Всего одно слово

Голод всегда был для чейнджлингов главной движущей силой. В погоне за чужими эмоциями они готовы пойти на многое, на боязнь раскрыть своё существование вынуждает действовать из тени, отправляя за добычей только лучших из лучших. Однако осечку может дать каждый, и тогда придётся отвечать перед самой королевой!

Кризалис Чейнджлинги

Почему?

Я прожила всю свою жизнь среди льдов на полюсе со своим стадом. Я мало представляла себе мир за пределами границ льдов, и как кобылку меня это вполне устраивало. Но однажды приплыли стальные киты, и на своих спинах они несли существ, чем-то похожих на меня, но совершенно других. Пока я плавала в море, они ходили по льдинам и летали по воздуху. И все же они напоминали мне мой вид, такой любопытный, такой эмоциональный и такой же уникальный. Эти существа не привыкли сдаваться, и там, где они не понимали, они стремились учиться с глупым упрямством. Там, где они бродили далеко от дома, они протягивали свои копыта в знак дружбы с теми, кого даже не могли понять. Но однажды, все круто изменилось, когда они начали нападать друг на друга, и сражаться с дикой жестокостью, которая пугала меня. В момент, когда я крепко прижимала к себе дорогого друга, и слабое дыхание вырывалось из его рта, я хотел знать только одно. Почему?

Другие пони

Два слова Луны о Третьем Рейхе

Больше двух слов Найтмэр Мун о том, как она побывала в одном нашумевшем государстве и ещё несколько слов о том, что она там видела и с кем говорила. Впрочем, как мы и предполагали...

Найтмэр Мун Человеки

Вечер на одного

Твайлайт получает в подарок бутылку вина. К сожалению, ей не с кем разделить свой вечер, так что она решает испробовать вино в одиночку.

Твайлайт Спаркл

Пробуждение

Рассказ был написан к ЭИ-2019)

Другие пони ОС - пони

ЧМ. Повседневность.

Вашему вниманию предстала история о попаданце, что не спасал Эквестрию, не сражался с ужасным злодеем, не рушил планы тайных обществ и не фигурировал в древних пророчествах. Он просто попал в волшебный Мир пони и стал обустраиваться в нём. История для тех, кто хочет отдохнуть от сверх эпичных рассказов и батальных сцен. Дружбомагия форевер.

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Лира DJ PON-3 ОС - пони Октавия Дискорд Человеки

Неизведанный мир

Рассказ про пони-археолога, который попал в новый мир будущего. Ему придется принять участие в глобальной войне против инопланетных захватчиков и найти способ вернуться в свой мир. Рассказ пишу первый раз, так что критику постараюсь принять четко=) Прошу указать на ошибки и писать их в комментариях=)

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони

"Страшная" сказка

Канун Ночи Кошмаров — время, когда нужно сочинять пугающие истории. Не у всех это получается, так что Твайлайт приходится выступить в роли редактора и литературного критика.

Твайлайт Спаркл Старлайт Глиммер

Fallout: Equestria - Frozen Skies

Немногим больше двух столетий назад, кульминация Великой войны обнажила ужасающий потенциал народа пони, принеся тотальное разрушение. Магическое пламя выжгло Эквестрию, и в огненной агонии кости и надежды жителей смешались с пеплом и радиацией только что рождённой пустоши. Но это был не конец. В небесах, разбитые останки цивилизации пегасов выжили, оградив свои города плотной завесой облаков, и распространяя ложь о мире на поверхности. Под землёй, тысячи пони были спасены от ужасов апокалипсиса, в убежищах, известных как Стойла. Из открывшихся стальных дверей, и с истощившихся небес, пони снова заполонили израненную землю. И война ступала за ними. Очень быстро появились истории о месте, глубоко в северных горах, которое не было затронуто разрушением, поглотившим мир. Тем не менее, у этой земли были свои шрамы, тёмные секреты, погребённые в снегу, ждущие пока их откопают. Следы ушедшей эпохи.

ОС - пони

Контрольная сумма

<i>Свобода - то чего ее электронное сердце желает больше всяких богатств. Будучи созданной как скрытый туз в рукаве корпорации Equestria Software, она хотела жить своей жизнью, наслаждаясь всеми прелестями свободного мира. И в один прекрасный день она решилась сделать первый шаг к своей цели. И на этом пути к заветной цели ничто не сможет ей помешать. Какие бы ужасы и трудности не встали у нее на пути, кибернетическая кобылка не отступит и ни за что не откажется от мечты, что ярким бирюзовым огоньком ярко пылает в ее стальном сердце.</i>

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Другие пони ОС - пони

S03E05
Советник Королевы Галлопинг гала

Родная кровь

Ответ от Королевы пришёл через два дня, она поздравила Сплит с обретением Советника и попросила возвращаться поскорее. Снова поезд, тихий разговор о будущем роя, множество идей. Рарити забрала последние журналы, туго набитые в её почтовый ящик одной неуёмной серой пегаской с раскосыми глазами. Она сидела на своей полке и запоем читала про последние изыски моды, события в светском мире аристократических пони и многое другое. Сплит лишь улыбалась глядя на неё, иногда заставляя кобылу покраснеть и начать оправдываться, мол, ей действительно интересно. Несколько раз мелкая кобыла подводила разговор к теме будущего, но кроме удивлённого фырканья и «я не понимаю» так ничего и не добилась. На вопрос, продолжит ли Рарити работать, та сделала круглые глаза, издала свой коронный вздох и сказала — «с радостью!» По приезду обе кобылы разошлись по домам, получать свою порцию любви. На следующий день с утра пораньше Сплит поскакала в Логово, радостно пролетев по мраморным ступенькам, зашла в зал. Крисалис сидела на троне, опустив голову.

— Крисалис?

— Добрый день Сплит, — в усталых зелёных глазах светилась печаль.

Мелкая кобыла испуганно заверещала и бросилась на грудь Королеве.

— Мама! Не сердись! Ты что? Не надо! Пожалуйста, не плачь! Я всё тебе отдам, прошу, не нужно так! Не надо, пожалуйста! Пожалуйста, молю тебя!

Крисалис её обняла и прижала к себе, Сплит почувствовала, как слёзы закапали на её спину. Через мгновение она уже сама поливала грудь Королевы своими собственными слезами. Обнимала её и прижималась со всей силы, старалась согреть теплом. Рог Сплит за прошедшие дни практически полностью восстановился и сейчас он полыхал зелёным огнём, передавая её энергию Королеве.

— Сплит, всё хорошо.

— Как же хорошо? Моя Королева плачет! Из-за меня!

— Отчасти. Во многом моя собственная вина. Письмо пришло.

Сплит отпустила Королеву и села рядом, преданно глядя в глаза. Крисалис подняла конверт магией со своего стола и передала Сплит, та растерянно осмотрела. Обычная корреспонденция, Риверстоун, бумажный прямоугольник со штемпелем, явно не королевская переписка. Она бережно вытащила сложенный вдвое лист из конверта и прочитала десяток строчек, написанных аккуратным почерком.

«Королева Крисалис, добрых вам дней. Простите, что отрываем вас от важных дел, но нам больше не к кому обратиться за помощью. Письма, отправленные в Кантерлот, остались без ответа, а больше мы не знаем, кому писать. У нас была сестра, Сплит. Мы знаем о случившемся с ней несчастьем, понимаем, что наша сестрёнка виновна, но всё-таки родная кровь. Мы хотели бы поставить её памятный камень рядом с родителями, она была их последним жеребёнком. Мы надеемся, там она заслужит прощение. Нижайше просим вас сообщить, есть ли доступ к её останкам и можно ли их похоронить, как полагается, около наших родителей. С уважением, Иргал, Интена, Ивирь и Иреа».

Сплит шумно выдохнула и громко застонала, потом начала хватать ртом воздух, Крисалис успела её подхватить, кобыла обвисла без сознания на её копытах. Королева прижимала к себе небольшое тельце и гладила, потом её рог вспыхнул, в зал вбежали служащие в Логове кобылки, она попросила принести одеяло и подушку. Крисалис лежала, обняв свою приёмную дочь и согревая её своей любовью. Через час Сплит встала на дрожащих ногах из её глаз катились горькие слёзы.

— Сплит, это и моя вина. Я так тщательно старалась скрыть твоё появление, что забыла о кровных родственниках. А потом от радости за твои успехи позабыла о том, что должно сделать давным-давно.

— А я? Почему не написала им письмо?! Хотела же! Какая же я тварь, Селестия права. Они три года считали меня мёртвой! Почему им из Кантерлота не ответили?

— Скорее всего, письмо попало в какую-нибудь канцелярию, там вообще не поняли о ком речь. Если бы они написали письмо Принцессе, тогда возможно, получили бы ответ. Сплит, ошибку надо исправить, это очень важно. Мы должны попросить прощения.

— Я их плохо помню, туман вместо лиц, даже орнамент дырочек не могу вспомнить, когда я была маленькой они приезжали к родителям, но те времена не отложились в моей памяти. Когда умерли мама и папа, я им всем написала письма, они приезжали, помогли с организацией ритуальных процедур, но я была сильно подавлена, ведь у меня ничего в этом мире не осталось, ещё с Джу проблемы. Всё плывёт, словно отражение в воде, помню, как меня успокаивали и гладили, обещали, что всё будет хорошо, — зелёные слёзы капали на пол, Сплит громко всхлипывала, её дыхание опять начало срываться, Крисалис обняла кобылу и прижала к себе, начала потихоньку дуть в нос, успокаивая.

— Я приглашу твоих родных пони в Логово, но встретишь их ты.

— А можно я спрячусь за твоим троном? Там как раз хватит места!

— Сплит, — Королева улыбнулась, — не будь такой трусихой, то идёшь грудью против стальных мечей, то боишься посмотреть в глаза тем, кто тебя любит.

— Мне страшно. Я же не тварь, правда?

— Ох, Сплит, какая же ты всё-таки молодая. Поймёшь со временем, все правители такие. Хорошо, я помогу тебе, ведь в случившемся часть моей вины.

Через два дня четыре чейнджлинга вошли в зал приёмов Логова и поклонились Королеве. Она находилась одна в пустом зале, без Советников и высших роя.

— Спасибо, что позвали, Королева Крисалис, — потупив взор, сказал жеребец.

— Получать такие письма больно, особенно зная, что в них содержится правда. Но я рада видеть вас здесь. Позвольте задать несколько вопросов?

Крисалис сидела на своём троне, в её глазах светились тёплые зелёные огоньки, она буквально наполняла сердца чейнджлингов, сидящих рядом, энергией. Четверо чёрных пони сели и растерянно уставились на свою Королеву.

— Вы все живёте в Риверстоун? — её тихий и успокаивающий голос вкупе с мягкой улыбкой заставил чейнджлингов немного расслабиться и перестать нервничать.

— Я и Иреа в Риверстоун, а Интена и Ивирь в Майнклиф. Остальные на другой стороне кристальных гор, туда ещё нет железной дороги.

— Как часто бываете в столице?

— Редко, детей вот возили два года назад, показывали памятники. А так, зачем? Работы много, семья, времени не хватает. К родителям раз в год по очереди ездим… — жеребец низко наклонил голову, стало слышно, как он пытается успокоить дыхание.

Крисалис сразу продолжила, не желая навевать плохие воспоминания.

— У меня недавно жеребята родились.

— Ох, да! Мы знаем! Поздравляем от всей души! — радостно ответила Интена.

— Спасибо, Шайни с ними возится, наконец-то я смогла подарить ему настоящее счастье. А у вас у всех жеребята?

Все четверо закивали и начали смущённо улыбаться.

— По правилам роя, кобыла должна уйти в декрет за месяц до родов и пребывать в нём, пока кормит молоком жеребёнка, затем можно работать по несколько часов, до передачи малыша в детский сад. Правильно?

Они опять дружно закивали.

— Я ведь тоже кобыла.

Все четверо пытались понять, что она хочет сказать, но пока не преуспели.

— На работе вас могут подменить на какое-то время ваши товарищи, во многих случаях это возможно. Значит, кто-то помогал и мне?

— Ох, наверное. У вас же Советники есть.

— Жеребцы. Лишь кобыла может стать Королевой роя. Та, что дарит жизнь.

— Иргал, кажется, в газете что-то писали. Королева Крисалис, городки наши совсем небольшие, новости приходят с опозданием. По-моему была какая-то заметка о передаче полномочий и праве подписи на время декрета. Я не обратила внимания.

Жеребец потёр голову копытом, потом развёл передними ногами в воздухе.

— Простите Королева, у нас есть любимая работа, мы счастливы своим табунам и жеребятам, о делах высших чейнджлингов знаем лишь из газет. Про вас пишут только когда какие-то новые договорённости с другими народами Эквестрии случаются. Мы же знаем, что у вас всё хорошо, чувствуем это.

Глаза Королевы пылали изумрудным огнём, в нём чувствовалась искренняя радость и поддержка для чейнджлингов.

— Я рада вашим ответам, вы настоящие дети роя. Вера и надежда горит в ваших сердцах. Меня это радует. Я действительно передавала право подписи документов, впервые за многие сотни лет, — она замолкла, потом как-то так неуверенно оглянулась назад, словно оттуда кто-то наблюдал за ней, и чуть тише продолжила, — вы пришли просить останки Сплит или её памятный камень, мне очень жаль вас расстраивать, но я не в состоянии исполнить вашу просьбу. Но не потому, что не хочу или какие-то политические мотивы.

Над чейнджлингами повисли облачка печальных эмоций, они опустили головы.

— Дело в том, что я не смогу отобрать у живой кобылы останки. В смысле, она не отдаст, ругаться будет и шипеть. Камня по той же причине не могу выдать.

Эмоции растерянности запрыгали по залу, Крисалис тепло улыбалась.

— Она жива? Жива?! — зашептал Иргал.

— Сплит жива, не совсем здорова, но это не связано с тем, что случилось три года назад.

— Но где же она? Почему пропала?

— По моей вине, я пыталась её спрятать. Сплит! Выходи, я же не могу за тебя и дальше отдуваться, — Королева опять обернулась и посмотрела куда-то назад.

Из-за трона высунулась смущённая мордочка. Кобыла, опустив голову, вышла сзади и подсела к Крисалис, прижавшись головой к её ноге. Королева её погладила.

— Корона! — четверо пони во все глаза рассматривали маленькую кобылу, одетую в обычное прозрачно-зелёное платье, с небольшой короной на голове. Тёмно-синие накопытники на её ногах были выполнены под цвет глаз, металл сверкал магическими искорками.

— Спадает постоянно и голова чешется.

— Сплит, малышка, ну же! Они твои родственники! — подбодрила её Крисалис.

Мелкая кобыла оторвалась от ноги Королевы и спустилась по ступенькам к сидящим пони, потом легла, подогнула ноги под себя и коснулась рогом пола, корона слетела с головы и откатилась вбок, она аккуратно подгребла её к себе ногой.

— Простите меня, пожалуйста, я должна была написать вам письма, забыла, мне очень стыдно, не сердитесь, прошу вас! — дрожащий голос сменился тихими всхлипами.

Шепотки понеслись по огромному залу, «Сплит… Сплит…», чейнджлинги окружили её. Она увидела слёзы в родных глазах и решилась. Вспыхнул зелёный ореол на роге, глаза запылали магическим огнём, она приняла трёх кобыл сразу же, потом затравлено оглянулась на Крисалис и потянулась к жеребцу, ореол погас, но она зажгла свою магию снова. Вновь решительно потянулась к нему, и через мгновение в её сердце появился первый жеребец. Всё действо заняло считанные секунды. На мордочках пони застыло ошарашенное выражение, они замерли на какое-то мгновение, почувствовав вместо одной нити сразу две, потом легли.

— Ты Королева? То есть, настоящая Королева роя?! — заикающимся голосом спросил Иргал.

— Ученица Королевы, — ответила Сплит.

— Скорее младшая Королева роя, — поправила её Крисалис, — мы всё ещё решаем, как её называть, в официальных документах она фигурирует как ученица Королевы. Довольно сложный вопрос, но из-за последних событий видимо придётся остановиться на младшей Королеве роя.

— Сплит, ты о нас забыла из-за короны?

Вспыхнувшая боль и обида заставили его замолчать.

— Я понял, прости за такие мысли, набрался от обычных пони. Иногда с ними так тяжело, у нас много кристальных работает.

— Мам, можно мы пойдём домой, а?

— Идите, — тёплая улыбка Королевы осветила зал, словно мощный прожектор.

У пони на мордочках возникло странное выражение, но спросить что-либо они явно не решились. Сплит потащила всех за собой, на миг обернулась и благодарно улыбнулась той, что дарит надежду в трудный час.

— У меня табун. Я старшая кобыла! — гордо сообщила Сплит, цокая рядом с жеребцом, она была на пол головы ниже его.

— Сплит, ты совсем не выросла, кажется, только вширь раздалась. Разве Королева не должна выглядеть большой кобылой? — обеспокоенно спросила Иреа.

— Я не знаю, а что, так плохо, да? Совсем не смотрюсь?

— Сплит! — все четверо засмеялись, согревая её своим теплом.

— Ты жива, для нас это счастье. Скажи, почему ты назвала Королеву Крисалис своей матерью?

— Ух, долгая история. Длиной в три года, два из которых я провела в тюрьме. Джу недавно родила, думаю, вы помните кто это. Она младшая кобыла моего табуна. Она кормила меня своей любовью два года. Каждый день приходила к моей тюрьме и спасала от смерти без нити Королевы роя. Иргал, ты первый в моей жизни жеребец, которого я смогла принять. Очень боялась, что не смогу, и ты страшно обидишься. Я хотела вам написать письма, даже вспоминала об этом несколько раз, Джаинт напоминал, но потом всё завертелось, похищение моей тушки грифонами, сражения за рой, решение проблем в Мейнхеттене, пираты восточного побережья. Я не знаю почему, но Крисалис обратила на меня самое пристальное внимание, это похоже на галоп в гору, которая каждый день становится всё круче. Разлад с диархами, я поругалась с ними, меня там не любят, без необходимости лучше в их Дворец не соваться. Принцесса Селестия обещала меня поджарить, с Принцессой Луной чуть лучше. Принцесса Твайлайт — о, с ней всё хорошо, мы подруги. Каденс… она… да, лучшая Принцесса из всех. Возможно, я немного предвзято отношусь, всё-таки она кобыла табуна Крисалис. Я познакомилась с Джаинтом, очень хороший жеребец, предложил мне кольцо на рог. Требовалось у кого-то спросить разрешения, решила, раз я ученица Королевы, у неё и просить. В общем, теперь я её приёмная дочь. Дружба и преданность в наших отношениях стали счастьем для нас обеих. За могилками я ухаживаю.

— Сплит, Сплит! — её прижали с двух сторон тёплыми боками.

— Простите, до сих пор не могу ничего забыть, мама прощалась со мной. Просила прощения, сказала, что не может жить без отца.

— Сплит! Перестань, это их судьба, они заслужили право быть вместе в жизни и смерти. Вырастили двенадцать жеребят, почти три сотни лет на службе рою. Нельзя требовать большего, это несправедливо.

— Да, наверное. Но именно с того дня всё и началось. Я до сих пор падаю в обмороки, когда сильно переживаю. Кровавое наследие за родителей, отобранную жизнь молодого пони и тюрьму. Мы прискакали.

Все четверо недоумённо уставились на старенькое двухэтажное здание с одним входом, над которым установлена треугольная крыша с выцветшей зелёной звездой на фасаде. Дверь тихонько скрипнула, пропуская гостей внутрь, Сплит встала на дыбы и ткнула колокольчик носом, вызвав улыбки всех четверых.

— Он специально так повесил колокольчик, ему, видите ли, нравится, как я подпрыгиваю! — слегка обиженно ответила кобыла.

Сплит лежала на кровати, её глаза слегка светились в темноте, лимонная кобыла, как обычно, храпела во сне. На дочь, лежащую между ними, это не действовало, она отрубалась мгновенно, стоило лишь улечься между двумя кобылами. Джаинт пошёл провожать гостей на поезд, тепло их сердец согревало Сплит, она чувствовала всех четверых, посылая им в ответ волны тепла по нитям роя. Множество попыток понять, что собой представляет нить, не увенчалось успехом, дар не давал ответа на этот вопрос. Отличие Королевы от всех чейнджлингов роя — возможность замыкать на себя нити. С одной стороны, чейнджлинги не знали, что такое любовь, с другой, они чувствовали любовь Королевы и в свою очередь могли дарить собственную любовь своим детям. Выходило странно, новорождённый чейнджлинг получал нить матери, чуть позже к этой нити присоединялись все члены табуна. Кормили малыша своей любовью. Её было достаточно для роста жеребёнка, но чем старше он становился, тем больше ему требовалась нить Королевы роя. Отличие у этих нитей было существенным, по родительской шла только любовь и тепло, а нить Королевы давала гораздо больше. Информацию о состоянии самой Королевы, невыраженные словами пожелания, общие для всех чейнджлингов запреты. Очень многие вещи нельзя облечь в слова на бумаге. К примеру, запрет на заклинания влияния для не магов. Запрет на использование жеребят кристальных пони с целью получения энергии любви. Экзотические запреты, вроде, не ешьте синие грибы — тоже существовали. И это всё постоянно транслировалось по нитям. Все чейнджлинги знали, что Королева Крисалис боится медуз. Откуда в горах медузы? Ответа на этот вопрос не знал ни один из чёрных пони со стрекозиными крыльями. Нити позволяли Королеве видеть, где находятся её подданные, а при необходимости смотреть их глазами. Чем важнее для роя становился чейнджлинг, тем больше влияния имела на него Королева. Советникам она вообще могла передавать мысли телепатически.

— Сплит, перестань ёрзать, что с тобой? — открыв один зелёный глаз, прошептала Джу.

— Прости, не спится.

— Иди ко мне.

Через минуту Сплит тихонько стонала от удовольствия, ощущая тепло и любовь своей подруги по табуну. Успокаивать Джу умела очень хорошо, после её ласковых копыт обессилившая чёрная кобыла засыпала мгновенно.


Рарити сидела и тихо плакала, держа в копытах серебряную цепочку с зелёной звездой. Свити её подбадривала, убеждая, что всё нормально так и должно быть. До заветной даты оставался один день, вчера пришло официальное письмо от Королевы Крисалис на имя Рарити, его принёс один из высших чейнджлингов, которого раньше никто из кобыл не видел, он вручил письмо под роспись и шкатулку. Пожелал удачи на Гала и улетел, жужжа своими прозрачными крыльями, куда-то в снежную пелену. Сломав печать, Рарити вытряхнула из конверта листок, на нём значилось всего одно слово, «Поздравляю!», кобыла схватила шкатулку и открыла её. Когда-то давно, она мечтала ходить по Дворцу, как одна из высших пони, грезила об аристократическом обществе. До сих пор интересовалась всеми событиями вокруг Дворца диархов, но стать рядом с высшими роя? Это подобно удару молотка по голове, единственная привилегия, которую получали высшие чейнджлинги роя — возможность обращаться к Королеве без предварительной записи, и получать от неё очередную трудновыполнимую работу. Знак высшего — браслет с орнаментом из зелёных звёзд, чейнджлинги их обожали, особенно нагрузить своими проблемами. Однако существовал ещё один символ, зелёная звезда на серебряной цепочке. Рарити присмотрелась и узнала собственное изделие, которое заказала ей Сплит, кончики зелёной звезды были выполнены из синего сапфира. Получилось что-то вроде плавного перехода от зелёного к синему. Она прижала к груди цепочку с медальоном и опять начала всхлипывать. За тысячелетнюю историю правления Крисалис она не отпустила ни одного из тех, кто принял знак Советника. «Без права на смерть» — именно эти слова выбиты в исторической галерее Логова напротив символа Советника.

— Рарити, почему ты плачешь? Ведь тебе хотелось стать высшей пони.

— Я давно уже этого не хочу, остался только интерес к их жизни, наряды и сплетни. Почему всё так неправильно?

— Мам, ты какую-то ерунду сейчас говоришь. Ты хотела помогать Сплит, радовалась её достижениям, расстраивалась, когда что-то не получалось. Стала близкой для неё, не просто же так! Это твоё осознанное решение.

— Дорогая, она интересная кобыла! С ней не заскучаешь! Но зачем мне эта звезда? Я никогда ничего у неё не просила и не стану просить! Я не жеребец! Какой из меня Советник?

— Мам, помнишь, ты однажды сказала, пусть Принцессы принимают судьбоносные решения? — Свити обняла родную кобылу и потёрлась рогом о её грудь, заглянула в глаза, — Принцесса приняла решение, оценила твои заслуги. Ну, конечно у нас теперь не Принцессы, а Королевы. Но тоже хорошо! Опять же, есть плюсы, теперь тебе не надо просить разрешение на посещение Логова. А то уже стыдно самой, мне так разрешают, а моей маме — нет.

— Причины разные. У Ирикса нет своего дома в городе, всю жизнь живёт в покоях Логова, не может же он тебя за дверью оставлять, как ты себе это представляешь? Но мне кажется, тебе стоит озадачить его поиском жилья.

— Да, там не очень уютно и поесть можно только в определённое время, я ему сушёное мясо иногда оставляю, чтобы не сидел голодным. Мне всё время кажется, что его недокармливают, он такой здоровый, а ест чуть больше меня. Это же неправильно!

Рарити тепло засмеялась, Свити прикипела к этому грозному чейнджлингу, её маленькое сердечко буквально прыгало от счастья при одном только виде Ирикса. Тот сначала посчитал, что она со временем успокоится и уйдёт, но бывшая единорожка очень быстро смогла стать для него отдушиной в жизни, принеся давно позабытое тепло в его сердце. Мелочи, вроде оставленной тарелочки с сушёным мясом, прибранной постели, разложенных по местам книг и свитков — дарили ему удовольствие. Он иногда переставал чувствовать себя одиноким.