Тёмная Луна

Альтернативная история самого начала мультсериала. Приближается тысячный день Летнего Солнцестояния, день, когда на свободу должна выйти Найтмэр Мун. Тайный Орден Тёмной Луны, основанный ещё до её изгнания, начинает действовать, чтобы Найтмэр Мун могла добиться своего и над Эквестрией воцарилась вечная ночь...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек ОС - пони

Укрытие

Мисс Черили поручила Эппл Блум очень ответственное дело… Очень “ответственное” и дурацкое.

Эплблум

Brutal Death Metal Master

Все вы наверное думали, что Свити Белль, когда вырастет, станет какой - нибудь попсовой певичкой? А вот хрен! Она стала вокалисткой в брутал-дэт метал группе Cerebral Bore. И её нежный голосок превратился в адский гроулинг-гуттурал. Она смогла вывести группу из андеграунда и сделать её очень известной. Как у неё всё это получилось и через что она прошла? Читайте в моём рассказе.

Рэрити Свити Белл Другие пони

Архимаг. Эквестрия

"Через тысячу лет, когда звезды сойдутся вместе, великое зло очнется ото сна и явится вновь на бренную землю... лишь лучшие средь пони смогут бросить ему вызов..." Так гласит пророчество о Найтмер Мун, кобыле-с-луны. Но пророчества всегда неточны в своей природе и, к тому же, небывало хрупки. Стоит лишь одному неучтенному элементу нарушить баланс... Креол Урский и его ученик никак не ожидали столь резкого поворота событий в своей размеренной жизни — портал, созданный Камнем Врат, привел их совсем не на Землю.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Найтмэр Мун Человеки

Затруднительное положение одного пиромана

Когда два оружия, сделанных в альтернативной вселенной, столкнулись друг с другом, Пироман красной команды из чудной вселенной игры "Team Fortress 2" попал в не менее чудную вселенную "My Little Pony", где был обнаружен Лирой, давшей ему приют в своем доме. Прятать его в таком маленьком городке оказывается не таким уж легким занятием. Ведь приходится постоянно следить, чтобы он ничего не поджег, объяснять, что тележка, проезжающая мимо, еще не повод для тревоги, и наставлять, что пони с синими шкурками тоже имеют право на существование. А тем временем приближается Ночь Кошмаров. Принцесса Луна чувствует, что на праздник может заглянуть кто-то намного более зловещий, кто пришел в этот мир прямо по следам Пиро. А именно - первый человек, побывавший в Эквестрии тысячу лет назад...

Принцесса Селестия Принцесса Луна Лира Найтмэр Мун Человеки

Нового времени суток

События разворачиваются двенадцать лет спустя окончания четвёртого сезона. Твайлайт Спаркл отдалилась от друзей и безуспешно потратила десяток лет на научные изыскания. И когда она потеряла всякую надежду, случилось нечто неожиданное для всех...

Твайлайт Спаркл Пинки Пай Принцесса Селестия Человеки

Десять отличных лет

Десять лет - немалый срок. За это время можно радикально изменить свою жизнь, можно вырасти прекрасной кобылой или жеребцом, можно скатиться в полнейший навоз или же подняться так высоко, как никогда и не мечталось подняться. Но какой в этом прок, если не мы творим события, однажды случившиеся, меняющие мир до неузнаваемости? Рассказ о кризисе, захлестнувшем Эквестрию. Так, как он мог бы выглядеть. Так, как он мог бы закончиться.

Рэрити Эплблум Скуталу Свити Белл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Ты обязательно полетишь!

Скуталу не летает, хотя уже и достаточно выросла. Рейнбоу Дэш ищет причину. А принцесса Луна догадывается, что не все страхи Скуталу были побеждены...

Рэйнбоу Дэш Скуталу Принцесса Луна

Нашествие "Кровавых Копыт"

Над Эквестрией нависла новая угроза. Некие пони, называющие себя "Кровавые Копыта" жаждут уничтожить Гармонию и воцарить Хаос и Раздор в Эквестрии. Сможет ли Главная Шестёрка противостоять новому порождению Тьмы? И какова цена этой победы?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Один вечер из жизни Флаттершай и одна минута из жизни Дискорда

Рассказ о том, как Флаттершай задремала во время чаепития с Дискордом. Само собой, без фирменного Дискордового безумия тут не обходится. Ну вы же не думаете, что за минуту он ничего не успеет?

Флаттершай ОС - пони Дискорд

Автор рисунка: Siansaar
Отпуск Волны примут тела наших врагов

Выбор судьбы

Лимонная кобыла упёрлась лбом в стену и категорически не хотела идти. Уговоры не помогали. Сплит прибегла к самому последнему средству и легонько коснулась её магией, та сразу же перестала дёргаться.

— Сплит, не надо, пожалуйста.

— Надо! Он ждёт этого! Мечтает! Почему ты не хочешь встречи?

— А вдруг он меня съест?

— О, небо моё, пасмурное и дождливое. Джаинт тебя тоже ест, почти каждый день! И тебе это нравится.

— Эм…

— Ты стала говорить намного лучше, нас это очень радует. Разве что болтать теперь не любишь. Пойдём, тебе нужно преодолеть свои страхи.

Лимонная пони кивнула и решительно отодвинула возмущённо пискнувшую дырявую кобылку с дороги. Смотрелась она теперь ещё более внушительно, ростом и телосложением напоминала Джаинта. Мощная грудь, увивающие ноги мышцы, крепкая спина и толстая шея. Сплит рядом с ней казалась подростком. Если говорить откровенно, она была лишь чуть ниже Джаинта. Ученица Королевы осталась за дверью. В эти покои без приглашения входить опасно, уж слишком грозным был их хозяин. Чистота вымытых полов, каменное ложе с толстой периной в самом углу, кобылы обычно любили накрывать большие кровати балдахинами, но здесь ничего подобного не было, две подушки и зелёное одеяло без каких-либо украшений. Чейнджлинг жил и работал в этих покоях. На стенке висела карта известного мира, множество горящих огоньков на ней явно что-то значило. Королевство выделено отдельно, зелёным контуром, не так давно к нему пришлось пририсовать небольшой кусок земли, подаренный грифонами. Сплит потом узнала от Крисалис, что диархи сильно обиделись и предлагали впредь, если Королевству чего-то не хватает, то говорить об этом прямо. Сам же чейнджлинг лежал на полу и оставлял тонким угольком, парящим в зеленоватом сиянии магии, какие-то пометки на разложенной карте. Как только Джу зашла в комнату, он сразу поднял на неё взгляд, в зелёных глазах Советника заплясали искры радости.

— Добро пожаловать, Джу. Я думал, вы никогда не решитесь.

— Сплит невозможно отказать, — смущённо ответила кобыла.

— Головной боли твоя подруга принесла нам немало, но мы рады её делам. Вечный покой сердце вряд ли обрадует. Меня зовут Советник Ирикс, хотя, полагаю, ты это знаешь и так. Советников всего два и второй довольно часто гостит в вашем доме.

— А вы с ним дружите?

— Конечно! Мы вместе уже много сотен лет. Фактически с того времени, когда Крисалис стала Королевой.

Он поднялся и потянулся всем телом, Джу смущённо отвела взгляд. Он выглядел ещё крупнее Джаинта, мощь, сила, какая-то внутренняя энергия, подобная бушующему океану. Его мордочка ничем не отличалась от других чейнджлингов, те же слегка угловатые обводы, как у других жеребцов, мощная грудь и ноги, дырявые крылья. Его дырочки на ногах выписывали странный рисунок в виде волнистой линии.

— Сплит говорит, кобылы не бывают Советниками. Не знаете, почему?

— Мы все любим Королеву, после того, как чейнджлинг повзрослел, она становится для него матерью. Той, к которой он обращается в трудный час. Той, чью поддержку он чувствует каждый день. Иногда, мы начинаем желать большего, новый путь открывается нам, появляются силы делать другую работу, не ту, которая принесёт радость или прибыль. Дела, за которые придётся держать ответ, общие задачи роя. Если чейнджлинг продолжает идти по этому пути, он становится высшим. Королева обращает на них внимание и соответственно дарит больше любви. Некоторые заходят ещё дальше, их идеи и желания меняют сам рой, за такими она следит пристально. Иногда помогает, реже ругает, ещё реже запрещает какие-либо действия. Именно так появляются Советники. Подавляющее большинство не в состоянии преодолеть её запрет, они остаются на предыдущей ступени. Делают множество полезных дел для роя, но в ту область, где получили запрет от Королевы, более не лезут. Советники — те, кто упорно пытается завершить задуманное, найти новый путь. Они снова и снова штурмуют крепость под названием Королева. Рассказывают, объясняют, доказывают, собирают факты, делают анализ и вновь идут к Королеве. И однажды она соглашается. Если такое происходит, появляется Советник. Теоретически, кобыла тоже может пройти этот путь. Никаких ограничений нет. Но, подумай сама, кому ты простишь всё? Для кого будешь снова и снова, несмотря на запреты пытаться что-то доказать?

— Вы её любите! Я поняла!

— Да. Она для нас любимая кобыла. Больше чем мать.

— А как же тогда Шайнинг Армор? А вы спите с ней?

— Какие у тебя интересные вопросы, — он засмеялся.

Советник сел за свой стол и показал копытом на диван, Джу запрыгнула и улеглась на зелёном диванчике.

— Шайнинг Армор хорошо, его мы тоже любим, как друга, как подобного нам самим. Насчёт — спать, не знаю, что тебе ответить. Это душевная любовь, не зов тела. Я её не хочу в плане постели. В этом попросту нет смысла, мы настолько близки, что чувствуем всё происходящее с ней. Её слёзы, обиды, радость, удовольствие. Представь, что ты будешь ощущать на себе, всё, что происходит с твоим жеребцом. Возможно, первое время ты будешь делить с ним ложе, но постепенно тебе станет неинтересно. Это больше чем любовь и близость. Мне трудно объяснить. Но если для меня её переживания, личная жизнь и всё остальное ещё может представлять хоть какой-то интерес, то для кобылы это будет вообще неинтересно. В нашей библиотеке есть книга по истории Королевства, «Цветы первой Королевы». Там есть сборник известных фактов о жизни Королев прошлого. В одной из них упоминается Советник Айсикл. Нынешнее Логово строила она. Это очень старое здание, если спуститься в подвальные помещения, то там можно найти небольшой зал, назначение которого нам неизвестно, в центре этого зала располагает чаша под фонтан, в ней стоят две статуи, Советник Айсикл и первая Королева. Увеличенная копия этой статуи Королевы установлена на центральной площади нашей столицы. Чем Советник занималась, кроме строительства Логова, что с ней случилось — неизвестно. Логово огромно, его наземная часть не так велика, ходы уходят глубоко в кристальные горы. Большинство из них проплавлены в толще камня, но также есть природные трещины и разломы, подземные озёра, всевозможные полости. Крисалис знает здесь всё до последнего камушка. Увы, она не хочет, чтобы кто-то кроме неё спускался на самые нижние уровни Логова. Не спрашивай меня о причинах, кроме самого банального объяснения ничего не скажу. Это место — её дом. Здесь она чувствует себя в безопасности. Лишь последнее столетие она стала покидать Логово, до этого мы были её голосом во всех делах, что не всегда благоприятно сказывалось на отношениях с другими разумными Эквестрии. Советник, это часть Королевы. Мы чем-то похожи на части её тела. Да, по многим вопросам спорим, ищем истину, но всегда идём за ней. Если же говорить о твоей подруге, она не следует за Королевой. Это нас пугает. Вот только объяснить, чем это так страшно ни я, ни Ирж не можем. Крисалис считает это правильным, мы не в состоянии оценить её дела и их последствия в далёкой перспективе. Однако выход к морю — вот он, на моей карте. Кристальная Империя, как часть Королевства, — он обвёл копытом новые области, окрашенные зелёными границами, — как это отразится на нашем будущем? Шайнинг Армор дал нам возможность увидеть иные принципы формирования армии. Защитные гарнизоны позволили рою с лёгкостью удерживать границы от нападений грифонов, — он заметил, как кобыла вздрогнула, — ты всё ещё боишься их. Джаинт упоминал, ты прикончила двух воинов своими копытами, без оружия. Им не помогла ни броня, ни острые клинки.

Джу даже не заметила, как легко Советник перевёл разговор на интересующую его тему, Сплит сказала, что он добрый и всегда будет помогать, значит, ему можно доверять.

— В Мейнхеттене я убила четырёх пони. Плохих. Они хотели лишить жизни Принцессу. Ждала до последнего, когда копыто ложилось на спуск арбалета, потом наносила удар. Один раз меня пытались поймать, раскидала их, не стала никого убивать. Я вижу плохих пони, чувствую это. Но почему-то только пони! Ни чейнджлингов, ни грифонов я не ощущаю так, не могу сказать, плохие они или хорошие. Когда мы с Джу бежали от поезда, я поняла — не уйдём, лес слишком редкий, с воздуха меня хорошо видно. Немного отстала от Сплит, её шёрстка была почти невидима на фоне листвы, выше шанс сбежать. Отстала и затем вернулась обратно к поезду, бежала со всех копыт, запрыгнула на подножку, а оттуда на вагон, даже не понимаю, как это получилось. Увидела, как большинство грифонов летит в лес, но эти двое остались и направились к телу Джаинта, я сиганула прямо с поезда на них, одного подмяла под себя и ударила копытом в голову, второй успел развернуться, я приняла удар клинка на копыто и встала на дыбы, вторым нанесла удар в шею. Потом пони рядом меня успокаивали, я говорить ведь тогда не могла, лежала рядом с ним и плакала. Клинок рассёк копыто, два дня еле ходила.

— Хорошо, что ты вернулась. Джаинт-то знает о подробностях?

— Нет, я не говорила. Не нужно, я его люблю, он столько сделал для меня и Сплит. Быть частью его табуна для меня в радость. А у вас есть кобыла?

— Бессмертие не приносит счастья тем, кого коснулось. У меня был табун, очень давно, больше я не смог никого оставить позади. Это происходило ещё до рождения Крисалис. Я старше её, где-то лет на сто.

— Ужас! Сколько же вам лет? Это получается около полутора тысяч?

— Да. Те времена другие, рой был очень маленьким, нас окружали со всех сторон драконы, они представляли огромную опасность. Множество магических созданий, желающих сожрать или убить тебя, они почти каждый день тревожили покой роя. Принцесса Селестия и Крисалис ровесницы. Раса пони самая старая в этом мире, грифоны появились после, что там на других континентах обитает, неизвестно до сих пор. Наша планета огромна, магия правит жизнью, рождая самые безумные варианты существ. Наш континент — Эквестрия, самый большой, но это если говорить о площади. К примеру, Зебрия хоть и меньше, но имеет прекрасные климатические зоны, где можно собирать урожаи четыре раза в год, при этом центральная часть их континента — пустыня с чахлыми растениями, ты ведь жила около Паломино, думаю, видела всё это своими глазами. По археологическим раскопкам расе пони более двадцати тысяч лет, до этого мы были обычным лошадками без разума и скакали по бескрайним равнинам Эквестрии. Почему неразумные создания обрели разум? Но при этом не получили хватательные конечности. Ответ один — магия. Все пони — магические создания, в отличие от тех же грифонов. Они стали разумными благодаря труду и магии. В них больше труда, чем магии. Алмазные псы — аналогично. Драконы — полностью магические. Теорий много, но никто не знает истины, первые аликорны тех далёких времён дрались за каждый клочок этой земли, сражались насмерть за будущее пони. Это их кровь лежит в основе нынешней Эквестрии. Рой тоже сражался за свой дом. Предположительно, чейнджлинги, как отдельный вид, появились чуть позже разделения пони на пегасов, земных и единорогов. Кристальные горы стали нашим домом. Суровые условия жизни потребовали от нас неимоверных усилий, чтобы выжить. Мы обрели единение для выживания, Королева стала той, что связывает рой воедино. Магия разума, как естественное развитие нитей роя, дырявые ноги для болот и крылья, неподвластные влаге и холоду.

— Вы так интересно рассказываете! — радостно сообщила Джу, потом потёрла голову и смущённо поинтересовалась, — Ох, а про что я спрашивала?

— Думаю, если мы будем видеться чаще, я смогу найти ответы на твои вопросы. Как ты смотришь на небольшую демонстрацию своей судьбы?

— А у вас есть… это… чтобы не пораниться?

— Поверь, во всём рое мне нет равных в боевом искусстве. Ты не сможешь причинить мне вреда, а я не стану этого делать.

— Но если что, я не виновата! — обеспокоенно ответила кобыла.

Чейнджлинг встал и поманил её за собой. Они прошли по Логову, куда-то вниз, Джу топала рядом и любовалась красивым чёрным жеребцом, шедшим чуть впереди. Её мордочка иногда озарялась улыбкой. Хотя он был более статным, сильным и каким-то таким текучим, но всё равно — чужой. Джаинт казался лучше, такой близкий и родной. Через пару минут они дошли до очередных дверей, почему-то охраны тут не было. Две створки раскрылись, повинуясь магии Ирикса, и они оказались в пустом зале. Зелёные магические лампы вспыхнули под потолком, свет разлился по всему помещению. Около входа стояли деревянные стойки с оружием, самые разные мечи, от грифоньих сабель, до клинков с двумя лезвиями. Различные копья, украшенные красивыми кисточками у железного наконечника.

— Джаинт сказал, копьё ты не любишь. Либо накопытники с лезвиями, либо обычный меч.

— Да.

Он взял со стойки меч, тот повис в зелёном сиянии. Джу схватила себе такой же, примерилась и положила на место, оказался тяжеловат, выбрала чуть покороче и полегче.

Танец смерти. Копыта плавно скользили по ровным мраморным плиткам комнаты, отточенные движения. Её кьютимарка легонько сияла серебристым светом, показывая использование способностей, определивших судьбу. Стоило Ириксу приблизиться на расстояние удара, и меч Джу сверкал в опасной близости от его шеи. Он пробовал её оборону на прочность, клинки встречались, высекая искры. Узоры из сверкающей стали, восьмёрки вращающихся мечей… Джу сначала боялась, что поранит его, потом поняла, он слишком силён и быстр. Минут десять сверкания стали, и она села, тяжело дыша, пот лился градом с лимонной шёрстки. Чейнджлинг поклонился и сказал.

— Шайнинг Армор удержать меня не может, поединок заканчивается за несколько секунд. Но он всё-таки маг, клинки — не его призвание. Джаинт один из лучших бойцов, его рекорд полторы минуты. Ты — всего лишь устала, но я так и не смог нанести ни одного удара, впрочем, и тебе это не удалось.

— Ты… ох… я вся мокрая! Хоть выжимай! А душ тут есть?

Он кивнул на нишу в стене, Джу прошла туда и зашла в небольшую выемку, сполоснулась в прохладной воде, дыхание пришло в норму. Чистое полотенце прошлось по лимонной шёрстке, и она радостно выскочила в зал. Ирикс стоял около стойки с оружием и задумчиво её разглядывал.

— Вот, попробуй. Я пока сполоснусь, — он кинул ей глефу с двумя лезвиями и рукоятью посередине, изогнутую точно по обводу копыта.

Джу впервые видела что-то подобное. Она легонько взмахнула и тут же стукнула вторым лезвием о пол, побоявшись оттяпать свою вторую переднюю ногу. Попробовала ткнуть им невидимого врага, получилось не особо, затем её глаза озарились пониманием, кьютимарка ярко вспыхнула и глефа запела в воздухе, она вращала её с бешеной скоростью, рукоять чётко огибала копыто и держалась на нём за счёт центробежной силы и копытокинеза. Она не заметила, как вышел Ирикс и потрясённо уставился на неё. Глефа размазывалась в воздухе в один сверкающий круг. Свист вспарываемого воздуха и лёгкий стук рукояти о копыто. Радостная улыбка кобылы и пьянящее удовольствие. Ирикс покашлял. Джу сразу остановилась и поставила глефу вертикально.

— Это какая-то сказка! Ты раньше видела такое оружие? Как?! Я учился его использовать лет десять.

— Кьютимарка. Я могу драться чем угодно. Что-то нравится больше, что-то меньше. Только вот из арбалета даже в упор попасть не могу.

— Ясно. Теперь понимаю, почему Сплит так упорно хотела нашей встречи.

Ирикс задумчиво уставился куда-то в пустоту.

— Джу, я хочу предложить тебе работу. У чейнджлингов есть талантливые бойцы, очень часто нам нужно проводить операции за пределами роя. Эти воины всегда на переднем крае невидимой войны. Именно их кровью оплачивается покой роя и безопасность нашей Королевы.

Джу испуганно заржала.

— Да, Джу. И её покой тоже. Рой должен защищать тех, кто дарит нам любовь. Пусть она пока мала и в её сердце не более сотни чейнджлингов, но она — залог безопасности в случае гибели Крисалис. Наш долг защищать их обеих любой ценой. Я предлагаю тебе стать частью этой невидимой армии.

— А Сплит не будет против? — лимонная пони испуганно захлопала глазами.

— Будет, — тихо ответил Советник.

Джу закрыла глаза и судорожно вздохнула.

— Я буду её защищать! Королеву вашу тоже буду! Даже если придётся умереть! Лишь бы она жила.

— Спасибо. Тогда пойдём наверх. Прежде чем ты сможешь действовать самостоятельно, предстоит многое узнать о состоянии дел на границах роя и всей Эквестрии. По заверениям одной мелкой синеглазой кобылки читать ты не любишь, значит, нам предстоит долгая и нудная учёба. Но я верю, ты справишься! Ради своей подруги по табуну.

Джу вернулась домой довольно поздно и растерянно уставилась на ожидающих её Джаинта и Сплит. Мелкая кобыла прижималась к нему и пыталась спрятать мордочку, она тихо всхлипывала.

— Ты приняла предложение, да?

— Прости Сплит.

Через мгновение её буквально стиснули с обеих сторон. Джу почувствовала, как зелёные слёзы падают ей на шёрстку, и закрыла глаза, она всё яснее видела свой путь. Лимонная кобыла улыбалась, счастье накрыло её тёплой волной, она поняла, чего хотела, горе тем, кто попытается отобрать у неё самое дорогое. Её старый дом — Кристальная Империя, новый — в виде табуна и зелёных звёзд в пасмурном небе Королевства взывали к ней, требовали защиты и верности. Она была готова отдать свою жизнь за это.


Концертный зал Мейнхеттена сиял сонмом огней, мощные магические прожекты врывались в темноту неба слепящими лучами. Круглое здание зала с высоты казалось похожим на гигантскую раковину, с яркой жемчужиной сцены, слегка сдвинутой к одному концу. Кресла забиты до отказа, в небе парили сотни пегасов и грифонов в потоках восходящего тёплого воздуха. Охлаждающие контуры гигантского строения работали на полную мощность, создавая лёгкий ветерок, треплющий шёрстку пони. После небольшого концерта в Кантерлоте, информация о том, что Принцессы лично посетили мероприятие с никому не известной кобылкой в качестве главной исполнительницы, подогрела интерес к выступлению. По решению городского совета Мейнхеттена концерт сделали бесплатным, но если кто-то пожелает оплатить билетик, то средства пойдут на благотворительность. На сцену вышла белая единорожка с двухцветной гривой и зелёными глазами.

— Я рада видеть столько пони и грифонов сразу в этом прекрасном городе на берегу моря. Простите, не умею говорить красивых фраз, но этот город прекрасен! Сейчас перед вами выступит начинающая певица Свити Бель, а я буду объявлять антракты для особо проголодавшихся.

Она ушла за небольшой занавес и через мгновение на сцену вышла чёрная кобыла, почему-то никакого микрофона у неё не было. Она расправила свои прозрачные крылья, кривой рог вспыхнул зелёным огнём, зал замер, голос буквально взорвался, заполняя всё пространство вокруг. Свити запела. Полная тишина в зале, пони сидели как прибитые к своим креслам, голос журчал подобно трелям птиц, звенел набатом, взлетал на самые высокие ноты и падал вниз. Час до антракта пролетел, словно считаные минуты. Как только чейнджлинг замерла в лучах софитов, зал разразился топотом, с неба орали пегасы и грифоны.

— Тяжело у вас петь, очень жарко для чейнджлингов. Но видя вашу радость, хочу надеяться, что мои песни кому-то понравились. Последняя на сегодня песня посвящена одному жеребцу, который мне очень нравится, но боюсь, никогда не смогу взглянуть ему в глаза и сказать, как хочу быть с ним.

Она вновь запела…

От героев былых времён, не осталось порой имён, -

Те, кто приняли смертный бой, стали просто землёй и травой.

Только грозная доблесть их поселилась в сердцах живых,

Этот вечный огонь нам завещанный одним, мы в груди храним.

По залу начали проскакивать искорки, единороги зажигали кончики своих рогов, словно маленькие фонарики. В темноте огромная площадь покрылась этими огоньками. Где-то стали слышны всхлипы, кто-то уткнулся кому-то в бок и тихо заплакал. Прожекторы погасли, упал занавес. Через мгновение громкий топот и крики с просьбой выйти буквально встряхнули зал. На подиуме снова появилась белая единорожка, а потом, под дружный «ох», по ней проскочил зелёный огонь. Все собравшиеся поняли, что на сцене всё это время никого больше не было. Крики «браво!», «круто!», «отпад!» и ещё самые разные возгласы, заставили чейнджлинга смущённо потупить взгляд.

Свити лежала, распластавшись на диване в гримёрной, Рарити обмахивала её полотенцем.

— Я не то, что мокрая, с меня пот бежит ручьём! Эти прожекторы на сцене…

— Софиты.

— Да, вот они! И так жарко, ужас.

— Дорогая, ты хорошо спела, они запомнят надолго. Скажи, а кого это ты имела ввиду, а?

— Рарити, зачем спрашиваешь, я же тебе говорила! — смутилась мелкая кобыла.

— Я зачем? А ничего, что тебе девятнадцать лет? И мы с тобой теперь чейнджлинги, а у них с восемнадцати лет считается очень даже правильным подыскать себе пару или даже табун. Именно с этого возраста они понемногу начинают переходить от родительской любви к поддержке Королевой роя.

— Мам! Ты же меня не выгонишь?! Рарити!

— Дорогая, откуда такие глупые мысли? До тридцати лет ты не покинешь родительский дом, таков закон роя. Кто-то опять забыл дочитать учебник?

Она продолжала обмахивать её большим полотенцем, Свити больше всего напоминала выжатый лимон, даже не вставала. Два часа на сцене, магическое напряжение рога и жара сделали своё дело. В дверь тихонько постучали.

— Заходите, открыто.

Как только гость зашёл, у обеих кобыл вытянулись мордочки, они попытались нагнуться в поклоне.

— Спасибо за приглашение, Свити Бель, — от этого низкого басовитого голоса мурашки по шкуре кобыл начали маршировать толпами.

— Да… ой… то есть…

Рарити всё поняла и кивнула Свити, потом сделала вид, что у неё срочные дела и выскочила из комнаты. Тут где-то находилась Твайлайт, можно хорошенько пообщаться.

Крупный чейнджлинг с зелёными глазами сидел напротив дивана и заинтересованно наблюдал за кобылой.

— Я вся потная, не смотри! — наконец сдалась она.

— Значит, герои былых времён? Надеюсь, моё имя в какой-нибудь книжке всё же останется. Давно я тебе нравлюсь? Свити, мы чейнджлинги, ты ничего не сможешь скрыть от меня, так же как и я от тебя.

— С того первого раза, когда пела для вас с Королевой. Прости, пожалуйста.

— Простить? Разве за такое просят прощение? Первый раз о подобном слышу. И что же тебе так понравилось во мне? — немигающий взгляд чуть светящихся глаз, заставил Свити потупить взор.

— Сильный, смелый, красивый! Эй! Ты зачем спрашиваешь?

Чейнджлинг подошёл поближе к дивану, Свити попыталась вжаться в бортик, на неё оттуда упала подушка, Ирикс бережно взял её и отложил в сторону.

— Непростая ситуация. С одной стороны, по долгу службы я знаю о тебе всё, с другой, голос стал сюрпризом даже для нашей Королевы. Про меня и говорить не стоит. Скажи мне, юное дарование. Ты действительно желаешь увидеть меня на своём ложе?

Свити отчаянно покраснела и смущённо опустила голову, ответ перестал быть нужным.

— Ты ничего не знаешь обо мне, — обеспокоенно сообщил чейнджлинг.

— Наверное. Просто понравился. Прости. Я ни на что не претендую, кобыл много, жеребцов мало. Закон жизни. В моём мире такие вещи молодых кобылок не волнуют до двадцати пяти лет примерно. Пожалуйста, не обижайся, я не назову твоего имени, не стану бегать хвостиком.

Он лёг и положил свою голову на диван, прямо около кобылы. Его тёплое дыхание коснулось мордочки Свити.

— Считаешь, Королева одобрит подобное поведение жеребца? — удивлённо поинтересовался Советник, — Боюсь, ты плохо её знаешь. Для молодых такое поведение считается нормой, но для более взрослых жеребцов недопустимо. Скажи, кроме пения тебе нравится что-либо ещё?

Свити задумалась, потом тихо сказала.

— Однажды мне приснился плохой сон, я бежала впереди и за мной множество воинов. Я пела им, а потом ещё появились какие-то ворота крепости, я ударила их звуковой волной, от укрепления ничего не осталось, лишь балки и доски полетели в стороны.

Глаза чейнджлинга вспыхнули яркими изумрудными огоньками.

— Ты пробовала?

— Нет. Просто знаю, что могу.

— Прими свой исходный образ.

По Свити прокатился зелёный огонь. Чейнджлинг склонился над её крупом, рассматривая кьютимарку.

— Щит и нотка. Я так и думал, — печально сказал чейнджлинг.

Она растерянно посмотрела на мощного жеребца.

— Много сотен лет назад во время сражения за Кристальную Империю отряды воинов пони вёл за собой единорог, у него на кьютимарке был щит и нота, правда, звёздочка отсутствовала. Невозможно изменить судьбу, я говорил об этом Крисалис. Ваши кьютимарки часть выбора, какую бы форму вы не приняли, что бы с вами не случилось, это ваша судьба. Нам придётся познакомиться с тобой поближе, посмотрим, возможно, Шайнинг Армор сможет придумать, как использовать твой талант на полную. А сейчас, марш в душ! Пять минут тебе на сборы. Мы пойдём гулять по набережной. Ты и я.

Рарити проскакала по опустевшему залу и перешла на другую сторону сцены, открывшееся зрелище оказалось прекрасным и интригующим. Твайлайт зажала какую-то земную кобылу с красивой жёлтой гривой в угол и увлечённо целовалась с ней. Чейнджлинг удивлённо раскрыла рот, от обеих кобыл струились эмоции тепла и радости, счастье заливало их с головой, словно набежавшая волна. Через мгновение она поняла, что рядом ещё кто-то сильно удивился, обернулась. Жёлтая пегаска с отвалившейся челюстью сидела чуть поодаль с другой стороны коридора, в сапфировых глазах плескалась целая вселенная удивления. Рарити подошла к ней, стараясь как можно тише цокать копытами, приобняла подругу, ощутив мягкое крыло на своей спине в ответ.

— Не знаешь, кто это? — прошептала жёлтая пегаска.

— Дорогая, я вообще впервые вижу, чтобы Твайлайт целовалась! От них идёт радость и тепло, очевидно это не первый раз. Счастье заливает обеих до самого хвоста.

— Рарити, мы по тебе скучаем.

— Крисалис вернулась на трон, через неделю я приеду в Понивиль, Сплит требовалась помощь в организации мероприятий. Я справилась! Ученица Королевы получила свой первый настоящий отпуск и я вместе с ней. Флаттершай, кто-то мне обещал письмо написать?

Жёлтая пегаска смущённо опустила голову.

— Прости. У меня особых событий нет, сдала квалификацию на хирурга и получила первую ступень по лечебным зельям. До Зекоры мне далеко, но стараюсь. Я бы больше выучила, но не успела.

Рарити удивлённо уставилась на неё своими небесно-голубыми глазами.

— Клан Поушен. Мы готовим зелья для гвардии, иногда спать некогда, нас засыпали заказами. От требований уже в глазах рябит.

Две кобылы оторвались друг от друга и, видимо, вернулись в реальный мир, удивлённо уставившись на тихо разговаривающих пегаса и чейнджлинга.

— Эм… это вот, девочки, познакомьтесь, Рамбл, заместитель главы городского совета Мейнхеттена, — она замолкла, потом немного подумала и добавила, — вы ничего не видели!

— Мы ничего не видели, — одновременно ответили Рарити и Флаттершай.

— Надеюсь, ты не станешь говорить, что в гостинице хорошо?

— Твой табун дома, как я им на глаза покажусь? Что подумают?

— Ничего, подругам по табуну я всё сказала, а наш жеребец тебя явно не интересует. Посидим, чай попьём, поговорим.

Три подруги цокали по набережной, купол звёздного неба висел над ними, шелест волн и крики чаек. Дневная жара спала, приятный тёплый бриз трепал их шёрстку. Завидев лавочку, они расселись на прогретом за день деревянном настиле. Все трое молчали, потом одновременно сбились в кучу, обнявшись и издавая тихое пофыркивание. Зачем слова?

— А где Эплджек?

— Они с Пинки уехали на каменную ферму, семейный праздник. Рейнбоу сидит дома с Соарином, головы чешут, проблемы у них возникли.

— Какие? — растерянно спросила Рарити.

— У двух пегасов родится единорог, а они, знаешь ли, летать почему-то не умеют. Мало того, что рогатый будет, так ещё и жеребец. Теперь представь характер нашей подруги, помножь на магию, и ты поймёшь, насколько они оба перепуганы.

Все трое тепло засмеялись. Они рассказывали друг другу о последних событиях, больше всех говорила Рарити, восхищалась чёткой и правильной организацией жизни чейнджлингов, высказала свои мечты, по поводу скоростной железной дороги до Понивиля, чтобы почаще видеть подруг. Рассказала о поездке к Королю Грифу вместе со Сплит, красочно описала водопады, о которых ранее говорила Рейнбоу. Упомянула о том, что больше не хочет плавать. Ей не интересно, перегнувшись через бортик, оставлять очередной обед в море и даже несмотря на чёрный цвет шёрстки, зелень где-то там явно проступает. Они разошлись по домам довольно поздно, первой отправили Рарити в гостиницу, она явно вымоталась, помогая Свити готовить свой концерт. Но до второй гостиницы так и не добрались. Под копыта идущим кобылам упала стеклянная колба, Твайлайт успела поставить щит, но это не помогло, сон мгновенно окутал обеих пони. Очнулась аликорн, когда уже стало светло, бережно укрытая тонким одеялом, с мягкой подушечкой под головой. Наверху кто-то явно возмущался, шла довольно шумная перебранка. Слышался скрип дерева, плеск воды и хлопки ткани, по всей видимости, от ветра.

— Голд, ты зачем её притащил?

— Госпожа! Прошу вас! Я не мог оставить кобылу посреди ночного города, не ругайте меня! Она моя Принцесса! Я и так не спал всю ночь из-за переживаний, поймите, она моя правительница!

— Ладно, успокойся, отчасти моя вина. Поторопила тебя.

Она поднялась и выскочила из каюты, распахнула крылья, подставляя тело яркому южному солнцу.

— Сплит? Сплит?! Сплит!!!

Через мгновение Твайлайт с надеждой уставилась на небольшую чёрную кобылу с бездонными синими глазами. Та вздохнула.

— Ну, ладно… ладно! — смущённо ответила Сплит.

Обе кобылы бросились друг к другу и обнялись.

— Твайлайт, ты чего, не надо, прошу, ты сейчас мне сердце взорвёшь!

Из глаз цвета аметиста катились слёзы. Аликорн обнимала и гладила её своими крыльями, прижималась нос к носу.

— Надеюсь, ты не сильно испугалась?

— Слова «похитю» нет, есть похищу. Я тебе доверяю.

— Уважаемые правительницы, пожалуйста, там ваша подруга пришла в себя, сейчас она кого-нибудь за борт выкинет.

Разъярённая и шипящая жёлтая пегаска выскочила на палубу, там и замерла со шваброй наперевес, глядя на обнимающихся кобыл.

— Это Сплит, ученица Королевы Крисалис.

— Эм… я Флаттершай. А куда вы нас везёте? — ошалело глядя на бескрайние синие волны, простирающиеся до горизонта, спросила жёлтая пони.

— Пойдёмте вниз, плыть нам долго, я всё подробно расскажу.

Нервно вздрагивающая пегаска с ужасом в глазах слушала план, с каждый словом она всё больше втягивала голову в тело и пыталась сжаться в незаметный комочек.

— Итак, слушок я пустила. Твой Голд оказался очень деятельным на поприще слухов и сплетен, можно сказать — талант. Так что, везём мы довольно внушительную сумму в виде драгоценных камней и слитков, сначала в Филидельфию, затем к грифонам Стального пера. Мне стоило больших усилий сбросить с хвоста Советника Ирикса, не хочу его втягивать в это всё. Знаю, Твайлайт, не смотри на меня так. Я его люблю, как и всех других чейнджлингов, но Крисалис жива, с ней всё в порядке, моя жизнь ничего не стоит. Он не должен рисковать собой ради меня. Я столько долгов за эти два месяца на троне наделала, мне не рассчитаться никогда. Джу со мной, как обычно отсыпается. Они с Голдом вас притащили. Гауд прислал письмо по поводу участия грифонов, он полагает, что там два или три клана промышляют морским разбоем, настоял, чтобы с нами пошли и его подданные. Тем более, они любят море и хорошо разбираются в кораблях. Кое-кого дал городской совет на условиях анонимности, так скажем. На этом корабле в итоге тридцать два пони и десять грифонов. Мы с тобой отдельные боевые единицы, — она хихикнула, — к кому причислить, даже не знаю. Команда корабля надёжная, два грифона и десять пони, это помимо воинов. Но если что, они тоже будут сражаться, — она расстелила на большом столе карту моря и побережья, — за последний месяц нападения произошли тут и вот здесь — Сплит ткнула копытом, — как видишь, это области за границами контроля морских сил Мейнхеттена. Филидельфия и Балтимаре значительно слабее в этом плане. Я рассчитываю, что перехватят нас буквально завтра, если шторма не будет. Голду удалось узнать некоторое количество сведений о наших врагах, и Гауд кое-что дал. Нам будет противостоять один корабль, достаточно мощный. Если сильно не повезёт, то два. Мы будем выполнять все их команды, ровно до момента начала абордажа. Как только корабли сойдутся, — хищная улыбка озарила мордочку чейнджлинга, глаза вспыхнули зелёным пламенем, — мы должны их удивить. Командира обязательно надо взять живым, я побеседую с ним, выясню, где находятся базы. Если всё пройдёт успешно, мы отправляем информацию Королю Грифу и в Мейнхеттен, два флота зажмут их со всех сторон, на какое-то время воды станут безопасными. Если наш корабль не сильно пострадает во время первого сражения, присоединимся к веселью. Таков мой план вкратце.

Твайлайт сидела, понурив голову, потом вздохнула.

— Без крови никак?

Сплит встала, открыла небольшое круглое окно, посмотрела вдаль.

— Правда, красиво? — она кивнула на бесконечную водную гладь, уходящую за горизонт, — Они везли фрукты, самые обычные апельсины. Двенадцать пони, их кости теперь на дне морском. Хочешь посмотреть в глаза их матерям? Что ты им скажешь?

— Почему этим занимаешься ты? Что ещё случилось? — тихо спросила аликорн.

Чейнджлинг поникла, стало видно, как затряслись её прозрачные крылья.

— Я приняла двадцать шесть чейнджлингов в своё сердце. Теперь их двадцать пять. Ты её не знала, мы дружили с детства, Джу рыдала полночи, когда я сказала. Обычная молодая кобыла, ничем не знаменитая, хорошая и добрая. Была. Теперь её нет, а я жива! — глаза чейнджлинга вспыхнули ледяными зелёными звёздами, — И у меня есть должок. Те одиннадцать пони, не мой долг, но я знаю чей.

Глаза аликорна засияли белым светом.

— Флаттершай, как ты считаешь, мы имеем право пустить на дно пиратский корабль, который убил двенадцать хороших пони?

— Эм… перевоспитать же не получится, да? Там ведь и грифоны есть, Гауд хороший, значит, они могли быть другими, это их выбор. Доброта не поможет, но пообещайте, что вы никого мучить не станете.

— Только их командира, надо узнать, где находятся базы.

— Я с вами.

— Вот да, Твайлайт, мы же договаривались, ты будешь одна!

— Прости Сплит, без моих подруг я пустое место. Когда они рядом, жизнь кажется светлее.

На палубе собралась дружная компания, бренчала гитара, звучали песни. Голд показывал фокусы, веселил всех до дрожи в копытах, особенно его номера с пропадающими монетками шли на ура. Твайлайт и Сплит уединились на корме, постелив себе одеяло под живот, лежали и тихо разговаривали о чём-то. К ним никто не приближался, все держались на почтительном расстоянии. Под вечер пони и грифоны разошлись по каютам, Голд сидел и смотрел вдаль, куда-то за горизонт, где в багровых отблесках виднелся самый краешек солнца, на его лице иногда проскакивала улыбка. Он сложил передние ноги на бортик и приник головой к стойке с канатом.

— Тебя Голд зовут, да?

Жеребец подпрыгнул на метр вверх и испуганно уставился на жёлтую пегаску, подошедшую словно тень.

— Да, госпожа.

Она несмело улыбнулась и легла рядом.

— Ты первый пони в моей жизни, который назвал меня госпожой. С чего бы это?

— Так вы же Элемент Гармонии, подруга Принцессы.

— Думаешь, я имею какие-то привилегии?

— Я не знаю и знать не хочу! Из-за неё я увяз в этой гадости по самый хвост, меня три раза пытались убить, раз пять избили. В общем, иногда жалею, что согласился на её предложение. Но в целом, жить стало интересней. Наверное, будет честным сказать, мне лучше, чувствую себя нужным.

— У тебя кобыла есть?

Голд засмеялся и покраснел.

— Я мошенник и воришка. Какая у меня может быть кобыла? Если не в злачных местах занимаюсь добыванием денег, значит, возникла идея, где и с кого можно вытрясти битов. Вся моя жизнь, которая закончилась полтора месяца назад. А теперь, тёмные подворотни, общение с ночными пони и страх за собственную шкуру. Что я могу предложить? У меня даже дома своего нет. Ищу по заданию Принцессы плохих пони, расследую всякие подозрительные дела. Госпожа, вам вряд ли понравится общение со мной.

Жёлтая пегаска улыбнулась и перелегла к нему поближе, буквально прижав своим боком, накрыла его спину своим крылом. Заглянула в глаза и прикоснулась своим носом к его. Земной пони буквально тонул в её глазах, пытаясь вынырнуть из них, словно из омута.

— Ш-ш-то это вы делаете… Принцесса Твайлайт меня убьёт! Госпожа! Она меня… — Флаттершай повернула его голову к себе и закрыла рот поцелуем.

Земной пони смешно сжал задние ноги, стараясь не показывать, как именно на него подействовал запах кобылы рядом, напоминающий цветущий луг, и её поцелуй. Она засмеялась и застенчиво шепнула, «пойдём ко мне в каюту».


Ирикс открыл один глаз и недоумённо уставился на дверь, стук раздался повторно. Он аккуратно переступил через кобылку и подошёл к выходу из номера.

— Извините, скоро поезд, она копуша, — смущённо сказала Рарити.

— Сейчас поднимем, — засмеялся Советник.

— Я к Сплит постучалась, никто не открыл.

Чейнджлинг исчез в зелёном всполохе, через секунду вернулся обратно, громко ругаясь на весь белый свет. В его копыте находилась свёрнутая записка со словами «Не ищи».

— Свити, вставай.

— Ох, ой, что это я? А где Ирикс? Всё, теперь вижу.

Чейнджлинг подошёл к кровати и сел, подозрительно уставился на Свити, та тёрла глаза и зевала.

— Скажи, ты Сплит говорила, что я тебе нравлюсь?

— Эм… ну… да. Я хотела совета попросить. Прости?

Он как-то печально улыбнулся.

— Это она тебе предложила сказать про песню для друга?

— Да. Сказала, раз ты мне так нравишься, то надо пригласить на концерт. И ты всё поймёшь. Но она уточнила, что если вдруг, ты не захочешь, чтобы я не обижалась, потому, как ещё будет время привлечь к себе твоё внимание. Сказала, что ты очень хороший и… я что-то плохое сделала? — обеспокоенно спросила мелкая кобыла.

— У Королевы невозможно выиграть. Поединок она может проиграть, но партия всегда будет за ней. Сплит пока не Королева, но у неё даже поединок нельзя выиграть! Собирайтесь, милые дамы, нам пора на поезд.

Он сидел и бубнил про себя, пока кобылы собирались. «Это ж надо так! Крисалис, вот и Ирикс едет, ничего со мной не случится! Он охранять будет! Прямо так и сказала. И я хорош, уши развесил. Забыл, что она делает лишь то, что считает нужным. Конечно же, ей поверили! На ночь заняла меня, естественно, а то она не понимает, насколько Свити красива и привлекательна. Куда она могла направиться? Точно что-то задумала. Неужели я такой старый стал? Ведь всё так легко просчитывалось».

Он сложил себе на спину два небольших чемоданчика, ещё один взял в зубы и не спеша пошёл за двумя кобылами, те сначала нервничали, но потом успокоились. Обсуждали прошедший концерт, кто как сработал, свет и поведение пони. Свити возмущалась по поводу жара от софитов, предлагая заменить их, на магические лампы холодного света. Потом они решали, какое платье надо одевать под какую музыку, когда лучше антракты делать. Ирикс немного отвык от этого всего и сейчас с каким-то затаённым наслаждением слушал разговор двух кобыл на излюбленные темы. Мать и дочь, их чувства сияли под этим солнцем огромной радугой, они согревали друг друга своей любовью. Он не обратил внимания на изменившийся цвет глаз Рарити.