Поколение Хе. Про Зебрику. Часть третья

Как же смотрят подданные на деяния царственной четы? То есть те подданные, которым дозволено что-то знать и понимать.

Цена ошибки

Старлайт Глиммер - сильный и способный маг, чьи способности превосходят даже способности аликорна, принцессы Твайлайт Спаркл. Той самой, что разрушила всё, созданное Старлайт с таким трудом, уничтожила её давнюю мечту о равенстве! Перенестись в прошлое и отнять у неё её друзей - это будет справедливо. Она, конечно, говорит, что игры со временем опасны, а её с подругами дружба важна для всей Эквестрии... Но это же не может быть правдой?

Твайлайт Спаркл Старлайт Глиммер

Не оглядывайся

Что с тобой будет,если поймёшь что привёл свой кошмар туда,где ему не место?

Принцесса Селестия Человеки

Дружба — это натурфилософия / Friendship is Physics

Старсвирл Бородатый, изгнанный принцессой Платиной, в тревоге за собственную жизнь. Он посылает Кловер Премудрой письмо, в котором кратко излагает свои взгляды на природу естественного мира, происхождение пони и их будущее.

Другие пони

Эквестрия 2033: мечта за гранью смерти

30 лет прошло после ужасной катастрофы мирового масштаба. Желание ученых создать новую магию привело к ней. Воздух стал ядовит, вода загрязнена, монстры живущие в мире, изменились и стали смертельно опасны. Группа ученых, желая вернуть все на круги своя, пытается создать заклинание, которое сможет приспособить загнанных в подземелья пони к внешнему миру. В какой-то момент эксперимент выходит из-под контроля и группа теряет бункер, оставаясь один на один с жестоким внешним миром. Твайлайт в суматохе все-таки умудряется спасти незаконченный образец. Во время аварии и часа после нахождения во внешнем мире многие из них гибнут. Лишь благодаря усилиям главы охраны удается спасти немногих от верной смерти. Группу выручает пришедший посмотреть причину взрыва незнакомец, который отводит их в более или менее безопасное место.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Принцесса Селестия Принцесса Луна Зекора Трикси, Великая и Могучая Вайнона Другие пони ОС - пони Бабс Сид Принцесса Миаморе Каденца

Что с принцессой

Принцессой Селестией овладел странный недуг, и Твайлайт всеми силами пытается понять, в чём же дело.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Дискорд Стража Дворца

Посылка на день рождения

Дерпи уже предвкушала, как вернётся домой и отметит свой день рождения, когда внезапно ей подкинули работёнку. Доставить одну посылку - ничего сложного для такого опытного почтальона. По крайней мере, так думала пони, но у самой посылки были другие планы.

Дерпи Хувз Другие пони

Идеальная

Любой пони скажет вам, что Принцесса Селестия самая восхитительная пони во всей Эквестрии. Она грациозна, она прекрасна, и она всегда знает, что сказать. Мудры ее решения и бесподобны манеры. Кто-то даже мог бы сказать, что она само совершенство. Однако у Селестии есть один секрет. Оказывается она действительно само совершенство. Она абсолютно идеальна вплоть до мельчайших деталей. И ее это бесит. И вот она решается сделать плохо хотя бы одно незначительное дело. Конечно же, у нее ничего не выйдет. Ведь, в конце концов, она само совершенство.

Принцесса Селестия

Сестринское единство

взаимоотношения Сестер. тысячу лет назад и сейчас

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Аполлон

- Хьюстон, у нас... пони?

Принцесса Луна

Автор рисунка: Noben
Паб, копыта, два героя Эва головного мозга

Квест всех пьяниц

Так... В общем, со следующей главой мороки будет больше, она появиться... Потом... Скоро... Но она есть! :D
Кстати, если что не так — сообщите.

Осушив одним глотком сосуд подозрительной жидкости, Довакин резко изменился в лице и страдальческим голосом поинтересовался у барпони:

— Где здесь туалет?!

В ответ красношёрстный единорог указал копытом на дверь в дальнем конце зала.

Конарик гепардом метнулся к заветной цели, сбивая по пути немногочисленные препятствия в виде столиков и стульев.

Спустя буквально пару секунд из туалета послышались звуки обильной рвоты, а в приоткрытую дверь был заметен длинный хвост, качающийся вверх-вниз в такт этим звукам. Хозяин заведения невольно подумал о том, что, будь его новый клиент кобылкой, он бы непременно споил его, а затем...

Но вот земнопони вышел из туалета и впился в хозяина злобным, можно сказать, хищным взглядом. Именно так древесный волк смотрел бы на жеребёнка, загнанного в угол. Жеребец невольно сжался под пристальным взором кроваво-красных глаз.

— Ну что же, — начал Довакин, — полагаю, я заслужил свою выпивку.

— Заслужил, — подтвердил барпони. — Что будешь заказывать?

— Пока не знаю. Огласи-ка ещё раз список того, что имеется.


Находиться на вечеринке мне не особенно хотелось. Во-первых, излишнее внимание к своей персоне мне сейчас ни к чему, а со мной тут знакомятся все кому не лень, уже, наверное, с половиной города перезнакомился. Во-вторых, вечеринка хоть и весёлая, но какая-то детская. Опять же, игры эти дурацкие, Пинки Пай уже достала просьбами в них сыграть.

В общем, я решил свалить с этого мероприятия. И свалил, пока все отвлеклись на что-то.

Теперь путь мой лежал куда подальше отсюда. Пошатаюсь по городку, может, найду чего интересного, а там, глядишь, к ночи все разбредутся по домам, и настанет тишь да благодать.

Вот так, блуждая, я и наткнулся на это здание. Паб "Гарцующая кобыла". Пожалуй, тут можно немного посидеть, может, и выпить чего за чужой счёт удастся.


Конарик медленно потягивал свою выпивку, наблюдая за пони, рассредоточенными по залу. Он был уже весьма пьян, поскольку после перерыва в несколько столетий увлёкся и не заметил, что нынешнее тело отнюдь не столь выносливо в отношении алкоголя, как тело норда.

Но собственное состояние сейчас мало заботило Конарика. Настроение его с каждым глотком взлетало всё выше, и даже попытка одного пьяного жеребца, перепутавшего его с кобылкой, познакомиться, не смогла понизить эту планку. Тому жеребцу, кстати, хватило одного удара копытом по голове, чтобы отправиться в нокаут, после чего его друзья оттащили тело неудачливого казановы на улицу.

Конарик был уже близок к состоянию, в котором вскочить на стойку и начать отплясывать кажется единственно верным поступком, когда в помещение паба вошёл белый пегас с чёрными крыльями.


"Да он, однако, пьян, — подумал я, глядя на знакомую рожу рядом с барной стойкой. — Хм, а ведь это неплохой шанс расспросить его. Уверен, пьяные пони не менее разговорчивы, чем пьяные люди. Просто нужно быть осторожнее, и всё будет в ажуре".

Подойдя к стойке, я плюхнулся на соседнее место.

— Чего делаешь? — поинтересовался я, чтобы завязать разговор.

— Разве не видно? — ответил мне Конарик хмельным голосом.

— Слушай, можно тебя немного расспросить?

— Да, конечно, почему нет? — легко согласился этот пьяница.

— Ты правда убил Алдуина? — понизив голос, чтобы не слышали другие, начал я расспросы.

— Да. Кстати, это было не так уж и просто, пришлось погонять тварь по всему Совнгарду. Ещё и придурки эти мёртвые не стали мне помогать, — ответил Конарик в полный голос. Хорошо хоть на фоне общего шума посетителей его не особо слышно.

— Не помогали? Почему это?

— Они на меня обиделись.

— Из-за чего?

— Да так, мелочи. Не важно, — отмахнулся мой собеседник. В принципе, он прав, есть и поважнее вопросы.

— Господа, будете ещё заказывать? — вдруг спросил подошедший пони.

— Нет, спасибо, — отказался я. Не нужно мне сейчас пить.

— А мне повтори, — заявил Конарик, и пони, кивнув, удалился.

— Итак, продолжим. Ты знаешь что-нибудь о вампирах клана Волкихар?

— Какого-какого клана? — переспросил Конарик. Видать, в нынешнем состоянии он сложные слова не воспринимает.

— Те, которые хотели забрать Лук Ауриэля, потушить солнце, — пояснил я.

— Аааа... Эти... Да, знаю таких.

— И что с ними?

— Мертвы, — будничным тоном ответствовал Конарик. — Как, впрочем, и Стража Рассвета.

Блин, хоть бы не услышал кто, иначе огребём мы оба от здешних властей, за массовые убийства... А вообще странно, я конечно, понимаю, реальный мир — не игра, но всё же подобного расхождения с каноничной историей я не ожидал.

В этот миг вернулся барме... тьфу, барпони, и принёс ещё бутылку какого-то пойла, которого Конарик тут же щедро себе плеснул.

— Ладно, а что с Мирааком? Его тоже... того?

— Конечно. Кстати, его было даже жаль слегка, — жеребец посмотрел на дно пустой кружки. — Впрочем, оно того стоило!

— В самом деле?

— Конечно! Вот подумай: титул Чемпиона самого Хермеуса, бессмертие, пусть и второе по счёту...

— Стоп, секунду, — прервал я собеседника. — Что значит "второе"?

— Ну так я же ещё до того лордом-вампиром стал.

— Понятно всё с тобой.

Конарик лишь хмыкнул и допил кружку.

— Не знаю, как тебе, а мне надоело здесь рассиживаться, — заявил он и направился к выходу.

Я, подумав секунду, как следует хлебнул из бутылки и направился за ним.

— Так куда идём? — спросил я, догнав его уже на улице.

— Хм,- жеребец осмотрелся, затем, словно увидев нечто, понятное только ему, указал копытом куда-то в сторону и молча направился в этом направлении.

Я последовал за ним. Идти пришлось недолго, и вскоре мы уже вышли из городка. Впереди замаячил небольшой холм. Мы взошли прямо на его вершину, и там Конарик остановился.

— Дошли? — поинтересовался я, встав рядом. — Что дальше?

Вместо ответа Конарик посмотрел вверх и внезапно выкрикнул: "Lok Vah Koor!"

— Ты перебудить всех решил что ли? — прикрикнул я, потряхивая головой в попытке избавиться от звона в ушах

— Нет, всего лишь рассмотреть.

— Что?

Довакин пропустил вопрос мимо ушей и уставился на небо. Я, за неимением других вариантов, тоже глянул туда. И обомлел.

Мне предстало совершенно безоблачное небо, всё усыпанное яркими огоньками перемигивающихся звёзд. Венчала же это зрелище полная луна, мягкий свет которой, казалось, был разлит в воздухе вокруг меня. Открывшаяся мне картина завораживала, унося разум в такие дали, из которых, казалось, никогда уже не вернуться.

— Красивое зрелище. Но небеса над Тамриэлем всё же красивее, — внезапно раздался голос Конарика, вырывая моё сознание из пучины.

— А мне до этого момента никогда не приходилось любоваться небесами, — признался я.

— Неужели?

— Да, — я невесело усмехнулся. — Мне это занятие виделось бесполезной ерундой. Так что если я и обращал лицо к небу, то только за тем, чтобы глянуть на погоду.

— В таком случае ты многое потерял. Лично я вечно буду помнить Массер и Секунду, не говоря уж о блистающем в небе северном сиянии...

— Возможно ты прав, я действительно потерял многое...

Мы бы так и продолжали стоять, любуясь красотами местного неба, если бы не кое-кто, решивший нас прервать.

— А вот и вы! Наконец-то я вас нашла! — внезапно раздался рядом со мной знакомый голос.

Дёрнувшись от испуга, я повернулся к его источнику и обнаружил Пинки Пай.

— Прошу, не пугай меня так больше! — попросил я. — Так и до инфаркта недалеко!

— Оки-доки-локи! — откликнулась Пинки. По-моему, она меня даже не расслышала. — Почему ты ушёл с вечеринки? Тебе не понравилось?

— Ну, не то что бы... — протянул я, отчаянно пытаясь выдумать отмазку. — Просто... мне не слишком нравится находиться в большой компании пони, с которыми я почти не знаком.

— А ты познакомься с ними поближе, и всё будет распрекрасненько! — предложила Пинки. — Идём, нас ждёт вечеринка!

— Я, пожалуй, не против сходить, — вдруг подал голос Конарик.

— Неужели ты всё-таки решил изменить своё отношение к вечеринкам? — мгновенно переключилась на него розовая бестия, явно страдающая передозировкой кофеина.

— Что-то в этом роде, — ответил ей Конарик.

— Тогда жду вас обоих! Поторопитесь!

Договорив, Пинки Пай чередой прыжков умчалась в городок. Я недоверчиво глянул на Конарика.

— Ты действительно хочешь туда пойти? — вопросил я.

— Да. Полагаю, это будет весело.

— Ну не знаю, как по мне, эта вечеринка выглядит слегка детской.

— В таком случае, пожалуй, самое время внести в неё немного разнообразия, — ухмыльнулся Конарик. — Так что, ты идёшь?

— Да, иду, — после секундного раздумья ответил я.

По крайней мере, понаблюдать за пьяными выходками Конарика будет интересно. К тому же, еда там вполне себе вкусная...


Следующие часы для жеребца прошли как в тумане, и запомнил он немногое. В отличие от остальных, которым его выходки запомнятся надолго. Впрочем, Конарику для понимания произошедшего хватило бы и нескольких фрагментов из тех, что остались в его памяти:
"- ...Таким образом, компания "Рога и копыта" теряет почти десять процентов годового дохода безо всяких причин! — с энтузиазмом вещал престарелый пони.

— Да, это действительно проблема! — ответил Конарик. — Но если они продадут часть своих акций..."
"- ...И что было потом?! — с интересом спросил нежный голосок маленькой кобылки.

— Потом? — азартно прозвучал голос Довакина. — Потом я попытался надеть ему на голову корзину, и вроде бы план был идеальным..."
" — Слушай, я знаю, что это странно, — начал Конарик, — но ты мне нравишься! И... я бы не против, скажем, сходить с тобой куда-нибудь... — смущаясь и краснея, говорил он.

— Отстать от меня, нетрадиционалист треклятый! Чтоб тебе яой до конца жизни снился!"


Утро встретило жеребца весьма сильным похмельем. У него даже возникла мысль, что вчера кто-то накостылял ему по голове.

Конечно, Конарику приходилось переживать подобное и ранее, например, когда Лорд Мора в стремлении научить своего Чемпиона импровизации переместил его в тело больной беременной собаки и велел выбраться из пылающего города, который штурмуют дремора, а затем вырастить следующее поколение. Конарику пришлось несладко, но каким-то чудом он всё же выполнил поставленную задачу. А ещё опыт хождения на четырех ногах пригодился ему в этом мире... Да... Действительно, Даэдра мудры в своей жестокости...

Наконец он более-менее пришёл в себя и порадовался хотя бы тому, что лежит на кровати. Впрочем, радость была недолгой.

Попытавшись было встать, Довакин обнаружил другую, не менее неприятную вещь, чем похмелье. Пинки Пай. Точнее, тот факт, что он спал с ней в обнимку. Маленькая пони уместилась под боком жеребца, крепко обнимая его, тем самым не позволяя двигать одним копытом. Ещё страшнее было выражение её лица, не стандартная "буйная и беспричинная радость", а вполне себе довольная улыбка. Крайне довольная.

Жеребец, руководствуясь древними инстинктами, решил свалить от греха подальше, ибо неизвестно, что предпримет Пинки, обнаружив себя в таком положении.

Первая попытка не увенчалась успехом. Едва лишь жеребец двинулся с места, Пинки тихо промычала что-то, заставил Конарика замереть. Но едва он решил попробовать вновь, как один её глаз медленно открылся.

— О, ты проснулся, — тихо прошептала она, при этом крепче сжимая в объятиях Конарика.

— Пинки Пай, может, всё же отпустишь? — настойчиво попросил жеребец.

Кобылка вновь промычала что-то невразумительное и, уткнувшись мордочкой ему в грудь, обняла его ещё крепче. Конарик лишь вздохнул, смиряясь со своим положением. Крепость объятий Пинки он знал не понаслышке.

Так они пролежали ещё какое-то время, пока пони-праздник всея Понивиля не решила проявить активность.

— Понеси меня, — тихо раздалось из её уст.

— Чего? — опешил от неожиданной просьбы Конарик.

— Пожалуйста, донеси меня до кухни, — проговорила Пинки, переваливаясь через жеребца и охватывая его за спину.

Подумав пару секунд и решив, что пить ему хочется всё же больше, чем сбросить пассажирку, Конарик, пользуясь освобождёнными копытами, сумел встать и, пошатываясь и матерясь про себя, побрёл на поиски кухни. Таковая нашлась очень быстро.

Следуя указанию Пинки, он ссадил её на стул и, более ничем не удерживаемый, со всей возможной скоростью принялся на поиски воды. Найденный графин с вышеуказанной жидкостью был опустошён в мгновение ока, после чего состояние жеребца и его настроение резко поползли вверх.

Прикинув, что прокопаться на кухне в поисках съестного можно ещё очень долго, Конарик нашёл целесообразным разбудить Пинки Пай, уже успевшую задремать, положив голову на стол, что немедленно и проделал.

— А, что? — пробормотала пони, с трудом приподнимая веки.

— Где здесь найти съестное? И ещё, найдутся ли ингредиенты, необходимые для приготовления кофе?

— Кофе... — протянула Пинки. — Да, кофе с кексиком будет в самый раз. Наполни чайник и поставь его на плиту, пожалуйста.

— Эм... А что такое "плита"?


— Так что вчера было-то? — начал расспросы Конарик, потягивая кофе и поедая кексы, которые, на его счастье, оказались крайне вкусными.

— А ты что, не помнишь? — удивилась Пинки Пай, которая уже успела выдуть две кружки бодрящего напитка.

— Не особо...

— У-у-у! Тогда слушай! В начале, когда мы только пришли к Лире, тебе было ну о-о-очень скучно, но потом, проведя какое-то время за столом, ты всё же развеселился!Потом ты обсуждал с Филси Ричем проблемы фондового рынка минотавров, и, насколько мне известно, помог решить какую-то проблему с одной странной компанией. Кстати, откуда ты всё это знаешь? Вот меня он, например, ни разу не подпускал к своим бумажкам, а тебе, напротив, пытался подсунуть! Нечестно! Я тоже хочу посмотреть на них!

— Пинки, вернёмся к пересказу вчерашних событий, — попросил Конарик.

— Ах, точно! Дальше ты танцевал прямо на обеденном столе! Это было та-а-ак круто! Ты буквально крутился на задних копытах! А затем ты слегка устал и, чтобы передохнуть, стал рассказывать жеребятам, как ты пытался... Если честно, я так и не поняла, о чём именно ты рассказывал, но ты очень много говорил им о вёдрах, и о том, что ни в коем случае нельзя обижать куриц! Иначе придут злые дяденьки, "стражники", и напинают тебе круп! А ещё ты что-то говорил о ценностях помидорок. Я, кстати, тоже их очень-очень люблю! Они такие красненькие, и...

— Пинки, ты отвлеклась.

— Ой, прости! Так, потом ты что-то сказал Филу, после чего вы несколько минут играли в догоняшки! Фил ещё так забавно кричал! Я, правда, не совсем поняла, что именно, но наверняка что-то весёлое!

На этот моменте Конарик внутренне содрогнулся, припоминая кадры тех "догоняшек" и ругательства, которыми наградил его пегас.

— Ну, а после этого вечеринка подошла к концу. Вот и всё! — тем временем закончила Пинки свой рассказ.

— Погоди, а как я у тебя в кровати оказался?

— Просто ты вчера сказал, что тебе далеко идти до дома, и я решила приютить тебя на ночь!

Конарик с удивлением взглянул на Пинки, которая с абсолютной непосредственностью взялась за уничтожение очередного кондитерского изделия. Нет, он был рад тому, что всего лишь спал рядом с ней, и тем не менее, мозг его был весьма удивлён тем фактом, что некая пони проспала всю ночь с представителем противоположного пола в одной кровати и теперь столь спокойно к этому относится.

— Знаешь, я, пожалуй, пойду, — Конарик отставил кружку и встал на все копыта. — Благодарю за ночлег и завтрак.

— Всегда пожалуйста! Заглядывай почаще! — раздалось в спину бредущему к выходу жеребцу.


Отойдя подальше от «Сахарного уголка», Конарик, дабы отвлечься от неправильных мыслей, решил найти себе занятие на день. В итоге его выбор пал на посещение полуразрушенного замка в Вечносвободном лесу, ибо он был уверен, что это строение скрывает ещё не одну тайну.

Впрочем, трудности пути по лесной чащобе быстро вышибли из головы жеребца лишние мысли, оставив там только словарь нордского, и не только, мата. Поэтому выскочивших ему навстречу древесных волков в количестве трёх штук Довакин воспринял с радостью – для него это было прекрасной возможностью отвести на ком-то душу.

Пока он прикидывал, чем бы убойным в них запустить, двое волков стали обходить его с разных сторон.

— Хм, а вы поумнели с нашей предыдущей встречи, — вслух подметил Конарик.

Не дожидаясь, пока противники закончат манёвр, жеребец испепелил стоящего перед ним струёй пламени. Это послужило сигналом к атаке для двух других. Они бросились вперёд, надеясь ударом с двух противоположных сторон выгрызть себе победу. Но жертва оказалась куда умнее охотника.

Wuld! — крикнул Довакин, и в следующий миг волки, не успевшие затормозить, столкнулись, буквально переломав друг друга на веточки.

— Это было просто, — объявил Конарик, и тут же, развернувшись к неприметным кустикам неподалёку, прокричал:

Fus Ro Dah!

Крик выбил затаившегося до поры до времени вожака стаи, подбросив его в воздух и приложив об дерево.

— А этот будет покрупнее сородичей, — отметил Довакин, глядя на распластавшегося на земле противника. – Вожак? Скорее всего. Интересно… А можно ли тебя подчинить? Hah!

Вожак встал с земли, потряс головой и огляделся. Теперь он был полностью подчинён Конарику, не временно, но навсегда. Крик привёл к необратимым изменениям сознания. На что и рассчитывал жеребец.

— Сидеть, — приказал Конарик, и волк выполнил приказ. – Прекрасно. Рядом, — волк вмиг оказался подле хозяина. – А теперь настало время навестить местные руины. Интересно, чем они нас удивят.