Перекрёсток

Однажды земной пони сошёл с поезда в Понивилле. Он не планировал оставаться там надолго, просто ему нечем было заняться. Но кто мог предположить, что в Понивилле сойдутся пути многих пони, и это навсегда изменит их жизнь?

Рэйнбоу Дэш Зекора Трикси, Великая и Могучая Биг Макинтош Дерпи Хувз Другие пони ОС - пони Октавия Лайтнин Даст

Свет полной луны

При свете полной луны некоторые вещи теряют свой облик, становясь не тем чем казались раньше...

Другие пони ОС - пони

Гармония стихий

"Гармония - суть прогресса и процветания", - гласила доктрина Эквестрии. Утопия на землях смертных, символ духа и дружбы. И даже её история начинается с всеобщей любви и единения! Но для всех ли она работает одинаково?

Другие пони

Вы п(в)р(ы)о(играли)

Очень короткий рассказ о том, как в магической стране Эквестрия появился новый пони. Нет, это не попаданец. Попаданец подчиняется обстоятельствам. Здесь подчинятся обстоятельства.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Человеки

Волшебные Земли

"И кто ищет спасения в перемене места, как перелетная птица, тот ничего не найдет, так как земля для него везде одинаковая." Антон Павлович Чехов, Дуэль. Все-таки люди-полные уроды. А вы представьте, что будет, если они потеряют дом, и из-за спора двух великих вселенских существ найдут мир добра и дружбы?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Трикси, Великая и Могучая Биг Макинтош Грэнни Смит Диамонд Тиара Сильвер Спун Черили Принц Блюблад Энджел Вайнона Опалесенс Гамми Дерпи Хувз Лира Бон-Бон Другие пони ОС - пони Октавия Кэррот Топ Танк Колгейт Мистер Кейк Миссис Кейк

Долго и счастливо/ Happily Ever After

После ухода друзей, Пинки прибирает вечеринку и вспоминает счастливые времена.

Пинки Пай

Прощальное слово/ Saying Goodbye

Терять друзей трудно. Говорить слова прощания еще труднее. Но воспоминания делают боль немного терпимее.

Эплджек

Поэзия

Писать стихи - всё равно, что заниматься любовью.

Принцесса Селестия Другие пони

MLP: Fan Season

Эта история почти не связана с каноном. Она начинается с того, как король Сомбра и его верный помощник находят «таинственный» подарок от Лиандреллы Росакроун — умершей жены Сомбры...

Другие пони ОС - пони Кризалис Король Сомбра

Иллюзорность иллюзий

Небольшая зарисовка, представляющая альтернативный взгляд на историю с Кристальной Империей.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна

Автор рисунка: Stinkehund
Пора познакомиться Выбор судьбы

Отпуск

Свити таращилась на маленькую чёрную пони с глазами цвета лимона без зрачка, доставшимися в наследство от матери. Та радостно пищала и носилась по комнате, изредка пытаясь помогать себе прозрачными крылышками, летать она ещё не могла. Тягала свою любимую игрушку, сшитую Рарити, с пуговичками вместо глаз. Почему-то этой чёрной непоседе не нравилось, когда Свити принимала свой прошлый облик, она сразу куксилась и начинала грустить, от чего у дочери Рарити сердце превращалось в загнанного кролика. Она никак не могла сообразить, уже который раз им вручали эту малышку под самыми разными предлогами, то у ученицы Королевы срочная работа, то эта троица поехала наводить дружеские мосты с грифонами. На самом деле Свити радовалась ей, ухаживала за маленькой и непоседливой кобылкой, та ещё только-только начинала говорить. Рарити разрывалась между своими любимыми камнями, пошивкой платьев, уходом за Свити и за дочерью табуна Сплит. Почему-то ей показалась приятной роль няни для этого жеребёнка, на удивление, мелкая кобылка вела себя очень хорошо, редко что-то портила или ломала, зато любила залезть на какой-нибудь шкаф и оттуда, словно из засады, наблюдать за работой Рарити, казалось, она могла часами смотреть, как медленно шлифуются камни, проверяется огранка, парит в магическом захвате увеличительное стекло. С таким же успехом она слушала, как Свити репетирует песни, правда, прослушивание в большинстве случае заканчивалось тем, что она засыпала.

— Добрый день, Рарити.

— Здравствуйте, Сплит! — Рарити присела на передние ноги и поклонилась.

Та явно смутилась и как-то неуверенно потыкала копытом в пол.

— Рарити, я к тебе по делу, можно на «ты»?

Неуверенная улыбка кобылы с блестящей антрацитовой шёрсткой стала ей ответом.

— Неудобно как-то, мы тебе свою дочь даём по просьбе Королевы, ты, наверное, давно догадалась о причине.

Рарити удивлённо уставилась на неё.

— Эм… понятно, не догадалась. Я объясню. Ты уже довольно хорошо знаешь физиологию чейнджлингов и наши отличия от обычных пони. Тебе известны пристрастия и особенности. Наверняка знаешь, как Королевство использует семьи кристальных пони и причину этого.

Рарити вздрогнула и потупила взгляд.

— Не переживай так, это плата за магию разума. Сейчас у нас всё хорошо, мы нашли способ, который позволяет нашим жеребятам выжить. Рарити…

Из небесно-синих глаз капали слёзы. Сплит бережно коснулась её магией, успокаивая и согревая. Потом решительно подошла и обняла.

— Всё будет хорошо, согласись, у обычных пони не меньше бед, одни проблемы с кланами чего стоят. Представляешь, сколько головной боли их разборки приносят Принцессам? Мы отвлеклись, Рарити, Королеве скоро придётся на какое-то время покинуть трон, два месяца точно.

— Декрет?

— Да, как бы это странно ни звучало, но она ничем от обычных кобыл не отличается. Месяц до родов и месяц после. Всё как у всех нас, почти. Последнее слово ключевое.

Рарити удивлённо уставилась на неё.

— Она большая кобыла, в прямом смысле. Рождение двойни у нас огромная редкость, тройня не зафиксирована ни разу. Обычно один жеребёнок. У неё будет шесть за один раз. Понимаешь… она действительно большая кобыла.

— Даже у земных пони столько не бывает, я слышала о тройнях, но это редкость. Шесть? Ужас! Это ужасно! Бедненькая.

— Ага, а через три месяца к этому добавится ещё один жеребёнок от аликорна. В общем и целом, наследие Шайнинг Армор сделал большое. У них хороший табун, он старается быть с обеими кобылами, любит их. Сама понимаешь, помощи от него в столь деликатном вопросе немного, разве что моральная поддержка. Но если Каденс может тихонько уйти на положенный срок в декрет, то с Королевой это непросто.

— Дорогая, я начинаю понимать… — испуганно ответила Рарити.

— Да, всё так и есть. Она решила, что я смогу посидеть на троне всё это время. Мне нужна твоя помощь. Знаю, ты скажешь, есть же Советники и высшие чейнджлинги. Они тоже окажут содействие, но на эти два месяца у нас запланировано проведение двух мероприятий, которые нельзя отложить. Обычно такими делами Королева занимается лично, но я в этой области ничего не умею. В общем, надо провести два мероприятия, одного в Логове, большой бал. Второе, концерт в честь дня рождения первой Королевы. Очень важные дела для роя. Крисалис всегда сама такое делала, ей нравится, но я не умею. Рарити, как ты посмотришь на предложение заняться их организацией?

— Я готовила праздники в Понивиле вместе с Пинки Пай. Но она больше по всяким развлечениям и вкусностям. Тут всё строго и официально, да?

Сплит кивнула и с надеждой смотрела на Рарити.

— Сплит, я попробую, а Свити будет петь?

— Конечно! От неё все в восторге. Можно сказать, поющая ценность роя. Основная проблема, подготовка самих помещений и меню, в котором надо учесть вкусы всех приглашённых, грифоны и пони. Ещё нужно организовать встречу с поездов, гостиницы, перевозку внутри столицы. Мне страшно от одной мысли об этом.

— Сплит, понадобятся деньги. Моих собственных запасов не хватит. Я не знаю как дела с финансами у роя.

— Советник Ирж даст всё необходимое, приказ я подпишу. Всё, что потребуется купить, отправляй ему запросы, у него есть необходимый штат чейнджлингов. Рарити… пожалуйста, не нужно плакать.

— А вдруг с ней что-то случится? — кобыла дрожала, словно замёрзла.

Сплит снова обняла её, потом постояла несколько секунд, чувствуя, как слёзы капают на её грудь и решилась. Тонкая нить соединила два сердца, озаряя душу тёплым ласковым светом. Рарити ошалевшим взглядом смотрела на кобылу, которая довольно сильно уступала ей по росту, заглядывала в бездонные глаза тёмно-синего цвета. Потом решительно легла, подогнув под себя ноги.

— Спасибо! Спасибо!

— Не нужно переживать, с ней всё будет хорошо, лучшие медики роя окажут необходимый уход. Рой не оставит свою Королеву в поддержке. И ты не оставишь, и твоя дочь тоже. Мы все её дети, мы все часть её большого сердца.

— Я сделаю всё, чтобы праздничные мероприятия прошли хорошо, обещаю! — клятвенно заверила её кобыла.

— Благодарю! — Сплит заулыбалась и собралась уходить.

— Погодите… — вспомнила Рарити, — а вы же не сказали! Про дочь!

— Ах, да. Вы с дочерью уникальные. Крисалис не знает, как это получилось и почему такое вообще возможно. Дело в том, что чейнджлинги любят только своих детей. Вы же со Свити любите нашу дочь, словно она ваша собственная. Вы даёте ей свою любовь, кормите её. Это невозможно. Вообще. Никак! Не существует такого заклинания, чтобы получить любовь чужого чейнджлинга. Но вы это как-то делаете. После того, как Имбрейс у вас побудет, она насыщается до состояния полного не стояния. Даже я не в силах ей столько отдать. Вот у Джу получается столько отдавать, но она обычная пони, а Имбрейс её биологическая дочь, поэтому противоречий нет. Вы являетесь чейнджлингами, все анализы и магические, и обычные, пробы крови, всё это говорит об одном, вы часть роя. Поэтому, мы и отдаём её вам. Небольшая привилегия для ученицы Королевы.

— Привилегия? Прости, я совсем не понимаю тебя.

— Как думаешь, может ли семья чейнджлингов хотя бы на день оставить своего жеребёнка?

— Бабушки и дедушки? Они же тоже родные! — удивлённо ответила Рарити.

— Увы, родство заканчивается табуном. Лишь Королева может выполнять функцию родителей и кормить своей любовью. Поэтому родители привязаны к жеребёнку гораздо больше чем любые пони. Они не могут отдать на выходные, отправить на лето к бабушке или что-то такое. Да, есть детский сад для малышей, он позволяет выкроить время на работу для родителей, но утром и вечером они навёрстывают упущенное. Ты наверняка видела, как малыши тихонько сидят, обняв отца или родную кобылу, перед тем, как уйти внутрь детского сада? Они насыщаются любовью. Думаю, ты замечаешь подобные детали. Ведь это твой дар.

— Да, много раз видела. Но я почему-то думала, они просто обнимаются. Ох, так вот в чём заключается привилегия? Это ужасно! Если я кому-нибудь расскажу, меня сочтут сумасшедшей. Никто не посчитает такое привилегией! Обычная няня. Даже у Твайлайт была няня. Для более-менее обеспеченных семей, считается вполне нормальным нанять кобылу для ухода за жеребятами.

— У Джу тоже была няня, я знаю. Но поверь, для моего табуна это привилегия.

— Дорогая, я буду рада такой привилегии, нам со Свити нравится ваша дочь. Приятно ухаживать. Есть даже капелька гордости за оказанное доверие. А я тебя буду чувствовать так же, как Королеву Крисалис?

— Не знаю Рарити, до полноценной Королевы мне очень далеко. У меня не получается принимать чейнджлингов, иногда чувствую — могу это сделать, вот как с тобой. Например, Джаинта я не смогла принять, хотя, куда уж ближе? Он станет отцом моих жеребят. Тебя легко приняла и чувствую, что Свити с лёгкостью приму. Я не понимаю причин. Крисалис только улыбается, говорит, всему своё время. Предположения есть, каких только вариантов я себе не придумывала и сопоставляла психологические портреты, и близость, и половые различия. Эм… ты только никому не рассказывай, я жеребцов вообще принять не могу. Пыталась это проделать с Джаинтом, как только его нить касается моего сердца, меня буквально отбрасывает, всё чужое, совсем не такое, не мягкое. Не знаю, как объяснить. Другие желания и мысли, чувства и мечты. С кобылами иногда не получается принять, так же отбрасывает, словно там внутри всё чужое. Крисалис говорит, мне надо пытаться принимать чейнджлингов. Это позволит дарить им больше любви, а значит, они станут счастливей. Я полагала, мы будем мешать друг другу, но нет, наши нити разные, никаких помех не создаётся. Как сказала одна из моих подруг детства, двойное солнышко вдвойне приятней.

Рарити улыбнулась и снова поклонилась. Обе кобылы обнялись и распрощались. Властительницу моды и драгоценных камней ждала любимая работа. Примерно в это же время в Эквестрии происходили подобные события.

Твайлайт носилась с выпученными глазами по покоям Селестии, верещала подобно испуганной птичке, оба царственных аликорна расположились на кровати дневной сестры и с интересом наблюдали за её деятельностью, синхронно поворачивая головы вслед мечущейся лавандовой кобыле. Пока на её счету присутствовала одна разбитая ваза и два перевёрнутых столика.

— Я не могу! Не могу!

Ласковый тёплый взгляд любящей белоснежной кобылы по идее должен был давно её успокоить, но пока это не помогало.

— Твайлайт, ты ведь говорила, что я устаю и мне нужен отдых. Почему сейчас отказываешься от своих слов? Подтверждаю тебе, мы с сестрой устали, последние события выбили нас из колеи, наша тележка подскакивает на ухабах и трясётся на кочках. Пожалей нас! Дай немного времени на отдых. Берег моря, шелест волн и никого вокруг. Позволь нам воспользоваться тем правом, что есть у всех пони Эквестрии. Мы хотим получить заслуженный отпуск. Прошу тебя! Ты в прошлом году брала две недели отпуска, радовалась книгам в своём замке Понивиля. Почему же хочешь лишить нас этого мимолётного удовольствия?

— Наша сестра права, ведь ты неоднократного говорила нам обеим, сколь сильно нас любишь! Что же получается, солгала?

Луна часто дышала, казалось, она сейчас начнёт всхлипывать, на Твайлайт слёзы сестёр действовали безотказно, она была готова на всё, лишь бы высушить их.

— Нет! Нет! Я вас очень люблю! — заметив состояние тёмного аликорна, пискнула Твайлайт.

— Тогда позволь нам отдохнуть, мы просим всего месяц, — обычно громкий голос ночной сестры в этот раз стал необычайно тихим и просящим.

— Вы же не бросите меня одну? — в аметистовых глазах сияло беспокойство.

— Твайлайт, откуда такие мысли? Мы не собираемся делать ничего подобного, ты моя ученица, пусть теперь стала Принцессой, но мы вместе, я не оставлю тебя одну.

— Они меня сожрут! — на очередном круге она врезалась в стол, мебель устояла и теперь лавандовая кобыла потирала ушибленную ногу.

— Думаю, Принцесса Дружбы сможет решить возникшие проблемы, как делала это всегда, ты никогда меня не подводила, — тёплая улыбка коснулась мордочки белоснежного аликорна.

Обе сестры продолжали лежать на кровати с огромной теплотой в глазах глядя на мечущуюся по покоям кобылу. Их прекрасные гривы плавно развевались в магических потоках.

— Хорошо Селестия, я сделаю это. Ради вас обеих.

— Мы привезём тебе красивые ракушки, обещаем! — улыбнулась Луна.

«Добрых дней под этим небом Сплит. Это письмо до тебя точно дойдёт, диархи отбыли в отпуск, перехватывать корреспонденцию ныне некому. Прошу, прости меня, прости нас всех за боль и обиды. Не знаю, хватит ли тебе моих слов. Я остаюсь верной тому, что сказала раньше, дружба для меня значит больше всех сокровищ мира. И однажды я надеюсь вновь услышать твои слова в мой адрес, ощутить дружеское прикосновение прозрачных крыльев. Селестия всё ещё злится и рассержена на твою персону, но стальной стержень её воли тает, я прилагаю к этому максимум усилий. Она уже признаёт тебя спасителем моей драгоценной тушки, скрипя зубами и охая, но это так. Дай ей ещё немного времени, она умерит свой гнев, совладает со своими чувствами. Молюсь за вашу Королеву, пусть у неё будет всё хорошо, пусть сбудутся её самые смелые мечты. За тебя тоже радею, пусть беды обойдут стороной твой табун. Всё, свои мысли, моей лучшей подруге я высказала. Теперь о деле. Я с удивлением узнала, что на троне Королевства нынче восседает мелкая кобылка с дырявыми ногами и бездонными синими глазами. Это знание открылось мне случайно, неосторожное слово в письме Рарити о том, что ей доверили шить платье для Королевы. Мы обе знаем, платье — это совсем не то, что могло бы сейчас понадобиться Крисалис. Прошу, не ругай её, она с огромной теплотой отзывается о тебе. Я рада решению Крисалис! Несмотря на то, что мне сказал Дискорд однажды, я верю в твои светлые чувства и дела, верю в то, что ты всегда будешь защищать Эквестрию. Пиши мне, когда будет время! Я буду рада твоим письмам. Рейнбоу уже довольно круглая, на удивление ведёт себя спокойно. Соарин буквально прыгает от счастья, захапал себе столь красивую пегаску в безраздельное пользование, целый элемент гармонии. У остальных моих подруг тоже всё хорошо, Пинки встречается со своим любимым баянистом, Флаттершай и Эплджек ещё не нашли себе достойного табуна. У меня на личном фронте без перемен, Селестия и Луна. Однако есть ещё кое-что, о чём хочу тебе поведать при личной встрече. Боюсь даже этому нарочному письму доверять подобное. Служение Эквестрии — нелёгкая задача, теперь понимаю, зачем Селестии требовалась маска. Слишком много желающих получить что-либо от казны диархов. Порой, вместо нужных дел, приходится часами выслушивать их «крайне важные» и «необходимые» требования. Некоторые не гнушаются подлогом и шантажом. Об этом не хочется говорить, прости, что порчу тебе настроение. Что делать с такими, ума не приложу. Селестия их мягко разворачивала, у меня не получается, приходится всё время искать ошибки в их проектах и указывать на них, разрушать стойкие кружева лжи. Это отбирает много драгоценного времени. Я знаю, у чейнджлингов такого нет, но может быть, ты подскажешь, как лучше всего справляться с такими пони? Прости, за просьбу очередного совета. Если не захочешь отвечать, я не обижусь. Всё ещё, считающая себя твоей подругой, Твайлайт Спаркл».

«Здравствуй, пропавшая Принцесса. Ах, любовь! Увы, мне не познать её, не понять значения этого слова. Для меня любовь — лишь энергия жизни. Но я рада, что у вас с Селестией всё наладилось. Ты стала мудрее и это радует. Заметить оговорку в письме подруги, никак не связанном с политикой, это надо уметь. Да, Крисалис ушла в декрет. Великий день для роя приближается, я с нетерпением жду его. Это будут её первые жеребята за много сотен лет. Я рада продолжению рода самой великой кобылы роя, но одновременно страшусь этого. Жизнь твоего брата — лишь искра в её тысячелетнем существовании. Яркий лучик тепла и счастья. Мне почему-то кажется, второго такого не появится никогда и это сильно печалит. Сердце сжимается от боли, когда пытаюсь заглянуть в грядущее. Меня очень заинтересовало, что же такое сказал тебе Дискорд? И в честь чего это он вдруг заговорил обо мне, я с ним не знакома. Очевидно, ты его чем-то испугала. Было бы интересно услышать историю целиком. У Рарити много работы, Свити упорно репетирует. Скучают по своим подругам. К сожалению, ближайшие два месяца они нужны мне здесь. Однако о дальнейшем я хотела бы с тобой поговорить. Как ты смотришь на выступление Свити в главном театре Кантерлота? Если всё пройдёт успешно, думаю, тебе стоит переговорить насчёт её гастролей в Мейнхеттене. Мы обе знаем, этому городу необходимо уделять самое пристальное внимание. Что же касается твоего вопроса о нечестных пони, имеющих влияние на высших Эквестрии. Могу лишь обратить твой взор на огромный прекрасный остров, находящийся в водах моря Селестии. Заодно, оглянись на свою лазурную подругу, и ты узришь ответ в своей душе. Дружба для чейнджлингов значит больше чем весь мир. Я остаюсь твоей подругой, ученица Королевы, Сплит».


По обеим сторонам трона стояли высшие пони, все они являлись доверенными лицами Селестии и Луны. На троне восседала лавандовая кобыла и тепло улыбалась вошедшим, внимательно выслушивая очередную просьбу.

— Значит, вы считаете, это супер зелье позволит всех вылечить? — мягкий голос Твайлайт прозвучал в древних сводах замка.

Она подарила ласковый взгляд пришедшей пони, ровно так, как это делала её наставница.

— Да! Мы провели тесты, вот заключения, — гордо выпятив грудь, ответила жёлтая единорожка.

— Интересная методика выработки, — она повертела в копытах документ, — лягушачьи лапки, болотный газ. Что ж, вижу все необходимые подписи на документе. Ведь ответственные за разработку химических компонентов пони подписали сие прошение.

Стоящая рядом с ней кобыла аж дышать перестала, она испуганно посмотрела на Твайлайт с мольбой в глазах.

— Раз все подписали, значит, зелье действительно получится хорошим. Что ж, я выделю необходимую сумму на строительство опытной установки по выработке зелья, — продолжая тепло улыбаться, подытожила лавандовая кобыла.

У единорожки рядом потекли слёзы, она с трудом сдерживалась.

— Поушен, не нужно ронять слёзы, ведь это ваша подпись на документе. Испытания проведены, всё в норме, результаты хорошие. Что ж, решение принято.

Она взяла пергамент и перо, черкнула пару строчек и, поставив роспись, прикрепила скрепкой к прошению.

— Вам выделят необходимые средства из нижней казны. Проводите главу клана с должным уважением и обеспечьте исполнение.

Жёлтая единорожка с синей гривой от радости разве что не подпрыгивала. Она покинула зал, гордо вышагивая и цокая копытами. Как только дверь за ней закрылась, серая невзрачная единорожка, по имени Поушен и кьютимаркой в виде склянки с пробкой с рыданием попыталась броситься к выходу. Её охватило фиолетовое сияние и вернуло на место. Она стояла, склонив голову, слёзы капали из глаз.

— Что с вами, Поушен?

— Н-н-ннич-его… про...сти…те…

— Оставьте нас.

Через минуту они остались вдвоём. Единорожка сидела, понурив голову и тихо всхлипывала.

— Как она получила твою подпись?

— Принцесса Селестия разрешила так делать, когда не можешь отказать. Я была в её клане, она меня вытащила оттуда, привела ко Двору диархов. Вы же понимаете, не можете не понимать! Это пустая трата денег! Зачем вы дали своё согласие?

Твайлайт смотрела на эту единорожку и всё яснее понимала, она сейчас плачет, потому что подвела свою Принцессу. Она честно пыталась предупредить.

— Хорошо, Поушен. А остальные подписи?

— Ерунда. Я уверяю вас! Кто-то кому-то что-то должен. Где-то обязательства кланов, где-то личные симпатии. Шарпи глава моего клана, я хотела покинуть их, после того, как Принцесса Селестия привела меня к солнечному Двору. Она запретила выходить из клана. Клянусь! Я пыталась их исправить, там не все плохие, поверьте мне.

— Пойдём, тебе придётся принять непростое решение.

Серая единорожка с белёсой гривой и желтоватыми глазами с пониманием кивнула, печальная улыбка отразилась на её мордочке. Они вместе покинули зал приёмов и прошли по коридору, ведущему в нижние помещения Дворца диархов. Спуск не был долгим, мраморная отделка быстро сменилась обычным серым шершавым камнем.

— Зачем мы идём в подвал? — неуверенно спросила цокающая вслед Принцессе кобыла.

— Казна находится именно там.

— Когда вы успели её перенести? Ох, я не имею права на такие вопросы, простите Принцесса Твайлайт.

— О, нет. Эта казна всегда располагалась именно там.

— Простите, но Принцесса Селестия иногда выдавала мне наличные деньги для своих поручений. Это в её крыле Дворца, второй поворот, там большая дверь с магической охраной.

Твайлайт улыбнулась, единорожка была до одури честной. Именно так написано в её личном деле. За что имела непрерывные конфликты с множеством пони, в клане из-за неё постоянно возникали разборки, именно так и нашла её Селестия, случайно узнав о проблемах в столь интересном сообществе единорогов, практически неразбавленном пегасами и земными пони. Они дошли до небольшой залы, пустое помещение, разве что какие-то старые ящики и немного пыли, абсолютно ничем непримечательное место. Два ночных пони с кожистыми крыльями, ещё трое воинов из солнечной гвардии, четыре советника солнечного Двора.

— Отпустите! Развяжите! Что вы себе позволяете?

Жёлтая единорожка громко верещала, пытаясь вырвать передние ноги из кожаных ремней, которые были привязаны к толстому железному штырю, вбитому в стену. Она могла лишь обвиснуть, распластавшись по стене.

— Я буду жаловаться! Принцесса обещала денег на моё зелье!

Твайлайт внимательно наблюдала за реакцией Поушен, надеясь, что всё рассчитала верно. Та растерянно уставилась сначала на Шарпи, потом на свою Принцессу.

— Шарпи, вы обязательно сможете мне пожаловаться. Я приму вашу жалобу и рассмотрю. Сейчас мы проведём испытание вашего зелья, ведь в отчёте написано, оно хорошо заживляет раны, буквально следов не остаётся. Вам нечего бояться, вы же сами создали столь прекрасное зелье лечения. Я взяла на себя смелость, конфисковать у вас десяток порций. Пять плетей, пожалуйста, — очень мягким тоном, продолжая тепло улыбаться, сказала Принцесса, ласково глядя на висевшую единорожку.

Гвардеец взял кнут и отошёл к противоположной стене. Твайлайт подняла крылья и резко опустила. Свист и хлёсткий удар, крик боли и отчаянья.

— Высшая Поушен, думаю, вы знакомы с обычаями грифонов. Порой они кажутся мне полезными. Я ведь не зря убедительно просила вас прочитать свод клановых правил Стального пера.

Понимание вспыхнуло в глазах серой единорожки, взгляд наполнился решимостью, она бросилась к главе клана, встала на дыбы и закрыла собой. Твайлайт кивнула, кнут сменился на другой, с серебряными вставками. Крылья поднялись и резко опустились. Поушен лишь тихо стонала. Клочки серой шерсти полетели в разные стороны, на каменный пол полилась кровь, она обнимала передними ногами Шарпи, та смотрела ей в глаза, видя как с каждым ударом, тускнеет её взор, из уголков рта пошла кровь. На пятом ударе она съехала в лужу собственной крови, под копыта жёлтой единорожки.

— Я завидую тебе, такая преданность! Развяжите её.

Жёлтая единорожка опустилась рядом с серой. Мир вокруг стал чужим, такого просто не могло быть, невозможно! Она смотрела на пони стоящих рядом, на Принцессу, её била нервная дрожь.

— Бери своё зелье, показывай, как оно работает.

Шарпи трясло, словно она замёрзла.

— Врач… врача… нужно лечить… — заикаясь, шептала она.

— Лечи! Что же ты? Вот твоё зелье! — Твайлайт сунула ей склянку.

Та смотрела на склянку с этикеткой, на которой изображён красный крестик с надписью «Излечит всё!», словно видела в первый раз.

— Я… она… оно… врача, пожалуйста! — дрожала жёлтая кобыла.

— Не хочешь давать дочери клана лечащее зелье? Не понимаю, ты что, не желаешь прекратить её страдания? — подозрительно поинтересовалась Твайлайт.

Она вытащила из штатива ещё один флакон, откупорила его и попыталась поднести ко рту раненой, Шарпи с ужасом в глазах оттолкнула копыто Твайлайт.

— Это вода со сладким сиропом, просто вода! Врача, прошу вас, умоляю!

На лицах присутствующих Советников появилось сначала недоумённое выражение, а потом их глаза вспыхнули холодной ненавистью. Они поняли, для чего это всё было сделано. Твайлайт с силой метнула склянку в стену, осколки брызнули в разные стороны, мокрое пятно расползлось по шероховатому камню.

— Ты солгала Принцессе. Подделала документы. Она их подписала, зная об обмане. Это, — она показала копытом на серую единорожку, лежащую без сознания, — твоя вина! Её кровь на твоей совести! Убирайтесь из Дворца! Обе! Видеть вас больше не желаю.

Она протащила Поушен на своей спине до дома клана, оставляя за собой багровые капли на всём пути, ночные стражи отгоняли любопытных и желающих помочь. Дойдя до дверей, жёлтая единорожка рухнула прямо там, тяжёлое дыхание и пена, выступившая на уголках губ.

— Шарпи, посмотри на нас! Весь клан в сборе! Мы все пришли, когда узнали о случившемся. Клан требует объяснений! — высшая пони клана смотрела на неё.

— Это всё Принцесса! Она захотела испытать на мне действие зелья. Привязала меня к стене и била кнутом.

— Я не вижу на тебе ран, — в голосе кобылы появился холодок и недоверие.

— Она била другим кнутом, обычным, как плётка. Поушен выскочила и закрыла меня собой. И тогда она сменила кнут. Когда Поушен упала без сознания, она попыталась залить ей в рот наше зелье. Я хотела, чтобы позвали врача! Правда, хотела! Призналась, что это вода с сиропом.

Около сотни пони внимательно слушали её и следили за происходящим.

— А может всё случилось иначе? Принцесса поняла, что её пытаются обмануть, а ты всю вину свалила на Поушен?

— Нет! Нет!

— Она лежит вся в бинтах и крови! На тебе ни одной царапины!

— Честно! Клянусь! Спросите у других, там были советники и гвардия и ночные пони.

Доверие клана пошатнулось и треснуло, разлетевшись осколками. Кровь дочери клана взывала к справедливости.

— Мы спросим. Артан, ты у нас единственный ночной пони, сходи к своим, попроси. Если откажут, ничего страшного. Карисса, ты командир десятка, попробуй узнать. Я пойду к советнику Твил, моя единственная близкая знакомая, попытаю счастья.

К ней подошёл единорог с меткой в виде красного крестика на крупе.

— Высшая Кендл, я выложился полностью. Частицы серебра ослабляют мои заклинания лечения, нужен более сильный лекарь. Её били кнутом с серебряными вставками. Я дал лечебное зелье «бабочка», кровь удалось остановить. На спине живого места нет, мне удалось погрузить Поушен в магический сон, чтобы она не чувствовала боли.

— Спасибо.

Три часа им понадобилось, чтобы найти всех участников происшествия, клан рыл копытом землю, пытаясь выяснить, что именно произошло. Но ответ прозвучал одинаково для всех, «Поушен получила по заслугам». О главе клана никто вообще не упоминал, словно её и не существовало вовсе. Поздний вечер не остановил бурные разборки.

— Она пришла в себя!

Вся сотня пони опять собралась в зале, они перешёптывались, обсуждали, даже пытались что-нибудь решить, кто-то предлагал прекратить всю эту гадость, пока не пострадал кто-нибудь ещё.

— Ох, зачем вас так много? — смущённо шептала серая единорожка, кривясь от боли.

— Поушен, что случилось?

— Простите меня, прошу вас, не держите зла, я хотела как лучше. Шарпи, ты тоже прости, я больше не стану досаждать вам, знаю, мне запретили покидать клан, Принцесса Селестия запретила. Но теперь это всё не имеет значения, я больше не служу солнечному Двору. Шарпи, я прошу разрешения покинуть клан.

Сотня пар глаз вспыхнула злым огнём. Жёлтая единорожка судорожно заскребла копытами по деревянному полу общей комнаты клана, пытаясь опустить голову как можно ниже.

— Какие интересные новости. Поушен, ты никогда не говорила о запрете покидать клан, — Кендл прищурилась, — Шарпи, ты знала об этом?

Глава клана накрыла голову копытами и тихо застонала.

— Очень интересно! Поушен, понимаю, тебе плохо сейчас, болит всё, прости, что требуем ответов. Почему на ней ни царапины, а тебя избили?

— Я пыталась её защитить. Она же глава клана!

— Ты пыталась защитить ту, которая заставила тебя поставить подпись на очередном «важном» документе? — недоверчиво спросила высшая клана, — Зачем?

— Глава клана! У нас же жеребята, кобылки беременные.

Пони перестали шушукаться, в зале повисла тишина, лишь изредка вспыхивали кончики рогов.

— Шарпи, всё зашло слишком далеко. По твоей вине пролилась кровь, это переходит все границы допустимого. Я больше не хочу служить тебе.

Сорванная цепочка полетела под копыта жёлтой кобыле. Жеребец подошёл к Шарпи и заглянул ей в глаза, покачал головой, через мгновение его знак высшего лёг к копытам единорожки. Она закрыла глаза и сказала.

— По законам о кланах, недоверие половины высших означает смену главы или высших. Оба высших объявили о своём недоверии. Прошу выбрать нового лидера клана.

В большой комнате сразу стало шумно, они спорили, ругались, что-то доказывали друг другу, а потом затихли.

— Поушен, — громко сказала высшая Кендл.

— Поушен, — повторил вслед ей мощного вида жеребец.

Пони начали топать, одобряя выбор. Шарпи закрыла голову копытами и тихо заплакала.

Через три дня к ним пришла странная гостья, которую тут явно никто не ожидал увидеть.

— Поушен, какой у тебя красивый медальон.

— Да, Принцесса, — она с трудом сидела за своим столом в кабинете главы, попыталась встать, но крыло лавандового аликорна остановило её.

— Надеюсь, тебе уже лучше?

— Простите меня, прошу вас, умоляю! Пожалуйста! Мы хорошие! Мы исправимся!

Сидящие в комнате высшие пони опустили головы, стали слышны их тихие вздохи.

— Как себя чувствует Шарпи?

— Я не дала ей покинуть клан, она хотела сбежать. Куда ей идти? Не могу я так.

— Верное решение, клан должен оставаться единым в трудный час. Но я здесь не за этим. Это твоё прошение об отставке?

Она достала свиток из сумки.

— Да.

— Прошение не удовлетворено, — Твайлайт порвала его на две части и бросила на стол, — попасть ко Двору диархов трудно, лишь достойные пони могут достичь цели. Покинуть Двор можно только одним способом, и ты его прекрасно знаешь, но до этого дня тебе ещё предстоит прожить почти сотню лет. Поушен, слушай меня внимательно, времени на игры у нас остаётся всё меньше. Я поручаю тебе и твоему клану подготовку лечебных зелий, будете работать вместе с Флаттершай, отправишь к ней кого-нибудь, договоритесь о совместной работе. Мне нужен результат! Через год лечебные зелья должны стоять на вооружении нашей гвардии. Не справишься, будете собственными крупами прикрывать гвардейцев в бою, а затем объяснять родным погибших, почему их сыновья и дочери умерли от ран.

— Повинуюсь, Принцесса.

Твайлайт сражалась с невидимым врагом, заставляя пони вспоминать о чести, дружбе, честности, доброте и других принципах гармонии. Поток желающих получить что-нибудь хорошее из копыт Принцесс начал быстро редеть. Слухи и шепотки расползались по Кантерлоту, обрастая невероятными подробностями. То ли Принцесса лично кнутом вбивала умные мысли, то ли наказывала за провинности. Над грозными кланами высших пони нависла лавандовая тень, холод заглядывал в глаза лидерам, копытца страха дробно застучали по мощёным улицам прекрасного города. Нарастающее давление начало ломать устоявшиеся иерархические цепочки. Кровь особо настырных и непонятливых придавала тысячекратное ускорение процессам смены лидеров. Вперёд выходили те, для кого клан значил больше, чем собственная жизнь и жалкие звенящие кругляшки. За месяц она встряхнула Кантерлот до основания. В газетах начали появляться откровенно испуганные статьи с вопросом, куда делись диархи, и что вселилось в их добрую Принцессу? Нашлись и непокорные, отчаянно цепляющиеся за старые связи и традиции. Ночные пони очень быстро объясняли, кому именно они должны высказать свои претензии в лицо. Твайлайт сломила всех, она сжимала свою волю в копытах и сражалась за их души и сердца.

Возвращение диархов из отпуска Кантерлот встречал радостными воплями во всех газетах. Мол, наши возлюбленные и милостивые диархи всё быстро решат и страхи исчезнут.

— Значит, вы жалуетесь на Принцессу Твайлайт Спаркл, я правильно понимаю?

Белоснежный аликорн сидела на троне, читая очередную громадную пачку прошений на одну и ту же тему. «Она нас обидела! Смертельно оскорбила!»

— Да!

— Чего вы хотите, уважаемый глава клана Роуз? Что я должна сделать?

— Ну… накажите её! Да!

— Как?

— Ну… там… поговорите… я не знаю, шлёпните крылом! Да!

— То есть смысл вашего прошения на десяти листах в том, чтобы я её шлёпнула крылом и поговорила? — поинтересовалась Селестия растерянно-тихим голосом.

— Она ест пони! — жалобно сказал жеребец.

— Вы уверены?

— Да! Да! Она их ест! То есть нас! То есть… пусть она перестанет! — дрожащим голосом попросил единорог.

— Сколько же пони удалось съесть моей ученице?

— Ой, много! Честно! Я не знаю сколько точно! Мы только надкусанных видели.

— Надкусанных? То есть как это? Пожевала и выплюнула? — потирая копытом лоб, поинтересовалась Селестия.

— Обычно спину грызёт. Может, нравится, откуда нам знать?

— Обещаю, я поговорю с ней и шлёпну крылом, как вы того просите.

Пони начал часто кланяться и пятиться к выходу, он тихонько шептал и всхлипывал: «Хорошо, Принцессы вернулись, нас больше никто есть не будет, заступницы, наше солнышко и луна, как хорошо, что они есть».

— Только не говорите, что она и вас съесть пыталась, — прикрыв глаза от усталости, сказала белоснежная кобыла.

— Простите Принцесса? Вы о чём? — ещё одна глава клана, сталь во взгляде, верность своему пути и решимость.

— Столько жалоб я ещё ни разу ни на кого не получала.

— А! Понятно. Всё хорошо, нет, жаловаться я не стану, — развеяв опасения аликорна, ответила кобыла, — к сожалению, мне сказали, Принцесса Твайлайт взяла день отдыха, но дела не ждут. Она обещала решить вопрос со складами.

Селестия подняла магией заполненную карточками коробку, перебрала по буковкам, вытащила с искомым именем главы клана.

— Для доспехов склады на станции «Арида», для ростовых щитов на «Кантерлот-4», для арбалетов и мечей… хм… «не договорилась об охране». Отгружайте пока всё на обе станции, до вечера я вам пришлю посыльного с точной информацией, куда складировать изготовленное оружие и кто будет его принимать.

Как только глава покинула зал приёмов, рог аликорна вспыхнул и через минуту в помещении появился нужный ей советник, она отдала ему карточку и приказала «обеспечь и лично проконтролируй, оружие — не игрушки». Земной пони поклонился и ускакал исполнять распоряжение.

Под вечер Селестия еле стояла на копытах, иногда нервно подёргивая головой и прядая ушами. Сумрачная Луна пришла ей на смену, на её спине лежала такая же коробка с карточками.

— Разгребла треть, — устало сказала белоснежная кобыла.

— Знаешь сестра, у меня только один вопрос, когда она спала? Мне уже нашептали, что она тут чуть ли не половину населения Кантерлота слопала без соли.

— Шесть глав кланов сменились. Как она протолкнула Поушен, даже не представляю. Но есть у меня одно подозрение…

— Сестра, не начинай. Пожалей нас с Твайлайт. Ты причиняешь боль! Сплит и так сделала многое для блага Эквестрии, чего ты ещё хочешь от столь молодой кобылы? Для тебя жизнь Твайлайт совсем ничего не стоит? Ты только ей об этом не говори! Один раз мы застали её с клинком и слезами, вспомни, что пришлось сделать. Сестра, прошу тебя, перестань, это низко и подло. Ещё начни обвинять Сплит в том, что происходило до её рождения! В моём безумии, в высылке на луну! Я тоже полагаю, ценный совет она получила именно от Сплит, возможно, перестаралась где-то в чём-то. Но она твоя лучшая ученица! Кроме того, впервые мы отдыхали спокойно, никто нас не дёргал. Мне понравилась идея, думаю, надо на недельку туда зимой скататься, у нас снег, а у них жара и море!

— Может мне с ней поговорить?

— Крисалис просила не мешать два месяца, прошёл только один. Как только она придёт в себя, сядет на трон, тогда и пойдёшь. Сплит сейчас очень тяжело, в письме Крисалис сказала, у её ученицы есть серьёзные проблемы с принятием чейнджлингов. С жеребцами полный завал, с кобылами ещё как-то нормально, но знаю, кто может ей помочь и это точно не Твайлайт.

— Я постараюсь успокоиться и смириться.

У ночной сестры пачка прошений оказалась чуть поменьше, её отвели и наглядно показали, что именно делала лавандовая кобыла с плохими пони. Оценив всю изощрённость решения, Луна покивала головой и велела сделать такую же залу в своём крыле Дворца, а заодно принести рекомендованную книгу по традициям клана Стального пера, дабы в подробностях ознакомиться со всеми нюансами их жизни.

На обоих тронах сидели Принцессы, Селестия иногда кивала на какие-то реплики, её взгляд был тёплым, принося надежду. Пони распинался, как мог, нахваливал своё изобретение, позволяющее буквально из железа делать золото. Показывал результаты и даже готовые изделия. Солнечная Принцесса всё с той же улыбкой на лице его слушала, потом сказала.

— Дорогой мой Голд , мне нравится ваше изобретение. Но меня беспокоит точное содержание золота в результате преобразования, ведь необходимо знать пробу драгоценного металла, это крайней важно для ювелирного дела. Предлагаю вам доработать свой уникальный агрегат и прийти…

— О, нет! Селестия, прости что прерываю. Зачем доработки?

Селестия растерянно посмотрела на Твайлайт.

— Мы с радостью профинансируем твой проект! В казне есть множество средств, а уж сколько прибыли принесёт нам это, несомненно, величайшее изобретение…

Пони вздрогнул и начал неловко пятиться.

— Куда же ты направил копыта, наш дорогой друг? Мы с радостью…

Земной пони, с меткой в виде жёлтого кругляша с улыбкой, попытался броситься к выходу. Его подхватила фиолетовая магия и вернула на место.

— Голд, Принцессы очень рады выслушать вашу очередную идею! В прошлый раз вы не удовлетворились объёмами финансирования, я так полагаю?

Пони начал икать от страха, потом бухнулся на передние ноги, горькие слёзы потекли из красноватых глаз.

— Не бейте, пожалуйста! Я же больше ничего не умею! Ну, посмотрите на мою кьютимарку!

Селестия неодобрительно посмотрела на поникшую лавандовую кобылу и тихо шепнула, «Принцесса должна внушать надежду, даже тем, кто опустился до обмана».

— Голд! — глаза лавандового аликорна удивлённо вспыхнули яркими звёздочками, — Голд!

— Что госпожа? — испуганно спросил пони.

— Сейчас иди домой, а вечером приходи ко мне, я дам разрешение на проход в мои покои. Мы с тобой поговорим по душам, у меня возникла идея! Я знаю, как использовать твой выбор судьбы! Ты получишь своё задание, даю слово.

Пони вскочил, его глаза вспыхнули радостью, он несколько раз поклонился и попятился к выходу, через мгновение исчез за дверями.

— Твайлайт, чехольчики в тумбочке около окна, прошу, не забывай о них, — нагнувшись к самому уху лавандового аликорна, шепнула солнечная Принцесса.

— Ч-ч-что?! — опешила, мгновенно ставшая пунцовой, кобыла.

Селестия засмеялась в ответ и погладила её крылом. Двери открылись, вошёл следующий пони, на этот раз довольно серьёзный. Обе кобылы приняли величественные позы и благосклонно выслушивали отчёт и новые предложения. Прошедший месяц хорошо повлиял на Твайлайт, она научилась многому из того, что должна уметь Принцесса, но самый важный урок, извлечённый лавандовой кобылой, звучал просто и понятно. Нужно уметь не только слушать, но ещё и слышать.