Pony Story: Любовь и детектив

Второй рассказ моего сборника "Pony Story". Через расследование к истине, к любви.

Принцесса Селестия ОС - пони Дискорд Фэнси Пэнтс Флёр де Лис Человеки

Выбор

Небольшой рассказ на тему взаимодействия миров. P.S. Светлым паладинам и ранимым лучше не открывать. Я серьезно. Авторы:Mr_OS, Ponycide

Принцесса Селестия Другие пони ОС - пони Человеки

Fallout Equestria: Призрак Чернобыля

«Говорят, что надежда умирает последней. Я бы убил её первой. Убита надежда - и пропадает страх, убита надежда - и человек становится деятельным, убита надежда - и появляется самостоятельность.»

ОС - пони Человеки

Все начиналось с изумруда...

Твайлайт решила произвести эксперемент с участием Рэйнбоу Дэш. Результат превзошел все ожидания...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк

Утренняя звезда

Сумеречное помрачение Твайлайт.

Твайлайт Спаркл

Вопросы и пути

Свити Белль, Скуталу и Эпплблум отправляются в Мэйнхеттен. Но поездка в гости к подруге может стать приключением, а реальность — сном. И кем же тогда станут сами Метконосцы?

Эплблум Скуталу Свити Белл Принцесса Луна

Коварный замысел Пинкорда.

Пинкорд(Дискорд) хотел немного пошалить, но ненароком спас Эквестрию от обращения в "истинную" веру.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Другие пони Дискорд Человеки

В коридорах "Соляриса"

Кроссовер MLP и Dead Space.

ОС - пони

Пегаска и чудовище

Безграничная доброта Флаттершай ко всем созданиям на свете стала буквально легендой Понивилля. Но когда из Вечнодикого леса пришла странная буря, пегаске и её подругам пришлось задуматься о пределах сострадания и опасностях жизни с сердцем, распахнутом навстречу всему миру. От переводчика: Это рассказ о тех давних временах, когда Твайлайт ещё писала письма принцессе Селестии и не умела летать.

Флаттершай Твайлайт Спаркл

Изгои 4. За гранью невезения

Семейное счастье и больше никаких проблем? Да кто вам такое сказал? Ха! Три раза! Это всё не про странную семейку Лёхи. Судьба приготовила им новые испытания, и теперь они должны найти друг друга в бескрайней пустоте космоса. Но речь же идёт о тех, кто никогда не опускает ни рук, ни копыт. И кто знает, может быть само Мироздание содрогнётся от того, как они будут действовать в этот раз.

ОС - пони Человеки

Автор рисунка: Siansaar
Глава 2 - Меня зовут Нихилус

Глава 1 - Он вернулся

Солнце садилось. Горизонт уже скрыл его большую часть, а последние лучи окрасили мир в тёплые красные тона. На востоке небо подёрнулось фиолетовым, и на нём постепенно вспыхивали звёзды – крошечные точки света, столь страстно сияющие, пока светило Селестии освободило небосвод. Господствуя над первыми загоревшимися звёздами, ещё наполовину скрытая за горизонтом, сияла полная луна её сестры.

При виде восходящей луны Селестия раздражённо нахмурилась. Хотя ей больше нравилось работать при свете дня, она не могла просто отказаться опускать солнце. Конечно, ничто не доставило бы ей такого удовольствия, как оставить Луну без её «прекрасной» ночи, но это было бы крайне необдуманным нарушением правил даже для военного времени.

Она сложила крылья, чтобы круто спикировать. Спускаясь всё ниже, принцесса почувствовала давно забытое волнение от полёта и мысленно отметила, что стоило бы почаще выбираться. С недавних пор большую часть времени ей приходилось проводить в палатках, встречаясь со своими командирами и продумывая очередной манёвр против Луны. Но стоило время от времени и размять крылья.

Однако сейчас было не время упиваться чувством полёта. Селестия прорвалась сквозь завесу облаков, и перед ней раскинулось поле битвы. Землю вытоптали и выжгли, оставив лишь сухой серый грунт. Закованные в броню земные пони боролись и сталкивались со своей невероятной силой. Единороги пронзали противников металлическими осколками, некоторые из них использовали смертоносные магические клинки. Пегасы петляли в воздухе, периодически сталкиваясь на умопомрачительной скорости, после чего один из них непременно падал, становясь ещё одним безжизненным телом на земле.

Селестия приметила группу солдат Луны, легко отличимых по цветам их брони – чёрному и синему – и начала пикировать на них. Несколько пегасов отвлеклись от сражения, заметив её. Те, что носили бело-золотые цвета её армии, взирали с благоговением. Чёрно-синие солдаты Луны смотрели с ужасом. Когда Селестия пролетела мимо, один из пегасов закричал сражавшимся внизу.

Бойцы Луны взглянули вверх, но было поздно. Приближаясь к земле, Селестия расправила крылья, резко сбросив скорость. Она призвала свое магическое лезвие, и над её головой возник сияющий луч чистого солнечного света. Принцесса сконцентрировала больше магической силы, и её клинок – Зенит – засиял подобно звезде. Когда Селестия опустилась на землю рядом с солдатами Луны, они ещё были дезориентированы ослепляющей магией.

Она сразила троих, прежде чем кто-нибудь успел прийти в себя. Зенит разрубал противников на куски, мгновенно прижигая раны. Первым очухался единорог, запустив в принцессу несколько острых железных осколков. Селестия телекинезом схватила ближайшего земного пони, преградив путь снарядам его телом. Как только те вонзились в плоть, их хозяин, осознав, что ранил одного из своих, потерял концентрацию. Он ослабил магическую хватку, чем Селестия тут же воспользовалась, вынув осколки из тела пони и запустив обратно; те намертво засели в шее единорога.

Земной пони попытался наброситься на принцессу, но она увернулась, обезглавив его Зенитом. Используя магию для усиления, Селестия ударила следующего единорога задними копытами. Его череп треснул, а она зарубила очередного солдата своим клинком.

Она повернулась, чтобы расправиться с двумя последними воинами – оба были единорогами. Отбив два железных осколка, она атаковала одного из противников магической огненной стрелой. Цель – молодая кобылка – увернулась от заклинания, но не от вращающегося металлического диска, внезапно рассёкшего воздух, а спустя мгновение и её горло. Она повалилась в грязь.

Последний единорог – жеребец – перевёл взгляд с павшего соратника на Селестию. Он немного отступил, понимая, что у него нет ни единого шанса выстоять против аликорна. Селестия ничего не делала. Она лишь смотрела, как позади единорога возникла крошечная точка энергии. Последовала вспышка синего света и рядом с последним противником возник ещё один единорог. Новоприбывшая быстро поклонилась, в то время как последний солдат Луны рухнул на землю, разрезанный телепортационным полем.

– Лейтенант Корускар, – поприветствовала Селестия единорожку. Тёмно-синяя кобылка с прямой белой гривой, в которой была одна чёрная прядь, подняла голову. Она носила белый мундир, а поверх него развевался такой же белый плащ, оба оторочены золотом. С каждой стороны по вороту плаща были вышиты пять солнц, помещенные в круги. Эта кобылка являлась самым могущественным единорогом из живущих, а следовательно, ценным козырем на поле боя.

Селестия наблюдала, как её войска стягивались к своему лидеру, тесня силы Луны.

– Полагаю, – обратилась она к единорожке, стоявшей перед ней, – у тебя есть что доложить?

Астор Корускар кивнула.

– Да, принцесса. Мы сдали перевал, но с минимальными потерями. Несмотря на численное преимущество с нашей стороны, войска Луны взяли верх.

Селестия нахмурилась. Конечно, она была готова к подобному развитию событий, однако новость её не порадовала.

– Как? – спросила она.

– Меня там не было, но, похоже, к этому причастны её личные стражи. Одна пегаска единолично уничтожила все воздушные силы на месте. Мы бы не проиграли, будь я там. Но я посчитала, что больше пригожусь на передовой. Я сожалею, Принцесса.

На мгновение Селестия задумалась, но решила, что Астор не сделала ничего предосудительного и не заслуживает наказания. Она знала, что выбирать любимчиков не следовало, но эта единорожка являлась её фавориткой: она была на порядок умнее и сильнее любого из командиров армии Селестии.

– Мы вернём перевал, – наконец сказала она. – Ты возглавишь двадцать вторую и тридцать пятую дивизии вместе с воздушными подразделениями. Я ударю с воздуха, открыв...

Она замолчала, глядя вверх. Солдаты на переднем фланге, только что теснившие войска Луны, вдруг начали кричать. Это был не обычный шум войны, а пробирающий до костей вой ужаса опытных, тренированных бойцов. В хаосе сражения она различила своих солдат, в беспорядке бегущих к ней, побросав оружие и доспехи и крича лишь одно:

– Это Луна!

Селестию одновременно захлестнули ненависть и волнение. Она переглянулась с лейтенантом.

– Принцесса, – начала та, – позвольте...

– Нет, Астор, – Селестия расправила крылья и приготовила Зенит. – Ты не готова противостоять ей. Не сейчас. Отбейте перевал.

Астор рассержено нахмурилась, но кивнула и исчезла во вспышке синей энергии. Несколько раз взмахнув крыльями, Селестия приблизилась к передовой. Она приземлилась среди своих солдат, рассеянных по полю боя, и взмахнула Зенитом, привлекая их внимание.

– Ко мне! – выкрикнула она. – Стройся! Вперёд, солдаты, за Эквестрию! Во имя короля!

Одним взмахом своего клинка она прикончила двоих воинов Луны, а потом подожгла единорога с помощью простого заклинания.

– Ко мне! – снова выкрикнула Селестия. Она окинула взглядом поле боя в поисках сестры, но Луны нигде не было видно.

– Во имя короля! – подхватили боевой клич собравшиеся вокруг солдаты, готовясь возобновить натиск. В этот момент Луна снова дала знать о своём присутствии.

Над войсками Селестии пронёсся вихрь чёрных летучих мышей с горящими синими глазами. Они роились вокруг солдат, при каждом удобном случае терзая их плоть. Бойцы кричали, корчась на земле, не в силах противостоять новому врагу. Селестия рассержено взглянула на магический рой, а затем направила силы в свой клинок. Он вновь вспыхнул ослепительным пламенем, заставив отступить визжащую стаю летучих мышей, тут же собравшуюся в чёрное облако за пределами освещённой клинком области.

Мыши вихрем взмыли вверх, а затем устремились к полю боя, принимая очертания темно-синего аликорна. Летучие мыши слились воедино, став частью мантии с капюшоном, свободно покрывавшей тело второй принцессы. Селестия равнодушно наблюдала за бессмысленным представлением. Она вышла вперёд, и два аликорна сошлись в центре поля, стоя во главе своих армий. Селестия отчётливо видела сестру в свете восходящей луны. Она знала, что Луна видела её на фоне заходящего солнца.

Луна заговорила, магически усиливая громкость своего голоса.

– Солнце заходит, сестра. Тебе лучше искать свет, чтобы укрыться в нём, иначе тьма поглотит тебя!

Селестия промолчала, лишь приподняв бровь. Луна всегда любила драматизировать. Принцесса солнца держала клинок наготове, рассчитывая, что её сестра нападёт первой. Луна призвала своё оружие – практически точную копию клинка сестры, состоящую из лунного света – и бросилась вперёд.

Клинки столкнулись перед ними, энергия вспыхнула между магическими лезвиями, и Селестия ощутила, как её обожгло разъедающей аурой, исходящей от Надира – клинка Луны. Селестия отступила, усиливая натиск на клинок сестры, пока Зенит не опалил волосы Луны. Они одновременно отвели оружие в сторону, и тлетворное воздействие клинка Луны исчезло. Селестия атаковала, осыпав сестру градом молниеносных ударов. Демонстрируя безупречную фехтомагию, Луна блокировала и отводила удары сестры в сторону, а затем, взмахнув крыльями, взмыла над головой Селестии.

Лезвия вновь встретились в воздухе, и Селестия заметила усмешку сестры. Луна опустилась на землю и ударила Надиром, метя в голову Селестии, та пригнулась, ощутив обжигающий мистический холод, исходивший от оружия. С помощью магии она вызвала стену жёлтых языков пламени, вырвавшихся из земли прямо под ногами её сестры. Луна вскрикнула, когда магическое пламя опалило её, а затем взмыла в воздух, разбрасывая пламя во все стороны взмахами крыльев. Селестия самодовольно улыбнулась.

Рог Луны засиял, и её мантия вновь рассыпалась на сотни летучих мышей. Они набросились на голову и шею Селестии, затрудняя обзор. Зарычав, солнечная принцесса притянула к себе ранее призванное пламя. То окутало её, уничтожая крошечных магических летучих мышей, а затем приняло форму золотого доспеха с развевающимся белым плащом.

Селестия слишком поздно посмотрела вверх и увидела сестру, что неслась вниз, с занесенным Надиром. Селестия ощутила странный холод, когда клинок приблизился. Понимая, что не успеет заблокировать удар своим оружием, она использовала телекинез, оттолкнув себя в сторону. Но она была недостаточно быстра, и бок пронзила леденящая боль когда Надир отсёк небольшой кусок шкуры. Перекувырнувшись, она зажмурилась от боли, но отразила последовавшую серию ударов сестры.

Она пожалела о своём решении отослать Астор. Может быть, тактические и магические способности Луны и уступали сестре, однако в боевых навыках она намного превосходила Селестию. Когда клинки снова встретились перед их глазами, Луна усмехнулась.

– Ты не сильно ранена, сестра? – звук её глубокого голоса гудел вокруг них, колыхая розовую гриву Селестии – Возможно, тебе следует попытаться приказать ране закрыться.

Селестия не отреагировала на насмешку, оттолкнув сестру. Луна сделала несколько шагов назад, и, когда Селестия заговорила, не стала вновь нападать.

– Мы знаем, что тебе не свойственно думать, прежде чем действовать, – сказала она, когда они начали кружить друг вокруг друга. – Но если бы ты подумала, перед тем как примчаться сюда, ты могла бы догадаться, что это, – она сделала кивок на сражение вокруг, – лишь отвлекающий манёвр.

Луна прищурились. Селестия тем временем продолжала.

– Пегаска, что ты держишь в личной страже, – произнесла она – Мы надеемся, она не представляет для тебя особой важности.

Луна засмеялась своим ужасающим голосом.

– Как это может быть отвлекающим манёвром? Мы выманили тебя, сестра.

В ответ Селестия тоже засмеялась, но гораздо тише, ведь она не тратила силы на усиление своего голоса.

– Мы знали, что ты атакуешь на восходе луны, – сказала она. – Ты всегда атакуешь на восходе. Твоя пегаска уже не жилец.

Во взгляде Луны промелькнуло сомнение, а её улыбка исчезла. Селестия ухмыльнулась.

– Как всегда предсказуема, сестра. Ты никогда не видишь, кто дёргает за нити. Вспомни этот урок, когда будешь обнимать безжизненное тело своего любимого солдата: тебе никогда не победить нас.

Луна отступила, воздев глаза к небесам. Она медленно покачала головой.

– Каждая одержанная тобой победа, каждый поверженный тобой солдат, всё это ты делаешь по нашему замыслу. – закончила Селестия.

Луна взмыла ввысь, безусловно намереваясь спасти своего сильнейшего воина и защитить перевал, Селестия же прервала воспоминание.

Бессмертная Партия



Селестия сидела в центре своей круглой спальни, закрыв глаза и размеренно дыша. Отрывок оказался недолгим, но очень сильно на неё подействовал. Дыхание принцессы участилось, когда она попыталась сдержать нахлынувшие эмоции. Воспоминание было ужасным, из давно минувших времён. Теперь оно оставляло горькое чувство сожаления. Перестав контролировать дыхание, принцесса тяжело вздохнула. Они с Луной причинили друг другу много, очень много страданий.

Она не справилась с ролью сестры, не смогла защитить ту единственную пони, что была важнее всех прочих. Она превратилась в орудие войны и не сделала ничего, чтобы то же самое не произошло с её сестрой. Вопрос, как они, когда-то лучше друзья, однажды превратились в заклятых врагов, и по сей день не давал Селестии покоя. Этот разрыв привёл к десятилетиям одиночества для них обеих.

Селестия осознала, что злится. Да, она определённо понимала, что пребывает в ярости – столь редком для неё состоянии. Они с Луной не просто так однажды взялись за оружие, разделив надвое всю расу пони. Некто был причиной их конфликта. Некто причинил боль Селестии, причинил боль Луне и стал косвенно виновен в смерти десятков тысяч пони. Селестия решила, что ярость абсолютно естественна в этом случае и не стала глушить это чувство в себе.

Встав с большой круглой постели, занимавшей большую часть её покоев, Селестия начала ходить по комнате. Она решила, что просмотреть это воспоминание необходимо. Следовало вернуться и к остальным из тех времён. Она уже просмотрела самые очевидные воспоминания о сестре, о поразившей её порче и рождении Найтмэр Мун. Теперь требовалось окунуться глубже в прошлое.

Она вызвала к жизни эти жуткие воспоминания, лишь по одной причине – из-за Луны. Хотя прошло уже немало времени с её возвращения, сестра Селестии выглядела отстранённой и мрачной. Селестия считала, что в основном это было вызвано чувством вины. И всё же, она знала не всё о Луне и не всегда могла понять её поведение. Поэтому она решила покопаться в прошлом, вспомнить всё что можно о сестре, чтобы понять вторую принцессу, насколько это было возможно. Селестия чувствовала, что обязана облегчить переживания Луны и помочь ей освоиться в новом мире.

Луне приходилось тяжело, и то, что пони в Кантерлоте либо боялись её, либо попросту игнорировали, ничуть не помогало. Не помогало и то, что Луна проводила каждую ночь четыре часа в одиночестве, так как никто не заходил в её приемный зал. Какое-то время Селестия просто наблюдала за этим, но потом решила вмешаться. Она не позволит сестре вновь кануть в бездну депрессии и зависти. Она уже слишком много раз подводила Луну.

Да, она решила глубже погрузиться в воспоминания прошлого. Она также решила прикладывать больше усилий, издалека направляя дворцовых служащих, подталкивая правильных пони в правильном направлении. Ей следовало убедиться, что Луну окружают пони, с которыми та может поговорить; пони, которые не будут прятаться от своей принцессы. Ещё было необходимо найти такие проблемы, которые могла бы решать не Селестия, а Луна, чтобы последняя не чувствовала себя лишней. Если потребуется, принцесса солнца создаст эти проблемы для сестры.

Она различила звук приближающихся шагов двух посетителей и не удивилась, когда раздался стук в дверь. На мгновение принцесса задумалась, что за проблема могла потребовать её участия в столь поздний час, затем телекинезом открыла дверь.

На пороге спальни стоял Индекс, один из распорядителей дворца. Явно обеспокоенный, он переминался с ноги на ногу. В нескольких метрах позади стояла принцесса Луна, она была мрачнее тучи.

– Принцесса, – с глубоким поклоном начал Индекс, – прошу простить меня за столь позднее вторжение.

Селестия с недоумением перевела взгляд с Индекса на Луну. Луна ответила взглядом, полным раздражения. Неужели она не могла помочь Индексу? Маловероятно: Луна уже прекрасно разбиралась в том, как работало государственное устройство современной Эквестрии. Селестия ощутила растущую внутри тревогу. Что-то было не так.

– Продолжай, – ответила она Индексу.

Казалось, Индекса напугал односложный ответ Селестии и то, что она не приняла его извинения. Он обеспокоенно взглянул на Луну, затем вновь обернулся к Селестии.

– Я... – начал он. Пони зашевелил губами, явно подбирая слова. – Можем ли мы поговорить… наедине? – наконец спросил он, вновь оглядываясь на Луну.

Селестия вдруг поняла. Просьба была столь неуважительна по отношению к Луне, что её можно было счесть за оскорбление.

– Нет, – просто ответила Селестия. Она постаралась не вести себя слишком жестко, при иных обстоятельствах она была бы куда добрее к несчастному единорогу. Однако сейчас угодить Луне была важнее.

– С чем ты пришёл ко мне?

Индекс, явно нервничая, начал перебирать копытами.

– Луна...

– Принцесса Луна.

– Принцесса Луна, так точно, тысяча извинений, принцесса. Принцесса Луна приказала отозвать эскорт Твайлайт Спаркл.

И тут Селестия всё поняла. Твайлайт прибыла в Кантерлот, чтобы провести вечер с ней и Луной. По традиции её, как гостя, должен был сопровождать эскорт из как минимум двух стражей Принцессы. В этом не было никакой нужды, однако Селестия не желала оставлять свою ученицу одну. Сейчас та ужинала после путешествия из Понивиля. Было уже поздно, и в столовой наверняка не оказалось никого, кто мог бы составить ей компанию. Хотя Твайлайт была достаточно замкнутой, она вряд ли хотела бы ужинать в пустом зале. Селестия заранее позаботилась, чтобы ей и её дракону-помощнику было с кем поговорить.

Почему-то Луна приказала снять эскорт Твайлайт. Селестия понятия не имела, что могло послужить причиной, но знала, что Твайлайт прекрасно справится и без сопровождения. Молодая кобылка прекрасно ориентировалась во дворце. Индекс же посчитал, что следовать приказу Луны неприемлемо. Вместо этого он пришёл к Селестии.

Селестия не подала виду, что недовольна действиями жеребца. Последнее, что было нужно Луне, это чтобы кто-то подвергал сомнению её власть. Селестия надеялась, что сумеет разрешить это недоразумение.

Вместо того чтобы ответить Индексу, она обратилась к сестре.

– Мне очень жаль, Луна. Прошу, прости его за это ужасное нарушение этикета.

При этих словах Индекс побледнел и снова быстро оглянулся на Луну.

– Принцесса, – произнёс он. – Если я сделал что-то не так, прошу, примите мои искренние извинения! Я ни в коем случае...

– Индекс, сколько ты служишь во дворце, двенадцать лет?
“Тринадцать лет, четыре месяца и шесть дней,” – вспомнила Селестия.

– Тринадцать, принцесса.

– И тебе нравится находиться в моём приближении, так?

– Разумеется, принцесса. Это огромная честь служить лично вам.

– А когда ты не можешь решить проблему, к кому ты обращаешься?

– Естественно, к вам, принцесса. Ваши мудрость и рассудительность не знают равных.

– А если я отдам тебе приказ?

– Я исполню его или умру, моя принцесса.

Селестия наклонилась вперёд и мягко обратилась к распорядителю.

– А почему, – произнесла она, – ты поступаешь так?

Он незамедлительно ответил.

– Потому что вы правительница Эквестрии, – начал он, – потому что вы моя принцесса и... – тут на его мордочке отразилось осознание. Он умолк, затем продолжил, но уже тоном лишённым малейшего возмущения: – Принцесса, – начал было он.

– Не мне.

Индекс повернулся к Луне.

– Я подвёл вас, принцесса. Я сожалею от всей души и прошу вас простить меня.

Луна окинула кланяющегося пони холодным взглядом. Когда она заговорила, её голос был жёстким.

– Ели бы ты подверг сомнению власть моей сестры, каково было бы твоё наказание?

От этих слов Индекс стал заметно дрожать.

– Я-я-я, – заикаясь начал он, но Луна прервала его.

– Возвращайся к своим обязанностям, – коротко ответила она. – И впредь не совершай подобной ошибки.

Индекс тихонько взвизгнул от этих слов, после чего поспешно удалился. Он бросил последний взгляд на аликорнов, прежде чем свернул за угол, шагая так быстро, что едва не переходил на бег.

Селестии было немного жаль несчастного пони, наконец она шагнула навстречу сестре.

– Я дала тебе возможность проявить благосклонность, Луна, – сказала она. – Поэтому я была так строга с ним. Чтобы ты казалась добрее.

Луна усмехнулась.

– Ты называешь это строгостью? По меркам прошлого я была добра. Он всё ещё на своей должности.

– Но мы не живём по меркам прошлого, Луна. С твоего последнего правления минула тысяча лет.

– Словно бы я могла забыть об этом, – устало заметила Луна. – Когда ты вдвое крупнее меня, а все пони косятся на меня, когда я говорю, – она указала в конец коридора. – Пойдем?

Селестия направилась с сестрой в направлении столовой.

– Не терпится встретиться с Твайлайт?

Селестия впервые за несколько последних дней услышала смех сестры.

– Твоя последняя ученица была оружием, выращенным и натренированным, чтобы убить меня. Прости, если я не жажду встречи с другой.

– Луна!

– Я пошутила, сестра. Мы уже познакомились с Твайлайт, и она оказалась весьма занятной. Буду рада, если нас представят официально.

– Хорошо, – сказала Селестия, когда они обогнули угол. Она знала, что Луна шутит, но её протест был направлен на то, чтобы привлечь к этому большее внимание и, возможно, подтолкнуть её делать так чаще. – Забавно, что ты упомянула Астор, я только что думала о ней. Ты ведь помнишь, что шкала Корускар названа в её честь, так как она являлась эталоном?

– Я помню. Шкала Корускар использовалась для измерения магической силы единорогов.

– Сейчас её результат составляет девять и три десятых. Шкалу пришлось подогнать под Твайлайт Спаркл. Она новый эталон.

– Воистину, Элемент Магии, – пробормотала Луна – Надеюсь, она довольна тем, что уже однажды одолела меня.

Они двигались по одному из широких дворцовых проходов. Стражи, стоявшие вдоль стен, кланялись при их приближении.

– Скажи, – обратилась к сестре Селестия, – почему ты приказала отозвать эскорт Твайлайт?

– Мне не понравился капитан, – ответила Луна просто.

Селестия остановилась посреди прохода, глядя на сестру.

– Тебе не понравился капитан? И это единственная причина?

Луна продолжила идти, улыбнувшись в ответ Селестии.

– Это единственная причина. По-моему, с ним что-то не так.

Поскольку Селестия была выше Луны, ей не составило труда нагнать сестру, при этом сохраняя грациозный и величественный шаг, соответствующий ее статусу.

– Ты отослала стражей, потому что тебе показалось, что с одним из них что-то не так?

– Эстим, кажется, так его звали. Он добровольно вызвался сопровождать Твайлайт, хотя эта обязанность не соответствует занимаемому им высокому рангу. Это кажется странным.

Эстим, подумала Селестия, вспоминая всё, что знала об этом пони.

– Хм, – произнесла она спустя какое-то время, поджав губы. – Ты права, – наконец заключила она.

– Да?

– Да. Капитану Эстиму не следует приближаться ни к Твайлайт Спаркл, ни к кому-либо из её друзей ни при каких обстоятельствах. Запрос на сопровождение Твайлайт – вопиющее нарушение моих указаний. Я сделаю ему выговор.

– А как же быть доброй?

Селестия остановилась перед дверью в столовую и обернулась к Луне.

– Эстим солдат. Он уважает дисциплину. Уверена, он поймёт.

– Не знаю, Селли, – тихо произнесла Луна, когда Селестия открыла двери. – Я говорила с ним сегодня днём. Его подчинённые боятся его, это видно по глазам. Он всегда такой спокойный и сдержанный. Он практически напоминает мне... – речь Луны оборвалась и затихла, когда они вошли в столовую.

Деревянные столы и скамьи, обычно стоявшие ровными рядами, были разбиты и разбросаны, пол устилали щепки. Селестия заметила тела трёх своих стражей, неподвижно лежавшие в лужах крови на каменном полу. Ещё одна лужа крови медленно растекалась из центра комнаты в их направлении. В столовой находились лишь двое, и ни один из них не был Твайлайт или Эстимом.

Это были их с Луной родители.

Селестию охватила паника, какой она не испытывала уже тысячу лет. Она слегка раскрыла рот и невольно попятилась от пары в центре комнаты. Она не могла подобрать слова, в голове кружилась лишь мысль о том, что у неё нет плана. С Найтмэр Мун и Дискордом у неё был план. Она сделала всё, чтобы враги не смогли навредить её королевству, она собрала Элементы Гармонии. И тем не менее теперь…

Она снова взглянула на лужу крови в центре комнаты. Та не была идеальной круглой формы: один её край был вытянут, словно истекавший кровью пытался бороться.

Селестия посмотрела на отца.

– Что ты сделал с Эстимом? – потребовала она. – И с Твайлайт? – она намеренно назвала имя Твайлайт вторым, чтобы то показалось менее важным. Принцесса надеялась, что, если её ученица находится в плену у короля, тот не осознает всей значимости этой единорожки.

Король Титан был ростом с Селестию, но при этом гораздо крупнее. Его грива из чистого белого эфира казалась почти женственной. Крылья же и шкура отливали матово чёрными. Он не носил одежды, а метка представляла собой лишь белый круг.

На морде короля застыло бесстрастное выражение, так хорошо знакомое Селестии. Его взгляд оставался холодным и отстранённым, а губы сжимались в тонкую линию. В какой-то мере он был по-своему красив.

Из-за одинакового роста сложно было судить, насколько король в действительности старше принцессы. Однако, присмотревшись внимательнее, можно было заметить, что кончики его крыльев уже превратились в тот же белый эфир, который служил королю гривой, и такой же ослепительной белизной пылали его зрачки. Титан был неподвижен, словно мог простоять так целую вечность, с полным равнодушием глядя, как каменные стены разрушаются от старости, зарастая дикими побегами.

Плавная и звучная речь Титана сразу привлекала внимание, хотя он никогда не повышал голос.

– Ты забыла, – начал он, – наше первое правило. Дочь моя, ты никогда не должна задавать нам вопросы. Тем не менее я, так и быть, отвечу на самый очевидный из них, – король взглянул на Селестию.

– Как? – коротко спросила принцесса.

– Мне помогли, – ответил старший аликорн. – Тебе не удалось полностью скрыть следы нашего существования, как и нашего заточения. Всего одного одарённого единорога оказалось достаточно, чтобы склонить чашу весов и позволить мне разрушить оковы. Однако для меня остаётся загадкой, как ты могла допустить такую серьёзную ошибку. Я учил тебя быть более осмотрительной.

Селестия даже не пыталась скрыть отвращение в голосе.

– Всё, чему ты меня научил – это ненависть, подозрительность и одиночество.

Титан слегка склонил голову набок, словно бы в замешательстве.

– Я научил тебя править, – взмахнув копытом, он начал двигаться по комнате. – Давай не будем этого делать, Селестия. Ты можешь затеять со мной философский спор о том, чего “заслуживают” пони. Я же могу начать кричать и метаться в ярости от того, что ты заточила меня. Мы можем насмехаться друг над другом, воскрешая болезненные воспоминания давно минувших дней. Ты могла бы прозрачно намекнуть на то, что у тебя заготовлен план как раз на случай, подобный этому. Но я не желаю ничего из вышесказанного. Я даже не хочу сражаться с тобой, хотя полагаю, что мне придётся это сделать. Вместо этого давай позволим событиям сегодняшней ночи идти своим чередом. Ты не сумеешь одолеть меня, а твоя бывшая ученица расщепит тебя на части. Я использую твою силу, чтобы создать сына, который станет новым принцем Эквестрии. Луну поймают, и она станет его женой, я же начну возвращать всему естественный порядок, пока принц и его верная ученица будут усмирять взволнованное население.

Его верная ученица. По спине Селестии пробежали мурашки. Она повернулась к матери.

В отличие от безразличного взгляда короля, взор королевы Терры горел ненавистью. Губы растянулись в насмешливой улыбке, ноздри то и дело вздымались. Это выражение лица выглядело почти комично на фоне шерсти цвета лесной зелени и желтой, как солнечный свет, гриве королевы. Селестия знала, что Терра была значительно моложе, чем Титан, возможно, даже моложе её самой.

– Твоя бесценная ученица... – начала Терра.

Но Титан прервал её.

– Хватит, Терра, – коротко сказал он. – Ничего им не говори, – Терра тут же умолкла.

Однако сказанного было достаточно. Если Твайлайт всё ещё жива и служит Титану, это может означать лишь одно. Её поработил Осколок Тьмы.

– Должен признать, – продолжил Титан, – я был удивлён увидеть тебя у власти по моему возвращению. Я полагал, что в моё отсутствие Дискорд вновь захватит мир. Не представляю, как тебе удалось одолеть драконикуса. Мой давний соперник был силой, с которой приходилось считаться. Меня также занимает тот факт, что ты так слабо подросла с нашей последней встречи, Луна. Похоже, что ваше соперничество не закончилось после моего исчезновения. Жаль, ведь если бы ты была одного возраста с Селестией, у вас появился бы шанс противостоять мне. В нынешнем же состоянии вам катастрофически недостаёт сил.

– Для того чтобы править, недостаточно одной силы, Титан, – Селестия стиснула зубы.

Она должна была всё обдумать. И неумолимо надвигавшаяся смерть не служила причиной сложить с себе полномочия: она должна сохранить жизни подданных. Пускай противники завладели Твайлайт, пускай они были старше почти на два с половиной тысячелетия, это не делало ситуацию безнадёжной.

Это лишь усложняло партию, которую им предстояло сыграть. Селестия сделала первый ход.

– Луна, беги.

Она знала, что Луна не переносит, когда ей приказывают – в конце концов, предполагалось что они равны. Селестия также знала, что сестра скорей останется и будет сражаться, несмотря на невозможность одержать победу. Но часть Селестии всё же надеялась, что перед лицом непобедимого врага Луна сможет побороть свою гордость и послушаться.

К счастью, Луна побежала. Выскочив через дверь, в которую они вошли, она взлетела.

– Отправь меня за ней, – тут же умоляюще обратилась Терра к Титану. – У меня к ней должок.

Титан задумался, глядя на жену.

– Так тому и быть, – наконец ответил он тихим, спокойным голосом. Терра отправилась в погоню за младшим аликорном, оставив их наедине.

Селестия стояла не шелохнувшись. Однако в её голове кипела работа.
“Извращённая версия Твайлайт Спаркл, – подумала она. – Как я могу предугадать ходы соперника, которого никогда раньше не встречала? – Ответ оказался очевиден. – Осколок создаст противоположность Твайлайт. Что же я знаю о Твайлайт Спаркл?”
Титан перестал ходить по комнате и взглянул в глаза принцессе. Даже спустя тысячу лет она едва сдержала дрожь.

– Сдавайся, Селестия, – сказал он просто. – Я более не желаю тянуть. Я снова стану королём.

Принцесса Эквестрии промолчала, экономя силы. Вместо этого она сотворила сияющий клинок из чистого солнечного света и направила его на отца.
“Твайлайт прилежна и терпелива. Умна и любопытна. Немного застенчива, но при необходимости достаточно храбра. Она уважает власть и боится нарушать законы. Она старается действовать разумно и ждёт того же от окружающих. У неё есть круг близких друзей, которые являются носителями Элементов Гармонии”.

– И ты позволила им завладеть ею, – донёсся укоризненный голос из глубин сознания.

Селестия практически мгновенно подавила чувство вины. За почти одиннадцать веков существования её нервы превратились в сталь.

За гранью её мыслей Титан лениво оглядел раскалённый добела клинок. Стоя перед пони, которая ещё несколько мгновений назад была самой могущественной в Эквестрии, он по-прежнему сохранял бесстрастное выражение.

– Ясно, – это было всё, что он сказал.

Селестия ждала.
“Чем же будет противоположность Твайлайт? – Ответ чуть было не вызвал тошноту. – Она будет абсолютно безумна. Непредсказуема. Нетерпеливый монстр с садистскими наклонностями и силой большей, чем у любого другого единорога в королевстве. Эталон Корускар. А внутри неё заперта Твайлайт”.

Селестия должна спасти свою ученицу. Она также должна спасти свою сестру, а в будущем и всю Эквестрию. И жить по её оценкам ей оставалось не более двух минут.

Она отправила вслед за Луной заклинание телепатической связи. Это заклинание было невероятно мощным, и обычным единорогам запрещалось его использовать. Однако Селестию в данный момент не заботило нарушение собственных правил. Она должна была спасти Луну.

Через мгновение связь установилась и Селестия смогла передать свои мысли сестре.

– Слушай меня внимательно, Луна, – мысленно сказала она второй принцессе. – Терра гонится за тобой. Лети ближе к земле и направляйся в Понивилль. Найди Элементы.

Селестия повернулась к будущему королю. Она не боялась. Первым правилом вечной жизни было то, что однажды ты всё равно умрёшь.

Титан вызвал свой клинок – тонкое длинное лезвие из абсолютной тьмы. Клинок не сиял, не горел и не дрожал. Несмотря на то, что он состоял целиком из энергии, он казался практически твёрдым. Оружие полностью отражало всю сущность короля: абсолютный контроль. Селестия ждала его выпада. Каждая секунда промедления давала ей шанс распланировать всё наперёд.

При помощи сложнейшей ментальной техники принцесса разделила своё сознание на три части. Она точно не знала, является ли эта способность магией или нет. Хотя благодаря тысячелетию тренировок разум принцессы был способен на удивительные вещи. Первая часть сознания сразится с Титаном, в то время как вторая поможет Луне сбежать. Третья же должна найти способ сохранить Элементы Гармонии в безопасности.

Эти шесть пони были их единственной надеждой. К несчастью, их предводитель уже пала.
“Да, противоположность Твайлайт станет непредсказуемой. Тем не менее её действия не будут абсолютно хаотичны. Она яростно возненавидит тех, кто дорог Твайлайт. Она захочет стать могущественной. Более того, она не будет испытывать никакого уважения к власти, никакой преданности, никакого страха”.

Титан атаковал, на середине выпада преодолев звуковой барьер. Селестия едва сумела отвести удар в сторону и её отбросило в кучу разбросанных вокруг обломков.

Принцесса очень хорошо знала Твайлайт. А значит, она знала и тень своей ученицы. Селестия мысленно представила шахматную доску. И пусть противоположность Твайлайт не подозревала об этом, она только что стала фигурой на этой доске. Но до конца партии было ещё далеко.

Селестия едва следила за двумя другими частями сознания: первое боролось с Титаном и, несмотря на всю осторожность, проигрывало. Второе говорило с Луной через заклинание. Периодически связываясь, два первых сознания не тревожили последнее, позволив ему целиком отдаться хитрым манипуляциям. Элементы Гармонии были важны, как ничто иное.
“Титан не знает об Элементах Гармонии, – подумала Селестия. – Так же, как Терра и их будущий сын. Но Твайлайт – или, скорее, её противоположность – будет знать. Значит, можно смело предположить, что с её жаждой власти и полным отсутствием уважения к своим правителям она попытается использовать Элементы против них. И я должна дать ей такую возможность”.

Мысль на мгновения замерла, когда Король Титан швырнул Селестию сквозь каменную стену. Она надеялась, что ей предоставится больше времени, но, несмотря на всю осторожность, исход их битвы был близок. Тем не менее Селестия должна была сделать кое-что ещё.

На мгновение принцесса связалась с той частью своего сознания, что сражалась с Титаном. Она хотела убедиться в том, что Башня Гармонии будет разрушена. Титан не знал о существовании Элементов Гармонии, и противоположность Твайлайт должна быть уверена, что он этого не знает. Уничтожение башни даст ей ту самую возможность заполучить их.

Сознание, сражающееся с Титаном, откликнулось, но предупредило, что их действия не должны выглядеть слишком очевидными. Поскольку Селестия была слабее, её единственным шансом стала молниеносная атака, влекущая к быстрой победе. И раз она так не поступила, Титан догадается, что она оттягивает время для чего-то другого.

Тут к ним подключилось второе сознание, предлагая простое решение. Необходимо сделать вид, что все её старания были направлены на защиту Луны. И действительно, в этот момент Луне грозила серьёзная опасность.

Селестия развернулась в воздухе так, чтобы Титан оказался между ней и преследователями её сестры. Затем она направила луч света прямо в старшего аликорна. Тот уклонился, зато луч угодил в Терру, находившуюся в нескольких тысячах метров за ним. Сознание, оберегавшее Луну, осталось довольно.

Несмотря на сложность манёвра, Титан наверняка догадается, что она сделала. Но это устраивало Селестию. На самом деле это было нужно, чтобы скрыть истинные намерения. Конечно, король распознает двойную игру, но принцесса сомневалась, что он станет углубляться в детали.

Селестия снова развернулась в воздухе, на краткий миг открывшись Титану. Воспользовавшись этим, он швырнул её сквозь другое здание с такой силой, что принцесса потеряла контроль сразу над всеми тремя сознаниями.

Однако, спустя мгновение придя в себя, она обнаружила, что находится именно в том здании, куда и хотела, чтобы её забросил противник: в дворцовой библиотеке.

Противоположность Твайлайт – важнейшая фигура принцессы – будет столь же люто ненавидеть своих друзей, сколь сильно Твайлайт их любила. Придется постараться, чтобы извращённая единорожка их не убила. К счастью, у Селестии появилась подходящая идея.

– Ты должна схватить конкретную книгу, – обратилось третье сознание к той части, что управляла телом принцессы. – Она там, в разделе теории магии. Нужно перенести её в секцию тёмных искусств, боевой магии и магии сознания. Оставь её на полу, раскрытой на этой странице. И убедись в том, что Титан не разрушит те полки.

Даже если противоположность Твайлайт не решится предать своих хозяев самостоятельно, эта страница в книге посеет зерно сомнения в её разуме. Дабы получить силу, необходимую для победы над принцессой Луной, извращённой ученице понадобятся книги с ближайших полок. Селестия старалась сделать так, чтобы её “враг” наткнулся именно на ту книгу, что поведает как обуздать мощь Элементов Гармонии.

Она знала, что Твайлайт немедленно бы заподозрила неладное, найдя на полу книгу, открытую прямо на нужной ей странице, и это давало повод верить в то, что её противоположность заглотит наживку. А когда это случится, она узнает как заполучить Элементы Гармонии у нынешних владельцев. Этот процесс не включает в себя убийство. Друзья Твайлайт, пять важнейших фигур Селестии в этой партии, будут защищены от противоположности Твайлайт.

Конечно, только в том случае, если удастся поместить книгу в нужном месте.

– Нужно сделать это быстро, – добавило второе сознание. – Луне скоро вновь понадобится наша помощь.

К счастью, часть Селестии, сражающаяся с Титаном, услышала их. Как только в помещение влетел король, готовясь нанести очередной удар, Селестия бросилась в сторону, попутно швырнув в противника ближайший книжный стеллаж. Король с лёгкостью отразил летевший в него предмет. Однако опыт одиннадцати веков не прошёл даром, Селестия успела схватить с полки нужную книгу.

Перекатившись, Селестия заставила короля посмотреть в другую сторону от книги, что держала. Противник с лёгкостью уклонился от её атаки – он был втрое сильнее принцессы, к тому же являлся куда более искусным фехтомагом. Однако ей хватило времени, чтобы отыскать нужную страницу.

Селестия поднялась в воздух, тщательно стараясь предугадать путь, по которому последует оппонент. Как только король бросился вслед за ней из библиотеки, принцесса поместила открытую на нужной странице книгу на задуманном месте.

Резко снизившись, Селестия поравнялась со своим отцом и снова атаковала его лучом солнечного света. Титан с лёгкостью увернулся, но этот луч предназначался вовсе не ему. На другом же краю города Терра оказалась погребена под несколькими тоннами камней.

Удостоверившись, что Луне ничего не угрожает, часть сознания Селестии, ответственная за сохранность сестры, снова слилась в одно целое с остальными. Теперь перед Селестией стояло только две задачи, и для их решения требовалось лишь два сознания. Оставалось лишь сдерживать Титана достаточно долго, чтобы Элементы Гармонии заняли нужные позиции на доске.

Луна была в безопасности. В голове Селестии фигура сестры продвинулась по полю на новое место.

Титан догадался, что заклинание было направлено на Терру. И это его не обрадовало.

Селестия сделала движение, провоцируя следующую атаку. Эта атака будет сильной, возможно, даже прикончит её. Принцесса почти приготовилась к поражению. Почти. Оставалось лишь, чтобы противник нанёс удар в нужном направлении…

Он атаковал.

Селестию отбросило в сторону. Опять преодолев звуковой барьер, она пролетела сквозь очередную часть дворца.

А именно, сквозь Башню Гармонии.

Селестия использовала собственную магию, усиливая разрушения. Башня обрушилась, но удар Титана был так силен, что принцесса пролетела сквозь обе стены, упав на траву поодаль от него.

Когда Титан приземлился рядом, Селестия взглянула на руины Башни Гармонии. Где-то под этими развалинами втайне от короля покоился сундук, хранивший в себе единственное оружие, способное свергнуть тирана. И его собственной подданной, противоположности Твайлайт, предстояло дать это оружие тем единственным пони, что могли им воспользоваться. Удовлетворённо передвинув фигуру противоположности Твайлайт на её место на доске, сознание принцессы снова слилось воедино.

Селестия беспомощно лежала перед Титаном, её тело сковывала невыносимая боль. Именно из-за этой боли ей пришлось разделить сознание. Она должна была обеспечить пони возможность сражаться, когда её не станет. Теперь же, когда она полностью вернулась в реальность, она поняла, что её силы иссякли. Титан возвышался над ней. Всё сражение продолжалось считанные минуты.

Селестия, разумеется, и сама была фигурой в этой партии. Титан хотел убрать её с доски, но тем самым позволил Луне сбежать. Младшей сестре хватит сил, чтобы защитить носителей Элементов до тех пор, пока извращённая версия Твайлайт не обучится боевой магии. Когда же это случится, ей придётся отказаться от идеи убийства носителей, предоставив им возможность исполнить своё предназначение.

Титан сказал, что поставит во главе королевства своего сына. Тот, скорее всего, будет обладать всей силой Селестии – но даже этого будет недостаточно, чтобы выстоять против Элементов Гармонии. В Кантерлоте достаточно верных подданных принцессы, которые смогут отвлечь принца, пока Твайлайт с друзьями не сыграют свою роль. Да и его действия уже определены Селестией наперёд.

Без Селестии король будет считать, что единственную угрозу для него представляет только сама Терра. Он возьмётся за восстановление естественного порядка вещей. В это время он станет держать Терру подле себя, где сможет следить за ней и быть уверенным, что королева ничего не замышляет против него.

Титан поднял клинок. Селестия мысленно убрала фигуры короля и королевы с доски. Она тщательно скрыла свою радость, заметив одну важную деталь.

Все оставшиеся фигуры принадлежали ей.



– Терра гонится за тобой. Лети ближе к земле и направляйся в Понивилль. Найди Элементы.

Луна поспешила улететь с территории дворца. Одним взмахом крыльев перемахнув через здание, она вновь прильнула к земле, спустившись на улицы. Будучи ещё относительно молодым аликорном, она была превосходным летуном, однако с Террой на хвосте это мало что значило. Внезапно, мир вокруг озарил слепящий луч солнечного света, и сзади донёсся оглушительный грохот.

– А как же ты, Тия? – даже через телепатическую связь в голосе Луны чувствовалась паника. – Тебе не следует рассчитывать на победу! Никто в Кантерлоте не способен одолеть отца! Спасайся! – Луна крутанулась на лету, осматривая небо в поисках преследующего её аликорна. Терры нигде не было видно. Луна продолжила лететь по улицам. Ей удастся сбежать, только если Терра её не обнаружит. Нужно направляться к городским воротам.

– Я знаю, сестра, – раздался грустный голос Селестии в голове. – Но у меня есть план. Мне нужно видеть твоими глазами.

Луна позволила заклинанию расшириться, открыв свой взор Селестии. Такой поток информации был слишком велик, чтобы одновременно сосредоточиться на битве, и младшая из сестёр недоумевала, как Селестии удастся выстоять.

Со стороны замка возникла вспышка света и донёсся рокот.

Вскоре вновь раздался голос Селестии. Даже через телепатию в нём ощущалось напряжение.

– Терра остановилась и сотворила несколько пегасов. Чёрные с синими гривами. Я помогу тебе справиться с ними. Поверни налево.

Луна сбавила скорость и свернула влево. Однако она недостаточно замедлилась и сильно ударилась о стену здания. Но, как и все аликорны, принцесса обладала силой и стойкостью земных пони и просто оттолкнулась от здания, сильнее захлопав крыльями. Позади она заметила чёрную фигуру, за которой тянулся синий след. Такой быстрый, подумала принцесса, я и забыла, насколько сильны творения Терры. Она свернула на другую улицу, впервые столкнувшись с марионеткой королевы.

С первого же взгляда стало ясно, что это не обычный пони. Он был чёрного окраса, ненормального для большинства жителей Эквестрии. А синяя грива была настолько лёгкой и подвижной, что казалось, будто она светится. А в таких же синих, как грива, газах не было зрачков. Из ноздрей существа вырывался туман. Всем своим видом оно показывало, что не намерено пропустить принцессу.

Но всё же это был пегас, а Луна была аликорном. Не сбавляя хода, она использовала заклинание, которое изучила, будучи Найтмэр Мун: из её рога вырвалась молния, поразив противника.

Как она и ожидала, пегас превратился в облако чернильно-чёрного дыма и Луна просто пролетела сквозь него. Перемахнув через очередное здание, она вновь крутанулась, осматривая небо.

На этот раз она увидела Терру. Аликорн парила высоко в небе примерно в трёх сотнях метров позади в окружении около полудюжины своих пегасов. Тоже заметив принцессу, крошечная зелёная фигура рванулась вперёд.

Внезапно вокруг стало светло, словно днём. Луна вздрогнула, увидев, как раскалённый луч солнечного света поразил Терру и двух её приспешников. Спустя мгновение слепящий луч погас, а со стороны дворца донёсся очередной громкий раскат.

– К Западным Воротам, Луна! Лети! – раздался отчаянный голос сестры. – Это ненадолго задержит её!

Луну поразило, какой мощью обладало заклинание Селестии. Сестра была куда сильнее, чем она думала.

Яростно размахивая крыльями, Луна вновь спустилась к земле. Обычно загруженная днём улица сейчас наполнилась мечущихся в панике пони. Они задирали головы, недоумевая, почему их принцесса мчится по главной улице среди ночи.
“Теперь-то они обратили на меня внимание,” – угрюмо подумала Луна.

Ещё одна вспышка со стороны дворца. Ещё один всплеск невероятной силы.

Оглянувшись в очередной раз, Луна заметила двух преследовавших её пегасов. При помощи магии она выдернула из земли ближайший столб и атаковала им созданий Терры. Один из пегасов успел вовремя увернуться от куска металла. Второму повезло меньше. И хотя принцесса вложила в удар небольшую силу, инерции оказалось достаточно, чтобы стальной стержень пронзил череп пегаса. Противник лопнул, оставив лишь ещё одно облако дыма.

Луна отпустила столб и круто подрезала оставшегося пегаса. Они столкнулись, Луна схватила противника за крыло и при помощи силы земной пони поместила его перед собой, а затем они оба врезались в угол книжной лавки.

Деревянное строение не выдержало удара. Угол здания разлетелся в щепки. Луна швырнула обмякшего пегаса на мостовую. Даже если тот не умер, он уже не в состоянии продолжать погоню.

От удара досталось и принцессе, в её крылья и ноги впились занозы, но стойкости земной пони с лихвой хватало, чтобы выдержать подобное. Луна встряхнулась, приходя в себя.

Она направилась по улице, ведущей к городским воротам. Кантерлот был не таким уж большим городом, и расстояние до цели быстро сокращалось. Луна надеялась, что к этому моменту Селестии тоже удалось выбраться из города. Очередной громкий взрыв со стороны дворца разрушил эти надежды.

Терра настигла её всего в шаге от ворот.

Луна почувствовала, как невидимая сила придавливает её к земле, а затем в глазах всё побелело от боли. Она рухнула прямо под сводом ворот.

– Не останавливайся, Луна, – раздался в голове слабый голос сестры.

Терра вместе с оставшимися пегасами преградила ей дорогу.

– Луна! – в голосе старшего аликорна звучало возбуждение. – И что ты собиралась делать после бегства из города? Скрываться от меня? Нет такого места, где бы я не нашла тебя, дитя.

Луна с трудом ползла вперёд, прямо под массивный каменный свод западных ворот.

– Ещё немного, сестра. Ты должна атаковать её изо всех сил.

Терра продолжала.

– Как бы мне ни хотелось оторвать твою прекрасную маленькую головку, но Титан хочет, чтобы ты осталась живой и здоровой.

Вдруг, Луна осознала, в чём состоял “план” сестры. Селестия не собиралась бежать. Она лишь отвлекала Титана. Она намеревалась проиграть.

Луна вползла под свод западных ворот Кантерлота, стараясь выглядеть настолько жалкой, насколько могла. Она собрала огромную часть своей магической силы, но этого было явно недостаточно, чтобы убить Терру…

– Я не понимаю, почему ты так сопротивляешься, Луна. Тебе ведь предстоит выйти замуж! Ну разве не чудесная новость? – мать с улыбкой приблизилась к Луне.

Луна атаковала.

– Тия, сейчас! – заклинание ослепительного лунного света поразило Терру в грудь. Та вскричала. Луна тут же почувствовала себя истощённой из-за утраты магической энергии.

В то же мгновение очередной ослепляющий луч солнечного света Селестии ударил в свод западных ворот Кантерлота, обрушив вниз тонны камней.

Луна заработала крыльями, набирая скорость и улетая из-под обвала и прочь из Кантерлота. Терре повезло куда меньше. Ошеломлённая заклинанием Луны, она оказалась погребена под грудой камней вместе со своими марионетками.

Луна стояла на траве за городскими стенами.

– Селестия, – мысленно позвала она сестру. Никто не ответил. – Селестия!

В ответ донёсся тихий далёкий голос.

– Луна, ты в порядке?

– Да, а теперь уход…

Во дворце снова возникла вспышка, вслед за которой раздался глухой раскат грома.