Твайлайт попадает в Советскую Россию

Твайлайт перемещена в Советскую Россию. Как это закончится для неё?

Твайлайт Спаркл

My Little Pony: Маленький дух

Когда-нибудь слышали про эффект бабочки? Малейшее вмешательство может изменить всё. Давайте представим, что умелый пегас из Вондерболтов Клаудсдейлса внезапно попадает в прошлое на тысячу лет назад, во времена, когда шла война сестёр и Короля Сомбры. Что будет с ним? Как изменится будущее, если житель из современности окажется в старой Эквестрии? Ну а как он туда попал и как себя поведёт, оказавшись в плену узнаете...

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Король Сомбра Стража Дворца

Кэррот и дубина

Кэррот Топ, она же Специальный Агент Голден Харвест, вызывает известного плута Флеша Сентри на Очень Важную Миссию. И вскоре он влипнет в другое приключение, включающее враждующие семьи, юных влюбленных и стаю очень злых летающих обезьян. Чего и следовало ожидать, учитывая удачу Флеша. Вторая часть Записок Сентри.

Другие пони Кэррот Топ Флеш Сентри

О драконочке-модельере...

Это был обычный рабочий день: во всяком случае, так казалось Анону. Придя в себя после довольно-таки постыдного случая с Оцеллией, он постарался как ни в чём не бывало жить дальше и выполнять свои обязанности уборщика в Школе Дружбы. Однако во время ежевечерней уборки кое-что привлекло его внимание в кабинете Рэрити...

Другие пони Человеки

Planescape: сказка о Бестолочи

Рука и круп – в другом сообществе подобное словосочетание вряд ли бы вызвало сколь-либо яркую реакцию. Ну а у нас всё сразу становиться очевидно – попаданец, ясен хрен (можете кидать).

ОС - пони Человеки

Приключение пони с радужной гривой

Большая часть аннотации к этой истории содержится в ее названии. Однажды упомянутая пони покидает свой родной дом и отправляется в путешествие. В процессе она оказывается втянутой в события, изменившие ее жизнь намного сильнее, чем она могла предположить. События происходят перед началом первого сезона и далеко за пределами Эквестрии - на Луне.

Принцесса Луна ОС - пони Найтмэр Мун

Вечная гробница

На севере Эквестрии, на широкой равнине, в окружении лесов, стоит величественная Гора Аиония - объект множества слухов и легенд. Трое пони, заканчивающих обучение в университете, организовывают маленькую экспедицию к горе, утверждая, что они смогли найти местоположение потерянного Города, который они прозвали "Город-под-Горой". Но если город действительно замурован в горе, не значит ли это, что на то были причины?

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

С любовью в сердце по Эквестрии

Рассказ обычного жителя Понивиля о всей его жизни. Кто же знал что он будет таким интересным и местами душещипательным? Так и быть придется присесть в углу и дослушать до конца. Ведь главное в жизни это сострадание окружающих к другим...

Черили DJ PON-3 Другие пони ОС - пони

Афганистан экспресс: возвращение дьявола

Продолжение рассказа "Афганистан Экспресс" повествующее о секретной операции ЦРУ, в ходе которой люди устраивают повторное вторжение в Эквестрию

Твайлайт Спаркл Человеки

Полет «Аликорна»

События в эпизоде «Sweet and Elite» приводят в действие цепь событий, в результате которых единорожка-модельер принимает участие в величайшей регате воздушных яхт в мире — Кубке Аликорна. И оказавшись вдали от дома, встревает в заговор против Эквестрии в компании самого невыносимого жеребца, которого она встречала.

Рэрити Принц Блюблад Другие пони Фэнси Пэнтс

Автор рисунка: Devinian
Глава 14

Эпилог

Поезд мерно покачивался из стороны в сторону, за окном мелькали деревья, горы и редкие поселки. Принцесса Селестия лежала у окна на просторной кушетке поверх цветастой подушки и читала книгу. Вокруг занимались обыденными делами еще четыре пони. Двое стражников стояли у входов. Работники с недоумением посматривали на гостя принцессы, но не решались что-либо сказать.

Крэлкин ерзал на месте Луны, пытаясь удобнее умоститься, но ему это никак не удавалось. Он сидел напротив Селестии и смотрел на мелькающий пейзаж. Изредка он бросал робкий и подозрительный взгляд на старшую правительницу, хотел было спросить, почему он едет с ней в Кэнтерлот, а не в Филдс, куда отправился старейшина почитателей Солара, и почему он едет в вагоне коронованных особ, да и еще на месте одной из принцесс, но никак не решался. Лишь единожды Селестия скосила выжидающий взгляд на белого земного пони, недолго осматривала его, и вновь вернулась к чтению.

Крэлкин спрыгнул с кровати, задев сумку, в которой покоилась стеклянная банка с зачарованной главами Целеберриума пылью цаворита, подошел к окну и немного приоткрыл его. Стремительный поток ветра влетел в вагон и зашуршал бумагой и гербарием на стене. К чужаку моментально подбежала серая кобылка и сказала, что Принцесса Селестия не позволяла открывать окно, и потребовала немедленно закрыть его. Жеребец скривился, но выполнил просьбу.

– Какой-то абсурд, – произнес он и многозначительно посмотрел на августейшую, однако та никак не отреагировала, и Крэлкин отвернулся. – Вообще было довольно жестко так общаться с культистами. Если разобраться, то они не виноваты, это воспитание такое. Да, это, конечно, проблема, их проблема, ее необходимо решать, но рубить сплеча… У нас есть более важная проблема.

Селестия отложила книгу и выжидающе посмотрела на говорившего.

– Тут можно говорить об этом? – поинтересовался земной пони.

– Можно, – кивнула венценосная.

– Целеберриум, – констатировал жеребец. – Он выходит за рамки…

– Это не проблема, – возразила кобылка. – Сейчас это мелочи по сравнению с Империей Грифона.

– Думаешь, нельзя будет решить проблему мирно?

Внезапно все работники прекратили заниматься делами и с ужасом уставились на чужака.

– Манеры, – благосклонно напомнила принцесса. – Проблема уже практически решена, но устранены лишь последствия. Необходимо разобраться с причиной.

– Имея под копытом Целеберриум можно было бы вырвать причину с корнем, – заверил чужак.

– И поступить, как я поступила с последователями Солара? – поинтересовалась Селестия. – Полагаешь, это решит проблему раз и навсегда?

– Доказать тщетность существования тем, кто верит в свое бессмертие – это действительно жестоко, – напомнил жеребец. – Но я сейчас не про веру и религию. Мы столкнулись сейчас с конфликтом интересом между мной и Вашим Высочеством.

– Поясни, – попросила правительница.

– Я говорю, что необходимо делать что-то с Целеберриумом, – произнес собеседник и повернулся к кобылке. – И Вы уже поняли мою задумку. Необходимо подавить его и заставить действовать сообща с Вами. Это принесет несказанное преимущество в дальнейшем. Вы же предлагаете направить собственные силы на преодоление внутреннего, социального кризиса…

– Почему ты решил, что кризис социальный?

– Потому что если такое проворачивает один пони, то может провернуть и другой. Вопрос лишь: когда. Это может породить социальный взрыв. Отчасти этот социальный взрыв может быть создан искусственно из-за бездействия Целеберриума. На самом деле Целеберриум выполняет достаточно важную роль в жизни Эквестрии, и полное его уничтожение может нарушить целостность государства. С другой стороны его нельзя и отпускать в свободное плаванье.

– Социального кризиса не будет, – заверила Селестия. – Хотя с другой стороны я согласна, необходимо пересмотреть концепцию образования и других социальных институтов.

– Ваше Высочество, – простонал земной пони, – я говорю о Целеберриуме. Это не та организация, которая будет размениваться на единичные выпады. Они будут вырывать проблему с корнем, а это именно то, что нам необходимо в данной ситуации.

– В данной ситуации не нужно паниковать, – спокойно произнесла правительница. – Во-первых, необходимо оценить масштаб угрозы. Как по-твоему, чего стоит опасаться больше? Войны с Империей Грифона или Целеберриумом?

«Она позволяет себе произносить подобное при этих пони? – подумал Крэлкин и бросил быстрые взгляды на занимающихся рутиной работников. – Что же на самом деле они знают?»

– Вероятно, война, – с неохотой произнес жеребец. – Если то, что я слышал о грифонах правда, то войны нам не выиграть. Разве что нанять минотавров и зебр… И обратить на свою сторону несколько сотен, а то и тысяч драконов…

– Значит, ты согласен, что войну допустить никак нельзя? – поинтересовалась венценосная.

– Нельзя и прогибаться, Ваше Высочество, – решительно произнес жеребец.

– Никто не говорит о том, чтобы прогибаться под кого-то, – заверила кобылка. – Сейчас проблема в пони, и именно здесь, в Эквестрии, кроется опасность. Эту же проблему мы можем локализировать и решить своими силами, исключив привлечение специалистов из заморской империи. И делать это необходимо быстро и без шума. Чем больше пони об этом узнают, тем больший фурор инцидент может произвести не только в Эквестрии, но и за ее пределами. А я бы не хотела привлечение внимания общественности. Пони нарушил закон и должен заплатить за свою вольность.

– Разве не будет лучше показательная казнь? – поинтересовался Крэлкин. – Убьете двух зайцев одновременно.

– Кто бы то ни был, его ждет наказание не из приятных, – заверила венценосная. – Я бы не хотела, чтобы пони видели то, чему я его подвергну.

– Понятно. Возможно применение смертельных заклинаний?

– До такого меня ничто не заставит опуститься.

– А Луна?

– Принцесса Луна, Крэлкин, – одернула Селестия. – Следи за манерами.

– Она моя подруга, – возмутился собеседник. – Я могу и так…

– Все равно ты обязан соблюдать этикет, – настойчиво произнесла венценосная. – Ты житель Эквестрии и твоя обязанность быть примерным гражданином.

– Хорошо, – с недовольством согласился земной пони. – Что с Принцессой Луной? Вы бы могли отдать провинившегося ей.

– И увеличить разрыв между ней и обществом еще больше? – поинтересовалась кобылка. – Ты сам понимаешь, что это пагубный путь и неверный вариант.

– Ну, да, – согласился чужак. – В общем-то, публичная казнь от того, кого за глаза называют Найтмэр Мун, была бы слишком пугающей.

Пони вокруг вздрогнули и покосились на говорящего. Стражники бросили обеспокоенный взгляд на чужака и спустя секунду вернули себе каменные морды.

– Как только я разберусь с нашей внутренней проблемой, мы обязательно обсудим способы остудить пыл Целеберриума, – пообещала принцесса.

– А до того он будет делать, что хочет?

– Честно говоря, я не вижу причины беспокоиться по этому поводу, – рассудительно произнес аликорн. – Целеберриум поддерживает Эквестрию, заботиться о жителях, не пресекает закон.

– Пресекает, – пробурчал Крэлкин. – Еще как пресекает.

– По крайней мере, я не вижу этого. А бесчинства, которые они устраивают за пределами государства останутся на их совести. Если, конечно, они не будут ставить под вопрос безопасность страны.

– Эти не поставят, но, как по мне, таят угрозы больше, чем вся Империя Грифона целиком. Мне даже интересно, – в задумчивости произнес жеребец и поднял глаза к потолку, – выстоит ли армия грифонов против единорогов Целеберриума.

– Это глупые мысли, – изрекла Селестия. – У тебя есть еще вопросы?

Чужак пошарил глазами по полу и внезапно спросил:

– Как ты отнесешься к переформированию Целеберриума?

– Крэлкин, манеры! – повысила голос кобылка, и рабочие пони прыснули. – Что до переформирования Целеберриума, то мне нет до него дела. Я должна следить за спокойствием в землях Эквестрии, а не за группой зарвавшихся единорогов, которые играют в свои, лишь им понятные игры. Будет необходимость, мы сможем уничтожить их.

– А если не сможете? – с любопытством и упреком спросил жеребец.

– Они пони, – напомнила венценосная. – Они подвластны мне и Луне. Я не думаю, что с ними возникнут большие проблемы.

– Тогда я приложу все усилия, чтобы Целеберриум перестал существовать.

– Это твое право, – благосклонно сказала принцесса. – Только не навреди жителям Эквестрии.

– И Вы мне не поможете?

– С какой стати? – недоуменно поинтересовалась августейшая. – У меня есть дела гораздо важнее. Если ты захочешь разрушить Целеберриум, то я не буду тебе мешать. Поддержу, конечно, но всему есть пределы. Грубого нарушения законов я не потерплю, и тебя будет ждать та же участь, что и членов скрытой организации за беспорядки. Если будет необходимость, я вмешаюсь в самый опасный момент и сохраню тебе жизнь. Я поддерживаю твою идею, с Целеберриумом необходимо что-то делать, но сейчас у меня нет на него времени.

– Значит, можете уничтожить? – с подозрением поинтересовался жеребец.

– К чему этот вопрос?

– Просто хочу оценить Ваш потенциал, ничего большего.

Селестия слегка улыбнулась, и чужак с недоумением посмотрел на нее. «Видно, ответа я не дождусь. А чего, собственно, я хотел? Подробный анализ ее способностей и албидо стилла?»

– Ты говорил, что Висио давал тебе какой-то список, касающийся Твайлайт и ее проблемы, – напомнила принцесса, – и обещал показать.

– Да, – сказал чужак, подскочил к сумкам и, достав таблицу селекционной программы, бережно передал ее Селестии.

Принцесса внимательно посмотрела на список, усмехнулась и передала бумагу назад.

– Что смешного? – недоуменно спросил Крэлкин. – Ты… Вы поняли, что там написано?

– Решение простое до безобразия. Висио гений. Но захочет ли этого Твайлайт? Готова ли она пойти на такое, чтобы избежать лап Целеберриума?

– Пойти на что? – с подозрением поинтересовался чужак.

– С этим тебе предстоит разобраться самому, – произнесла августейшая и передала листок владельцу.

Земной пони выхватил бумагу из облачка магии и скосил на нее взгляд. Он разобрал имя Рэйнбоу Дэш и Твайлайт Спаркл. «Что же хочет сказать Селестия? Чего я не вижу? Тут собраны самые разнообразнее пони, как по профессии, так и по расе. Не понимаю я чего-то. Надо будет как-то выпытать у принцессы ответ». Он сунул листок в сумку, запрыгнул на кушетку Луны, посмотрел на светлую кобылку настороженным взглядом. «Как же она так быстро разгадала загадку?»

– Кто такой Висио? – поинтересовался Крэлкин. – Он говорил, что связан с Вами.

– Раньше Висио проводил много времени на научных конференциях по магии и медицине. Странный выбор для единорога, который специализируется на заклинаниях скрытности, не находишь?

– Нахожу, – кивнул жеребец. – Но мне не это интересно. Вы общались с ним на довольно интересные темы.

– Какие? – уточнила Селестия.

– Например, разбирали устройство коллективного бессознательного.

Венценосная не ответила. Ухо ее едва заметно дернулось, и чужак уселся, не веря своим глазам. «Она медлит с ответом? Что же сделал Висио, чтобы привести Селестию в замешательство?»

– Это наше с ним дело, – через несколько минут заявила принцесса. Книга подлетела и раскрылась перед мордочкой августейшей.

– Настолько это все секретно?

– Висио меня однажды подвел, и я бы не хотела, чтобы история эта подлежала огласке. А если сведения попадут в твои копыта, еще неизвестно, как ты ими воспользуешься.

– И все же…

– Я не собираюсь разговаривать об этом единороге, – строго произнесла августейшая и нахмурилась.

Чужак сглотнул и кивнул. Принцесса Селестия уткнулась в книгу, попросила налить ей ромашковый чай и продолжила знакомиться с текстом. Крэлкин с недоумением смотрел на нее некоторое время, а потом улегся и скучающим взглядом уставился на проплывающие за окном облака и садящееся солнце. Рабочие пони едва слышно переговаривались под настойчивый перестук колес и занимались своими делами.

Совсем скоро стало темно. Зажглись светильники, и подручные принцессы стали разбредаться по своим купе. Ветер усилился, возмущаясь движению исполинской машины, и бил в стекла. Селестия приготовилась ко сну. Стражники тоже. Они засопели довольно быстро. Крэлкин некоторое время смотрел на них и через время тоже заснул. Вагон слегка покачивало на неровной колее.

Поезд спал.