Под Новый Год

Новый Год. Сказки оживают. Счастье, любовь, доброта.

Дерпи Хувз

Ночь Согревания Сердец

Молодой жеребец, одинокий и потерявший надежду, не признает Дня Согревания Сердец и отрицает его ценность. Однако в праздничную ночь может произойти чудо, что перевернет его мировоззрение...

Лира ОС - пони

Hiatus (Пробел)

Спустя тысячу лет, Луна наконец освобождается от одержимости Найтмер Мун. Это тяжкое испытание ослабило Луну, и теперь она должна провести следующий год, восстанавливая свои силы и наверстывая упущенное за ее тысячелетние отсутствие. Поиск способов провести свободное время? Это… может быть хлопотно.

Принцесса Луна

Принцип параспрайта

Флаттершай, прогуливаясь по берегу замечает необычное существо, после укуса которого ее начинает преследовать неутолимый голод. Со временем пегаске уже не удается контролировать его и Флатти ожидают страшные последствия.

Флаттершай Твайлайт Спаркл Спайк Другие пони

Stargate: Shangri-La / Звёздные врата: Шангри-Ла

После долгих лет унижений и насмешек археолог и исследовательница Лира Хартстрингс делает находку, которая подтверждает все её теории. Вместе со своей лучшей подругой Бон-Бон и одноклассницей Кейденс она сталкивается с тайнами и чудесами, которые способны перевернуть мир. *** После обнаружения очередной зацепки в базе данных Древних была сформирована вторая международная команда. Под руководством генерала Картер и доктора Джексона они отправляются исследовать очередную сеть Врат, обнаруженную в галактике на границе Местной группы. Эта экспедиция заставит пересмотреть многое из того, что казалось им известным. *** Приключения продолжаются, и невообразимые союзники столкнутся лицом к лицу с опасностями, по мере того как наследство Древних продолжит раскрывать последние главы своей истории.

Лира Бон-Бон Человеки Принцесса Миаморе Каденца

Эксперименты Зекоры

Жить в Вечно диком лесу сложно. Но многое повидавшей зебре алхимику - Зэкоре всё по плечу. Она уже очень хорошо там обжилась и единственная серьезная проблема которая ее беспокоит - это отсутствие ее крепких , мускулистых земляков. Что же случится если самый беспокойный из них напросится ей в ученики? Читайте сами:) Пожалуйста оставте коментарий, а то я даже не знаю понравилось ли хоть кому то мое творчество и зацените второй мой фанфик: "Магическая фотография для чайников" или повесть об совершенно обычном пони.

Зекора ОС - пони

Всемогущий

Однажды Биг Мак нашёл на поле старый кувшин, медный такой. Что, лягать, могло пойти не так?

Биг Макинтош ОС - пони

Дорога на Кантерлот

Лето 1011-го года было отмечено тяжелейшими военными катастрофами, которые практически уничтожили эквестрийскую армию и вынудили руководство страны надеяться на помощь северянских союзников. Триммель открыл себе дорогу на эквестрийскую столицу - Кантерлот, и уже бросил свои главные силы на это направление, надеясь решить исход войны одним ударом. Кажется, что Королевскую армию невозможно остановить, но длительное продвижение вглубь страны и отчаянное сопротивление пони постепенно подтачивает моральный дух солдат и офицеров, ожидавших быстрой и относительно лёгкой победы. Среди фронтовиков распространяются слухи о первых боях с новым врагом, эти слухи наводят на тяжёлые мысли о том, что на подступах к Кантерлоту решится исход кампании и всей войны.

Другие пони Чейнджлинги

Антрополог

Вы — пони, у которой проблемы с людьми? Или, возможно, человек, у которого проблемы из-за пони? Или, возможно, ваша проблема из-за пони, который знает человека, у которого есть кузен, у которого проблема с продавцом пончиков, и это косвенно касается вас? Есть у вас подобные проблемы или нет, пока в них вовлечён человек, Министерство антропологии готово помочь вам! Присоединитесь к ведущему антропологу, Лире Хартстрингс, пока она помогает людям и пони устаканить свои различия, и вбивает пользу в каждого, кто противится. Она знает о людях даже больше, чем люди знают о себе, и она не боится похвастаться этим, ибо её долг — помочь бедным людям, которые на регулярной основе падают через порталы, и построить мосты меж двух культур! Да пощадит нас Селестия.

Лира Человеки

Мои домашние пони

Говорят, пони чем-то похожи на кошек...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Эплджек Человеки

Автор рисунка: Siansaar
Глава первая Глава третья

Глава вторая



По возвращении парня уже ожидала серая пегаска, отмывшаяся после своих дневных приключений, и листающая трофейные журналы. Подлетев и подарив смачный поцелуй в щёку, она начала восторженно делиться впечатлениями от вылазки: как долго летела, осматривая руины с высоты птичьего полёта; как пугалась каждого шороха; как видела стаю каких-то бродячих животных из окна; как находила различные интересные вещицы. И, хотя рассказ не сильно отличался от всех предыдущих, Макс терпеливо слушал и поддерживал радость своей копытной подруги. Не из страха обидеть её — нет, она понимала, парню это не совсем интересно, он устал на работе за день, так что не расстроилась бы. Скорее потому что ему нравилось видеть её такой счастливой и жизнерадостной. Он не раз становился свидетелем того, как пони чахли у своих хозяев, ограниченные четырьмя стенами, или постоянными условия вроде «Не ходи туда, не говори с незнакомцами, не делай этого, будь хорошей пони». Почти всегда такие ограничения ставятся, чтобы с поняшей не случилось чего плохого. Но как известно — благими намерениями выстлана дорога в ад. И копытные непоседы, обычно любящие активный образ жизни, яркие впечатления, живое общение, — вянут, лишённые всего этого. Конечно, пони тоже разные, и кто-то переносит это легче других. Но даже заучка Твайлайт, которую сеном не корми, только дай книгу в копыта, начинает тосковать от одиночества. И по этой же самой причине Макс дал своё согласие на это столь небезопасное хобби.

Выговорившись, Дерпи смутилась, что не дала человеку даже опомниться после тяжёлого трудового дня. Стремясь исправить свою оплошность, она предложила быстро приготовить чего-нибудь вкусного на выбор. Макс, недолго думая, выбрал быстро приготавливаемый омлет с беконом, и ушёл в душ. Пегаска демонстративно скривила мордашку — к мясу она так и не привыкла, и упорхнула готовить заказ.

Вернувшись, посвежевший парень рассказал невесёлые новости о Рэрити, ставшей теперь «общей» пони для клуба.

— А зелёную метку вы ей дали? — пегаска уже достаточно давно сама обладала такой, хотя и не испытывала в ней особой необходимости. Ну никак она не чувствовала себя в компании Макса пленницей или же невольницей, а возросшая ответственность, скорее, даже пугала.

— Нет, как-то вылетело из головы. Не так часто я чужих поней спасаю, — Макс виновато развёл руками. Стало действительно немного стыдно, но ничего, не последний день живёт. — Кстати, Флёр сегодня спрашивала, где её любимая серая непоседа пропадает.

— Болтушка, — пегаска хихикнула. — Завтра пойду с тобой. А то правда уже давно не появлялась там. Заодно поддержу бедняжку Рэрити, если та захочет слушать мои утешения.

— Я ей не захочу, — парень шутливо погрозил кулаком воображаемой единорожке.

Доев ужин, Макс завалился спать — они работали посменно с Паулем. Один день он приходил рано утром, и уходил рано вечером, другой — приходил почти к обеду, и сидел до глубокой ночи, когда последние из гостей расходились по домам. Те же немногие, кто предпочитал оставаться на ночь в клубе прекрасно справлялись и без присутствия администрации. Пегаска удобно устроилась под боком у человека, и быстро уснула, утомлённая дневными перелётами и приключениями. Макс же ещё достаточно долго ворочался, обдумывая сегодняшние события, и вслушиваясь в сопение своей подруги. Думал, мог ли он оказаться на месте сегодняшнего дебошира? И не мог придумать ни одной причины, которая заставила бы его относиться к синтетам как к вещи, даже если та была конченой сволочью по характеру. Впрочем, на его взгляд, некоторые из членов клуба страдали от другой крайности — не воспринимали пони, как полноценное живое существо, ограничивая их потребности теми, что были в мультсериале. Хорошо хоть в туалет позволяют ходить. Но все же это было не так плохо, хитрые дяденьки из БРТО предусмотрели и возможность, что пони попадёт к совсем маленькому ребёнку, и просто физически не будет иметь возможности заниматься сексом. Всё было схвачено. Но всё равно это навевало немного тоски — видеть, как пони лишаются одной из относительно хороших сторон жизни, пусть и не испытывая при этом особого дискомфорта. Но мир в целом весьма несправедливая штука, и с этим ничего нельзя было поделать.


Следующий день начался весьма бодро — Макс проспал на полчаса, из-за чего пить кофе и одеваться пришлось на бегу. Позавтракать он мог и на работе. Шугар Белль уж точно не оставит голодным — готовит она много, и очень расстраивается, когда приготовленное не раскупают за день. Дерпи, которая уже давно отвыкла от своей эквестрийской привычки вставать в шесть утра, тоже нагло проспала, и теперь сонно лупала глазами, периодически зевая до хруста за ушами. Она уже оделась в свой повседневный спортивный костюм, и тихо радовалась, что ей не надо краситься, как человеческим девушкам. По многочисленным шуткам и сценам из фильмов она знала, что это дико долго и утомительно.

Служебный флаер уже ждал на крыше, радостно пикнув и открыв дверь, когда Макс, а точнее его чип, приблизился к нему. Конечно, они живут не в самом плохом районе Серого города, но не стоит заставлять дорогой флаер бесхозно стоять на крыше слишком долго. Но надо отдать должное, он не один улетает с этой крыши, всё же жильцов в этом комплексе за пару тысяч. Так что риск быть угнанным конкретно для этого флаера был минимальным.

В полете перебрасывались ничего незначащими фразами, обсуждая пролетавшие за окном пейзажи. Почёсывая млеющую пони за ушком, Макс уже был мыслями на работе, а Дерпи просто предвкушала приятный денёк, проведённый с друзьями и знакомыми пони. Прибыв на место, Макс пожелал пегаске веселиться, а сам отправился в офис. Конечно, Дерпи не раз за день навестит его, и проверит, не слишком сильно ли он заскучал. Посидит рядом, непонимающе смотря в экран, где он будет работать с документацией, или поразвлекает свежими сплетнями, услышанными от других пони, если тот будет не слишком занят. Но она старалась не слишком отвлекать человека от работы, и не быть назойливой. Как говорила Флёр, надо найти золотую середину — чтобы парень успевал по тебе соскучиться, но не слишком сильно. Проблема этой тактики была в том, что у каждого эти временные промежутки были свои, и тут надо уметь чувствовать. Пегаска не слишком забивала себе этим голову, и просто заходила проведать своего друга раз в несколько часов.

Флёр встретила её радостным писком и объятием стройных ног. Белоснежная единорожка радостно защебетала, рассказывая кучу новостей, случившихся за то время, что они не виделись, и Дерпи почувствовала, как снова начала косеть от обилия информации. Смехом остановив через чур активную подругу, пегаска попросила рассказывать помедленнее. Наигранно недовольно закатив глаза, Флёр повторила всё сначала, уже не торопясь.

— Ты же помнишь Сюрпрайз Ремингтон и похожего на Твайлайт жеребца Даск Шайн, который тоже Ремингтон? — не дожидаясь неуверенного кивка подруги, Флёр радостно завизжала. — У них будет жеребёнок!

— А как же... Ну, та проблема? — Дерпи неловко попыталась подобрать слово, которое звучало бы не слишком грубо. — То, что жеребята не родятся, или... Не живут долго.

Единорожка сразу поникла, свесив ушки.

— Ну, каждый раз хочется надеяться на лучшее. Что хоть одну счастливую пару минует это проклятие. Не знаю, может, тут еда плохая, или из-за недостатка магии в воздухе? — Помолчав несколько минут, подруги продолжили обмен новостями, спускаясь в общий зал, где сразу были встречены гулом радостных голосов, веселящихся с утра пораньше пони и людей.

Макс тем временем решил навестить Рэрити, проверить, как она обустроилась и как прошла её первая ночь в клубе. Вежливо постучав в дверь, он дождался разрешения войти. Заспанная белая единорожка встретила его взлохмаченной гривой.

— Ох, я совсем не причесанная. Подожди, я быстро, — конечно, это было совсем не быстро. С полчаса в ванной комнате шумела вода, раздавались напевы на удивление мелодичного голоса, после чего приведшая себя в порядок единорожка, наконец, вышла к человеку. — Прости, я, должно быть, увлеклась.

— Ничего. Как ты себя чувствуешь? Не страшно было одной ночевать? Да и вообще, после всего случившегося.

— Страшно? Да я впервые за месяцы почувствовала себя в безопасности, — Рэрити возмущённо фыркнула, притопнув копытцем. — Конечно, Алекс только в последнее время стал распускать руки, и слава Селестии, он не успел зайти слишком далеко. Я имею в виду... — она покраснела, и уставилась в пол. — Не до такого, как он мне показывал в роликах из сети. Но все же это было непозволительно с его стороны. Он ведь мне даже и не нравился в этом плане! Даже как простой друг он был плох. Но ваши законы...

Макс понимающе кивнул и предложил замять тему. Послушав ещё немного о самочувствии поняши, он перешёл к главному.

— Повернись спиной, пожалуйста.

— Это ещё зачем? — опешила Рэрити, что, впрочем, не удивительно, после всего пережитого.

— Не волнуйся. Я просто дам тебе зелёную метку, для этого нужно приложить пульт к затылку. Не бойся, тут тебя никто не тронет в этом плане.

Единорожка, к удивлению Макса, осела на задние ноги, испуганно прижала ушки и захныкала.

— Вы меня выгоняете? Пожалуйста, не надо. Я отработаю деньги, честно-честно. Я не хочу на улицу, у меня тут никого нет. Пожалуйста...

— Да успокойся ты, с чего ты взяла, что мы тебя выгоняем?

— Алекс сказал мне, что зелёная метка даётся тогда, когда хозяин наиграется с пони и она ему надоедает, после чего она выкидывается на мороз, — кажется, до Рэрити стало доходить, что тут что-то не так. — Это неправда? Просто я ничего почти не знаю об этом мире, он был не слишком словоохотлив, а читать газеты или выходить в сеть не давал. А другие пони как-то не слишком часто обсуждали это. Кажется, многие вообще не знают, что есть какая-то метка.

— Нет, он тебе солгал. Зелёная метка даётся тогда, когда пони получает свободу и права такие же, как у человека. Совсем необязательно при этом выгонять пони. Мы подумали, что тебе будет это приятно — принадлежать самой себе, а не клубу, пусть и полному дружелюбных людей.

Рэрити не знала, как себя вести. Толи радоваться, как сумасшедшей, толи ругаться на чём свет стоит. В итоге она решила совместить.

— Вот сволочь. Специально же так сказал, чтобы я не канючила. Каков подлец! Как хорошо, что я его больше не увижу. А даже если увижу, то смогу плюнуть в его самодовольную морду.

— А вот этого я бы не советовал. Может отомстить, люди вроде него очень не любят, когда им делают гадости, — Макс провёл пультом по затылку услужливо повернувшейся пони пультом, на котором загорелся зелёный огонёк. — Напишет на тебя заявление в полицию, раз ты теперь свободная пони. Поздравляю!

Рэрити радостно взвизгнула, и повисла на шее парня, болтая задними ногами в воздухе. Как пони умудрятся так выгибаться для Макса до сих пор было загадкой. Если бы так попыталась сделать обычная лошадь, то сломалась сразу в трёх местах.

Обсудив необходимые модельерше материалы, Макс составил список и, пожелав удачи ещё раз, оставил единорожку праздновать свою новообретенную самостоятельность. На выходе из комнаты его поймала взволнованная Сильвер Спун, которая, кажется, готова была уже упасть от беготни по клубу в поисках администратора. Все же она была маленьким жеребёнком в не очень-то спортивной форме.

— Сэр, вас зовут Антон и... Ох, забыла. Простите. В общем, вас зовут в приватную комнату, — отдышавшись, выпалила маленькая пони.

— Что случилось не знаешь? — полюбопытствовал Макс. Всё же довольно сильно раздражала склочность членов клуба — чуть что шло не так, все сразу перерастало в спор с переходом на личности и чуть ли не драку. Именно для таких крайних случаев в клубе было два фенотипически модифицированных охранника. Им для усмирения буйных даже не надо было никаких шокеров или станнеров — достаточно просто было поднять каждого за шкирку и разнести по углам. Пристыженные спорщики быстро остывали. Хорошо хоть, что такое случалось крайне редко.

— Нет, сэр, меня не пустили. Вообще никого не пустили, сказали, что это касается только людей, — обиженно надула губки маленькая пони.

Теряясь в догадках, Макс дошёл до приватной комнаты, и вежливо поблагодарил Сильвер Спун, явно показывая, что той пора идти к остальным. Разочарованно вздохнув, недовольно бубнящий жеребёнок скрылся за поворотом. Помощник администратора открыл дверь, покрытую звукоизоляцией, и вошёл в помещение, предназначением которого было давать уединение собеседникам. И вовсе не для того, чтобы творить непотребства, которые прямо запрещались уставом клуба. Просто специфика отношения к пони у местных была такая, что некоторые вопросы в принципе нельзя было обсуждать при пони. Например, их истинную природу и все проблемы, вытекавшие из этого.

В комнате было двое — Антон Рыхляев, владелец Лиры Хартстрингс, и Димитрий Кронберг, владелец целого небольшого табуна. Последний, кстати, довольно сильно был повернут на «паладинстве», и при малейшем подозрении на «неправильное» отношение к пони закатывал скандал. Хорошо, что вчера его не было, иначе драки было бы не избежать.

— А, вот и администрация подоспела. Макс, нужно твоё веское мнение, — развалившийся на диванчике Димитрий всем своим видом показывал, что ждёт поддержки своей позиции от Макса. Тот про себя ругнулся, ибо ввязываться в очередной спор желания не было совершенно никакого. Антон же, стоявший перед Кронбергом, выглядел жалко. — Значит, у нашего «товарища» сбежала Лира. А мы все знаем, в каких случаях она сбегает.

Антон жалобно посмотрел на вошедшего парня, не ожидая того, что тот встанет на его сторону. Лира была не самой удачной пони для приобретения. Это был весьма печальный и всем известный факт. Конечно, печальный он был не потому, что Макс хотел себе ещё и мятного цвета единорожку — Дерпи хватало с головой. Просто их поведенческая модель была сделана из рук вон плохо. Желание угодить фендому и воплотить обожание Лирой людей вышло боком — несчастная пони очень легко слетала с катушек при виде того, как бывают отвратительны так почитаемые ею существа с пальцами. И последствия этого в большинстве случаев плачевны.

— Рассказывай, что произошло, — Макс уселся на другой диванчик, напротив Димитрия, чтобы тот не смущал взглядами рассказывающего, и приготовился слушать.

— Я даже не знаю, что толком случилось. Вчера вернулись из клуба. Лира, под впечатлением от вчерашней сцены с участием Алекса и Джеймса, была подавлена. Спрашивала, правда ли все то, что он говорил. Я пытался как-то смягчить всё, но, видимо, не вышло. Она очень расстроилась и ушла к себе в комнату. Посмотрел логи — она искала в интернете о синтетах, их правах, происхождении и прочем. Докопалась до правды. Потом посреди ночи разбудила меня пьяная в ноль, еле копыта переставляла. Плакала, я даже не мог понять, что она говорит. Утешил, уложил спать. А на утро её нет. Только записка, а на нём одно слово «Прощай», и всё. Ума не приложу, что делать.

— Хорошо, это я понял. Димитрий, чем ты недоволен?

— Я считаю, что это хорошо составленная отмазка. На самом деле Лира сбежала из-за того, что он с ней делал дома, вне клуба.

Макс поперхнулся, и глянул на Антона, в бессилии сжимающего кулаки.

— И на чём основаны твои подозрения?

— Ну... Нет конкретных доказательств, — обвиняющий заёрзал, чувствуя, что поддерживать будут вовсе не его. — Но я чувствую. Те взгляды, которые он на неё бросал в клубе, как обнимал, как говорил, и все в таком роде. У меня чутьё на такие вещи.

— Твоё чутьё мы все знаем. Оно, мягко говоря, слишком обострено. У человека беда, а ты на него сразу с обвинениями идёшь, как будто это чем-то может помочь ему или Лире.

— Она будет свободна от его тирании! — вспылил Кронберг. — Пусть лучше на улице, может, кто приютит из нормальных.

Макс тяжело вздохнул. Человек просто любил скандалить по поводу и без. Даже не обращает внимания на то, что его доводы зачастую лишены всякого смысла.

— Бедная пони с очень неустойчивой психикой сейчас одна на улицах Гигаполиса. Хорошо, если она в белом городе. А если она отправилась в Серый? Ты представляешь, в какие «заботливые» руки она может попасть? — Макс с нажимом посмотрел на потерявшего боевой задор Димитрия. — Плюс ты прекрасно знаешь, до каких крайностей может дойти Лира после такого срыва. Так что я бы советовал тебе извиниться перед Антоном, и вообще, завязывать с такими нападками без чётких на то оснований. Я понимаю, что тебе хочется, чтобы пони были в безопасности, но ты третируешь людей и портишь настроение всем. Будь мягче.

Димитрий извинился, выглядя, как нашкодивший ребёнок, и ушёл в основной зал. Антон же стоял, глядя на закрывшуюся дверь, словно хотел прожечь её.

— Ну и сволочь. Лишь бы поспекулировать на свою любимую тему.

— Не бери в голову. Не стоит на нём зацикливаться. Лучше вернёмся к Лире. Ты не знаешь, куда она могла пойти?

— Нет. Те места, где мы бывали, я уже обзванивал — ни в одном из них она не появлялась. В полицию пока заявлять не стал, — Антон смущённо посмотрел в сторону. — На самом деле я не хочу подавать заявление. Это будет признанием того, что я не справился, не уберёг её. Мне кажется, что она вот-вот вернётся, и извинится за своё безрассудство, и все снова станет хорошо. Наверное, глупо... Надо позвонить.

— Подожди, — Макс жестом остановил потянувшегося к коммуникатору парня. — У тебя с собой пульт?

Некоторое время Антон непонимающе смотрел на Макса, после чего хлопнул себя по лбу.

— Точно. У неё же есть пульт. Заигрался в Эквестрию. Но я его ни разу не брал в руки после того, как она ко мне попала. Уже год как в шкафу пылится. Надо быстро домой.

— Хочешь, составлю компанию? Я правда тоже переживаю за неё.

Незадачливый парень на секунду задумался, после чего кивнул в согласие. Собеседник ему сейчас точно не помешает, отвлечься от плохих мыслей. Остальных участников клуба в известность ставить не стали — они сейчас ничем не помогут, а портить всем день совершенно ни к чему. Предупредив Флёр и Дерпи, что они остаются за главных, пока не объявится Пауль, они сели в спортивный флаер Антона, после чего автопилот направил машину в сторону Шпиля в Белом городе, где жил Антон.

— Всегда чувствовал себя неуютно, когда ко мне приходят из Серого города.

— Почему? — удивился Макс. Конечно, причин быть могло множество, и как раз сама причина играет решающую роль.

— Не знаю. Мне как-то неуютно, когда человек, живущий в месяц на те деньги, которые я могу потратить за день, смотрит на мою квартиру. Видна зависть. А зачастую после этого ещё и отношение меняется. Стараются подмазаться, намекают, что не прочь получить от меня подарок, раз у меня денег куры не клюют. С одной стороны, да, мне не жалко. А с другой — крайне неприятно, что тебя начинают ценить не за то, кто ты есть, а за то, что ты можешь дать.

Макс кивнул, понимая позицию парня. Конечно, он тоже завидовал жителям Белого города. Кто же не захочет жить в настоящей техногенной сказке? Но, положа руку на сердце, это было раньше. Теперь, когда у него появилась Дерпи, ставшая лучиком света в беспробудной серости, все это отошло на второй план.

— Не бойся. Если и буду завидовать — то белой завистью. Прошёл тот период жизни, когда я был материалистом. Теперь у меня другие приоритеты.

— Твоя пегаска? — Антон заинтересованно посмотрел на Макса. — По секрету, вы же не просто друзья, так? Не бойся, я не буду осуждать, и никому не скажу. И нет — я не соблазнял Лиру! — поспешно поднял руки, показывая, что эту тему не стоит даже поднимать.

— Так заметно? — Макс вздохнул. Странно, что этот человек вызывал у него желание поделиться сокровенным. Редко такое случается. — Да, у нас любовь. Не такая, как в историях про клопперов. У неё сорвало стоп-скрипт во время инцидента, когда я чуть не погиб. Ну а я в целом разделял её чувства, такой я непутёвый человек, что полюбил лошадку. Так что вот так вот все удачно сложилось. Оба счастливы, я её не третирую и не развращаю.

— Да расслабься. Я вижу, как она смотрит на тебя. Не станет угнетаемая пони так смотреть на своего мучителя, — Антон хихикнул, после чего снова посмурнел. — Я тоже люблю Лиру. Но ничего ей не говорил, чтобы не случилось срыва. Представь, каково мне сейчас.

Макс представил. И по всему выходило, что крайне хреново.

— Не теряй надежду. Возможно, все ещё обойдётся. И тогда уж обязательно ей скажи.

— Первым делом.