В школе летунов.

Робкая и не совсем ладящая с полётами малышка Флаттершай попадает в школу Клаудсдейла, где ей предстоит познакомиться с одной очень необычной пони и вместе с ней пережить немало захватывающих приключений.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Рэрити

Селестия против Флаффи Пафф

Краткая история жизни Флаффи Пафф до встречи с королевой перевертышей.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони

Война | Мемуары

Принц Блюблад наслаждался беззаботной жизнью кантерлотского дворянина, пока впервые в жизни его честь не встала под сомнение, когда ему было поручено командование над подразделением эквестрийской армии...

Принц Блюблад ОС - пони Шайнинг Армор

Fallout Equestria: Influx

Война между пони и зебрами продолжается. Для того, чтобы её закончить, министерства строят отчаянные стратегии — создают магические и технологические творения, существование которых идёт вразрез с природой. Одним из этих творений стал «Инфильтратор» — сверхсекретный проект Министерства Крутости. В его основе лежала разработка супер-шпиона, идеального слияния пони и машины. Но после первого успешно созданного агента на Эквестрию упали бомбы и превратили её в Пустошь. Сто девяносто лет спустя Кристалл Эклер пробуждается в мире коллапса и насилия, совершенно не понимая, что стало с ней и самой Эквестрией. Её замешательство перерастает в ужас, когда она обнаруживает, что перестала быть пони — теперь она кибернетическая зебра. Ей ничего не остаётся, кроме как отправиться на поиски выхода из своего, мягко говоря, затруднительного положения. Сможет ли она принять правду, если отыщет её? Найдёт ли она друзей в мире, где никто никому больше не верит? И что, если те, кто сотворил это с ней, всё ещё живы и где-то там, ждут и мечтают о том, чтобы она послужила их новой, недоброй цели?

Другие пони ОС - пони

Серый

Кто-то считает, что мир окрашен в чёрное и белое, другие — что в оттенки серого. Правда, как всегда, где-то посередине. Где-то же посередине одна одарённая кобылка размышляет о причинах и смыслах.

Октавия

Эта музыка будет вечной

В жизни случаются разные ситуации, и порой требуется понять некоторые очень важные вещи, чтобы помочь другу.

DJ PON-3 Октавия

Пузырьки (Еще одна версия перевода)

Очень милая зарисовка о детстве Дерпи.

Дерпи Хувз

Лимоны

Лимонад - тяжелый с моральной точки зрения напиток.

ОС - пони

Пятое измерение

Рассказ об одной ошибке благодаря которой человек попадает в Эквестрию, причём не в самые лучшие времена...

Твайлайт Спаркл Пинки Пай Принцесса Селестия Зекора ОС - пони

Тайны темнее ночи

Это заведение на окраине Кантерлота всегда пользовалось неоднозначной репутаций. А все потому, что здесь собираются таинственные и мрачные гвардейцы принцессы Ночи. Но все ли так просто, как видится на первый взгляд?.. События рассказа происходят более, чем за 1000 лет до сериала.

ОС - пони Стража Дворца

Автор рисунка: Siansaar
Сердце чейнджлинга Эпилог

Любовь и жеребята

Жёлтая пегаска буквально выползла на перрон из вагона, прогибаясь под тяжестью четырёх перемётных сумок, она вытащила набросок карты города, ещё раз посмотрела, куда ей идти. Подняла удивлённый взгляд на очень крупного чейнджлинга, которого тут не стояло ровно секунду назад.

— Добрый день, Флаттершай.

— Эм… здравствуйте… — она попятилась назад.

— Я не кусаюсь, честно. Зачем вы приехали?

— К Голду. Я вас помню, вы Советник Ирикс.

— Зачем он вам? Этот пони начал успокаиваться, ему стало лучше. Рой планирует его использование в важных делах.

— Я была несправедлива, наделала много ошибок, хочу попросить прощения.

Он вытащил скрученный свиток и подал пегаске, та раскрыла его и быстро пробежала глазами. «Я, Голд, хочу получить подданство роя и согласен подчиняться Королеве роя в делах и жизни. Обязуюсь, верно служить рою, и защищать его детей, как своих собственных. Клятва принесена по добровольному согласию». Подпись Голда явно выглядела бурой, Флаттершай поняла, клятва из раздела «магия крови».

— Мне нравятся чейнджлинги. Иногда побаиваюсь, но это пройдёт. Я рада, что он нашёл ту, что примет его служение.

— Он не сможет покинуть рой.

— Моя подруга здесь живёт, редко видимся, скучаю. Если Голд не выкинет за порог, мы сможем чаще с ней встречаться.

— Вы меня убедили, пойдём.

Он бережно снял с кобылы сумки и повесил себе на спину. Флаттершай по дороге подробно рассказала о том, что произошло. Дом около серебряного ручья оказался довольно красивым, жёлтая пегаска аж ойкнула, текущая с горы вода создавала лёгкий шум, взвесь капель висела в воздухе. Всё строение, сделанное из камня, поросло разноцветным мхом, ручей оказался водой из тёплого источника.

— Ох, я никогда такого не видела! Как же вы делаете, чтобы внутрь не просачивалась влага?

— Двухслойные стены, между ними проложены нагревательные элементы, магическая энергия для города вырабатывается на многочисленных плотинах, столицу полностью обеспечивают две крупные и одна средняя. Для наших домов это стандартная практика, кроме того, камень укреплён магией. Этому дому уже около двух сотен лет.

Кованая дверь, украшенная металлическими завитками в виде цветов, открылась беззвучно. Голд жил на первом этаже, Ирикс составил сумки на пол и постучался, за колокольчик почему-то дёргать не стал. Дверь через пару секунд приоткрылась.

— Советник Ирикс? Ой…

— К тебе гости. Удачи, — он исчез во всполохе зелёного огня.

Жёлтая пегаска с розовой гривой так и стояла, а Голд выглядывал в щель.

— Эм… Голд, я… ух, так долго готовилась, речь написала и вот, всё забыла.

— Зачем ты пришла? — тихо спросил салатовый жеребец, потом заметил уже позеленевший синяк под левым глазом, — Эй, почему у тебя синяк под глазом?

— Подралась с Твайлайт, я ей табуреткой по носу, она мне копытом в глаз. Но мы помирились.

Голд, наконец, открыл дверь полностью и сел на пороге. Пегаска опустила голову и съёжилась, потом тихо захлюпала носом, она опустилась на передние ноги и поджала их под себя.

— Прости, пожалуйста, я глупая кобыла. Мне тоскливо и одиноко без тебя.

— Но ты же сама меня выгнала! — непонимающе воскликнул жеребец.

— Это ты во всём виноват! — сходу заявила кобыла и спрятала глаза в своей шикарной розовой гриве.

Голд нервно вздрогнул и икнул, уже поняв, что она никуда не уйдёт, а он теперь всегда будет виноват. Конечно же, жёлтая пегаска не обманула его ожидания.

— Да, ты во всём виноват! Кто должен был мне по голове настучать, чтобы не лезла с ценными советами в дела, в которых ничего не смыслю? Кто должен сказать «Цыц! Кобыла!» ах, я его, видите ли, выгнала — пинка под зад и в постель! Вот так должен поступать настоящий жере… эй!

Голд легко перекинул её через свою спину и потащил внутрь, словно паук в логово. Пегаска вяло отбивалась и возмущалась несправедливостью мира, потом быстро замолкла, когда мягкие губы начали бережно касаться её живота. Земной пони прижал её крылья своими тяжёлыми копытами к кровати и целовал.

— У меня спина болит! Ты тяжёлый, я пегас, а не земная пони.

— О, разговаривает, значит можно ещё разок…

Следующим утром им отдохнуть не дали, раздался громкий стук в дверь и Голд, недовольно сопя, пошёл открывать.

— Советник Рарити… что такое? Вы почему в слезах?

— Флаттершай у тебя? Срочно! Очень!

Пегаска пулей вылетела из тёплой кровати и подскочила к подруге.

— Свити чем-то отравилась, я хотела врачей позвать, но вспомнила, что ты здесь.

Жёлтая пегаска схватила сумку и понеслась вместе с подругой к её мастерской. Мелкая кобыла выглядела плохо, сменив цвет мордочки на что-то близкое к сине-зелёному. Она жалобно смотрела на Флаттершай и обнимала ведро. Жёлтая кобыла распаковала сумку и быстро осмотрела мелкую пациентку. Откуда она доставала все эти бутылочки и склянки оставалось загадкой. Сначала скормила некую траву, потом влила зелье. Через полчаса нормальный цвет лица вернулся к Свити.

— Отравление есть, желудок не принял. Что ты ела?

— Мясо с минеральной водой.

Флаттершай погладила Свити крылом, в её глазах сияла бездна тепла. Мелкая кобыла улыбнулась и обняла за ногу свою спасительницу.

— Ложись на диван, я ещё тебя посмотрю, на всякий случай.

Она прослушала живот, потом проверила кристаллами повреждения и начала строчить пером на небольшом листочке, что нужно пить. Некоторое время записывала, потом удивлённо уставилась на лежащую кобылу.

— Свити, когда у тебя должен быть цикл?

— На днях, а что?

— Ничего, — Флаттершай улыбнулась, потом поманила за собой Рарити.

Они вышли в другую комнату.

— Ты писала письмо, она с Ириксом живёт? Поздравляю. Токсикоз это называется, можешь порадовать.

— Флатти! Ей нет тридцати, при всём желании ничего не выйдет.

— Может быть заклинание, которым вас обратили, имеет какие-то побочные эффекты? Срок у неё около месяца. Организм слишком резко перестраивается, это нехарактерно для обычных пони, скорее всего, влияние нового тела кобылы чейнджлингов.

— Будет крутая разборка с Ириксом, я с ним говорила о дочери, он не уверен, что она останется с ним, хотя очень хотел бы этого. Слишком молодая и непостоянная.

— Полагаю, для чейнджлингов в такой ситуации выбора нет. Любить вы не можете, а значит, дружба и преданность превалируют. У обоих нет другого пути, Советник роя, его сила и власть, доверие Королевы. Он не сможет пойти против себя, подарив ей свободу от обязательств.

Рарити сидела с открытым ртом и растерянно сверкала своими глазами цвета тёмных сапфиров. Её подруга никогда раньше такой не была, она, словно стала старше, как будто за её спиной осталась целая жизнь. Флаттершай покачала головой.

— Рарити, не смотри на меня так, я многое узнала за этот год.


Свити подошла к покоям Ирикса и села на хвост перед тяжёлыми дверями из чёрного дерева, хотела толкнуть створки и не решилась, страх зацокал своими копытами в душе мелкой кобылы. Посидев минутку, она смогла себя перебороть и, открыв дверь, вошла, громадный чёрный жеребец сидел за столом, опять что-то строчил своим поскрипывающим пером.

— Ты сегодня раньше обычного. Репетиция закончилась?

Она кивнула и подошла к столу, положила голову на уголок, Ирикс нахмурился, отложил перо в сторону.

— Чем ты обеспокоена?

— Скажи, а когда мне платить начнут за концерты? — неуверенно поинтересовалась Свити.

— После тридцати лет чейнджлинги получают право на работу за деньги. Исключение составляют пони, семья которых не может обеспечивать своих жеребят. Как правило, это касается добровольного ухода до совершеннолетия, либо каких-то стихийных бедствий.

— А я могу у тебя денег попросить? — она смутилась и опустила голову.

— Конечно, какую-то сумму я в состоянии тебе предоставить.

Она достала свиток, её копыта затряслись.

— Вот… посмотри, я посчитала примерно. Сейчас ничего не надо, чуть позже потребуется.

Он развернул свиток, по мере чтения глаза чейнджлинга начали разгораться зелёным огнём.

— Накидка? Пелёнки? Корзинка? Бутылочки? Соски?

— Да, я самые дешёвые выбрала. Если тебе не очень трудно… — из глаз Свити закапали зелёные слёзы.

— Свити, что с тобой?

Он вышел из-за стола, потянулся всем телом и присел рядом с ней, показывая своим видом, что её слёзы явно напрасны. Для мелкой кобылы это всегда казалось очень странным поведением. Она хорошо помнила, как вели себя жеребцы, если их подругам становилось плохо. Они начинали напоминать ураган, подсовывая что-нибудь вкусное, тыкаясь мордочкой в бок своей подруге, улыбались, ворковали на ушко. Но вот так, как вёл себя чейнджлинг — Свити никогда и нигде не видела. Тихая спокойная уверенность в том, что всё хорошо, тёплые слова, поглаживание крылом. Она сама не замечала, как быстро он её успокаивал. Но сейчас даже это не помогло.

— У тебя ведь много дел, я с мамой договорилась, она помогать будет и тоже денег немножко даст. Мы не причиним тебе хлопот. Если с деньгами поможешь, буду очень благодарна. Прости.

Кобылка закрыла глаза, по её щекам текли слёзы.

— Свити… ты что, беременна? — тихим растерянным голосом спросил жеребец.

Она кивнула, Ирикс выпучил глаза и шлёпнулся в обморок. Кобыла подскочила и начала растерянно носиться вокруг него, она ожидала какую угодно реакцию, от лёгкого возмущения до скандала, но только не такую. Мелкая кобыла схватила графин с водой и, намочив тряпочку, начала протирать ему лоб.

— Эй, ну хватит, это секундная слабость, ты же никому не расскажешь? Советник роя падает в обморок, так быть не должно. А это точно? Можно я проверю?

Свити кивнула, рог чейнджлинга ярко вспыхнул, он сверкал какое-то время зелёными отблесками, потом погас.

— Около месяца. Как это возможно?! Тебе нет тридцати лет! Стой тут!

Он исчез во вспышке зелёного огня, Свити удивлённо уставилась на пустое место, вернулся ровно через минуту. В зелёном сиянии рядом парила коробочка, жеребец бережно открыл её, на бархатной подушечке лежали два серебряных кольца. Ирикс опустился на согнутые передние ноги.

— Чейнджлинг Свити Бель, примешь ли ты моё кольцо?

— Я тебе точно не помешаю? — беспокойно перебирая копытами на месте, спросила кобыла, жеребец в ответ замотал головой и улыбнулся.

Она бережно вытащила кольца и опустила одно на свой рог, затем аккуратно одела второе на рог жеребца.

— Теперь мы идём к Королеве! Разбираться!

— А можно я… ну… тут останусь? А вы там разбирайтесь…

Его рог вспыхнул зелёным пламенем, через мгновение рядом появилась Королева. Неуверенно посмотрела на обоих пони, заметила кольца на их рогах и улыбнулась.

— Поздравляю.

— Крисалис, кто-то меня долго уговаривал, мол, она мелкая ещё, ничего не будет.

Королева удивлённо уставилась на Свити, её рог вспыхнул на мгновение и погас. Она задумчиво уставилась на них обоих.

— Свити Бель, у меня нет слов, чтобы выразить свою радость! Я не думала, что ты действительно согласишься на подобное, полагала, выберешь кого-то из своих старых знакомых для столь ответственного события. Благодарю тебя за оказанное рою доверие. Мы не обманем твоих ожиданий, покой тебе гарантирован, Ирикс позаботится об этом.

Свити почему-то стояла с открытым ртом и растерянно слушала свою Королеву, пытаясь сообразить, чему собственно она так радуется. Крисалис погладила бывшую единорожку крылом и тепло улыбнулась, послав по нити импульс радости и поддержки, зелёный всполох скрыл её.

— Ирикс, я опять ничего не понимаю, да? — обеспокоенно поинтересовалась Свити.

— Она имеет право на подобную радость, мы действительно считали, что ты погуляешь со мной, потом уйдёшь к тем, кто тебе близок.

Свити замерла, потом покачала головой, вытерла слёзы и тихо заговорила.

— Мой любимый Понивиль, место, где случилось столько хорошего, там мои подруги, Скуталу и Эплблум, те, кого я люблю и по ком скучаю. Мой дом на двоих с сестрой. Зелёные лужайки и Вечнодикий лес. Небо совсем другое, безоблачная синева и тёплый воздух... — её слова изменились, став какими-то тягучими, странное мелодичное наречие, — красиво, не могу спорить, но так хочется видеть стальные клубящиеся тучи, влажную дымку в зелёных огнях. Сверкающие льдом вершины кристальных гор. Выдерживаю в Понивиле неделю, потом тянет обратно, к этим горам и мокрому снегу. Болезненно сжимаются мышцы на ногах, только бы ощутить тонкий ледок под копытами, лишь бы цокали накопытники по камню мостовых этого древнего города.

Свити вдруг увидела что-то странное, чейнджлинг растерянно уставился на неё, наведя уши, его крылья легонько затрепетали.

— Свити?

Она подняла на него растерянный взгляд.

— Я не понял ни единого слова кроме «Понивиль», «Скуталу» и «Эплблум». Ты на каком языке говорила? Когда ты успела выучить его? — от удивления Ирикс вывалил язык на бок и смешно склонил голову, чем-то напоминая огромного чёрного щенка.

— Язык северных кланов единорогов, сейчас практически не используется из-за сложности произношения и больших несоответствий между буквами и звуками. Он самый мелодичный из трёх. На нём много старинных баллад, которые вы с Королевой давали мне на перевод.

Она повторила сказанное на современном языке, потом прислонилась к его груди. Чейнджлинг обнял её и прижал к себе, прошептав: «Всё будет хорошо!» и услышал в ответ тихое: «Я тебя люблю». Одиночество растворилось в тумане далёких лет, он закрыл глаза, чувствуя, как непрошеные слёзы счастья, слетают мелкими зелёными каплями с его подбородка.