Месть интернов

Интерны. Множество больниц по достоинству ценит их тяжёлый труд. Бесстрашные, они идут туда, где не ступало копыто доктора. Ничто не в силах испугать их. Незадачливые любовники, летающие на авось пилоты, истеричные сиделки и жеребята, мечтающие стать супергероями – медсёстры Рэдхарт и Райм достойно ответят на любой вызов. Внимание: содержит картофель. Лицам с аллергией на крахмал стоит читать этот рассказ на свой страх и риск.

Другие пони Сестра Рэдхарт

Бунт

Долой тирана-Селестию! Долой принцесс! Да здравствует свобода!

Принцесса Селестия Другие пони ОС - пони

Один шаг

Многие считают, что если человек любит, то он отдается своей любви полностью. Давайте же узнаем, правда ли это на примере одного парня, попавшего в мир пони, или же его поглотит тьма ненависти? Вопрос: ненависть к чему...или к кому?

Рэйнбоу Дэш Пинки Пай Эплджек Другие пони ОС - пони Человеки

Научи летать

Полёт бывает разный.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл

Наука проигрывать

Сомбра пал, да здравствует правление Сестёр-Богинь! Но так ли легко было одолеть короля теней? Что, если всё так и было задумано? И тем обиднее, когда выяснится, что план пошёл прахом.

Король Сомбра

Один шанс на троих

Чёрно-бело-красные флаги над Эквестрией. Ох, не к добру это...

Твайлайт Спаркл Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна

Fallout: Equestria - Спуск

Война с зебрами, идущая уже многие годы. Простой город на окраине Эквестрии, вдали от фронта. День, который навсегда судьбы тысяч пони. В том числе и одной маленькой пегасочки

ОС - пони

Солярис

Солярис. Все пони Эквестрии знают это слово. Но не для всех оно означает одно и то же. Кантарлот, Понивиль, Мейнхеттен, Клаудсдейл... большинство жителей крупных городов Эквестрии видят в этом слове радость и комфорт, безопасность и благополучие. Компания Солярис подарила Эквестрии практически все возможные блага, но у каждой медали есть и обратная сторона... и даже на первый взгляд самое светлое добро может оказаться главной тьмой в истории пони. Старлайт, молодая кобыла-единорог оказывается втянута в тайны Солярис. Сможет ли она противостоять самой сильной компании в мире? Компании, которую поддерживает сама Селестия? Компании, что именует себе "солнцем, всегда озаряющим Эквестрию"?

Другие пони ОС - пони

RPWP-3: Драббл по музыке на выбор

17 рассказов, написанных за час на тему Напишите драббл по музыкальному произведению на ваш выбор. Музыка — язык, понятный каждому, он вызывает эмоции и создаёт настроение. Попробуйте воплотить эмоции в текст, так, как вы это понимаете.

Подушка?..

Иногда сон и является той дверью в страну мечты, в Эквестрию... или всё же нет?

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Спайк Биг Макинтош Другие пони ОС - пони Доктор Хувз

Автор рисунка: Stinkehund
Глава 2

Глава 3

Меня бил озноб. Я ничего не мог поделать. Абсолютно. Я мог лишь видеть, слышать и чувствовать, как жар опекал мне лицо. Дерево с треском рушилось вниз, погребая под собой всех жителей дома. Здания рушились на глазах, объятые пламенем. Ужасный, испуганный, безнадежный крик появился лишь на несколько мгновений, чтобы через секунды навеки смолкнуть вместе со своим хозяином. Дым от пламени поднимался вверх, закрывая небо, а огонь окрашивал его в кроваво-багровые оттенки, придавая этому зрелищу ещё более ужасающего вида. И я не мог поделать ничего. Я словно окаменел, не в силах двинуть хотя бы одним мускулом своего тела. Внезапно из горящего здания выбежала пони со своим жеребёнком. Они были испуганы, грязные от копоти…, но живы! Я поблагодарил Создателя за это, радуясь тому, что хоть кто-то выбрался. Но это было рано. Слишком рано. Краем глаза я увидел как башня от здания опасно накренилась, сваливаясь со своего места вместе с черепицей. Моё лицо застыло в ужасе, а крик пропал где-то в моей глотке, так и не вырвавшись наружу. Пони словно заметила мой взгляд, посмотрела вверх, а потом безнадежно снова взглянула прямо мне в глаза. Пыль, поднявшаяся от огромной упавшей верхушки, закрыла от меня всё. Но когда пыль осела, предо мной предстала абсолютно другая картина: очень тёмная комната, чем-то смахивающая на сакральное место в храме. Посередине стоял пьедестал, над которым в слабом синеватом мерцании магически висели 7 камней. Красный, оранжевый, желтый, черный, фиолетовый, зеленый и синий. Они все были бледные, тёмные, но словно излучали некий свет, некую странную энергию, которая паутиной обволакивала меня. Оранжевый камень был немного надломан, трещины разошлись по всей основе кристала. Он, в отличие от других, мягко пульсировал, словно погибающий мотылёк.

— Ты хочешь увидеть это в жизни? Хочешь увидеть, как пред тобой падёт то, что тебе так дорого? — спросил странный голос, потусторонний, который шёл словно отовсюду. И тут я понял, что он прав. Смерть этого незнакомого города почему-то мне очень страшна.

— Нет.

— Единственное, что может его спасти — если ты выполнишь свою миссию.

— КТО ТЫ?! — крикнул я, пытаясь найти источник голоса. Но этот некто лишь рассмеялся.

— Убей Даркнесса. Убей его приспешников. Поглоти их силы. Только это может спасти то, что тебе дорого.

Я не знал кто или что это, но я чувствовал его присутствие. Оно было сильным, могущественным и… правдивым. Оно хотело лишь помочь. Я не знаю почему я так решил, но мне что-то подсказывало, что надо согласится. Не раздумывая, я просто ответил:

— Я убью его.

Внезапно я вскочил. Что это было? Сон? Простой кошмар? Я спал? Ничего этого не было на самом деле?
Сон был настолько правдоподобным, что я до сих пор не мог поверить в то, что это был простой кошмар. Сев на плиту, я начал постепенно отходить от такого необычного кошмара. Почему я так боялся за этот город? Я же ничего не знаю и не помню о них. И что за голос был во сне? Так много вопросов! И Даркнесс… Принцесса говорила о каком-то Даркнессе. Не он ли это? Если я отношусь к его армии, как считала принцесса, то почему мне надо его убить? Думаю, Даркнесс — это тот черный аликорн в лесу. В любом случае, мне надо выбираться отсюда.
Принцесса говорила о каком-то втором допросе, там то я и постараюсь узнать как можно больше о себе и Даркнессе с его армией. Вот только что мне делать до допроса? Разговаривать со своими соседями по камерам нет никакого желания. Хоть бы не сойти с ума, как большинство заключенных. Но скоро здравый смысл я точно потеряю, если буду сидеть в этой тесной, темной и жуткой камере! Я подошел к решетке и окликнул своего «соседа»:

— Эй, ты еще в здравом уме?
Я смог заметить половину тела пони: серый цвет кожи, оранжевая грива и хвост и голубые глаза. Ответил он не очень дружелюбно, но, к счастью, он был не психом:

— О, новенький. Чего тебе?

— Отсюда когда-нибудь сбегали?

— Редко, а если и сбегали, то недалеко, а зачем тебе?

— А удачные побеги были?

— Нет, я тут вполне достаточно, чтобы быть уверенным, что все возвращались обратно.

— А ты за что сюда попал?

— Убил троих и сожрал их кишки, — при этом он очень неприятно улыбнулся. Я тяжело сглотнул. — А ты?

— Не знаю… — растерянно ответил я.
Мой собеседник хохотнул.

— То есть, тебя тупо кинули сюда? Так, ни за что? Ничего себе, Селестия последнее время совсем остервела, сучка долгоживущая, — после чего поток брани из его рта длился ещё несколько минут.

— Вижу, ты тоже аликорн. Хотя… тогда я вовсе не удивлён, — внезапно выдал этот пони.

— Я не понимаю.

— Ты никогда не задумывался над вопросом того, почему нету аликорнов-жеребцов?

— Нет…
Собеседник облизал языком высохшие губы и загадочно ответил:

— У неё есть свои причины.

— Какие причины? Ты о чём?! ОТВЕЧАЙ! — крикнул я, но тот лишь жестоко и немного безумно рассмеялся. Совсем из ума выжил старик.
Я отвернулся и выглянул наружу, в коридор. Тёмные коридоры всё также блекло освещались факелами. Кто-то кричал о своей невиновности, а кто-то грозился убить и изнасиловать трупы семей стражников. Особо буйных стражники-единороги били небольшими молниями, опаливая тем шерстку, но отлично успокаивая. Я перевёл глаза на стены. Каменные, очень древние. От них явно веяло магией. Так что неудивительно, что никто отсюда не сбегал удачно. Окошка слишком маленькие, да и закрыты решеткой, которая стопроцентно тоже зачарована. Что же так много магии?! И сбежать даже нельзя! Что за глупость, оно же для этого и делалось.
Из раздумий меня вывел звук открывания дверей. Несколько стражников, вместе с «тяжелой пехотой», в виде четырёх пони, с ног до головы в тяжелой броне. Один из них сказал мне подниматься и выходить. Я со страхом глянул на сокамерника, но тот лишь улыбнулся.

— Буэна фортуна, висельник, — издевательски промолвил он, с улыбкой от уха до уха.
Закусив губу, я вышел наружу и меня сразу же окружили мои конвоиры. Они пошли, а мне пришлось поспевать за их маршем, если, конечно, у меня нет желания, чтобы алебарда заднего мне вошла в зад. А у меня нет ни малейшего желания.
Вокруг заключенные провожали меня взглядами и выкриками. Кто-то проклинал стражников и принцесс, кто-то пытался их оскорбить, а кто-то прямо плевал на меня, издевательски и жестоко мне желая удачи и мучительной смерти. Я боязливо оглянулся и сглотнул слюну. Мурашки у меня маршем прошлись по спине, в такт маршированию стражников. Мне страшно, как никогда.
Внезапно, мы свернули прямо перед той же самой решеткой. Мы пошли по другому коридору, а через некоторое время начали взбираться на башню. Предупреждение того безумного старика меня очень беспокоит, особенно тот факт, что эти конвоиры явно даже не боятся меня, в отличии от других. Для этих это было обычной прогулкой. Внезапно они остановились, и встали за моей спиной, не давая и сделать шаг назад. Предо мной была огромная деревянная дверь. Она легко открылась, но, как только я вошёл внутрь, она мгновенно захлопнулась.

— Здравствуйте, принцесса Селестия, — сказал я, глядя на стоящую предо мной принцессу.

— Здравствуй, Ред Фэнг. Перейдем сразу к делу: ты что-нибудь вспомнил за эту ночь?
Я хотел сказать про свой странный сон, но открыв рот, я передумал. Это им пока не нужно знать.

— Нет, к сожалению, ничего.

— Жаль, очень жаль. Я хочу познакомить тебя с моей сестрой — принцессой Луной, но она, к сожалению, немного опаздывает.

— Зачем ещё она? — сухо спросил я.

— Нам надо просмотреть твою память. Если ты лжешь или действительно забыл, но что-то знаешь — то мы получим это. Поскольку моя сестра лучше в этом разбирается, смотреть твою память будет она. Не бойся, это безболезненно.
Из другой двери вышла к нам с невинной улыбкой кобылка темно-синего цвета шерсти, голубыми глазами и такой же переливающейся и блестящей гривой, как и у принцессы Селестии, но она больше напоминала собой звёздное небо. Судя по крыльям и рогу, она была аликорном, как и Селестия, но ростом была меньше ее. На ее груди красовался черный нагрудник с хорошо выделяющимся белым полумесяцем, а на ее голове — темно-синяя корона. Кьютимарка этой кобылки служило словно черное пятно, в котором хорошо выделялся белый полумесяц. Должен признать, она красива также, как и Селестия и оторвать взгляда от нее очень тяжело, но потом повернулся обратно к Селестии, на мордочке которой к этой кобылке было явное недовольство.

— Луна, я же говорила, чтобы без опозданий! — раздраженно прошептала принцесса Селестия.

— Я не виновата, — недовольно прошептала принцесса Луна.

— Посмотри мне в глаза, — сказала Селестия.

— Тебе делать больше нечего? Мы здесь не для твоих нравоучений собрались! — посмотрев в глаза сестры, ответила Луна.

— Ты опять все проспала? — сказала Селестия, словно ожидала этого.

— Я, вообще-то, не фигней страдаю, чтобы вовсе не уставать!

— Ладно, Луна, давай обсудим этот вопрос потом. Сейчас есть дела поважнее.

— Не я же это начала, — прошипела Луна Селестии и они обратили взгляд на меня. — Небольшие… Трудности, извините. Напомните, как вас зовут? — спросила меня темно-синяя принцесса.

— Ред Фэнг, — абсолютно спокойно ответил я. Начинающийся разговор сразу прервала принцесса Селестия:

— Давай сразу же перейдём к делу, — прервала наш диалог Селестия. — Каждая секунда на вес золота.

— Хорошо, Ред Фэнг, сейчас мы попробуем просмотреть вашу память. Не беспокойтесь: интимные участки памяти мы проглядывать не будем. Вполне возможно, вы можете чувствовать небольшой дискомфорт. Готовы?

— Как никогда.
Селестия сначала улыбнулась в мою сторону, но улыбка тут же пропала и она отвела взгляд в сторону, словно испугавшись.
Рога сестёр ярко засветились желтым и синим цветами, после чего я автоматически закрыл глаза.

…Мои копыта были полностью в крови. Предо мной лежал труп. Тот, кого я убил буквально мгновения назад. Я оглянулся вокруг, после чего поджег тело — ничего не должно остаться…

Хватит!
…Боль. Невероятная боль. По венам словно тёк огонь. Я чувствовал как мне разрывает спину, как мои кости видоизменяются… Глаза словно начинали плавится. Картинка всё время менялась, становясь то четче, то размытей, постоянно меняя яркость и насыщенность цветов…

Прекратите!
…Я встал на колени. То же самое сделали и остальные пятеро. Пред нами вышел он. В храме Элементов Тьмы. Их владыка. Главный Носитель. Даркнесс…

Мне больно! Остановитесь!
…Я стоял в том же храме, где некогда ему кланялся. Мой меч лежал в его крови в нескольких метров от меня. Огромная сила текла сквозь мои жилы, поддерживая меня и давая мне сил. Но я уже был слаб, слишком слаб, чтобы сдвинуться с места, но я хотя бы ещё стоял.

— Думали, что сможете так просто избавится от меня? Вы ещё более ничтожные, чем казались. А Фэнг… ты оказался слишком слаб и глуп, что встал против меня. Мой контроль будет абсолютным. А ты не им, ни мне больше не нужен.
Даркнесс взмахнул своим клинком и вонзил мне прямо в грудь. Невероятная, острая боль придала мне новых сил, из-за чего я схватил телекинезом меч и метнул прямо в Даркнесса. Словно зная об этом, он развернул меня, поставив как ещё живой щит. И тут лезвие вошло мне в череп…

ПРЕКРАТИТЕ!!!

Я взревел и взмахнул крыльями. Цепи со звоном разлетелись по всей комнате, ошарашив только вышедших из транса принцесс. Я интуитивно сделал ударную волну, от которой полопались стекла, мебель и все вещи разлетелись по комнате, откинув сестёр. Дверь мгновенно выпала под натиском тяжеловесов. Первый из них, который был ближе ко мне, попытался замахнутся и рассечь меня огромным топором, но я перехватил его и располовинил удивлённого стражника. Ещё двое простых стражников упали без голов, а второй тяжеловес получил прямо по позвоночнику, хотя, судя по хрипу, выжил. Я глянул в окно и снова интуитвино запустил в него взрывающийся файербол. Стена разлетелась на кусочки, после чего разбежался и прыгнул в дыру, взлетев при помощи крыльев (опять-таки интуитивно).
Вылетев из башни, я начал быстро оглядываться в поисках путей побега, улетая от замка как можно быстрее и дальше. Я услышал в стороне от меня свист поезда и, не раздумывая, сразу же с огромной скоростью полетел к источнику звука, быстро приближаясь к вокзалу. Резко приземлившись на почти пустой платформе, я начал бежать со всех своих копыт к поезду. Прыгнув в грузовой вагон, я внезапно почувствовал невероятную усталость и боль в мышцах, после чего мои копыта подкосились, и я упал вниз. Я начал ощущать, что уже совсем скоро потеряю сознание от слишком сильного истощения сил, усталости и боли, но я не хотел оказаться в темнице вновь и продолжал пытаться встать, как вдруг услышал приглушенный голос какой-то кобылки:

— Святые яблоки... Позвольте я вам помогу… — вдруг я ощутил, что меня кто-то поднимает на копыта и придерживает, после чего аккуратно меня повела к стогу сена, где меня аккуратно уложила и спрятала.

— Спасибо… — после этих слов я полностью отключился.

Продолжение следует...