Холиайс

Не все грифонихи находят себе хороших хозяев. Впрочем, бывает же и хуже?

ОС - пони Человеки

Все тлен

Навеяно участившимися постами о безысходнсти.

Другие пони Человеки

Творожная загадка Стойла Два

Один из эпизодов жизни Литлпип в Стойле во время, когда она еще не получила кьютимарку, в котором также объясняется, откуда в Стойле Два брался творог и другие кисломолочные продукты.

ОС - пони

Во тьме золота и мрамора

Эта история произошла за 40 лет до того, как амбициозная единорожка Твайлайт Спаркл покинула Кантерлот в поисках друзей и начала свое долгое приключение. Во времена, события которых давно преданы забвению и о которых так давно никто не вспоминал. История об одном единороге, который искал лучшей жизни и окунулся в свой самый худший кошмар. Сможет ли он из него выбраться? И кем он в итоге станет?

Принцесса Селестия ОС - пони

Тьма века сего / This Present Darkness

Она – низвергательница абсолютов, неисповедимая владычица ночи. Она, заточённая в небесном узилище, где только луна да светлые звёзды сияют в вышине, пускай и незримые глазу. Ибо кругом лишь тьма.

Принцесса Луна Найтмэр Мун

Sweetie

Воспоминания Свити о том, что когда-то давно прошло, оставшись лишь ярким пятном в памяти.

Твайлайт Спаркл Свити Белл

Один вечер из жизни Флаттершай и одна минута из жизни Дискорда

Рассказ о том, как Флаттершай задремала во время чаепития с Дискордом. Само собой, без фирменного Дискордового безумия тут не обходится. Ну вы же не думаете, что за минуту он ничего не успеет?

Флаттершай ОС - пони Дискорд

Тайное письмо для Октавии

На кону дня сердец и копыт, музыкантша Октавия получила странное и тайное письмо на неизвестном ей языке. И для того чтобы понять, кто этот тайный жеребец, она обращается к Твайлайт Спаркл. Так, как если кто-то и может знать о иностранных языках, то только принцесса дружбы. Вот только это сделать было не просто, и Октавии нужно было найти эту пони до конца дня сердец и копыт.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Трикси, Великая и Могучая Черили Энджел Дерпи Хувз Лира Бон-Бон DJ PON-3 Октавия Крэнки Дудль Матильда Мистер Кейк Миссис Кейк Сестра Рэдхарт Старлайт Глиммер

FO:E - В далеких песках юга

Приключения Принцессы Луны в послевоенных пустошах Эквестрии.

Принцесса Луна ОС - пони

"Под Откос или Поезд Вне Расписания 2"

Мой Рассказ про Почтальона Дёрпи Хувз,которая одним Мартовским днём должна была доставить письма к другому городу в Эквестрии на поезде,но что-то пошло не так...

Дерпи Хувз

Автор рисунка: MurDareik
Глава 7: Кобыла мафии Глава 9: Нет покоя нечестивым

Глава 8: Тонкая грань

Глава 8: Тонкая грань.

То, чего ты не знаешь, – не сделает тебе больно.

Могу поспорить, что с этой Молли что-то было не так. Возможно, всё дело в её ушах, которые были длинными и обвисшими. Она заметила, как я пялилась на них, и она убрала их под свою ковпоньскую чёрную шляпу. На самом деле, её лицо отличалось от большинства пони. Нет, не уродливое, она была милой, но... неважно. Её тело казалось немного больше, чем должно быть при таком росте, а ноги выглядели тоньше и, как это лучше сказать... более гибкими? Она точно была непохожа на всех тех пони, которых я встречала до этого.

– Скажи мне. – произнесла она, подходя к своему столу. Ударом копыта, Молли подкинула солнцезащитные очки в воздух. Сделав несколько оборотов, очки мягко приземлились на её нос. – Что крыса Мустанга делает в моём отеле? И пожалуйста, не ври.

Я сглотнула.

По сравнению с офисом Роя Мустанга, этот был обычным: ободранные обои, изношенные стены, простая мебель, а одна из стен была покрыта пулевыми отверстиями. За столом, который находился прямо передо мной (кстати, у него вместо одной из ножек была стопка книг), стоял простой стул и только в углу комнаты, на полу, лежал грязный матрас. Мне хотелось верить, что я нашла кобылку с особняком, но при одном взгляде на её комнату можно было подумать совершенно противоположное. Она называла Эль Хаус «своим отелем», но её комната не похожа на комнату, подходящую для лидера одной из самых крупных банд в городе.

Или, может, я что–то не так поняла? Нужно начать сначала. Передо мной точно Молли.

Серенити взвизгнула за моей спиной. Обернувшись, я увидела единорога, который пытался удержать маленькую кобылку на месте. Я специально постаралась запомнить лицо этого жеребца, но другой охранник повернул мою голову обратно... прикладом винтовки. Все её телохранители были единорогами (боль в моём плече подтверждала это), но сама Молли была земной пони. Интересно. Если бы я была немного умнее, то могла бы использовать это.

– Мустанги? – почему бы не рискнуть своей жизнью? – Мы не Мустанги. – я почувствовала, как все пони в комнате удивлённо посмотрели на меня. Рискнём ещё раз. – Финишеры.

Это нормально, когда над вашей ложью смеются? Потому что кобыла с жёлтой гривой сделала именно это, и смеялась она так долго, что даже я поняла – они о чём-то догадались.

– Не ври мне. Для начала, ты пиздец какая уродливая и от тебя пахнет, как от дерьма. Они набирают только красивых пони. Во-вторых... Подожди ты, блять, серьёзно? Хорошая попытка. Ладно, теперь скажи мне, почему это Рой вспомнил обо мне. Он всё ещё ревнует?

Что ж, теперь смеялась я. Ну, это был не совсем смех, но большее, чем просто усмешка.

– Мустанг тот ещё ублюдок. Я не работаю на него. Финишеры мне заплатили.

Технически, это не было ложью. К этому моменту мне уже надоело говорить. Однако если бы я перестала говорить, то вряд ли бы у меня получилось выйти из этой ситуации живой.

– Нет. Это ложь. Хватит врать или твоя дочь больше не сможет ходить. – сказала кобылка и подняла копыто в воздух, видимо, чтобы дать сигнал охраннику.

– Не-а.

– Прости, что?

– Нет. – она растеряно посмотрела на меня сквозь свои очки. – Она не моя дочь. И... ты не сделаешь ей больно. – Молли подняла бровь. – Просто потому что я не вру. – добавила я быстро. – Фотофин...

– Не слишком ли самоуверенно? Она, конечно, много чем занимается, не пойми меня не правильно, но это слишком смелый поступок для неё. – она указала на что-то позади меня. – Не имеет значения. У меня есть шпионы возле Луны, они видели тебя внутри. Маленькие крысы не должны даже задумываться о том, чтобы играть со львами.

Хотя её грива и была золотой, и... она была достаточно большой для льва, но не являлась таковой. Я была уверена, что она была пони, но с ней точно было что-то не так.

– Ладно... Я поняла, что ты имеешь ввиду. – я сглотнула и склонила голову. – Ты думаешь, только у тебя есть шпионы?

Однажды я встретила кобылку по имени Спитшайн. Она играла в покер с рейдерами и всегда выигрывала, но не потому, что была умнее или удачливее, а потому, что она могла убедить своих противников в том, что она слабее играет (или, в зависимости от обстоятельств, сильнее), чем они. Перли называла это “блеф”. Думаю, что и у меня получится сделать это.

– Серьёзно? – она засмеялась и откинулась на спинку кресла. – Ладно. Я подыграю тебе. Скажи мне, маленькая рыбка-крыса, что Финишеры, такие невероятные и красивые, хотят от такого жеребца как Рой?

К моим дерьмовым навыкам блефа у меня так же был и запасной план, на случай если всё пойдет... не очень хорошо. Как вы могли заметить, всё идет пиздец как плохо. У меня к этому талант.

– От него? – я усмехнулась. Позади меня я услышала приглушённый смешок Флэйра. Если честно, то я даже и не заметила, что его тоже затащили в комнату. – Ничего. Его отель. Это главный приз.

Молли, лидер Башей, урчала, положив одну ногу на другую.

– Слишком сложный выбор. Одна крыса или другая. Хотя, крыса она и в Эквестрии – крыса. Её происхождение не имеет значения. Скажи мне, моя загадочная крыска, кто держит твой поводок? Ты говоришь, что это Финишеры, но у них нет причин следить за мной. Я говорю, что это Мустанг, но ты отрицаешь это даже под угрозой смерти и пыток. А твой протез вообще говорит, что ты подчинённая таинственного Мистера Хауса. Ну, так что, крыса? Могу ли я рассчитывать на то, что сюда ворвётся отряд понитронов на случай, если ты связана с Галицианами?

– Ты права. Меня не должны были видеть здесь. Это приказ Скриншот.

Это привлекло её внимание. Это было часть моего плана – упомянуть имя второго пони в банде Финишеров, чтобы это выглядело так, будто я знакома с самой Фотофиниш. И прежде чем вы начнёте думать, что я не тупая как камень, я объясню: если я тупая, это ещё не значит, что у меня не бывает хороших идей. Ну, кроме той идеи с отступлением и Флэйром... он даже предложил использовать Финишеров в качестве козла отпущения и заранее попросил прощения. Честно говоря, я не хотела бы отвечать за свои слова... но в своё оправдание скажу, что этот план показался мне гениальным.

Если вы сейчас смеётесь надо мной, то, пожалуйста, перестаньте. Это не красиво.

– Скриншот... теперь она управляет?

– Нет. Вот почему меня не должны были видеть здесь. – так много болтовни. Как пони вообще могут заниматься этим целый день? У меня уже язык заболел. Я сделала заметку в голове – больше никогда не позволять Флэйру планировать планы. – Я должна была прийти сюда и... проверить слухи.

– Оу... хех. Так вот что ты делаешь, моя маленькая крыска. Ты снуёшь в моих стенах, чтобы потом вернуться к хозяйке и сказать ей, что я планирую уничтожить Мустанга... – она приятно улыбнулась. – ...а потом твоя хозяйка придёт и заберёт мой главный приз прямо у меня из под носа, не так ли?

– Пффф... – фыркнул скованный за моей спиной Флэйр. – Ты не получишь приз, как бы ты ни старалась.

– Оооу. Дашиту захотелось поговорить. – захохотала кобылка. – Ну, давай...

– Ты не глупая и прекрасно понимаешь, что Галициане не дадут тебе контролировать казино Мустанга или его активы. Ты не первая, кто пытается взять себе под контроль два района Дайса. Галициане следят за тем, чтобы каждая банда имела одно казино. Они следят за тем, чтобы их враги враждовали между собой. Затем устраняют беспорядки и восстают против тирании, а всё потому, что они знают о том, что если в городе воцарится анархия, то она уничтожит Дайс.

Чё? Это вообще имеет хоть какой-нибудь смысл?

– Я вижу, Оставшиеся хорошо обучили своих пони собирать информацию, прежде чем их всех выгнали с облаков как непослушного щенка. – я могла чувствовать, что Флэйр был в ярости. – Это позор. Да, ты прав. Мой дед долго пытался это сделать, после того как отбил это казино у его предыдущих владельцев. Потратил всю свою жизнь на это. Я не та, кто совершит такую же ошибку и не учтёт армию понитронов.

Она ухмыльнулась кому–то правее меня. Скорее всего, Флэйру.

– Так... – у меня почти получилось. Ей нужно всего лишь схватить наживку. Очень вкусную наживку. – Тебе нужна марионетка. Кто-то, чтобы захватить Луну. И этот кто-то должен быть в долгу перед тобой. Да?

– Правильно. – да! Она согласилась! План сработал, это повод выпить. – Но... – о Селестия, да когда же вся эта хуета вокруг меня прекратится? – Я не совсем тебе доверяю. Всё это хорошо, только в том случае, если ты действительно работаешь на Финишеров, и они действительно отправили тебя сюда, чтобы ты узнала, как разобраться с их дерьмом и занять казино на стрипе. Однако, шанс того, что ты крыса Мустанга намного выше.

Ложь, пиздёж и провокация.

– Ну... – я кивнула головой в сторону двери. – Проверь наш транспорт. Летающая повозка, а если точнее – летающая повозка Фотофиниш.

Она что-то бормотала себе под нос. Видимо, мой аргументный аргумент показался ей убедительным.

– Ладно. – она кивнула, вставая со стула.

Хах. Это было легко. Стоп... последний раз, когда я думала, что мой план сработал, я чуть не погибла. Я имею ввиду план Флэйра – точно, НЕ мой план.

– При одном условии.

В моей херовой удаче виноват чип в моей голове. Я в этом уверена.

– Ты будешь биться за меня.

Чего?

– Видишь ли, в то время как Мустанг нанимает шлюх и скупает наркоту, чтобы веселить гостей, популярность Эль Хауса опирается на более базовые, природные инстинкты. Любовь к насилию. Например, я вывожу на арену собак и заставляю их драться, а пони в это время делают ставки. На это очень приятно смотреть. Не на смерть, конечно, но несчастные случаи иногда случаются, а когда они случаются – проливается чья-то кровь.

– Лаадно...

– Хорошо, что ты согласилась, ведь у тебя не было выбора. Я собиралась бросить тебя драться в любом случае. Так как ты, скорее всего, была честна со мной, ты будешь драться только один раз. Против действующего чемпиона, Торра. Он прекрасный и нежный питомец. За пределами ринга.

Она подошла ко мне и погладила меня копытом по голове. Серьёзно. В этот день я поклялась прикончить её.

– Если ты выиграешь, ты и твоя дочь... – я вздрогнула. – Вернётесь к Мустангу, найдёте пожарный выход за Луной – эта дверь ведёт на маленькую аллею. Вам нужно будет открыть её и тогда всё будет закончено. Если ты не сделаешь этого, то я убью тебя, а у каждого моего жеребца будет возможность повеселиться с твоей дочкой.

Вы пытались сжечь кого-нибудь всего лишь взглядом? Я пыталась. Возможно, будь я единорогом, то у меня бы могло получиться.

– И ты должна избить Торра. Пока ты не сделаешь этого, я буду держать твою дочь у себя... хотя, я буду держать её у себя, пока ты не выполнишь моё задание. Поняла?

– Агась. – я сразу поняла, что всё ведёт к этому.

– Теперь никто не скажет, что я не дала тебе шанса. Кроме того, даже если ты крыса Мустанга, у меня есть специально обученные кошки, которые не дадут тебе возможности передать ему мои слова.

– Выжить... – прошептала я себе под нос. Я должна помнить это.

–––

– Ты не выживешь! – кричал Флэйр, пока летал вокруг меня и махал копытами. Он либо знал, что его жизнь тоже под угрозой, либо заботился обо мне. Скорее всего – первое. – Ты вообще видела его? Я имею в виду, что это пизде...

Я видела его.

Мы были рядом со сценой театра, превращённой в арену. То, что когда-то было красивым местом со стеклянной люстрой, сейчас превратилось в ринг. На сцене стояла огромная стальная клетка, в которую, как я предположила, входят два пони, а выходит один. Напряженно, правда? Зрители смотрели, как два представителя их же вида выбивают друг из друга дерьмо. Они делали ставки, кто же из них переживёт это. Вся эта конструкция была украшена пятнами крови (грубо говоря, это было одно сплошное пятно крови) и разбитой стеклянной люстрой в центре комплекса.

С противоположной стороны ринга был Торр. Меня очень часто называли большой пони, но по сравнению с ЭТИМ я выглядела как маленькая кобылка. Он был как минимум на голову выше меня и при этом таким массивным, что я задалась вопросом, а не была ли его мать минотавром. Если бы я начала принимать бак с рождения и продолжала до конца своей жизни, то всё равно не стала бы такой же большой как он.

– Кобылки и джентлькольты! – голос Молли усиливался громкоговорителями, пока она выбегала на сцену перед клеткой. – Вы готовы к бою?! – после её слов последовало оглушительное приветствие толпы. – Сегодня наш действующий чемпион, медлительный, но прочный Торр готов выступить против претендента-новичка!

После этого, этот огромный, неуклюжий зверь медленно двинулся на сцену. Возможно, это только моё воображение, но мне показалось, что когда он шёл, земля под моими ногами задрожала. Хотя, возможно, она дрожала не из-за него, а из-за ревущей толпы в зале.

– И его оппонент!

Она действительно знает, как разогревать толпу.

Я сглотнула и повернулась к своим спутникам. Они не были героями... они были простыми пони, которые по той или иной причине последовали за мной. Даже если я не понимала, почему они это делают, я должна была поддержать и понять их. После сорок второго Стойла они стали моими самыми близкими друзьями.

– Хайред Ган...

Маленькая розовая единорожка порысила ко мне. В её серых глазах я видела решительность.

– Да... – ответила я, частично заглушаемая Молли.

– И его оппонент, загадочная кобыла без имени!

Серенити склонила голову и посмотрела на свои копыта, после чего снова посмотрела на меня.

– Не умирай...

Я кивнула, развернулась и вышла из своего укрытия. Меня сразу накрыл рёв толпы зрителей. Театр был заполнен только наполовину, но это самое большое скопление пони, которое я видела в своей жизни. И они все болели за меня. Проигнорировав одно из правил, которому я привыкла следовать, я улыбнулась им. И даже помахала им своим протезом, после чего меня грубо затолкали в клетку.

Я развернулась и увидела его.

Даже не знаю, как описать то чувство, когда жёлтый жеребец посмотрел на меня сверху вниз. Он смахнул красную гриву с лица, махнул хвостом так, как будто собирался накинуться на меня. У меня... что-то сжалось в груди. Мне захотелось развернуться и убежать той же дорогой, которой пришла. Это заставило меня почувствовать себя падающей снова... без падения. Затем пришло что-то новое. Это ощущение...

Я боялась.

Я боялась и раньше. Например, падения или того, что кто-то может сделать Серенити больно. Но в этот раз... это было что-то новое. Впервые в своей жизни я испугалась другого пони, но при этом у меня не было никаких ранений или чего-нибудь подобного. Я боялась, что он сломает меня. Я... я не могу объяснить, насколько сильно я в этот момент волновалась. Это чувство вызывало у меня мурашки по всему позвоночнику и заставляло гриву встать дыбом. Я сглотнула, когда Молли начала говорить.

– В данный момент ставки девять к одному на Торра. Ставьте осторожно и, желательно, побольше, джентлькольты. Кто знает, как долго продлится этот матч.

Большое спасибо за доверие. В этот момент я поняла, что когда Молли выводила меня против Торра, то она и не рассчитывала на мою победу. Она просто решила убрать крысу.

– Да начнётся бой!

Толпа заорала в последний раз. После этого они исчезли, и весь мир для меня превратился в эту клетку, в которой были только я и Торр. Молли, Серенити, толпа и даже ад пропали из моего разума. Я медленно начала двигаться вправо, а огромный олух последовал за мной.

– Моя... – сказал он медленно, пока мы кружили в клетке, как химеры вокруг добычи. – ... Моя Торр. Кто ты?

– Я Хайред Ган. – я сделала шаг назад. Сердце в моей груди билось настолько сильно, что я могла слышать его.

– Моя извини. Хайред. Извини. Ты выбываешь. Пока-пока.

Его первый замах был медленным и неуклюжим. Но... я не могла двигаться. Моя голова начала паниковать и кричать, но, блять, я не могла заставить свои ебучие ноги двигаться! Как будто их приклеили к полу. Просто парализована приступом страха. Тогда голос в моей голове снова проснулся. «Выжить...».

Я нырнула под его атаку.

Копыто задело мою голову сверху. Я почувствовала боль, которая почти сразу прошла, после чего я отпрыгнула. В тот момент я не могла почувствовать удар. Затем он снова пошёл на меня. Торр поднялся на дыбы, но я ловко отошла назад. Снова опустившись на ноги, он разогнался. Он был таким большим и таким медленным, и всё что мне нужно было сделать – отойти в сторону.

Но я не смогла, потому что мой протез запутался между ног. Это штука не двигалась так, как я хотела. Мне нужно было быстро подняться на ноги. Потребовалась целая секунда, чтобы я снова оказалась на своих четырёх.

Я не чувствовала боли.

Всего лишь заметила, как я перелетела через всю арену, ударилась о стену клетки и упала на пол.

Затем, когда я открыла глаза, то увидела Торра, стоящего прямо надо мной. Он замахнулся копытом. Он мог раздавить меня! Я попыталась двинуться, но жгучая боль пронзила мою грудь, как будто её пронзили раскалёнными кинжалами. Я положила голову на пол и приняла свою судьбу, но потом я увидела, что Серенити стоит возле клетки и слёзы заливают её глаза.

– Не умирай. – я почти могла слышать, как она сказала это.

Копыто Торра резко опустилось вниз.

И промахнулось.

Мне удалось ускользнуть, его копыто пробило пол сцены, временно поймав его, как крысу. Ужасная боль в моей груди говорила мне, что нужно бежать, но я игнорировала её. Монстр он или нет, но у каждого есть свои слабости. А под его телом у меня была отличная возможность использовать их.

Я заехала по его шарам копытом, словно пыталась раздавить жука.

Он завизжал и упал.

Я выкатилась из-под падающего тела, перевернулась и поднялась на ноги. Мне было трудно стоять. Этот уёбок стоял на коленях. На полу была кровь, но я не знала, чья она. Я собиралась выиграть. Должна выиграть. Собрав всю силу, которая только была у меня, я подняла копыто в воздух.

Но он успел ударить раньше меня.

Я должна была отпрыгнуть назад, чтобы избежать острой боли в груди. Моё сердце и так могло разорваться в любую секунду. Дважды. Тем не менее, я продолжала стоять на своих четырёх. Он тоже начал приходить в себя и поднялся. Что-то в моей голове щелкнуло, и я снова услышала аплодисменты, но они исчезли так же быстро, как и появились. В бою были только два пони. Всё остальное – не важно.

– Ты... – произнёс неповоротливый пони. – Ты обдурить. Моя не нравится. Обдурить.

В драке нет такой вещи как обд... БЛЯТЬ. Он разогнался в меня со скоростью, непозволительной для пони такого размера. Не медля, я отошла в сторону и ударила протезом по его ноге. Он ударился о прутья так сильно, что ударная волна прошлась по мне.

Я повернула к нему лицо. Всё тело дрожало от боли, я чувствовала, как пот капает с моего лба. Мне нужно было срочно закончить всё это, но я не знала как. Мне нельзя рисковать, подходя к нему слишком близко, ведь он сильный, как адский пёс, но я не могла атаковать его издалека. Теперь мне понятно, что чувствовали обычные пони, когда боролись со мной. Я им не завидую.

Он снова рванулся вперёд. Я быстро развернулась и лягнула его в голову. Это чувство, когда мои копыта проломили ему череп, было похоже на оргазм. Хотя, это продлилось не долго. Он схватил меня за передние ноги, поднял в воздух и бросил. В этот раз удар был ощутимым. Я услышала как что-то хрустнуло, когда моё тело врезалось в стену клетки.

Кажется, это был не мой позвоночник, а стена клетки.

Моё тело повисло в воздухе. Глаза начали панически искать причину. Если бы у меня было настроение для шуток, то я попросила бы у кого-нибудь номер танка, который выстрелил в меня. Вместо этого мои мысли в основном состояли из «блять, блять, пиздец, ёбана в рот, ахуеть» и «Селестия с Луной трахни меня копытом.»

Моя нога застряла между металлическими прутьями этой ебаной клетки. Я дернула ногу, пытаясь хоть как-то её освободить. Черт, я же могу остаться здесь навсегда. Но всё стало ещё хуже, когда за моей спиной послышался топот этого гиганта. Моё сердце дико заколотилось в груди и всё тело задрожало, когда Торр встал на дыбы.

Я свободна.

Копыто промахнулось. Он попал в ту дыру, в которой ещё секунду назад находилось моё копыто. Вместо того, чтобы его нога тоже застряла, металл начал резать его плоть, как капкан разрывает плоть животного, попавшего в него. Очко стиля моему протезу. Я поднялась на дыбы, но в момент удара я почувствовала жалость к нему: моё копыто разорвало его щёку и его глаза уже начали опухать. К тому моменту как я нанесла второй удар, который превратил его морду в фарш, его глаза уже закатились. И снова в стойку.

И стала ждать. Я закончила. Я победила. Благодаря удаче, случаю или навыкам, но теперь его судьба была в моих копытах. Всё, что он должен был сделать сейчас – это сдаться и признать мою победу, но он просто смотрел на меня.

– Нет. Моя Торр. Моя не проигрывать.

Следующий удар вырубил его. Копыто Торра всё ещё находилось в дыре. Рана была настолько ужасной и глубокой, что я могла видеть его кость. Впервые за бой я обратила внимание на зрителей.

Пони всех размеров и цветов. Розовые, красные, голубые... Единороги, земные пони и даже пара пегасов. Все они видели, как я дралась с Торром, и то, во что превратилось его лицо и нога. И начали аплодировать мне. Сейчас всех этих пони волновал лишь один цвет. Цвет крови. Блять. И за этих пони мне нужно бороться? Они же хуже монстров.

С угрюмым лицом я изящно шагнула с арены.

Странно, но ничего не случилось. Я пыталась выглядеть победоносно и эпически, но я упала и ударилась лицом об пол, после чего последовало стандартное «УуууууУууууу» из зала.

– Вот и всё, кобылки и джентелькольты. – сказала странно выглядящая земная пони, склонившись над моей отдыхающей тушкой и открыв вид на её отличные фланки.

Я имела ввиду... не отличные, а скорее... приятные? Не, так тоже не пойдёт. Что насчёт её хвоста? Её странно выглядящий хвост, я не очень обращала внимания на него, но сейчас обратила. Он был туго сплетён с мячиком на конце или чем-то похожим. Да, это было именно то, на что я смотрела...

– Кажется, могучий Торр проиграл впервые. Впечатляюще даже для киборга.

То, что я киборг, не помогло мне. Эта глупая нога больше мешала, чем давала мне преимущество.

– Вы можете получить свои выигрыши от ставок в офисе на другой стороне театра. Следующий бой пройдёт в восемь часов утра между Бэтмэйн и Безумным Лицеразрывателем Тандерхуфом! Приходите пораньше, чтобы занять лучшие места. А сейчас вы можете воспользоваться другими услугами, которые предоставляет наш отель. Ресторан Уайт Тай открыт до полуночи, а буфет работает двадцать четыре на семь! – она сделала глубокий вдох, когда я медленно направилась подальше от входа в клетку. – Доброй ночи, пони!

Наконец–то клетку накрыли шторами и скрыли искалеченное тело глупого Торра.

– Ну. – Молли улыбнулась мне и Серенити и сделала осторожный шаг. – Ты ранила моего лучшего бойца. Теперь ты должна мне, сучка. – я молча смотрела на неё с отвисшей челюстью. – Да я прост наёбываю тебя. – она повернула голову и слегка кивнула Серенити, после чего маленькая кобылка рванула ко мне.

– Оох... – пока она обнимала меня, острая боль от груди распространялась по спине. – Не так сильно. – кобылка взвизгнула и резко отпрыгнула, посмотрев на меня с грустной улыбкой на лице. – Ты плачешь. – сказала я медленно. По какой-то причине, моя голова всё ещё кружилась. – Я победила. Не погибла. Хочу выпить... – она быстро вытерла слёзы и... чмокнула меня.

Чё?

– У тебя травма головы: тебе нужно выпивать как можно меньше!

Ээм... Я вообще не пила.

– Да нет вроде... – сказала я, делая всё возможное, чтобы игнорировать боль в груди, которая мешала мне подняться. Такое чувство, будто меня проткнули шипами. – Нужно попить. Забыть о боли.

– Алкоголь разжижает кровь. – эм... я тупо уставилась на неё. – Аргх. Это просто... не надо пить! – сказала она, пока копалась в сумках.

– Она права. – я повернула голову и увидела Флэйра, висящего вниз головой и смеющегося надо мной. – Ты знала, что ты крутая? Кажется, я видел только одного пони, в которого врезался Торр, и он после этого выжил, но я даже не думал о том, что кто-то сможет встать после такого.

Я не чувствую себя жёсткой или крутой.

– Его почти никто никогда не бил. Только у одного, кроме тебя, получилось это сделать – Сликхуф из Шедоуболтов, и только потому, что Торр медленный кусок дерьма. Кстати, ты стала знаменитостью на эту неделю. Целую неделю! Я по-настоящему начинаю тебе завидовать.

Он засмеялся и сделал сальто.

– Дай-ка угадаю. – простонала я. – Ты бы смог побить его?

– Блять, да ни за что! Ты же расколола его орешки! Он бы разорвал меня на куски... не надо на меня так смотреть! То, что я такой крутой ещё не значит, что я туп, и к тому же я эксперт по взрывчатке. Ну, ты знаешь... вещи, которые делают БУМ. Я не смог бы сделать это только своими копытами, да и просто не смог бы. Клетка бы сильно мешала. Я должен быть на свободе, ну ты знаешь.

Не имею ни малейшего понятия, о чём он вообще.

– Аааииииий! – Я взвизгнула, когда что-то тёплое и влажное плюхнулось мне на голову без предупреждения. И это что-то пекло. Как огонь.

– Что за... – я посмотрела вверх и увидела пустую бутылку лечебного зелья. – Оу... Зачем? Я не могла просто выпить его?

Если бы это сделала не Серенити, то я бы обиделась. Выливать пони на голову что-либо – просто невежливо, если не предупредить их перед этим. Я уже почувствовала, как рана на моей голове начала стягиваться, как будто я вкопытную сшивала её.

Серенити слегка улыбнулась мне.

– Потому что твои рёбра раздроблены.

Нет! Это совсем не та...

– АЙ! – она ткнула в меня, чтобы доказать обратное.

– И они могут проткнуть твои лёгкие. – я использовала свой «чёрт возьми, что это вообще значит» взгляд, прежде чем она продолжила. Ну а Флэйр просто смеялся.

– Это как-бы... лечебные зелья не могут двигать твои кости или вообще что-либо, так что, если ты вылечишь их в том положении, в котором они сейчас, то они могут пробить тебе лёгкие в любой момент всей твоей оставшейся жизни... и это... ну, убить. Хотя, я не уверена в этом, но ты всё равно должна показаться Наблюдателям, чтобы они смогли всё проверить и если что – исправить.

– Могу я прервать вашу милую беседу? – Молли хихикнула и облокотилась на клетку, из-за чего её чёрная шляпа упала на бок, высвободив её длинное ухо. – Ты никуда не уйдёшь, пока не поговоришь с Мустангом и не успокоишь этого ублюдка. Я не хочу думать о том, как ты это сделаешь. Тебе повезло в этот раз.

– Будет сложно. – сказала я, прежде чем стиснуть зубы и подняться на ноги. – Если учитывать то... ох... что я едва могу стоять на ногах.

Кобылка с жёлтой гривой улыбнулась мне.

– Я пережила кое-что похуже. Хватит ныть как какая-нибудь сучка. – очевидно, что я не смогла упустить такой момент и своим взглядом вынудила её подмигнуть мне. – Надеюсь, ты сама найдёшь дорогу и съебёшься из моего казино. Ну, ты знаешь... прежде чем я пожалею о своём решении. Я убила множество пони за поступки, которые никак не сравнятся с прониканием сюда.

Она дёрнула головой, показав единорогам, что им пора убирать Торра с арены.

– Ну, всё, бегом отсюда.

– Да... – я застонала, пока единороги левитировали этого гиганта из клетки. Молли последовала за ними со своим фитилём, вплетённым в хвост.

– Серенити, мне нужно... что-то.

Я не совсем уверена что именно. Что-то от боли. Даже с моей выдержкой, я не смогла бы двинуться с места. Потом я вспомнила о двух шприцах Мед-Х, которые я конфисковала у Флэйра ещё до рейда на базу наркоторговцев.

– Мед-Х мне...

Серенити вздохнула, прежде чем левитировала его из сумок, которые на время боя я передала Флэйру. (Это было ошибкой, ведь он наркоман, а я так и не нашла времени продать всё, что конфисковала у него при встрече.) Когда шприц воткнулся в плечо, я почувствовала острую боль по всему телу, но через десять секунд началось сладкое облегчение. Боль ушла, но остались неприятные ощущения, которые я могла без проблем игнорировать.

Флэйр повёл нас через ряды театра, как будто уже знал это место наизусть и, в конце концов мы вышли к какой-то помеченной двери в лобби. «Вход только для персонала». Серенити, поняв, в каком я нахожусь состоянии, впервые решила не использовать меня в качестве такси.

Когда-то это лобби было очень красивым, с красными коврам, обоями с золотым рисунком и мраморной лестницей с золотыми перилами, ведущей на балкон в театральном зале. Конечно же, большая часть всего этого разрушена: ковер весь в пятнах, обои сорваны со стен, но лестница почти не повреждена. Я не могла не задаться вопросом о том, как выглядело это место до войны... наверное, это было прекрасно. На стене, в застеклённых витринах был плакат, на котором была изображена кобылка с чёрной гривой и серой шёрсткой. Она опиралась на какую-то... гитароподобную хреновину. Я пыталась представить её здесь, идущую в красивом платье на театральное представление. Хотелось бы мне побывать в прошлом, в этом месте. Посидеть и посмотреть представление. Тогда было хоть что-то, кроме бессмысленного секса и насилия.

Как глупо. Прошлое уже не вернуть, а воображение никогда никому не помогало. Мед-Х, должно быть, действовал на мою голову. Ладно, нужно двигаться.

Остальная часть отеля была выполнена в таком же стиле. Красные ковры, жёлто-золотые стены с множеством огней были главной темой этого казино. Это было главным отличием, которое делало это казино немного лучше, чем Луна (в которой основной темой были тёмные цвета). Я узнала уже как минимум о двух ресторанах, а на этаже с казино был отдельный буфет. Я бы хотела узнать, откуда вся эта еда, но, думаю, если бы я об этом спросила, то на меня посмотрели бы как на дурочку.

– Поздравляю с победой. – сказал кто-то незнакомый, когда я покинула это светлое казино... Блин, так и хочется назвать его в честь Селестии. Развернувшись, я увидела маленького оранжевого жеребца с чрезмерно большой ковпоньской шляпой.

– Ты крутая. – произнёс он, подарив мне самую светлую улыбку из всех, которые я видела.

– Я ээм... – я покраснела? Ох, ну сейчас не время для грёбаных гормонов. – Спасибо, я думаю.

– Я серьёзно! Это было так... невероятно. Ну ладно. – он почесал затылок одним копытом, и его голос затих. Но через пару секунд какая-то кобыла взглянула на него и, подтолкнув, дала сигнал, чтобы он продолжал.

– Ой. Я имею ввиду... ну, если у тебя будет время, и ты будешь не против, ну знаешь, перекусить. Когда-нибудь... наверно. Ну... со мной.

Сглотнув, я любыми способами пыталась заставить мои щёки перестать пылать.

– Нет.

Я побежала к выходу из отеля, делая вид, что меня сейчас не приглашал на свидание миленький жеребец. И, конечно же, я не врезалась головой в дверь с надписью «На себя». И я определённо не попыталась толкнуть её второй раз, чтобы она открылась. Тем более, я не покраснела, как помидор, когда поняла свою ошибку. И если вам кто-то скажет, что всё было не так, то они лжецы. И мудаки. И лжецы.

Мне нужно выпить.

Конечно же, это не означало, что я снова пропаду на несколько часов... или дней только потому, что Селестия ненавидит меня и смеётся над моей тупостью.

– Я считаю, что был не прав.

Сказал Флэйр, когда я направилась по главной улице Дайса на север. Технически, Луна и Эль Хаус находились на противоположных сторонах улицы, но Эль Хаус был ближе к фонтану и самому центру города, а Луна была первым зданием, которое видели путники, пришедшие из северных ворот Дайса.

– Не прав в чём? – спросила я, пока Серенити просто хихикала рядом со мной. Было понятно, что она знала то, чего я не знаю.

– Я сначала подумал, что ты шаловливка. – подождите... – Когда ты на самом деле трахаешь всё подряд. Спорим, что если бы я переодел минотавра, то ты...

У него не осталось ни единого шанса, чтобы я начала его уважать.

И чтобы показать ему это, я схватила Флэйра за передние ноги и резко дёрнула вниз, из-за чего он врезался лицом в землю.

– Ненавижу тебя.

Флэйр просто усмехнулся.

– Где бы ты была без меня?

Не здесь. И я не уверена, было бы это хорошо или плохо. Мне действительно нужно сменить тему, пока они не просекли о моей прошлой жизни и старом имени. Так что, как только Флэйр поднялся на ноги, я спросила первую вещь, которая пришла мне на ум.

– Что с Молли?

Тишина.

Серенити и Флэйр молча смотрели на меня широко раскрытыми глазами.

– Она выглядит странно. Её уши какие-то слишком длинные. Всё её лицо... это...

Тишина.

Мои спутники обменялись взглядами, и я уже начала жалеть, что спросила.

– Она мул.

Сказал Флэйр практически шепотом и почти сразу прибавил скорости. Он убедился, что рядом с нами никого в этот момент не оказалось, и прежде чем продолжить, мы быстро дошли до Луны.

– Гибрид пони и осла.

Ээ... что? Они могут заниматься этим? Одна только мысль заставила почувствовать себя не хорошо. А возможно, это просто заканчивалось действие Мед-Х. Боль вспыхнула по всему телу и ослепила меня на секунду.

– И пожалуйста... – сказал Флэйр, пока я закусила губу, пытаясь бороться с вернувшейся агонией. – ... Не говори об этом на публике снова. Она не любит, когда пони её обсуждают.

Я постаралась не забыть об этом, а пока что мне нужно было срочно вколоть ещё одну дозу Мед-Х.

–––

Лифт остановился на третьем этаже.

– Флэйр... – простонала я, когда новая порция Мед-Х начала действовать. – Уложи Серенити в кровать.

Я быстро отвернулась от неё, чтобы эти щенячьи глазки не переубедили меня.

– Уже поздно. Это была долгая ночь. Иди спать.

Она надулась и поворчала, но в итоге согласилась. Не то чтобы у неё изначально был выбор.

– А потом встретишь меня. Снаружи. Мне понадобится твоя помощь.

– Конечно... кстати, спасибо, что не убила меня за то, что я назвал тебя шаловливкой.

Я вытолкала Флэйра из лифта.

– Я всё ещё могу исправить это. – произнесла я, когда двери лифта начали закрываться. Пегас только улыбнулся мне.

– Спокойной ночи, мамочка. – прозвучал заглушённый дверьми лифта крик маленькой кобылки.

Именно тогда я и поняла, что мы с Флэйром – друзья. По крайней мере, мне так казалось, ведь я мало что понимала о том, что такое «дружба». Хотя, если учитывать всё то, что мы пережили, то за порог дружбы мы должны были перейти. И пока я об этом думала, из моей головы никуда не пропадали мысли о том, что лифт может упасть в любую секунду, из-за чего я погибну.

Спустя одну поездку на лифте вверх и проход по винтовой лестнице, я вернулась в пентхаус Роя. Вместо того, чтобы сидеть в своём кресле, он был на диване, с кобылками по бокам.

Возможно, я сейчас прервала оргию. Немного покраснев, я вошла в комнату.

– Так что я сказал этой суке, что если она может взять мои деньги, то сможет взять и мой... Ган?

Кажется, он сильно удивился, когда увидел меня перед собой, всю в крови и ушибах.

– Ёбана в рот! Я слышал, тебя поймали!

– Так и есть.

– И у тебя была битва с этим монстром, как его там... Торром.

– Тоже правда. – я вздохнула

– Какого... ладно, всё равно. – он похлопал копытами. – Оставьте нас, девочки. Деловые вопросы. Надеюсь, это не займёт много времени.

Соблазнительно покачивая бёдрами, две шлюхи оставили нас. Не то чтобы я смотрела. Они всегда так делают.

Рой же не сводил глаз с их фланков, пока они, наконец, не спустились по лестнице, и только после этого он решил обратить внимание на меня.

– Блять, девочка, присядь.

Я присела на диван и сразу откинулась на спинку, из-за чего мои раны снова начали побаливать, но не так уж и сильно. Прямо надо мной было небо. Я посмотрела вверх и увидела бесконечную тьму. Никаких звёзд и Луны – только облака и тьма. В Мэйрфорте я любила ночь. Вокруг мрак и только свеча на моём посту даёт немного света. Не знаю почему, но это успокаивало меня.

– Тааак... – сказал он, после чего я перевела взгляд на него.

Рой скинул свое шерстяное пальто, и теперь я могла видеть его фланк. Когда я говорю фланк, я имею ввиду кьютимарку. Не знаю, что именно означала украшенная драгоценными камнями трость, но спрашивать другого пони об его кьютимарке не вежливо. По крайней мере, я всегда так считала.

Я рассказала ему всё, что с нами случилось. Сказала о том, каким дерьмовым оказался план и как нас схватили, сказала о битве, сделке с Молли и всё другое. Даже о том, как у меня получилось выйти.

– Ну, она хочет, чтобы я открыла дверь в подвале. – я соврала. – Дверь в коллекторы, а потом мне нужно сообщить ей. Для атаки.

Прежде чем вы начнёте говорить о том, что я его предала и расторгла контракт, я напомню вам его слова. Он сказал мне «Разузнать о плане Молли». Заметьте, Рой не сказал передать ему эту информацию. Никакого контракта я не разрывала. Это не моя ошибка, что он не дал более подробные указания.

– Хах... эта пизда не знает с кем она, блять, связалась. Мустанги покажут ей. – он заржал. – Иди к ней завтра и скажи, что ты всё сделала. Я заминирую туннели и она даже не поймёт, что её убило.

Даже несмотря на то, что Баши действительно планируют атаковать его, ставить взрывчатку под собственным казино не очень хорошая идея.

– Моя награда.

– Сначала ты должна сказать суке то, что она хочет. Я не хочу, чтобы ты сбежала.

Хуйня. Я просто хочу мою винтовку. Ладно, всё равно нет смысла спорить. Я ведь всё ещё не сделала свою работу.

– Честно говоря, я собирался наебать тебя. Я имею в виду, ты не выглядишь умной пони, но, как оказалось, ты просто самородок.

– Если ты думал, что я облажаюсь...

– Не смей разговаривать со мной таким тоном, сука. – он ударил копытом об стол. – Я хотел, чтобы у тебя всё получилось. Но даже если бы всё пошло по пизде и ты погибла, это можно было бы прочитать как послание, и я бы понял, что она что-то задумала. – я была всего лишь куском мяса на этом задании. – Но у тебя всё получилось. Ну, почти получилось. Мустанги ещё покажут себя, уверяю.

Я застонала и поднялась на ноги. Всё моё тело было вялым от боли, и даже дыхание давалось тяжелее, чем обычно.

– Ладно...

– Куда ты, блять, идёшь?

– Наблюдатели. – я повернулась к нему спиной. – Всё пиздецки болит. Если бы у тебя был Мед-Х...

Я бы хотела никогда не просить Роя о чём-либо, но не думаю что этой дозы хватит, чтобы дойти до Наблюдателей.

– Хах... – я не думаю что он привык к просьбам. – Конечно. – море жгучей боли опять прострелило моё плечо. Где мой Мед-Х, блять?

– Но только при одном условии.

Я старалась не засветиться от счастья.

– Мне похуй, хочет ли эта ваша кобылка заработать или нет. Но, блять. Если она ещё хоть раз тронет клиентов, я лично выебу её.

–––

У меня не было настроения, когда я встретила Флэйра вне Луны, и ни ёбаный фонтан, ни не менее ёбаные шлюхи, танцующие у фонтана, не подняли его. Я не хотела, чтобы кто-то мне угрожал, и ещё я не хотела, чтобы кто-либо держал Серенити как чёртов козырь в рукаве. При случае, я пообещала ему медленную и мучительную смерть от моих копыт.

– Эй.

Сказал Флэйр, пока я стремительно прошла мимо него. Ещё один шприц заглушил жгучую боль в плече.

– Окей...

Он летел вдоль стены недалеко от меня, пока я прорывалась сквозь ёбаных гражданских.

– Ты говорила, что хочешь меня видеть. С тобой всё в порядке?

Нет, сука, что ты! Всё просто чудесно. С прошлого вечера меня успели схватить, опросить, напугать, избить и серьёзно ранить. Что ты, всё охуенно!

– Нет. Всё пиздецки болит.

Это было правдой. Третий Мед-Х не подействовал так же, как первые два. Лучше, чем ничего, но, чёрт побери, всё равно больно.

– Пошли со мной. У меня почти закончился Мед-Х.

Путь от Луны до штаб-квартиры Наблюдателей был бы намного быстрее, если бы я приняла Дэш. Простая прогулка была мучительно долгой, но про бег можно было даже и не думать.

– Мне с тобой поговорить можно? – сказал Флэйр, замедляясь передо мной.

– Конечно, что угодно. – я вздрогнула, острая боль прошла через мою грудь. – Серенити. Уснула?

– Без понятия. – пожал он плечами.

Видимо, он не знал, как исполнять простейшие указания... но с другой стороны, я сказала ему просто положить её в постель, но не усыплять.

– Когда я уходил, она лежала на кровати с закрытыми глазами. Ты не должна так сильно защищать того, кто знает город лучше тебя. Я имею в виду, что она была рабыней здесь, верно? Она жёстче, чем выглядит.

Она почти стала рабом, но я спасла её. В тот момент меня не волновало то, что это произошло из-за меня.

– Уже поздно. Она маленькая, и ей нужно поспать.

– Агась. Ну а ты что–то замышляешь. – я ненавидела Флэйра за то, что он читал мои мысли.

– Нет. Мои планы катятся по пизде. – простонала я, на секунду останавливаясь полюбоваться на фонтан в центре города. По какой-то причине мне нравилась статуя этого жеребца, стоящего на дыбах на вершине того фонтана. Я посмотрела на Флэйра.

– Ладно, хер с ним. Что-нибудь решим. Мне нужна медицинская помощь. Сходи пока что к Финишерам.

– Что... оуу. М-да. Баши так и не отдали нам воздушный прицеп, не так ли? – я покачала головой. – Дааа... возможно, они потребуют что-то в качестве компенсации за принесённые им неудобства.

Угу. Вылечить ещё одного наркомана или разрешить семейные проблемы минотавра. В любом случае они скажут мне сделать что-то. Финишеры – единственные не мудаки из всех, кого я встречала в городе и за его приделами. А это значит, что я не собираюсь портить с ними отношения.

– Да. – сказала я, продолжая идти на юг по улице. – Конечно же.

– Итак, почему твоя кобылка не могла пойти с нами? – спросил он, осторожно проходя мимо понитронов возле казино «Клипсы и Копытца».

– Она не моя дочь. Блять. Неужели это так сложно? – серьёзно, это начинает раздражать.

– Сказать честно? Да, в это непросто поверить. – сказал Флэйр, когда я засмотрелась на главную башню казино.

Каждый раз я смотрела и удивлялась тому, какая она высокая и яркая, прямо как Солнце на рассвете. Часть меня очень хотела быть там, наверху... Но с другой стороны она была пиздецки высокая, и мне ни за что не хотелось бы упасть оттуда. Флэйр вывел меня из этого транса.

– Ты относишься к ней лучше, чем большинство матерей к своим кобылкам. Ты могла бы быть её матерью. – он пожал плечами. – Она не возражала бы.

– Откуда ты знаешь?

– Ась? – хмыкнул он. – Ну, мы же можем разговаривать без тебя. Спорим, что я знаю о её жизни больше, чем ты, потому что я пытаюсь учиться? Она потеряла родителей, когда была ещё совсем маленькая. А возможно, их никогда даже и не было. Она не знает. Наблюдатели учили её, но любовь ей не дарил никто. Как ты можешь осуждать её за желание держаться за кого-то?

– Чего? Ты теперь психолог? – прорычала я. – Я не её мать и притворяться не собираюсь.

– А что плохого в том, чтобы притворяться? – ага, а вот когда он был наркоманом, то его это не парило. – Я имею в виду. Блять. Иногда все, что у тебя есть – это надежда и воображение.

– Откуда ты можешь это знать?

Он топнул копытом стоя передо мной.

Мда...

– Откуда ты вообще пришла? С какой-то магической страны, где пони не умирают, жизнь не отстой и где ты не живешь, ожидая того момента, когда твоя жизнь разлетится на тысячу кусочков? Мои родители погибли от копыт рейдеров, брата подбили и пытали минотавры, а сестре пришлось быть шлюхой у жеребца, на которого ты работаешь. Так что извини меня за то, что я пытаюсь представить свою жизнь лучше, чем она есть. Это и есть надежда. Вообразить что-то получше, не так ли?

Его мысли о лучшей жизни были пропитаны наркотиками и азартными играми, так что нет – я с ним не согласна.

Я толкнула его, проходя мимо.

– Мне правда не хочется об этом говорить.

– Ладно, похуй... – вздохнул он. – А почему ты считаешь, что быть мамой – плохо? Из того, что я видел, жеребята – единственные пони, которых ты не превращаешь в кровавое месиво.

– Это... – честно говоря, у меня было множество причин, по которым я не хотела быть мамочкой. Так что я решила ответить на этот вопрос только после того, как мы прошли комплекс, который Оставшиеся называют своим домом.

– Сложно... Я думаю... Например...

– Оу! И какие же например? Типа твоя мать била тебя в детстве, и теперь ты боишься случайно последовать по её стопам... – я молча посмотрела на него. – Что?! Когда я был маленьким, то собирался быть военным врачом в области психологии... Я не такой тупой, каким кажусь... Ну, у меня не получилось пройти и пару классов, после чего я отправился во Фленкъярд обучаться на подрывника. Кстати, за это больше платят. – специалисту по взрывчатке платят больше, чем доктору... окей. – Но у меня есть базовые знания. Расскажи мне о своём детстве.

– Нет. Ну сколько ещё до этого форта Наблюдателей?!

– Почему бы и нет? Ты ведь понимаешь, что тебе не нужно быть такой загадочной всегда. Я спрашивал Серенити, и она сказала, что не знает, чем ты занималась, до того как спасла её. Ну и что же ты скрываешь? Может ты была рейдером? Или... я даже не представляю. Это просто... – он парил над моей головой. – ...Странно. Ты появилась из ниоткуда, спасла кобылку и оказалась впутана в политику города, о котором ты даже не слышала. Это просто... не имеет смысла.

– Если я захочу, чтобы ты узнал, то ты узнаешь. – я простонала, когда эффект моего обезболивающего закончился.

– И ты никогда не захочешь, чтобы я узнал?

– Агась... – я удивилась, когда он засмеялся.

– Ну... это твой выбор. Зная тебя, это должно быть что-то ужасное, а учитывая то, что ты не убила меня при возможности, то, думаю, мне не стоит задавать лишние вопросы, да?

Я улыбнулась, игнорируя боль. Отчасти из-за того, что мы поговорили о том, что, видимо, давно волновало его, а отчасти, что мы наконец-то прибыли к форту.

Я порысила к входу, где стояло два пони с боевыми сёдлами, готовые к любому нападению. Между ними стояла огромная и неповоротливая фигура минотавра Джинджера. Как и следовало ожидать, пони обходили форт стороной, когда он смотрел на них. О Селестия, я на месте! Боль ещё была и Мед-Х уже заканчивал своё действие, но я знала, что это могло продлиться намного дольше.

– Эй... – я обратилась к одному из стражников. Один усмехнулся, когда увидел меня. Видимо, ещё помнит тот инцидент с Дэшем. Миленько. – Мне нужно... ох... лечение.

– Могу я увид...

– Ты!

Я?

– Это же ты! Не может быть... – я повернулась и увидела старую бирюзовую кобылу, подбегающую ко мне.

– Клин Кат. Он рассказал мне. Ты... – она сглотнула. – Ты и правда Хайред Ган? – я моргнула и через секунду медленно кивнула. – Ты знаешь мою дочь! Я имею в виду... ты знала её...

Мой желудок скрутило.

– Кто?

– Её звали Лу. Она... она пошла с караваном... Клин Кат сказал, что ты была там! А потом... потом на вас напали. – Лу... как же много времени прошло с того момента. Я старалась забыть о ней. – Это ведь правда?

– Я... да. – я делала всё возможное, чтобы не смотреть ей в глаза, но она оказалась настойчивой. – Мы... нас атаковали. Она погибла как герой, стараясь защитить пони. Рейдеры взяли меня в плен. Она была хорошей пони. – грустная старая кобыла только кивнула мне. – Потом у меня появилась возможность отомстить... и я сделала это. Я убила их ради неё.

– Что?! – наши взгляды пересеклись. – Мой ребёнок погиб, и ты думаешь, что больше убийств вернут её?! Ты монстр!!!

Я остолбенела после этих слов, а она толкнула меня, уходя из форта.

– Так значит... – произнёс Флэйр. – Ещё более загадочное прошлое?

–––

– Ну же. В чём проблема?

Я смотрела на врача, при этом опираясь на шкаф в палатке, но от боли опустила голову. Ушиб, который я получила в бою, был сначала синим, потом сменил цвет на красный, а сейчас стал ещё более неприятного ярко-жёлтого цвета.

– Оу... вижу.

Он ткнул в него, из-за чего мой живот скрутило и мне пришлось закрыть рот протезом, чтобы не проблеваться прямо в медицинской палатке. У железа не очень приятный вкус.

– Оно болит?

Этот доктор. Селестия мне свидетель...

– Да я прост шучу. Видимо, ты пиздецки облажалась. – мои ноги еле держали меня, пока я наблюдала за доктором с чёрной шерсткой. – Хмм... погодь... блять! Это ты та кобыла, которая дралась с Торром! – серьёзно? Я кивнула в надежде, что это дерьмо закончится как можно быстрее. – Мистер Нью Хайгас говорил об этом. Пиздец... ой. Я имел в виду... прости.

– Ты точно... доктор? – закончив предложение, я сжала зубы.

– Ну... да. Почти.

Почти... ясненько.

– Я имею в виду, что стану полноценным доктором через пару недель. – он зачесал назад свою длинную белую гриву. – Так как я новенький, они заставляют меня работать в ночную смену. Да, дерьмово, но блин, я стараюсь помаленьку. Тааак... Торр. Бля, ты знаешь, что врачи все ещё работают над ним? – я подняла бровь. – Его ноге пиздец. Это сделала или ты, или они, когда доставали его. Я слышал, у него откололся огромный кусок кости. Лечащие зелья не помогают, а другого у нас ничего нет – поставок ещё не было. В лучшем случае он получит протез как у тебя, в худшем – станет калекой.

Оказывается, мой хуевый план испортил жизнь умственно отсталому пони, лишив его возможности зарабатывать себе на еду и крышу над головой. Пиздато сработано, Сильвер. В следующий раз нужно будет сжечь приют.

– Оу... – я кое-что вспомнила. – В моей... оххх.

Волна боли накрыла меня, но я пыталась бороться.

– Седельные сумки. Там наркота. Это оплата.

Мне очень повезло, что я не выкинула их раньше. Я надеялась, что этого должно было хватить, чтобы оплатить нужную мне операцию.

Врач кивнул и начала рыться телекинезом в сумках, из-за чего моё плечо начало гореть.

– Погодь... – он левитировал какой-то баллончик к моему лицу. – Это гидра?

– На этикетке написано, что да.

Он посмотрел на него, чтобы удостовериться в моих словах... а потом засмеялся и похлопал меня по плечу.

Блять, как же больно, сука.

На этот раз мой желудок не выдержал и меня вырвало.

– Прости... – сказал врач, когда я сплюнула и вытерла рот. Из-за этой горечи во рту мне захотелось блевать ещё больше. – Но, серьёзно. Это же гидра. Очень ценная штука. Последняя партия была из Хуффингтона больше месяца назад, и с тех пор ни одного слова о том, почему поставки прекратились.

Ладно... честно говоря, я даже не знала, о чём он говорит. Я взяла эту штуку только потому, что она выглядела как наркотики.

– Всё равно. – он просто, блять, рассмеялся. Я действительно ненавидела этого доктора.

– Ну ладно! Сначала займёмся тобой. Похоже, у тебя раздроблены рёбра и мне прийдётся их убрать.

– Зачем? Их же нужно вылечить...

– Доверься мне. Я доктор.

Он искренне улыбнулся мне... из-за чего мне снова захотелось блевать. Этот день не собирался заканчиваться хорошо... и, кажется, он продлится ещё долго.

--~~--~~--~~--

Нежный ветер скользил по всему полю, заставляя цветы плясать на фоне ярко-зелёной травы. Это был едва заметный прохладный бриз, освежающий мою розово-белую гриву и хвост. Я вздохнула и отклонила свою голову назад, позволяя лёгкому ветерку освежать мою шею. Выше меня, там, в голубизне неба, плавали ярко-жёлтые предзакатные облака. Как будто их освещает солнце... Стоп, солнце? Я не видела его всю свою жизнь! Мне потребовалась минута, прежде чем я поняла, что моя голова находилась на коленях другого пони.

Переворачиваясь, я протянула копытца в зелёной травке, а затем поднялась на ноги. Передо мной стояла рыжегривая пони с красной шёрсткой. Она глядела на меня тем огненным взглядом, который я навсегда запомнила перед её смертью.

– Доброе утро. – сказала она.

Я всегда задавалась вопросом – а как же выглядит рай? Похоже, что я получила ответ на свой вопрос.

Кап. Кап. Кап.

Я моргнула, когда что-то начало капать мне на лоб. Кстати, моргнула вовремя – эта жидкость чуть не попала мне в глаза. Дрогнув, я позволила красной капле упасть на траву.

– Кровь.

Я посмотрела наверх и увидела там Вайлдфайр, но...

Кап. кап. кап.

– Ты всё ещё любишь меня?

Блять. Снайпер только что разнёс ей половину башки! Труп Вайлдфайр кроваво ухмыльнулся,

– Я не это имела в виду. Я имела в виду... это не твоя вина. Не вини себя. Прости. – её рот медленно двигался, но её голос звучал отдельно от движений рта. – Просто проснись. Пожалуйста. – шептал её голос у меня в голове, но рот трупа не двигался.

– Хах. – я отошла в сторону – воспоминания об её голосе просыпались в моём сознании. – Да, но этого не случится.

Пока я смотрела на нее, равнины превратились в густой лес – такой, каким я видела его на картинках в книгах. Солнечный свет струился между крон деревьев, опускались зелёные, жёлтые и красные виноградные лозы. Но Вайлдфайр стояла в тени, и когда множество лесных насекомых подползли слишком близко, они загорелись.

– Почему ты не можешь просто поговорить со мной?! Почему ты постоянно скрываешься?!

Её рот всё ещё двигался, но звук шёл волной со всех сторон. За её спиной вспыхнул свет и всё вокруг загорелось. Запах дыма и горящей плоты ударил мне в нос.

Я попыталась убежать, но врезалась в стену из деревьев.

– Проснись... – сказал кто-то нежным голосом. – Проснииись.

--~~--~~--~~--

– Приятные сны? – мои глаза распахнулись, я сразу увидела розовые глаза Флэйра прямо перед моим лицом. – Ты покраснела во сне... тебе снился я?

Я отмахнула его лицо.

– Нет. Это были кошмары. – он захихикал, когда я медленно сползла с кровати и упала на пол. Удар прошёл по всему телу, но это было не так уж и плохо. – Ты встретился с... ох... Финишерами?

Я оглянулась и поняла, что нахожусь в той же медицинской палатке. Только теперь в углу была куча окровавленных тряпок и точно таких же скальпелей. На одном из столов лежали несколько пустых бутылок из-под лечащего зелья.

– Ох... – он немного помахал крыльями, после чего сложил их обратно. – Не хочешь сначала поговорить с Наблюдателями и спросить ну... можно ли тебе двигаться?

Я пожала плечами.

– Ну... – произнесла я, пока потягивала каждой ногой по очереди. Эти лечащие зелья реально крутые штуки. – Я же могу ходить. Операция прошла успешно. Рёбра убрали. Наверное... – я посмотрела туда, где был синяк, но теперь его там не было. Осталось всего лишь маленькое пятнышко, немного отличного от моей шёрстки цвета. Магия это просто чудо. Даже шрамов не осталось. – Сколько времени прошло?

– Около четырёх часов. Может всё-таки не стоит? Отдохни и восстановись...

– Слишком долго. Немного Мед-Х и я буду в порядке.

Совсем немного, чтобы избавиться от боли.

– Всё ещё есть работа. – сказала я, надеясь, что у Финишеров всё-таки найдётся работа для меня. Я из тех пони, которые делает всю грязную работу.

Флэйр посмотрел на меня с болезненным выражением лица, после чего закатил глаза и отвернулся.

– Ладно. Клин Кат лично заходил сюда и сказал мне проследить за тем, чтобы ты не делала ничего глупого, но похуй. Не то чтобы я не могу тебя остановить. – не можешь. – Кстати, ты весьма популярна. С тех пор как я вернулся от Финишеров, к тебе заходил Клин Кат, та кобыла, которая говорила с тобой у ворот и двое пони, которые предлагали работу в ебучей пустыне на северо-западе.

– Могу предположить, что ты сказал им отъебаться.

– Канешн. – он изящно поклонился и задел крылом вешалку. – Ну, скорее посоветовал.

– Молодец. – внезапно, как говно на голову, на меня нахлынули тупые эмоции. – Послушай... – сейчас будет что–то пиздецки тупое. – Ты извини меня... ну, за то, что разозлилась. На тебя.

Агась, я только что извинилась. М-да...

– Ч-чего? – он смотрел на меня шокированным взглядом, как будто не верил своим ушам. – А... ну да. И ты меня. Не переживай. Погнали. – сказал он, вылетая из палатки. – Финишеры сказали, что хотят тебя видеть. И, блять, СРАЗУ, как только сможешь.

В лагере была мёртвая тишина. Мы тихонько прошли по лагерю до выхода и вышли так, что нас не заметили даже охранники. Теперь я могу долго и нудно описывать вам наш путь от форта Наблюдателей через Дайс в Парасайд Маунд – к базе Финишеров. Чёрт возьми, да я даже могу слово в слово пересказать рассказ Флэйра о Битве Песни (название придумано каким-то гитаристом десять лет спустя), в которой говорится о том, как Баши захватили Эль Хаус на середине концерта.

Но я слишком добрая и не буду мучать вас этим. Это всё не так уж и важно. После долгой прогулки мимо страшных Понитронов мы прошли через ворота Дайса и попали на тёмные улицы Парасайд Маунда (где я могла чувствовать, как за мной наблюдают из тьмы, из-за чего я вся дрожала). Как же я ненавижу Парасайд Маунд.

А особенно название. Какое же пиздецки тупое название.

Но возле штаб-квартиры Финишеров, которая светилась в ночи, как маленькое солнце, было тихо. Никто не осмелился делать что-то в поле зрения Фотофиниш. Простонав, я достала последний шприц Мед-Х из седельных сумок и вколола его в плечо. И всё как обычно – сначала острая боль, а затем приятное облегчение. Флэйр странно посмотрел на меня, после чего открыл дверь в офис, ослепляя меня светом.

– Ты опостала. Фотофинишь не люпит штать. – сказала красная пони, одетая в полосатое платье Финишеров и солнцезащитные очки.

– Скриншот. – я вежливо кивнула. – Прости. Мою грудную клетку вскрыли и убрали оттуда все кости.

Буквально секунду смотрела она на пони, которого тут же вышвырнула за дверь.

– Как... как ужасающе. Не вашно. Великая Фотофинишь штёт! – она пафосно подняла копыто в воздух. – Мы итём!

И тут же резко опустила его. В прошлый раз мне пришлось бежать за ней три лестничных пролёта. Теперь же она ворвалась в ближайшую дверь.

Медленным галопом я бежала за ней, прежде чем мы дошли до помещения, похожего на небольшой театр. Странная музыка гремела по всей комнате, везде были расставлены круглые столы. Начиная с дальнего конца этих апартаментов и выходя за пределы этой комнаты, протянулась грубо сделанная дорожка для дефиле, по которой уже шагала знойная кобылка, повернувшаяся прямо перед Фотофиниш. Она сидела с каменным лицом, потягивая какой-то розовый напиток из бокала. Я действительно надеялась, что он был алкогольным и мне полагался такой же.

– Сядь. – скомандовала она. – Эти новички... – она покачала головой, когда я придвинула стул к её столу.

– Нет. Слишком просто. Нет. – её рог вспыхнул, когда она левитировала напиток к своим губам. – Не классно. Нет стиля. Нет-нет-нет. Где грация? – хм. Как по мне, и та и эта кобылки шли одинаково красиво, так какие проблемы?

– Выпьешь?

– С удовольствием.

Не понимаю, почему Флэйр хихикал позади меня. Вообще не понимаю.

– Так, так, так, Хайред Ганн. Мы хорошие пони, да? Мы помогали пони и держали улицы максимально безопасными. Нам было приятно видеть тебя. Итак, теперь ты втягиваешь нас в скользкую переделку, в очень опасную переделку. Ну что же, тебе есть что сказать в своё оправдание?

– Простите?

– Да. Плохое начало. Надо больше.

Что значит «больше»? Я откинулась на спинку стула, наблюдая за жеребцом, одетым в нелепо выглядящее на нём короткое платьице. Конечно же, во время разговора с Финишерами, я пыталась не показывать эмоции и старалась выглядеть серьёзно.

– Прости, но извинений было недостаточно, учитывая напряжённые переговоры с Башами насчёт изумительного и великолепного летательного аппарата, на который они теперь претендуют... мээх.

На её лице я увидела отвращение

– Тебе не нравятся Баши? – сказала я и наконец получила свой розовый коктейль. Быстро и с огромным удовольствием я испробовала напиток, и он мне очень понравился. Фруктовый вкус с намёком на алкоголь, но этого намёка было достаточно. Особенно из-за того, что мне налили ещё через секунду.

– Ты не знаешь ничего. Они... платье ослепительно только тогда, когда ослепителен его владелец. Молли. Эта Молли – она проблема. – я подняла бровь, но она лишь вздохнула. – Ладно, это не важно. Важно то, что мы никогда не будем её рабами. Я, Фотофиниш, не допущу этого. Если она уничтожит этих подлых Мустангов и позволит себе занять их место, то наша власть будет «формальной». Нет. Мы не можем.

– Но ты не можешь отказать ей. – мы обе посмотрели на Флэйра, который качался на стуле со своей неаккуратной жёлто-зелёной гривой, упавшей на глаза. – Что? Это же правда. Молли не любит, когда ей говорят «нет», и Финишеры не выдержат её гнев. Я слышал, что когда она впервые получила работу, и её подчинённый назвал её мулом, то о...

– Закройся. – я вернулась обратно к своему напитку. Уже третьему, но я даже не могла вспомнить когда я успела закончить второй. – Так что тебе нужно?

– Нужно сообщить Галицианам. Увы, я не могу сделать это сама. Они не любят Финишеров и не доверяют Великой Фотофиниш. Так что, нужен кто-то другой, кому они поверят.

Музыка закончилась и последняя модель скрылась

– Я?

– Да, ты. Я, Фотофиниш, говорю, что ты звезда во всём Дайсе, и Фотофиниш не врёт. Ты победила Торра и работаешь на Мустангов. Думаю, они поверят... И, честно говоря, ты выглядишь не такой уж и умной для вранья.

Ха! Я лгу всё время.

– Ладно... итак, мне нужно поговорить... с...

Я не имела понятия о том, кто лидер Галициан. Я знала, что Рой управляет Мустангами, Молли – Башами, а Хаус был Хаусом. Но Галициане для меня были загадкой.

– С Бабулей Тротил.

Серьёзно? Её имя звучало ещё более фальшиво, чем у меня.

– Но сначала... – она сложила копыта вместе.

Внезапно занавес в конце сцены резко распахнулся, заиграла музыка. Там стояла круглая деревянная... ээм... штука... окружённая моделями. Когда одна из них постучала по ней, то через край плеснула вода. Мыльная вода.

Моё лицо побледнело и я обратилась к Фотофиниш.

– Что это...

– Ванна. – что? – Твой друг, Флэйр, считал, что ты будешь не против. – серьёзно, что? – Ты идёшь как посланник. Последователь Финиш должен выступать от моего имени и иметь идеально поставленный голос. – нет. Ни за что. – А ещё тебе нужно помыться.

– Ни в коем, блять, случае!

Я пыталась ударить её. Пыталась. Ссука, мои ноги не слушаются меня! Мои глаза метались по всей комнате, остановившись на трёх напитках передо мной.

– Вы... накачали меня наркотиками... – Фотофиниш кивнула.

Меня внезапно окружили пони. Всё ближе и ближе тянули они меня к этой чёртовой бане.

– Снимите её импланты.

– Да, они не должны промокнуть.

– Пушки тоже.

– Что это за хуйня? Это что-то живое.

– А это и должно быть такого цвета?

– Может быть, её кьютимарка означает «валяться в грязи»? Она же никогда не мылась!

Меня тащили всё ближе и ближе к этой адовой херне, и я повторяла про себя только одно слово: Выжить.

Но я не думаю, что у меня есть хоть малейший шанс пережить это.

–––

Заметка: Новый уровень!

Никаких новых навыков или способностей. Чё-т ты не очень.

Заметки редактора: Да. Никаких способностей. Там так и написано. Серьезно.