На дорогах

Наверно, это можно отнести к притчам.

Другие пони

Мы спасем кристальных пони

Пони, выжившие в период правления короля Сомбры, пытаются справится с призраками прошлого и двигаться дальше. Вот только после всего пережитого не так-то просто вернуться к нормальной жизни. Особенно, когда старые страхи постоянно напоминают о себе.

ОС - пони Король Сомбра

Превратности Службы

Эта история о тех, для кого ночь давно стала старой подругой, о тех, чье призвание сохранять покой славной эквестрийской столицы и о тех, кто всегда оставляет на чай официантам в открытых поздней ночью трактирах. Короче говоря, о Ночной Страже. И о не самом обычном для Кентерлота дне, который выдался не таким уж и спокойным...

Принцесса Луна ОС - пони Стража Дворца

Неудавшееся заклинание

Старое нерабочее заклинание приводит Твайлайт к неожиданному уроку

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Человеки

Гости из далёка

Самое обычное летнее утро не предвещало тех любопытных, загадочных событий, с которыми пони никак не ожидала столкнуться. Только недавно она получила в качестве подарка от мудрой наставницы уникальный телескоп, который не просто предоставил ей возможность наблюдать красоты космоса, но и показало такое, во что просто невозможно поверить.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Человеки

Два одиночества

В этой истории повествуется о том, как два весьма одиноких пони ни смотря не на что смогли найти счастье. Данная зарисовка входит в мою серию «Инквизитор» на правах дополнительной части, всего лишь расширяющей основное произведение. Противникам шиппинга канон + ОС и лунодинам этот рассказ лучше не читать. Главными действующими лицами являются принцесса Луна Эквестрийская и Бел Ван Сапка.Как написано на Даркпони: «Да простит нас Селестия».P.S. Вычитано одним хорошим брони...

Принцесса Луна ОС - пони

Из леса

Одного вечера он уехал по неизвестному маршруту в лес. И лес принял вызов. Кто победит в этой схватке?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Принцесса Селестия Принцесса Луна Зекора

Steamwork Equestria / Паровая Эквестрия / Эквестрия-на-Пару

Действие происходит в Эквестрии, где совсем нет магии. Но есть хитроумные машины, которые делают такие вещи, что от волшебства не отличишь, хоть и работают на пару. Почти steampunk, если угодно.

Твайлайт Спаркл Спайк Другие пони

Black Flank

Маленькая история о пустобоком пони...

ОС - пони

Переносчик Войны

Порой надо быть аккуратнее со своими мыслями, они ведь иногда сбываются. Меня зовут Марк Гиблер. И я хотел бы поведать вам невероятную историю собственного сумашествия.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Спайк ОС - пони

Автор рисунка: Devinian
05: Можно отнять всё, что делает хищника грифоном... 07: Непредвиденные последствия

06: ...но нельзя отнять то, что делает грифона хищником


Мог ли он столкнуться с этим снова? Для чего? Он знал, что сможет построить новый дом, но что потом? Ничего не осталось делать, ничего нового для изучения. Шаблон направил весь свой значительный интеллект на решение этой проблемы и в конце концов нашёл вариант, с которым мог жить… в некотором смысле. Но чтобы это произошло, он должен был стать чем-то меньшим, чем был сейчас. Он осмотрел своих созданий, ища возможную отправную точку. Существо должно было быть довольно большим, способным вместить некоторую малую часть Шаблона, достаточную, чтобы всё ещё что-то знать о себе.

Были туннельные обитатели, в основном двуногие, с длинными когтистыми лапами и вытянутой головой с массивными челюстями. Конечно, некоторые вещи должны были быть изменены: мозг существ был слишком мал, а передние лапы не имели сноровки для использования инструментов. Во всяком случае, пока не имели.


Шок Даймонд застыл от страха при виде надвигающегося на него существа. Странное сочетание деталей — половина от огромной кошки, половина от чудовищной птицы, двигалось прямо к нему, слегка махая крыльями и щёлкая хвостом. Крошечная часть его ума отметила громоздкую упряжь для снаряжения, бронежилет и цилиндрическое устройство, закреплённое на его плече, что явно говорило — перед ним тот, кто способен использовать инструменты и с ним можно договориться. Гораздо большая часть видела когти на передних лапах длинною с рог и ужасный, острый клюв, она кричала беги, беги, БЕГИ! Мышцы на ногах напряглись, но он был не в силах пошевелиться, загипнотизированный большими жёлтыми глазами, пронизывающими душу, как огни приближавшейся грузовой платформы.

В начале урока ничего не предвещало последовавший кошмар. Сингл Кристал, Бэйз Пэир и он сам присоединились к остальной группе жеребят, которых вскоре должны были Благословить, для вечерней тренировки в магии высоких энергий. Сопровождаемые Рандом Вок, они все отправились к учебному центру, чтобы изучать области магии, в которых, как они думали, лежит их особый талант. Шок постоянно тренировал эффекты манипуляции полями и был готов к практике некоторых из наиболее необычных типов без риска дальнейшего повреждения имущества.

Это была одна из его худших килосекунд. Поле было идеальным — сферическим, прочным и очень тонким, но он забыл учесть, когда создавал пузырь, что находится слишком близко от стены. Потребовались силы двух взрослых, чтобы выкопать его из-под завалов, образовавшихся от того, что поле чисто перерезало структурные опоры там, где прошло через них. Родители похвалили его за мастерство, а затем наказали работой по восстановлению повреждений и запретили любые дальнейшие эксперименты за пределами учебного центра.

Произошёл ментальный щелчок над плечом существа, и что-то мелькнуло перед его мордой, размытое движением. Впереди, всего в нескольких длинах от места, где он стоял, свет от рога Фэйст Аррей померк, когда она кучей упала на землю. Тогда крики действительно начались. Паникующие возгласы раздавались, когда существа упали из темноты, чтобы окружить класс, кроме одного, не рассчитавшего место посадки и рассеявшего стадо. Новый крик отличался — пронзительный плач Фэйст разбил лёд, сковавший разум Шока, как погодная команда рассеивает незапланированный ливень. Маленький голубой жеребенок бросился бежать.

Прорвавшись через смутившихся существ, окруживших их, Шок расправил крылья и взмыл в небо. Крылья пони его возраста были слишком короткими, чтобы сделать их быстрыми летунами, но в сочетание с легким весом давали им необычайную манёвренность. Краем глаза он уловил проблеск своего преследователя — существо расправило крылья и сокращало разрыв с пугающей скоростью. Крылья жеребёнка размылись, трепеща как у колибри, в попытке ускорится, но монстр был быстрее. Проблеск когтей, поворот на кончике крыла, позволивший избежать захвата ценой нескольких волос цвета индиго из хвоста. Это дало ему несколько драгоценных секунд, и он обогнул затемнённый учебный центр, мгновенно скрывшись из вида.

Отчаянно метаясь, он заметил, что один из люков технического обслуживания не полностью закрыт. Он нырнул к нему и, ударив дверь, с грохотом распахнул её. Ошеломленный на мгновение, Шок Даймонд замер перед набором металлических ступеней, уходящих вверх. Он лежал в темноте, тяжело дыша, глаза следили за бледным, мерцающим свечением, проникающим через проём люка. Что-то большое, напоминающее птицу, на мгновение заслонило свет. Жеребёнок выпустил непроизвольное ржание, а затем от ужаса закрыл лицо передними копытами, когда что-то приземлилось на улице, шурша перьями и создавая порыв пахнущего травой воздуха.

Раздался звук когтей, царапающих по каменным плитам, окружавшим здание, а затем в проёме возник отчётливый в отраженном свете силуэт головы с крючковатым клювом. Голова поворачивалась быстрыми, резкими движениями, казалось, осматривая короткий коридор, ведущий к ступеням. Жеребёнок затаил дыхание, надеясь, что почти абсолютная темнота скроет его, но затем остальная часть существа появилась в проходе, полностью заполняя отверстие и блокируя скудное освещение.

«Эй, пони, я не собираюсь…»

Он не слышал окончания. Хриплый голос пробежал через Шока Даймонд, словно молния и, вскочив на копыта, он вскарабкался по лестнице, едва удерживая равновесие на металлической сетке, составлявшей ступени. Наверху он врезался головой в незамеченную им стену, на мгновение теряя ориентацию. Чувства стремительно вернулись от звука чего-то тяжёлого, наступившего на нижнюю ступеньку. Слегка шатаясь, он поднялся и, создав краткую вспышку света, поскакал через первый доступный проём. Ещё одна вспышка показала узкий коридор, облицованный стойками отключённых устройств, расположенных в нерегулярном порядке, затемнённые проходы между стойками разветвлялись по комнате, казалось, занимавшей большую часть этажа. Он не мог видеть дальше резкого поворота коридора влево, но даже здесь обзор застилала висящая в воздухе дымка. Закрыв глаза из-за раздражающего тумана и сопротивляясь желанию чихнуть от запаха горелого пластика, Шок развернул крылья и вытянул их вперёд. Позволяя маховым перьям касаться металлических стоек, он в полной темноте потрусил через лабиринт, делая случайные повороты. Позади он услышал, как существо вошло в комнату и закрыло дверь.

«Ну же, пони, не делай всё сложнее, чем оно должно быть.»

Усталый и раздражённый голос эхом отразился от металлических поверхностей. Шок Даймонд замедлил шаг, тщательно ставя каждое копыто и морщась при каждом гулком стуке.

«Это бесполезно! У меня есть подробная карта и тепловизор, ты не сможешь скрыться от меня.» Голос прозвучал ужасающе близко, смягчившись и став почти ласковым. «Слушай, я понимаю, что ты, должно быть, напуган, я бы был на твоём месте, но тебе нечего опасаться.»

Это было слишком, и Шок не выдержал. «Лжец! Ты застрелил мою подругу!» — крикнул он, зажигая рог и дико бросаясь вокруг, ища способ сбежать. Через узкую щель между стойками он заметил ещё одну дверь, больше, чем первую, панели были приоткрыты, а тёмные отметки обозначали место, где сгорел силовой замок. Рванув вперёд, он втиснулся в щель, полностью сложив крылья над спиной и крутя плечами, отчаянно стараясь пролезть мимо стоек с оборудованием. Стойки были достаточно большими, и ему удалось втиснуть всё тело в щель, прежде чем его голова появилась с другой стороны, но вдруг он почувствовал, как чешуйчатая, когтистая лапа схватила его за заднее копыто. Жеребенок потрясённо заржал, бешено дёргаясь, но совершенно не в состоянии освободиться из железной хватки.

«Попался, ты, мелкий...»

Шок Даймонд яростно боролся, острые края стоек царапали его шкуру, но всё было тщетно. Существо медленно вытягивало его из укрытия, в отчаянии он толкнул назад своей магией, одновременно ударяя задними ногами так сильно, как мог. Позади раздался вопль и внезапный, составной звук чего-то, упавшего в стек хрупких приборов, захват на его лодыжке резко исчез. Протолкнув себя вперёд при помощи телекинеза, Шок выскочил, освободившись от стоек, и когтистая передняя лапа ухватила лишь пустоту. Кратко взглянув назад, он увидел лишь жёлтые глаза, сверкавшие от ярости в сине-белом сиянии его рога. Их владелец громко прошипел, обернул когти вокруг стойки и с усилием потянул. Весь стек немного сместился, анкерные болты выскакивали из пола с оглушительным металлическим скрежетом.

Дрожа, Шок протиснулся через двойные двери, но затем заколебался. Он стоял на площадке на половине пути вверх по лестнице, не имея понятия, что было выше или ниже него. Путь вниз ведёт обратно к… существам, а лестница вверх на крышу? Он посмотрел в темноту внизу, затем вверх. По крайней мере, на верху был какой-то свет, то же мерцающее, многоцветное свечение, что он видел раньше. В нерешительности кусая губы, жеребёнок направился вверх по лестнице, копыта неожиданно затихли, ступая на роскошный покрытый коврами пол. На вершине было широкое открытое пространство — одна большая круглая комната с прозрачными от пола до потолка стенами. Внутри пол был уставлен вещами, которые он видел лишь на картинках — нечеткие формы мебели, предназначенные для странной, двуногой фигуры Мастеров среди рядов тяжёлых на вид столов.

Жеребёнок посмотрел на лестницу и открывающуюся вовнутрь дверь внизу, безумная идея сформировалась в его голове. Столы были слишком тяжёлыми, чтобы непосредственно поднять, но он мог бы немного уменьшить их массу… Прижавшись плечом к ближайшему, он приподнял его магией и изо всех сил толкнул, посылая скатываться вниз по лестнице, чтобы подпереть дверь. Это было очень вовремя, так как что-то разъярённое начало стучать с другой стороны. С замирающим от страха сердцем Шок Даймонд наблюдал, как дверь дрожала и гнулась под каждым ударом, но часть офисной мебели упёрлась в нижнюю ступеньку и не давала открыться панелям больше чем на ширину копыта. Не теряя времени, он кинулся за другим столом, когда жёлтый глаз появился в узком зазоре.

«Пони,» — устало сказал хриплый голос, — «Мне придётся снести эту дверь, так что будь я на твоём месте, я бы отступил назад. Почему бы тебе не бежать прочь, чтобы найти другой выход?»

Голубой жеребёнок в замешательстве застыл. Он предлагает мне бежать? — подумал он, а затем нервно попятился, внезапно обеспокоенный отсутствием шума с другой стороны двери. На мгновение он думал использовать силовой пузырь, по крайней мере, стены здесь были достаточно далеко, и он бы ничего не разрушил, но, в этом случае, он не сможет убежать, если пузыря будет недостаточно. Прозвучала серия столь быстрых выстрелов, что звуки от них почти слились вместе, плотное скопление отверстий появилось в верхнем углу дверной рамы. Глаза Шока расширились — отверстия превратили верхнюю петлю в крошево металла. Он развернулся и побежал искать выход.

Помещение действительно занимало всю верхнюю часть здания учебного центра. Взгляд Шока метался по комнате, ища что-нибудь, хоть что-то, что позволит ему сбежать. Быстрый осмотр ничего не дал — центральная лестница оказалась единственным способом войти или выйти, но прежде чем он стал бегать по комнате для более детального осмотра, его внимание привлекли движущиеся огни за окном. В одной из отдалённых ям он увидел трёх пони и несколько двуногих фигур, но более интересным было то, что происходило у основания здания. Он видел слабое свечение рогов его одноклассников, большинство из которых сбилось в плотное стадо, окружённое кошко-птицами, но некоторые из них всё ещё находились в воздухе и с переменным успехом уклонялись от гораздо более крупных преследователей. Ещё один взрыв шума от лестницы, потом ещё и ещё, а затем грохот и треск.

Раздался шум, как-будто что-то перетащили, а затем звук тяжёлых шагов на лестнице. Жеребёнок попятился, увидев осторожно высунувшуюся из-за стены, окружавшей лестницу, голову с клювом, затем появилась остальная часть существа. Теперь, когда надежда на побег действительно ушла, встревоженный ум Шока Даймонд наконец-то вспомнил описание военных сил, используемых Мастерами. Эти существа были грифонами — фронтовыми ударными силами Улья, агрессивные, быстрые и смертельно опасные. Он копался в памяти в поисках любой полезной информации, которую мог бы использовать. Было очевидно, что они не владели какой-либо магией, но это более чем восполнялось когтями и прочным клювом.

Грифон стоял на вершине лестницы, глядя на голубого пони. «Как твоё имя?» — тихо спросил он.

«Шш... Шок Даймонд,» — ответил жеребёнок, проклиная заминку в своём голосе.

«Я Адгард Альфгер. У тебя получалось хорошо, жеребёнок, но сейчас оставайся на месте. Нет никакого позора проиграть в такой ситуации, ты показал хороший бой, вот что важно.» Грифон сел на корточки и стал искать что-то в своей упряжи для экипировки. «Ах, вот ты где,» — сказал он, вытаскивая запутанную коллекцию тонких пластиковых ремней и сеток. «Проклятые вещи,» — пробормотал он, встряхивая и растягивая их обоими передними когтями, пытаясь распутать. «Ладно начнём. Я сожалею, но мне придётся связать твои крылья. Думай об этом как об уважении достойного противника.» Видя как Шок отступил ещё на несколько шагов, грифон вздохнул и вытащил вперёд цилиндр, закреплённый на спине при помощи подвижного механизма, схватив выступающую рукоятку одной из когтистых лап, он направил его на стол рядом с пони. Блестящее пятно зелёного света появилось на столе, а затем раздался громкий стук и тяжёлый удар. Пятно появилось на стуле по другую сторону от жеребёнка, и снова прозвучал глухой удар и стук, заставивший стул дико вращаться на его поворотной оси. Тонкий, тёмно-серый цилиндр, сплющенный на конце до ширины копыта взрослого, отскочил ленивой дугой, почти полностью потеряв скорость. Маленькое пятно света переехало на грудь Шока Даймонд, и он, съёжившись, отступил, но пятно преследовало, не отставая.

«Я очень хорош с ним,» — сказал Альфгер. «Я не хочу стрелять в тебя, но закончу погоню. Иди сюда, и мне не придётся делать этого.»

Вспышка света отвлекла Шока, прежде чем он успел ответить. Его глаза наблюдали за оранжевой точкой света, достаточно яркой, чтобы отбрасывать искаженные тени и оставлять многоцветные, танцующие пятна в его видении. Это Рандом Вок, — подумал он, если кто и может помочь, то это она. Одним глазом наблюдая за своей учительницей, Шок осторожно шёл в направлении к грифону, перемещая копыта так медленно, как это возможно. Внезапный грохот выстрелов, приглушённый окном, заставил его остановиться и смотреть с открытым ртом, как квадрат света появился между Рандом и быстро отступающим грифоном, мерцая одновременно с выстрелами. Свет вспыхнул сильнее, и оружие было вырвано из клюва грифона, солдат отлетел назад, падая по высокой дуге.

«Не обращай внимание на световое шоу, пони, давай покончим с этим.» Альфгер, не спуская глаз с жеребёнка, подался вперёд и схватил Шока за шею, протащив последние несколько шагов. Быстрыми, отработанными движениями он набросил конструкцию из ремней на спину пони, с щелчком закрывая замки на горле, холке и боках, прежде чем максимально затянуть их. Просунув пару когтей между ремнём и шёрсткой Шока, он слегка потянул. «Хм, ты не совсем правильной формы и слишком мал, но, я думаю, этого будет достаточно.» Он задумчиво смотрел на последнюю часть ограничителя движений, часть, предназначенную, чтобы остановить его обычно имеющего клюв заключённого от укусов, затем фыркнул и отсоединил её. Наконец грифон вытащил короткий шнур из другого кармана и прицепил один из его концов к своей упряжи для экипировки, а другой к точке крепления между корневых частей крыльев Шока.

Грифон немного расслабился и выпустил из своего захвата синюю гриву пони. Маленький жеребёнок игнорировал его во время этого процесса подгонки, парализованный борьбой между Рандом и другим грифоном. Внезапно, пони напрягся, крылья бесполезно бились в сдерживающей сети, затем он повернулся к Альфгеру с выражением отчаяния на лице, указывая одним копытом на окно.

«Ты должен остановить его, он собирается убить Рандом!»

Грифон посмотрел в ту сторону, как раз вовремя, чтобы увидеть как один из его боевых товарищей с силой топнул по груди упавшей пони. Ругаясь, он нажал кнопку связи со своим сержантом, а затем быстро заговорил прежде, чем другой подтвердил связь.

Шок Даймонд не слышал ни слова, сказанного его похитителем, его ум заполнял ужас от сцены, разворачивающейся снаружи. Неспособный моргнуть или отвести взгляд, он смотрел, как грифон наклонился и крепко захватил крыло Рандом своим клювом.


Ганельф скользил в темноте, шумный, безумный порыв первоначальной скорости быстро замедлился до устойчивого темпа парения, за который был известен его вид. Через дисплей на козырьке, уже с мигающими командами траектории полёта и зоной поиска, он видел затенённый ландшафт, пологие холмы и участки леса, перемешанные с неестественно тёмными зданиями. Несколько точек света пробились через темноту, разноцветные огоньки, похожие на пламя свечей, странным образом освещали четвероногие фигуры и отбрасывали чудовищные тени на одно большое цилиндрическое здание в центре области назначения. Оглянувшись вокруг, чтобы проверить позиции своих боевых товарищей, он протянул левую лапу назад и развернул вперёд контроллер автопушки, держа оружие перед собой, он щёлкнул предохранителем в положение 'Готов', триггер спуска был рядом с его клювом. Ещё одним щелчком он выбрал стандартные высокоскоростные, а не медленные, толстые, 'нелетальные' оглушающие противопехотные боеприпасы, затем он вернулся к сканированию своей обозначенной зоны в поиске чего-нибудь враждебного.

Пара нажатий по панели управления на груди открыли виртуальное отображение местности на визоре над левым глазом Ганельфа, многоцветное изображение добавилось к сетке прицеливания, прилагающейся к оружию. Яркие красные искры отмечали оба стада пони, едва заметные фиолетовые импульсы от магии, которая, казалось, всегда окружала их, мерцали между ними. Он также видел Мастеров, тёмные двуногие фигуры, встроенные в сверкающие многоугольники фиолетового света, занимающих позицию вокруг меньшего из двух стад. Не было ничего больше: ни движения, ни источников тепла, ни признаков таумотических кристаллов, ни электромагнитных утечек. Его командный ошейник вибрировал дважды в молчаливом 'боевом режиме', затем синтезированный голос прозвучал в наушниках.

"Приказы пересмотрены: враждебной силы не ожидается, собрать всех пони и сообщить о любых контактах с гражданскими для немедленного извлечения Службой Безопасности Улья."

Глубоко в горле Ганельфа раздался рык. Типично, так и знал, что это было бы слишком хорошо, чтобы быть правдой, — с горечью подумал он.

Сложив автопушку, попытка приземления с клювом на триггере спуска была рецептом для дружественного огня, Ганельф 'соскользнул', внезапно наклонившись и выпуская воздух из под крыльев, быстро теряя высоту. Под ним, в одной из плоских областей между круглыми ямами, было стадо пони, около двух десятков в общей сложности, большинство казались меньше, чем он помнил. Они выглядели напуганными, свечения их маленьких рогов, видимое через его лишенный дополненного зрения правый глаз, хаотично двигались.

Клюв грифона раскрылся в холодной усмешке. Позвольте мне, по крайней мере, оставить им воспоминания о нас, — с диким ликованием подумал Ганельф.

Соскальзывая снова, он упал на сорок длин всего за пару секунд, взмахнув крыльями лишь в самый последний момент, он приземлился с внезапным грохотом вблизи от стада пони. Возможно слишком близко, осознал он, когда большинство меньших фигур рассеялись с пронзительным ржанием. Вот дерьмо, — думал он, всё пропало, его товарищи погнались за разбегающимися пони. Сбивчивый лепет команд уже звучал в его наушниках, но они постоянно перекрывали друг друга, и он не мог разобрать ни слова. Приказы есть приказы: немедленно и не используя высокоскоростные. Присев на корточки, Ганельф вытащил автопушку обратно в боевое положение, схватил передний контроллер когтистой лапой, а другой переключил подачу от стандартных к несмертельным. Он едва успел навести прицельную сетку на одну из бегущих фигур, когда тяжёлый удар сбил его обратно на хвост.

«Во имя Мастеров, что ты собрался делать!? Они всего лишь жеребята.»

Это пришло от одного из немногих пони, не ускакавших подальше от грифонов. Он был больше, чем остальные, но всё еще не дорос до взрослого, понял Ганельф. Этот пони, с коричневой шёрсткой и короткой чёрной гривой, только что толкнул его плечом. Его! Внезапная ослепительная ярость заполнила Ганельфа, вздыбившись, он взмахнул свободной лапой, чтобы ударить дерзкое травоядное по его глупой голове. Когтистая пощёчина сбила более лёгкого пони, и он рухнул, уткнувшись лицом в траву, где остался лежать неподвижно. Ударив задней лапой упавшего пони, Ганельф отвернулся от недвижной фигуры и снова поднял пушку вверх.

«Иди сюда, мой маленький пони,» — напевал он, наводя прицельную сетку на одного из жеребят, слабый, мерцающий свет рога обеспечивал отличное целеуказание. Пони колебался взад-вперёд на своих копытах, казалось, неуверенный, что делать дальше, тени вздымались и опадали, когда он в замешательстве крутил головой, осматриваясь по сторонам. Его коготь любовно нажал на спуск, и пушка однократно дёрнулась, звук выстрела был поразительно громким даже на фоне шума от преследующих других пони грифонов. Фигура упала на землю и свернулась клубком, издав пронзительный вопль боли, разорвавший воздух как вой сирены.

Ганельф ухмыльнулся. «Ожидал большего, кто следующий,» — пробормотал он. Повернув автопушку, он навёл сетку прицела на убегающего жеребёнка, держащегося в паре шагов от своего преследователя. Несмотря на изменчивое освещение, сочетание хищного зрения и улучшений, предоставляемых визором, позволили ясно видеть ужас на лице маленькой кобылки и её широко распахнутые глаза, когда она вновь увернулась от гораздо большего охотника. «Ты такое проворное, маленькое существо, не так ли? Хорошо, что я здесь, чтобы помочь друзьям...» Его автопушка громыхнула, и пони беззвучно свалилась кучей на землю.

Внезапно, пятно яркого, оранжевого света заполнило его прицел. Подняв голову от автопушки, Ганельф раздражённо прошипел, гадая, кто из его боевых товарищей имел глупость зайти в его линию огня. Клюв распахнулся от изумления, когда он увидел молодого пони, которого сбил всего несколько секунд назад. Он, нет, она стояла там на дрожащих, расставленных ногах с выражением почти безумной ярости на лице, интенсивный, оранжевый свет, горевший на кончике рога придавал ей демонический вид. Кровь, казавшаяся чёрной в этом зловещем сиянии, стекала по морде кобылы из трёх разрезов, начинавшихся чуть ниже её рога и, пробегая по стороне лица, закончившихся где-то на шее.

Опустив автопушку вниз с плеча, Ганельф направил её на пони, короткое, размером с лапу дуло указывало прямо на грудь кобылы.

«Попробуй сразиться с кем-то, кто может дать отпор, ты, монстр!» — крикнула она, кровь распылялась красным туманом, когда затекала в её ноздри и рот.

Оскал Ганельфа вернулся, шире, чем прежде. «Отлично, стрельба по вашим жеребятам мне и так уже наскучила.» Быстрым движением он переключил систему подачи на другой магазин и с силой нажал на спуск.

Автопушка грифонов была чудом современного века. Умное слияние науки и систем таумотических кристаллов, её сверхпроводящий магнитный ствол мог стрелять чем угодно, начиная от толстых, 'нелетальных' ударных глушителей, до размером с коготь, гиперзвуковых вольфрамовых игл, способных пробить отверстие в боевой керамике толщиной с лапу. Соединив это с отдаче-гасителем, распределяющим импульс по всему телу грифона, и системой управления огнём, способной динамически менять траекторию выхода каждого снаряда… В результате получалось оружие, которое могло сделать десять выстрелов менее, чем за сто миллисекунд, положив каждую пулю в то же отверстие, всё это во время того, как владелец бежал или летел по полю боя. Конечно, в этом случае пришлось бы рассчитывать на точность первого выстрела, так что оружие действовало по-другому, оно расположило десять пуль в идеальную горизонтальную линию с центром в точке наведения.

Поэтому Ганельф имел полное право ожидать, что пони безвольно упадёт на землю, почти перерезанная пополам его огнём. Глаза грифона выпучились, когда наклонное поле оранжевого света возникло перед пони, мерцая одновременно с заикающимся рёвом его выстрелов. Грязь взлетела в воздух, где отклонённые пули врезались в землю.

Фигура судорожно вздохнула, как будто получила удар, но не остановила наступления. «Думаешь я глупа?» — прошипела пони тоном, пославшим мурашки по спине Ганельфа. «Посмотрим, как тебе понравиться это!»

Ганельф взял передний контроллер автопушки в клюв, быстро отступая назад, подальше от этого разъярённого существа перед ним. Небольшая часть его сознания, не занятая паникой, задавалась вопросом, почему он, тяжело бронированный солдат, хищник, ради Создателя, убегает от пони. Он сделал ещё несколько очередей, все из которых безвредно отклонил барьер, прежде чем оранжевое свечение появилось вокруг ствола пушки, с грубой силой выдёргивая контроллер из клюва. Всё ещё прикреплённый отдаче-гасителем к своему оружию, он мог лишь закрыть глаза и отвернуться, когда свечение внезапно усилилось. Белые вспышки и запах горелой изоляции заставили его посмотреть на своё пушку. Оранжевое свечение осталось на месте, но к нему присоединились голубые электрические искры, вспыхивающие когда ствол систематически раздваивался, создавая короткое замыкание в сверхпроводниках.

Проклинаясь, Ганельф ударил по кнопке быстрого выпуска и прыгнул на пони, вытянув когти вперёд, чтобы выдрать ей горло. Их обучали сражаться с врагами, прикрытыми силовым щитом, для преодоления барьера имел значение суммарный импульс столкновения. Ганельф не понимал расчёты, но знал результаты — портативное поле, которое может остановить небольшие, высокоскоростные пули потерпит неудачу против большого, относительно медленного объекта. Он легко прошёл через щит, когти с жадностью потянулись к плоти пони, но даже не приблизились. Оранжевая дымка окружила его, удерживая в мягком, но несгибаемом захвате, напоминавшем ношение облегающего костюма из стали, выложенного изнутри поролоном. Резкий толчок, настолько сильный, что его зрение померкло, отправил его кувыркаться над полем боя по высокой дуге.

Тряхнув головой, он очистил зрение, его крылья быстро расправились, останавливая падение. Меняя высоту на скорость, он нырнул, превращаясь в тугую спираль и стараясь поразить пони сзади. В течении долгих секунд он видел весь учебный центр, тёмные фигуры всё ещё гонялись за оставшимися жеребятами, направляя их к небольшому стаду внутри одной из ям, затем он уже был над своей целью. Глупое существо повернулось к нему спиной, и он падал с неба, чтобы попасть ей прямо между крупом и холкой, удар сломает её позвоночник и закончит бой.

Ганельф прежде никогда не падал на живую жертву, если бы он имел опыт, то уделил бы больше внимания широко расположенным глазам кобылы, позволяющим ей смотреть практически назад. В последний момент она заметила его, подсознательная вспышка метнулась к заднему отделу мозга и уронила её на землю. Этот древний рефлекс, оставшийся со времён, предшествующих вмешательству в её род, спас жизнь пони. Удар, который должен был мгновенно убить её, лишь сбил и отправил кувыркаться по траве, оставляя после себя ряд резких отметок от когтей.

Крутя крыльями, Ганельф замедлил свою скорость и, резко повернувшись, приземлился на землю в нескольких шагах от сбитой пони. Она лежала на левом боку, свет рога потускнел и хаотично мерцал, ноги слабо дёргались, а глаза закатились. Грифон поспешно рванулся вперёд, чтобы прикончить её, его клюв широко распахнулся, и он потянулся к её горлу, но заколебался на долю секунды, когда заметил, что глаз кобылы сдвинулся и сосредоточился на нём. Слишком поздно он увидел теперь ужасно знакомую оранжевую дымку и почувствовал внезапное давление на голову, как будто интендант выдал ему слишком тугой шлем. Остальная часть его тела осталась свободной, и он впился в грязь передними когтями и задними лапами, взмахивая крыльями, отчаянно пытаясь вырваться. Ничего не помогало, как будто его голова была встроена в невидимый блок бетона. Пойман, — была его последняя связная мысль, прежде чем им завладела паника.

Беспомощно он наблюдал, как пони поднялась на копыта, его глаза дико метались в поиске боевых товарищей. Помощи ждать не стоило — жеребята занимали всё внимание остальной части солдат. Многие из пони были согнаны вместе, они держались испуганной толпой, прижимаясь друг к другу, окружённые тремя грифонами. К сожалению, остальные разбежались по округе, взлетая в воздух, чтобы избежать преследователей. Из-за этого грифонам пришлось по отдельности гоняться за ними — нельзя использовать глушители на летящих пони и ожидать, что они благополучно сядут на землю. В полёте по прямой грифоны обгоняли пони, но они компенсировали это манёвренностью. Результатом стала воздушная игра в догонялки, которая, казалось, продлится ещё несколько десятых килосекунд. Свечение вокруг головы Ганельфа ярко вспыхнуло, грифона с силой ударило о землю, затем подняло и ударило вновь.

К четвёртому удару он уже не мог кричать, телекинетическое избиение выдавило весь воздух из его лёгких. Броня защищала от ударов, предотвращая переломы, но не могла сделать ничего, чтобы заблокировать боль. Ганельф только начал соскальзывать в блаженное забвение, когда избиение остановилось, его перевернуло вверх ногами и подняло высоко в воздух. Во внезапной вспышке он понял, что будет дальше — высота превратится в скорость, и он врежется головой в землю, словно коготь в гнилое бревно. Ни одного шанса, что броня сможет защитить его от этого. Выпученными от страха глазами он смотрел на пони в отчаянье и ужасе. Пожалуйста, нет, — молил он, но слова умерли, не родившись, когда он увидел ярость и полное отсутствие разумной мысли в её глазах.

«Да, Мастер.»

В состояние отчаяния Ганельф едва расслышал хриплый голос, далёкие тона звучали, как будто со дна колодца, но в момент, когда он услышал это, оранжевое свечение померкло, и его перевернуло головой вверх и сбросило на землю кучей перьев и меха. Кто-то лепетал из его командного ошейника, но его наушники сместились, а уши всё ещё звенели и он едва мог расслышать это. Качая головой, чтобы прояснить зрение, Ганельф с трудом поднялся на лапы и направился к пони. Она просто стояла, глядя на него с яростью в глазах, но когда он подошёл, её рог остался тёмным.

Осторожно он шагнул вперёд и толкнул пони одним когтем. Она вздрогнула, но даже не повернула голову, чтобы посмотреть на него. Ганельф рассмеялся, когда понял, что произошло, а затем зверски хлестнул лапой, чтобы сбить её с копыт на землю. Пони тяжело упала, Ганельф вздыбился и опустил передние когти вниз на её грудь со всей силой, какой мог. Что-то под его весом уступило с тошнотворным треском, пони издала сдавленный стон, когда её дыхание было вышиблено из груди. Наслаждаясь моментом, он смотрел на неё пару секунд, кровь просачивалась из мест, где его когти впились в крупные мышцы по обе стороны от её правой корневой части крыла.

Ганельф наклонился и захватил локоть крыла пони в клюв, кровь покрыла его язык, когда бритвенно-острые края разрезали тонкую, покрытую перьями кожу. Он дернул и повернул, глухой щелчок, более ощутимый, чем слышимый, отметил вывих корневого сустава крыла пони. Под его телом она вздрогнула, затем брыкнулась, визг задыхающегося ржания заглушила грязь, покрывавшая её лицо. Грифон выпустил крыло кобылы и наклонился вперёд, чтобы вытереть клюв, оставляя кровавые полосы на её мехе в действии, неизменном со времён его хищных предков.

«Флайсолдат Атис Ганельф, отставить!» Ревущий голос принадлежал его сержанту, и в любое другое время он бы повиновался без вопросов. На этот раз, однако, насилие, голод и близость беспомощной жертвы щёлкнули неким древним набором переключателей в голове грифона, и он проигнорировал голос как муху. Он снова схватил её крыло, чуть ниже плеча в этот раз, напрягая шею и передние лапы, готовясь к мощному рывку, который полностью оторвет конечность.

Сине-белая молния сверкнула из-под его командного ошейника, сопровождаемая резким, жужжащим треском и запахом горелых перьев. Нервную систему заклинило, Ганельф вошёл в припадок, мышцы хаотично сокращались, клюв рефлекторно открылся. Он свалился с пони, дрожа и дёргаясь, не способный кричать, боль всё усиливалась и усиливалась, пока он не потерял сознание.