Шипучие Обнимашки

Грозная Буревестница присоединится к вам для дрёмы в объятьях в парке... после некоторых уговоров.

Человеки Темпест Шэдоу

Блудная дочь - 2

Продолжение моей маленькой зарисовки "Блудная дочь". Приятного прочтения, я полагаю.

Принцесса Луна Найтмэр Мун

ЧМ. Повседневность.

Вашему вниманию предстала история о попаданце, что не спасал Эквестрию, не сражался с ужасным злодеем, не рушил планы тайных обществ и не фигурировал в древних пророчествах. Он просто попал в волшебный Мир пони и стал обустраиваться в нём. История для тех, кто хочет отдохнуть от сверх эпичных рассказов и батальных сцен. Дружбомагия форевер.

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Лира DJ PON-3 ОС - пони Октавия Дискорд Человеки

Осколки пламени

[Попаданец в Дэйбрейкер] Итак, что мы имеем? Кобыла, аликорн. Пироманка, нимфоманка, мазохистка, немного садистка, самоуверенная самовлюблённая сибаритка с терминальной стадией нарциссизма, манией величия... и комплексом неполноценности из-за своей ненужности. Прибавим ещё откровенную неприязнь местной правительницы. Круто, да? И это ещё не самое скверное. Хуже всего то, что вот эта кобыла теперь - я.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая Другие пони Человеки

Дорога в неизвестность

Два пассажира в поезде едут навстречу неизвестному будущему. Одна из них пони, другая только претворяется ею.

DJ PON-3 Октавия

Безграничная Международная Гвардия Брони

Аннотация: когда в Понивиле появилась Международная Гвардия Брони, Лира думала, что все её мечты сбылись. Наконец-то у неё появились доказательства, которые ни один пони не оспорит. Но что-то не так с этими существами, называющими себя «брони». И это не их странный юмор или причудливое поведение. У них есть секреты от пони и, похоже, только Лира замечает это. Исследования этой тайны не давали никаких результатов, но, возможно, с приходом новых подразделений, у неё появился шанс…

Твайлайт Спаркл Спайк Лира Бон-Бон Доктор Хувз Человеки

Авиация Эквестрии

В Эквестрию попадают образцы новых технологий, от технологически более развитых стран, и начинается их постепенное освоение. Однако, любая техника - это просто бесполезная груда железа без того, кто сможет ей управлять. На должность пилота-испытателя новой авиатехники устраивается молодой пони, с этого момента его жизнь преображается. Однажды волею случая он встречается с одной быстрой и талантливой пегаской, которая проявляет живой интерес к нему и его уникальной работе. К чему же приведёт это случайное, казалось бы, знакомство?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Спайк Принцесса Селестия Биг Макинтош Брейберн Спитфайр Сорен Литл Стронгхарт Другие пони ОС - пони

Приключение пони с радужной гривой

Большая часть аннотации к этой истории содержится в ее названии. Однажды упомянутая пони покидает свой родной дом и отправляется в путешествие. В процессе она оказывается втянутой в события, изменившие ее жизнь намного сильнее, чем она могла предположить. События происходят перед началом первого сезона и далеко за пределами Эквестрии - на Луне.

Принцесса Луна ОС - пони Найтмэр Мун

Свет во Тьме

Рэйнбоу Дэш возвращается домой, проведя вечер в Клаудсдейле, и обнаруживает Пинки Пай в ужасном состоянии после чудовищного ночного кошмара. Пегаска изо всех сил старается утешить подругу, но будет ли этого достаточно?

Рэйнбоу Дэш Пинки Пай

День из жизни штаба команды супер-злодеев

Эти четверо ухитрились уйти от правосудия, уклонились от удара самой Гармонии, обманули весь мир и теперь столкнулись с самым тяжёлым и хитроумным испытанием. Бытом.

Другие пони Кризалис Тирек

S03E05
Глава вторая

Глава первая



Как всегда, большая благодарность DarkKnight'у за создание вселенной и за моральную поддержку.
OneStrangePerson за вычитку и редактирование, несмотря на нехватку времени и внешние обстоятельства.
И всем остальным, кто помогал советом или своим личным мнением в процессе написания рассказа.



Серая пегаска аккуратно ступала по замусоренному полу, стараясь не производить лишнего шума. Луч налобного фонарика выхватывал из темноты стены, покрытые облезшей краской и сколотой плиткой. Ушки пони старательно вертелись в разные стороны, в поисках посторонних звуков, но не улавливали ничего, кроме завывания ветра и хруста мусора под ботинками. Дерпи зашла в очередное помещение с разбитыми окнами, и выключила ненужный более свет. Она огляделась по сторонам, пытаясь понять, для каких целей раньше служила эта комната. Судя по столу и нескольким картотечным шкафам, здесь был чей-то кабинет. Пегаска побегала вокруг стола, воображая, как десятки лет назад здесь кипела работа, звонил телефон, и клерк стучал по клавишам ловкими пальцами. Вдоволь нафантазировавшись, она двинулась дальше. Ещё несколько похожих кабинетов, и можно идти в другое крыло, в заводской цех.

Конечно, маленькая крылатая лошадка в костюме защитного цвета и фонариком на лбу, выглядела крайне сюрреалистично на фоне заброшенного промышленного комплекса. Дерпи и сама прекрасно понимала, что здесь ей совсем не место. В руинах старых городов скрывались беглые синтеты, преступники и прочие не очень приятные личности. Но она улетела жутко далеко за черту города на аэротакси, а потом ещё и несколько часов своим ходом, и риск того, что в такой дали кто-то мог оказаться, был минимальным. Но всё равно, от каждого случайного шороха сердце замирало, а хвост пытался спрятаться между ног. Наверное, ему бы это даже удалось, будь он в принципе на это способен.

Так что же беззащитная пони делает одна в таком неподходящем месте? Если бы вы спросили её саму, то она, смущаясь, ответила, что ищет острых ощущений. Прошло полгода с того момента, как ей провели операцию по коррекции зрения, и теперь она ничем не хуже всех остальных пегасов могла летать, бегать, прыгать, и делать все те вещи, которые раньше с большой вероятностью закончились бы катастрофой и травмами. И хотя она не сразу это осознала, но в молодом и крепком понячьем организме проснулась жажда приключений и адреналина. Все детство Дерпи приходилось летать осторожно, стараясь не врезаться во что-нибудь или кого-нибудь. А попытки бега на земле часто заканчивались у первого же незамеченного камня носом в земле. Но теперь совсем другое дело. Однако, перенаселённый Гигаполис не самое подходящее место для воздушной акробатики — на малой высоте места нет вообще: все занято вывесками, висящими кабелями, линиями маглева и прочими городскими прелестями. А на большой высоте уже идёт транспортный поток. И пусть его плотность позволяла лавировать между флаерами, рисковать Дерпи не хотела — мало ли, произойдёт сбой автопилота, или просто какой-нибудь придурок, считающих синтетов вещами, будет в плохом настроении и решит бортануть летящую пони. Ну а совсем-совсем высоко было холодно и трудно дышать, что тоже не способствовало активным полётам. В итоге летать в городе, конечно, можно, но с умеренной скоростью и очень осторожно. Совсем не то, чего хотелось пегаске.

Однажды Макс предложил показать руины старого мира. Некоторые фирмы проводили экскурсии по развалинам различных интересных объектов — старых достояний архитектурного искусства, зданий правительства ныне несуществующих стран, и просто по красивым местам, где природа уже отвоевала своё, и дома поросли различными растениями, представляя из себя интересный сплав флоры и человеческих построек. На беду пегаски, той жутко захотелось в туалет прямо посреди экскурсии по старому жилому комплексу. Экскурсовод, ухмыльнувшись, предложил забежать в любую открытую квартиру, и сделать это там. Так как все «туристы» имели маячки на случай, если потеряются, группа двинулась дальше, глазея по сторонам, а пегаска осталась в полном одиночестве. Закончив со своими делами, она выглянула в окно — перед ней раскинулся целый заброшенный город, называвшийся, кажется Мозква, или как-то так. Пегаска сидела далеко в конце туристического флаера, и слышала не очень отчётливо. В этот момент на неё нахлынули трудно передаваемые чувства — одиночество, тоска, но в то же время и любопытство, смешанное с волнением. Догнав группу, Дерпи ещё долго пыталась снова поймать это ощущение, но поняла, что в толпе людей это совсем не получается. Тем более, когда под боком находится Макс, с которым она чувствовала себя спокойно и уютно.

Находясь уже дома, пегаска старательно прокручивала в своей белокурой головке всю экскурсию. Она оставила сильные впечатления, как раз то что надо, чтобы немного оправиться от скучных будней, когда её парень работал, а она тупо слонялась по клубу, не зная, чем себя занять. Конечно, Флёр часто проводила время вместе с ней, развлекая серую пегаску разговорами, но все же, хотелось чего-то более интересного. Пробыв ещё несколько дней в раздумьях, Дерпи, наконец, придумала выход. Когда Макс ушёл на работу, она спустилась через окно на улицу, и, поднатужившись, приподняла люк технического тоннеля прямо возле их жилого комплекса. Нырнув туда, она оказалась в почти полной темноте, нарушаемой лишь тусклыми лампочками, развешенных под потолком. Побродив полчаса по тёмным и узким коридорам, пегаска получила необходимую встряску, и собралась уже выбираться наружу, но поняла, что не сможет найти тот люк, через который она сюда забралась. Невелика беда, можно выйти через любой другой, и долететь домой. Но это дало понять, что к таким вылазкам следует относиться серьёзнее, и готовиться лучше.

Прийдя домой и смыв с себя пыль и странный запах, пегаска улеглась на кровать, и стала искать в виртуалке единомышленников. Оказалось, что это довольно старое развлечение — исследовать заброшенные строения и тоннели. И далеко не такое безопасное, как ей казалось. Например, можно было по ошибке забраться в ливневую канализацию, и быть смытым потоком воды, если вдруг наверху начнётся сильный дождь. Или же просто зайти туда, куда посторонним вход воспрещён, и быть пойманной охраной. Тоже хорошего мало. В одном из сообществ она смогла найти список тех мест, куда доступ был закрыт, и старательно вызубрила его. Однако, как оказалось, практически все строения старого света никем не охранялись, и были доступны для изучения. Там, конечно, были свои опасности, вроде ветхости здания или населяющих руины мутантов. Да и радиация обещала доставить проблем, хотя Дерпи не до конца понимала, что это. Но так как она была умной пони, то нашла уже на другом ресурсе карту радиоактивного заражения близлежащих руин, и стала выбирать уже только из безопасных зон.

За этим её и застал Макс — старательно чиркающей ручкой на листе координаты мест и их описаний. Пегаска рассказала о своём новом увлечении, и спросила его мнения на этот счёт. Макс задумался — с одной стороны, это все выглядело довольно опасно. С другой — отказывать Дерпи в развлечениях, когда она всю жизнь была ими обделена тоже не самая здравая идея. Да и у пегаса куда больше шансов убежать от опасности, чем у человека. Не от всех, конечно, но от каких-нибудь диких бродячих собак та уйдёт с лёгкостью. Повздыхав, он взял слово быть предельно осторожной, и не лезть на охраняемые объекты вообще ни при каких обстоятельствах, и дал добро. Остаток вечера они читали разнообразные руководства и истории о похождениях сталкеров.

И вот серая пегаска совершает свой уже толи двадцатый, толи тридцатый поход. Конечно, ощущения притупились, и уже не было того адреналина, как в самый первый раз. Но им на смену пришли другие — интерес к истории тех мест, где она бывала. Осмотрев здание и вернувшись домой, пегаска долго лазила по различным архивам, выискивая, что же раньше там было, как это выглядело и как работало. Вот и сейчас она несла в седельной сумке несколько старых журналов, выцветших, но все ещё в довольно хорошем состоянии. Они лежали в ящике одного из столов, и пегаска прихватила их как сувенир. А глядишь, и сможет продать их какому-нибудь коллекционеру старины. Хоть какие-то деньги принесёт в семью.

Работа Макса позволяла им жить очень даже хорошо по меркам Серого города. Конечно, если тратить деньги на брендовые вещи вроде коммуникаторов, одежды, машины и прочее, то их надолго не хватит. Но так как оба они были холодны к подобным вещам, то им удавалось откладывать достаточно приличные суммы каждый месяц, при этом особо не отказывая себе в желаниях. Та же экскурсия, например. Или редкие походы в хороший, дорогой ресторан. Поэтому Дерпи не было нужды работать. Но сидеть на шее парня было совестно, и она пару раз пыталась найти себе подработку. Однако, для пони работы было катастрофически мало, а та, которая была — оплачивалась просто смешно. Все же она пару раз попробовало выступать на утренниках, но быстро забросила это дело. Несмотря на любовь к детям, зачастую попадались просто невыносимые, унижавшие ни в чём не виноватых пони потехи ради маленькие засранцы, так что пегаска долго не вынесла, и вернулась к своему обычному безделью.


Макс взглянул на экран коммуникатора — метка Дерпи начала движение в сторону дома — и вздохнул с облегчением. Он не говорил ей, но после того, как пегаска начала увлекаться шастанием по развалинам, парень время от времени проверял её местоположение через чип, вшитый в затылок пони. Конечно, делал это он совсем не потому, что боялся, побега Дитзи. Скорее просто из-за волнения за судьбу своей крылатой подруги. Все же хобби не самое безопасное, а маленькая серая пони может банально растеряться в случае опасности. Но пока все обходилось без происшествий.

Спрятав коммуникатор в карман, он зашёл в кабинет своего начальника, а по совместительству и его собственный. Конечно, в здании клуба нашлась бы ещё одна комната под офис. Честно говоря, пустующих помещений было довольно много. Но работать вместе было веселее и проще. Пауль, заполнявший необходимые формы для доставки продуктов питания для кухни, приветствовал своего помощника кивком, после чего снова углубился в работу.

В целом работать ассистентом администратора было не так уж и просто. Множество вопросов постоянно требовало внимания, постоянно случались какие-то происшествия, в основном связанные с членами клуба. Но в то же время Макс первый раз в жизни оказался на руководящей должности. Конечно, не самый высокий начальник, над ними всеми ещё был Глен, который спонсировал постройку клуба, но всё же куда лучше, чем его прежняя работа дизайнером. Правда, и на этой должности иногда приходилось браться за перо дигитайзера, и оформлять различные плакаты и афиши, но большая часть работы была организаторской. Хитрый Пауль отказался напрямую контактировать с членами клуба, поручая Максу проводить все мероприятия и улаживать спорные вопросы, мотивируя тем, что не хочет светиться. Но Макс точно знал, что дело совсем в другом. Пауль просто не любил собравшихся здесь «паладинов», относящихся к пони как к святыне, игнорируя одну из сторон их потребностей — в любви, и как бы пошло ни звучало, в сексе. Максу же было плевать, поэтому он без проблем контактировал с ними, получая за это премии.

В дверь ввалилась запыхавшаяся Флёр — собравшиеся гости опять что-то не поделили, и требуется вмешательство. Разобраться, кто прав, а кто виноват, раздать штрафных баллов, если потребуется, и навести порядок. Вздохнув, Макс отправился вслед за белой единорожкой, нервно подёргивавшей хвостом. Видимо, случилось что-то на самом деле серьёзное.

— Вы тут совсем уже долбанулись. Сидите полдня со своими лошадьми, отыгрываете какие-то сраные сценки из детского мультика, и при этом считаете себя чуть ли не святыми, — один из недавних членов клуба, Макс так и не запомнил его имени, стоял перед группой людей и пони, и злобно размахивал руками. С самого начала он, конечно, особо не выделялся. Как и все новички он знакомился с людьми и пони, участвовал в играх и конкурсах. Но постепенно его интерес перекинулся в сторону немногочисленных девушек, состоящих в клубе. Пони же он просто оставлял одну сразу по приходу, и достаточно редко разговаривал с ней. — Строите из себя хер пойми что. Элита, тоже мне. Уверен, каждый втайне ночью трахает цветастую задницу своей лошадки.

— Послушай, тебя сюда силой не тащили. Ты сам купил пони, сам вступил в клуб, а теперь возмущаешься, что твои сексуальные фантазии касательно пони осуждают, — Джеймс, один из старых знакомых Макса, ещё с тех времён, когда никакого клуба не было, а были обычные сходки брони, недовольно смотрел на своего оппонента. — Ты правила читал? Здесь правит дружбомагия. Никакого секса. Никакого насилия. Только дружба.

— Ты своей лошади под хвост заглядывал? Там женская задница. Хочешь сказать, её просто так туда прикрутили? Или все же для того чтобы синтет удовлетворял желания хозяина?

— А это не твоё дело, для чего она там. В твоих штанах задница тоже не сильно от женской отличается. По твоей логике её тоже в дело пускать надо?

Виновник переполоха окончательно потерял терпение и выматерился.

— Что за бред ты мне тут втираешь? Я человек. Эта лошадь вещь, — он указал на Рэрити, которая стояла рядом, заливаясь слезами. — И я волен делать с ней, что хочу. Хоть в задницу трахать, хоть на стейки пустить. Это. Моя. Собственность.

После этих слов бедная единорожка заревела в голос, а по залу прокатилось недовольное гудение. Конечно, он был вправе все это сделать. По закону Рэрити действительно являлась его собственностью. Но все собравшиеся тут пропагандировали дружеское отношение к пони и равенство прав. Макс понял, что пора прекращать этот балаган.

— Так зачем ты сюда пришёл, если тебе не нравятся здешние порядки? Если для тебя пони ничем не отличается от мебели — отдай её кому-нибудь из тех, для кого она личность, и вали на все четыре стороны.

— Перед тобой я ещё оправдываться буду, шваль из Серого города, — парень ощерился, почувствовав, что появилась более лёгкая жертва, чем Джеймс, обладавший куда большим влиянием и физической силой. — Ты мне деньги за неё вернёшь? Уверен, тебе придётся всего лишь полгода для этого не жрать и спать на лавочке в парке.

— Что ж, не всем повезло родиться в богатой семье, как тебе. Однако, это не делает тебе чести, как и твоё отношение к синтетам, — Макс спокойно принял удар, не в первый раз. Количество идиотов, самоутверждающихся за счёт родительских успехов было достаточно высоким, и встречались они повсюду, начиная от виртуалки, и заканчивая улицами Белого города. — И да, я не могу себе позволить купить у тебя Рэрити. Но я больше чем уверен, что если она останется с тобой, то ей придётся очень несладко.

Парень ухмыльнулся, всем своим видом показывая, как прав Макс касательно судьбы единорожки, а также довольный тем, что смог опустить управляющего клубом. Откровенно говоря, многие среди здесь присутствующих могли себе позволить купить несчастную пони, но никто не стремился этого сделать. Макс поморщился — всё же многие из них были довольно лицемерными. Вздохнув, он внёс предложение — каждый из тех, кого волнует судьба Рэрити, мог скинуться на её покупку, и та остаётся жить в клубе. Такой вариант был лучше не только тем, что каждому из желающих надо было тратить куда меньше кредитов, но и тем, что позволял почувствовать себя благодетелем большему количеству людей. Через минуту необходимая сумма была набрана, и заплаканную пони её подруги отвели в сторону и принялись утешать. Скандалист, матерясь, передал права на синтета через коммуникатор Максу, а тот в ответ лишил его членства в клубе и указал на дверь. Сквернословя и оскорбляя всех присутствующих, тот ушёл, оставив после себя тягостную атмосферу и неловкое молчание.

— И что теперь с ней будет? — к Максу обращался Джеймс, но все присутствующие, включая и спасённую модельершу, смотрели сейчас на него.

— Пока поживёт в гостевых комнатах. Потом придумаем, чем её занять, если захочет работать у нас, — единорожка благодарно кивнула. Макс попросил её следовать за ним в жилой блок на втором этаже. Там было всего десять комнат, рассчитанные на то, что кто-то из гостей может перебрать сидра или чего покрепче, или просто слишком устать, чтобы ехать домой в гигантском городе. Но таких оказалось не так уж и много — большинство из членов клуба были либо слишком хорошо организованы, и контролировали своё время, либо не имели никаких ограничений и могли зависать хоть круглосуточно.

Единорожка шла чуть позади, шмыгая носом и не поднимая взгляда от собственных копыт. Макс прекрасно понимал, что для пони такое потрясение явно не из рядовых. Особенно если учитывать, что предыдущий владелец наверняка успел много чего с ней сделать.

— Ты как? — Макс участливо посмотрел на Рэрити, не решаясь, впрочем, дружески положить руку на загривок — мало ли, как она это воспримет.

— Уже лучше. Спасибо за то, что смог забрать меня. Я не представляю, что он со мной сделал, после всего произошедшего, — та взглянула на парня большими глазами, полными слёз.

— Да уж. Я имею представление о таких личностях, так что у меня просто не было выбора, кроме как помочь тебе. Как вообще ему в голову пришла идея завести пони? — Макс намеренно избегал слова «купить». По сути, именно его и надо было употребить, но язык просто не поворачивался.

— Не знаю. Он был добр и откровенен только первый месяц. Потом я ему надоела, и он стал раздражительным и жёстким, — единорожка хлюпнула, после чего вытерла кончиком витого хвоста слезы, и продолжила. — Честно, я немного разбираюсь в моде и тенденциях, а также в покупателях. Мне кажется, что он просто поддался влиянию знакомых, хотя на самом деле ему это было неинтересно. Но когда первые яркие впечатления поутихли, он понял, что зря потратился, — Рэрити злобно заскрипела зубами. Конечно, он наверняка не раз её в этом укорял. — А если я правильно поняла, то денег у него не так много, как он хочет показать. У отца бизнес не ладится, а сам он никогда не работал. Наверное, поэтому он так легко согласился вернуть свои... Хотела сказать «кровные», но ведь не они же, он копыт не пачкал никогда. Свои карманные деньги.

Рэрити явно хотелось выговориться. Она ещё немного посплетничала про своего бывшего хозяина, выдавая его грязные тайны с явным удовольствием. Макс, впрочем, тоже получил некоторое удовлетворение от осознания того, что он был прав насчёт этого полудурка. Наконец, они дошли до номера, он вручил ключ единорожке и сказал чувствовать себя как дома — теперь никто не будет над ней издеваться.

— Насчёт одежды не волнуйся. Я знаю недорогой способ, и если ты найдёшь в сети нужные выкройки, то я смогу по ним заказать тебе одежду. Пусть и немного, на первое время.

Рэрити фыркнула, и напомнила, что она сама швея с немалым стажем. Так что лучше дать ей иголки, нитки, какую-нибудь неброскую недорогую ткань, и она сможет сшить себе всё необходимое. И не только себе. Если будет желание у членов клуба, она сможет шить одежду и для них. За небольшое вознаграждение, конечно.

Мысли о любимом деле и свободной жизни окончательно исправили настроение единорожке. Она привстала на задние ноги и обняла Макса за шею, поблагодарив ещё раз, и весело мурлыкая, скрылась за дверью. Парень задумчиво хмыкнул — честно говоря, он думал устроить её официанткой в клубе, или ещё что-то в таком духе, но её идея шить одежду для местных пони была, откровенно говоря, просто шикарной. Мало того что единорожка будет заниматься любимым делом, так ещё и для клуба это будет отличной фишкой.

Рассказав Паулю о случившемся, Макс получил полное одобрение. Парню подумалось, что прошлый его начальник в такой ситуации был бы менее дальновидным и вкатил штраф за то, что Макс не попытался примирить членов клуба и уладить дело миром, и потерял одного из клиентов, ежемесячно оплачивающих членство. Однако, сам Макс считал, что подобные товарищи, портя всю дружескую атмосферу своими выходками, а также, игнорируя основные правила, отпугнули бы куда больше людей. К счастью, Пауль разделял его мнение. Основной доход был все же не с членских взносов, а с продаж сувениров, еды и напитков. И если в клубе царит приятная и дружеская атмосфера, всегда будет много гостей и постоянных посетителей.

Обсудив дальнейшую судьбу спасённой Рэрити, Макс получил добро на заказ материалов для шитья и даже простенькой, но весьма функциональной швейной машинки. Однако, всплыл вопрос — не станет ли клуб со временем некоим подобием приюта для бездомных животных. Пони, попавших в непростую жизненную ситуацию и без крыши над головой было хоть отбавляй, а места для них было не так много. Проведя полчаса в безрезультатных беседах, было принято решение для начала посоветоваться по этому вопросу с Гленом, который и являлся фактическим хозяином клуба, хотя появлялся в нём крайне редко. После чего рабочий день Макса подошёл к концу, и тот, пожелав удачи другу, ушёл домой.