Сумасшедший дом в Эквестрии. Альтернатива

Существует много миров… Вероятностей куда больше… И что же происходило в одной из них?

Другие пони ОС - пони Человеки

Плохой день Спайка

Твайлайт занимается экспериментами, Спайк делает работу по дому. Всё совершенно нормально и обыденно в Библиотеке Золотой Дуб… пока с визитом не заглядывает Кризалис.

Твайлайт Спаркл Спайк Кризалис

Цена жизни

Они появились внезапно. Они не встречались в древних легендах и мифах. Ими не пугали нерадивых малышей, что не хотели спать. Их невозможно увидеть, их невозможно услышать, их можно только почувствовать когда уже слишком поздно, когда твою душу вырывают их клыки.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Человеки

Неприкаянный

Потерявший себя мечтает найти себя. Но рад ли он будет, когда его мечта исполнится?..

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна DJ PON-3 ОС - пони Октавия Человеки

Пони-лекарства

Открылась новая аптека...

My small self-insert

Многие мечтают попасть в Эквестрию, если вообще не каждый хотя бы немного знакомый с фэндомом, с той или иной целью. Что же, предоставляю вам на суд своё маленькое творение.

Твайлайт Спаркл Человеки

Большой секрет

Умеете ли вы держать в тайне чужие секреты? Некоторые-то и своих не могут сохранить...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Биг Макинтош Дискорд

Рыбные палочки

Небольшая зарисовка, относящаяся к циклу "Лунная тень". Как известно, фестралы - самое необычное из племён пони. Но некоторые их особенности передаются их кровной родне, даже если они принадлежат к другим племенам.

Твайлайт Спаркл Другие пони ОС - пони Мундансер Старлайт Глиммер

Пухляшка Пинки Пай

Почему Твайлайт прячет чувства? Почему Флаттершай избегает взгляда глаза в глаза? Почему, в конце концов, Рейнбоу Дэш ходит с короткой стрижкой?!

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Пинки Пай

Могущественная

Нелегко быть могущественной. Ох, нелегко!..

Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая

Автор рисунка: Stinkehund
Глава третья Глава пятая

Глава четвертая

Дерпи выскочила из аэротакси за несколько километров до цели, прямо на ходу, не слушая воплей автопилота. Если бы так сделал человек — компьютер немедленно оповестил бы полицию о попытке суицида. Но, поскольку это была всего лишь пони, он ограничился предупреждениями. Похихикав над тем, как ловко она напугала бездушную машину, пегаска направилась к заброшенному отелю. Снаружи тот выглядел не слишком впечатляюще — очень похож на шпили из стеклостали в Белом городе, но меньше и с выбитыми окнами. Зато внутри обещали достаточно красивые помещения и множество сувениров, разбросанных по номерам и подсобным помещениям.

Нырнув в одно из разбитых окон где-то на двадцатом этаже, пегаска замерла, прислушиваясь. Вроде всё было тихо и спокойно. Шум ветра, скрип старых дверей, шелестение мусора на полу. Радостно прорысив сквозь хорошо освещённый коридор, пони разглядывала лепнину на стенах и потускневшие картины, которые так и не удосужились забрать при переезде. Она читала, что при основании Гигаполиса многие не стали брать дешёвые и ширпотребные вещи — их перевоз обошёлся бы куда дороже, чем покупка новых на месте. Видимо, копии картин художников-абстракционистов никто ценными не посчитал. Заглядывая в номера, Дерпи постепенно набивала седельные сумки разной мелочёвкой и забавными вещами, которые могла там найти. Хотя, откровенно говоря, это был хлам. Но ей нравилось приносить реликвии прошлого, и потом подолгу рыться в сети, пытаясь определить, сколько каждая из них может стоить. В основном выходили сущие гроши. Самое дорогое, что она когда-либо находила — старые нерабочие часы-луковицу, которые она смогла продать коллекционеру за сотню кредитов.

Прошерстив целый этаж, периодически пугаясь любого шума, пегаска выбежала на пожарную лестницу, и тут же споткнулась о натянутую верёвку. Где-то над головой раздался металлический звон, словно кто-то колотил консервными банками. Замерев и прислушавшись, Дерпи так и не поняла, что произошло, пожала плечами, и двинулась дальше.

В тот самый момент, когда пони вошла на следующий этаж, её сбили с ног и придавили чем-то мягким, но очень тяжёлым. Не успев даже толком испугаться, пегаска ошалело лежала на боку, пока её не перевернули и не схватили за загривок чем-то очень напоминающим острые зубы хищника. Когда весь ужас сложившейся ситуации дошёл до неё, Дерпи заверещала и принялась бестолково перебирать ногами воздух. Но было поздно — её куда-то несли, держа высоко над полом. Да ещё и от каждого рывка зубы больно впивались в шкурку.

— Ай! Пусти! Куда ты меня тащишь? — первое время она даже ожидала, что ей ответят, но кроме сопения ничего больше она не услышала. Ах, ну да. Трудно говорить, когда несёшь кого-то в зубах. Да и не факт, что хищник обладает даром речи, это же не волшебная Эквестрия.

Судя по всему, монстра её крики и суета начали раздражать, так как тот сжал зубы сильнее и зарычал. Испугавшись ещё больше, пегаска перестала брыкаться, и слёзы потекли из её глаз. Вот так всё и закончится. Почему ей, дурёхе, не сиделось дома, в безопасности и покое? Нет же, захотелось приключений на серую задницу. Почему она не согласилась купить шокер? Сейчас бы просто шарахнула хищника в грудь, и была свободна. Нет же, побоялась ударить током саму себя. Да и вообще, все раньше было гладко, никогда никого не встречала в руинах. А теперь... А теперь она больше никогда не увидит Макса, не окажется в его ласковых объятиях... Не увидит Флёр и других знакомых. И наверное, это очень больно — быть съеденной.

По мере того как хищник мягкой походкой нёс её куда-то все выше по этажам, подобные мысли довели пегаску почти до истерики. Она знала, что перед лицом опасности надо сохранять хладнокровие и быть внимательным, дабы использовать малейший шанс на спасение. Но одно дело знать, а другой — самому оказаться в такой ситуации. Особенно когда ты маленькая беззащитная пони, которые по своей природе миролюбивы и весьма легко поддаются панике. Слёзы просто текли ручьём, а пегаска выла, как сирена, пытаясь что-то сказать, но постоянно захлёбываясь в рыданиях. Наконец, хищник забежал в одну из комнат, и выплюнул пони на пол, придавив лапой. «Всё, принес в логово к детенышам. Сейчас будут есть,» — мелькнуло в голове серой пегаски, отчего та заревела ещё сильнее. Умирать не хотелось совсем.

— Ты кого притащил? — раздался мужской голос откуда-то спереди.

— Нарушитель. Она банками загремела, — оказывается, хищник все же мог говорить, пусть ему это давалось и с трудом.

— Ну ёптвою, зачем? Неужели она похожа на агента устранения? — голос звучал весьма разочарованно. — Посмотри, она сейчас в соплях захлебнётся.

— Не убивайте меня, пожалуйста! — с большим трудом смогла выдавить из себя сквозь слёзы пегаска.

— Успокойся. Прекращай плакать, — на голову пони опустилась большущая ладонь и успокаивающе погладила.

Дерпи рискнула поднять взгляд от пола, и увидела перед собой просто колоссальных размеров мужчину. Ростом он был метра два с половиной, и обладал внушающей ужас мускулатурой, которая просто разрывала ветхий свитер. Грозно выглядящий человек, однако, обладал весьма ласковыми руками. Но легко сказать — прекратить плакать. Если у пони случилась истерика, то это просто так не остановить. Дерпи ревела ещё добрых пять минут, пока, наконец, не выдохлась. Всё это время мужчина бросал укоризненные взгляды на хищника, стоящего сзади.

— Отлично. Теперь, когда ты перестала заливать тут все слезами — что ты здесь забыла?

— Гуляю, — все ещё икающая и хлюпающая пегаска старалась собрать мысли в кучу, что было сделать достаточно непросто. — И-инудстриальный туризм. Просто смотрю на руины.

— Гомер, вытряхни её сумки. Сейчас проверим.

Лапа, прижимающая к полу, сместилась на круп, и попыталась когтями сорвать сумки.

— Ай! Не надо, я сама сниму! Больно же!

Человек тяжело вздохнул, и скинул лапу со спины пегаски. Та встала на дрожащие ноги, и, подцепив копытом специальную застёжку на лямках, быстро скинула с себя сумки, после чего опасливо обернулась. Позади неё стоял настоящий тигр. Полосатая шкура была весьма облезлой, а устрашающие клыки жёлтыми и кое-где даже сколотыми, но всё равно он был просто до жути страшным в глазах пони. Занятый вытряхиванием сумок, он даже не смотрел на свою несостоявшуюся жертву, тряся их над полом.

Осмотрев кучу старого хлама, человек хмыкнул.

— И правда, похоже на набор туриста. А еды у тебя с собой случайно нет? — хлюпнувшая пегаска кивнула, и достала из кармана курточки несколько энергетических батончиков и баночку вкусного лимонада. — Надеюсь, ты не будешь против, если мы это заберём?

Мужчина раскрыл один из батончиков, и вложил его прямо в пасть тигру. Тот, не жуя, проглотил его целиком, и голодными глазами уставился на пони. Второй же человек съел самостоятельно, после чего запил газировкой.

— Тебе нельзя, срыгнёшь все.

— Жадина, — хищник недовольно заурчал. — Тогда я съем её?

— Дурак ты всё-таки, Гомер. Ты её и так напугал до полусмерти. Этого нам совсем не надо, — он посмотрел на испуганно сжавшуюся пони. — Эй, крылатая, хочешь домой?

Дерпи закивала так быстро, как только могла, и начала причитать, чтобы те её отпустили.

— Тогда поступим так. Я тебе расскажу нашу историю, чтобы ты поняла, что мы хорошие парни, и стучать на нас не надо. Гомера прости, у него очень ограниченный интеллект, и чувство юмора дурацкое.

— Я и так никому не скажу, честное слово!

— Нет, условия есть условия. Ты должна выслушать. Я, вас, пони, знаю. Тебе нужно проникнуться к нам симпатией, чтобы ты на самом деле перестала воспринимать нас как угрозу. Это будет вполне хорошей гарантией твоего молчания. Я не хочу, чтобы сюда пришли ликвидаторы БРТО.

— Почему просто не съесть её? — тигр с ухмылкой посмотрел на Дерпи, чем снова заставил трястись её колени.

— Ты опять за своё? В угол поставлю. Хотя бы потому что у неё в затылке чип, такой же, как я выжег тебе. И если она погибнет, то это место будет обозначено в логах её перемещений, и сюда заявится полиция. А если она просто вернётся домой и будет молчать, то всё будет хорошо. Для всех. А искать новый дом для толпы беглых синтетов я не хочу.

Дерпи вопросительно посмотрела на мужчину. Тот добродушно ухмыльнулся.

— Ребята, зайдите сюда, — после его слов в комнату ввалилась целая разношёрстная толпа. В ней были и пони, и гибриды людей и животных, и уже многократно виденные Дерпи девушки с кошачьими ушками, и даже маленькие мышки в разноцветной одёжке. Все они выглядели голодными и истощёнными, а некоторые даже больными. — Вот вся наша дружная коммуна. Представь, каково это — найти место, где вся эта толпа сможет жить, не сидя друг у друга на голове. Поэтому слушай и не перебивай.

Мужчина представился. Его звали Сэм, и он был синтетом-охранником. Когда-то давно его купили, чтобы он стал телохранителем для одного из бизнесменов Белого города. И поначалу он неплохо справлялся со своими задачами. Покушения были редкостью, в основном приходилось просто топтаться позади босса на различных мероприятиях общественного характера. Однако, его клиент был редкостным извращенцем, получавшим удовольствие от убийства синтетов особо жестокими способами. Периодически приезжавший в злачные места, он неизменно брал с собой охрану — это был наилучший момент для покушения, пока он находится в слабозащищенном борделе со спущенными штанами. День за днём смотревший за мучениями кошкодевочек Сэм проникся глубочайшей ненавистью к своему хозяину. И несмотря на вшитые скрипты, он заставил себя промедлить в решающий час. Конечно, чудеса современной медицины не дали подонку умереть, но вот самого секьюрити после этого ждала жестокая расправа. Так что тот, не дожидаясь выздоровления хозяина, выжег себе электрошоком чип, и скрылся сначала в катакомбах Серого города, а потом и вовсе в руинах старого мира.

Тигр со странным именем Гомер был создан специально для представлений в духе старого цирка-шапито. Большого ума для этого не требовалось, наоборот, он был даже во вред, так что его уровень умственного развития можно было сопоставить с семилетним ребёнком. Достаточно смышлёный, но неспособный планировать свои действия далеко вперёд, тигр был отличным выбором для дрессировщиков, не желавших рисковать жизнью с обычными дикими хищниками. Но представление довольно быстро захирело, слишком уж старомодным оно было в век виртуальных развлечений и вседозволенности. Так что Гомера продали в частную коллекцию какого-то богатея. Недолго думая, он решил поохотиться на живого тигра, который был ещё и куда умнее своих диких собратьев. Ценный трофей в глазах охотника. Только вот тот не учёл, что тигр умеет открывать двери и люки, и как только того выпустили в руинах города на специально отгороженной территории, Гомер просто нырнул в люк старой канализации, и был таков.

Некоторые из присутствующих тоже поведали свои истории. В основном, они были полны боли и унижений. Почти все из них сбежали от такой жизни куда глаза глядят. Первым Сэм встретил Гомера, который постоянно скрывался от преследования разгневанным охотником под землёй, где сигнал чипа глушился. Откуда тигр знал этот факт, не мог сказать даже он сам. Бывший телохранитель позаботился о чипе нового друга, и тот, получив свободу передвижения, восхищённый умом и силой Сэма, стал его верным спутником. Постепенно их компания росла, пока не превратилось в то, чем является сейчас — толпой беглецов, которые просто пытаются выжить.

Дерпи пораженно молчала. Конечно, сначала она собиралась удрать отсюда как можно быстрее и заявить в полицию. Не факт, что те бы кинулись проверять информацию или устраивать облаву, но всё же. Но теперь, когда она услышала о той боли и страданиях, что вынесли другие, она просто не могла так поступить.

— Неужели нет другого выхода?

— А какой выход может быть, пони? Беглым синтетам без чипа нет места в городе. В лучшем случае можно рассчитывать на подпольный бордель, но не всем, и то, велик шанс оказаться на месте жертвы такого же извращенца, как мой босс. Так что живём тут. Иногда делаем ночные вылазки, пролезаем на склады крупных торговых фирм и воруем необходимое. Да, нехорошо, но корпорации не сильно обеднеют. Да и если бы ты была знакома с методами их обогащения за счёт обычных жителей, ты бы ещё и одобрила это. Не читала Робин Гуда? — пегаска отрицательно помотала головой. — Прочитай как-нибудь. Хорошая книга, и там объясняется в общих чертах, почему воровать у богатых это не так уж плохо, особенно если отдавать награбленное беднякам, которые в этом нуждаются для выживания. Так что, мы договорились? Ты будешь молчать о том, что встретила нас?

Дерпи обвела взглядом собравшихся беглецов, большинство из которых смотрели на неё полными безнадёжности взглядами. Заметив в толпе маленькую незнакомую пони с большими и очень-очень грустными глазами, у неё не осталось выбора.

— Я никому ничего не скажу. Я бы хотела вам как-то помочь. Но я всего лишь маленькая пони.

— Ты нам поможешь, если просто не выдашь наш секрет. Если уж совсем расхрабришься, можешь принести нам немного продуктов или медикаментов. Только никому не говори, куда и зачем ты их несёшь.

Пегаска кивнула, после чего Сэм сказал ей, что она может идти. Окинув последним взглядом собравшихся, Дерпи выпорхнула в окно, и направилась в сторону дома, заказав через коммуникатор аэротакси к зданию в паре километров от отеля. Конечно, случившееся сильно потрепало ей нервы. И для себя она уже решила, что никаких больше исследований руин. Но все эти истории... Они запали в самое сердце. Дерпи всегда была очень сочувственной пони, а тут столько горя сразу в одном месте. Всю дорогу домой она задумчиво смотрела в окно, на пролетающие под машиной пейзажи, пытаясь придумать, как она могла бы помочь.