Загадки солнечных садов

Сады Кантерлота. Одно из чудес Эквестрии, созданное трудом многих десятков поколений пони. Причудливый лабиринт, изысканные растения, подобранные для величайшей выставки, словно олицетворяющей собой гармонию цвета и форм. И сотни каменных статуй. О многом может рассказать каждая из них, все они могут чем-то заинтересовать стороннего наблюдателя и посетителя сада. Только стоит ли открывать тайники прошлого?

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Дискорд Найтмэр Мун Стража Дворца

Фоллаут: Эквестрия — Звёздный свет

После смерти Богини умы и души, составлявшие Единство, рассеялись по всей расе аликорнов. Предоставленные своей воле, они объединились и с помощью Вельвет Ремеди создали организацию Последователей Апокалипсиса. Радиант Стар, юный аликорн и новоявленная послушница Последователей, подвергается воздействию странного заклинания, наделившего её внешностью одной известной Министерской Кобылы, бывшей прежде частью Богини. Однако изменения на этом не прекращаются, и вскоре Стар осознаёт, что ей каким-то образом передались все чувства и эмоции Твайлайт Спаркл. Отчаянно желая выяснить причины случившегося, она вместе со своей верной подругой из Последователей, Вайолет Айрис, отправляется искать ответы на терзающие её вопросы, совершенно не подозревая, что её преображение повлияет на весь мир.

ОС - пони

Облегчение

В двенадцать лет Твайлайт подавила свою охоту, считая ту лишь бессмысленной тратой времени. Заполучив новый замок, она решает признаться друзьям - и друзья решают помочь ей. Что плохого может случиться?

Твайлайт Спаркл Рэрити Спайк Принцесса Селестия Биг Макинтош

Тайны скал

Что таят в себе северные горы Эквестрии?

Другие пони ОС - пони

Затруднительное положение одного пиромана

Когда два оружия, сделанных в альтернативной вселенной, столкнулись друг с другом, Пироман красной команды из чудной вселенной игры "Team Fortress 2" попал в не менее чудную вселенную "My Little Pony", где был обнаружен Лирой, давшей ему приют в своем доме. Прятать его в таком маленьком городке оказывается не таким уж легким занятием. Ведь приходится постоянно следить, чтобы он ничего не поджег, объяснять, что тележка, проезжающая мимо, еще не повод для тревоги, и наставлять, что пони с синими шкурками тоже имеют право на существование. А тем временем приближается Ночь Кошмаров. Принцесса Луна чувствует, что на праздник может заглянуть кто-то намного более зловещий, кто пришел в этот мир прямо по следам Пиро. А именно - первый человек, побывавший в Эквестрии тысячу лет назад...

Принцесса Селестия Принцесса Луна Лира Найтмэр Мун Человеки

Прикладная скутология

Зачем пробовать по одному способу научиться летать за раз, если можно клонировать себя и испробовать все сразу? Скуталу, с небольшой помощью подруг, собирается сделать именно это. Жизнь пони никогда не станет прежней.

Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплблум Скуталу Свити Белл Диамонд Тиара Сильвер Спун Старлайт Глиммер

Самый лучший Ад

Внезапно оказавшись в Аду, Твайлайт Спаркл была поставлена перед фактом: до конца вечности она заперта в библиотеке, содержащей все возможные книги. Библиотеку необходимо каталогизировать. Читать тоже не запрещено. А это вообще Ад?

Твайлайт Спаркл

Будь лучше!

Наверно, надо быть лучше... не знаю зачем. Путешествие одной аметистовой кобылы FOE -> MLP

Флаттершай Принцесса Селестия ОС - пони

RPWP 5: Находка Зефирки.

Рэрити нашла на чердаке кучу старинных вещей. Что она найдёт там и что будет с этим делать?

Рэрити

Копи Дурамбора

Добро и зло, чёрное и белое, насколько очевиден между ними контраст? Может, этих рамок вовсе нет и мы живём по иллюзорным понятиям, пытаясь объяснить непонятный нам окружающий мир собственными терминами, придумывая им бесчисленное множество объяснений. Порой наступают такие моменты, когда простого объяснения становится недостаточно, и если ты не сможешь с ними совладать, то они беспощадно овладеют тобой, неся в свет собственные каноны прописных истин. Мы привыкли всё разделять, раскладывать по полочкам и совсем перестали учитывать общую целостность сущего. Мы считаем, что чёрного нет в белом и наоборот. Это просто невозможно, существуют лишь две крайности, понимание единства которых, оказалось слишком сложным. Контраст иллюзий начинает рушиться, открывая заблудшим пони истинный лик осознания всего и вся. В светлом появляется чёрное, а в чёрном проступает светлое, что порождает необъяснимое, пугающее смешение. Угроза наступает как изнутри, так и снаружи, безжалостно обрубая все пути отступления.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Автор рисунка: aJVL
12: Valkyrja 14: Baldr

13: Höðr

— С-нег! Сн-ег! Снег! Ид-ду! Ид-д-дём! Ид-ду сн-нег! Охота! Ур-р-рожай!

— Почтенный Предок, а с хомяками что?

— Ур-рожай! Добы-ч-ч-ча! Хом… хом… СКВАВК!

— Нет, я понимаю, что звучит глупо, но…

Шёл второй день путешествия в земли Кочевников, и Всеволод уже был морально готов кого-нибудь прикончить. На то у него была очень хорошая причина, даже две. Пусть поначалу путешествовать в компании было приятно, было с кем перекинуться словечком, но количество перекидываемых словечек быстро стало для него невыносимо утомительным.

Началось всё с Хельги, которая, открыв в себе дар речи, обрадовалась настолько, что говорила не переставая. Она даже во сне что-то бормотала. То, что словарь у неё был крохотный, да и понимала она из него хорошо если половину, ситуацию не улучшало. Впрочем, с этим-то он мог бы и справиться, в конце концов, в своё время он занимался как раз теорией обучения языкам, но, к сожалению, их компания Хельгой не исчерпывалась. Кургаш Иртэ была, наверное, очень приятной кобылкой, даже несмотря на её мерзкое настроение по утрам. Она была безупречно вежлива, обращалась к Всеволоду только как к Почтенному Предку, но кроме этого она ещё и хотела всё знать о мире до магии. В буквальном смысле всё, от человеческой анатомии до принципов работы ядерных реакторов. Реакторы Всеволода удивили, он не думал, что в диковато выглядящем мире современности кто-то о них слышал. Оказалось, что про реакторы Кургаш знает даже больше, чем он. Когда он спросил, как так может быть, она махнула копытом и ответила, что читала много старых книг в библиотеке Сарая, и что её всегда интересовала история.

Маленькому грифону было нелегко вынести неудержимый поток вопросов с одной стороны и шквал повторений случайных слов с другой. То, что Хельга всё ещё рассматривала Кургаш как ходячий запас еды на чёрный день, а Кургаш об этом прекрасно знала, только добавляло стресса. Труднее всего с этим было по ночам, особенно учитывая, что они углубились в область, снова вернувшую себе название Дикое Поле. Вокруг не было ни деревьев, ни холмов с пещерами, ничего, кроме громадной плоской равнины, покрытой белым снегом. Каждую ночь они откапывали в снегу нору, и втроём им было там достаточно тепло, но, чтобы Хельга не пыталась во сне жевать ближайшую часть тела Кургаш, Всеволоду приходилось устраиваться между ними. Да, это было самое тёплое место, но обе его подруги вели себя так, как будто он — плюшевая игрушка, которую во сне положено покрепче обнять. Объятия его не тяготили, а вот неизбежное перетягивание грифона, в которое они выливались было очень неприятно и только ухудшало его и без того мрачное настроение.

И как будто всего этого было мало, он чувствовал тяжесть своих собственных вопросов. Несмотря на уроки доброго доктора, его знания о мире вокруг были ничтожны. Пожалуй, даже Хельга могла бы ему рассказать немало полезного. По крайней мере, помочь с полётами, потому что, несмотря на недостаток практики, он чувствовал незримые потоки в воздухе куда сильнее, чем раньше. Настолько сильнее, что иногда ему казалось, что один взмах крыльев унесёт его за облака.

Так что, когда он почувствовал, что сейчас точно сорвётся, он взмахнул ими.

В следующий момент он обнаружил себя метрах в десяти над землёй, медленно плывущим над потоками раздражающих звуков. Ощущения от того, как ветер ласково несёт его над великими равнинами было настолько приятным, что ему потребовалось несколько мгновений, чтобы понять, что он оставил Хель и Кургаш вместе и без присмотра. Заложив крутой вираж направо, он развернулся, уже готовый к тому, что увидит грифоншу, готовящую пегаску к обеду, но вместо этого обнаружил, что Кургаш вцепилась в несчастную котоптицу и кричит что-то ей в ухо, не забывая при этом как следует встряхивать. Хель выглядела напугано, и почти не сопротивлялась, только вяло пыталась отпихнуть агрессивную пони от себя подальше. Всеволод быстро приземлился рядом, и услышал окончание тирады Кургаш.

— …и ты прекрасно знаешь, меня ничто не остановит, поэтому лучше скажи са… ой, Почтенный Предок, ты вернулся! — она немедленно отбросила ошеломлённую Хельгу и развернулась к нему с очень большой и очень страшной улыбкой. — А я просто спрашивала нашу подругу, не поучит ли она меня летать.

— Не сомневаюсь, — на самом деле, у Всеволода были сомнения в её честности, но он не стал их озвучивать. — В этом вопросе Хельга и впрямь неплохой учитель. Но… почему именно она? У вас же там должны быть другие пегасы? Почему они тебя не научат?

Кургаш поникла и повесила голову.

— Слабая кровь. Родичи не летают.

— Что ещё за «слабая кровь»? — заинтересовался Всеволод, продолжая путь.

Пегаска помолчала несколько мгновений, при этом выглядела она очень печальной и потерянной. Она расправила крылья и взмахнула ими, заставив снег вокруг закружиться, тяжело вздохнула и медленно заговорила.

— Почтенный Предок, ты знаешь, Возвратные, твои сородичи, дали начало моим сородичам. У живущих в городах запада и севера нет других Предков. Их земные пони сильны, единороги повелевают магией, пегасы летают в небесах, а сноходцы хранят ночи. Мы… мы другие. У нас были и другие Предки. Те, кто всегда были в этом мире. Те, кто служили твоим сородичам тогда, когда у вас было только две ноги. Они жили недолго, у них не было магии, но их было много, и они всегда были здесь. Когда стали появляться Возвратные, они пришли в табуны этих Предков и стали советчиками, учителями, правителями. Родителями. Часть их магии досталась их детям, но меньше, чем было у них самих. Жизнь детей была коротка, они не получали меток судьбы. Но некоторые дары магии были и у них. Они жили дольше, были сильнее, у некоторых даже были крылья и рога, но пегасы не могли летать, а единороги не могли поднять и крохотный камушек своей магией. Со временем, Возвратных Предков становилось всё больше, магия становилась сильнее. Мы нашли в ней свои пути, не такие, каким учат книги пони, чтущих Архив. Но искусство полёта нам всё ещё недоступно.

Она посмотрела вверх, на пробивающееся между облаками солнце, и Всеволод заметил, что в глазах у неё блестят слёзы. Кургаш моргнула и подняла копыто к небу.

— Я слышу, как оно меня зовёт. Всё время. Я знаю, моё место там. Но каждый раз, когда я пытаюсь туда отправиться, у меня ничего не выходит. Почтенный Предок, тебе повезло, ты чист. Твоя кровь не приковывает тебя к земле. Ты можешь повелевать небесами. Может, это звучит безумием… но, когда ты сейчас взлетел, я почувствовала, что тоже могу. Я ощутила великую реку, текущую в воздухе, как она тянет меня за перья, делает меня лёгкой, как снежинка… но потом всё исчезло. Скажи мне, Почтенный Предок, в чём секрет? Ты что-то сделал, но что?

— Хел! Хел! Хеел-ха! — посоветовала Хельга, пришедшая в себя и всё то время, пока Кургаш рассказывала историю, внимательно рассматривавшая крылья пегаски. Судя по всему, увиденное её совершенно не впечатлило, потому что она распахнула одно из крыльев лапой и принялась шумно чистить перья. Сделала она это настолько внезапно, что Кургаш целую минуту не пыталась вырваться. Впрочем, попытка вырваться ничего не принесла, грифонша держала крепко. Половина маховых перьев была безжалостно брошена на снег, да и остальные виды перьев ждала та же судьба. Когда Хельга закончила, крыло выглядело наполовину ощипанным, но Всеволод заметил, что все оставшиеся перья выглядят здоровыми, а на месте выдернутых уже вовсю растут новые. Закончив с одним крылом, Хельга перешла на второе, проявляя к мнению Кургаш примерно столько же уважения, как и с первым.

— Почтенный Предок, пожалуйста, останови её! Она меня без крыльев оставит! — взмолилась пони, с ужасом наблюдая, как её перья падают на землю.

— Поверь мне, она знает, что делает, — ответил Всеволод. — Я по крыльям не эксперт, у меня их три месяца назад вообще не было, но даже я вижу, что свои ты изрядно запустила. Ты хоть раз перья чистила?

— Перь… чего?

— Перья чистила. Это когда ты очищаешь их от мусора, убираешь те, которые уже готовы выпасть, чтобы дать место расти новым, и смазываешь их, чтобы они не болели… ты что, правда не знаешь? — такой внезапный пробел в знаниях ошеломил Всеволода. Он-то думал, что такие вещи в обществе, где у изрядной его части растут крылья, будут знать все. В конце концов, он сам научился этой процедуре у земного пони. Если уж и они знали… как это знание умудрились проморгать пегасы?

— Мы крылья не трогаем! — быстро ответила Кургаш. — Если много трогать крылья, можно ослепнуть! Так говорят все мудрые кобылы!

Всеволод почувствовал, что у него снова начинает болеть голова. Чем дальше, тем ему меньше хотелось знакомиться с конской культурой, в которой бытуют настолько суровые и безумные суеверия.

— Ну хорошо, я расскажу, что знаю, а Хельга…

— Хеел-ха!

— …да, именно ты. Она покажет, как это правильно делается. Но сначала я тебя научу чистить перья, а потом тебе потребуется несколько дней, чтобы перья немножко отросли. Итак, сначала надо научиться правильно пользоваться языком…

==Там же, два дня спустя==

— Княже! Мы снова нашли следы! Похоже, они с кем-то схватились! Посмотри, сколько перьев!

Громадный грифон осмотрел следы и нахмурился. Место и впрямь выглядело как поле боя. Вокруг были разбросаны вырванные перья, кое-где на снегу виднелись капли крови. Что именно произошло сказать было трудно, приближалась весна и снег уже начинал подтаивать, но судя по всему, небольшой отряд, по следам которого они шли весь предыдущий день, попал в засаду большого отряда Кочевников, и был ими захвачен. Если он хотел спасти котят, действовать нужно было быстро.

— Вызывай город. Мне нужен второй взвод, и не позже рассвета.