Отчёты Принцессы Твайлайт

Твайлайт стала принцессой, и казалось бы, что её жизнь должна бы сильно измениться. Но осознав, что на деле ничего толком не поменялось, она решила продолжить писать отчёты своей наставнице о том, что с ней происходит, приправляя эти отчёты критикой.

Твайлайт Спаркл

На крыльях огня

Продолжение истории "Все грани мира". Для понимания вопроса зачем кое-кому понадобились "попаданцы", рекомендуется прочитать вышеуказанный фик. Рассказ начинал писаться как квента для своего аватара в Эквестрии и незаметно разросся в полноценный фанфик. Марти Сью во все поля. Читайте, комментируйте, голосуйте. Надеюсь, Вам понравится.

Рэйнбоу Дэш Другие пони ОС - пони Человеки

Fallout: Equestria - Проект Созвездие

Давным-давно в волшебной стране Эквестрии... ...Наступило время, когда идеалы дружбы уступили место зависти, эгоизму, паранойе, войне. Весь мир сгорел в жар-пламеном огне, города превратились в разрушенные памятники былого величия, а Эквестрия на много лет потеряла солнечный свет, превратившись в безжизненную, лишённую надежд Пустошь. Но забытые тайны могут стать угрозой для тех немногих, кто пережил апокалипсис. Единорожке, не помнящей своё прошлое, вместе со своей разношерстной компанией придётся углубиться в самые недра корпорации Альфамейр, спасти мир от страшной катастрофы, не потерять себя на этом пути и сделать правильный выбор...

ОС - пони

Железный меч и красная роза 2: Тайна тёмного леса

После того, как Роза остановила падение Эквестрии, на этом страдания не закончились. Вечносвободный лес начинает расти на территорию Эквестрии, тем самым принося беды и не счастья их обитателей, но кто сможет остановить это безумие? Если главная спасительница умерла, а пони начали превращаться в камень, заходя на территорию "Тёмного леса"

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Дерпи Хувз Другие пони Доктор Хувз Дискорд Человеки

Один среди них

Родители. Они наши покровители. Те, кто родил нас. Те, кто воспитал нас. И те, которые нас любят. И мы их любим. Несмотря ни на что. Даже если этот родитель - пони. Какова будет судьба у нашего главного героя, если его воспитали пони?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Гильда Диамонд Тиара Сильвер Спун Черили Хойти Тойти Фото Финиш Энджел Совелий Лира Бон-Бон DJ PON-3 Человеки

О палках и дружбе

Медсестра Редхарт (только что из дурки) и ее друзья вынуждены разбираться с застрявшими палками, озабоченными подростками, изучающими дружбу, вторжением похитителей тел и необычной кошкой в носочках. Другими словами, обычный день в понивильской больнице общего профиля.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Эплджек Спайк Другие пони Сестра Рэдхарт Мод Пай Эмбер

Трудная работа.

Бравого джисталкера Илью снова ждет интересный и веселый мир Эквестрии. У него новое задание, признаться честно, его путь лежит туда, куда идти немного страшновато, ведь дело придется иметь с грифонами, а это тебе не милые пони. Хорошо хоть есть к кому обратиться за помощью.

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Гильда Другие пони ОС - пони Дэринг Ду Человеки Кризалис

Творожная загадка Стойла Два

Один из эпизодов жизни Литлпип в Стойле во время, когда она еще не получила кьютимарку, в котором также объясняется, откуда в Стойле Два брался творог и другие кисломолочные продукты.

ОС - пони

Тёмный кирин

Ударом Кристального Сердца Сомбру забрасывает в земли существ, рог которых подобен в росте и развитии ветке дерева. Неоднозначность предоставленной возможности становится понятна сверженному королю, когда он узнаёт, что для восстановления рога ему придётся освоить философию, так не похожую на его собственные взгляды на мир. Ситуацию осложняет и понимание того, что его милитаризм способен помочь киринам больше их миролюбия, ведь их земли терроризирует существо, не ведущее осмысленных переговоров.

Король Сомбра

Fallout: A Post Nuclear Equestrian Story

Цветущие зелёные поля Эквестрии уступили место бесплодной пустыне, таящей в себе множество загадок и опасностей. Кто-то из выживших пони пытается пробиться в самые верха пост-ядерного общества, а кто-то просто старается выжить – всё идёт своим чередом. Но однажды в жизнь радиоактивных пустошей приходит хорошо скрытая, но от того не менее серьёзная угроза, способная изменить к худшему этот и без того настрадавшийся мир…

Флаттершай Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Октавия

S03E05
Глава 1: Всему есть причина

Пролог

Дождь.

Дождь был призван очистить землю, смыть следы наших фатальных ошибок и влить новую жизнь в тот мир, который мы когда-то так жестоко отринули и уничтожили. Он должен был смыть все наши грехи, подобно крещению. Но вместо этого дождь смывал лишь кровь павших, знаменуя новый виток презрения к нашей выжженной радиацией Пустоши.

Выглянув из-за развалины, укрывшей меня от выстрелов, я устремил свой взгляд к небесам, изливавшим на меня потоки дождя. Призванные возродить жизнь на Пустоши, на деле они вызывали лишь чувство тревоги. Дар ли это? Или же дождевая вода была полна смертельной радиации, и все, осмелившиеся не укрыться от её капель, лишь будут впоследствии страдать от лучевой болезни? Вдохнёт ли она жизнь в поля или же выжжет в них последние остатки жизни? Я ненавидел дождь. И я ненавидел это место.

Пустошь стала пеклом, воплотившимся наяву. Царство боли, страданий и безумия, которое поглощало лучших из нас, а остальных превращало в зверей, вечно грызущихся среди осколков некогда великой империи. Даже зная, что богиня уже давно ушла, я каждый вечер молился ей о том, чтобы наше поколение было последним, обречённым на страдания, пускай мы и вовсе исчезнем. Лучше исчезнуть, чем жить в аду, который мы сами же и сотворили. Что угодно лучше.

Я подошёл к своему другу. Попав под взрыв гранаты, сейчас он издавал прерывистые вдохи, мучительно пытаясь ухватить глоток воздуха. Его внутренности были вывернуты наружу, а сам он лежал в луже собственной крови. Дождь продолжал литься на него с небес, болезненно обжигая плоть и вымывая его жизнь в руины мёртвого города. Он глядел на меня, моля о помощи, о чем угодно, что я мог для него сделать. Он был моим другом, а теперь ему предстояло стать очередным трупом, который поглотит Пустошь. Приподняв его голову, я принялся успокаивать его, словно жеребёнка, потерявшегося под проливным дождём. Я врал ему, говорил, что всё будет хорошо, одновременно доставая свой пистолет. Он этого не заметил, хотя я сомневаюсь, что он вообще мог что-либо видеть. Глушитель превратил раскатистый выстрел в тихий хлопок, и страдания моего друга подошли к концу. Я закрыл его глаза в последний раз и оставил лежать среди развалин. В пустошах тяжело найти хороших друзей, а он был лучшим из них.

Я почувствовал, как мою кожу охватил зуд, и вновь проклял за это дождь. Похоже это облако угодило в какую то мерзость и принесло её с собой; моя кожа горела огнём. Оплакивать друга не было времени, и, подхватив его сумку вместе с вещами павших врагов, я направился в укрытие. Сидя под навесом, я наблюдал, как капли дождя стекаются в лужи вокруг тел моих друзей и врагов. Вскоре дождь окончится, и их поглотят падальщики.

Перебирая замусоленные сумки убийц моего друга, я находил в них боеприпасы и еду, отобранные у менее везучих пони, чем я. Я не чувствовал сострадания к этим рейдерам, да и кто стал бы оплакивать их? Мне бы хотелось рассказать повесть о моём друге тому, кто готов будет выслушать и сам поведать в ответ о давно ушедших товарищах. Что же это за мир, где историй о мёртвых куда больше, чем деяний ещё живущих? Воистину, мы пожинали плоды своих деяний. Каждый из нас был чудовищем, и все мы заслуживали смерти.

Но где-то среди бескрайних просторов Пустоши хранился ответ. Мы блуждали, всё пытаясь его отыскать. Если я сейчас прекращу поиски, то моя жизнь, как и жизнь моего друга, будет отдана напрасно. Но я чувствовал, как постепенно начинаю терять веру. Мечты о мирной жизни казались куда более призрачными, чем когда-либо прежде. Неужели эквестрианская мечта уже не что иное, как просто миф? И неужели столь многие пони отдали свои жизни, став лишь лебединой песней нашей цивилизации? Я закрыл глаза, пытаясь представить себе лучший мир. И мне крайне тяжело было представить себе, что вообще могло быть лучшим миром.

Спустя несколько минут этот мерзкий дождь наконец закончился, позволив мне покинуть укрытие и продолжить своё бессмысленное путешествие. Куда я шёл, уже не имело значения, ведь цель, которую преследовал мой друг, умерла вместе с ним. Я вновь стал потерянной душой, бесцельно блуждающей по Пустоши.

Я начал проверять сумки своего друга в поисках ответов. Нашел я лишь семена. Мой взгляд опустился на эти крошечные зёрнышки. Мой друг видел в них безграничные возможности; возможность зажечь огонёк жизни посреди кромешной тьмы Пустоши. Я же видел в них лишь еду и вещь для обмена. Он говорил мне, что однажды я пойму.

Я вновь глянул на своего друга. Его красная шерсть была испещрена ожогами от кислотного дождя. Быть может, он и покинул этот мир, однако его тело осталось. Он хотел сражаться до конца и однажды остепениться, построив ферму на этих отравленных землях. Но даже в смерти мой друг желал стать частью Эквестрии. Окинув взглядом его изувеченное тело, я наконец понял своё предназначение.

У меня ушло несколько часов на поиски лопаты и ещё несколько, чтобы найти целую кувалду. Когда мне всё же удалось отыскать инструменты для предстоящей работы, ночь уже опускалась на Пустошь. Я вошёл в разрушенное здание, где недавно переждал дождь, и, минуя сломанные столы, отправился на второй этаж. Явных признаков рейдеров здесь не наблюдалось. Само здание выглядело так же, как и две сотни лет тому назад, словно после падения жар-бомб и мегазаклинаний время для него остановило свой ход. Подперев дверь одним из столов, я лёг на пол и погрузился в мир сновидений.

Ранним утром я проснулся с новым виденьем собственного предназначения на этой Пустоши. Прихватив все свои инструменты, я вышел на улицу к месту, где мой друг ушёл из жизни. Он всё ещё лежал там, чудом не став пищей падальщиков. Я приступил к своему заданию.

Копать среди руин было занятием не из лёгких. Я молотил бетон своей кувалдой, пробиваясь сквозь каменный слой цивилизации. Тяжесть молота хорошо ощущалась в моём сомкнутом рту. От этого возникло чувство, что у меня что-то выходит, словно меня направляло копыто давно забытой Богини. Бетон крошился под моими ударами, и увесистые куски превращались в маленькие камешки. Спустя десять минут я миновал слой бетона и принялся копать землю. С каждым часом яма становилась все шире. К полудню мой друг уже вполне мог поместиться в эту могилу.

Однажды он поведал мне один из секретов Пустоши. Радиация не могла просочиться в почву через бетонный слой. Конечно, камень поглощал радиацию, однако при этом он закрывал собой землю от загрязнения. Лучший источник чистой от радиации земли был прямо под нашими копытами. Всего-то нужно было приложить немного усилий. Я стоял посреди глубокой ямы, весь вспотевший и преисполненный гордости. Это было замечательно.

Ухватив своего друга за рыжую гриву, я потащил его тело. Оно больше не имело значения, ведь его душа отправилась на вечнозелёные луга. Важно было лишь то, что теперь он сможет найти покой в земле, которую так сильно любил. Я столкнул тело в могилу, и оно погрузилось в мягкую почву. Я в последний раз взглянул на своего друга. До нашей с ним встречи в моей жизни не было никаких целей. Он мечтал стать частью лучшего мира, в то время как мне не к чему было стремиться. Я следовал за ним потому, что у него было своё видение нашего будущего. И теперь я продолжу его идею.

Земля покрывала моего друга куда быстрее, чем выкапывалась. Комья чистой от радиации почвы поглощали его мёртвое тело. Эквестрия приняла обратно ещё одного из своих сыновей. Закончив труды, я посадил на его могиле зёрнышко. Здесь, среди руин Мэйнхэттена, снова зародится жизнь. Из моего друга вырастет дерево, которое принесёт плоды уже следующему поколению Пустоши. Солнце стояло в зените, пробиваясь сквозь скудный облачный покров. Обернувшись, я глянул на руины, где оборвалась жизнь моего друга, и увидел тела убивших его пони.

Спустя некоторое время я снова крошил бетон. Снова копался в чистой земле. Снова тащил тела убитых. И снова сеял семена новой жизни. Когда я их наконец похоронил, солнце клонилось к закату. Измотанный, но довольный проделанной работой, я взглянул на небеса. Вновь начался дождь.

Это был настоящий, чистый дождь. Капли наполняли перекопанную землю живительной силой и вымывали пот из моей шерсти. Я глядел на облака и впервые на своей памяти радовался дождю. Теперь в моей жизни была цель: я буду хоронить усопших жителей этих земель, даруя им покой, возможно, впервые со времён войны. Теперь я – Садовник, и мои деяния будут взращивать новую жизнь на бренных останках ушедших из жизни пони. Первой моей остановкой будет Новая Эпплуза. Там я смогу раздобыть больше семян.

Пустившись рысью, я всё больше отдалялся от нескольких аккуратных кругов земли посреди бетонных развалин. Конечно, со временем эти клочки чистой почвы опять загрязнятся. Однако глубоко под ней корни останутся в чистой земле и взрастив деревья, помогут вдохнуть новую жизнь в Пустошь. Я буду нести слова моего друга. Буду рассказывать о его идее возрождения и набирать сторонников для воплощения этой цели. Прислушаются ли они? Будет ли это их заботить? Если достаточно пони станут работать сообща, моё поколение и вправду может стать последним, что будет страдать на Пустоши.

Похоже, богини всё-таки услышали мои молитвы.