Встречай меня, Эквестрия!

Просто ещё один рассказ о человеке, который попал в Эквестрию.

Эплджек Эплблум Биг Макинтош Грэнни Смит Человеки

"Поняшка"

История трех сталкеров.

Другие пони

Сохраняя надежду

Надейтесь и верьте

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Дискорд Принцесса Миаморе Каденца

Солнце

Селестия поднимает солнце, раздумывая о себе, своем правлении и своей сестре. Зарисовка.

Принцесса Селестия Принцесса Луна

От первого лица

Несколько зарисовок, в которых повествование ведётся от лица второстепенных персонажей.

Другие пони

Жизнь особо опасного чейнджлинга [The Life of a Wanted Changeling].

Ты чейджлинг который потерялся в Вечнодиком (Вечносвободном) лесу после неудачного вторжения во время королевской свадьбы. Ты не яркий представитель своего рода, не аккуратен и за частую очень неуклюж. У тебя две задачи — это выбраться из этого леса и не быть пленённым, ведь в конце концов за ульем королевы охотится вся гвардия.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Мэр Дерпи Хувз ОС - пони Кризалис Принцесса Миаморе Каденца Стража Дворца

Защитник

Твой долг, встать и идти. Даже когда тяжело и больно. Встань на копыта, подними голову! Ты жеребец - твой долг защищать всех пони до последнего вздоха.

Кризалис Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Если бы у лошадей были боги

Твайлайт Спаркл задает каждой своей подруге один и тот же вопрос: "Ты веришь в бога?"

Твайлайт Спаркл

SCP Foundation - Equestrian division

Каталог объектов Эквестийского филиала фонда SCP. Доступ только для сотрудников с уровнем не ниже 2.

Луна принимает душ

Вернувшаяся после тысячелетнего изгнания принцесса Луна безуспешно пытается освоиться с новыми технологиями. Но уж с душем-то принцесса ночи обязана справиться... так ведь?

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Автор рисунка: Siansaar
Глава 1

Пролог

Кантерлот.
Тихая, безветренная звёздная ночь нависала над ним. Тёплая духота пронизывала его воздух, словно сегодня после жаркого летнего дня прошёл проливной дождь. В саду бело-жёлтого замка звучало пение сверчков в траве. Цветы, рассыпанные на клумбах, спрятали свои нежные бутоны, а те, изящно свернувшись, заснули до первых лучей солнца, чтобы потом вновь раскрыться и благаухать весь день. Весенние птицы, гнездившиеся на немногих деревьях неподалёку, дремали в собственных, сплетёных из веточек и листьев, гнёздах. Они накрыли своих маленьких птенцов крыльями, проявляя тем самым заботу и защищая их от вероятной непогоды.
Маленький пруд, с прозрачной как стекло водой, растелился овальным зеркалом в глубинах ночного сада. Рядом с прудом улёгся жеребец жилистого телосложения. Положив голову на скрещённые передние копыта, он наблюдал за спящими рыбками в воде, восхищаясь их природной красотой и одновременно думая о чём-то своём. Его внешность была необычной: не считая волос на голове, угловатых бровей и хвоста у него не было шерсти — он был абсолютно гол. Но, как ни странно, такой вид лишь украшал его, подчёркивая силу и выносливость: мускулы прорисовывались на его передних и задних копытах, рельефные мышцы меж рёбер показывали свою ударостойкость, мощная шейная структура, подобно крутому склону, тянулась от затылка и скул и крепилась на ключицах. Огромные перепончатые крылья от груди до самого кончика хвоста были сложены вдоль его туловища.

— Наверное, хорошо быть рыбкой, да? У вас нет никаких тяжких мыслей, только плаваете себе, кушаете и размножаетесь. – Сказал он вслух тихим спокойным голосом, который заглушался стрекочущим пением сверчков.
Ночь — очень красивое время, очень воодушевляющее на мысли о прошлом. Жеребец это понимал, поэтому созерцал ночь каждый раз, как только появлялось свободное время. Его серебряно-голубые глаза с кошачьим зрачком наблюдали за сомами, неподвижно спящими на дне пруда:

— Как думаете, а? Если бы я просто забыл его и стал жить по-другому, помогло бы мне это? – тёмный силуэт спящего сома никак не отреагировал на заданный ему вопрос. – Думаю... что нет. – Жеребец поднял голову и выпрямил свою плотную шею. – К тому же он бы не узнал меня. Не поверил бы, что это я. – бэтпони поднёс своё лысое копыто к небритому лицу. – Мой облик уже совсем не тот. Когда-то я был обычным пегасом: рыжий такой, с белой гривой и собственной кьютимаркой. А теперь я... пустобок. Огромен. Высок. Я лысый бэтпони, с непонятной магией. Если это вообще считается магией... – Жеребец опустил свою переднюю конечность и вновь положил голову на скрещенные копыта. – Но ничего, я уже привык к моему новому телу. – Он выдохнул. На мгновение из его рта вырвался клуб пара, пронёсшись над водой в момент развеявшимся облаком. Его взгляд упал на отражение мелькающих в пруду звёзд. Они показались ему необычайно красивыми, ценными по своей природной красоте, как если бы модельер рассматривал драгоценные камни для своих платьев. Однако... по завораживанию они не могли сравниться с тем ярким светом, который спускал круглый ночной диск, именуемый луной. – Знаете, в последнее время я стал замечать странности в своём характере. Кроме тела изменилось и моё отношение к окружающему меня миру. Я… стал более радостным. Меня теперь больше радует обычная природная красота, как вы, например. И теперь, чтобы быть счастливым, мне не нужны успехи, мне не нужна поддержка друзей, как раньше. Я чувствую спокойствие и умиротворение при любых обстоятельствах. – Он спокойно закрыл глаза. – Возможно ли, что это плохо?

— Ли. – послышался сквозь звон сверчков знакомый женский голос позади. Жеребец поднял голову и повернулся в сторону той, кто его позвал. Как оказалось, это была Принцесса Луна. – Почему ты здесь сидишь?

— Думаю. – Ответил он своим басовым, но одновременно мягким голосом. – А ты почему здесь? Сейчас же ночь. Ты нужна в другом месте. – Принцесса не задумываясь, ответила:

— Мы… я должна следить за тем, чтобы кошмары не мучали других пони. И я хотела проведать твой сон, но он не доступен для меня – оказывается, ты не спишь. – Жеребец слегка поднял бровь:

— Я же бэтпони. У меня ночной образ жизни. Думаю, это очевидно. – Слегка улыбнувшись, произнёс он. Его глаза сверкнули, когда он взглянул на её развевающуюся гриву. Она была красива, как ночное небо сейчас, но, между тем, ему она казалась гораздо... гораздо прекраснее, воображая себе, что эта не просто грива, а спущенное с неба реальное звёздное небо. Луна задумалась, глянув на её тёмно-синюю гриву, усыпанную звёздами. Жеребец моргнул и вновь обратил на неё внимание. – Ты точно пришла сюда для того, чтобы проведать мой сон?

— Однако! Ты не спишь днём. — Парировала она.

— И днём... тоже. — Вспомнил жеребец с некой грустью. — Да, я почти никогда не сплю. Не знаю почему. Но что же с этого, хм? – Бэтпони подложил копыто под голову, уставившись на Луну, как на картину какого-нибудь мастера. Принцесса отвела смущённый взгляд, решив, что глупо вот так говорить и лучше не затягивать. Её взгляд то опускался, то вновь возвращался на его лицо.

— Хорошо. Да, ты угадал. У меня другая причина. – Бэтпони вновь улыбнулся. Его клыки, которые были чуть длиннее остальных зубов, бликнули на лунном свету:

— Не стесняйся, тебя здесь услышат только мои уши. Говори.

— Нет, просто… — Она поняла, что ей неудобно об этом говорить с ним. — ...твоё недавнее появление во дворце было таким... неожиданным. Я считала, что ты погиб ещё жеребёнком. Больше тысячи лет прошло. Мы с сестрой уже считали тебя легендой, а ты… — Она посмотрела в его «искрящиеся» глаза и остановилась. Но потом продолжила. — Хотя, неважно. Я рада, что ты есть. – Ли ещё шире улыбнулся:

— Ты улыбаешься. Это хороший знак. Разве это не прекрасно? — Принцесса прикрыла свой рот, поняв, что и вправду улыбается. Затем она усмирила свою улыбку и продолжила:

— Ли, я случайно подслушала твой разговор... с самим собой. Не мог бы пояснить. – Улыбка на щетинистом лице жеребца моментально пропала, и его выражение стало озадаченным:

— Пояснить?

— Ты сказал «Я уже привык к своему новому телу». О чём ты тогда говорил? – Ли опустил глаза и задумался: – «Новое тело... я и сам ещё не до конца понял, что со мной. Что я могу ей ответить? Но с другой стороны... раз уж она так удивлена моим появлением... Ах, всё так запутанно. Проще начать всё с начала, может быть я в течении разговора что-нибудь да пойму. Ладно, всё равно рано или поздно я бы им рассказал».

— Хорошо, тогда иди сюда, садись. Я объясню. – Луна от такого резкого предложения слегка опешила — уж слишком быстро он согласился всё рассказать. Он говорил на едине с собой, такие личные разговоры не терпят, чтобы их раскрывали кому-либо другому. Но глядя на воодушевлённое лицо её давнего спасителя, она всё поняла. Поэтому она подошла к нему спокойным шагом и легла рядом.

— Я не уверен, что ты поверишь. Это будет звучать глупова-то. Ты точно хочешь услышать? – спросил мускулистый бэтпони. Ночной аликорн лишь кивнула. Он перевёл свой взгляд с неё на пруд, где спали рыбы. – Ну... что ж, тогда слушай…