Автор рисунка: BonesWolbach

Часть Души

Двери тронного зала хлопнули за очередным пони, пришедшим на аудиенцию к принцессе. Вечернее солнце играло своими оранжево-золотыми лучиками на колоннах, нередко изменяя цвет, проходя через витражи, изображающие события из истории Эквестрии. Селестия устало посмотрела на солнечных зайчиков, так и зовущих свою принцессу отправить их в заслуженный сон.

— Сейчас-сейчас… — изнеможённым голосом прошептала принцесса сама себе. Пускай солнце и уйдет за горизонт, но вот работа…

Огромная гора государственных бумаг разной важности и секретности лежала на столе дневной принцессы, дожидаясь своего часа.

— На сегодня аудиенции закончились. – Донесся из-за закрытых дверей голос секретаря.

Затем, послышался крик.

— Но это важно! Срочно пропустите меня к принцессам! – кричал пони.

— Сказано же! На сегодня аудиенции завершены! – вторил стражник.

— Но… но… — орущий пони замялся. – Это же дело всей моей жизни…

— Завтра! – Прикрикнул секретарь, уставший за весь день.

Двери в тронный зал объяло золотистым свечением. Легонько скрипнув, они начали медленно растворяться. Секретарь удивленно обернулся. Сзади стояла Селестия.

— Пожалуй, сегодня можно сделать исключение, — ласково сказала принцесса, — проходите, мистер…

— Эвидент Шифт, Ваше Высочество, – пони поклонился Принцессе. Это был единорог, почти полностью скрытый плащом. Проглядывалась бордово-красная грива, свисающая по правой стороне его морды. Взгляд был уставшим и притуплённым. Пони с трудом стоял на ногах.

— Вы себя хорошо чувствуете? – насторожено спросила Селестия, одновременно приглашая Эвидента пройти в тронный зал.

— Не беспокойтесь о моем состоянии, Ваше Величество. Всё хорошо, — единорог лукавил. Чуть прихрамывая, он медленно зашёл в тронный зал. Двери закрылись. Двое стражников заняли свои посты по краям двери, чтобы в случае чего защитить свою принцессу.

— Что же привело вас ко мне? – спросила дневная принцесса, занимая свое место на троне.

— Я должен вам сообщить нечто важное, Ваше Высочество. Только вам, без лишних ушей.

Эвидент бросил взгляд на двух стражников, стоящих поодаль от него. Оба стражника с удивлением посмотрели на единорога.

— Это очень важно! Эта информация не должна стать достоянием общественности. Никто, кроме вас, не должен знать о ней. Я могу рассчитывать на вашу мудрость, Ваше Величество?

— Хорошо, раз вы так говорите, то можно сделать и это исключение.

— Но, принцесса! – начали, было, стражники.

— Не бойтесь, я могу постоять за себя.

Охранники, бросив строгий взгляд на Эвидента, вышли. В зале остались только Селестия и единорог.

— Можно взять с вас слово, последнее одолжение, Ваше Величество? – пони закашлял.

— Я слушаю, мистер Эвидент.

— После того, как я вам расскажу о том, что привело меня, выполните мою просьбу, вне зависимости от того, что будет после. Обещайте! – единорог скинул с себя плащ. Бордово-красная грива местами поредела. На всем теле были следы ран и кровоподтеков. Самое главное, на крупе отсутствовала кьютимарка. Селестия со скрываемым ужасом смотрела на израненного пони.

— Кто это сделал? – Принцесса приблизилась к Эвиденту, рассматривая раны и шрамы, разбросанные по телу, — вам нужно срочно к доктору!

— Не тратьте силы и время на существо, потерявшее смысл своего бытия, Ваше Величество, — пони закашлял кровью, — тем более, когда времени уже не осталось.

— Но… — попыталась возразить Селестия.

— Сейчас вы должны выслушать меня, Ваше Высочество. Это очень важно! Важнее, чем моя жизнь, — принцесса остановилась.

— Когда-то, — начал единорог, – я был обычным пони. Таким же, как и все. У меня была детская мечта. Они бывают у всех жеребят, но, обычно, многие забывают её после получения кьютимарки. Но не я… Я хотел стать обычным библиотекарем. Книги с детства завораживали меня. Их богатый мир, скрытый на тоненьких страницах, измазанный чернилами. Забавно, но судьба была не благосклонна ко мне. В итоге я получил кьютимарку в виде двух склянок. Ученый… С таким талантом можно было забыть о работе в библиотеке. Но я не сдавался! Закончив обучение, я поросился на должность помощника библиотекаря в Мейнхеттане. С трудом меня взяли туда на полставки. Но меня это не волновало. Я работал там, где хотел. Я готов был жить там. Сотни стеллажей с книгами! И каждая со своей историей. Со своим миром. Я был счастлив. Но счастье продлилось недолго…

Эвидент снова разразился кашлем. На этот раз все было куда серьёзней. Пони с трудом удержался на ногах, не давая слабости свалить его. Магическое поле охватило его седельную сумку. Горлышко стеклянной склянки показалось наружу. Затем вся колба вылезла из сумки. Она была почти пуста. Единорог, еле удерживая её, притянул бутылёк к себе и принялся жадно допивать остатки жидкости. Эвиденту стало немного легче. Он продолжил.

— Благодаря своему таланту, я с трудом выполнял свою работу. Спустя три месяца, меня выгнали. Я отчаялся. Моя мечта, исполнившись, упорхнула прочь. Я не представлял, как жить дальше. Может быть, если бы я тогда успокоился, то все стало бы намного лучше? Но уже поздно говорить об этом. Сквозь муки безысходности и пучины отчаянья ко мне пришла мысль. Она была безумна, но столь притягательна. Я решил изменить свою судьбу. Найти способ изменить судьбу. И тут мне помог мой талант. Я начал искать информацию о кьютимарках, всю, которую я мог найти. Объездив всю Эквестрию в поисках нужных мне книг, посетив всевозможных ученых, я, наконец, нашёл то, чего хотел. Таинственную и мифическую структуру. Основу. То, что делает всех такими, какие они есть. То, что отвечает за кьютимарку. Я назвал её — aliquid animae. Душевная частица. И я нашел способ заменить её. Убрать ненужную, не устраивающую пони и поменять на то, что он хочет. Впервые, я был счастлив своему таланту. Не думая ни минуты, я проглотил свое зелье. Но, я забыл самое главное. Я забыл добавить то, что заместило бы её. Мою частичку. Зелье было не готово. Ужасная боль терзала меня неделю. Моя кьютимарка, мой талант исчезли. Но я потерял нечто большее. Свою судьбу. Своё предназначение. Месяц мое тело разрывало. Мир отвергал меня. И, потеряв свой талант, я не смог закончить свое зелье и исправить произошедшее…

Копыта ослабли, и пони упал на пол залы. Кашель разрывал его изнутри. Селестия устремилась к единорогу. Золотая аура охватила Эвидента, немного успокаивая муки пони.

— Принцесса… Вы обещали исполнить мою пр…*кхем* … просьбу, — единорог с надеждой посмотрел на Селестию, — сохраните рецепт. Возможно, придет время, и он сослужит Эквестрии. А может и спасет чью-то жизнь. В моей сумк..*кхем-кхем*… сумке все мои записи. Я… надеюсь. Надеюсь на вашу мудрость, Ваше Величество.

С трудом произнеся последние слова, единорог умер.

Комментарии (5)

+1

Интересно. Копыто вверх. Идея немного натянута, но в целом – вполне хорошо. Ещё один день из жизни Селестии. Читается легко, написано грамотно.

boatOV #1
0

Что-то я перестал понимать смысл зарисовок.
Написано хорошо.

Дрэкэнг_В_В #2
+1

«я поросился на должность» — а на глаз вроде пони…

«Ученый… С таким талантом можно было забыть о работе в библиотеке» — чушь собачья. Флаттершай имеет метку в виде бабочек, а занимается со всеми животными. Рэрити имеет метку поиска алмазов, а сама белошвейка. Дашка имеет метку гиперзвука, а сама облака пинает. Шестиконечная звезда Твайлайт символизирует занятия астрономией, а она работает библиотекарем. Только у Пинки и Эплджек метка и род работ совпадают. И это – только шестёрка главных персонажей! Возьмите Дерпи, она должна пузырьки выдувать, а сама почтальоном работает (и, следуя моей ГП, водит штурмовой вертолёт).

«Благодаря своему таланту, я с трудом выполнял свою работу» — взаимоисключающие параграфы, не находите?

В целом – заметка слишком маленькая, чтобы её можно было нормально оценить. Никакой технической стороны не предоставлено. Потому – без оценки.

GHackwrench #3
0

GHackwrench, прошу прощения, не могли бы вы дать свои контакты?

DarkDarkness #4
0

В мой профиль добавлена контактная информация.

GHackwrench #5
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...