Автор рисунка: aJVL

Ткачи миров

Кейл стояла на краю обрыва и сердце ее переполняла жажда действий. Она с нетерпением смотрела в бездну ее мира и думала… Приятное тепло согревало ее. Солнце – замечательное творение, пожалуй, одна из лучших ее задумок. Свет, тепло, жизненная сила – солнце уникально, в своей роли. Кейл улыбнулась и создала шарик света. Частичка солнца заплясала у нее в копыте, разбрасывая веселые искорки. Она напоминала свою сестру , только в тысячи раз более маленькую. Кейл подбросила искру вверх, и та медленно поплыла прямо к Солнцу. Кейл проводила ее добрым материнским взглядом и вновь посмотрела в клубящуюся черноту Ничто.

За краем ее мира было пусто и черно. Абсолют. Порядок, с которого все начинается. Пустота, чистая и безмолвная. А ее мир был частицей хаоса в абсолютном порядке. Кейл посмотрела на землю под копытами. Твердая и влажная, она способна давать жизнь прекрасным существам, выпускающим дивные цветы и радующим глаз своей буйной зеленью. Кейл вновь посмотрела на обрыв. Золотые нити колыхнулись, почувствовав волю хозяйки. Мир требовал наполнения, ровно как и душа Кейл.

Кейл закрыла глаза и вслушалась в звуки мира. Журчание ручья, тихий треск растущего древа, пение птиц… По спине Кейл пробежали мурашки и ее губы расползлись в улыбке. Весь мир шептал ей: «Вперед! Мы с тобой! Твори , наша общая мать, твори! А мы поддержим тебя всем, чем сможем»

Ее мир всеми силами старался показать создательнице свою любовь и жажду развития. Тихая мелодия роста, перезвон золотых колокольчиков приятно ласкали слух Кейл, наполняя ее сердце теплом и радостью, давая решимость.

Кейл открыла глаза и встала в полный рост. Ее ждут. Пламя жизни ее мира, подаренное ей же и согревающее ее во сто крат больше, чем тепло солнца , придало ей сил, как ничто другое ни в этом мире, ни в любых других мирах. Взмах крыльев устремил вдаль золотые нити света сотворения.

И Ничто перед ее взглядом стало становиться Чем-то.

Из ниоткуда появлялась твердая земля и пушистые облака. Из земли вырастали холмы, постепенно переходящие в горы. Хрустнуло, и из земли начали прорастать юные растения, отчаянно тянущиеся к солнцу. Пустота наливалась жизнью , красками, цветом и блеском.

Кейл молчала. Во всеобщем шуме, когда даже камни издают неслышную мелодию, Кейл молчала. В эти моменты она была миром. Всем миром, каждой его частицей. Камень, земля , облака, растения, животные – Кейл была всем. Она не отделяла себя от своего мира. Он был ее частью. Или она была частью его. Кейл не задумывалась об этом. Она творила ткань мира из нитей своих мыслей. С каждой секундой ее мир становился шире, и душа ее трепетала от счастья.

Это нелегко, творить ткань мира, плести новое Что-то из Ничего. Каждая пылинка, каждый камешек, каждая капелька воды важна. Нельзя упустить ни детали. И ни на чем нельзя зацикливаться, доводя до совершенства, ведь мир не терпит стазиса. Он должен расти. Он должен шириться , радуя свою создательницу. Причудливы нити творения, сплетающиеся в нерушимую скалу и в свежий ветер. Все в мире должно быть взаимосвязано. А это очень сложно.

Живые существа были сложнее всего. Ведь в каждую частицу мира Кейл вкладывала лучезарную частичку своего «Я». Но если камень или дерево были подобны лучине, то живые существа напоминали факела. Факела, то тлеющие, то пылающие, напоминающие создательнице живой костер, согревающий окружающий мир своим теплом. Кейл открыла глаза и , взмыв на небо, взглянула на маленьких разумных созданий, строящих небольшой городок, сами, без помощи той, что соткала ткань их мира и их самих. Они уже жили своей жизнью, общались друг с другом, смеялись, ссорились, мирились. Эти искорки живого света начинали менять первозданную картину мира, подстраивая его под себя, чем веселили Кейл, наблюдающую за ними в течении всей их истории. Огоньки их жизней рано или поздно вырывались из их тел и взлетали ввысь к солнцу, из солнца же возвращаясь, дабы дать дыхание новой жизни.

Кейл с улыбкой смотрела на свой пока еще маленький мир. Он не был совершенен. И не должен был. Совершенство начиналось за гранью мира. Там где царило Ничто. Но такое совершенство Кейл не устраивало.

Плетение ткани мира не отнимало у Кейл сил. Ведь ее силы никуда не уходили, а лишь принимали иную форму, так как ее мир был ее частью.

Одна из гор своей формой напомнила Кейл фермерские вилы, и она в шутку сделала ее еще более похожей на них. Удовлетворенно кивнув, Кейл взглянула вновь на разумных. Один небольшой юный факелок жизни смотрел в небо, казалось, прямо на Творящую и задумчиво улыбался, а затем убежал куда-то в дом. Кейл стало интересно, что задумал маленький факелок. И она последовала за ним в его хижину, невидимой маленькой искоркой скользнув в простенькую соломенную дверцу.

Ребенок сидел в своей бревенчатой хижине с соломенной крышей и водил угольком по листу бумаги. Кейл с любопытством посмотрела на лист и ахнула. Лист светился пламенем жизни, будто живой. Черные угольные узоры переплетались с золотыми нитями, сплетаясь в прекрасное творение. А ребенок рисовал, наносил новые линии, и Кейл заметила, как от пламени юного факелка загорается другое пламя на его листе. Кейл всмотрелась в рисунок и увидела стройную пони в жемчужной короне. Кейл улыбнулась.

— Так и будет… — произнесла Творящая и вознеслась в небо, точно зная, в какую сторону она направит свои нити в следующий раз…

-Кейл! – голос матери заставил Кейл вздрогнуть и положить карандаш на стол.

-Кейл, пора в школу, ты уже собралась? – мама заглянула в комнату Кейл и ,увидев ее за столом рядом с ее любимыми карандашами, улыбнулась теплой улыбкой, — Все пишешь?

-Да мам, — Кейл отодвинула исписанные листы и повернулась к маме, смущенно улыбаясь.

-Это конечно хорошо, -мать подошла к Кейл и обняла ее за голову, погладив по непослушно торчащему чубчику, — Но об учебе тоже не забывай. Ты задание на дом сделала? Мисс Чирили не будет тебя ругать?

-Да все хорошо, мам! – Кейл отодвинулась от матери, чуть обидевшись за недоверие, – Я все-все сделала.

-Тогда вставай и пойдем в школу. Уроки начнутся через полчаса.

-Да мам, — со вздохом Кейл встала со стула и сложила в ранец карандаши. Сдув челку с лица , юная пони направилась вслед за матерью, в мыслях возвращаясь к своей волшебной вселенной.

А тем временем где-то высоко в небе кто-то смотрел на Кейл и улыбался.

-Я знаю, что сотворю в следующий раз.

Комментарии (7)

+1

Достойно, отличная зарисовка, особенно концовка порадовала. И кроссовер интересный, "Ткачи Сарамира", если не ошибаюсь?

Fana #1
+1

Fana нет, я честно первый раз слышу о Ткачах Сарамира. Однако спасибо за наводку, поищу, посмотрю)

SunsetShadow #2
+1

Молодцом. :3

Applejack #3
+1

Добро, нежно и интересно:) Честно, я терпеть не могу рассказы о сотворении миров: и увидела великая НЕХ, что это хорошо, и сотворила пони, а потом... Ну, ты понимаешь:) Рискнул прочитать твой рассказ и не пожалел:) Спасибо:)

black-white gentlepony #4
+1

Замечательно! Идея зарисовки напоминает interception и другие фильмы со сходными идеями. Но у меня не было ощущения дежавю, скорее я почувствовал туго закручивающиеся спирали улитки:) Интересно, понравилось, но не забывай про Закатную Тень, очень нужно продолжение. Хотя бы главу.

Dwarf Grakula #5
+1

ВЕЛИКОЛЕПНО!

Настолько перекликается с "Хрустальной Паутиной" Андрея Новосёлова, что — однозначно зелёное копыто автору!!!

И — ОДУХОТВОРЕНИЯ!!!

Navk #6
0

Душевная зарисовка. Чувства, ощущения, эмоции. Всё от первого лица. И повествование, аллюзирующие полёт фантазии — картину сна.

Strannick #7
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...