Записи миссии «Стрелы 18»: Заметки Спаркл

Это произошло одной мирной ночью. Половина Эквестрии проснулась от звука, похожего на двойной удар грома. Резкий звук был слышен в небесах, а окна дребезжали от Эпплузы до Кантерлота и Понивилля. Никто не знал, что это было, или что это предвещало для мира, пока оно прочерчивало линию вдоль страны. Для Твайлайт Спаркл это отдельное происшествие могло бы через какое-то время поблекнуть в памяти, если бы не странные слухи о существе, сидящем на холме на окраине города. Это мысли в письменной форме. Это заметки Спаркл. Докладывать ОБО ВСЁМ принцессе.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки

Навстречу рассвету / Towards the Sunrise

Луна сыта по горло Кантерлотом, сестринскими кознями и пустыми надеждами. Что же она решает? Сесть на поезд, и билет её – лишь ветер в гриве.

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Жучашка-обнимашка

Вы с Тораксом - бро навеки. Однако ты твёрдо убеждён, что бро не тискаются друг с другом, а Торакс готов поспорить.

ОС - пони Торакс

Страшная тайна Бэбс Сид

Бэбс Сид на приёме у врача узнаёт о себе нечто удивительное, способное перевернуть её жизнь...

Другие пони Бабс Сид

Королевский завтрак

Понификация классики

Принцесса Селестия

Fallout: Equestria — Бремя.

Это история о пони, что будучи рождённым в пустоши, живёт в стойле 113. Естественно, не все коренные жители стойла восприняли это с энтузиазмом, что породило некоторый дискомфорт в жизни нашего героя. Однако, терпеть ему осталось совсем не долго.

Другие пони

Фотография

Они дружили с детства, но одно событие изменило всё...

Флаттершай Пинки Пай Другие пони

О важности полового воспитания

В наши дни пони начинают тыкаться мордочками уже в самом юном возрасте. Найдите время, чтобы поговорить с вашими жеребятами об опасности незащищённого щекотания пузика.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия

Песни леса

Писался для конкурса "ЭИ 2016".

Флаттершай

Экипаж "Броняши"

Прямиком из 1945-го года в Эквестрию попадают бойцы бронетанковых войск вермахта, вместе со своими танками.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Человеки

Автор рисунка: Stinkehund
Глава 1: Дежавю Глава 3: Пули и Блестящая идея

Глава 2: Последнее, чего ты никогда не увидишь

Последнее, что ты никогда не увидишь.

 

Вы берёте долг, но это лишь вопрос времени, прежде чем кто-то придёт его забирать.

  В мою камеру просачивалась вода. Много воды. Мне удалось сохранить ногу сухой, свернувшись калачиком в углу. Неудобно, конечно, но ведь это же камера для пленников. Ожидать чего-то большего, значит напрашиваться на неприятности. Если уж говорить совсем начистоту, то я могла сбежать. Камера была всего лишь большой железной клеткой, стоящей в углу комнаты, а я была сильной. Очень сильной. Я могла согнуть прутья и сбежать. На рейдерскую базу безоружной. Сила-то у меня есть, но её не хватит для того, чтобы захватить базу в одиночку.

  На самом деле, мои раны болели так сильно, что я даже не была уверена, что смогу согнуть прутья. В последней схватке, закончившейся моей капитуляцией, в меня попало не менее пяти пуль. Три из них только задели меня, одна — срикошетила от моей ноги, и ещё одна – вонзилась глубоко в круп. Рейдерский «доктор» достал её и дал мне лечащее зелье. Судя по вкусу, я подозреваю, что он нассал в него перед этим. Неудивительно, ведь я не была столь популярной пони среди рейдеров. Может, если бы я носила пропитанные кровью тряпки с торчащими из них шипами, они бы приняли меня за свою.

  Недалеко от моей решётки, рейдеры смеялись и играли в карты. Похоже, покер. Немного наклонившись, на меня начала капать вода, намочив мне гриву, но было слишком любопытно посмотреть на игру. Четверо пони сидели на корточках вокруг стола. В основном, единороги. Держали карты с помощью магии, заставляя мой сустав гореть. Я не самая проницательная пони, но и не настолько глупая, чтобы не заметить тот факт, что сустав, расположенный между моей кибер ногой и плечом горел каждый раз, когда единороги использовали свою магию. Ненавижу звёздный металл.

  Кобыла с кьютимаркой в виде двух кровавых кинжалов положила на стол две карты, а старый зелёный жеребец дал ей ещё две. Были сделаны ставки и две из них сложились. Когда карты были вскрыты, тихая кобылка (ещё не имеющая кьютимарки) выиграла кучу крышек в этом раунде с простой тройкой. Следующие несколько раундов она не участвовала в игре, потягивая виски (кто вообще даёт виски кобылке?). Но раунд, в котором она снова выиграла и получила ещё одну кучу крышек, заставил всех за столом негодовать. Блейфует. Пэрли говорила мне об этом, но я не понимала, что это, пока не увидела своими глазами. Не показывать свои карты и всегда делать вид, что они очень хорошие, но не идеальные. Или типа того.

– Виски. – Обратилась я, и кобылка с кровавыми кинжалами уставилась на меня. Она с помощью магии кинула в меня пустой бутылкой, которая разбилась о прутья клетки и засыпала весь пол битым стеклом. Отлично.

– Тогда нет. – Вздохнув, я вернулась обратно в свой угол, когда снаружи прогремел гром.

  Меня начало трясти, когда плоть стягивало вместе, а сустав горел от магии. Но больше всего болела голова, и чувство вины терзало меня изнутри. Мне удалось договориться о своей свободе, но какой ценой? Выживание. Голова гудела, как тот гром снаружи.

  Они убили доктора, который спас мне жизнь. Они убили невинного жеребёнка, оставили его разорванное тело и его... Нет, я не могу об этом думать. До сих пор. Мне удалось сохранить себе жизнь, предложив работать на них. Коричневый жеребец с кьютимаркой в виде серой цепи называл себя «Сильвер Буллет». Я сказала, что его имя — фальшивое. В ответ, он сказал, кто я такая. И всё же, он взял меня с собой в качестве пленницы в своё маленькое логово рейдеров. Он собирался дать мне работу, а я заодно смогу проверить, действительно ли моя воля к выживанию превозмогнёт дебильные моральные принципы, которые меня мучают. 

– Ты.

  Кобылка, которая выигрывала в карты, стояла у моей клетки и глядела в мой угол. Видимо, игра закончилась и, судя по распухшим седельным сумкам на её спине, я решила, что она выиграла всё.

–  Как тебя зовут?

 – Хайред Ган.

– Какое твоё настоящее имя? – Сильвер Шторм… Голос кобылы был милым... Но живя с компанией рейдеров, кажется, сама она таковой не являлась. Кобылка или нет, я в принципе не могу ей доверять.

– Хайред Ган.

  Она засмеялась и побежала к столу.

– Меня зовут Спитшайн. – С гордостью сказала она. – А ты — моя пленница. – Так оно и выглядело. – Ты должна сказать мне правду или я убью тебя.

– Нет.

  Это лишь заставило её смеяться ещё громче.

– Когда-нибудь я стану большой и сильной, так что тебе лучше делать то, что я говорю. И быть умной. Все пони говорят, что я умная. А ты умная? Конечно же нет, потому что тебя поймали. Умные пони не попадают в плен, они сами берут пони в плен.

  За окном сверкнула молния и прогремел гром. Спитшайн подпрыгнула и завизжала. Ну как можно было не рассмеяться от этого?

– З-заткнись! Это была уловка! Я не испугалась по-настоящему! Я...

  Снова прогремел гром, и она скрылась, спрятавшись за кобылу с кровавыми кинжалами на крупе. Усмехнувшись, я одарила кобылу своей самой лучшей улыбкой. Её лицо помрачнело.

– Напугаешь Спитшайн ещё раз, и я проткну тебя своим ножом. – Она выглядела до жути серьёзной. Хорошо, никаких больше разговоров.

  Остаток ночи я провела, подсчитывая свои грехи и наблюдая за тем, как “кровавые кинжалы” точит свой нож. По крайней мере, было видно, что кьютимарка досталась ей вполне заслуженно. Судя по виду ножа, им пользовались довольно часто. В случае, если мы когда-нибудь с ней станем врагами, я запомню, что нужно держаться от неё, как можно дальше и накачать её свинцом, прежде чем она приблизится. Но надеюсь, до этого никогда не дойдёт. Что маленькая Спитшайн нашла в этой кобыле? И даже если она была рейдером-стажёром, отнять кобылку из семьи было слишком жестоко. Если бы мне пришлось, то я бы так и сделала, но не получила бы от этого никакого удовольствия.

  Может быть, в этом и был смысл, подумала я, положив голову на железные прутья. Пустошь велит тебе делать то, что ты должен, чтобы выжить, но… Но если вы начали получать удовольствие от грязного бизнеса, Пустошь победила. Даже если вам придётся прибегнуть к грязной работёнке, вы никогда не сможете себе позволить наслаждаться ею. Так или иначе, хорошо, что это прозрение наступило сейчас. Когда мне завязали глаза и повели в их логово, я пообещала, что выполню любую работу. В конце концов, я была всего лишь наёмной убийцей. И он собирался нажиться на этом, а мне это не понравится. Мой желудок скрутило от голода.

  Когда наступило утро, дождь ещё барабанил в окна, и на полу моей камеры появилась большая лужа. Поднявшись на ноги, я потянула свои мышцы во все стороны, моё металлическое плечо немного болело. Это началось с тех пор, как пошёл дождь, но спать становилось всё тяжелее. 

– Воды. – “Кровавые кинжалы” смотрела на меня сквозь решётку. Подлая сука. Оу, но она дала мне воды, как мило! Когда я отпила из бутылки, мой ПипБак начал трещать. Стоп, что? Наклонившись, я ткнула в неё носом... Всё ещё трещит. Это раздражает. Что, чёрт возьми, с ним случилось? Всё, что я хотела – вернуть моё радио. Всё ещё трещит. Ради Селестии, ПРЕКРАТИ ТРЕЩАТЬ! Ладно, похоже, Сильвер Шторм вернулась, потому что я разбила эту глупую штуку о стальные прутья.

– Эй, она там что, головой бьётся...

  Ну, это хотя бы сработало. Правда, я никогда не слышала эту песню раньше, ведь у DJ PON-3 было всего десять песен. После этого, словно насмехаясь надо мной, музыка остановилась, и заговорил DJ PON-3. Только это был не DJ PON-3. Это был какой-то старый жеребец с приятным и лаконичным голосом.

– Иногда единственное, что можно сделать после удара ногой по голове — это подняться и идти дальше. Как поживаешь, Дайс? Потому что пришло время для новостей. – В отличие от восторга, граничащего с Дэш-зависимостью, этот пони был спокойным, вежливым, и... Чёрт, этот голос! Я могла слушать его целый день.

– После неудачного рейда на электростанцию мегазаклинаний, мустанги отрицают свою причастность к этому событию. Их лидер, Рой, сказал: «Послушайте, пони, говорю вам, это были не мы. Селестия свидетель, я и Хаусы всегда были друзьями, и я никогда бы не предал его доверие». – Вау. В своё время я слышала о многих пони, не вызывающих доверия, но такое? Поэтому я точно знала одно: Мустанги атаковали электростанцию. – Когда его спросили о заметном снижении численности Мустангов на улицах, Рой отказался от комментариев. Ещё одна новость: странница с севера была найдена недалеко от Бридл Хоупа в критическом состоянии, после экстренной операции, проведённой одним из докторов Наблюдателей, она, как сообщается, полностью восстановилась. Это в очередной раз доказывает, что доброта есть в каждом пони – если, конечно, знать, где их искать. 

  После короткого перерыва, снова заиграла музыка, оставив меня ошарашенной.

  Обо мне сказали по радио! Как круто. Доктора Моровинда тоже упомянули, но он уже мёртв. Может быть, именно так Пустошь наказала его за то, что он не дал мне умереть. Эта мысль убила мою эйфорию. Вернувшись в свой почти сухой угол, я вздохнула. Почему все пони, которые мне нравились, умирали? Кроме Пэрл, но блин, как говорится, ещё не вечер...

– Виски? – Спросила я у “кровавых кинжалов”, заставив её свирепо посмотреть на... Ух... Пригрозила мне ножом. Вода, конечно, была хороша и всё такое, но виски – намного лучше.

– Просто пей. Буллет хочет видеть тебя.

  И я выпила. Мой ПипБак всё ещё издавал этот треск, но его заглушала музыка. Неужели они собирались провести меня в покои Буллета? Знали ли они, что последний рейдер, который хотел взять меня под контроль, вылетел из окна? Конечно, тогда это была Сильвер Шторм, а не я. А что насчёт меня? Я собиралась выслушать этого уёбка. Ну и постараться не называть его уёбком во время разговора.

  Они открыли мою клетку, но не раньше, чем четверо охранников (и Спитшайн) меня окружили. По крайней мере, двое из них постоянно держали меня на прицеле. Если бы я не знала себя, то подумала бы, что они собрались сопровождать опасного преступника.

  Небольшая экскурсия по их базе прошла по тёмным комнатам, наполненным отвратительными запахами! В какой-то момент, молния за окном полностью осветила одну из комнат. Только на одну секунду... Я была этому очень рада, ещё немного — и меня бы стошнило. Пони не должно выворачивать наизнанку. Может быть, они вели меня на задний двор, чтобы застрелить. Это было бы неплохо. Всё лучше, чем работать на этих монстров.

  Наконец, они привели меня в чистую комнату. Сильвер Буллет сидел за письменным столом и что-то записывал, держа ручку во рту.

– Оставьте нас. – Хорошая идея. Я села на круп лицом к нему, и охранники вышли. 

– Не делай глупостей. – Сказал он, когда дверь за мной захлопнулась.

– Окей.

– Ты серьёзно говорила? – Спросил он, наклоняя голову вперёд. – Ты действительно хочешь работать на меня?

– Да. – Ответила я так быстро, как только могла. И добавила: – Но я не калечу пони.

  Он усмехнулся, поднимаясь на ноги.

– Хорошо. Я взял на себя эту... Операцию два месяца назад. На неё были посланы самые подлые и новоиспечённые рейдеры... Скоро больше никто не пострадает, кроме моих... Агррр... Банда пока что ничего не поймёт... 

– Хорошо.

– Я никогда не говорил, что мы делаем «хорошо». Просто... Менее ужасную работу, чем другие. – Он вздохнул и приблизился ко мне, но держась на расстоянии десяти футов. – У меня есть для тебя работа. Кое–кто в Бридл Хоупе украл то, что принадлежит мне.

  Он резко развернулся и принялся расхаживать по комнате, демонстрируя свою кьютимарку в виде серой цепи.

– Ты должна это вернуть.

  Ну конечно! Кража для банды рейдеров. Звучит весело. Я охраняла город для рейдеров в течение многих лет, и это меня никогда не беспокоило. Сильвер Шторм во мне требовала отомстить за доктора. Но доктор мёртв, и присоединяться к нему я не собираюсь.

– Она должна, блять, сдохнуть.

– Почему я?

  Я могла бы убить её. Но мой желудок скрутило при мысли о том, что я стану чьим-то палачом, но или это или меня убьют, тем более судя по всему эта кобыла сама напросилась. А что если он хочет, чтобы я убила Пэрл? Спросила моя совесть, но я проигнорировала её. Только не это. Убить какую-то сучку… Нахуй Пустошь. Убей или умри. Что за выбор.

– Мои рядовые слишком тупые для этого задания. Они перебьют половину проклятой деревни или подожгут её. Без Бридл Хоупа прекратится торговля с Вердином, а это плохо для всех. Это центр между севером и югом, востоком и западом. И если жители покинут его, или, да помилуют нас богини, армия НКА или Стальные рейнджеры воспользуются случаем, чтобы захватить город... Нет. Она должна умереть, и только она.

– Ты не ответил на мой вопрос.

– Потому, что ты ничем не занята? Потому, что ты — хороший стрелок? Потому, что твоя жизнь уже принадлежит мне? Потому, что поиск другого пони займёт слишком много времени? Выбери сама. Будь моя воля, я бы тебя убил… Но только полный кретин разбрасывается своими ресурсами.

  Ресурс. Так вот, кем я была. Всего лишь грёбаный ресурс для какого-то рейдера, который использует меня и выбросит. Я была ресурсом..

– А что насчёт награды? 

– Могу даровать тебе свободу, если хочешь. Либо полный рабочий день, если тебе понравится работа.

 – Мне понадобятся крышки. – Если я действительно собираюсь это сделать, то должна сделать всё правильно. – И оружие. Для стрельбы.

  Он усмехнулся.

  В течение следующего часа или около того, мы обговаривали сделку. Мы торговались, и я выиграла. В итоге теперь меня ждёт пистолет, броня и восемь сотен крышек. Половина — сейчас, половина — по окончании работы. Всё это в дополнение к моей бесценной свободе. Раньше, в Мэйрфорте, Вайлдфайр обычно занималась торговлей, и не раз она настаивала на том, чтобы я присоединилась к ней, так что, скорее всего, я смогла у неё кое-чему научиться.

  Конечно... Все эти дары были обещаны мне за убийство пони. Конечно, я и раньше убивала, но сейчас всё  было по-другому... Те пони были рейдерами, и моей целью было просто... Не думай об этом. Сделай это. Убей или умри. Выживи.

                                                                                             –––

  Когда я была маленькой кобылкой, я ненавидела дождь. Мне нравилось бегать и играть на улице, но когда начинался дождь, я оказывалась запертой внутри Мэйрфорта, как птица в клетке. Тогда мама мне сказала, что дождь – это слёзы Селестии. Что Богиня оплакивает своих несчастных детей и то место, в котором они вынуждены жить. После этого, мне больше не нравился дождь, но я чувствовала, понимала его.

  Слёзы Селестии хлынули с неба. Я едва могла видеть в трёх футах перед собой, а моя бело-розовая грива, постоянно спадающая на глаза, нисколько не помогала. Зато до меня дошло, что мне нужна стрижка. Вздохнув, я остановилась, мои копыта всё глубже погружались в грязь. Подняв правую ногу, я ткнула носом в ПипБак.

  Сильвер Буллет родился в Стойле и сказал, что знает, как работает эта штуковина. Кто-то, возможно, Доктор, починил её, когда я была в коме. Буллет сказал, что у ПипБака есть как минимум тысяча и одно применение. Карты, управление инвентарём, радио, что-то под названием Л.У.М., счётчик Гейгера и ещё много всего. Я не знала, как работает больше половины всего этого дерьма, но карта и радио были действительно полезны.

  Дорога от базы рейдеров в Бридл Спрингс была долгой, но не такой медленной, как обратный путь. В одиночку я могла передвигаться гораздо быстрее, в основном потому, что я могла взбираться на крутые холмы, а повозки — нет. Совесть начала давить на меня со всем усердием. Я была так погружена в свои мысли, что не заметила здания, пока не врезалась в него головой.

  Захлёбываясь проклятиями, я попыталась сориентироваться в сером дождливом тумане. Судя по карте ПипБака, я была рядом с Казино. Хорошо. Отсюда я могла бы...

– Нет, ни слова! – Чёрт! Голос за моей спиной. Моё сердце подскочило. Заметив большой ящик у стены, я быстро спряталась за ним, молясь Луне, чтобы тот, кто проходил мимо, не был достаточно наблюдательным, чтобы заметить меня. – Знаю, знаю. Я просто волнуюсь, так что успокой меня.

– Дейзи, успокойся. Я уверен, что они в порядке. – Сказал жеребец.

– В ПОРЯДКЕ?! – Она почти кричала. – Мы потеряли два каравана на прошлой неделе! Рейдеры, работорговцы... А пони и того хуже сидят за этими холмами. Быть караваном Наблюдателей — это не значит быть двумя говнюками так далеко от Дайса.

– Да, да. И мэр отправила послание в НКА. Отчаявшись “улучшить отношения”, они разбили лагерь.

– Я знаю... Но просто хочу, чтобы они ответили. Или пусть этот пегас напишет письмо или... Что-нибудь. – Она тяжело вздохнула, её голос прозвучал опасно близко. – Так вот оно что?

– Да, только вчера прибыл. Перли сказала, что спрячет его здесь, пока она не соберёт несколько пони, чтобы суметь его собрать.

– Думаешь, это действительно сработает?

– Галициане одобрили, они пользуются такой же моделью. – Кобыла усмехнулась.

  Кто-то постучал с другой стороны ящика. Я затаила дыхание и замерла. К счастью, из-за дождя они не задержались надолго, вернувшись тем путём, которым пришли. Глубоко вздохнув с облегчением, я выглянула из-за своего укрытия. Ничего, кроме дождя и грязи. Я вылезла из своего укрытия и пошла вниз по склону, а потом сделала широкий круг, прежде чем добралась до нижнего города. Учитывая дождь и тот факт, что Казино, скорее всего, было единственным зданием, которое не протекало, я предположила, что большинство, если не все горожане будут там. В конце концов, я оказалась возле разрушенного здания. 

  Тишина. Быстро проникнув в заднюю дверь, я начала искать хоть какие-то признаки жизни. Я была почти уверена, что здание необитаемо, но должна была убедиться. Предположение оказалось практически верным. Здание населяли лишь гигантские сверчки. Гигантские, конечно, по сравнению с обычными. После уничтожения этих вредителей, я поднялась по осыпающейся лестнице на верхний этаж. Половина крыши отсутствовала. Быстро пробежав под уцелевшей частью крыши, я прижалась к стене. Здесь я была в безопасности от дождя. Наконец-то есть время подумать.

  Но сначала о главном. С помощью зубов, я сняла защитный чехол с моей металлической ноги. Это был не более, чем пластиковый пакет, предназначенный для того, чтобы держать протез сухим, и выглядел он ещё уродливее, чем нога под ним. Я подняла её на уровень глаз и услышала, как вращаются и тикают её внутренние компоненты. Я легла на пол так, чтобы с помощью света фонарика моего ПипБака получше её рассмотреть, и ну знаете, не упасть при этом.

  Это была действительно впечатляющая технология. Конечно, издали это выглядело так, будто кто-то окунул мой скелет в адамантий и вдобавок дал мне пройтись по нему, но вблизи — это было чудо инженерной мысли. Провода были настолько тонкими, что их едва можно было разглядеть, когда они двигались вверх и вниз по ноге, а в суставах, если присмотреться, были видны шестерёнки и пружины, которые заставляли ногу двигаться и выглядеть естественно. Доктор сказал, что они использовали магию, чтобы присоединить её к моей нервной системе, для управления ею своими мыслями. Вытянув её, я удивилась лёгкости движений и поражаясь тому, как я могла раньше не замечать того, насколько моя нога фантастическая. Ах да, я ненавидела её, потому что, блять, потеряла свою настоящую ногу.

  Вздохнув, я снова натянула чехол и закрепила его. Это заставило меня задуматься о том, почему они изначально не сделали ногу водонепроницаемой? Я включила радио, но держала его на низком уровне громкости, когда дождь начал ослабевать за пределами моего маленького анклава. Моя позиция была почти незаметна со стороны города. Казино и Клиника на его холме, конечно, были видны отсюда, и от света, исходящего от них, казалось, что жизнь там течёт ручьём.

– ... пожары продолжают бушевать. Тем временем, поступают сообщения о том, на востоке в Пустоши Дайса продолжаются налёты на караваны со стороны работорговцев. Должностные лица НКА пообещали решить эту проблему. В ответ, работорговцы ответили на это лишь ожесточением своих деяний. Мы достаточно скоро очистим от них пещеры и принесём светлое будущее в Пустошь Дайса. Можете на это рассчитывать. – Сообщило радио. 

  Я была почти уверена, что моя цель находится в одном из домов, а не в казино. Интуиция, если хотите. Я не могла вломиться, выстрелить, забрать то, что нужно, и уйти. Она бы закричала и привлекла бы внимание, нужно было убить её на расстоянии. Прикусив губу, я размышляла о том, как, где и когда можно было бы это сделать.

– И-и-и другие новости. Несколько бунтов вспыхнуло, когда понитроны начали подавлять демонстрацию перед Казино Чёрная Саламандра и Исследовательским центром. На данный момент тринадцать протестующих получили ранения, трое убито и ещё пять пропали без вести. Так же около дюжины понитронов нуждаются в ремонте. Как Хизаи, так и Галициане пока никак не прокомментировали этот инцидент. Что ж, я... – Я убавила звук до минимума, стало слышно лишь тихий шёпот. Меня не должны услышать.

  В небе сверкнула молния, и через две секунды дом сотряс такой грохот, что мне показалось, он вот-вот рухнет. Пора действовать. Осторожно спустившись по скользким ступенькам, я вышла в город. Несмотря на то, что он казался заброшенным, я сохраняла осторожность. Если бы хоть один пони увидел меня, то узнал бы, и тогда я была бы уже мертва.

  Дождь стал настолько мелок, что нельзя было понять: действительно ли это дождь или просто густой туман. Как бы то ни было, это не помогло моей гриве стать суше и даже заставило мой хвост прилипнуть к крупу самым неудобным образом. Стараясь не обращать на него внимания, я наконец добралась до места назначения: заброшенной школы. Я дёрнула ручку. Закрыто. Когда прогремел гром, я выбила дверь. Войдя, я быстро растоптала ещё двух гигантских жуков, прежде чем отправиться на поиски лестницы, ведущей в колокольню. Я даже не услышала, как она вошла следом за мной.

– Хайред Ган... – Её голос был удивительно мягким. Молния сверкнула у неё за спиной, осветив белую шёрстку, сделав её необычайно красивой и насквозь промокшей.

– Пэрли... – Ответила я, смутно осознавая, что новый пистолет упирается мне в бок. Отступая назад, я не сводила с неё глаз. Мой желудок снова сжался. Как бы я не старалась, я не могла произнести ничего другого. – Пэрли… – Повторила я.

– Что чёрт возьми здесь происходит? Где остальные? И что это за пистолет? Это не один из тех, с которыми ты уходила. – Неужели ей так необходимо указывать на подобные вещи? Неужели моя голова должна так сильно болеть?

– Не спрашивай. Уходи. – Сказала я уверенно, но дрожь в моём голове всё равно меня выдавала.

– Почему? Милая, я... – Она подходила всё ближе.

– Ты не должна здесь находиться. – Настаивала я, пятясь и опрокидывая столы позади себя.

– Какого. Блять. Хуя?

– Я – нехорошая пони. – Я пыталась ответить, как можно честнее. – Ты ведь это знала.

– Ну и что? Какого хрена произошло? Почему ты здесь? Где пони из твоей группы? Почему ты, чёрт возьми, крадёшься, как крыса?

– Я... – Хватит. Больше нет смысла лгать, она всё равно скоро узнает. – Погибли. – Она отступила назад, шок ясно читался на её лице. – Пришли рейдеры. Мы боролись. Все погибли. Прости.

– Ты... Почему ты всё ещё жива? Ты сбежала или… – Или работаю на них? Ей не нужно было заканчивать вопрос, а мне не нужно было отвечать, чтобы всё понять. Она уже знала ответ, я точно знаю. Зачем она так мучила себя? Я не хотела, чтобы она знала. Она… Я надеялась никогда её больше не увидеть. Она была такой хорошей пони, а я – нет… 

– Почему... Они убили их всех, и теперь ты на них работаешь?

– Мне нужны были крышки.

– Так вот в чём дело? – Богини, она выглядела так, будто вот-вот заплачет.  – Ты начала работать на убийц только потому, что тебе нужны были крышки? Я думала, ты была...

– Хайред Ган. – Она остановилась и уставилась на меня. Моё сердце было готово разбиться. – Моё имя — это то, кем я являюсь.

– Ты – монстр. – Возможно. Но по шкале от одного до полной мрази, я была почти на самом дне. – Так ты здесь в качестве наёмницы? Да?! Пришла сюда, чтобы убить кого-то?! Кого-то невинного...

– Невинного? – Я печально улыбнулась ей. Богини, она была красива и намного умнее меня, но если она действительно верила, что на Пустоши есть хотя бы один невинный пони, она была самым большим жеребёнком, которого я когда-либо встречала. 

– О, так ты теперь судья? Палач тоже приводит приговор в исполнение? Так ведь?

– Если это то, что необходимо.

– Когда ты стала такой холодной? – Я вздрогнула. Когда в этой комнате стало так холодно? Чёрт. Кажется, всё плохо.

– Выживание. Мир — отстой. Хорошие пони умирают. Плохие — ссут на могилы героев. Единственное, что я могу сделать — это выжить. – Возможно, это была самая глубокомысленная речь с тех пор, как я покинула Мэйрфорт, и, безусловно, самая значимая. Но это было необходимо. Она должна была понять.

– Ты... – Она поперхнулась. – Я должна была догадаться. Ни один пони не сменит имя из-за хорошей жизни... Так что же с тобой случилось? Док сказал, что тебя сильно избили, когда нашли. Конкурирующая банда? Наркоторговцы? Что?

– Мой брат стрелял в меня. – Может быть, если я скажу ей правду… Тогда она поймёт. Это было тупо. Я бы могла солгать, успокоить её, пока не закончу работу. Но я никогда не лгала.

– Твой брат... – В её голосе слышалось что-то среднее между недоверием и грустью.

– Да. – Комната осветилась из-за вспышек молний.

– Почему?

– Я пыталась освободить его из плена. – Теперь она смеялась надо мной. Или плакала. По её лицу текли слёзы. Но она смеялась, хотя я едва могла слышать её из-за раскатов грома.

– Ты ждёшь, что я поверю, что твой брат стрелял в тебя. После попытки его спасти? – Неужели это было так нелепо? – Ты грёбаная лгунья! Так зачем ты здесь на самом деле? Потому что всё это рейдерское дерьмо меня не проведёт.

– Это правда.

– Тогда... – Она вытерла слёзы копытом. – Я просто должна остановить тебя, пока ты кого-нибудь не убила.

  Вздохнув, я покачала головой. Внезапно, 800 крышек больше не казались выгодной сделкой. Никаких крышек не стоит моя драка с Пэрли. Моё плечо начало гореть сильнее, чем когда-либо прежде, когда она сняла со спины дробовик и направила его на меня.

– Ты не можешь. – Начала она, открыв рот, но я оборвала её. – Я имею ввиду, физически. Я больше. Сильнее. И я быстрее стреляю. Ты умрёшь.

– Чтобы спасти кому-то жизнь. Стоит попробовать.

– Ты даже не знаешь, кого мне нужно убить... 

                                                                                      –––

  Дождь почти закончился, и теперь только тонкие ручейки стекали с крыши. Глядя в прицел моей недавно приобретённой снайперской винтовки, я видела силуэт своей цели в окне. Только тень от свечи, но я не могла выстрелить, пока нет. Я передвинула винтовку, глядя на Пэрли, когда она наконец добралась до своей фермы. Было удивительно легко убедить её уйти, когда я рассказала, кого мне нужно убить. 

  Вздохнув, я развернулась обратно к цели. С моего наблюдательного пункта на школьной колокольне (особенно без колокола), я видела весь город целиком. Как я и подозревала, в городе было только два пони, остальные сидели в Казино, играя на то немногое, что у них было. Если бы я сейчас могла оказаться где угодно, я была бы там, или в хижине Пэрл, или рядом с Вайлдфайр... Я выбросила эту мысль из головы. Никаких мыслей...

  Молния разрезала небо пополам. Считая про себя, я посмотрела в прицел.

– Три... Два... Один… – Прогремел гром. Окно моей цели внезапно распахнулось так громко, что мне показалось, будто я слышу грохот. Молния снова вспыхнула в небе, как по часам. 

– Три... Два... – Её голова показалась в окне, отчаянно пытаясь закрыть его. – Один.

  Гром оглушил меня. Но я не выстрелила. СТРЕЛЯЙ! Мой разум кричал мне: «СТРЕЛЯЙ! УБЕЙ!» Я пыталась. Правда. Но… Проклятье. Я не видела свою цель, всё, что я видела, это Вайлдфайр, то как её лицо превратилось в кровавое месиво, как она умерла. Живот сжался снова. Меня рвало, я проклинала себя. Я должна была это сделать. Знаю, но... Сверкнула молния.

  Я посмотрела в прицел. Она добралась до окна. Она его закрывала. Всё что мне нужно было сделать — это выстрелить.

– Три.

  У меня никогда не будет столь лёгкого выстрела. Она была прямо там. Одна пуля, и всё будет кончено. Пустошь получит ещё одно тело, а я — свою свободу.

– Два.

  СДЕЛАЙ ЭТО! Стреляй. Как это может быть трудно. Я — не рейдер. Рейдеры делают это дерьмо ради удовольствия. Я же не получала никакого удовольствия. Всё по–другому. Но я...

  Выживи. – Прошептал внутренний голос.

– Один.

  Гром заглушил звук выстрела.Так закончилась жизнь Нэнни Джейн.

                                                                                        –––

  Я долго не двигалась с места. Я просто стояла и смотрела в прицел своей винтовки. Её голова откинулась назад, когда в неё попала пуля, и кровь разлетелась во все стороны позади неё. Но сейчас я её не видела. Её труп упал, скрылся. Но в моём воображении, она всё ещё была там: лежала в луже крови с оторванной половиной лица. Говорила мне, что ей жаль...... 

  Может быть, смерть могла быть лучше. Неужели у Пустоши есть всего два варианта? Умереть героем или жить, как злодей. Возможно, именно поэтому осталось так мало хороших пони, все они мертвы или стали плохими. Я пыталась быть хорошей пони. За это я потеряла свою Л... Я потеряла мою Вайлдфайр. Свою ногу. Свою семью. Свой дом. Теперь что теперь, я плохая пони. Убийца. Из-за этого, я потеряла кое-что ещё. Моё сердце охладело, как будто ему чего-то не хватало. Нечто важного. Что бы ты ни сделал — проиграл. Нахрен Пустошь. Нахрен зебр и пони, которые допустили это. Возможно, когда-нибудь я узнаю имена тех, из-за кого этот мир стал таким дерьмом, чтобы проклинать их до самой смерти. А потом достать их даже в аду.

  Я медленно спускалась по извилистым ступеням колокольни. В голову пришла мысль о том, чтобы упасть с лестницы и разбиться насмерть. Я это заслужила. И всё же я продолжала спускаться по скользким ступенькам и ни разу не споткнулась. Неужели моё оружие всегда казалось таким тяжёлым, вонзаясь мне в бок? Я не была уверена. Я подавила свои эмоции. Мне просто нужно было пройтись. Не думай, иди.

  Я добралась до школьного класса, где у нас с Пэрли была небольшая ссора. Конечно, она была права. Убийство Нэнни Джейн было ошибкой. Умереть самой было бы лучше. Бейте Пустошь, не позволяйте ей бить вас. Умри на своих условиях, а не живи по её. После того, как она отняла у меня так много, действительно ли ей удастся забрать ещё больше? Неужели, Пустошь забрала мою душу?

  Слёзы Селестии лились с удвоенной силой, я продрогла до костей. Только моя металлическая нога оставалась сухой, и я, почему-то, не чувствовала её. Хандрит из-за дождя? Да, я немного подавлена. Настойчиво пробираясь сквозь грязь, дождь и всё такое, я, наконец, дошла до Главного Магазина Бридл Хоупа. Я чуть было не постучала, пока не вспомнила, что находится по другую сторону.

  Поэтому я выбила дверь ногой. Возможно, кто-то и слышал меня, но мне было всё равно. И тогда я увидела её. Кажется, Пустошь издевается надо мной. Её раны точно такие, как у Вайлдфайр. То, как была разорвана её голова, кровь. Слёзы затуманили моё зрение, но от этого, они стали ещё больше похожи. Я продолжала смотреть. Заставляла себя это делать. Я смотрела, как кровь с её трупа стекала в лужу. Я видела в луже рябь от каплей крови, словно дождь, идущий над озером. Один глаз завалился назад, другой свисал с её головы, это тоже я видела. Это. В этом я виновата. Может, я и была плохой пони. Может быть, я была киллером, наёмным убийцей или кем ещё. Но я не была рейдером. Рейдер бы, посмотрев на это, засмеялся, а я могла только плакать. Они наслаждаются этим, в то время как меня снова начало тошнить.

  Мне было очень плохо. Я чувствовала себя ужасно. Злая, подлая и ещё хрен знает какая, но могла бы быть намного хуже. Мне приходилось постоянно напоминать себе об этом. Моё плечо горело, будто насмехаясь над тем, что я сделала. И всё же я посмотрела. Я продолжала смотреть, пока меня не почувствовала, что меня снова начинает тошнить. Еда, которой рейдеры накормили меня перед тем, как я сбежала, была довольно грубой, особенно выходя из желудка и входя обратно, это было в два раза хуже. Отведя взгляд, я вздохнула.

– Точно... Посылка.

  Я выключила радио своего ПипБака и приступила к поиску. Сильвер Буллет сказал, что я узнаю, что ищу, когда увижу её, но он был невыносимой задницей. Не имея ни малейшего представления о посылке, я бесцельно обыскала комнату. А найдя нечто полезное (в том числе целебные зелья и три гранаты), бросила в седельные сумки. Думаю, они ей уже не пригодятся. Я, блин, только что убила кобылу, ясно? Не думаю, что от грабежа я стану хуже. Или от разграбления могил, не важно.

  Всё ещё ничего, но я заметила дверь, ведущую в заднюю комнату. Конечно! Нэнни Джейн сказала мне не заглядывать туда. Было бы логично, что всё, что она украла и тем самым нажила себе врагов, должно быть надёжно заперто. Ещё одно доказательство моей тупости, если выполнение работы для явно злой рейдерской группировки не было достаточным доказательством.

  Эта дверь тоже оказалась заперта. Конечно, я могла поискать ключ у Нэнни Джейн, но... Слишком тяжело было смотреть на неё снова. Так что я выбила дверь ногой. Возможно, это лишь моё воображение, но мне показалось, что когда открылась дверь, я услышала какой-то писк?

  Лестница спускалась глубоко под землю. Темно, грязно и пыльно. Повернувшись, я подхватила ртом подсвечник с соседнего стола и начала спускаться. Свет от свечи заставлял мою тень танцевать вдоль стен. На секунду, моя тень показалась мне маленькой и испуганной, а затем — огромной и с острыми зубами. Но не надолго, так как свеча дико мерцала.

  Когда я наконец дошла до конца лестницы, свеча выпала из моего рта. Посылку я распознала мгновенно. Светло-розовая, прикованная к стене, маленькая кобылка.

  Посылкой, которую украла Нэнни Джейн, была маленькая кобылка.

                                                                                     –––

Заметка: Новый уровень!

Навыки: Огнестрельное оружие 50