Последние секунды Эквестрии

Лишь крошечная вероятность. Крошечная вероятность того, что это закончится.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Гильда Другие пони

Никто, кроме нас.

Главный герой - сотрудник широко известного в определённых кругах института НИИЧаВо, отправляется в Эквестрию, дабы расследовать таинственные происшествия, способные вызвать очень серьёзные последствия как для Эквестрии, так и для человечества.

Другие пони ОС - пони Человеки

Поэма «Сан-Бургера»

Твайлайт любит фаст-фуд.

Твайлайт Спаркл

Бунт

Долой тирана-Селестию! Долой принцесс! Да здравствует свобода!

Принцесса Селестия Другие пони ОС - пони

Страховка на троих

Нуар по пони, что может быть лучше? Тонны описаний дождя, боли, неразделенной любви и предательства. Экшн в каплях, торжество деталей.За диалогами мимоуходите. Но есть няши. И грамматические ошибки :3 Поправил съехавший код. Читайте на здоровье - и не забудьте продолжение! "Ноктюрн на ржавом саксофоне"! Всем поняш.

Флаттершай Другие пони

Убийца Сансет

В один из дней Игр Дружбы завеса меж двух миров была разорвана. Магия Эквестрии прорвалась сквозь барьер в мир человечества. Потусторонние сущности получили жизнь. Мифы и легенды стали реальностью из костей и крови. Магия могущественна, но ограниченна. Если мир осознает это, Эквестрия будет под угрозой. Семеро друзей решили держать это в тайне, но все тайное становится явным.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Другие пони

Великие герои против коварного злодея

Группа храбрых пони лицом к лицу встречается со злодеем.

ОС - пони Король Сомбра

Проблема с родословной

Возвращение Луны было отмечено грандиозным празднеством. Впрочем, торжества улеглись, а до восстановления работы ночного ведомства оставалось ещё несколько месяцев, поэтому Луне не остаётся ничего иного, кроме как маяться от безделья. По крайней мере, так считает Селестия. Когда же она обнаруживает, что Луна тайком забралась в Министерство Записей, то интересуется зачем сестрёнка вообще туда полезла?

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Вован

Трикси стоило несколько раз подумать, прежде чем призывать "это"... Дурацкие ситуации, забавные диалоги, море абсурда и всяких глупостей - это и многое другое вы найдёте в фанфике с говорящим названием "Вован".

Трикси, Великая и Могучая Человеки Старлайт Глиммер

Буревестник эквестрийских нанотехнологий

При всех своих широко известных заслугах Твайлайт Спаркл продолжает считать принцессу Селестию наставницей. Это означает, что именно Селестии приходится первой сталкиваться с научными достижениями ученицы и их не всегда предсказуемыми последствиями… из коих некоторые сама Твайлайт предпочла бы забыть.

Твайлайт Спаркл Эплблум Свити Белл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Автор рисунка: aJVL
Глава 14

Эпилог

Поезд мерно покачивался из стороны в сторону, за окном мелькали деревья, горы и редкие поселки. Принцесса Селестия лежала у окна на просторной кушетке поверх цветастой подушки и читала книгу. Вокруг занимались обыденными делами еще четыре пони. Двое стражников стояли у входов. Работники с недоумением посматривали на гостя принцессы, но не решались что-либо сказать.

Крэлкин ерзал на месте Луны, пытаясь удобнее умоститься, но ему это никак не удавалось. Он сидел напротив Селестии и смотрел на мелькающий пейзаж. Изредка он бросал робкий и подозрительный взгляд на старшую правительницу, хотел было спросить, почему он едет с ней в Кэнтерлот, а не в Филдс, куда отправился старейшина почитателей Солара, и почему он едет в вагоне коронованных особ, да и еще на месте одной из принцесс, но никак не решался. Лишь единожды Селестия скосила выжидающий взгляд на белого земного пони, недолго осматривала его, и вновь вернулась к чтению.

Крэлкин спрыгнул с кровати, задев сумку, в которой покоилась стеклянная банка с зачарованной главами Целеберриума пылью цаворита, подошел к окну и немного приоткрыл его. Стремительный поток ветра влетел в вагон и зашуршал бумагой и гербарием на стене. К чужаку моментально подбежала серая кобылка и сказала, что Принцесса Селестия не позволяла открывать окно, и потребовала немедленно закрыть его. Жеребец скривился, но выполнил просьбу.

– Какой-то абсурд, – произнес он и многозначительно посмотрел на августейшую, однако та никак не отреагировала, и Крэлкин отвернулся. – Вообще было довольно жестко так общаться с культистами. Если разобраться, то они не виноваты, это воспитание такое. Да, это, конечно, проблема, их проблема, ее необходимо решать, но рубить сплеча… У нас есть более важная проблема.

Селестия отложила книгу и выжидающе посмотрела на говорившего.

– Тут можно говорить об этом? – поинтересовался земной пони.

– Можно, – кивнула венценосная.

– Целеберриум, – констатировал жеребец. – Он выходит за рамки…

– Это не проблема, – возразила кобылка. – Сейчас это мелочи по сравнению с Империей Грифона.

– Думаешь, нельзя будет решить проблему мирно?

Внезапно все работники прекратили заниматься делами и с ужасом уставились на чужака.

– Манеры, – благосклонно напомнила принцесса. – Проблема уже практически решена, но устранены лишь последствия. Необходимо разобраться с причиной.

– Имея под копытом Целеберриум можно было бы вырвать причину с корнем, – заверил чужак.

– И поступить, как я поступила с последователями Солара? – поинтересовалась Селестия. – Полагаешь, это решит проблему раз и навсегда?

– Доказать тщетность существования тем, кто верит в свое бессмертие – это действительно жестоко, – напомнил жеребец. – Но я сейчас не про веру и религию. Мы столкнулись сейчас с конфликтом интересом между мной и Вашим Высочеством.

– Поясни, – попросила правительница.

– Я говорю, что необходимо делать что-то с Целеберриумом, – произнес собеседник и повернулся к кобылке. – И Вы уже поняли мою задумку. Необходимо подавить его и заставить действовать сообща с Вами. Это принесет несказанное преимущество в дальнейшем. Вы же предлагаете направить собственные силы на преодоление внутреннего, социального кризиса…

– Почему ты решил, что кризис социальный?

– Потому что если такое проворачивает один пони, то может провернуть и другой. Вопрос лишь: когда. Это может породить социальный взрыв. Отчасти этот социальный взрыв может быть создан искусственно из-за бездействия Целеберриума. На самом деле Целеберриум выполняет достаточно важную роль в жизни Эквестрии, и полное его уничтожение может нарушить целостность государства. С другой стороны его нельзя и отпускать в свободное плаванье.

– Социального кризиса не будет, – заверила Селестия. – Хотя с другой стороны я согласна, необходимо пересмотреть концепцию образования и других социальных институтов.

– Ваше Высочество, – простонал земной пони, – я говорю о Целеберриуме. Это не та организация, которая будет размениваться на единичные выпады. Они будут вырывать проблему с корнем, а это именно то, что нам необходимо в данной ситуации.

– В данной ситуации не нужно паниковать, – спокойно произнесла правительница. – Во-первых, необходимо оценить масштаб угрозы. Как по-твоему, чего стоит опасаться больше? Войны с Империей Грифона или Целеберриумом?

«Она позволяет себе произносить подобное при этих пони? – подумал Крэлкин и бросил быстрые взгляды на занимающихся рутиной работников. – Что же на самом деле они знают?»

– Вероятно, война, – с неохотой произнес жеребец. – Если то, что я слышал о грифонах правда, то войны нам не выиграть. Разве что нанять минотавров и зебр… И обратить на свою сторону несколько сотен, а то и тысяч драконов…

– Значит, ты согласен, что войну допустить никак нельзя? – поинтересовалась венценосная.

– Нельзя и прогибаться, Ваше Высочество, – решительно произнес жеребец.

– Никто не говорит о том, чтобы прогибаться под кого-то, – заверила кобылка. – Сейчас проблема в пони, и именно здесь, в Эквестрии, кроется опасность. Эту же проблему мы можем локализировать и решить своими силами, исключив привлечение специалистов из заморской империи. И делать это необходимо быстро и без шума. Чем больше пони об этом узнают, тем больший фурор инцидент может произвести не только в Эквестрии, но и за ее пределами. А я бы не хотела привлечение внимания общественности. Пони нарушил закон и должен заплатить за свою вольность.

– Разве не будет лучше показательная казнь? – поинтересовался Крэлкин. – Убьете двух зайцев одновременно.

– Кто бы то ни был, его ждет наказание не из приятных, – заверила венценосная. – Я бы не хотела, чтобы пони видели то, чему я его подвергну.

– Понятно. Возможно применение смертельных заклинаний?

– До такого меня ничто не заставит опуститься.

– А Луна?

– Принцесса Луна, Крэлкин, – одернула Селестия. – Следи за манерами.

– Она моя подруга, – возмутился собеседник. – Я могу и так…

– Все равно ты обязан соблюдать этикет, – настойчиво произнесла венценосная. – Ты житель Эквестрии и твоя обязанность быть примерным гражданином.

– Хорошо, – с недовольством согласился земной пони. – Что с Принцессой Луной? Вы бы могли отдать провинившегося ей.

– И увеличить разрыв между ней и обществом еще больше? – поинтересовалась кобылка. – Ты сам понимаешь, что это пагубный путь и неверный вариант.

– Ну, да, – согласился чужак. – В общем-то, публичная казнь от того, кого за глаза называют Найтмэр Мун, была бы слишком пугающей.

Пони вокруг вздрогнули и покосились на говорящего. Стражники бросили обеспокоенный взгляд на чужака и спустя секунду вернули себе каменные морды.

– Как только я разберусь с нашей внутренней проблемой, мы обязательно обсудим способы остудить пыл Целеберриума, – пообещала принцесса.

– А до того он будет делать, что хочет?

– Честно говоря, я не вижу причины беспокоиться по этому поводу, – рассудительно произнес аликорн. – Целеберриум поддерживает Эквестрию, заботиться о жителях, не пресекает закон.

– Пресекает, – пробурчал Крэлкин. – Еще как пресекает.

– По крайней мере, я не вижу этого. А бесчинства, которые они устраивают за пределами государства останутся на их совести. Если, конечно, они не будут ставить под вопрос безопасность страны.

– Эти не поставят, но, как по мне, таят угрозы больше, чем вся Империя Грифона целиком. Мне даже интересно, – в задумчивости произнес жеребец и поднял глаза к потолку, – выстоит ли армия грифонов против единорогов Целеберриума.

– Это глупые мысли, – изрекла Селестия. – У тебя есть еще вопросы?

Чужак пошарил глазами по полу и внезапно спросил:

– Как ты отнесешься к переформированию Целеберриума?

– Крэлкин, манеры! – повысила голос кобылка, и рабочие пони прыснули. – Что до переформирования Целеберриума, то мне нет до него дела. Я должна следить за спокойствием в землях Эквестрии, а не за группой зарвавшихся единорогов, которые играют в свои, лишь им понятные игры. Будет необходимость, мы сможем уничтожить их.

– А если не сможете? – с любопытством и упреком спросил жеребец.

– Они пони, – напомнила венценосная. – Они подвластны мне и Луне. Я не думаю, что с ними возникнут большие проблемы.

– Тогда я приложу все усилия, чтобы Целеберриум перестал существовать.

– Это твое право, – благосклонно сказала принцесса. – Только не навреди жителям Эквестрии.

– И Вы мне не поможете?

– С какой стати? – недоуменно поинтересовалась августейшая. – У меня есть дела гораздо важнее. Если ты захочешь разрушить Целеберриум, то я не буду тебе мешать. Поддержу, конечно, но всему есть пределы. Грубого нарушения законов я не потерплю, и тебя будет ждать та же участь, что и членов скрытой организации за беспорядки. Если будет необходимость, я вмешаюсь в самый опасный момент и сохраню тебе жизнь. Я поддерживаю твою идею, с Целеберриумом необходимо что-то делать, но сейчас у меня нет на него времени.

– Значит, можете уничтожить? – с подозрением поинтересовался жеребец.

– К чему этот вопрос?

– Просто хочу оценить Ваш потенциал, ничего большего.

Селестия слегка улыбнулась, и чужак с недоумением посмотрел на нее. «Видно, ответа я не дождусь. А чего, собственно, я хотел? Подробный анализ ее способностей и албидо стилла?»

– Ты говорил, что Висио давал тебе какой-то список, касающийся Твайлайт и ее проблемы, – напомнила принцесса, – и обещал показать.

– Да, – сказал чужак, подскочил к сумкам и, достав таблицу селекционной программы, бережно передал ее Селестии.

Принцесса внимательно посмотрела на список, усмехнулась и передала бумагу назад.

– Что смешного? – недоуменно спросил Крэлкин. – Ты… Вы поняли, что там написано?

– Решение простое до безобразия. Висио гений. Но захочет ли этого Твайлайт? Готова ли она пойти на такое, чтобы избежать лап Целеберриума?

– Пойти на что? – с подозрением поинтересовался чужак.

– С этим тебе предстоит разобраться самому, – произнесла августейшая и передала листок владельцу.

Земной пони выхватил бумагу из облачка магии и скосил на нее взгляд. Он разобрал имя Рэйнбоу Дэш и Твайлайт Спаркл. «Что же хочет сказать Селестия? Чего я не вижу? Тут собраны самые разнообразнее пони, как по профессии, так и по расе. Не понимаю я чего-то. Надо будет как-то выпытать у принцессы ответ». Он сунул листок в сумку, запрыгнул на кушетку Луны, посмотрел на светлую кобылку настороженным взглядом. «Как же она так быстро разгадала загадку?»

– Кто такой Висио? – поинтересовался Крэлкин. – Он говорил, что связан с Вами.

– Раньше Висио проводил много времени на научных конференциях по магии и медицине. Странный выбор для единорога, который специализируется на заклинаниях скрытности, не находишь?

– Нахожу, – кивнул жеребец. – Но мне не это интересно. Вы общались с ним на довольно интересные темы.

– Какие? – уточнила Селестия.

– Например, разбирали устройство коллективного бессознательного.

Венценосная не ответила. Ухо ее едва заметно дернулось, и чужак уселся, не веря своим глазам. «Она медлит с ответом? Что же сделал Висио, чтобы привести Селестию в замешательство?»

– Это наше с ним дело, – через несколько минут заявила принцесса. Книга подлетела и раскрылась перед мордочкой августейшей.

– Настолько это все секретно?

– Висио меня однажды подвел, и я бы не хотела, чтобы история эта подлежала огласке. А если сведения попадут в твои копыта, еще неизвестно, как ты ими воспользуешься.

– И все же…

– Я не собираюсь разговаривать об этом единороге, – строго произнесла августейшая и нахмурилась.

Чужак сглотнул и кивнул. Принцесса Селестия уткнулась в книгу, попросила налить ей ромашковый чай и продолжила знакомиться с текстом. Крэлкин с недоумением смотрел на нее некоторое время, а потом улегся и скучающим взглядом уставился на проплывающие за окном облака и садящееся солнце. Рабочие пони едва слышно переговаривались под настойчивый перестук колес и занимались своими делами.

Совсем скоро стало темно. Зажглись светильники, и подручные принцессы стали разбредаться по своим купе. Ветер усилился, возмущаясь движению исполинской машины, и бил в стекла. Селестия приготовилась ко сну. Стражники тоже. Они засопели довольно быстро. Крэлкин некоторое время смотрел на них и через время тоже заснул. Вагон слегка покачивало на неровной колее.

Поезд спал.