Эх, хотелось бы, чтобы пони говорили яснее.

                                                                                 –––

  Я узнала их, когда увидела.

  Когда солнце опустилось ниже (предположила я, при этой блядской облачной завесе сложно понять, где сейчас находится солнце), они с грохотом вышли из-за скал, которые выглядели ужасно похожими на мою кьютимарку. Четверо из них побежали к нам, совершенно не боясь нашего превосходства. Я их не виню. Каждый из них был одет от носа до кончика хвоста в толстую металлическую броню, которую, я предполагаю не смогли бы пробить все наши пушки вместе взятые. Их глаза зловеще светились, а огромные лазерные пушки на спинах развернулись и нацелились на нас. Я была уверена, что один такой рейнджер смог вытереть нами пол одним передним копытом, а другим — размазать всех Багровых Копыт до единого. Но я была крупнее любого из них.

– Мы можем отбиться от них. Мы мож... – Я быстро подняла Мичефа за гриву и усадила себе на спину. – Эй! Отпусти меня! Я… – Я бросила на него столь свирепый взгляд, который смог бы разбить даже стекло.

– Кто здесь главный?! 

Доктор Моровинд вышел вперёд с высоко поднятой головой.

– Чеф. – Сказала я неугомонному жеребёнку. – Будь позади меня. – А иначе... Он всё понял, спрыгнул с моей спины и ускакал, а я заняла своё место рядом с доком.

  Заговоривший с нами Стальной Рейнджер снял шлем и встряхнул своей... Оу... Её белой гривой, прежде чем подойти ближе. Жёлтая пони казалась меньше и моложе без своей свирепой маски, но полностью контролировала свои действия. Для неё это было обычным делом.

– Меня зовут Блэкуотер. Имена? Сколько вас? Куда идёте?

– Доктор Моровинд. Тринадцать и жеребёнок. В деревни Мэринг, Стэффорд и Вендин, чтобы доставить воду.

– Хм-м-м... – Она несколько раз окинула доктора холодным, как лёд, взглядом. – Воду?

– Да. От имени Наблюдателей. – На её лице появилась слабая улыбка.

– Несомненно. Знаешь, как часто я это слышу? Кто-то снабжает оружием рейдеров вокруг холмов... На днях наш патруль был сбит ракетницей. Лишняя осторожность никогда не помешает. – Кобыла слегка наклонилась к молчаливому рейнджеру позади неё. – Обыщите их. Сколько охранников?

– Три.

– Убить любого пони с оружием, кто не является охраной. – Закончила она почти невозмутимо. Неужели так они планировали произвести впечатление на местных жителей, чтобы заручиться их поддержкой? По крайней мере, угрозы НКА об убийствах были лишь угрозами.

– Ты. – Это было бессмысленно. – Ты! – Ась? Я моргнула, осознав, что Блэкуотер смотрит на меня. 

– Ты что такая тормознутая?

  Моим ответом был мёртвый взгляд, поэтому она продолжила.

– Твоё имя?

– Хайред Ган. – Ответила я холодно.

– О, и откуда ты, Хайред Ган?

– Север.

– Север большой и обширный. Можно поконкретнее?

– Эквестрия.

  Выдохнув, она решила попробовать другой метод допроса.

– Что случилось с твоей ногой?

Она жадно посмотрела на мою металлическую ногу, когда я услышала позади себя крики и недовольные возгласы. Стальные рейнджеры не были тактичными и деликатными. Неудивительно, что многие их ненавидят?

– Потеряла.

– Каким образом? – Она топнула копытом в явном нетерпении.

– Выстрел.

– Чем?

– Пулей.

Едва сдерживаемая ярость промелькнула на её лице, а тонко завуалированное веселье — на моём.

– Ты же понимаешь, что если у меня будут основания полагать, что вы помогаете рейдерам или как-то связаны с бандой рейдеров, то я бы арестовала вас и лишила тебя этой ноги. Не думай, что это – игра.

Если. – Подчеркнула я. Она слегка рассмеялась.

– Хах. Ты мне нравишься. – Кобыла отвернулась. Наконец-то. – Тэйтл, Блэклайт. Докладывайте.

– Ничего, мэм. – Проговорили обе в унисон, подбегая к ней после проверки.

– Хорошо. – Сказала Блекуотер, надевая шлем обратно. – Вы чисты. Спасибо за сотрудничество.

  Рейнджеры отошли в сторону, давая нам пройти. Только когда мы ушли на приличное расстояние, они продолжили свой патруль. Очевидно, что они хотели сохранить в тайне то, куда они держали путь, ведь их КПП постоянно меняли своё местоположение. Их стратегия была эффективной, хоть и несколько враждебной.

                                                                                  –––

  Кровь. Так много крови. Она насквозь пропитала мою шерсть, окрасив её в ярко-красный цвет. Я пыталась спасти её. Пыталась. Её застрелили. Убили. Я пыталась отомстить за неё. Я отомстила. Я убила того ублюдка, что отнял её жизнь. А потом его кровь окрасила мою шерсть. Я бежала. Ещё один пони с копьём во рту и ружьём наперевес преградил мне путь, и тоже умер. Мой брат стоял передо мной и смеялся. Мне пришлось убить его. Так много крови. Я бежала и бежала до тех пор, пока просто не выбилась из сил.

  Потом я увидела зеркало, свисавшее с потолка на верёвке. Я увидела в нём себя. С меня стекала кровь. Я покачала головой. Нет. Это была я, залитая той кровью. Сильвер Шторм. Серебряная шёрстка, розовая с белым грива и лавандовые глаза. Я была там. Я должна была увидеть себя, но там была только кровь. Даже мои глаза в зеркале были залиты кровью. Над зеркалом в воздухе висели лишь два слова – Хайред Ган. Задыхаясь, я отступила назад. Пони из зеркала протянула копыто и коснулась меня. Я проснулась без криков или резких рывков.

  Такое не с каждым пони происходит. А если вы думаете наоборот, то наверняка вы перечитали слишком много всяких историй и вам должно быть стыдно. Я медленно пришла в себя, глаза уже были открыты. Свет от костра на секунду ослепил меня, заставив мой мозг снова болеть. Я напрягла зрение. Повозки были расставлены по периметру вокруг нашего маленького лагеря, и от огня всё, что находилось за пределами круга, превратилось в сплошную черноту.

  Застонав, я перекатилась на ноги, едва не упав, прежде чем заметила, что моя металлическая нога не реагирует. Посмотрев вниз и оперевшись на здоровую правую ногу, я заметила, что она не светится. Такое было раньше? Там вообще должен был быть свет или что-то наподобие?.. Мне и правда нужно было спросить о том, как ей правильно пользоваться.

– Батареи сдохли, наверное...

  Я быстро повернулась и наклонилась вперёд, собираясь укусить за спусковую уздечку... Которой там не было. Потому что я спала. Никто не спит с оружием.

  Из темноты на свет вышел Доктор.

– Это всего лишь я, ходил по нужде неподалеку. Сэйл летает по округе на разведке, говорит, что из-за света слишком трудно что-то увидеть. – Он подмигнул мне. – Не думала спросить, как она работает?

– Думаю, это целая наука.

– Я... – Он остановился. Я не была уверена, собирается ли он плакать или смеяться. – В этом-то всё и дело.

  В середине ночи он прочитал мне почти часовую лекцию о правильном обслуживании кибернетических конечностей. Самые важные детали я обобщу ради лаконичности. Во-первых: заряжать или менять батарею каждые три дня. Во-вторых: не носить её во время плавания. В-третьих: укрывать её во время дождя. В-четвёртых: регулярно чистить и следить, чтобы не было ржавчины. И последнее: не пытаться использовать её, если нога неисправна. Так же он объяснил, как снимать её, в случае необходимости.

  Уже потеряв одну ногу и не желая терять её дважды, я прислушалась к его советам. Иногда я сама от себя в шоке.

  После замены батареи, которая выглядела, как небольшая пачка, которая снималась с области в районе плеча и при полном заряде горела зелёным, мне выдали камни для охраны. Моя смена была последней, поэтому, немного постояв и посмотрев в темноту, я отправилась в долгий поход по унылой бурой Пустоши. А затем пришли рейдеры.

                                                                                   –––

  Ракеты над головой оглушили меня.

  По правде говоря, я должна была это предвидеть. Слишком много хорошего произошло со мной в последнее время. Сначала я пережила ад в Стойле 42, встретила группу пони, у которых я не вызывала чувство ненависти, вернула свою потерянную ногу и даже начала строить новую жизнь. Очевидно, этому не суждено было сбыться.

  Сэйл упал первым. Мы брели по невыносимой жаре, в то время как он старался нас предупредить. Я посмотрела вверх как раз вовремя, чтобы увидеть, как пуля пробила ему крыло. Он разбился слишком далеко, чтобы его можно было спасти. И вот тогда пришли они. Быстро раздавая приказы, я смогла выстроить наши повозки в круговой защитный барьер, но деревянные стены были не лучшим материалом для защиты от пуль, и рейдеры заняли высокую позицию. Даже несмотря на то, что всем удалось попасть в круг (за исключением Мичефа, бедный жеребёнок) ещё трое пони из нашей группы погибли, а Моровинд получил серьёзное ранение.

– Сюда. – Я почувствовала, как мой рот произносит слова, но из-за звона в ушах я до сих пор ничего не слышала. Пришлось отдать последние из наших медицинских запасов. Вылив остатки лечебных зелий в рот Моровинда, он прокашлялся. Эти припасы нужно было доставить в нуждающиеся деревни, но чёрт с ними.

– Пей!

– Кха... – Коричневый пони выплюнул остатки, когда мой слух восстановился и начал воспринимать шквал выстрелов. – Не… Умирать… – Этот идиот попытался спасти Мичефа. Он выбежал на открытый огонь к трупу жеребёнка и словил пулю за свою неосторожность. Кровь текла по его груди, когда Сэйл, каким-то чудом оправившийся после падения, сумел отвлечь весь огонь на себя. Этого времени мне хватило, чтобы затащить Дока обратно в безопасное место, но всё было напрасно. Сэйл отдал свою жизнь во впечатляющей последней схватке за пони, который всё равно умрёт. Чёрт побери, неужели я прошу слишком многого? Спасти всего одну жизнь? Голос в моей голове сказал: герои умирают, а я должна — жить.

  Пули пробили днище опрокинутой повозки, за которой спряталась я. Оставив умирающего Дока перевести дух, я переползла к щели между другими повозками и выглянула наружу. Я откинулась назад, задыхаясь. Жеребёнок. Мичеф. Наполовину разорванный от взрыва, наполовину съеденный стервятниками. Не могу об этом думать, не могу. Горевать будем потом, пришло время убивать. Высунувшись сквозь щель, я нашла цель.

  БАХ. БАХ.

  Второй выстрел был не моим. Что-то ударило в один из моих пистолетов и я потеряла равновесие. Падая, я успела перекатиться и оказаться с противоположной стороны укрытия. Тяжело дыша, я выругалась. Сильно. Мой правый пистолет представлял собой искорёженное и кривое нечто. Мой новый грёбаный пистолет! 

– Это не надолго... – Сказала Лу, стоя рядом со мной. Блять, как она это делает? Повернувшись ко мне своим маленьким зелёным тельцем, она взглянула на меня.

 – Они думают, что у нас есть что-то, что принадлежит им, иначе они бы давно разнесли нас с помощью пусковой установки. Они выжидают. Надеятся, что мы сдадимся... – Ох, блять! Почему же мы просто не сдались?! 

– Значит, им будет легче убить нас, после того, как они найдут то, что им нужно.

– По крайней мере... – Проворчала я, когда пули посыпались на наши баррикады. – Они рациональные.

  И предусмотрительные. Багровые Копыта просто набросились бы нас и дело с концом. А эти ребята думали о потерях и не лезли на нас всей толпой. Значит, либо у них заканчиваются пони, либо это – самая заботливая банда рейдеров из всех, что я видела. Я надеялась на первое. Повернувшись к Лу, я заметила повреждения в её броне и сквозь них смогла разглядеть кьютимарку в форме глаза. Хмм.

– Смотри. – Она решила пояснить, заметив на себе мой пристальный взгляд. – Моя магия позволяет видеть сквозь стены, здания и всё в таком духе.

 Но она не сделала её тихий голосок более слышимым.

– Почему?!

 Я показала ей две гранаты, которые подарила мне Перли, когда я покидала её лачугу. Я посмотрела на Лу. Её невыразительное лицо было готово расплыться в улыбке. Моё плечо опять зажгло, когда её рог и глаза засветились. Повернув мою спину в ту сторону, куда она смотрела, движения её копыт начали меня направлять.

  На счёт три она бросила первую гранату позади меня, и я пнула её со всей силы. Через несколько секунд, взрыв эхом прокатился по пыльным холмам, заставив оставшихся вокруг баррикады рейдеров подпрыгнуть. Бесполезно, их слишком много. Лишь двое попытались вновь поднять оружие, после того, как рейдеры перебили их семьи. Один постоянно бормотал: Наблюдатель видит, Наблюдатель видит, Наблюдатель видит. Снова и снова. Остальные же рыдали или же ничего не говорили. Мне было лучше побыть одной или с Лу. Попытка спасти их приведёт к тому, что убьют меня. 

– Направо и не так сильно. – Сказала Лу.

  За вторым взрывом последовал град криков. И я поняла, что у нас всё получилось. Затаившись, я подползла к единорожке, которая отключила своё магическое зрение.

– Они бесполезны.

  Я жестом указала на пони позади неё. Всего шесть, но это всё, осталось от каравана, не считая меня, Лу и Дока. Дерьмо. Быстро обернувшись, я вспомнила, что оставила Доктора истекать кровью. Медленно подойдя к его окровавленному телу, я коснулась головы жеребца... Мёртв. Блять.

– Конечно, бесполезны. – Продолжила Лу. Чёрт, какая же она тихая. – Их лидер мёртв. Половина группы никогда не держали в копытах оружие. Они знают, что мы умрём.

 Хех. Смерть не входила в мои планы. Я уже умерла однажды, и это было отстойно.

– Трусы!

  Она подняла бровь и уставилась на меня.

– А что бы ты сделала со столь превосходящими силами противника?

– Заставила бы их пожалеть о том, что убили нас.

– Ты – единственная в своём роде.

  Я похлопала металлической ногой по её плечу.

– Двое. – Она открыла рот, словно собираясь что-то сказать, но вместо этого её глаза загорелись, и она посмотрела на холм, где расположились рейдеры.

– Ч-чт… – ...то это? Хотела я спросить. Ответом стал крик.

  Четверо пони из шести начали продвигаться в мою сторону. Все были бы мертвы, если бы в этот момент Лу не открыла огонь на подавление. Я пробралась сквозь толпу и нашла того пони, который постоянно бормотал «Наблюдатель видит» с огромной дырой в голове. Над ним рыдала кобыла с фиолетовой шкурой и фиолетово-розовой гривой. Я хотела позвать её, но она не реагировала.

– Пойдём. – Я попыталась коснуться её, но она с силой отпихнула меня в сторону.

– Нет. Не умирай. Пожалуйста. – Я зарычала в попытке оттащить её за хвост, но она даже не шелохнулась.

– Всё. Я сделала всё, что могла.

  Её слёзы падали на землю, смешиваясь с кровью. Мой живот скрутило от боли, но я продолжала тянуть её. Твоя смерть не вернёт его к жизни.

– Пожалуйста! Мы хотели завести жеребёнка. Ты не сможешь, Наблюдатель видит. Он бы не стал...

  Выстрел прогремел в моих ушах. Её тело рухнуло на него, и последняя слеза упала на землю. Мне пришлось лечь рядом с ними, когда над головой засвистели новые пули. Наша “ограда” была расстреляна к хренам собачьим, больше напоминая швейцарский сыр, нежели на ограждение. По правде говоря, она продержались дольше, чем я ожидала. Выглянув из-за тел, я увидела, как Лу смотрит на меня. Остальные пони прятались за её маленьким тельцем. Взяв свой пистолет магией, она заговорила. Я не слышала Лу, но могла читать по губам. 

– Они идут.

  Сделав глубокий вдох... Меня чуть не вырвало от запаха смерти. Я сжала зубы от звука бегущих на нас рейдеров. Развернувшись к ним спиной, я использовала всю свою (немалую) силу, чтобы швырнуть в них остатки повозки. Раздался отвратительный треск и долгожданный крик. Повернувшись лицом к рейдерам, я выстрелила в первое, что увидела в поле зрения: жёлтого единорога с розовой гривой. Его голова разлетелась на лица товарищей. Как вам такое на вкус? Это вкус смерти. Вскоре вы насытитесь сполна.

  Ещё больше рейдеров хлынуло в нашу сторону, слева от себя я услышала выстрелы пистолета Лу. Я не взглянула. Нет времени. Выстрелив вновь, я заставила пони, целющуюся в меня, упасть на колени. Второй выстрел попал ей в шею. Она, наверное, умерла, но я никогда не проверяла. Разбежавшись и перепрыгнув через неё, я столкнулась со следующей целью. Прежде, чем я успела обдумать свои дальнейшие действия, он сумел повалить меня на спину. Моя битва сократилась до нас двоих.

  Его копыто упёрлось мне в лоб, сильно прижав его к земле. Невольно кряхтя от боли, я сумела распутать свою металлическую ногу. Я закатила глаза и увидела зазубренный нож в его кровавой пасти. Блять. Моё сердце продолжало колотиться. Его нож придвинулся ближе. Я ударила его металлическим копытом по голове, и нож выпал из его глотки. Я ударила его ещё раз, он слетел с меня. Я оказалась поверх него. Лицо рейдера побагровело. Почему? Оу. Моя металлическая нога была прижата к его шее. Кровь пузырилась вокруг того места, где металл впивался в него. Рейдер вздохнул, чтобы в последний раз ощутить воздух в лёгких, прежде чем умереть.

  Я встала.

  До меня донеслись крики и запах крови. Обернувшись, я увидела, как Лу загнали в угол шесть рейдеров. А последний из оставшихся в живых караванщиков медленно умирал. Уходи, сказала мне Хайред Ган. Если я попыталась спасти её – то меня убьют. Все пони вокруг меня были мертвы или же умирали, ещё одно тело ничего не изменит. Уходи, пока тебя никто не видит. Выживи.

  Её пистолет щёлкнул. Пусто. Я бросилась в атаку. Схватила первую мразь, стоящую позади меня, приподняла её и швырнула на землю. Раздались выстрелы. В меня попали. Даже когда кровь начала течь по моему телу, мне было всё равно. Я стреляла, пока не кончились патроны. Некоторых убила. Остальных ранила. Я размозжила голову тому, кто всё ещё держал Лу на прицеле. Мою ногу жгло от боли. Я опоздала.

  Краем глаза я увидела, как голова Лу разлетелась на кусочки. Теперь мне конец. Их слишком много. Нужно бежать. Выжить. Я начала отступать. Рейдеры были грязными и покрытыми кровью. То, как они окружили меня, вооружившись пистолетами, создавало впечатление, что они были единым целым. Единая рейдерская сущность, вобравшая в себя все грязные составляющие. Но один из них разорвал этот круг. Единственный земнопони. Его грива и шерсть были единого коричневого оттенка, за исключением тонкой чёрной полоски в гриве и хвосте. Зелёные глаза настороженно изучали меня, хмурый взгляд отражался на его лице, а хвост метался из стороны в сторону.

– Ты.

– Я. 

  Мне так нравилось, когда рейдеры смотрели на меня. Он не носил брони, гордо демонстрируя свою кьютимарку в виде серой железной цепи. На спине у него висело боевое седло с единственной винтовкой, обладающей оптическим прицелом. Внезапно, возникло желание его убить. Мне пришлось вонзить копыта в землю, лишь бы не ударить его. Сэйл. Доктор Моровинд. Мичеф. Лу. Он убил их всех. Моих друзей, или почти друзей.

– Ты причинила мне столько хлопот. – Он сдерживал свои слова за тщательно скрываемой яростью. – А теперь стоишь тут, покрытая кровью моих пони. Окружена. Скажешь что-нибудь напоследок?

  Единственное, о чём я могла думать – это запах крови. Столько пони погибло здесь – и ради чего? Чтобы я стояла здесь и позволила ему победить? Я не смогу драться со всеми ними. Я ослабла и истекала кровью. Если бы я только могла отдохнуть, я бы убила их всех. Голос в моей голове кричал: ТЫ ДОЛЖНА ВЫЖИТЬ! 

И я спросила: – Есть работёнка?

                                                                                     –––

Заметка: Новый уровень!

Новый имплант: Имплант Интеллекта +1

Новая способность: Почти как Рэйнбоу Дэш: Всё Ваше оружие перезаряжается на 20% быстрее.

Квестовая способность: Безногая: Сила +1, ПУ +1, Без оружия +10

S.P.E.C.I.A.L: Ваша сила увеличена до 11!

Навыки: Без оружия 50.