Сирота-маленькая тайна.

Маленькая пони сирота живущая под мостом. Мокрая, разваливающаяся коробка считается ее постелью и домом. Еда являлась объедками, которые можно найти. Если найдется кусок хлеба -хороший улов. А если покусанная булочка(а это бывает изредка)-день прошел не зря! 10 лет она так и прожила...Пока в ее жизни не появился маленький кристалл, который перевернул ее жизнь!

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони

Спасти Эквестрию! 3

Одна упущенная деталь способна привести к катастрофическим последствиям. Судьба Эквестрии вновь легла в руки и копыта отважных героев, но смогут ли они и в этот раз спасти страну? Артуру предстоит столкнуться с тем, что способно непоправимо сломать его изнутри...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Гришка в Еквестрии

История создания 95% фанфиков про попаданцев. И, к сожалению, не только попаданцев.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Человеки

Они и их наставники

Их трое, и они команда. И у всех троих теперь есть наставники… которые, правда, пока ещё не команда. Ну и что? Подумаешь, большое дело — Меткоискатели и не такое отчебучивали!

Эплблум Скуталу Свити Белл ОС - пони Кризалис Старлайт Глиммер

Параллель

Два мира, столь похожие и столь разные одновременно. У них было единое начало , но они пошли разными путями. И вот отнажды , после долгих лет разлуки они вновь встретились....

Возвращение Трикси Танг или Эквестриевская Сага.

На Трикси Танг обьявили охоту ФСБЭ (Федеральная Служба Безопасности Эквестрии) и хотят её уничтожить...

Трикси, Великая и Могучая

Как молодая кобылка с ума сходила

Пинкамина Диана Пай. Или, для друзей и близких, просто Пинки. Имя, за которым стоит целая вселенная. Вселенная смеха и грусти. Вселенная радости и печали. Как в этом розовом комочке счастья уживается необъятная грусть, и в этой бездне печали находится место веселью? И кто же из этих двух антиподов — её настоящая личность? Этот фанфик — попытка той самой пони найти свою новую личность в условиях, когда мир вокруг неё сузился до размеров палаты в клинике неврозов.

Пинки Пай Другие пони

Fallout: EQUESTRIA:Recording by Zeril

Я - Зерил и я хочу Вам поведать про свои приключения по Эквестрийской Пустоши.

Другие пони ОС - пони

Час визита

Бон-Бон навещает Лиру в психлечебнице.

Лира Бон-Бон

Моя борьба

Хоть я и потерял свои крылья, но страсть к полётам сохранилась в моём сердце. Но... как взлетит пегас бескрылый?

ОС - пони

Автор рисунка: Noben
Глава 12 Глава 14

Глава 13

Крэлкин сидел на кровати и смотрел в маленькое окно. Он видел лишь синее небо и редко пролетающих пегасов. Твайлайт уже ушла перепроверять все ли готово к празднованию, а Висио хлопотал внизу. Сперва земной пони чувствовал запах готовящейся еды, но потом запахи пропали, а стук посуды остался. К тому же, единорог не звал его завтракать, что не было на него похоже. Хотя Крэлкин и не хотел есть, но его терзали смутные сомнения по поводу происходящего внизу, однако он не хотел спускаться и тревожить хозяина жилища. Ему было лень.

Спустя несколько минут послышались спешные шаги и в небольшую комнату зашел улыбающийся жеребец, держа в облачке магии несколько разноцветных бутылочек. Чужак с недоумением посмотрел на него, потом на склянки и вновь отвернулся к окну. Он хотел было спросить, что Висио делает, но сейчас ему было безразлично. Он желал остаться подальше от всего этого шума и суеты, но впереди лежала проблема с Твайлайт, которую необходимо было разрешить, и чем раньше, тем лучше.

– Чего такой кислый? – поинтересовался Висио, достав небольшую сумку из-под кровати и стряхнув с нее пыль.

– Что-то я устал после вчерашнего, – пожаловался Крэлкин. – А еще мне лень.

– Завтра отоспишься, и все пройдет, – заверил мэр.

Чужак посмотрел, как единорог вкладывает принесенные бутылочки в специальные карманы рядом с другими разноцветными жидкостями.

– Что это такое? – поинтересовался он.

– Когда-то давно я изучал алхимию и вывел парочку своих рецептов, – с гордостью проговорил Висио. – Вот сейчас добавил их в мою небольшую коллекцию.

– Но ведь это походная сумка.

– У Изабора есть одна очень хорошая черта, – заметил жеребец: – честность.

– А причем тут Изабор? – с недоумением спросил земной пони.

– Он сказал, что пошлет ко мне на встречу группу специального назначения “Крылья”, – пояснил собеседник. – Он дал мне шанс на подготовку. Встреться я с ними без этой сумки, у них были бы неплохие шансы на победу, но сейчас я не буду им гарантировать безопасности, если сунутся в этот город.

– Ты их убьешь? – поморщился чужак.

– Посмотрим на обстоятельства, – пожал плечами градоначальник. – Возможно, все обойдется лишь дискуссией. Но я сомневаюсь. Группа “Крылья” не разговаривает с жертвами. Она призвана убивать.

– Зачем вообще было создавать такую группу? Она же противоречит сути Эквестрии, если я правильно понимаю.

– Противоречит, – кивнул собеседник, закрыл сумку, сел на кровать рядом с ней и посмотрел на постояльца. – Но ведь они не действуют внутри Эквестрии. Разве только по таким редким случаям, как я. Они призваны физической силой ограждать пони ото всех возможных посягательств на их жизни извне.

– Нападение другого государства? – уточнил жеребец.

– Это ты говоришь про полномасштабный конфликт. Я говорю о чем-то… Вот драконы из Гегори, к примеру. Это их работа.

– Что-то я не видел их там, – заметил Крэлкин.

– Потому что драконы не представляли опасности, пока ты там не появился.

– Не представляли опасности? – поморщился чужак. – Они же были на территории Эквестрии. Они пони атаковали.

– Никого они не атаковали. Вобьют себе в голову что-то… Они туда прилетают не первый год, и ни одного смертельного случая еще не было. Даже когда ты нахально влез на их территорию, драконы никого не убили.

Крэлкин задумался над словами мэра. «Он прав, но ведь необходимо действовать на упреждение. Сегодня они не напали, завтра тоже не напали, а послезавтра прилетят новые хищники и разрушат селение. Нет, все же, что бы ни говорил Висио, тут он неправ. Я действовал на благо всей Эквестрии. К тому же, выполнял прямой приказ Селестии, что тоже немаловажно для сложившейся ситуации».

– Не нужно дуться, упрекать я тебя не намерен, просто показал доступный твоему пониманию пример.

– Значит, у Эквестрии есть и локальные враги?

– Да взять хотя бы недавнее нападение Кризалис. До сих пор многих пони от этого слова передергивает. Основные силы на подлете задержали именно группа “Крылья”. Потому враг решил сразу атаковать столицу и правительство. К нашему стыду, мы пропустили саму Кризалис в замок, но тут справились правители Кристальной Империи.

– А ты сильнее этих единорогов?

– Кто знает? – расплывчато отозвался мэр. – Насколько мне известно, они не проиграли ни одного поединка, не завалили ни одного задания. Они хладнокровные бойцы, безропотные убийцы, беспристрастные судьи. Сражаться против них бесполезно. Единственный способ выжить – играть по их правилам.

– А ты собираешь не выжить, а не проиграть? – утонил Крэлкин.

– Когда ты ставишь минимальную цель в итоге не получаешь и ее.

– А сколько ты заданий завалил? – поинтересовался чужак.

– Насколько мне известно, ни одного. И если тебе интересно, я тоже не проиграл ни одного поединка.

– Значит, встреча равноценных противников?

– Не забывай, что я один, а их – трое, – напомнил Висио. – У них заведомое преимущество.

– Ты лукавишь, – с подозрением произнес земной пони. – Если тебе удастся победить хотя бы одного члена команды, то ты уничтожишь ее всю.

– Если удастся, – кивнул жеребец, – то я бесспорно выиграю наш небольшой поединок.

– Но ведь это будет не конец?

– Конец будет лишь тогда, когда Изабора не станет. А уничтожение подконтрольных ему пони – чушь и несуразица. Лишние жертвы никому не нужны.

– Тогда, может, ты выйдешь в открытое противостояние с Изабором? – предложил чужак.

– Как? – развел копытами единорог. – Вызвать на дуэль главу клана может только кто-то из его клана, чтобы занять его место, или другой глава. А я вообще изгнан из организации, если ты не помнишь.

– А в темной подворотне подкараулить? – поинтересовался Крэлкин. – Он же выходит в свет.

– Конечно, можно, но он практически чувствует, о чем думают окружающие его живые существа. Говорят, что он по движениям может читать замыслы. К тому же, он как никто другой понимает, что сейчас встреча со мной сулит неприятностями, потому будет сидеть в логове и присылать ко мне свою железную куклу.

– Ну, тогда это вечное противостояние.

– Да, вечное, – заключил жеребец. – Но тебе-то чего об этом думать?

– Наверное, ты прав, – пробормотал чужак и откинулся на кровать. – И ты не боишься встретиться с этой группой?

– Боюсь? – задумался единорог. – Может быть немного. Я довольно часто был в сражениях, и, поверь мне, страх в таких случаях не лучший помощник.

– А если ты потерпишь поражение?

– Значит, на одного единорога в Эквестрии станет меньше, – со вздохом сказал Висио. – Смерть всегда пугает своей неизведанностью. Но только этим она и может испугать.

– То есть только силовое противостояние? – горько усмехнулся земной пони.

– Для меня метод силы был всегда последней полумерой. Зачем, если можно все спокойно обговорить за чашечкой чая? Любой конфликт интересов можно решить, вопрос в том: насколько этого хотят противоборствующие стороны. К сожалению, даже сейчас среди сильных единорогов и пегасов принято отстаивать свою точку зрения не аргументами, а копытами. Но ведь это же неправильно, как минимум. Сильнейший зачастую ошибается.

– А если сильнейшим окажешься ты? – поинтересовался белый жеребец.

– Я буду защищать свою жизнь, что в этом неправильного?

– Не знаю. Ты же выступил против Изабора. А он как бы защищает Эквестрию… Ну, и так далее и тому подобное…

– И вместо того, чтобы решить проблему полюбовно он отправил ко мне лучших единорогов-убийц во всей Эквестрии, – напомнил градоначальник. – Славно поговорили, не находишь?

– Ага, – безрадостно отозвался Крэлкин. – Ты сегодня идешь на поля работать или со мной отдохнешь?

– Я бы пока не хотел тратить силы на физические упражнения, потому останусь с тобой. Ты играешь в “Крылья, рога и копыта”?

– Во что? – переспросил земной пони.

– Игра настольная. Кидаешь кубики, ходишь, там читаешь, что надо сделать, чтобы получить карточку.

– Единороги могут получить все карточки, если захотят, – отмахнулся жеребец.

– Далеко не все единороги умеют отращивать себе крылья, – заметил Висио. – Я бы сказал: единицы. Я вот не обучен этому заклинанию.

– Ну, карточки на полет не получат. А что земные пони могут сделать такого, что не могут пегасы и единороги?

– Земные пони гораздо выносливее и сильнее.

– То есть, ты предлагаешь намотать мне несколько километров, чтобы получить кусок картона? Нет, спасибо, я пас.

– А что тогда будем делать?

– Можешь поспать, поваляться, погулять, поесть… Выбирай что-нибудь и иди куда хочешь.

– Пожалуй, прогульнусь, – произнес мэр и соскочил с кровати. – Может, в магазин сладостей зайду, если там открыто. Тебе что-нибудь взять?

Висио набросил сумки и затянул длинный ремень на животе. Крэлкин повернул к нему голову и лениво осмотрел.

– Ты с сумками пойдешь что ли? – недоуменно спросил он.

– Никогда не знаешь, когда атакуют “Крылья”, – улыбнулся градоначальник. – Так тебе что-нибудь взять?

– Обойдусь, денег сейчас мало, – отмахнулся Крэлкин.

– Могу одолжить.

– Иди уже, – фыркнул чужак, и единорог вышел из комнаты.

Земной пони, закрыл глаза и приготовился ко сну. Он услышал, как Висио спускается вниз, как за ним хлопает дверь, и теперь лишь приглушенные звуки доносились с улицы. Он услышал, как кто-то поприветствовал мэра, а тот доброжелательно отзывался и желал добра в ответ.

Белый жеребец лежал и размышлял об оранжевом единороге. Он не знал его судьбу, кроме одного случая из детства, не разговаривал по душам, не интересовался мыслями и переживаниями. И он не мог поверить, что Висио когда-то согласился вступить в ряды Целеберриума. Крэлкин видел в нем много доброжелательности и заботы о ближних. Мэр управлял своим городом хорошо, терпел лишения даже в личном пространстве и никогда никому не жаловался.

«Никогда не жаловался, – вновь подумал чужак про себя. – Как он так может? Это же просто неподъемный груз для таких, как он. Но нежели Висио смог сохранить в себе зерно доброты даже после того, как увидел смерть своего отца и узнал кто убийца? Или он прятал целое развесистое древо за чернотой, которую выливал каждый день в Целеберриуме на тех, кто подворачивался на пути? Со мной, помнится, он не церемонился, когда состоял в скрытой организации, но после изгнания изменился до неузнаваемости.

То ли он играет очередную роль, то ли на самом деле такой хороший, дискорд его разберет. Но ведь если он настолько искусно владеет эмоциями, с кем тогда я сейчас общался? И сколько таких обличий может принять Висио? Какова же его цель, чего он добивается? Он хочет быть ближе к Старсвирлу, чтобы вонзить нож в спину и беспрепятственно уйти? Глупость какая-то».

Внезапно чужак услышал, как хлопнула дверь. Снизу донесся топот, и Крэлкин лениво крикнул:

– Чего-то забыл?!

Шум затих, и земной пони, сев на кровати с подозрением покосился на дверь. Потом встал и, стараясь не шуметь, направился к выходу. Однако не сделал он и нескольких шагов, как в комнату ворвались черные, как смоль, единороги, отбросили его на кровать и один из непрошеных гостей отдал жесткий приказ:

– Закрыть дверь, потушить свет, поставить основные барьеры! Быстро!

Пока один из черных жеребцов с презрением и отвращением смотрел на чужака, два других суетливо выполняли приказ. Вокруг все потускнело, стало иллюзорным, и единороги были едва заметны глазу. В темноте вспыхнули три рога, и красные глаза уставились на Крэлкина.

– Что это за пони? – с недоумением поинтересовался один и гостей.

– Какой-то мусор, – отозвался лидер группы.

– Я из Целеберриума! – крикнул дрогнувшим голосом чужак.

– Новенький что ли? – сплюнул третий черный жеребец. – Земной? Это кто его взял? Старсвирл?

– Он, а кто же еще может подобную погань притащить? – отозвался лидер.

– Что нам будет, если мы его сейчас уничтожим?

– Если хочешь убить его, то не раздроби череп, как ты сделал это в прошлый раз.

– Я не намерен тебе каждого живого существа оставлять в целости. Как могу, так и убиваю, – огрызнулся единорог.

– Вам напомнить, что по этому поводу говорят главы Целеберриума? – отозвался второй говоривший. – Коли у вас мозгов совсем нет, то я могу рассказать еще раз, что случилось с предыдущими “Крыльями”.

– Так вы – специальная группа “Крылья”? – со страхом спросил Крэлкин.

– Проснулся.

– Это же земной пони. Ты от него хочешь каких-то магических способностей? У него на роду написано в грязи ковыряться.

– Висио здесь нет, – быстро произнес чужак.

– А то мы без тебя не поняли. И куда он пошел?

– А какая вам разница? – парировал белый жеребец. – Вы его пришли убить!

– Слушай, у нас много работы и после этого Висио. Так что…

– Давайте вскроем его череп, – радостно провозгласил один из гостей.

– А тебе все черепушки вскрывать, – послышался третий голос.

– Я знаю другой способ выманить Висио, – произнес лидер “Крыльев”. – У нас есть земной пони, и артефакт, который он может активировать.

– Ты о драконе?

– Об иллюзии дракона.

– Погибнуть же могут многие.

– И что ты предлагаешь? Сидеть и ждать? Работы еще много…

– Да ничего я не предлагаю, просто мысли вслух. Потащили его?

– Вы совсем рехнулись?! – крикнул чужак.

– А тебя бы я попросил заткнуться, – строго произнес лидер. – Иначе твой череп придется отдать моему другу в коллекцию.

Тьма рассеялась, и ближайший к двери единорог открыл ее. Два черных жеребца покинули пенаты.

– Ты сам пойдешь или предпочитаешь более грубые методы? – осведомился оставшийся пони.

– Чего вы добиваетесь? – поинтересовался земной пони.

– Понятно, – кивнул собеседник.

Крэлкина окутала ядовито-синяя аура и сковала его движения. Чужак попробовал что-то сказать, но рот открыть не смог и замычал.

– Если ты будешь дергаться или мычать, – предупредил единорог, – я перекрою тебе воздух.

«Как же так? Я думал, что смогу хотя бы выведать, чем они собираются атаковать или чем прикрываться в атаке… Они же не цивилизованные пони, они какие-то звери. И как Селестия вообще допустила существование таких эквестрийцев? Это же противоречит всем мыслимым и немыслимым нормам!»

Чужака вытолкали на улицу, единороги осмотрелись и засеменили в сторону дальних полей. В городе все расступались перед троицей, два сильных земных пони попытались преградить дорогу и получить на вопрос, что те делают с их собратом, но группа “Крылья” даже вида не подала, что кто-то к ней обращается, лишь отбросила в сторону вставших на пути жеребцов. Послышались крики, улица замерла, и в тишине тройка незваных черных гостей с такими же черными гривами покинули город.

На полях пони провожали незнакомцев встревоженным взглядом. Несколько раз окликали, но те никак не реагировали. Двум пегасам, которые попытались спикировать на них, они точно ударили заклинаниями в крылья, и те рухнули неподалеку. Единороги не обращали ни на кого внимания, смотрели лишь вперед и уверенно двигались к цели. Они не издавали ни звука, не перекидывались никакими фразами. Отбивали редкие неуклюжие атаки местного населения, даже не останавливаясь на секунду.

Вскоре они пришли на место, посмотрели на строй земных пони и единорогов в желтых накидках с красным солнцем на боках, осмотрели фермеров. Один из тройки скользнул к охраннику поля из почитателей Солара и помахал копытом перед его мордой. Тот с недоумением и недовольством посмотрел на нарушителя спокойствия. Лидер группы “Крылья”, повысив голос, обратился к присутствующим:

– Все встали и ушли с поля, иначе вы все умрете.

Почитатели Солара напряглись, их охранники сделали шаг к незваным гостям. Ближайший черный единорог моментально отреагировал и ударил лучом магии в стражей. Первые пони в шеренге разлетелись в разные стороны, поднялся небольшое облако пыли. Член группы “Крылья” отскочил на несколько шагов и ударил еще несколько раз в сторону противников и удовлетворенно кивнул.

Первыми с полей побежали кобылки. Они кричали от страха и тащили за собой близких и друзей, которые были настроены дать отпор неприятелям. Началась суматоха. На единорогов несколько раз напали, но они отмахивались от нападающих, словно от мух. Почитатели же Солара стояли и выжидающе смотрели на пришельцев. Но как только им кто-то крикнул, чтобы те уходили, они, не произнося ни звука, ровным строем стали покидать место действия.

– Так, мы готовы к встрече нашей цели, осталось лишь активировать заклинание, – произнес лидер тройки. – Где этот артефакт?

Крэлкина отпустила магия, и он тяжело упал на землю. Окидывая своих похитителей ненавистным взглядом, он поглядывал на поля. «Они и сотой части всего не восстановили после схватки драконов, а теперь эти поля станут новым полем боя между Висио и группой “Крылья”? Этот год надолго отобьет желание у жителей Филдса тут что-либо сеять и сажать».

– Что вы задумали? – с нескрываемым страхом спросил чужак.

– Ну, он тупой, – донеслось от ближайшего единорога. – Надо было кого-то другого взять в плен.

– Заткни ему рот, – бросил главный, – только не убивай, иначе не активируем артефакт.

– Встал и пошел! – рявкнул черный жеребец и около него в воздухе возник нож.

Крэлкин поднялся и, гонимый страхом, последовал к месту, где он не так давно вызывал дракона. «Но Висио же говорил, что дракон не появится днем… Как они справятся с этим?» Чужак зашел на знакомую территорию и к своему облегчению не услышал утробного рыка. Пони, сопровождавший его, остался немного в отдалении.

– Не хочет вылезать, гад, – кисло отозвался единорог. – Что этот Висио сделал с драконом?

– Сейчас вылезет, – отозвался третий член “Крыльев” и засеменил к собрату.

Он зарылся мордой в сумку, и только сейчас Крэлкин увидел у того за спиной длинный меч. Извлекши небольшой камешек, он бросил его к пленнику и сверкнул рогом.

– И ничего не произошло, – буркнул черный жеребец, стоящий рядом.

– Это иллюзия только для артефакта. Я не собираюсь биться в темноте. Если бы тут лава была или пожар, куда ни шло, но в потемках под собственной же иллюзией… – отмахнулся единорог.

Крэлкин тут же услышал утробный рык, и его сердце ухнуло вниз.

– Получилось! – восторженно вскрикнул пони. – Я же говорил, что гений по артефактам, – гордо заявил он.

– Закройся уже, – вновь пробурчал стоящий рядом пони. – Чего теперь с этим делать будешь? – кивнул он на пленника. – Его же нельзя с зоны выпускать и убивать.

– А это уже не мои проблемы, а твои.

– Как же тебя иногда хочется придушить, – злобно проговорил собеседник и двинулся к чужаку.

Крэлкин почувствовал, как сзади кто-то поднялся. Он развернулся и уперся во враждебный взгляд желтых глаз. Дракон рыкнул, и пони попятился, однако уйти далеко ему не удалось, он уперся крупом во что-то мягкое и, повернувшись, столкнулся уничтожающим взором одного из членов группы “Крылья”. Единорог фыркнул и развернул над собой щит, укрывая себя и невольника. Хищник выпустил струю огня, потом ударил несколько раз лапой и, потеряв интерес к добыче, ринулся на других пони. От щита к дракону потянулись магические щупальца и оплели зверя. Тот тяжело рухнул, покряхтел и с тяжелым придыханием уставился на других единорогов. Черный жеребец убрал щит и посмотрел на Крэлкина:

– Дернешься – будешь валяться так же, как и эта тварь.

Чужак кивнул и сел поудобнее, чтобы можно было наслаждаться зрелищем. «До поры до времени они меня не убьют, но долго ли смогут сдерживать дракона? Если они не утратят контроль, то вымотают иллюзию и уничтожат ее. Если не удержат, то придется сражаться с драконом или отпустить меня. Они, конечно, могут меня убить, что тоже решит проблему с огнедышащим зверем…»

– Прошу прощения за опоздание, – проговорил запыхавшийся голос, и чужак узнал Висио. – Могли бы меня и в городе позвать или предупредить о своем визите.

– Но ведь так интереснее, – оскалился лидер группы.

Мэр Филдса ускорил шаг и практически моментально напал. Послышался хруст костей, вопль, несколько тяжелых ударов и свист клинка. Когда все произошло, Крэлкин увидел двух черных единорогов, валяющихся на земле в красной луже и Висио, с вогнанным до рукоятки мечом. Оранжевый жеребец пошатнулся и тоже упал. Земной пони с ужасом взирал на мгновенно развернувшуюся схватку и с замиранием сердца смотрел, как над ним и стоящим рядом единорогом вновь появился щит.

«Значит, это еще не конец? Значит, Висио жив? Что это вообще было? Почему он просто так взял и атаковал в лоб сразу двоих противников? Он же должен понимать лучше других, что такие скоропалительные действия могут стоить жизни и провала операции. Кажется, тут что-то другое…»

Внезапно сбоку в щит ударило что-то сиреневое, земля затряслась, но защита устояла. Единорог, поддерживающий оборонительное заклинание, бросил презрительный взгляд в сторону атаки, поднял бровь, а потом опять переключился на своих побратимов. «Его не побеспокоило такое сильное заклинание? Неужели он настолько доверяет своей магии? Да и кто это ударил? Висио? Но он же лежит с мечом в груди…»

– Вы медлите, – донесся сверху голос мэра Филдса. – Я же потенциально положил двоих из вас. Уничтожить третьего – было бы вопросом времени.

– Какие мы гордые, – послышался голос лидера “Крыльев”. – Думаешь, что бой иллюзий что-то значит?

– Конечно, Алиас, – с усмешкой отозвался мэр. – А ты как думал? Это первый этап знакомства с потенциальным противником. И первая попытка его убийства. Быстрая и беспрекословная.

– Ты мне тут будешь читать свод правил ведения боя? – огрызнулся собеседник.

– А почему бы такому неучу, как ты, не напомнить? Да и вообще, пора понять, что сражаются практически равные силы одинаковой школы.

– Антрацит, ты чего ждешь?! – рявкнул лидер. – Выбей его из его иллюзии. Чтобы эта мразь никуда не спряталась.

– Я не собираюсь убегать, – елейно проговорил градоначальник. – Сейчас либо я вас убью, либо вы меня. Третьего не дано.

– Поговори мне тут! Туэри, пора.

– А дракона кто держать будет?

– Я тебя убью, если сейчас не сделаешь то, что я требую! – прокричал лидер “Крыльев” подчиненному.

Послышался небольшой хлопок и свист. Погибшие пони рассеялись, словно дым, и чужак увидел около щита Висио. Из защиты моментально вылезли щупальца и отогнали нарушителя на несколько метров. Единорог, стоящий под куполом, фыркнул, и рог его окутала яркая аура. Чужак поморщился от резкого света и увидел, сквозь синеватую защиту двух аликорнов.

«Аликорны?! – с недоумением подумал чужак. – Как же Висио с ними справится?»

– Наконец-то я увидел легендарную тройку, – просиял мэр Филдса. – Два аликорна на страже порядка. Что теперь намерены делать?

– Сохраните его череп! – жестко проговорил Туэри. – Не так часто нам выдают разрешение на убийство представителей нашего вида.

– Ты какой-то маньяк, – усмехнулся Антрацит, неспешно достал длинный меч и зажал оружие в зубах.

– Это в первую очередь тебя касается, – не унимался единорог под щитом.

Напарник лишь махнул копытом и устремился в атаку. Висио уклонился от первых выпадов и постарался увеличить дистанцию, но аликорн искусно пользовался своими крыльями: моментально подлетал к противнику и атаковал, отлетал на безопасное расстояние при контратаках и вновь приближался, угрожая мечем. Висио свернул пространство и оказался сзади противника. Он попытался лягнуть его, но враг тоже исчез и напал сбоку.

Мэр перекатился по земле, уходя из-под стального клинка, поднялся и, зарывшись в землю копытами, ударил мощным лучом в противника, теряя его из вида в магической вспышке. Аликорн появился сверху, разжал челюсти, выпуская меч, в ту же секунд залез копытом в сумку и с усмешкой сыпанул из нее мелких камней. Послышались звуки взрывов, и черный единорог на магических крыльях поднялся вверх, выжидая ответной атаки.

– Что же, неплохо для начала, – послышался сзади голос Висио.

– Антрацит! – каркнул лидер группы. – Я же сказал, чтобы ты выбил его из иллюзии!

– Но я… – замешкался аликорн, смотря презрительным взглядом на соперника.

– Не думаю, что его стоит ругать. Просто у него рог не из того места растет, – с издевкой произнес жеребец. – Я знаю магию гораздо лучше вашего. И разчаровать за несколько секунд любой артефакт для меня не составляет труда. Либо вы сейчас уходите и сохраняете себе жизнь, либо я вас убиваю без жалости и сомнения.

– Мы перебьем всех твоих клонов, уничтожим тебя и пойдем дальше выполнять задачи Целеберриума! – рявкнул Алиас.

– Целеберриум, Целеберриум… – с наслаждением потянул Висио и улыбнулся. – Как видите, мне не страшна даже его магия. Пока вы убивали, я читал книги и тренировался.

– Задолбал воздух сотрясать! Антрацит!

Аликорн с мечом, не говоря ни слова, ринулся на противника. Он замахнулся в полете и с размаха ударил в оранжевого единорога. Мэр отступил, и лезвие вонзилось в землю. Градоначальник тут же применил магию, и нападающий замер. Чужак видел, как черный пони кривился и изо всех сил пытался вытащить непослушный кусок железа из вспаханного грунта, но тот не поддавался. Его замешательством воспользовался Висио и ударил по челюсти. Аликорн простонал и отскочил.

– Зубы целые? – заботливо осведомился градоначальник.

– Что ты сделал? – строго спросил Туэри.

Антрацит пожевал губами и с натугой сплюнул.

– Жаль, что целые, – с напускной печалью произнес оранжевый жеребец. – Видно, пьешь какие-то усилители костей. В любом случае, Антрацит, не используй против меня длинные металлические вещи, зажатые в зубах. Небольшая вибрация, и зубы выпадут.

– Закройся, – сплюнул тот. – Это мое оружие!

– Да мне, если честно, плевать, чье это оружие. Мы будем продолжать или болтать?

– Построение номер два! – крикнул Алиас. – Ты будешь умирать медленно, – пообещал он противнику. – Я лично сдеру с тебя шкуру живьем!

Висио резким движением открыл сумки, обнажая свой арсенал алхимика, и, выхватив зубами красноватую колбочку, влил содержимое в рот. Он скривился, и через мгновение его гриву и хвост объяло пламя, а шерсть стала серой. Аликорны не предали этому никакого значения и ринулись в атаку. Мэр зарылся копытами в землю и выпустил в нападающих огромную струю огня. Сразу после этого он выпил еще одно зелье. Огонь ударился в щит и ненадолго закрыл обзор чужаку. Аликорны облетели с разных сторон полымя, однако защищающегося не нашли и зависли в воздухе.

– Опять упустили? – хмуро поинтересовался лидер “Крыльев” ни к кому не обращаясь. – А говорил, что прятаться не будет.

Внезапно под ним разошлась земля, и из пролома выпрыгнул Висио. Его взгляд выражал хладнокровность и решительность в действиях. Он обхватил черного жеребца передними копытами около крупа и попытался нанести удар, но тот вырвался и схватил градоначальника за шею. Грива жертвы вспыхнула огнем, аликорн вскрикнул и ослабил хватку. Висио тут же воспользовался преимуществом и, нанеся несколько слабых ударов по морде, вырвался из захвата и приземлился на землю.

Выхватив еще одно зелье, он вновь его выпил, и из его тела выскочило еще два точно таких же, как он, существа. Антрацит тут же ударил одного из них. Послышался хруст дерева, посыпались щепки. Крэлкин увидел, как на месте удара зияла дыра с торчащими оттуда кусками веток. «Значит, это еще больше копий Висио? На этот раз из дерева. Что он задумал?»

Алиас обмахнул огонь с морды и, найдя взглядом одного из трех уже серых единорогов, устремился в атаку. Он схватил его заднюю ногу, вывернул назад и, немного напрягшись, сломал ее. Послышался приглушенный крик и хладнокровное замечание нападавшего:

– Видно, я нашел настоящего.

На него тут же напала одна из копий: открыла рот и выпустила вперед струю пламени. Черный жеребец взлетел вверх и, как только огонь стих, тотчас обрушился вниз на заклинателя, разбив его в щепки. Висио поднялся, потянулся к очередному зелью, как его мощно ударили в бок, и он повалился на бок, тяжело дыша и сплевывая кровь. Аликорны подошли к поверженному врагу и придавили магией к земле.

– Не такой уж ты и крутой, да?

Внезапно в щит, под которым прятался третий единорог из “Крыльев”, ударилось что-то тяжелое и массивное и вспыхнуло фиолетовым. Земля затряслась под ногами, и черный жеребец бросил обеспокоенный взгляд в направление атаки. Через секунду с другой стороны ударила такая же фиолетовая вспышка, и земля вновь пошатнулась. Висио вспыхнул огнем, отгоняя аликорнов, а когда пламя улеглось, на месте его уже не было.

– Это ваш легендарный непробиваемый щит? – поинтересовался мэр.

– Дерись с нами в открытую, трус! – рявкнул Антрацит.

– Значит, двое на одного – это честно? – со смешком осведомился жеребец. – Ладно, пес с ней с честностью. Я вас проверяю, чтобы нанести один выверенный удар. Так как вас много, и противники вы серьезные, то нужно больше времени для этого.

– Трусливая тварь, – бросил Туэри.

Лидер группы поднялся в воздух и резко обрушился на землю. Крэлкин почувствовал, как земля дрогнула и пошла трещинами. Он наблюдал, как пристально оглядывается член Целеберриума, пытаясь понять, где сейчас прячется противник. Внезапно сгустились тучи, ударил гром и пошел ливень. Большие капли падали на щит и стекали по нему вниз. Туэри поднял взгляд и с недоумением осматривал небольшое черное облако.

– Жалкие фокусы, – с презрением произнес Антрацит, достал из сумки небольшой камень и, применив на нем магию, уставился вверх.

– И что ты хочешь сделать? – насмешливо поинтересовался градоначальник.

– Что ты сделал с моими артефактами?! – процедил сквозь зубы жеребец.

– Ты самый слабый из тройки, – послышался презрительный голос Висио. – Не пойми превратно, но ты полагаешься на меч и на свои бесценные артефакты. Я вообще не могу понять, как ты можешь махать из стороны в сторону десятком килограмм железа вместе с головой и не теряться в пространстве. Я несколько раз попробовал, но результат был печальным. Снимаю перед тобой шляпу за упорство.

– Да пошел ты… – буркнул аликорн, пытаясь выследить говорящего.

– Все твои артефакты уже не имею ценности, теперь они всего лишь камни.

– Да? – зло осведомился черный пони.

Антрацит вновь применил магию на камне, подбросил вверх и ударил в него мощным синим лучом. От драгоценности разошлось в разные стороны едва заметное синеватое кольцо, и тучи исчезли.

– Выкуси!

Из земли рядом с крупом Алиаса вылезла голова мэра, схватила того за хвост и потянула вниз. Аликорн вскрикнул, попытался вырваться, но все было безуспешно. Перед Антрацитом в воздухе показался еще один градоначальник и, не говоря ни слова, заехал тому по морде. Черный жеребец мотнул головой и смотрел, как противник, падая, бьет красным лучом в него.

– Если Висио сейчас сражается с… – начал Крэлкин, но был тут же перебит Туэри:

– Ни с кем он не сражается. Это все показуха. Главная цель – я.

– Высоко себя ценишь.

– Как только я паду, эти два неудачника потерпят поражение следом.

Антрацит развернул перед собой щит в ожидании атаки.

– Медлишь, – донеслось сбоку, и Висио наотмашь ударил аликорна у основания крыла.

Тот взвизгнул, накренился и стал снижаться. Градоначальник уже стоял на земле и пристально наблюдал за неудачными попытками черного жеребца восстановить высоту. Антрацит зарылся копытом в сумку и стал выгребать оттуда камни. Синие, зеленые, красные драгоценности россыпью падали к ногам мэра и блестели на солнце. Оранжевый пони фыркнул, перевел взгляд на лидера тройки и понесся во весь опор на него. Тот раскрыл над собой щит, однако Висио это не остановило. Перед самым барьером он прыгнул, сверкнул рогом, оказался внутри купола и приложился всеми копытами к цели. Аликорн прохрипел и повалился на спину.

– Хвост отпусти! – рявкнул он. – Я тебя…

– Такой сильный, а не можешь справиться с магией, которой не видишь? Печальное зрелище.

Барьер наполнился зеленым газом, и мэр оттуда поспешно выбрался.

– Теперь ты, – проговорил он, смотря на второго аликорна, оправляющего от удара.

– Нет, так дело не пойдет, – произнес Туэри. – Что-то это все затянулось.

Он сверкнул рогом, и мэр застыл на месте в зеленоватом облачке магии. На него моментально налетел Антрацит и практически в упор ударил заклинанием. Послышался взрыв, и на щит упало несколько красных капель. Чужака передернуло, смерть казалась слишком реалистичной, и мозг отказывался воспринимать это иллюзией. Однако черный единорог под куполом не убрал защиту, лишь бросал по сторонам подозрительный взгляд.

В купол ударило еще три фиолетовых вспышки, и земля вновь дрогнула, на этот раз сильнее. Туэри пошатнулся, и чужак впервые увидел, как он переставил ноги, восстанавливая стойку. «С каждым разом вспышек все больше, и они все сильнее. И магия появляется каждый раз, как Висио убивают или побеждают. Что бы это могло значить? Просто психологический трюк, либо же какая-то неизвестная магия? Последняя вспышка сметет этот щит вместе с теми, кто будет тут находиться?»

– Забыл я про третьего вашего члена, – послышался голос мэра. – А так бы мог с жизнью проститься, бейся я с вами лично.

– Пора с тобой кончать, – хмуро произнес лидер “Крыльев”, поднимаясь с земли.

– С вами тоже пора кончать, – поддержал Висио, – только пока способа придумать не могу.

– Ты не выиграешь эту схватку, – проговорил Алиас.

– Тогда я просто уйду.

– Если ты уйдешь, то мы уничтожим земного пони и иллюзию, которую ты охраняешь. А если доведешь нас до белого каления, мы сравняем с землей весь город.

– Что же, ради жителей Филдса нужно постараться, – понимающе отозвался мэр. – Они вверенная мне Селестией ответственность.

– Еще и Селестию сюда приплел?

– Вы даже не представляете, сколько полезного может поведать эта милая пони.

– Если ты якшаешься с этой недопринцессой, – прошипел Антрацит, – то тебя тем более необходимо уничтожить.

Висио показался в очередной раз около щита, под которым сидел Крэлкин. Он спокойно стоял и пристально всматривался в переливающуюся поверхность. Из барьера моментально вытянулись щупальца, обвили воздух вокруг жеребца и застыли на некотором расстоянии, словно что-то их не пускало дальше. Вокруг мэра появился шар магической преграды, и по нему пошли мелкие трещины.

– Вы знали, что существует как минимум четыре вида щита? – поинтересовался градоначальник. – Простой щит, который не пропускает ничего ни внутрь себя, ни вовне. Его можно постоянно обновлять, поддерживая прочность, или создать статическую структуру. Еще один щит может отражать атаки, – произнес он, и щупальца отбросило на расстояние, и они вновь устремились к цели. – Другой может поглощать магию. – Как только щупальца прикоснулись к барьеру, они расплылись по его поверхности и стали там растворяться.

– Что ты делаешь?! – вскрикнул Туэри и оборвал свою контратаку.

– И четвертый вид щита – самый редкий, между прочим, – управляемый. Тебе рассказать, что это за щит, Туэри? Труден в реализации, но гибок и действует практически моментально.

– Уйди!

Сзади в Висио ударил луч магии. Барьер, закрывающий мэра, завибрировал и пустил обратно такой же луч. Антрацит взлетел, уходя с линии атаки.

– Комбинированные щиты, – заявил Висио. – Этому искусству обучился не только я, верно, Туэри.

Черный единорог отступил на шаг, и около его рога стал расти фиолетовый шар. Земной пони напрягся, он понимал, что накапливаемая сила должна была найти выход. Чужак увидел, как магия оторвалась от рога и устремилась вперед. Он прикрыл глаза копытами и наблюдал, как шар коснулся преграды. В ту же секунду сквозь магический шар прошел меч Антрацита, преодолев преграду, задел режущей кромкой морду единорога и, ударившись в заднюю стенку барьера, срикошетил в землю. Магический шар, вылетел за пределы купола и разорвался.

Взрывная волна сотрясла землю, и Висио утонул в пламени. Послышался тяжелый удар, облако огня растаяло, и перед щитом Крэлкин увидел хмурившегося черного жеребца. Он недовольно фыркнул и пронзительно посмотрел на единорога, который пожал плечами и стал шарить глазами по окрестности. Сотворенные крылья дрогнули, на мгновение пропали и вновь вернулись на место.

– Кажется, я его достал, – заявил лидер группы, смотря под себя. – Осталось добить и представить Целеберриуму голову.

– Какие вы наивные, – хохотнул Висио.

– Снова ушел?! – рявкнул аликорн. – Да сколько тебя можно гонять? Нам еще двоих существ нужно убить, а также догнать какую-то мразь.

– Это пони, который пересекает океан?

– Значит, ты с ним заодно?! – взревел Алиас. – Я превращу тебя в фарш и сожру!

– Как не по-эквестрийски, – с досадой бросил мэр. – За такой проступок от гнева принцесс вас не спасет даже Целеберриум. С другой стороны вас могу сожрать я.

– Кто же тебе позволит? – усмехнулся Туэри. – Жрать ты будешь только грязь из-под наших копыт.

За лидером группы что-то сверкнуло, и по округе разлилась зеленая волна, обогнула щит, за которым пятился Алиас, и пошла дальше. Сзади послышался стон, и чужак обернулся. Вместе с ним обернулись и другие. Посреди поля стоял мэр с поджатой ногой и дымящейся спиной.

– Молокосос, – послышался рядом грубый голос. – Говорил же, что достал этого выскочку.

Висио пошатнулся и исчез.

– Все, пиши пропало, – отозвался Туэри. – Он на пределе возможностей, даже в открытое противостояние не может вступить. Это было довольно легко.

Крэлкин посмотрел на меч и сглотнул. «Неужели вот так все закончится? Убитый в мире-идиллии, оказавшийся не в том месте не в то время…»

– Я понял, как пройти через ваш щит, – разнесся по округе голос оранжевого единорога. – Теперь не составит труда вас уничтожить.

– Он еще что-то вякает? – с насмешкой поинтересовался Антрацит. – Ты уже труп, смирись и хотя бы подохни достойно.

«Значит, Висио достали? – подумал чужак. – Выглядит он плохо. Неужели ему сломали ногу и ударили магией по спине? Если так, то дело плохо… Со смертью Висио меня ждет участь не зауряднее. Нужно помочь ему…» Крэлкин вскочил и попытался ударить единорога, но тот моментально отреагировал, и земной пони почувствовал, как тяжелое копыто приложилось к его морде. Он даже не понял, как очутился на земле. Во рту почувствовался вкус крови. Ему стало холодно, он попытался шевельнуться, но не смог.

«Да, опрометчиво было с моей стороны. Вот и магией меня связали, как дракона. Что теперь будет – неизвестно. Придется положиться на Висио. Если он такой сильный, как рассказывал, то ему можно довериться, но этот лидер “Крыльев”… Именно он нанес все хоть сколь значимые травмы. Неужели он чувствует присутствие настоящего противника?»

Рядом со щитом показался мэр. Он пил зеленую жидкость из большой бутылки. Аликорн моментально отреагировал, но его удар не нашел цель, и оранжевый жеребец, развернувшись, лягнул того изо всех сил здоровой ногой. Противник отлетел, упал на землю, но тут же вскочил и мотнул мордой.

– Все-таки, Висио, у тебя сломана задняя нога, – с усмешкой прокомментировал Туэри. – И видны следы от копыт Алиаса на спине. Странно, что он тебе позвоночник не переломал. Видно, ты хорошо подготовился к нашей битве.

– Было время, знаете ли, – улыбнулся Висио и тут же отпрыгнул.

На месте, где он только что стоял, зияла небольшая рытвина, а сверху послышалось недовольное рычание. Сквозь дымку, чужак увидел, как Антрацита что-то схватило и потащило вниз. В Висио ударил лидер “Крыльев”, но тот вновь уклонился, зарылся копытами в грязь, и из его рога навстречу врагу ударили молнии. Однако не успела магия дойти до цели, как заклинателя сбил второй аликорн и несколько раз приложился по морде.

Сверкнула вспышка, послышался стон, и Туэри улыбнулся.

– Думаешь, про отражающие щиты только ты знаешь?! – крикнул он. – Выскочка из низших слоев. Да кем ты был, пока тебя Старсвирл не заметил? Ничтожеством, как и этот земной пони. Мы вас обоих тут на куски разорвем.

– А я тут причем? – с ужасом отозвался Крэлкин.

– Ради удовольствия, – бросил через плечо единорог.

Послышался еще один взрыв, поднялся столб пыли, кто-то кого-то бил. Жеребец под щитом напрягся и стал всматриваться в сражение. Спустя несколько секунд из пыли донеслось жалобный восклик. Вверх поднялся аликорн, но его обхватило оранжевое облачко, и тот рухнул вниз.

– Что вы делаете?! – рявкнул Туэри. – Я вас не вижу!

Рог его засиял еще сильнее, и чужак прищурился. Единорог скривился от напряжения, дыхание его стало тяжелым. Внезапно в щит стали бить заклинания с разных сторон. Черный жеребец стиснул зубы, и с ненавистью осматривался, пытаясь понять, где противник. Внутри пылевой завесы послышался еще один взрыв, и несколько оранжевых лучей вылетело из него в небо.

– Идиоты, – простонал Туэри. – Убью всех!

Чужак услышал завывание, внутри щита поднялся ветер и усиливался с каждой секундой. Он почувствовал, как магические путы ослабли. «Висио побеждает?» – изумился про себя земной пони. Внезапно с места сорвало меч, крутануло несколько раз над головой, и клинок ударил в спину заклинателя. Единорог пошатнулся и упал. Барьер пропал, и Крэлкин, почувствовав свободу движений, подскочил. Он посмотрел на лежащего на боку жеребца с торчащим оружием. Из раны сочилась густая кровь. Пони тихо хрипел и с ненавистью смотрел в пустоту.

«Это что было? Почему меч его ударил? Это все вообще не имеет смысла! Неужели это Висио? Но как? Нельзя пробить этот щит, тем более такой примитивной магией, как телекинез. Или этот Туэри сам себя ранил? Ничего не понимаю…»

Чужак мотнул головой и почувствовал запах гари. Справа от поля боя встал дракон и оглядывался в поисках жертвы. Крэлкин попятился и, споткнувшись об единорога, упал на круп. Стон раненого привлек внимание хищника, и, расправив крылья, он устремился к добыче. В тот же миг из облака пыли вылетел фиолетовый луч и ударил прямо в морду хищника. Тот взревел, развернулся и ударил струей огня в обидчиков.

Послышался крик лидера “Крыльев”, что он не сможет удержать атаку монстра, потом приглушенное рычание и отчаянный вопль. В морду дракона устремился черный комок. Через несколько мгновений чужак понял, что это был Алиас. Он схватил чешуйчатого за рог и потянул вниз, усиленно работая крыльями. Огнедышащий зверь подался вперед, заупрямился и получил по затылку копытами.

Внезапно крылатого единорога кто-то сбил, стремительно подлетев к нему. Солнце закрыла большая тень, и, подняв взгляд, Крэлкин увидел Кассандраго. Дракон Кристальной Империи спикировал на собрата и повалил на землю. Поверженный хищник зарычал и стал плеваться огнем. В небе появился еще один пони, ворвавшийся в битву: Айрон Треп. Он держал веревку наготове и пристально следил за каждым движением оппонента.

Алиас нырнул вниз, приземлился на копыта и, убрав крылья, ударил в преследовавшего его пегаса. Ловец попытался отбить атаку крылом, не сумел и тяжело рухнул на землю. Лидер группы специального назначения свернул пространство, показался за крылатым жеребцом и схватил его за горло.

– Убью, мразь! – прошипел он. – Зря ты вмешался.

– Пусти его, иначе будет хуже! – рявкнул Висио.

Мэр показался из клубов дыма и, с трудом передвигая копыта, шагал к противнику. На боках его виднелись сильные кровоподтеки, рассечена бровь и заплывший глаз, обгоревшая спина. Задняя нога была прижата к телу. Он едва передвигался, но упорно шел навстречу опасности. Черный жеребец прыснул при виде оппонента.

– Да ты едва на ногах держишься!

– Значит, тебе не составит труда убить меня.

– Я вас всех тут убью! – злобно бросил Алиас. – И начну с этого пегаса. Кажется, это одна из любимых игрушек Селестии?

– Я его не спасу? – поинтересовался Висио.

– Нет!

– Значит, мне нет причин сдерживаться.

У кончика рога мэра засиял, переливаясь всеми цветами радуги, огонек и стал нарастать. Айрон воспользовался замешательством оппонента, саданул его по рогу и, вывернувшись, заломил переднюю ногу за спину. Моментально вытащив веревку, он обвил ею конечность и натянул. Единорог зарычал и попытался магией оттолкнуть пегаса, но тот прочертил в небе синюю полоску, уходя с линии атаки.

Висио посмотрел в сторону противника, ухмыльнулся и ударил магией. Разноцветный луч молниеносно преодолел расстояние между единорогами. Черный жеребец не ушел с линии атаки, а зарылся в грязь копытами и остановил шар в нескольких сантиметрах от рога. Облачко магии около головы пони засияло с новой силой, послышался треск, посыпались во все стороны искры. Алиас сжал зубы, прижал уши, закрыл глаза, даже подался немного назад, и огромная капля стала вливаться в его рог. Градоначальник с ужасом посмотрел на противника и поспешил к нему, но не успел он сделать несколько шагов, как шар взорвался, и мэра отбросило назад.

Чужака тоже накрыло взрывной волной. Его подхватило, словно пушинку и бросило через несколько метров на рыхлую землю. На зубах заскрипел песок, а в уши забилась земля. Он тряхнул головой, пытаясь понять, что произошло, и тут же ощутил сверху жар. Струя пламени ударила прямо над ним и устремилась вверх. Послышался приглушенный вой.

– Тебе до остальных драконов еще расти и расти, тварь безмозглая, – донеслось до жеребца и он, потерев глаза, увидел, как два огнедышащих зверя борются друг с другом.

– Отпусти его! – крикнул Висио. – Пожалуйста! Я не хочу тебе навредить!

Перед мэром приземлился пегас и коротко поклонился:

– Приказы Принцессы Селестии не обсуждаются, – проговорил он. – Отдохни, мы обо всем позаботимся.

Чужак поспешил к ним.

– Думаю, что вы сейчас совершаете огромную ошибку, – прошипел градоначальник. – Сейчас я вошел в стадию своего пика возможностей и разогрелся достаточно, чтобы смести целый поселок к дискорду в пропасть, так что делайте то, что я сказал: отойдите от дракона!

– Я готов принять бой, – заверил Айрон и вытащил из сумки веревку.

– Видимо, мой друг тебе плохо объяснил, что с такими, как я, связываться нельзя. Крыло тебе срастили, но неприятный осадок остался, верно?

– Ты знаешь того единорога?

– Сила того единорога меркнет перед моей. И если ты сейчас не хочешь!..

– Висио! Погоди! – крикнул белый жеребец, подбегая к собеседникам. – Не стоит!

– Ты за них? – грубо осведомился мэр.

– Нет, не за них, – быстро проговорил Крэлкин и остановился около пони, тяжело дыша. – Айрон, улетайте.

– Не понял…

– Сейчас очень опасно сражаться здесь в открытую, – проговорил земной пони. – Навредите пони. Более того, дракон неуправляемый.

– Потому мы его сдержим, – заверил пегас. – И уничтожим.

– Нет, он здесь необходим…

– Что?! – с недоумением потянул ловец животных. – Вот эта огнедышащая тварь?! Ты с ума сошел?!

– Дай время. Я поговорю с Селестией…

– Принцессой Селестией, – заметил Висио.

– Ты едва стоишь на ногах, а тебя интересуют регалии?! – взвился чужак. – Да пошел ты к черту со своими проблемами с таким отношением!

– Просто нужно говорить: Принцесса Селестия, – спокойно проговорил оранжевый жеребец. – Только и всего.

Он посмотрел на зелья, которые уцелели после битвы, вытащил зеленое и выпил залпом.

– Продолжай, – попросил градоначальник, заложив пустую емкость на место.

– Это ты чего пьешь? – осведомился земной пони.

– Всего лишь сильнодействующее обезболивающее, – пояснил мэр. – Боюсь, без него я могу повалиться в обморок раньше, чем это стоило бы.

– Ладно… – неуверенно потянул Крэлкин. – Итак, до конца недели я должен встретиться с Селестией… – Он заметил неодобрительный взгляд бывшего члена Целеберриума и поправился: – Принцессой Селестией и переговорить с ней на счет концепции безопасности этого поселка. Я уверен, что смогу ее уговорить оставить иллюзию дракона нетронутой.

– И что ты предлагаешь нам с Кассандраго сейчас делать? – осведомился ловец животных.

– Во-первых, отпустить дракона.

– Чтобы он ворвался в город или уничтожил посевы вместе с жителями?! – воскликнул пегас. – Ты случайно головой не ударился?

– Висио обо всем позаботится, – заверил Крэлкин. – Вы пока охраняйте остальных пони, пока он не закончит дело.

– Если что-то пойдет не так, мы уничтожаем дракона, – предупредил Айрон.

Он сорвался с места, подлетел к Кассандраго и что-то ему сказал. Хищник возразил, с недоверием посмотрел на оранжевого единорога, прижал противника к земле, отпустил его и стремительно взмыл в воздух. Иллюзия взревела, развернулась и выпустила струю огня обидчику в спину. Защитник Кристальной Империи отмахнулся от пламени крылом и отлетел на безопасное расстояние

– Ты справишься с ним? – с сомнением поинтересовался земной пони.

– Мне необходимо уничтожить артефакт, который позволил локально изменить законы природы. Но тут слишком много остаточной магии, так что найти его будет проблемой.

– Ты серьезно? – упавшим голосом осведомился жеребец.

– Кажется, ты действительно головой ударился... Остаточной магии здесь много, а вот действующая – одна. Думал, ты догадаешься.

– С чего это мне догадываться? – возмутился чужак. – Я не владею магией.

– Старсвирл на тебя большую ставку делает, не разочаруй его.

Вокруг рога мэра появилось облачко магии.

– Пошли за мной.

Висио зашагал вперед. Сломанную ногу он поджал, потому медленно и неуклюже передвигался, и земной пони даже посмел себе прыснуть, однако когда он увидел ожоги, то тут же посерьезнел и с опаской спросил:

– Тебе не больно ходить?

– Я бы на твоем месте не переживал, – заявил мэр.

– Я ребра твои вижу. Тебе же прожгли…

– Бывало и хуже, – страдальчески улыбнулся жеребец. – Неприятно ходить, но не больно. Тянет кожу, вероятно, даже раны открывает, но я не чувствую. Анестетик. Могу разве что от потери крови тут копыта откинуть, но Алиас ударил огненными копытами, потому все большие раны он прижгло.

– Тебе бы в больницу…

– Успеется. Сначала – дракон.

– А он нас не заметит? – с сомнением спросил Крэлкин.

– Я специализируюсь на заклинаниях скрытности и камуфляжа. Тем более, я остаюсь пока что действующим хранителем Филдса. Так что, я бы не стал беспокоиться по этому поводу.

– Ну… хорошо… Но почему ты себя подставил?

– Подставил? – недоуменно переспросил жеребец. – Под удар что ли? – Собеседник кивнул. – Ну, а как иначе-то? Управлять сотворенными телами – дело сложное и хитрое. Так что у меня не хватает пока сил скрываться и одновременно нападать. А стоящий в стороне единорог – это как-то подозрительно.

– Но ведь тебя же убили несколько раз. Я кровь видел.

– Кровь от моей приманки. У меня всегда было достаточно времени, чтобы улизнуть.

– И получить глубокие ожоги, – скептически заметил чужак.

– Но я же жив, значит, все пошло так, как я рассчитывал. А вот и искомая вещь.

Висио остановился, подобрал небольшой черный камень, и дракон исчез.

– И что дальше?

– Надо бы разобраться с “Крыльями”… По крайней мере, узнать, что они дальше планируют. Думаю, что они еще не усвоили урок.

– Ну, с Туэри я знаю что случилось… Кстати, а как ты смог пробить его щит?

– Проще пареной репы, – с улыбкой заявил Висио. – Этот единорог постоянно высвобождает магию из-под щита. Помнишь, когда он пытался меня из-под него ударить? Тогда я смог пробросить туда меч. Вполне физический объект, который должен был просто отскочить. Я даже не надеялся на это.

– Все равно это ничего не объясняет, – недовольно бросил Крэлкин, но уже начал догадываться, о чем говорил собеседник.

– А кто единорогам крылья отрастил? – с укоризной поинтересовался Висио. – Расстановку сил “Крыльев” с использованием двух аликорнов можно никогда и не увидеть. Она используется только против самых сильных противников, соответственно, чрезвычайно редко и только вне Эквестрии. Туэри отращивает Алиасу и Антрациту крылья, а сам сидит под щитом. И он постоянно поддерживает свое заклинание. Должен поддерживать, потому что иначе единороги становятся легкой добычей. А еще он изредка накладывает защитные заклинания на своих товарищей. Канал, по которому течет энергия для поддержания заклинаний вне щита, может расширяться или сужаться, и он прекрасно работает в обе стороны, необходимо просто создать необходимое усилие, чтобы перебить встречный поток магии.

– Значит, ты специально затащил Алиаса и Антрацита в пылевую завесу? Чтобы увеличить расход энергии для применения заклинаний, которые необходимо накладывать вслепую?

– Вообще-то, у всех членов “Крыльев” есть специальные печати, которые при активации создают очень мощный щит, но защита с безумной скоростью опустошает запасы албидо стилла. А опустошаются запасы только того, кто активировал печати.

– Значит, у Туэри просто закончилась энергия?

– Долго бы заканчивалась. Я заставил его перенаправить большую часть энергии щита на зоны поражения внешних атак, и только это позволило протиснуться в открывшуюся брешь. Он просто недоглядел.

– Значит, телекинезом поднял меч и ударил…

– Я едва попал, – хохотнул единорог. – Несколько раз прицеливался. Думал, что он заметит, но… пронесло.

– Ну, с Туэри понятно, а что с другими двумя?

– У Антрацита ожоги третьей и даже местами четвертой степени. Он попал под прямую струю пламени дракона. Точнее я ему помог… Жуткое зрелище. А у Алиаса, скорее всего, сломан рог. Если так и есть, то его не вернут в строй, даже если постараются… Им надо было преподать урок, но, кажется, все прошло впустую.

– И о каком уроке ты говоришь?

– Об уроке дружбе, конечно же.

– О какой еще дружбе? – поморщился Крэлкин. – Они – команда профессиональных убийц. Они других пони жизней лишают, а ты хочешь, чтобы они подружились с кем-то? Ты действительно не понимаешь ничего о таких, как они?

– Понимаю я их прекрасно, – улыбнулся единорог. – Они – часть коллективного бессознательного, и они пони. Они ничем не отличаются от жителей Эквестрии. Нельзя от них отрекаться. Всегда можно кого-то исправить, вот только как это сделать – другой вопрос.

Оранжевый жеребец достал последнюю зеленую бутылочку и выпил залпом.

– Кажется, мой организм стал привыкать к анестетикам. Может, стоит подыскать другой рецепт?

– Сколько в своей жизни ты их вообще пил?

– Достаточно много, чтобы спасать себе жизнь. Думаешь, я бы без этого зелья выжил в нашей с “Крыльями” потасовке? – поинтересовался мэр, но собеседник только пожал плечами. – Ладно, пошли к главному зачинщику этого всего представления.

– К Изабору? – изумился земной пони.

– К Алиасу. Из-за его команды иллюзия дракона вообще появилась. К тому же его группа атаковала днем, что нарушает даже внутренний устав Целеберриума. Они стали чувствовать себя слишком безнаказанными, нужно было их давно приструнить, но вокруг них витала аура смертного зловония и необъяснимого ужаса.

– Боялись их что ли?

– А я непонятно выразился?

Висио двинулся вперед. Он неспешно подошел к черному единорогу, сидящему на траве и трогающему копытом остатки рога. Как только лидер группы увидел подошедших, он вскочил, пошатнулся и, приложив копыто к голове, опустился на вспаханную землю.

– Что, пришел потешаться? – злобно поинтересовался жеребец, смотря на мэра исподлобья. – Мало ты нас покалечил?

– Мне кажется, мало, – кивнул градоначальник, приблизился к противнику и размашисто ударил его по рогу.

Алиас вскрикнул, упал на спину и, обхватив голову, стал извиваться.

– Ты зачем это сделал? – с непониманием и страхом осведомился чужак и отошел на несколько шагов от Висио.

– Преподаю ему урок, – с недоумением отозвался тот. – Теперь он никогда не восстановится и будет влачить жизнь земного пони. Я лично попрошу Целеберриум отрядить его в Филдс, где я с ним смогу работать и перевоспитывать.

– Это…

– Это единственный способ сделать из него нормального члена общества, – заверил мэр. – По-другому он не поймет.

– Но… Нельзя вот так брать и…

– Думаешь, что Целеберриум не делает так? Он вообще работает кнутом и призрачным пряником. Выполняешь работу хорошо – тебя не трогают, выполняешь плохо – наказывают. Это суть Целеберриума.

– Почему ты можешь говорить слово “Целеберриум”? Тебя же чуть не убило…

– Ты про тот спектакль в моем доме? – усмехнулся градоначальник. – Я не думал, что ты воспримешь его всерьез. Хотя… ты же земной пони и не знаешь, как работают печати молчания.

– Так я тогда зря пострадал?

– Тогда я подыграл тебе, – заметил жеребец. – По задумке, ты должен был меня разговорить на счет зелий, а я должен был передать тебе знания, но… теперь тебя интересуют проблемы другого характера. Твайлайт. Именно поэтому я тебе дал подсказку для разрешения ее небольшой задачки. Ты необходим Старсвирлу чистым и готовым действовать во благо страны эквестрийцем. У тебя своя миссия в этом мире.

– И что же это за миссия? – саркастически осведомился чужак. – У земного-то пони.

– В свое время ты все узнаешь, а теперь я хочу видеть Туэри.

Следующий единорог из команды “Крыльев” лежал недалеко. Он побелел, глаза его были полузакрыты, губы пересохли, а изо рта торчал кончик языка. Бывший член Целеберриума подошел к его морде и открыл глаз. Зрачок дернулся и повернулся в его сторону. Кивнув, он подошел к рукояти меча и наступил на нее, прижимая к земле. Черный жеребец взвизгнул, сжал зубы и негромко заскулил, из глаз брызнули слезы, а изо рта – кровь. Рана открылась и снова стала кровоточить.

– Этот жить будет, – удовлетворенно заметил градоначальник, – даже вернется в состав специальной группы. Теперь у него есть опыт поражения, и он должен извлечь уроки. Идем к Антрациту.

– Ты и над ним будешь также издеваться?! – крикнул чужак.

– Если нужно, то буду, – беспристрастно отозвался мэр. – Я не собираюсь жалеть тех, кто меня только что пытался убить. Тебя, между прочим, тоже. Так что можешь засунуть свою жалость в задницу и валить к своей Селестии под крыло, если намереваешься и дальше быть такой же тряпкой.

– Не намереваюсь, но это жестоко! – с вызовом проговорил Крэлкин.

– Жестоко? – с нескрываемой злобой отозвался Висио. – Жестоко?! – рявкнул он. – Эти ненормальные намеревались убить всех пони, которые тут живут! Это, по-твоему, не жестоко?! Или ты думаешь, что эти недоноски поймут, что они неправы?! Ответь мне, Крэлкин! Ты же сам из подобного гнойника вырвался, где убивали направо и налево, где жизнь стоила гроши, где резали глотки несогласным! Ты хочешь, чтобы подобное пришло в Эквестрию?! Ты желаешь подобного Твайлайт?! Или мне?! Хочешь, чтобы и нас тут уничтожили, потому что кто-то из нас не был жестоким?! Думаешь, мне приятно стоять перед тобой и оправдываться за то, что я делаю?! Они сами пришли сюда, бросили мне вызов и проиграли! Они проиграли мне, а ты подумай, сколько всего существ они убили! Да, может быть, они расправлялись с убийцами и садистами, но кто они для тебя сейчас?! Не убийцы ли?! Нет хороших и плохих убийц. Есть просто убийцы. И это одна из этих мразей!

Висио с силой ударил единорога в бок, и у того вырвался стон из горла.

– Я… – Крэлкин смотрел в ненавистные глаза мэра и не мог поверить, что пони, стоящий перед ним, способен выражать искренние чувства.

– Я готов понести наказание за все прегрешения, которые сделал и еще сделаю, – решительно заявил Висио. – Я готов стать убийцей, чтобы ты не стал им. Но не надо меня судить раньше времени. Я сам приду в копыта правосудия и отвечу за каждый проступок, только время еще не пришло. А теперь, иди за мной.

Он неспешно зашагал к третьему члену “Крыльев”.

– Ты меня специально водишь?

– А ты еще этого не понял? – с отдышкой сказал жеребец и остановился. – Кажется, скоро действие анестетика закончится.

– Ты же только что пил его…

– Значит, раны серьезнее, чем я думал. Нужно поспешить.

Единорог потопал дальше. Через несколько минут он достиг цели и посмотрел на лежащего без движения пони. Вся шерсть на теле жертвы сгорела, кожа в некоторых местах слезла и оголила мясо, в некоторых – обуглилась. Крэлкин отвернулся, не в силах смотреть на изувеченное тело.

– Идем отсюда, – сдавленно произнес чужак.

– Подожди… Он еще живой.

Земной пони сглотнул, бросил быстрый взгляд на пострадавшего и вновь отвернулся. Он заметил краем глаза, как Висио поднес к губам единорога красную бутылочку и стал вливать в рот зелье.

– Ну, пожалуй, все, – с удовлетворением произнес мэр, поравнявшись с попутчиком. – Осталось вызвать специалистов из Целеберриума.

Градоначальник сверкнул рогом, и перед ним появились шесть пони в темно-синих балахонах, скрывающих все тело.

– Этот в тяжелом состоянии, необходима срочная операция, – проговорил оранжевый жеребец. – Там дальше еще двое. У одного ничего серьезного, кроме потери рога, у второго – меч в спине. Никакие жизненно важные органы задеты не были.

Неизвестные кивнули, по двое подбежали к раненым и исчезли в магических вспышках. Висио пожевал губами и, смотря вдаль, бросил чужаку, чтобы немедленно пришел в его дом, и растворился сам в воздухе. Крэлкин вздохнул и засеменил по направлению к Филдсу. Зеваки, стоящие плотным кольцом, расступились и проводили его заинтересованным и встревоженным взглядом. Его окликнула маленькая оранжевая кобылка, еще не получившая свою кьютимарку:

– А наш мэр поправится?

– Будем надеяться, – бросил на ходу жеребец и перешел на галоп.