Awake

В пегасьем городе шел редкий снег, но никто не видел его – все улетели в Кантерлот на зимние праздники. Только маленькая Флаттершай осталась сидеть одна в облачном доме, окруженном плотными серыми тучами.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай

Снег перемен

Это порнография с Кризалис и Сноудроп. История о жертве и чудовищах всех мастей.

ОС - пони Кризалис Чейнджлинги

Past Sins - Trinkets / Побрякушки

Продолжение грехов прошлого (Past Sins)

Твайлайт Спаркл ОС - пони Найтмэр Мун

Второй шанс для Сомбры

Твайлайт прилагает все усилия. чтобы исправить короля Сомбру, но не всё идёт по её плану.

Твайлайт Спаркл Король Сомбра Шайнинг Армор

Заколебавшийся Брони и Нежданная Попаданка

Однажды, давным-давно... Кажется в прошлый четверг. Жил да был один в край заколебавшийся брони. Если еще несколько месяцев назад его распирало от дружбомагии и веры в людей, но в последние дни он мечтал лишь быстрее попасть домой, промотать в замониторье время до вечера, а после сна опять идти на работу. От заката, до рассвета, от зарплаты до зарплаты... Он уже спокойно как слон реагировал на все новое в своей жизни, с безразличием проглядывал новые серии любимого сериала... Пока однажды, придя домой не обнаружил в своей кровати лошадь. Да не простую – а цветастую, с рогом и с разумом в глазах, сиреневую лошадь, которая сжимала его плюшевую поньку. Увидела лошадь человека, и молвит ему человеческим голосом, но диалектом заморским который в рамках необходимости и нежелания изгаляться Русским записан: "Привет? Где я, и почему у вас есть плюшевая... Твайлайт?" Хотя скорее всего все началось не совсем так... Было больше драмы, больше страсти, больше крови! Впрочем сами увидите...

Человеки Старлайт Глиммер

Селестия — крылатое выражение

Принцесса Селестия узнаёт, что её имя — крылатое выражение, которое пони используют каждый божий день.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна

Падение Эквестрии

Война пришла в Эквестрию. Страна пони подвергается жестокой атаке иноземных захватчиков. Кто они, что привело их в Эквестрию, какие у них цели? Война не обходит стороной и шестерых лучших подруг из Понивилля.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Спитфайр Сорен Другие пони

Кукловод

Теплый, ламповый рассказ с неожиданным окончанием.

Трикси, Великая и Могучая Другие пони

Дымный цикл

Маленький сборник зарисовок, ничем особо между собой не связанных — кроме того, что важную роль в них играют курящие поняшки. Ничего не знаю, у всех свои фетиши... и вообще, одними носочками сыт не будешь!

Рэйнбоу Дэш Трикси, Великая и Могучая Другие пони Человеки

Осознание – путь к пониманию

Осознание – путь к пониманию. Хорошее наставление, не так ли? Вот и мне нравиться. Но осознать мало, надо на эту дорожку еще иметь смелость вступить. А ступив, не оступиться.

Принцесса Селестия Человеки

Автор рисунка: Siansaar
Часть 7 (Основатели) – Глава 3 Часть 7 (Основатели) – Глава 5

Часть 7 (Основатели) – Глава 4

Шедоуспикер — Shadowspeaker — Голос Тени

Джозеф ещё раз, по одному, проверил переводы, разложенные вокруг него. Каждый он перечитывал уже тысячи раз, и оригиналы, и получившиеся в итоге описания. Даже теперь, когда он знал используемый сектой простой шифр, его всё равно передёргивало от узоров, в которые складывались фразы, будучи записаны рунами. В рунах было что-то особенное, что-то, что книги описывали чуть ли не священным. Руны давали всему миру новые команды. То, что кто-то использовал их для того, чтобы рвать холст, вместо того, чтобы усиливать его, вызывало у Джозефа отвращение.

H-tul-q-kar-ydk-qh-bvlt-tul-p-mak-kar-xb-tu-kar-vp-tul-pcz-kum-jq-kar-nml-pw-tul-mwfg-x-kum-n-kum-tul-dbbqf-lv-tul-x-mak-kum-min-hpfl-min-mes-gmyh-p-tul-vri-hh-min

Триумф в филадельфии, Шедоуспикер приказывает собраться в Александрии. Торопитесь.

Kum-b-kb-tul-zgzyz-hkm-xqqhqpqr-k-min-pq-yqwqz-hkmmq-drvy-vri-mes-tul-dbbqf-wp-tul-f-kh-tul-tul-k-rh-kum-ndcb-bbqw-tul-tul-tul-dy-mes

Дети мои, обманутые знали этих пони. Соберитесь, чтобы мы могли уничтожить их след.

Kar-kar-t-nt-kar-w-bb-tul-bn-bbqm-vmy-min-w-kar-t-vq-p-kar-qhp-mak-g-mes-min-fx-hk-min-n-wbr-vri-nt-mak-b-min-lq-p-kar-qhp-mak-g-vri-cxz-vri-m-kum-tul-jhv-nd-min-hz-m-tul-tul-kb-mes

Все, кто думают, что видят, ослепнут. Все, кто знают, что ослеплены, обретут истинное зрение.

Конечно, в сообщениях, перехваченных по радио, не было ничего настолько же тревожного, как в том, что они нашли в надписях в доме. Джозеф не смог заставить себя зайти в подвал, как не смог никто из бывших сектантов. Вместо этого они заставили Тейлор послать туда дрона, чтобы всё сфотографировать. После этого они устроили из дома то, что им всем понравилось – костёр.

К тому моменту весь бензин уже испортился, а холодный воздух раннего декабря практически обжигал ему кожу даже сквозь мех, если он выходил на улицу без тёплой одежды. Впрочем, горел бензин, даже испортившийся, неплохо. Джо даже представил себе, как слышит раздающиеся из подвала крики, пока тот сгорал вместе с отвратительными рунами.

Книги они, тем не менее, спасли, невзирая на возражения Сайт и других бывших сектантов. Они отдали все тома HPI, единственным людям на Земле, кто не мог попробовать воспользоваться содержащейся там магией. Если в развлекательной литературе было хоть сколько-то правды, в этих страницах могло скрываться какое-нибудь зло. Если CPNFG могло убить Одиума, они решили, что его должно хватить чтобы убить любую гадость, которая там могла прятаться. И так как звонки человеческих друзей не прекратились, Джо предположил, что это сработало.

Даже верхние этажи дома были исписаны шифром, пусть в нём и не было магии. Он прочитал общий список членов секты, отсортированный по должности и заданию, и содрогнулся, обнаружив, что в Александрии из него не было и половины. И самым неприятным было то, что наверху пирамиды было ещё одно имя, равное Райяну. Кто был этот Шедоуспикер? В его подчинении значилась почти дюжина пони, все с эквестрийскими именами.

Что им могли про это рассказать пони секты Одиума? Только то, что Найт Спикер был единственным, вступавшим в контакт с этим пони со странным именем, похожим на его собственное, и что Одиум обычно сообщал информацию, касающуюся миссий, только тем пони, кто в них непосредственно участвовал. На доске было написано только одно слово, почерком, который Джозеф уже научился узнавать как работу Найт Спикера. «Харибда».

Джозеф допросил всех сектантов индивидуально (кроме тех, кто явно не был достаточно «здесь», чтобы их имело смысл спрашивать). Никто из них не смог рассказать ему что-либо сверх того, что выдавал быстрый запрос к Википедии. Громадное морское чудище, глотающее корабли? Понятно, что такое не могло попасть на Землю. Но других идей у него не было.

Что делал Джозеф, когда у него заканчивались идеи? Проводил время с Морией. Он это делал несмотря на то, что это было уже не так весело, как когда секс был чем-то новым, необычным и лишённым последствий. Теперь он боялся, что может повредить ей живот, если будет слишком сильно налегать, а само нахождение от неё поблизости было напоминанием о том, что впереди его ждала ответственность. Джо был не против, если это означало, что у него останется свободное время, чтобы тратить его на видеоигры. Он просто… не ожидал, что станет отцом, по крайней мере, ещё несколько лет. Справится ли он?

Он поигрывал в The Sims каждые несколько дней, для тренировки, и был готов выцарапать себе глаза, пытаясь понять, почему хоть кому-то может нравиться заводить семьи или играть в The Sims. По крайней мере, настоящую семью не выпустят в Origin.

Джо не был похож на Морию, у него не было места, куда можно было бы отправиться чтобы спустить пар. Она сказала ему, что не против того, чтобы он при нужде использовал её лес, но он не видел смысла. Каким образом деревья ему помогут лучше себя чувствовать? Даже видеоигры не всегда могли ему помочь, и в конце концов, даже самые интересные игры могут наскучить. И пока какие-то пони, разбирающиеся в компьютерах, не займутся производством новых, появления свежих игр ожидать не приходилось. И уж точно не игр ААА-класса. Когда он задумывался о ужасной несправедливости, которой было попадание в общество мусорщиков, ему хотелось что-нибудь сломать. Почему он не мог вернуться через несколько тысячелетий, когда кто-то уже снова изобрёл компьютеры и снова можно было жить нормальной жизнью?

Джозеф был из тех людей, кто может неделями питаться одним и тем же, но перспектива прожить всю жизнь не меняясь была ему отвратительна. Он стал программистом-разработчиком потому, что ему нравилось создавать новое. Ему нравилось смотреть, как это новое используют другие люди, чувствовал, что дал им что-то, создав систему, от которой зависела их работа. Даже база данных или локальная напоминалка, или что-то другое, всё ещё помогали бы людям, несмотря на то, что пользователи вряд ли когда-нибудь узнают, как его зовут.

Что могло помочь Джозефу снова почувствовать себя нужным? Ему надо было что-то создать, что-то большее, чем натренировать себя в использовании магии пони, или наделать ещё пони.

Чтобы понять, чем он хочет заняться, ему потребовалось несколько дней, на протяжении которых он не занимался ничем из того, что он должен был делать. Ему было плевать – Алекс была без сознания и не могла его доставать по этому поводу. Кто мог его упрекнуть в том, что он недостаточно быстро оцифровывает книги, Клауди Скайз? Сама идея, что она хоть на кого-то может повысить голос казалась смешной, несмотря на все сказки сектантов о том, как она вызвала целую бурю.

В конце концов, идея пришла к нему, полностью оформившаяся, как Афина в разуме Зевса. Он знал своё предназначение настолько же чётко, как если бы ему кто-то рассказал. Что-то достаточно сложное, чтобы стоило затраченных сил, но при этом доступное, учитывая ограниченные ресурсы, и, при этом, достаточно стоящее, чтобы можно было заниматься им всю жизнь и не заскучать. Если Алекс когда-нибудь проснётся, даже она не могла быть против избранного им курса. Она бы его, пожалуй, даже похвалила за идею.

У Александрии была библиотека, но не было школы. Настоящая Александрийская Библиотека была не просто запертыми в заплесневелых подвалах свитками, её смысл был в том, чтобы собирать вместе лучших учёных мира. Его миру требовалось нечто иное – у них были ресурсы одной цивилизации, которые следовало сохранить, и силы другой цивилизации, которые предстояло открыть. На них из глубины времён сыпался никогда не иссякающий поток учеников. Насколько быстрее станет развиваться мировое общество, если у всех них будет место, куда можно прийти и быстро научиться пользоваться своими новыми возможностями?

У них были не только книги, у них были ещё и учителя. Настоящие эквестрийские пони, которые могли этим заняться. Бывшие сектанты? Возможно. Но какая от них городу польза, займись они чем-то другим? Зачем зря тратить их время на то, чтобы тянуть плуги и прокладывать трубы, когда для этого всего были бывшие люди? Если судить по последней паре месяцев, пилигримы, заинтересовавшиеся библиотекой, продолжат прибывать каждую неделю, и по крайней мере кто-то из них захочет остаться.

Они проголосовали по поводу этого проекта вечером того же дня. Впервые с момента прихода идеи со спутниковыми телефонами, одна из идей Джозефа была встречена поддержкой и энтузиазмом со стороны всепони. Мории она особенно понравилась, потому что обеспечивало её занятием на те шесть месяцев, когда она потеряет возможность заниматься физическим трудом. Пони Одиума из Эквестрии тоже обрадовались, потому что без земных навыков их пришлось назначить только на работы, не требующие образования. Как сказала Сайт: «Если мы можем заслужить прощение за сожжение ваших книг тем, что поделимся своим знанием, мы рады помочь».

В городе не было университета, в нем даже скромного колледжа не было. Вместо этого решено было использовать старшую школу, заменив парты и другие принадлежности на более подходящие по размеру для пони, позаимствованные в начальной школе. Кроме того, в школе была библиотека, которую они могли расширить, используя коллекцию ставшей небезопасной Парижской Публичной библиотеки, а также цифровыми версиями эквестрийских книг. Имело смысл собрать все знания в одном месте.

Он организовал всю систему с использованием компьютеров, распределив классы и назначив каждому студенту партнёра для совместной практики. В школе должны были появиться отдельные зоны для каждой эквестрийской расы, потому что каждая имела довольно уникальный набор способностей, несовместимых с другими. Единственным исключением был полёт, примерно одинаковый у всех рас, умевших летать.

К тому моменту была уже середина декабря, слишком холодная, чтобы что-то сажать, и слишком холодная, чтобы комфортно работать на улице. Алекс, наверное, всё равно бы их выгнала расширять ёмкость солнечных батарей, копать новую канализацию или на ещё какую-нибудь неприятную работу. Вместо этого всепони в городе начали проводить хотя бы часть дня в школе. Джозеф стал исполнительным директором нового университета, и под его руководством школа скоро превзошла трейлерный парк в качестве центра общественной жизни Александрии.

Изучать книги нравилось всем, включая его самого. Когда пони показывали, как делать вещи, о которых говорили книги, получалось ещё лучше. Джозеф был настолько же ученик, насколько всепони остальные, хотя единственная единорожка из сектантов, полностью сохранившая разум, была настолько впечатлена его магией, что взяла его помощником в свой класс базовой левитации.

Когда его стремления наконец получили выход в чём-то, что для него было важно, время обрело иной смысл. Он очень много работал – директор университета был ещё и администратором, секретарём, веб-девелопером и следил за порядком. Чаще всего это значило, что он жертвует свободным временем или временем учёбы на нужды растущего колледжа. И это было хорошо, потому что он сам решил пожертвовать себя школе. Это было не задание, пусть даже и разумное, вроде тех, которые ему давала Алекс. Это была его идея, и это была хорошая идея.

Шёл снег, пусть и несильный. Он расположился в кабинете директора. У его копыт, на тёплом ковре, устроилась Мория, наблюдавшая за тем, как он работает, левитируя несколько разноцветных маркеров и делая ими записи на стекле. Он отслеживал прогресс по дням, отмечая каждый класс и делая небольшие пометки для каждого ученика. Пока его колледж был таким маленьким, он мог себе это позволить.

Мория потыкала в его ноги своей головой и простонала:

— Джозеф, достаточно уже. Иди сюда, я нашла кое-что приятное. – Он взглянул вниз и заметил, что она принесла бутылку с чем-то (скорее всего, поганым безалкогольным пойлом из тех, которые она теперь пила), и портативный DVD-проигрыватель.

— Только если оно не скучное. Ненавижу скучные фильмы.

— И не близко даже! – она потянула его за ногу, в этот раз сильнее. – Ты же знаешь, я их тоже ненавижу. Это классика. Матрицу помнишь? Мне казалось, компьютерные гении её любили.

— Компьютеры девяностых, ура, — фильм ему нравился, но он не собирался ей это показывать. Поэтому он сделал целое представление из выключения компьютера, ворча, пока выбирался из кресла, и погасил при помощи телекинеза свет. Тем не менее, он уселся возле неё в удобной для пони позе, и натянул на них двоих одеяло. Он разлил напиток, пока она возилась с плеером. Последнее время Мория охотней проводила с ним время, учитывая, что чаще всего он был слишком занят работой и слишком уставал, чтобы заниматься чем-то, требующим таких усилий, как их времяпровождение раньше.

И это было хорошо. Он тоже был не против проводить с ней время. Не то чтобы он требовался где-то ещё. Фильм начался, они прижались друг к друг, а снаружи мела метель.

Печалило, что их лидер не может увидеть, во что превращается Александрия.

Но это тоже было не страшно. Засыпая под звуки фильма возле своей кобылы, единорог Джозеф представлял, что это именно то, что Алекс для них хотела.