Автор рисунка: aJVL

Эпплджек утерла лоб и посмотрела на ферму «Сладкое Яблочко». Урожай зрел просто отлично и через несколько дней ей и Биг Маку снова понадобится обтрясать деревья. Но пока что им нужно закончить новый амбар. Внутри Эпплблум и Бабуля Смит ставили перегородки. Снаружи Эпплджек и Биг Макинтош докрашивали его в красный – под цвет шерсти брата.

Эпплджек была готова снова взяться за кисточку, как увидела кого-то, идущего к ним. «Биг Макинтош», — сказала она. «У нас гость. Ты начинай, а я с ним пообщаюсь».

— Конечно, сестренка, — ответил жеребец.

Фермерша поправила шляпу и подбежала к посетителю, весьма непримечательному земному пони-жеребцу с темно-гнедой шерстью и двуцветной оранжевой гривой. «День добрый, дружище», — радостно поприветствовала она его.

— И вам доброго дня, мисс Эпплджек. Я — Кин Ай, работник мэрии, прибыл чтобы провести вашу ежегодную проверку построек, — ответил жеребец, предъявив кобылке свои документы.

— Буду рада вас проводить, — ответила она, быстро глянув на бумаги.

Эпплы гордились качеством всего, что делали и содержали постройки фермы в идеальном состоянии. Инспектор не нашел никаких проблем с жилым домом, старым амбаром, бункером и двумя сараями.

— Осталось осмотреть всего одно здание. По бумагам, вы строите новый бар, — сказал Кин Ай. – Где он?

— Бар? Быть не может, — ответила Эпплджек. – А, вы имеете ввиду новый амбар, — сообразила она.

— Это куда логичнее, — согласился Кин Ай. Он еще раз сверился с бумагами. – Но тут сказано, что я должен проверить бар.

— Ну, даже не знаю, как сказать, друже, — ответила фермерша. – Но в «Сладком Яблочке» вы бара не найдете.

— Я готов пойти навстречу и отложить проверку на месяц. За это время вам нужно посетить мэрию и разрешить проблему.

— Спасибо.

***

— То есть, как вы ничего не можете сделать?

Эпплджек смотрела на серебристого земного пони за стойкой. Его короткая голубая грива была идеально уложена и не повреждена ни каплей ручного труда. Красная ленточка на его боку четко совпадала с именем, указанным на табличке на столе – Рэд Тейп.

— Я повторяю – я не могу проигнорировать то, что написано в разрешении, выданном мэрией, — ровно ответил жеребец. – Мои копыта связаны.

— Это же опечатка! Опечатка! – объяснила Эпплджек.

— Сожалею, но этот вопрос вы можете поднять за следующем заседании городского совета через пять недель, — ответил он.

— Я хочу поговорить с мэром лично, — заявила кобылка.

— Сожалею, мисс. Мэр сейчас присутствует на ежегодном эквестрийском собрании мэров и городских управляющих в Виннипеге, и ее не будет еще десять дней, — объяснил Рэд Тейп. – В то же время, согласно разрешению, ваш бар должен начать работу через три дня.

— Бара не будет, друже, — мрачно проговорила Эпплджек.

— В таком случае, за нарушение предписаний разрешения положены взыскания. И должен напомнить, что семье Эппл скоро надо будет обновлять лицензию на коммерческую деятельность, — ответил Рэд Тейп. – Понивилль обычно не заинтересован в ведении дел с нарушителями законов.

Эпплджек посмотрела на жеребца, но тот просто перебирал какие-то бумаги на столе. Одна она с этим не справится.

— Не желаете ли получить копию правил по управлению барами и ресторанами? – предложил Рэд Тейп. – За номинальную плату в десять битов, конечно.

***

Эпплджек мрачно ходила по библиотеке, а Твайлайт листала толстый свод законов. «Извини, Эпплджек», — наконец закончила она. «Все, что я могу сказать – Рэд Тейп действует согласно закону».

— Вынести не могу, что мне гадит этот… этот паразит, — выплюнула Эпплджек. – Этот бесполезный, подлый, вонючий паразит!

— Спокойнее, Эпплджек, — помахала ей копытом единорожка. – Между тобой и Рэд Тейпом было что-то, о чем я не знаю?

— Года два назад он меня на свидание приглашал. А я отказала. С тех пор наши официальные отношения весьма остыли, — объяснила Эпплджек. – Вот кому-нипони другому он бы сразу помог.

— Могу утешить – городские законы позволяют мэру вносить изменения «уточняющего и маловажного характера» в документы, а городской совет их одобрит на следующем заседании, — ответила Твайлайт. – Нам надо всего лишь поговорить с мэром.

— Которой не будет больше недели, — продолжила фермерша. – Что мне делать?

Твайлайт сняла с полок несколько книг. «Ты откроешь бар. И управлять им будешь согласно всем правилам и так же добросовестно, как ты делаешь все. А твои друзья тебе помогут».

Эпплджек донесла до остальной семьи дурные новости. Нипони не был счастлив, но Эпплы приняли их стоически, как встречали все проблемы фермы. Биг Макинтош разобрал часть внутренних перегородок амбара, чтобы свободная площадь соответствовала минимальному требуемому пространству. Эпплблум соорудила из дверей стойл барную стойку. А Бабуля Смит выставила на продажу специальные запасы Эпплов.

Они признали, что все не так плохо, как могло бы быть. Например, у них были кружки – для сезона сидра, и сифоны, которые обычно доставались на семейных сборах. Точно так же можно было использовать столы для пикников и старые стулья. Но столько всего еще надо было закупать. Оливки. Шейкеры. Зубочистки. Эти ужасные, совершенно безвкусные маленькие вишенки. И все это приобреталось на деньги, отложенные на черный день. Которые и так потратили на постройку нового амбара.

И, конечно, другая выпивка. Разнообразная другая выпивка. Они сами ее пить не станут, и друзьям и семье не подадут ничего, что не сделано из яблок фермы Эпплов. Такие траты…

Ночь первая

Эпплджек стояла за стойкой и смотрела наружу. Там еще было светло. В такой день ей полагалось обтрясать яблони, а после заката ужинать с семьей. Но так как бары должны были быть открыты с шести вечера до одиннадцати часов ночи оранжевая кобылка все еще была в амбаре, ставшем баром.

Земная пони обернулась и посмотрела на дюжины бутылок. Он стояли там, дразня ее. Они никогда не будут открыты, так как никто не придет в «Сладкое Яблочко», чтобы…

В баре стало светлее – дверь открылась и внутрь забежала сливового цвета земная пони.

— Привет, Берри Пунш, — поприветствовала ее Эпплджек. – Уж не думала, что сюда кто зайдет.

— Зайти сюда мне велело мое Берри-чувство.

— Что за Берри-чувство?

— Знаешь Пинки-чувство? Вот то же самое, только работает исключительно на выпивку, — объяснила, как что-то само собой разумеющееся, Берри Пунш. Взгромоздившись на стул, она спросила. – Итак, что у тебя есть?

— Как видишь, у меня полный бар. Но я бы рекомендовала крепкий сидр Эпплов или…

— А что в бутылке без этикетки? – прервала Берри Пунш.

— Это особый бренди Эпплов, смешанный с…

— Ты мне сказала «бренди», — снова перебила Бери Пунш. – Самое то.

Эпплджек налила ей напиток. Сливовая кобылка опрокинула стакан и тут же заказала еще. Барменша посмотрела на нее искоса, но налила второй. Берри выпила полстакана прежде, чем поставить его на стойку.

— Так что тебя сюда привело? – спросила Эпплджек.

— В другие бары города меня не пускают, — ответила Берри Пунш.

Эпплджек посмотрела на нее с любопытством. И позже вечером стала понимать, почему. Чем больше Берри пила, тем громче становилась. Она позабыла про идею личного пространства и быстро переключалась между депрессией и возбуждением.

— Этта хршо, — выдохнула Берри Пунш, поднимая пятый стакан. – Нпомни, шо я там пью?

— Как я пыталась объяснить, — вздохнула Эпплджек. – Это особый бренди Эпплов, смешанный с виски.

— Этта влеколепно! – обняла ее Берри Пунш. – Ты обзна его прдавать. И нажвать своим имнем.

— Ага, наверное, — отпихнула ее Эпплджек. По крайней мере, сегодня вечером она заработала для семьи копеечку.

— О, я збыла кшелек, — сказала Берри. – Зпиши на мой счет.

— Проваливай, — прошипела ей Эпплджек.

Ночь вторая

Скучающая Эпплджек по восьмому разу перечитывала руководство для барменов, когда дверь амбара открылась. Внутрь влетела голубого цвета пегаска с радужной гривой и быстро оглядела самопальную стойку.

— Так вот ты где застряла? – спросила Рейнбоу Дэш, садясь на стул у бара.

— Ага.

— Я и не думала, что увижу такое.

— Не ты одна, — ответила Эпплджек.

— Как себя почувствовал выпивоха после десятого стакана? – пошутила Рейнбоу. И не дав Эпплджек закончить, продолжила. – В своей тарелке! – захохотала пегаска, колотя копытом по стойке.

— Дэш, по правилам управления барами я имею право отказать в обслуживании любому пони, — предупредила Эпплджек.

— Ладно, остынь. Я думала, ты оценишь шутку.

— Это было больше похоже на кошмар.

— Давай я тебя развеселю и закажу чего-нибудь. Что у тебя есть? – спросила Рейнбоу Дэш.

— Ну, наша специализация – крепкий сидр Эпплов, а еще у нас есть… — начала Эпплджек.

— О, у тебя есть сидр, — влезла Рейнбоу. – Вот оно – легкий выбор.

— Эй, Дэш, это не тот сидр, который мы осенью продаем, — предупредила Эпплджек.

— Сидру мне! – хлопнула пегаска два бита на стойку.

Эпплджек аккуратно открыла охлажденную бутылку и передала ее подруге. Та тут же сделала хороший глоток. «Ты права», — ответила пегаска. «Это не ваш обычный сидр. Это лучше! Даже лучше свежевыжатой дождевой тучи после целого дня управления погодой».

— У тебя был тяжелый день? – удивлённо посмотрела земная пони на пегаску.

— С облаками, летевшими от Вечнодикого Леса пришлось повозиться. Почти не осталось времени на… другую мою работу.

— Ага, — ответила не убежденная Эпплджек.

— Хорошо пошла! Еще хочу, — поставила Рейнбоу бутылку на стойку.

— Э, Дэш, этот сидр готовили для семьи Эпплов. Ну, знаешь, крепких земных пони, а не легковесных пегасов. Его не стоит хлебать, как обычный сидр, — предупредила Эпплджек.

— Я – легковесная? Хочешь сказать, что я не крепкая? – посмотрела на нее Рейнбоу и опустила на стойку еще десять битов. – Вызов принят!

Фермерша, ставшая барменшей, немного понимала в биологических различиях, из-за которых пегасам было проще опьянеть. «Она заснет еще до того, как выпьет третью бутылку», — подумала Эпплджек.

Выпив вторую бутылку, Рейнбоу стала шумнее. Пегаска никогда не могла постоять смирно, как будто ее тело говорило ей двигаться, даже если она пыталась быть спокойной. Но то, как она качалась, сидя на барном стуле, не было похоже на те привычные движения.

— Это великолепно! Еще! – кричала Рейнбоу Дэш.

— Дэш, если не прекратишь пить, то на следующий день пожалеешь, — предупредила Эпплджек.

— О крутости не сожалеют! – ответила та, протянув копыто. Эпплджек даже удивилась тому, какой разборчивой была речь подруги, несмотря на то, что тело явно поддалось влиянию сидра. И вздохнула. Уж чем Рейнбоу и была на нее похожа, так упрямством. Пегаска получила третью бутылку.

— Ты будешь это продавать, так? – спросила Рейнбоу.

— Не планировала, — честно ответила Эпплджек.

— Потому что я буду покупать! Каждый день! – продолжила пегаска. Ее качало все сильнее. Крылья инстинктивно раскрылись, легкими движениями поддерживая ее баланс.

Дэш прикончила третью бутылку сидра даже быстрее, чем вторую. Эпплджек восхитилась стойкостью подруги, но опасалась обслуживать ее дальше. «Думаю, на четвертую тебя не хватит».

— Я смогу! – громко ответила Рейнбоу Дэш.

— Ты и сидеть едва можешь, не то, что ходить.

— Сейчас покажу! – раскрылись крылья.

— Ой-ей.

Шустрая пегаска могла быть пьяной, но сила из мышц ее крыльев не делась никуда. Она взлетела, набирая высоту практически без усилий. Эпплджек выскочила из-за стойки, немного успокоенная тем, что далеко ее подруга не улетит.

Рейнбоу Дэш вели инстинкты, наработанные годами практики. Но знания о том, что делать, не помогают, если алкоголь в крови все замедляет. «Надо вздремнуть», — пробормотала она, и закрыла глаза. К несчастью, она все еще была в воздухе.

Крылья пегаски сложились, и она пошла вниз. Эпплджек встревоженно смотрела на ее падение. «Пожалуйста, не поранься!», — прошептала она. Земная пони бегала по амбару, стараясь находиться под подругой.

— Только не в бутылки! – вскрикнула она, когда пегаска приблизилась к земле. Эпплджек подпрыгнула и поймала Дэш. Они упали, практически влетев в бар.

— Капитаном Вандерболтов? Конечно, — пробормотала Рейнбоу Дэш. Эпплджек поднялась на ноги и подобрала Рейнбоу. Ей оставалось лишь дать выспаться и сказать «Я же предупреждала» поутру.

Ночь третья

— Я и не думала, что увижу такое на ферме.

Эпплджек подняла глаза на посетителя. Поставщик моркови, кошмар рынка, вечный враг: Кэррот Топ. Она вечно пыталась убедить пони, что овощи полезнее фруктов. И вот она тут.

— Такое может и с тобой случиться, если не будешь осторожной, — предупредила Эпплджек.

— Ох, сомневаюсь. Итак, что у тебя есть? – поинтересовалась рыжегривая земная пони.

— Наша специализация – крепкий сидр Эпплов и яблочное бредни семьи Эппл.

— А что у тебя есть, не сделанное Эпплами?

— В общем-то, все остальное, — признала Эпплджек.

— Тогда пива.

Эпплджек достала холодную бутылку из нетронутого покупного алкоголя и передала ее Кэррот Топ.

Кобылка не спеша приложилась. Смущенная тишиной, Эпплджек наконец спросила: «Что тебя сюда привело?»

— Без тебя рынок не тот, — призналась Топ. – Все, что делает твой брат – продает яблоки. Без всяких смехотворных попыток объяснить родителям, что яблоки полезны для жеребят. Ведь все же пони знают, что дети от овощей становятся большими и сильными.

— Знаешь ли, Кэррот, ты достаточно взрослая, чтобы знать правду. Морковь даже для глаз не полезна. Это бабкины сказки, — отозвалась Эпплджек.

— Кто яблоко в день съедает, тот часто врача навещает. Пора бы тебе это признать, — продолжила Кэррот Топ.

— А я думаю, что тебе стоит побеспокоиться о том, что кролики набеги устраивают на мою ферму. Какая ж у тебя морковь, что ее кролики… КРОЛИКИ… стороной обходят?

— Я слышала, что Черили терпеть не может, когда ученики приносят ей яблоки. Ненавидит!

Кобылки мрачно смотрели друг на друга. У Эпплджек первой дрогнули уголки рта. Кэррот Топ тоже начала улыбаться. Вскоре фермерши громко хохотали.

— Дождаться не могу, когда эта дурацкая ситуевина разрешится, — сказала Эпплджек. – И тогда я пойду на рынок и буду торговать так, как никогда.

— То есть, торговать хорошо? – поддела ее Кэррот Топ.

— Я без проблем тебя обгоню, — посмотрела Эпплджек в глаза соперницы. – Это даже не вызов.

— Похоже на пари. Моя бутылка морковной водки против бутылки твоего яблочного бренди.

Эпплджек плюнула на копыто и протянула его противнице. Кэррот Топ встретила ее копыто своим. «Идет», — хором сказали они.

Ночь четвертая

С момента открытия прошло два часа. Единственным посетителем была Эпплблум, принесшая сестре обед. Эпплджек там все еще не нравилось, и ей хотелось поговорить хоть с кем-нипони.

Дверь скрипнула. «Добро пожаловать», — улыбнулась Эпплджек, подняв голову. И тут же пожалела о своих словах, увидев вошедшего. Серебристый земной пони-жеребец улыбался, осматривая обстановку. «Приемлемо».

— Ну, как дела, Рэд Тейп, — холодно произнесла Эпплджек. – Надеюсь, ты тут чтобы выпить.

— Конечно же, мисс Эпплджек. Я люблю иногда выпить чего-нибудь вечерком, — сел за стойку Рэд Тейп и положил три бита. – Коктейль «Мейнхеттен», пожалуйста.

Эпплджек налила в бокал виски и вермут, а потом добавила биттер. Затем опустила туда мараскиновую вишню и передала коктейль Рэд Тейпу. «Это не «Мейнхеттен»», — сказал он.

— То есть?

— Вы использовали сухой вермут, а не сладкий.

— О? – Эпплджек удивлённо пролистала книгу коктейлей. – Ага. Ты прав.

— Знаешь, если тебе хотелось правильный коктейль, то почему тебе было не посетить заведение, управляемое пони с талантом к этому? – прокомментировала она, переделав коктейль.

— Я гражданин Понивилля, которого интересует каждый бизнес города, — объяснил он.

Коктейль допивался в тишине. Закончив, он встал, оставил один бит чаевых и поблагодарил за напиток.

Самый молчаливый посетитель бара оказался и наименее приятным.

Ночь пятая

Рано вечером пятого дня дверь бара открылась, чтобы впустить посетителя. В отличие от всех прочих, лавандовый единорог заняла местечко за столиком в уголке.

— Привет, Твайлайт. Хочешь чего-нибудь выпить?

Твайлайт следила за вынимаемыми из сумок книгами, чернилами, бумагой и перьями. «Сегодня – ничего крепкого. Просто тоник с лаймом, пожалуйста».

— Уже делаю.

Земная пони налила напиток и отнесла его подруге. «Что тебя сюда привело?»

Одна из книг раскрылась, и единорог делала выписки. «Немного учусь», — ответила она, не поднимая глаз.

— Сахарок, но разве ты не в библиотеке живешь?

— Конечно! Просто, знаешь ли, у Спайка сейчас линька. Это отвлекает.

Эпплджек забрала два бита, которые положила на стол Твайлайт и вернулась к стойке. «А с ним все будет в порядке?»

— Все в порядке, Эпплджек. Он просто чешется, ничего опасного. Я оставила ему большой тюбик лосьона и три ведра шоколадного мороженого. От всего этого ему будет легче.

— Думаю, это означает, что он будет в порядке, — ответила Эпплджек, вытирая стаканы.

— Кроме того, если я буду там, то он начнёт жаловаться. Во время линьки Спайк присаживается на уши всем пони поблизости. Мне просто нужно место, где гарантированно будет тихо.

Твайлайт подняла взгляд, когда услышала, как Эпплджек с отчетливым стуком поставила стакан на стойку. Земная пони мрачно и возмущенно смотрела в пространство.

— Что случилось?

— Да ничего.

— Ты можешь рассказать мне.

— Ничего, — ответила земная пони, покачав головой. Обернувшись, она увидела, что Твайлайт отложила книги. Фактически, она закрыла их и отодвинула на дальний угол стола.

— Просто присядь, — ответила единорог. – Я сказала что-то не то, и я извиняюсь. Но и ты должна высказать, что тебя беспокоит.

Эпплджек положила полотенце на стойку и села напротив Твайлайт. «Ты знала, что я не хотела этим заниматься?»

— Ты высказала это четко и ясно в первый же день.

— Ага. Но раз уж я в этом, то хочу, чтобы все было отлично. Но сейчас все не отлично. Это катастрофа.

— Я бы так не сказала. Ты отлично справляешься с тем, чем никогда не занималась ранее. Ты делаешь все на благо фермы, и эта ситуация это доказывает.

— Моей ферме от всего этого будет только хуже, даже если мэр вмешается.

— Слушай, Эпплджек. Я назначила встречу с мэром на день, когда она вернется. Иди со мной. Я гарантирую, она поправит документы. Что же до прочего… — Твайлайт встала. – Мне не стоило оставлять Спайка одного. Это не хорошо с моей стороны как опекуна, и как друга.

— Увидимся, — рог Твайлайт засветила и ее вещи последовали в сумки.

После быстрого ухода Твайлайт Эпплджек снова осталась одна.

Ночь шестая

Эпплджек вертела ворот колодца, доставая ведро свежей холодной воды. После тяжелого трудового дня она всегда шла к колодцу. От души напившись, кобылка плеснула прохладной водой себе в лицо. Ее настроение испортилось в предвкушении очередного бездельного вечера.

— Куда ж я от этого денусь, — пробормотала она, направляясь к амбару. Открыв дверь, она застыла в оцепенении. Амбар преобразился. Со стен свисали полотнища ткани, смягчая обстановку и делая пространство более личным. Столы накрывали скатерти, а магические светильники величиной со свечу заливали все теплым светом. Были принесены дополнительные столы, на которых громоздились кексы. И даже пианино очутилось в амбаре.

— Тебе нравится? Да? Да? – за спиной Эпплджек появилась Пинки.

— Э, но как ты… — начала она прежде, чем увидела остальных ее лучших подруг, выходящих из-за стойки, за которой они прятались.

— Эпплджек, мы здесь, чтобы хоть одна ночь твоего бара была удачной, — сказала Твайлайт.

— Я просто не могла тут все не украсить, — добавила Рарити.

— А я сделала на всех кексы! — выпрыгнула из-под стола Пинки и указала копытом на свои творения. – У нас тут сверхсоленые карамельные кексы, сверхпряные шоколадные кексы с острым соусом и кексы Маргарита с повышенным содержанием лайма! Они понравятся всем, и все захотят пить!

— И мы рассказали всему Понивиллю, что сегодня в твоем баре будет вечеринка, — сказала Рейнбоу Дэш.

— Это, конечно, хорошо, — ответила Эпплджек. – Но как-то слишком много для меня одной.

— Не беспокойся. Мы тут, чтобы помочь, — объяснила Твайлайт. – И твоя семья тоже участвует.

— Твой выход, — открыла дверь и позвала Рарити. Через минуту она добавила. — Не стесняйся, ты выглядишь изумительно.

В амбар вошел слегка смущенный Биг Макинтош, одетый в отличный смокинг.

— Сегодня он официант, — объяснила Рарити. – Ты бы знала, сколько кобылок загорелись прийти, когда я упомянула, что надену на твоего брата костюм.

Эпплджек была уверена, что под своей красной шерстью Биг Мак покрылся румянцем.

— А я буду играть на этом пианино, — сказала Бабуля Смит, входя в амбар.

Пинки вошла в бар, хотя никто не видел, как она уходила. «Эпплблум ведет первую группу гостей! Всем приготовится в ВЕЧЕРИНКЕ!» — прокричала она.

— Вот чего мне не хватало, — думала Эпплджек. Казалось, тут был весь Понивилль, и она была занята. Великолепнейше занята. Флаттершай и Твайлайт помогали ей с напитками. Рейнбоу Дэш доставляла их тем пони, которые хотели получить их как можно быстрее, а Биг Макинтош разносил напитки тем, кто просто хотел посмотреть, как он разносит напитки. Официантками же были и Рарити с Пинки. Шумные и энергичные мелодии пианино поддерживали во всех энергию.

Эпплблум относила грязную посуду в дом, где ее мыли Свити Белль и Скуталу. Хоть они и не хотели получить свои метки за мытье посуды, им хотелось помочь Эпплблум, неважно, получат ли они за это метки или нет.

С ходом времени чувство удовлетворенности усиливалось наполняющимся битами ящиком, который приспособили под кассу. Даже Берри Пунш пришла, чтобы заплатить по счету и заказать еще напитков. Похоже, она не могла отказаться от кексов Маргарита. В то же время, количество алкоголя уменьшалось. В ту ночь опустели десятки бутылок.

Когда толпа начала расходиться, выяснилось, что уже прошло два часа сверх обычного времени закрытия. Часы, которые отсчитывали минуты до окончания заключения Эпплджек, этим вечером были забыты. Ее брат подбежал к стойке, ослабив, наконец, галстук. «Сестренка, завтра ты идешь с Твайлайт в мэрию, а потом остаток дня отдыхаешь», — приказал он.

— Конечно.

Ночь седьмая

— Конечно, это должен быть амбар, — сказала мэр. – Это должно быть очевидно кому угодно, даже не сверяясь с протоколами заседаний городского совета. – Она подправила разрешение и завизировала исправление. – Я внесу это в протокол следующего собрания и Кин Ай сможет завершить проверку.

— Спасибо вам огромное, мэр, — сказала Эпплджек.

— Я рада, что смогла найти у вас такие полномочия в своде городских законов, — добавила Твайлайт.

— Но почему все не исправил Рэд Тейп? – спросила мэр. – Он замещал меня, пока я была в отъезде.

— Он заявил, что ничего не может сделать, — ответила Эпплджек.

— Но он определённо мог сделать то, что сделала я.

Твайлайт немного полистала сборник законов. «Статья закона, которая дает вам эти полномочия, подтверждает, что оными же наделяется и ваш законный представитель?»

— Не уверена, — признала мэр. – Но я бы не ругала его за верное решение. Думаю, набор навыков мэра не такой, как у бюрократа.

Эпплджек выглядела так, будто хочет чего-то сказать – слова так и рвались из ее рта. Твайлайт одобрительно на нее посмотрела. Наконец, оранжевая кобылка заговорила: «Я подозреваю, что Рэд Тейп так поступил по личным мотивам, а не профессиональным».

Мэр кивнула. Похоже, она поняла, о чем речь. «Это разочаровывает. Я с ним поговорю, но сомневаюсь, что он чего-либо признает. На самом деле, если он действовал по инструкции, то мне не за что его отчитывать».

— Мэр, — неожиданно улыбнулась Твайлайт. – Вы не будете против, если Эпплджек и я немного пороемся в документах?

— Конечно. Надеюсь, вы найдёте там то, что хотите найти.

Следующее воскресенье

Рэд Тейп отдыхал за столом кухни. Он любил воскресенья и всегда начинал их с чашки чая и свежей Sunday Manehattan Times. Приятное утро, не нарушаемое ничем…

Он услышал стук в дверь.

Спокойное утро…

Стук был настойчивым. Вздохнув, серебристый жеребец пошел открывать.

— Доброе утро, Рэд Тейп, — сказал Кин Ай, когда ему открыли. – У меня на сегодня назначена проверка у тебя.

— В воскресенье? – удивился Рэд Тейп.

— Мэр попросила провести эту проверку как можно скорее.

Рэд Тейп пожал плечами и последовал за темно-гнедым земным пони. Кин Ай осмотрел двери, окна и потолки первого этажа. «На штукатурке неглубокие трещины, но ремонта не требуется. Поднимемся наверх?»

Рэд Тейп кивнул. Поднимаясь наверх, Кин Ай тщательно осматривал лестницу. На втором этаже он посмотрел вдоль коридора и сверился с бумагами. «Тут сказано, что с момента последней проверки ты увеличил второй этаж. Продлил коридор, добавил спальню и мышевую».

— Ага, — согласился серебристый жеребец, но тут же поправился. – Ты имел ввиду душевую, так?

— В разрешении указаны спальня и мышевая, — сверился с бумагами Кин Ай.

— Это опечатка, — указал Рэд Тейп, сверившись с документами.

— Это можно обсудить на следующем заседании городского совета, через три недели, — последовал вниз Кин Ай. – А пока что я помогу тебе пройти проверку.

— Что ты имеешь ввиду? – с беспокойством спросил Рэд Тейп. По его спине побежали мурашки.

— Вы готовы, Флаттершай? –спросил Кин Ай, открыв дверь.

В дверь прошла желтая пегаска с большой клеткой и поставила ее на пол.

— Спасибо вам огромное, мистер Рэд Тейп, за то, что построили мышевую, — сказала она. – Шесть этих милых зверушек так долго ждали, что их кто-нибудь возьмет к себе.

Челюсть Рэд Тейпа отвисла. Он попытался двинуться, сказать что-то, но шок ситуации не дал ему сделать ничего, пока Флаттершай не сняла с клетки покрывало.

Отвратительные крылатые мыши! Глазки-бусинки! Плоские мордочки! Рэд Тейп покрылся потом. Вся сцена открытия дверцы клетки шла перед его глазами как при замедленной съемке.

Когда эти чудовища вылетели из клетки, в воздухе повисло радостное попискивание. Одна мышь села на гриву Рэд Тейпа. Жеребец самым постыдным образом упал в обморок.

— О, — сказала Флаттершай. – Я никогда не видела, чтобы кто-то так радовался домашнему животному!

Комментарии (23)

0

Забавный рассказ.

edinorojek #1
+3

Мышевая значит :)

MLPMihail #2
0

Плоховатая попытка передать игру слов, да.

Кайт Ши #9
0

Заставило улыбнуться =)

mrgypnocat #3
0

Рассказ позабавил.
Миленько, однако опечатка:
 — А я буду играть на этот пианино,— сказала Бабуля Смит, входя в амбар.
Спасибо.

Lightmer #4
0

Спасибо, поправил. И ведь вычитывал...

Кайт Ши #5
0

Пожалуйста.
Я все же спрошу. Так как это перевод и в оригинале может так всё и должно быть, но мне кажется тут не хватает слова прибыл (или пришел):

— И вам доброго дня, мисс Эпплджек. Я — Кин Ай из мэрии, (где-то здесь) чтобы провести вашу ежегодную проверку построек,— ответил жеребец, предъявив кобылке свои документы.

Хотя и так тоже читабельно, но меня на этом моменте зацепило при первом прочтении.

Ни на что не претендую,так как по русскому языку в школе было 3.

Lightmer #6
0

Можно вписать. Еще раз спасибо. Будет читаться глаже.

Кайт Ши #8
0

Ещё раз спасибо за перевод хорошего рассказа.

Lightmer #7
0

Спасибо всем за работу.приятный рассказ!

RaRiz #10
-1

Спасибо, весёлый рассказ.
Кстати, можно было перевести "мушевая", и Флаттершай принесла бы с собой баночку мух. Было бы не менее эпично. А что, с насекомыми она, ЕМНИП, тоже разговаривает.

GORynytch #11
0

Пришлось бы переписать окончание рассказа, чего я бы предпочел не делать. Эпистолярный жанр — не моя стихия. Переводить написанное кем-то — много проще.

Кайт Ши #12
0

Да там переписывать-то практически ничего бы не пришлось, в паре предложений по несколько слов и одно короткое предложение полностью. Всё.

GORynytch #13
0

Ну, что сделано, то сделано.

Кайт Ши #14
0

Ануб`Арак, вы ли это?

GORynytch #15
0

Не уловил шутки. Ну и на тему мушевой. Мухи не настолько уродливы, как летучие мыши. И паника Рэд Тейпа из-за них была бы непонятной.

Кайт Ши #16
0

Хех, а получилось крайне забавно)

MirDver #19
0

Забавный рассказ.
Не очень хорошо подан, мало чувств и описаний.
Но в целом годно.
Даже игру слов передали, как я понял: bathroom — batroom.

DarkKnight #20
0

Ага.
Игры слов трудно переводить, получилось то, что есть.

Кайт Ши #21
+2

Первые три ночи мне показалось, что у Эплджек талант предлагать посетителям выпивку.

root #22
0

В принципе с таким подходом, который был на шестую ночь, бар был бы успешны, но для такого количества посетителей потребовалось бы огромное количество алкоголя. Необходим бы стал погреб с постоянно возобновляемыми запасами; и новые рабочие из этой области.
В общем мне очень понравилось. Как же здорово читать рассказы тех старых добрых годов... ностальгия.
Спасибо автору и переводчику!

Dream Master #23
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...