Миниатюры по TES'y.

Это можно назвать пародией на практику многочисленных crossover'ов. Коротко о главном. Каждая глава — своя история. Место действия: Вселенная TES. Действующие лица: тысячи их! ©

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Пинки Пай Принцесса Селестия DJ PON-3 ОС - пони Октавия Дискорд

Сказка рассказанная на ночь

Последствия вечеринки у Пинки и сказки вкупе.

Нелепый

Как известно, грифоны - существа самодостаточные. Однако даже им нужен кто-то, кто бы позаботился о них на небесах.

NO TIME

Огромная история о приключениях странного пегаса в мире пони, который полон магических и мистических существ. Но как бы это не казалось обыденным для земли, полной единорогов, грифонов, драконов и прочих тварей, их настоящее происхождение гораздо интереснее. А в месте с таинственной миссией пегаса и его подруги, все становится более загадочным.

Другие пони ОС - пони

В лаборатории

“Put your arms around me, fiddly digits, itchy britches, I love you all”. ("Frank")

Твайлайт Спаркл Спайк

Вызыватель в Эквестрии. Конец путешествия.

Продолжение похождения Ковелио в мире, так желанном ему, но оказавшимся не таким приветливым, как казалось. Все собрались в ожидании последнего боя, и только лишь один в ожидании пира после него.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Дискорд Человеки Кризалис Шайнинг Армор Стража Дворца

Подоконник

О самоуничижении, страхах и самолично удушенной мечте

ОС - пони

Любовь - это магия

Пинки случайно выпивает загадочное зелье в хижине Зекоры, от которого с ней начинают происходить крайне странные вещи...

Твайлайт Спаркл Пинки Пай Зекора

Облако

Я — облако. Обычное облако, коих тысячи висят в небе над Эквестрией. Нас мало кто замечает, когда мы не нужны, но мы всегда готовы прийти на помощь вам, пони. Какова же моя судьба? Этого не знаю даже я. Но знает ли кто-то ещё?

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл

Fallout: Equestria. Time Turner

Эквестрия обратилась в руины. Великая война с зебрами окончена. Двести лет пони выживали в отравленных пустошах. Как и обычный единорог-техник Зен, живущий в глубинке. Вокруг него не происходит ничего интересного и он вынужден проживать день за днем, повторяя одни и те же действия. Но это продолжалось лишь до тех пор, пока в жизни Зена не появился некий стимул, подтолкнувший его отправиться в разрушенный город Понивилль.

Другие пони ОС - пони Доктор Хувз

S03E05
Глава 4 - Начало Глава 6 - Битва за Клаудсдейл

Глава 5 - План

Когда падавший на книгу свет померк, Нихилус нахмурилась. Она посмотрела на дыру в потолке, которую недавно сама же и проделала, и поняла, что это облако загородило солнце. Нихилус остановилась в пострадавшей во время битвы с Луной мэрии Понивилля, чтобы восстановить силы. Обрушившиеся стены и потолок пропускали достаточно света для чтения. По мере того как облако всё больше закрывало солнце, раздражение Нихилус постепенно возрастало.

 — Кажется, я говорила этим тупым горожанам вернуться к своим повседневным обязанностям, — процедила она. — На дворе полдень, а небо всё ещё забито облаками. И где погодники?

Она осмотрела комнату. Её взгляд остановился на другом обитателе этого места. Её игрушка-пегаска, дрожа, съежилась в углу с диким взглядом. Изо рта на пол стекала струйка слюны.

— А, — успокоилась Нихилус. — Точно.

Выглядела пегаска гораздо лучше, чем во время разгрома Понивилля. Заклинание медленно делало свою работу, подавляя способности игрушки к сопротивлению. Скоро она сможет проявить себя в полной мере и станет куда эффективнее в бою. По крайней мере, Нихилус надеялась на это. Она подчинила себе Рэйнбоу Дэш в первую очередь потому, что среди всех друзей Твайлайт пегаска была самой сильной. Если повезёт, то при следующей встрече с Луной и Носителями её питомец сможет добиться чего-то большего, чем получить копытом в лицо.

— Подожди, что?! — резко прозвучал голос Твайлайт в её голове.

Сознание попутчицы редко общалось с ней и никогда не заводило разговор первым. По правде говоря, Нихилус не нравилось, когда рядом с ней не было пони, с которым можно было бы поговорить. Единственное разумное существо поблизости пускало слюни в углу и явно не подходило для задушевных бесед. Нихилус озадачил внезапный порыв Твайлайт.

— Я ничего не сказала...

— Нет, но ты подумала. Ты считаешь, что эта книга скучная и бесполезная!

— Так и есть, она скучная и бесполезная. Мне нужно найти способ быстро победить Луну, а не читать про зачарованные подвязки.

— Эта книга содержит именно ту информацию, которую ты ищешь. И это называется “зачарование привязки”, а не “зачарованные подвязки”.

— Я знаю! — ответом Нихилус стал взрыв негодования. — Но мне нет до этого дела. Ничего из этого мне не поможет, — чтобы подчеркнуть свою решимость, она швырнула книгу на пол. — Единственная моя цель — заполучить Элементы Гармонии.

Впервые на своей памяти Нихилус чувствовала, что сознание её попутчицы представляет собой нечто большее, чем просто голос в голове. В нём бушевали чувства и эмоции. Это было весьма интересно. Твайлайт изучала её и хотела, чтобы Нихилус это поняла.

Это ощущение заставило Нихилус почувствовать себя неуютно, если не сказать больше. Как у Твайлайт получилось выставлять свои эмоции напоказ и читать её мысли? Нихилус была куда могущественнее — она могла в конце концов целиком контролировать их тело и магическую силу. И тем не менее удивительная способность Твайлайт её разозлила.

Ощущение любопытства возросло, когда Твайлайт обратилась к ней:

— На самом деле ты не поняла ни слова из того, что написано на той странице, так? У тебя его нет.

— Чего нет? — огрызнулась Нихилус. Разговор начинал ей порядком надоедать.

— Моего таланта. Ты можешь изучать заклинания посредством магических формул, как любой единорог, но ты совершенно не понимаешь теорию. Ты можешь воспользоваться моей магией для телепортации или для того, чтобы подчинить своей воле любого пони, и ты знаешь всё, что знаю я. Но ты не можешь сложить все эти познания воедино. Книга — это ключ к получению Элементов, но ты не можешь ей воспользоваться.

Нихилус издала невесёлый смешок.

— И с чего ты взяла, что я собираюсь тебе верить?

Пегаска посмотрела в её сторону, и Нихилус поняла, что начала говорить вслух. Если бы Твайлайт находилась прямо сейчас в этой комнате, то смотрела бы на Нихилус разочарованным взглядом.

— Там есть иллюстрация, — сухо произнесла она.

Заинтересованная Нихилус телекинезом подняла книгу с пола. Твайлайт назвала ей номер страницы, которую следует открыть. И действительно, эта страница оказалась занята изображением шести разноцветных драгоценных камней — Элементов Гармонии.

— Я помню её. Книга была открыта на этой странице, когда я её обнаружила. Я потому и держу её при себе, пускай в ней нет ничего о боевой магии. Но тут нет ни слова про Элементы, только эта картинка.

В голосе Твайлайт зазвучало нескрываемое волнение.

— Ну, буквально нет. Но эта иллюстрация находится здесь потому, что Элементы являются мифическим примером использования зачарования привязки. Просмотри страницу шестьдесят три ещё раз.

Нихилус не доверяла ей, но в данном случае их желания совпали. Шестьдесят третья страница была той самой, на которой она остановилась. Ей пришлось зажечь рог, чтобы прочитать неразборчивый почерк без солнечного света.

— Вот о чём эта книга: о зачаровании привязки. Ты помнишь клинок Рэрити?

Нихилус провела копытом вдоль сморщившейся раны, изуродовавшей её лицо.

— О да, — угрожающе процедила она. — Я помню.

Твайлайт проигнорировала её мимолетную вспышку ярости.

— На те камни были наложены чары. Благодаря им Рэрити куда легче метать фрагменты и собирать клинок воедино, и, возможно, они же делают самоцветы острее. Но это также означает, что ни один единорог не сможет эти камни у неё забрать.

— Конечно не сможет, — произнесённые вслух слова разлетелись по комнате. — Никакой единорог не сможет забрать то, что другой единорог удерживает силой телекинеза. Сам Титан не сможет манипулировать и песчинкой, если её держит, скажем, какой-нибудь Снейлс. Просто так устроен мир.

— Это не просто “так устроен мир”, — в голосе Твайлайт прозвучали нотки раздражения, — это фундаментальная телекинетическая теория, и она вполне доказуема. И, скорее всего, именно благодаря ей ты не сможешь управлять этими камнями, даже если Рэрити ими не пользуется.

Нихилус понимала, что, Твайлайт наверняка водит её за нос, но, с другой стороны, единорожка разузнала любопытный факт относительно оружия соперницы.

— Продолжай, — сказала она с куда большим интересом.

— Ладно. Как ты собираешься помешать Рэрити воспользоваться клинком?

И хотя вопрос прозвучал так, будто его адресовали школьнице, Нихилус ответила.

— Я сломаю его.

— Именно! — Нихилус не понимала, как Твайлайт могла настолько увлекаться магической теорией. — Ты уничтожишь предмет, и чары спадут и рассеются. Но что, если тебе потребуется воспользоваться её клинком?

— Я не смогу, да и зачем он мне нужен? У меня нет таланта обращения с драгоценными камнями, у меня даже метки своей нет.

— Чисто гипотетически, если тебе потребуется клинок Рэрити, наполненный её магией, как ты его получишь?

— Я убью её, — это казалось довольно простым решением. — Ты хочешь сказать, что мне нужно убить носителей Элементов?

Нихилус была озадачена. Что за игру задумала Твайлайт?

Её питомец испуганно поднял глаза.

— Это я не тебе, дорогуша, — сказала ей Нихилус.

— Верно, ты можешь убить её, а потом перенастроить чары на себя. При наложении чар следует учитывать три компонента: владелец — Рэрити, объект — драгоценные камни, а также магию. Ты не сможешь забрать артефакт до тех пор, пока его владелец жив. И всё из-за той самой привязки.

— Опять ты со своими подвязками.

— Привязками, — поправила её Твайлайт. — Признаю, что это довольно глупое слово, однако опытные единороги-чародеи привязывают предметы к себе, чтобы быть уверенными, что только они смогут ими воспользоваться.

— Ты уже говорила об этом.

— Просто хочу убедиться, что ты всё поняла.

Нихилус стиснула зубы.

— Продолжай.

— Итак, ты можешь снять чары, убить носителя или уничтожить объект магии, и тогда артефакт станет бесполезным. Но что, если добавить к списку четвёртый компонент? Ведь тогда ты сможешь придать наложенным чарам совершенно новые свойства.

Нихилус не совсем поняла, о чём речь. Было ли то, о чём говорила Твайлайт, вообще возможно?

— Автор этой книги утверждает, что теоретически это возможно, но большинство единорогов с ним не согласятся. Метода, который бы позволил добавить четвёртый компонент при зачаровании, попросту не существует, как и не существует никаких примеров артефактов с четырьмя компонентами. Каждый артефакт, известный пони, обычно представляет собой магически зачарованный предмет, который лишь в некоторых случаях привязан к своему владельцу.

Нихилус уже устала от того, что её попутчица по сознанию играет в школьного учителя.

— В этой лекции вообще есть смысл, или ты просто от скуки развлекаешься?

— Автор этой книги считала, что существует только один вид артефактов, состоящий из более чем трёх компонентов. К сожалению, само существование этих артефактов, как правило, считали лишь легендой.

К Нихилус сразу же вернулся интерес.

— Элементы Гармонии, — догадалась она, — у них две подвязки?

— Привязки, — резко ответила Твайлайт. — И вообще-то, их три. Предмет, магия и носитель привязаны к чему-то ещё. Магия напрямую не связывает ожерелье с самоцветами или пони-носителем. Все три компонента привязаны к главному. Таким образом, чары можно разрушить, только если вывести из строя главный компонент!

— Так значит, мне нужно уничтожить что-то, к чему они подвязаны?

— Нет, потому что главный компонент — это не другой предмет или носитель и не другое заклинание. Это что-то совершенно неосязаемое и абсолютно не поддающееся уничтожению, — волнение Твайлайт перекинулось в сознание Нихилус. Пони проявляла искренний интерес к тому, о чём говорила. — Это убеждение. Кто бы ни создал Элементы Гармонии, он понимал, что Элементы обладают самым могущественным волшебством в Эквестрии. Он не мог рисковать тем, что Элементы украдут или уничтожат, поэтому сделал невозможное и смог наложить чары на само убеждение! Ты не сможешь разбить Верность о стену или сломать Щедрость копытом!

Нихилус почувствовала, как внутри неё что-то оборвалось.

— Ты говоришь, что я никогда не смогу управлять Элементами, — произнесла она вслух.

Твайлайт заговорила медленно, осторожно подбирая слова.

— С точки зрения большинства единорогов — нет, не сможешь.

Нихилус топнула копытом по полу разрушенного офиса. Твайлайт лгала. Должна быть какая-то возможность.

— Но я смогу показать тебе, как это сделать. Я научу тебя нужному заклинанию.

Нихилус усмехнулась.

— Тебе понадобилось два дня, чтобы придумать этот план. И это всё, на что ты способна? Ты просто хочешь меня убить.

— Я могу доказать тебе, что оно работает. Прямо сейчас, на Рэйнбоу Дэш. Ты сможешь заполучить Элемент Верности.

Нихилус улыбнулась.

— О нет, я не буду этого делать. Я использую его на нас и заберу Элемент Магии. У тебя не получится освободить её.

— А ты не думаешь, что я попробую убить нас обоих? Я уже пыталась однажды.

Нихилус снова провела копытом по своему шраму.

— Ты не сможешь. Просто скажи, что ты хочешь взамен этого “заклинания”, потому что лично я не думаю, что ты отдашь мне его за просто так.

— Будь уверена, есть только одна причина, по которой я говорю тебе об этом. Если ты хочешь получить Элементы Гармонии, нужно, чтобы их носители остались в живых. Ты не сможешь убить никого из них.

Идея оставить друзей Твайлайт в живых Нихилус не понравилась.

— Это я уже поняла. Но что потом, когда я заполучу Элементы?

— Тогда ты сможешь убить их. Но ты не сделаешь этого.

Нихилус рассмеялась.

— Почему же?

— Потому, — ответила ей Твайлайт, — что я не обучу тебя заклинанию до тех пор, пока ты не пообещаешь, что не причинишь им вреда.

— И ты поверишь моему слову? Тогда ты просто идиотка.

— Ты забыла о том, что я могу читать твои мысли. Тебе придется пообещать, что ты не причинишь им вреда, и тебе придется так поступить. Если ты даже на секунду задумаешься о том, чтобы нарушить свое обещание, я узнаю об этом. И тогда никаких Элементов Гармонии ты не получишь.

Нихилус подумала о Рэрити, порезавшей ей лицо алмазным лезвием.

— Нет, — ответила она, — я сама выучу это заклинание. А потом ты будешь смотреть, как я убиваю всех твоих друзей.

Совсем иная волна чувств Твайлайт нахлынула на её разум. Твайлайт посчитала её смешной. Нихилус терпеть не могла, когда над ней смеются.

— Ты собираешься самостоятельно научиться заклинанию? Ну удачи тебе, Ноти. Это всего лишь часть теоретической магии на основе малоизвестной гипотезы в неизведанной области наложения чар. Уверена, ты справишься. И разорвёшь все подвязки за пару секунд.

Эта насмешка её поразила. Твайлайт Спаркл никогда не была хулиганкой и никогда не вела себя так. Почему она стала такой сейчас? Нихилус почувствовала, как её лицо охватил жар. Она была слишком неумелой, чтобы самой создать заклинание, и они обе это прекрасно понимали. Как бы ей хотелось, чтобы Твайлайт не читала её мысли и не чувствовала, как ей сейчас стыдно.

— Ты ведешь себя не совсем так, как подобает противоположности, — обвинила она свою попутчицу.

— Может быть, ты в какой-то мере влияешь на меня. И это напомнило мне о том, что когда ты согласишься с первой частью сделки, я расскажу тебе про вторую.

— Мне надо подумать! Оставь меня на время.

Твайлайт подчинилась.

Могла ли Нихилус взаправду выполнить требования Твайлайт? Одна мысль о пяти друзьях единорожки приводила её в ярость. Она ненавидела их всем сердцем. Она не просто хотела убить этих пони, она хотела заставить их страдать, прямо как Дэш. Это простое желание вело её вперёд, помогало сосредоточиться на цели.

Тем не менее, если она хочет заполучить Элементы Гармонии, ей придётся отказаться от этой затеи. В конечном счёте именно Элементы являлись первостепенной задачей. Куда больше ей нравилась идея согласиться на условия Твайлайт, а затем предать её, однако та могла читать её мысли. Чтобы заручиться помощью единорожки, Нихилус придётся кардинальным образом пересмотреть свои приоритеты и в конце концов пойти на компромисс.

— После того как я заполучу все Элементы, я освобожу Рэйнбоу Дэш и остальных твоих друзей. А до тех пор я не стану их убивать.

Теперь Твайлайт должна была прочитать её мысли и убедиться в искренности.

— Хорошо. Теперь, я полагаю, нам стоит обсудить вторую часть нашей сделки. Я думаю, она тебе покажется взаимовыгодной.

Заинтересованная Нихилус ожидала продолжения. Действительно, чем таким собиралась поделиться Твайлайт, чтобы это пригодилось им обоим?

— Когда ты заполучишь все Элементы, — тихо заговорила Твайлайт, — я научу тебя заклинанию, с помощью которого ты сможешь меня уничтожить. Я не собираюсь провести вечность наедине с твоими мыслями, они и так делают меня похожей на тебя.

Нихилус вспомнила, каково это было, когда Твайлайт начала дразнить её по поводу магии.

— Договорились. А теперь покажи мне, как получить Элемент Магии.

Нихилус записала на листке бумаги формулу, продиктованную Твайлайт, и несколько минут изучала её. Твайлайт терпеливо ждала.

— И это всё? — изучив записи, спросила Нихилус. Заклинание показалось ей до удивления простым.

— Нет, — ответила ей Твайлайт. — Для того чтобы привязать к себе Элемент, в первую очередь нужно отвязать от него первоначального носителя.

— И как мне это сделать?

— Никак. Для этого нужно, чтобы нынешний носитель Элемента отказался от убеждения, которое связывало воедино магию и предмет. Так было, когда Дискорд загипнотизировал нас, чтобы лишить возможности использовать эти силы.

— Так значит, мне надо сделать Рэрити жадной, Эпплджек вруньей, Пинки Пай несчастной, а Флаттершай злой? — Нихилус бы очень понравилось, случись такое на самом деле.

— Да. Я помогу тебе сделать это наиболее гуманным способом. На данный момент твоё управляющее разумом заклинание делает Дэш предательницей. И очевидно, что моей магии у меня больше нет, следовательно ты сможешь привязать к себе оба наших элемента.

Нихилус повернулась к Рэйнбоу Дэш, которая даже не сдвинулась с места за время их беседы.

— Зверушка, — окликнула она. Безумный и рассеянный взгляд Дэш устремился в её сторону. — Я отменяю предыдущий приказ о том, чтобы убить себя. Перестань дышать.

Дэш выполнила команду.

— Что ты делаешь?! — прозвучал разгневанный голос Твайлайт. — Ты обещала не убивать её!

Нихилус усмехнулась.

— Да, и я отменю приказ, когда заполучу Элемент Магии. Я не дам ей погибнуть, но я должна знать, правильному ли заклинанию я у тебя научилась. Вместо убийства, например, я могла бы приказать ей съесть собственные крылья.

Нихилус подумала о том, что эта идея в целом неплоха и отложила её на потом в памяти.

— Просто произнеси заклинание, оно сработает!

Она не ожидала услышать такой ответ. Неужто Твайлайт научила её нужному заклинанию? У единорожки же появилась возможность убить её, и не было причин упускать этот шанс. При всём своём выдающемся магическом таланте эта кобылка была довольна глупа.

Она призвала магическую диадему из нуль-пространства и применила заклинание. В это же мгновение камень посередине сменил свой цвет на абсолютно чёрный. Нихилус сразу почувствовала появившуюся связь с Элементом, а затем... ничего.

Ничего не произошло.

— Теперь ты можешь дышать, зверюшка, — приказала она. — И даже не пытайся с собой покончить.

Она отправила диадему обратно в нуль-пространство и извлекла ожерелье с камнем в форме молнии. Заклинание окрасило в чёрный и его. Теперь во власти Нихилус оказались два Элемента Гармонии.

— Почему ты отдала их мне? — спросила она свою попутчицу. — Разве ты не веришь, что магия дружбы спасёт тебя? Что тебя заставило оставить всякую надежду?

— Я ведь могу читать твои мысли, помнишь? Я точно знаю, что ожидает моих подруг. Я просто пытаюсь хоть как-то улучшить ситуацию.



— Согни передние ноги.

Голос Луны разносился по всей поляне. Эпплджек проворчала что-то под нос, но всё же сменила позу и прижалась ближе к земле. Луна прошла вокруг земной пони, чтобы лучше оценить её стойку.

— Теперь задние ноги слишком распрямлены. Я сказала опуститься ниже, а не наклоняться вперед.

Эпплджек снова сдвинулась.

— Как-то глупо я себя чувствую.

Рэрити, которая от скуки фигурно подрезала крону дерева, сидя на ветке, подняла взгляд.

— Это потому что ты выглядишь глупо, дорогуша.

Когда Эпплджек повернулась, чтобы ответить, Луна нанесла удар.

Она обошла защиту Эпплджек и подсекла земную пони под задние ноги. Затем Луна с потрясающей ловкостью просунула свои копыта под Эпплджек, после чего взмахнула крыльями и резко взлетела, опрокинув противницу на спину. Очередным взмахом крыльев Луна опустилась и прижала задние ноги пони к земле. Эпплджек, явно удивлённая таким агрессивным выпадом, посмотрела на неё.

Рог Луны вспыхнул магическим огнём, и на ноге Эпплджек появился длинный порез. Пони вскрикнула от боли.

— Как я смогла тебя одолеть? — спросила Луна.

Эпплджек поморщилась,

— Вы сжульничали! Я просто отвлеклась.

— Это не делает бесчестной меня, но делает глупой тебя. Теперь встань, — она отошла от фермерши и встала на обе задние ноги. Это была боевая стойка пегасов.

Эпплджек застонала, и другие пони на поляне со страхом посмотрели на неё.

— Да не могу я подняться, у меня нога кровоточит! Какого сена вы вообще вытворяете?! Как же я смогу помочь вам поймать Дэш с такой раной?!

— Тогда исправь это, — с нетерпением приказала Луна. Она заметила, что Флаттершай решилась подойти к подруге, чтобы помочь. Луна зыркнула на неё, и пегаска попятилась обратно. Принцесса опять повернулась к Эпплджек.

Эпплджек перевернулась на живот и посмотрела на Луну как на сумасшедшую.

— Так эту рану придётся несколько часов зашивать! Да что с вами такое?!

 — Слушай меня очень внимательно, Эпплджек, — Луна подошла к раненой кобылке. — Мне нужно, чтобы ты обрела в себе силу, подобную той, с которой ты сбиваешь яблоки. Не думаю, чтобы ты когда-нибудь придавала ей значение, так что это может занять время. Чем быстрее ты сосредоточишься на ней, тем быстрее избавишься от боли.

— Да как я сосредоточусь-то, если моя нога так…

— Таким же образом, как если бы на тебя наступали враги. Мне нужно, чтобы ты ощутила в себе силу и только потом сосредоточила разум на своей ноге. Ты всё поняла?

Эпплджек почти комично сощурилась.

— Кажись, поняла. Но как я узнаю, что у меня есть эта сила? Я-то всегда думала, что магия у земных пони врождённая, а я просто сильная.

 — По большей части так оно и есть. Однако именно активный компонент магии позволяет тебе лягать деревья с невероятной силой. Она же укрепляет твои ноги, чтобы не раздробились кости и не порвались сухожилия. Нужно быть очень сильным земным пони, чтобы сделать плоть твёрже дерева. Но другая часть куда сложнее. Тебе придется сжать магию вокруг ноги, как будто это мышцы. Врать не буду, это может занять несколько дней…

Эпплджек дёрнула ногой, и плоть вокруг раны срослась сама по себе. Она встала, не веря своим глазам. Фермерша пробормотала «ничего себе» и посмотрела на принцессу.

— Секунды, — бесстрастно произнесла Луна. — Тебе потребовались считанные секунды. Я и сама этому немало удивлена. А теперь приготовься. И убедись на этот раз, что задние ноги достаточно сильно прижаты к земле, чтобы не позволить мне тебя перевернуть. И прекрати пожирать глазами нашу королеву бала, — Луна кивнула в сторону Рэрити, и та от неожиданности грохнулась с ветки.

— Да не пялилась я на неё! Просто хотела попросить её заткнуть свой милый ротик! — сердито воскликнула Эпплджек.

Рэрити, поднявшись с земли, принялась себя отряхивать.

— Готова поклясться, что Эпплджек наверняка собиралась сказать что-то грубое и непристойное, — возмущенно заявила она.

— Не сомневаюсь, — прервала их Луна. Она кивнула Эпплджек: — Видишь, когда надо, ты можешь быть настороже. Попробуй воспользоваться этим на тренировках, и, быть может, ты продержишься пару лишних секунд. Вспомни, что тебе необходимо победить Рэйнбоу Дэш.

— Да она ж не аликорн ни разу!

— Нет, но ты говорила, что она быстрее меня и знает боевые искусства. Пегасы прекрасно удерживают равновесие и могут драться двумя копытами. Ты не сможешь сделать им подсечку, потому что они умеют летать. И схватить ты их тоже не сможешь, ведь они куда быстрее тебя. А когда они до тебя доберутся, попросить их вернуться назад, чтобы исправить свои ошибки, не получится. Поразмыслить об этом ты сможешь, пока будешь лететь к земле, и то если они не вздумают поднять тебя так высоко, что любой пони, кроме пегаса, не сможет дышать.

— Дэш не стала б…

— Ты не можешь этого знать. Какое бы заклинание Нихилус ни использовала, твоя подруга теперь полностью под её контролем, — “Если она еще не убила бедную кобылку”, — подумала Луна. — Не стоит ждать, что она придёт в себя, как в сказке, если ты её ласково попросишь. Это совсем не так, как в случае с Дискордом. Магия мыслей это всеобъемлющее зло. И даже если Дэш сделает всё, чтобы не позволить убить тебя, это за неё сделают пегасы-марионетки.

— Ещё больше марионеток, — Эпплджек вздохнула, — точно.

— Гораздо больше. У Терры будет ещё неделя, чтобы увеличить их число. Большинство из них останутся в Кантерлоте, но некоторых передадут Нихилус. Ваша подруга наверняка тоже будет с ней. Остаётся надеяться, что на их стороне не будет единорогов-марионеток. Если увидишь хоть одного — беги: ни у кого из вас нет ни единого шанса выстоять против сильнейших слуг Терры. Она наделяет единорогов куда большей силой и разумом, нежели остальных марионеток.

— Ну уж если я проиграю Дэш, то какая разница?

— Потому что ты не должна проиграть. Ты должна победить. И я собираюсь научить тебя тому, как победить, чтобы потом ты смогла похвастаться вернувшейся подруге тем, что ты смогла побороть её в честном бою. Если говорить начистоту, то не сомневаюсь, что это именно то, о чём ты всегда мечтала.

Эпплджек резко подняла голову.

— А, я так и думала. Так частенько бывало между мной и моей сестрой, — хотя на самом деле этот пример был не слишком удачным. Ведь они два десятилетия пытались убить друг друга. — Так, а теперь расслабь бедра. Хорошо. Если ты сместишь вес с одного копыта, то всё ещё сможешь уверенно держаться на ногах...

Луна заметила, что Рэрити высокомерно наблюдает за Эпплджек, вновь забравшись на дерево.

— Не надо на нас так смотреть, — окликнула её Луна. — Ты следующая.



Небо всё так же оставалось пасмурным, тёмно-серые облака придавали и без того унылому облику городской площади Понивилля ещё больше мрачности. Ни один пони не рискнул выйти наружу из страха быть пойманным Нихилус или одной из марионеток. Поэтому на улице не было никого, кроме единорожки, бледно-зелёного жеребца и сорока новых марионеток.

Подкрепление не произвело на Нихилус должного впечатления.

— Я полагала, что смогу повидаться с генералом Эстимом, а не с его очередным подхалимом.

— Генерал Эстим занят подавлением очагов сопротивления в Кантерлоте. Граждане столицы оказались куда более способными к сражению, чем мы ожидали, даже если учитывать, что народ Эквестрии тысячу лет жил в мире.

На лице представителя не проявилось ни следа эмоций во время разговора. Его самого можно было принять за марионетку. От этого раздражение Нихилус лишь возросло.

— В Кантерлоте есть мятежники? Разве принц Эмпириан не может их сокрушить и позволить Эстиму заниматься своими обязанностями?

Раздражённый взгляд промелькнул на лице солдата прежде, чем он вернул себе былое хладнокровие.

— Принц Эмпириан — аликорн, и он не занимает себя подобными вопросами. Генерал Эстим — выдающийся тактик и талантливый единорог. Он отчитывается только перед принцем.

— О бедное дитя, — усмехнулась Нихилус. — Ты и вправду считаешь, что твой хозяин куда выше меня по званию, не так ли? Если уж Эстим настолько “талантливый единорог”, как ты считаешь, то никакого мятежа под носом у принца не произошло бы.

Солдат поджал губы.

— Кантерлот — магический оплот Эквестрии. Там куда больше одарённых магов, чем в остальных частях королевства. Подчинить его обитателей куда сложнее, чем захватить небольшую деревню.

 — Придержи язык, малыш! — огрызнулась Нихилус. — Ты знаешь, что со мной случится, если я отправлю твою голову в коробке в Кантерлот?

Солдат заметно побледнел, когда Нихилус подтянула его к себе с помощью магии. Она поднесла свою мордочку поближе к его уху.

— Ничего, — прошептала она и швырнула его оземь.

Она подошла к небольшой группе выделенных ей обращённых.

— Этого недостаточно, — сказала она. — Мне нужны пегасы для захвата Клаудсдейла. И единороги, чтобы нейтрализовать отряд Селестии, пока я буду разбираться с принцессой.

Солдат поднялся с земли, словно ничего и не произошло. Нихилус подумала о том, что Эстим наверняка и раньше угрожал ему смертью.

— Это только малая часть подкрепления для получения абсолютного контроля над Понивиллем. Остальные прибудут вместе с вашим даром.

— Моим даром? — переспросила она, явно не понимая, к чему клонит солдат Эстима.

 — За верную службу и бесконечную преданность Титан предложил щедро наградить вас и Эстима. Ещё одна причина, по которой я прибыл сюда, состоит в том, чтобы передать повелителю ваше желание.

— Он дарит нам подарки? — усмехнулась Нихилус. — Славненько! О чём же я могу его попросить?

 — Почти обо всём, что в его или Терры власти. Эстиму была предоставлена вечная молодость в соответствии с его пожеланием.

Почти обо всём, что в его или Терры власти. Нихилус быстро подумала о том, что бы ей следовало попросить. Во всяком случае, насколько могущественен Титан? Безусловно, он обладал знаниями, недоступными другим пони; Твайлайт знала, что даже Селестия не могла даровать кому-либо вечную молодость. План Нихилус по устранению Носителей Элементов уже начался, и для его исполнения ей не требовалось ровным счётом ничего.

Хотя нельзя сказать, что Нихилус совсем ничего не хотелось. Пожалуй, она желала очень многого. Она думала о том, как прибавить атаке на Клаудсдейл больше веселья, и о том, как обеспечить свою победу над Луной и Носителями. И о том, чем бы она хотела владеть, когда соберёт все Элементы Гармонии и подчинит себе королевскую семью. Но в конце концов существовала лишь одна вещь, о которой она действительно могла попросить.



 — Положение, в котором ты его держишь, в какой-то степени уместно в битве с земным пони. Однако против единорога или пегаса тебе следует прижать клинок ближе к себе, под углом к передней ноге. Вот так.

Луна учила Рэрити искусству фехтомагии под мягким светом звёзд. Несмотря на поздний час, остальные пони до сих пор бодрствовали. В то время как Луна тренировала Рэрити, Эпплджек, Пинки и Флаттершай, кажется, играли в какую-то игру под деревом. Луна не была уверена, обязательно ли в ней крутиться на голове или же Пинки просто решила так разнообразить правила.

— Продолжим, — кивнула она, когда Рэрити смогла правильно встать в стойку. — Ты уже знаешь основы, но я предполагаю, что у тебя нет опыта обращения с клинком, не считая того сражения, что случилось три дня тому назад?

Рэрити задумчиво на неё посмотрела.

— О нет, раньше мне не доводилось по-настоящему сражаться. Однако я полагала, что это будет спасательная операция, а не налёт. Неужто мне действительно необходимо драться с этими неотёсанными громилами вновь? — единорожка прикоснулась копытом к шее, которую всё еще покрывали синяки.

Луну больше удивляло, что синяки Пинки заживали не быстрее, чем у Рэрити, и выглядели куда хуже, чем у единорожки. Земные пони, как правило, восстанавливаются куда быстрее остальных. Эпплджек была достаточно сильна, чтобы лечиться по своему желанию, что порой бывало проблематичным даже для принцессы. Похоже, Пинки Пай просто была не такой сильной земной пони.

— Под властью Нихилус находится по меньшей мере пятьдесят марионеток, и, скорее всего, их станет ещё больше, когда она двинется на Клаудсдейл. Мы не собираемся убивать их всех, — тут же добавила она, увидев выражение мордочки Рэрити, — но не исключено, что тебе придётся столкнуться с несколькими, в том числе и с Рэйнбоу Дэш. Следует приготовиться к такому повороту событий, тем более, что некоторые из нас просто не хотят сражаться.

К сожалению, так и было. В то время как Рэрити и Эпплджек согласились получить от принцессы ускоренный курс по сражению с пони, Пинки Пай отказалась, весело ответив Луне, что не собирается делать больно кому-либо. У Флаттершай принцесса даже не стала спрашивать. Бедная пегаска расплакалась, когда птицы были невежливы с ней. Жалкое зрелище.

— Вы же понимаете, что я буду использовать его... — Рэрити крутанула мерцающим клинком, — только против марионеток?

Луна вздохнула. Этого разговора она всячески старалась избежать.

— Рэрити, я понимаю, что ты не хочешь делать больно другим пони. Никто из нас не хочет. Но порой у нас просто нет выбора. На стороне Эмпириана и Нихилус выступят и простые, живые пони. И если дело дойдёт до того, что тебе придется выбирать между их жизнью и своей, ну что ж... мы на войне.

 — Я могла бы поступиться своими принципами ради Свити Белль, — тихо ответила единорожка, — но не ради вас, принцесса. Мне очень жаль, но полагаю, что Эпплджек считает так же.

Луна поняла, что у неё не получается достучаться до этой пони.

— Мы ещё об этом поговорим. А сейчас покажи мне перекат. Когда я подойду к тебе, двигайся влево.

Рэрити скривилась, без сомнения занервничав.

— Что такое? — спросила Луна. — Испачкаться боишься?



— Он огромный! — воскликнула Нихилус. — Как вам удалось построить это всего за несколько дней?

Нихилус стояла недалеко от Понивилля, и перед ней возвышалось огромное строение, воздвигнутое из тёмно-серого камня. Крепость, без сомнения, выглядела величественно: многочисленные башни, зубчатые стены с бойницами, а главные ворота не уступали высотой дверям тронного зала Кантерлота. За ними царил мрак, так что Нихилус не смогла увидеть, что находится в глубине здания.

Двое единорогов-марионеток стояли у входа в крепость, без всякой тени эмоций наблюдая за ней. Один из них заговорил:

— Королева Терра лично соорудила его с помощью магии аликорнов. Её сила придала крепости все особые качества, какие вы запросили.

Нихилус с довольной ухмылкой рассматривала величественное сооружение.

— Что ж, это многое объясняет. Никто из пони не смог бы и с места сдвинуть такую махину одной лишь магией единорогов.

Магия аликорнов могла передвигать солнце и луну; конечно же, она способна перенести и такую небольшую крепость.

Нихилус прошла мимо единорогов-марионеток, направляясь к крепости. Едва она зашагала по тёмному коридору, стеклянные шары, закреплённые в стенах, отреагировали на её появление, ярко осветив путь. Она услышала шаги за спиной и обнаружила, что два единорога последовали за ней. Нихилус несколько удивилась, но не проронила ни слова. Она знала, что единороги-марионетки были куда сильнее остальных созданий Терры, хотя это никак не объясняло, почему они последовали за ней без всякого приказа.

Одна из марионеток заговорила:

— Крепость поделена на секции. Два нижних уровня состоят из небольших комнат, в которых можно расположить войска и припасы. Уровень выше меньше размером, и на нём расположен лишь один большой зал. Оттуда вы можете управлять цитаделью и там же принимать пленных мятежников. В башне над ним находятся ваши личные покои, это последний ярус цитадели. И поскольку вы настоящая пони, то ваши покои должным образом укомплектованы и обставлены мебелью.

Они миновали множество небольших дверных проёмов, проделанных в стенах главного прохода. В конце коридор упёрся в огромную круглую комнату, ярко освещённую со всех сторон. Из неё выходило ещё три коридора, без сомнения, ведущих к другим воротам крепости.

— Как мне попасть на другие этажи? Где ступеньки?

К удивлению, единорог ответил на её вопрос.

— По внешней стороне замка расположены лестничные пролёты. Вам показать их, госпожа?

Нихилус улыбнулась, услышав слово «госпожа».

— Да, — кивнула она.

Единороги провели её по одному из коридоров, но вместо того чтобы направиться к выходу, они свернули к одному из ничем не отличающихся дверных проёмов и по системе лестничных пролётов вывели Нихилус на улицу, к зубчатому крепостному валу. Здесь единороги остановились.

— Продолжайте, — приказала Нихилус, — ведите меня в покои.

Судя по всему, марионеткам по-прежнему требовались некоторые уточнения. Прислужники подчинились, пройдя по зубчатой стене до очередного прохода. Второй этаж мало чем отличался от первого.

Они быстро повернулись и прошли через очередной комплекс лестниц, придя к другому валу. Он возвышался над внешней частью крепости, с него открывался вид на крепостную стену первого этажа. Нихилус обратилась к марионеткам.

— Почему нам приходится обойти четверть замка, чтобы попасть на следующий этаж? Не проще ли пройти напрямик?

Одна из марионеток ей ответила. Нихилус засомневалась, она ли говорила в прошлый раз.

— Символ короля Титана — круг. Создавая эту крепость, Терра придала ей круглую форму, чтобы здание ассоциировалось с нашим правителем. Когда вы получите свою метку, вашим гербом станет эта метка, вписанная в круг. То же касается принца Эмпириана. Длинный путь к верхним покоям позволит легче оборонять замок от земных пони и единорогов.

— Я полагала, что Терра воздвигла эту крепость. Почему её архитектура следует символике Титана?

— Терра — марионетка Титана, так же, как мы — ваши марионетки.

На самом деле, Нихилус это ничуть не интересовало. Ей было плевать и на форму крепости, и на Титана. Единственное, что её занимало, — это лишнее преимущество, когда за ней придут оставшиеся носители и Луна.

В конце концов они добрались до третьего этажа. Он был куда меньше остальных двух из-за конструкции крепости, выстроенной в несколько ярусов. Однако верхний этаж казался огромным, из-за того что, по сути, состоял из одной большой круглой комнаты.

— Клетки, — заметила Нихилус, остановившись взглядом на металлической решётке, тянущейся вдоль одной из стен. — Пригодятся. А это, я так понимаю, мой трон?

В центре комнаты возвышался помост, посреди которого стояло внушительное кресло, высеченное из того же камня, что и большая часть крепости.

— Трон, верно. Обратите внимание, что каждая из четырёх дверей ведёт к небольшим балконам, а не к крепостному валу, окружающему этот уровень. А этот балкон приведёт вас к личным покоям.

Цилиндрическая башня, выступавшая из центра крепости, была довольно короткой. Нихилус предположила, что для такого строения не было нужды делать башню выше. Её покои были яркими и роскошными, с огромной круглой красной кроватью по центру и гобеленами на стенах. Она обратила внимание на знак Титана — белый круг на чёрном поле, висевший над кроватью. Судя по всему, аликорн лишний раз хотел напомнить, кому она обязана своей силой.

— Этот дар — подачка, — тихо сказала она, — чтобы напомнить мне о безоговорочной преданности в том случае, если Эмпириан восстанет, подобно Селестии. Титан не доверяет своему сыну. Он хочет убедиться, что я и Эстим на его стороне.

Впрочем, недоверие аликорна было вполне обоснованным. Просто ему следовало приглядывать за Нихилус, а не за Эмпирианом.

Марионетка подала голос, по-прежнему лишённый эмоций. Но всё же Нихилус обратила внимание, что единорог колеблется в выборе слов.

— Эта крепость всего лишь служит вам напоминанием о том, кому вы служите. Тому, кому служат все истинные пони. А ещё это знак признательности вам от нашего повелителя за вклад в общее дело.

Именно Нихилус исполнила ритуал, передавший магию Селестии принцу Эмпириану. Титан так и не сказал, почему потребовалась именно она, чтобы произнести заклинание.

— Где сейчас Титан? — спросила она, коснувшись круга. Она знала, что принц Эмпириан правит Кантерлотом и при этом испытывает некоторые проблемы с мятежниками. Титан же исчез сразу после победы над принцессой Селестией и забрал с собой жену.

— Король забрал королеву с собой в Вечнодикий Лес, дабы завершить начатое. Он оставил Эмпириана приглядывать за народом пони.

— Почему ты можешь нормально говорить? Я думала, что все марионетки тупые.

— Королева создала нас более разумными в сравнении с другими марионетками, чтобы мы могли лучше сосредоточиться на наших боевых способностях. Мы разработаны, чтобы подражать магически одарённым единорогам, и нуждаемся в дополнительном интеллекте, чтобы применять наш арсенал заклинаний. Для нашей королевы создать марионетку-единорога сложнее, чем земного пони или пегаса, потому что в нас она вкладывает гораздо больше силы.

— Так значит, вы сильнее и умнее остальных?

— Да, госпожа, — на вопрос ответила уже другая марионетка, не та, что говорила ранее.

— Понятно. У вас есть имена?

Единорог немного подумал, прежде чем ответить своим безжизненным голосом:

— Я Марионетка.

— Оригинально, — сухо произнесла Нихилус. Она уже постепенно начинала привыкать к своему имени. Нихилус Никс Нот. Она считала, что оно хорошо звучит, даже если не означало ровным счётом ничего.

— А твоё? — повернулась она к другой марионетке.

— Я Марионетка, — представился он.

Нихилус рассмеялась.

— Ну конечно же. У кого-нибудь из вас вообще есть свобода воли?

— Мы можем действовать по своему усмотрению, но всё же хотим лишь служить вам во всём. У нас нет собственных желаний.

Нихилус мимолетно посмотрела на марионетку.

— Перестань дышать, — приказала она.

Единорог подчинился и, задержав дыхание, замер в ожидании другого приказа. Нихилус повернулась к другому.

— У вас нету чувства самосохранения, верно? Значит, «Марионетка» просто будет сдерживать дыхание, пока не умрёт?

Другой единорог выглядел совершенно невозмутимо, хотя его товарищ по-прежнему не дышал.

— Нет, госпожа. Скорее всего, он просто потеряет сознание, а потом снова начнёт дышать.

— Думаю, ты прав. Можешь снова дышать, — приказала она первому единорогу. — Когда прибудут остальные?

— Следующая группа марионеток будет завершена через два дня. Терра передаст вам часть из них.

Нихилус покинула свои покои, направившись в центральную комнату.

— Хорошо, — сказала она, — тогда мы можем следовать плану и захватить Клаудсдейл через три дня.

Если до небесного города уже дошли новости из Понивилля и Кантерлота, то вряд ли ей там окажут сопротивление. Однако пегасам следует внушить страх перед новым повелителем.

— Мы можем позволить себе и остальным марионеткам ходить по облакам, если вы того пожелаете, госпожа.

— Пожелаю. Но сейчас мне нужно решить лишь один вопрос, прежде чем удалиться на покой.

 — Всё что пожелаете, госпожа.

На мордочке Нихилус появилась ухмылка.

 — Как мне заставить крепость лететь?



Несмотря на выдающиеся лётные навыки, Луна приземлилась на поляну с колокольчиками жёстко и неуклюже. Крылья с трудом удержали её от резкого падения, и принцесса тяжело выдохнула. К счастью, это заметила Флаттершай и подлетела, чтобы подать ей копыто.

Дело шло к вечеру, солнце едва начало закатываться за горизонт. Луна только вернулась с разведки в Понивилле. Принцесса также предложила оставшимся пони раздобыть припасы, которые бы пригодились для предстоящей спасательной операции. И именно из-за этого она оказалась так сильно перегружена. Ей пришлось пролететь немалое расстояние между Понивиллем и полянкой с тремя огромными тюками, гружёнными разным добром.

Она не ожидала, что носители Элементов попросят так много; точнее, одна из них. Флаттершай, Эпплджек и Пинки Пай ничего не хотели, зато Рэрити вручила принцессе длинный список из двух страниц, исписанных с обеих сторон. Где единорожка раздобыла бумагу, Луне оставалось лишь гадать. Да и скрываться в городе, собирая при этом столь абсурдно большое количество вещей по просьбе Рэрити, было довольно непросто.

Принцесса перевела дух и скинула содержимое мешков посреди поляны.

— Для чего тебе столько вещей, Рэрити? Это всё не более, чем гора бесполезных побрякушек.

Рэрити элегантно подбежала к ней и приложила копыто к груди.

— Бесполезных? — единорожка скорчила гримасу. — Эти вещи необходимы, принцесса. Они жизненно важны для нашей миссии. Я была уверена, что вы, как бывшая командующая, это поймёте.

Луна приподняла бровь.

— Ну конечно, Рэрити. Прости меня великодушно, я и не заметила, что вот эта... — она магией вытащила предмет из сумки, — двухлитровая бутылка с шампунем, придающим блеск и яркость гриве и хвосту, так жизненно необходима для нашей операции.

Рэрити фыркнула.

— Ваше высочество, не могли же вы ожидать, что я буду сражаться с силами зла в неприглядном виде! Я почти неделю не была в спа! И в любом случае не всё здесь для меня.

Единорожка повернулась.

— Пинки, дорогуша! — позвала она. Пинки Пай понуро посмотрела в её сторону с другого края поляны.

— Выше нос! — воскликнула Рэрити. Пинки вскочила и замерла в ожидании, пока единорожка не вытащила из одного из тюков шарф и не обернула его вокруг шеи розовой пони. — Он поможет прикрыть этот ужасный синяк.

— Розовый! — обрадовалась Пинки Пай. — Мой любимый! Спасибо, Рэрити!

— Скажи спасибо принцессе, дорогуша. Ещё я попросила её прихватить несколько настольных игр, чтобы развлечь вас, пока мы будем тренироваться, — Рэрити аккуратно выложила коробки с играми из мешка.

Пинки оживилась и с радостным видом унесла игры с собой, а Рэрити обернула собственный шарф вокруг шеи.

— Всё же немного странно носить шарф летом, но думаю, что смогу его снять потом, — сказала она самой себе.

Луна раздражённо вздохнула.

— Кого-нибудь вообще заботит спасательная операция? — спросила она, стиснув зубы.

Рэрити посмотрела на принцессу так, будто только сейчас заметила её присутствие.

— Ну конечно же, принцесса! Это всё... — она выложила разнообразные швейные принадлежности, а также иголки и нитки, — для меня. Я собираюсь сшить себе седельную сумку, в которой можно будет хранить алмазы для клинка! Полагаю, нужно чтобы она сидела слегка поглубже, чем обычная сумка, и стоит расположить застёжку снизу...

Луна прищурилась, и единорожка замолчала.

— Ты хочешь сказать, что единственное, что тебе было нужно — это седельная сумка? Мне пришлось три часа таскать на спине всё это барахло, и всё, что тебе было нужно, — это сумка?!

— Нет! — Рэрити отшвырнула часть вещей, которые удерживала телекинезом. Она повернулась к принцессе, и Луна увидела, что её глаза горят яростью. Другие пони удивлённо переглянулись. — Мне не нужна седельная сумка! Мне просто нужно сшить что-нибудь, неужели вы не понимаете?!

Луна даже отступила на шаг. Почему Рэрити так себя ведёт?

— Пинки Пай нужно играть, Флаттершай нужно о ком-нибудь заботиться, — единорожка вытащила из мешка длинный рулон парусины и развернула его. Затем она сформировала клинок, и четырнадцать драгоценных камней с легкостью рассекли ткань, которую Рэрити держала перед собой. — Вам это может и нравится, принцесса, или напоминает вам о славных деньках... — Рэрити разрезала полотно на куски, а затем разделила клинок и обернула ткань вокруг каждого сегмента, скрыв острые кромки. Драгоценные камни не прорезали ткань. — Но остальные не могут просто сидеть и ничего не делать, пока Твайлайт и Рэйнбоу Дэш в беде!

Луна ничего не ответила. Не только потому, что была удивлена неожиданным выпадом Рэрити, а потому что не имела ни малейшего представления о том, как на него ответить. Она могла обратиться к Рэрити как к подданной и постараться быть твёрдой, чтобы разобраться, в чём проблема. Или обратиться к ней как к солдату и просто наказать её за нарушение субординации. Однако сейчас оба варианта не подходили.

Эпплджек подала голос быстрее, чем Луна решилась что-нибудь ответить.

— Ты ж знаешь, Рэрити, у нас и надежды никакой не будет вытащить Твайлайт и Дэш без принцессы. Она ведь просто пытается помочь.

Рэрити издала короткое «Пфф».

— А теперь ты будешь защищать её, да, Эпплджек?

— Конечно буду! Ты порой бываешь невероятно глупой, а Луна мой друг!

Луна хотела прервать их спор, но резко передумала. Рэрити и Эпплджек знали друг друга гораздо лучше неё и наверняка могли сами уладить мелкие разногласия. А она и так уже достаточно натворила.

Рэрити закипела от злости.

— Твайлайт и Дэш — твои друзья! А принцесса твой командир! Ты вместе с нами видела её воспоминания, ты думаешь, что она не пожертвует твоей жизнью, если этого потребуют обстоятельства?!

— Да ни в жизнь! Мне бы такое даже в голову не пришло! Да что на тебя нашло, Рэрити?

Рэрити ненавидела Луну за то, что та была за главную? Быть может, единорожка считала, что могла справиться с этим лучше? Или она ненавидела её, потому что Луна приказала им ждать? Конечно, Рэрити была вся на нервах, но ей уже приходилось рисковать жизнью. Неужто виною всему стала скука? Рэрити говорила, что ей необходимо сделать хоть что-нибудь, что бы это ни значило.

— Конечно она это сделает, Эпплджек! Именно так и поступают командиры, — дыхание единорожки участилось, на глазах проступили слезы. — Неважно, насколько сильно они любят кого-либо, они сделают... — она уселась на траву, всхлипнула и потеряла контроль над клинком. Обёрнутые тканью самоцветы упали на землю вокруг неё. — Сделают...

— Рэрити, — Эпплджек присела на траву рядом с единорожкой, — это всё связано с твоими родителями?

Луна чувствовала себя всё более неловко. Отец Рэрити правда послал её мать на смерть? Неужели отсюда проистекала ненависть единорожки к принцессе? Или Луна напоминала ей об отце, когда они тренировались? Она подумала, что ей не следовало так выходить из себя из-за тюков с шампунем. Теперь это казалось ей таким несущественным. Селестия бы даже не обратила внимания на этот шампунь. Как бы она откликнулась на вспышку гнева Рэрити?

Рэрити встала, почти сразу взяв себя в копыта.

— Бутика “Карусель” больше нет, Эпплджек. Я бездомная нищенка. Единственное, что у меня осталось — это клинок. Я Элемент Щедрости, которому нечем поделиться.

— Я знаю, тебе сейчас тяжело, Рэрити, но это не даёт тебе права просто так взять и сорваться на принцессу, как сейчас.

Луна решила, что с неё хватит.

— Даёт, Эпплджек.

Обе пони посмотрели на неё, не ожидав услышать такое из уст Луны.

— Я обращалась с тобой как с солдатом, Рэрити. И, если честно, это всё, что я умею. В моей жизни был лишь один друг, а ещё десятки тысяч солдат и прочих подданных. У тебя нет таланта бойца, но есть талант дизайнера одежды, — единорожка всё еще с опаской смотрела на неё, — и если мы собираемся победить в войне, мы должны сделать это с помощью Элементов Гармонии. Силой дружбы, а не жестокости, как бы глупо это ни звучало. Так что, полагаю, тебе не обязательно становиться солдатом.

Рэрити вытерла слёзы.

— Мне так жаль, что я позволила такой глупости вывести меня из себя. Уверяю вас, принцесса, обычно я куда сдержаннее. Просто не знаю, что на меня нашло.

— Я понимаю, Рэрити, — если подумать, единорожка оказалась куда хладнокровнее, чем Луна ожидала. Особенно теперь, когда она осталась без крова и бита в кармане, да к тому же должна нести ответственность за судьбу всего мира.

— Тут есть моток верёвки для тебя, Эпплджек, — Рэрити кивнула на один из тюков, — и немного птичьего корма для Флаттершай. А эту парусину я взяла для обёртывания клинка, чтобы с ним можно было тренироваться.

Рэрити снова сформировала его, и покрытые тканью алмазы сложились перед ней в лезвие.

— Теперь я могу атаковать вас, не опасаясь порезать на лоскутки.

— Это так... заботливо с твоей стороны.

Рэрити слабо ей улыбнулась.

Пинки Пай подкатилась к ним колесом, выполнила сальто и эффектно приземлилась на землю. Она обладала невероятной скоростью и чувством равновесия для земной пони.

— Итак! — воскликнула розовая пони. — Кто хочет поиграть в игру? — рядом с ней осторожно приземлилась Флаттершай. — У меня есть Монопония!

Луна подозревала, что Рэрити и Эпплджек согласились сыграть, только чтобы остыть после недавней перепалки. Пони устроились перед Пинки Пай, которая с молниеносной скоростью и точностью раскладывала игру, объявив себя «Банкиром».

— Не хотите сыграть, принцесса? — Эпплджек жестом пригласила её присесть рядом.

— Я... эм... — Луна раньше никогда не играла в настольные игры. Ей бы и в голову не пришло, что её пригласят в игру, пока Эпплджек не обратилась к ней. Что ей стоит ответить?
“Может быть, нам и не стоит быть солдатами”, — промелькнуло у неё в голове.

— Что такое? — озадачилась Эпплджек.

— Я не знаю правил...

— Я вас научу! — сказала Пинки Пай. — У вас даже будет своя фишка, потому что это новая версия игры!

Луна подхватила телекинезом маленькую фигурку самой себя, которую ей бросила Пинки. Миниатюрная принцесса из металла была невероятно точной, скорее всего, созданной магией единорога. На ней даже сидели маленькие блестящие накопытники.

— Так значит, это я?

— Ага! Вы можете двигать ей по этим квадратам, видите? Мы все начинаем здесь. Я буду цилиндром!

— А это, я так понимаю, биты? — Луна посмотрела на бумажные монетки. — Почему у тебя их так много?

— Это не мои, глупышка-малышка! Это банк!

— А это что?

— Что «что»?

— То, что ты спрятала под своим задним копытом

— Эй! — воскликнула Эпплджек. — Пинки, ты жульничаешь?

— Нет! Это просто лишняя фишка. Нас всего пятеро, так что одна осталась.

— Тогда почему ты её спрятала? — удивилась Луна. Это как-то относилось к игре? Или Пинки Пай чудит, как обычно?

— Это неважно, девочки. Давайте просто поиграем, — Пинки собиралась бросить кубик.

— Ох, просто покажи ей фишку, Пинки! — начала раздражаться Рэрити. — Зачем ты вообще решила её спрятать?

С виноватым выражением лица Пинки медленно протянула копыто. В нём лежала маленькая, но идеально точно исполненная фигурка.

Это была Селестия.
“Ну конечно же, — подумала Луна, — если в игре есть я, то наверняка есть и Селестия”.

Сестра обожала игры. Луна никогда не играла против неё, потому что понимала, что Селестия наверняка выиграет. Когда они были совсем юными, Селестия могла просидеть во дворе целый день и играть в две или три игры с несколькими соперниками одновременно. Поначалу Луна считала, что они позволяют ей выигрывать, потому что она была принцессой, но потом другие пони начали собираться, чтобы просто понаблюдать за игрой, и Луна поняла, что Селестия и правда была хороша. И даже в юном возрасте на её долю приходилось куда больше внимания со стороны подданных, чем Луна могла мечтать.

Теперь Селестия мертва. У Луны даже не было времени её оплакать. В первую очередь ей следовало спасти королевство, а потом управлять им. Она сомневалась, что сможет сделать и то, и другое, но точно знала, с чего начать. Во всяком случае, с этого бы начала Селестия.

Она собиралась сыграть в «Монопонию».

Четыре пони молча смотрели на неё, пока принцесса рассматривала фигурку.

— Всё в порядке. Мы можем начинать, — наконец кивнула Луна.

— Точно, сахарок?

— Точно, ЭйДжей. Но... Пинки?

— Ммм?

— Я могу... оставить её себе? — Луна кивнула в сторону крохотной фигурки Селестия. Это было глупо, конечно, но, поразмыслив, она обратила внимание, что всё больше и больше задумывается над тем, что бы предприняла на её месте Селестия. Быть может, фигурка сестры ей поможет.

— Конечно можете! А теперь мы определим, кто пойдёт первым. Посмотрим... — Пинки бросила кубики на доску. — Двенадцать! — воскликнула она.



Нихилус ожидала генерала Эстима на одном из балконов крепости. Он прибыл на экипаже, запряжённом парой марионеток-пегасов, и ступил на балкон.

Эстим был белоснежным жеребцом. Его кроваво-красная грива вилась почти как у кобылы, но на концах переходила в строгие пряди, обрамляя резкие черты лица. Метка генерала выглядела как три металлических лезвия — коротких, тонких и острых. Он носил туго затянутую сбрую, без сомнения, хранящую четырнадцать сегментов платино-иридия, из которых состоял его клинок. На плечах генерала красовались погоны с пятью звёздами, вписанными в окружности.

Нихилус презирала его.

— Во время нашей прошлой встречи ты казался старше, генерал. Никогда бы не подумала, что ты настолько тщеславен.

— Я не отказываю себе в умеренном нарциссизме, Нихилус, — он оглядел её крепость, — но если посмотреть на твой «дар», то можно заподозрить, что твоя мания величия переходит все границы, — генерал холодно посмотрел на неё. — Ты тоже заметно преобразилась. Когда я видел тебя последний раз, ты выглядела в точности как Твайлайт Спаркл. Кто подпортил твоё личико?

Меньше всего Нихилус хотела услышать этот вопрос именно от него.

— А сам-то как думаешь?

— Ах, ну конечно, — генерал выдавил из себя нечто похожее на улыбку, немного обнажив свои идеально белоснежные зубы. — Я ещё никогда не был так горд. Быть может, в следующий раз она окажет мне услугу и лишит тебя всей головы. Но изменилось не только твоё лицо. Ты сама стала заметно темнее.

— Я решила применить цветовую кодировку, чтобы ты не запутался, — бесстрастно ответила Нихилус.

— Твой правый глаз гораздо ярче левого, и зрачок сузился. Если присмотреться, радужная оболочка чуть ли не светится. Она тоже другого цвета, ближе к красному, чем к фиолетовому.

Нихилус не догадывалась о таких переменах. Ей казалось, что Осколок лишь незначительно изменил внешний облик Твайлайт.

— Я считаю, что ассиметрия лучше укладывается в мой стиль, — солгала она.

— Это так, — Нихилус не ожидала такого ответа, — да и твои уши поменяли форму. Они выглядят куда острее.

 — Если отбросить пустую болтовню о том, как грозно я выгляжу, то в чём причина твоего визита?

Эстим не отреагировал на колкость.

— Я приехал сюда, чтобы передать тебе этих пегасов и проверить обстановку. Правители хотят знать, как Осколок влияет на кого-то, кто не является аликорном. Они знают, что он незначительно увеличивает силу Твайлайт, но им любопытно, насколько стабильна эта магия. А также Эмпириан всё больше волнуется из-за восстания в Кантерлоте. Надеюсь, у тебя для него хорошие новости.

— Оставшиеся мятежники окажутся у меня в течение недели. С Рэйнбоу Дэш уже покончено, — Нихилус потянула свою зверушку за магический поводок. Пегаска ловко приземлилась подле неё. Несмотря на скорость, с которой летела, она сделала это почти бесшумно. — Разве она не очаровашка? Ты уже придумала себе имя?

Пегаска ответила без лишний колебаний.

— Спайк?

Нихилус прищурилась.

— Почему ты выбрала это имя?

Пегаска осознала, что совершила ошибку, и в её глазах загорелся страх.

— Я просто подумала... я твой питомец... и у тебя однажды был один по имени Спайк, и я вспомнила, что...

— Ненавижу его. Выбери другое. А теперь расскажи генералу Эстиму о своём предназначении.

— Быть жестокой и беспощадной. Я исполню ваши приказания и уничтожу ваших врагов.

Эстим смотрел на пегаску с едва скрываемым отвращением. Впрочем, этот взгляд не шёл ни в какое сравнение с тем, как он посмотрел на Нихилус.

— Сделаешь такое с моей дочерью, — тихо сказал он, — и я убью тебя, паразит.

Нихилус невесело усмехнулась.

— Ни ты, ни кто угодно другой не смогут меня достать, Эстим.

— Это мы вскоре узнаем, не так ли?

— Почему ты так говоришь? Мы на одной стороне, генерал, — хотя Нихилус очень хотелось сделать Эстима одним из своих питомцев, генералу придётся подождать, пока она не заполучит Элементы Гармонии.

— Будь уверена, я знаю, ты что-то замыслила, Нот. Я просто ожидаю, пока ты сделаешь свой ход. И когда ты сделаешь его, я буду тем, кого Эмпириан пошлёт, чтобы о тебе позаботиться. А для битвы со мной недостаточно быть эталоном по шкале Корускар. Я заставлю тебя молить о пощаде, девочка.

— А я превращу тебя в слюнявую шавку, мой милый мальчик. И ты всё что угодно сделаешь ради лакомства. У меня уже есть одна, — она коротко кивнула в сторону пока ещё безымянного питомца, — я кормлю её книгами, которые я уже прочла. В них, знаешь ли, множество ужасных заклинаний, которым не стоит оказываться в плохих копытах.

Нихилус считала, что лучшего применения для зверушки не найти. Твайлайт негодовала из-за уничтожения книг и ещё больше укоряла её за тот случай, когда Рэйнбоу Дэш сама затолкала себе целый кусок пергамента в глотку просто потому, что ей приказала Нихилус.

Генерал резко развернулся.

— Мои дела на этом закончены, — сказал Эстим, возвращаясь в свой экипаж, — я видел достаточно для отчёта принцу. Забирай свою пегаску и иди играй в своём кукольном домике, как подобает хорошей маленькой кобылке.

Нихилус подумывала о том, чтобы разнести его повозку, когда он улетит, но передумала. Скоро он будет в её власти, очень скоро всё будет в её власти. Ей всего лишь нужно заполучить Элементы Гармонии. Где же сейчас друзья Твайлайт?



Они прибыли в Клаудсдейл.

Потребовалось немало времени, или, точнее, несколько головокружительных полётов, чтобы перевезти всех в небесный город под покровом ночи. Эпплджек не особо боялась высоты, но несколько тысяч метров пустоты между ней и землёй, пока она беспомощно болталась в копытах Луны, оставили не самые приятные воспоминания. Принцесса использовала немного магии, чтобы все смогли ходить по облакам, а затем соорудила небольшое полое облачко, где они могли провести остаток ночи. Несмотря на поздний час, никто так и не заснул.

Луна стояла в центре их временного убежища, и четыре пони собрались вокруг света, исходившего от её рога. Эпплджек не знала, пегасьей или единорожьей магией пользовалась принцесса, однако Луна слепила точный макет Клаудсдейла из облачной материи в центре убежища. Она отмечала все места на макете, объясняя план.

— Нихилус, скорее всего, объявится на главной площади, как сделала это в Понивилле, — отдельный район Клаудсдейла, представлявший собой площадь, загорелся синим цветом. — Я рассчитываю, что как только она узнает, что мы здесь, она разделит отряды марионеток, чтобы разыскать нас. Надеюсь, среди них будет и Рэйнбоу Дэш. Если Нихилус решит держать её подле себя, то вам четверым лучше всего будет оставить Рэйнбоу Дэш на меня. Я не позволю вам оказаться рядом с Нихилус, она слишком опасна. Когда мы сражались в прошлый раз, она смогла нанести мне раны, которых бы хватило чтобы убить всех вас несколько раз, за исключением Эпплджек.

Эпплджек нахмурилась, услышав от принцессы такую оценку своих способностей. Она надеялась, что ей не доведётся узнать, какие ранения она в состоянии выдержать.

— Если вы отвечаете за Дэш и Нихилус, то что мы-то делать будем?

— Повторяю — это только если она не пошлёт Дэш за вами, пока я буду её отвлекать. А я почти уверена, что пошлёт. Но если нет или что-то пойдёт не так, вам четверым придётся бежать отсюда, и чем быстрее, тем лучше. Вы все помните, как найти наше тайное убежище?

Четыре пони дружно кивнули.

— Хорошо. Я сомневаюсь, что Нихилус ожидает, что мы все спрячемся прямо здесь, в Клаудсдейле. Моё заклинание будет действовать лишь в течение нескольких дней, так что попросите Флаттершай спустить вас вниз в случае, если меня поймают или убьют. О, и не надо так на меня смотреть, я прекрасно осознаю, что не бессмертна. Если всё закончится плохо, я должна знать, что вы будете в состоянии продолжить борьбу, — Луна подняла магией фигурку своей сестры, вращая её перед лицом. — Селестия всегда лучше составляла планы, чем я. Она находила способ сделать так, что даже если её противник выигрывал, то она выигрывала больше.

— Вы отлично справляетесь, принцесса, — сказала Флаттершай.

Луна слабо улыбнулась пегаске, прежде чем продолжить:

— Как бы мне ни хотелось не разделять наших единственных двух бойцов, Рэрити, я хочу, чтобы ты была там, — она указала на точку в макете, — вместе с Флаттершай. Эпплджек и Пинки пойдут сюда, на возвышенность. Таким образом, вне зависимости от того, куда полетят пегасы, они наткнутся на одну из групп.

— Полагаю, мы с Флаттершай будем в порядке, не так ли, дорогуша? — спросила Рэрити. — Единственное, о чём я действительно беспокоюсь, так это вы, принцесса. В прошлый раз, когда вы сражались с Нихилус...

— В прошлый раз, когда я боролась с Нихилус, мои силы были на исходе после бегства от матери. И я должна была позаботиться о защите некой единорожки. В этот раз, я полагаю, этот маленький паразит будет немало удивлён.

— О. Что же, я полагаю, это довольно славная новость.

— В любом случае завтра будет очень важный день. Наша единственная задача — спасти Рэйнбоу Дэш, и не стану врать: если мы добьёмся успеха и вы впятером используете Элементы на Нихилус, это убьёт её так же, как когда-то убило Найтмэйр Мун. Я думаю, что вам следует знать об этом заранее. Это единственный способ спасти Твайлайт, но вы сами должны принять решение.

Тишина воцарилась в убежище. Эпплджек ждала целую неделю. Несмотря на опасность, которая им грозила, она чувствовала себя немного... возбуждённой.

— Она забрала Рэйнбоу Дэш, — холодно произнесла она.

— И уничтожила мой дом, — добавила Рэрити.

— И у неё Твайлайт, — Флаттершай говорила не так грозно, как остальные, её голос звучал печально.

Пинки ничего не сказала, но её глаза сузились и она зарычала.

Луна положила фигурку умершей сестры под нагрудник, составляющий часть королевской регалии, так, чтобы ощущать её присутствие.

— Значит, решено, — твёрдо сказала она. — И как единственная принцесса Эквестрии в военное время, я дарую вам право действовать от моего имени, не опасаясь законов Эквестрии.

Четыре пони неуютно поёрзали на своих местах. Луна окинула их взглядом и, дождавшись согласия в их глазах, заговорила вновь.

— Нихилус Никс Нот, — сказала она, — должна умереть.