Тёмное искусство шитья

Во всём, что касается платьев, Рэрити просто нет равных. Но даже она не подозревала о том, что её новая модель станет чем-то большим, чем модной сенсацией текущего сезона. Теперь ей приходится проделывать в своих платьях прорези для крыльев, а всем остальным обитателям Эквестрии — переживать из-за её последнего творения.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Старлайт Глиммер

Почему принцессе Твайлайт не нужна охрана

Что может быть легче, чем обчистить замок, который никто не охраняет? Даже его хозяйка, принцесса Твайлайт Спаркл, болтается неизвестно где. Но, как и всегда, всё почему-то пошло не так…

Спайк Старлайт Глиммер

Месть в Серых Тонах

Может ли хищник стать жертвой? История говорит - да. Но может ли пони, ставший жертвой, превратиться в хищника?

Флаттершай Свити Белл Зекора

Когда закончится гроза

Иногда за окном идет дождь...

Твайлайт Спаркл

Старлайт и кристалл

Маленький вбоквел к основному рассказу, написанный под влиянием сна. Сюжет, правда пришлось основательно переделать, чтобы получилось связное повествование.

Старлайт Глиммер

Мечты сбываются...

Эммм...а зачем?

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Каменный человек

Если бы мне кто-нибудь сказал, что однажды я попаду в мир разумных пони, стану их рабом и буду трудиться на шахтах, я бы поржал и предложил ему проспаться... Вот только теперь мне не до смеха.

Пинки Пай Другие пони Человеки Лаймстоун Пай Марбл Пай

Слепая удача

Мир Гигаполисов. Можно сколько угодно бежать от взрослой жизни, теша себя надеждами, что кто-то другой будет принимать решения и сталкиваться с последствиями, но однажды мрачная реальность нагонит беглеца и разрушит с таким трудом выстроенную сказку. А уж если жизнь решила выдать тебе «черную метку», то остается уповать разве что на удачу…

Диамонд Тиара Лира Другие пони ОС - пони Человеки

Сёстры Ду / The Sisters Doo

Дэринг Ду стремится к благосклонности своей сестры в Понивилле. Благодаря старым обидам, всё быстро выходит из копыт. Скоро она обнаружит себя в самой опасной миссии, и к тому же... со своим самым большим фанатом. Между правдой и ложью, верностью и предательством, любовью и ненавистью, одно остается правдой — некоторые семейные ситуации гораздо страннее вымысла.

Рэйнбоу Дэш Дерпи Хувз Другие пони Дэринг Ду

Изменённые

Изменённые. Существа настолько ненавидящие свою изначальную суть, что их тела перестают отвергать чужеродную плоть и металл. Главный герой, Виктор, заперт в собственной квартире, без возможности сделать что-либо, кроме как ждать. Но мир вокруг него движется, а его убежище словно дрейфует в океане тьмы и неизвестности.

S03E05
06: ...но нельзя отнять то, что делает грифона хищником 08: Ломая камеру Скиннера

07: Непредвиденные последствия


Модификация зародышевой линии и активация цикла размножения самок завершились за секунды. К следующему дню девять из десяти женских особей были беременны новым видом. Шаблон произвёл свои модификации на существах из одной географической области, около двухсот тысяч родятся примерно в одно и то же время. Приготовления были почти завершены. Теперь он нуждался в каком-то способе, чтобы дать своим новым творениям доступ к способностям, которые он воспринимал как сами собой разумеющиеся.


Фьюжен кружилась в шоке, когда вокруг их небольшой группы стали приземляться, или лучше сказать — врезаться в землю, странные объекты. Она пригляделась к ближайшему — он был изготовлен из тёмного, матового материала и покрыт случайными пятнами чуть более светлого серого цвета, эту вещь было трудно рассмотреть в скудном освещении. Четырёхрукое двуногое с асимметричными конечностями и уродливой конической головой, стояло на широких ступнях и выглядело как чудовищный гибрид медведя с мутировавшим насекомым. Верхние конечности были длинными и покрывались выпуклой бронёй с тупыми шипами, они оканчивались тремя толстыми пальцами с тяжёлыми когтями. Правая рука держала толстый цилиндр с блестящим, изогнутым концом, другая была покрыта кристаллами, светящимися тусклым белым светом. Нижний набор рук располагался чуть выше бёдер — слева простое крепление для цилиндрического набора трубок, которые вращались на высокой скорости вокруг общего центра, справа — что-то напоминавшее клешню краба с отточенными до невероятной остроты внутренними поверхностями. Её глаза расширились, когда она увидела Сигил Господства, универсальный символ власти Мастеров над родом пони, впечатанный в нагрудную пластину механизма — это были военные Улья Лакуна! Она смотрела на него секунду дольше, принимая во внимание мощные актуаторы в каждом из суставов и таумотические излучатели щита на плечах и бёдрах. Затем робот сдвинул правую руку, направляя тяжёлый на вид цилиндр прямо на неё. На мгновение она увидела себя, перевёрнутую вверх ногами и невероятно далёкую в основном зеркале лазера.

Внезапное видение чего-то столь обычного в этой странной ситуации наконец вывело её из ступора. Рефлексы Фьюжен взяли верх, и она присоединилась к двум другим пони, распростёршимся перед бронированной фигурой. Это колебание должно было причинить боль, — растерянно подумала кобыла. Она боялась двигать головой, опасаясь привлечь к себе негативное внимания, но её глаза внимательно следили за округой, пока кобыла пыталась понять, что происходит. Были по крайней мере шесть роботов, два присели рядом, а четыре других сформировали периметр вокруг ямы на вершине бермы. Молчаливый сигнал прошёл между двумя бронированными механизмами и ближайший резко пришёл в движение, вращающийся цилиндр остановился и удерживающая его рука сложилась, укладывая многоствольную пушку вдоль рюкзака на спине. Он прицепил лазер к точкам крепления на другой стороне, а затем подошёл ближе, настолько, что Фьюжен могла чувствовать статическое напряжение от его активного щита, словно волну, пробежавшую по её телу. Другой механизм направился к Энималу Сканер.

Робот протянул вперёд одну из своих лап, делая неуклюжий на вид жест. Белый огонь расцвёл вокруг когтистых, покрытых кристаллами пальцев, ещё один жест, и схожее свечение вспыхнуло на точках крепления упряжи для экипировки жеребца. Внезапное сжатие лапы и рывок грубо сорвали упряжь с груди Энимала, пони охнул от неожиданной боли, когда ремни впились в его плоть, прежде чем разъединились.

Фьюжен чувствовала растущий ужас, когда второй механизм указал своим лазером на голову Гравити, в то время как первый потянулся к синей кобыле горящей, когтистой перчаткой. Как и у её друга Пакета, особый талант Фьюжен был связан с манипуляцией различными видами энергий, что делало её чувствительной к их потокам и концентрациям при условии, что они имели достаточную мощность. Это было что-то, что она могла делать, даже не задумываясь, способность, которая работала на столь низком уровне, что даже не вызывала свечение рога. Когда она действительно посмотрела на механизм, она увидела, что его наполняет мощность в виде сверкающей световой сети, заполненной различными бледными цветами и заключающей в себе ядро абсолютной темноты. Магический щит робота создавал лишь умеренное препятствие для её поспешного осмотра — это была грубая вещь, многоугольная клетка влияний, разработанная лишь только для отражения таумокинетических ударов. Как и щиты безопасности, окружавшие её на дне ямы или в лучевой камере, он почти не взаимодействовал с обычной материей, можно было пройти прямо через него и почувствовать лишь статическое напряжение, заставляющее встать дыбом мех. Он лишь немного размывал теневой взгляд Фьюжен.

Полосы электромышц светились бледно-зелёным под броневой керамикой, в то время как кинетические кристаллы манипулятора пульсировали красным синхронно с белым холодным пламенем на его поверхности. Фьюжен проигнорировала всё это, сосредоточившись на почти невидимой паутине фиолетовых линий, которые пронизывали каждую часть машины. Кобыла ничего не знала об оружии, но это была машина, а она знала машины. Эта паутина была важной частью сверхпроводящей системы распределения мощности, без которой робот был бы неподвижным куском керамики и полимеров. Все кабели сходились в одну сложную катушку в центре спины механизма, именно здесь кобыла и нашла то, что лихорадочно искала — крошечную точку почему-то столь знакомого тепла, окружённую витками магнитных сил.

Теперь, когда она знала где искать, Фьюжен мгновенно нашла похожие точки в других механизмах. Она приготовилась, планируя путь через щиты и сфокусировала свою волю на точках дейтериевой плазмы. Один быстрый толчок, и она могла бы разгромить крохотные реакторы, замораживая обе машины на месте, но не повреждая их слишком сильно. За мгновение до того, как она решилась действовать, кобыла увидела, что белое пламя изменилось в мерцание зелёного света, а силовые линии, ведущие к кристаллам манипулятора потемнели. Сканирование, — подумала она, всего лишь сканирование.

Зеленый мерцающий свет переместился к ней, но внимание Фьюжен было захвачено её отражением в зеркале лазера другого механизма. Эта короткая пауза позволила рациональной части её ума догнать инстинкты, и она задрожала, уткнувшись лицом в траву в попытке успокоить дыхание. Создатель, что же я почти сделала… и почему ты не наказал меня за это? Она направила свои мысли к божеству, разум кружился в замешательстве. Первые мгновения мысли о вмешательстве в машину должны были окончится предупреждающей вспышкой боли, настоящее планирование нападения, как она сделала, свалило бы её корчится в агонии… однако ничего не случилось. Как я могла даже подумать, чтобы сделать это с чем-то, отмеченным Сигилом? Кобыла замерла, широко распахнув глаза и едва сдерживая дыхание, когда другая мысль поразила её. Эта тёмная пустота в сердцевине каждого механизма имеет такую же форму как и один из Народа… они не роботы, они доспехи! Я едва не атаковала… Фьюжен почувствовала себя нехорошо, но всё ещё не было никакой боли, Создатель не считал нужным наказывать её за это преступление.

Мастер, по-видимому удовлетворённый осмотром, отстранился от пони и вновь отстегнул лазер от креплений на спине своего костюма. Ничего не происходило в течении длительного времени, и Фьюжен стала задаваться вопросом, чего же они ждут, но так как ей не давали разрешения подняться, она держало свою голову крепко прижатой к земле. Её уши щёлкнули вверх, ловя внезапные крики паники, пришедшие с другой стороны учебного центра, затем прозвучал выстрел и пронзительный визг кобылки, вопящей от боли. Лежавшая рядом с ней Гравити дёрнулась, но первым заговорил Энимал.

«Мастер?» — неуверенно сказал он, съёжившись, когда костюм повернулся в его сторону. «Я обучался как многовидовой медик, могу ли я получить разрешение помочь?»

Костюм повернулся к вспышкам света и шуму, его голова слегка покачивалась, казалось, он говорил с кем-то. «Нет,» — в конце концов ответил он.

Энимал открывал и закрывал рот несколько раз, прежде чем сникнуть и медленно закрыть глаза. «Да, Мастер.»

Фьюжен медленно поднялась на копыта, игнорируя шокированные взгляды от Гравити и Энимала, не отводя взгляда от сцены на другой стороне учебного комплекса. Вдали она увидела хаотичный порыв паникующих жеребят, преследуемых десятком тёмных фигур, которые напоминали пони, но не являлись ими. Грифоны, догадалась она, почему грифоны выслеживают жеребят её загона? У неё перехватило дыхание при виде того, как большую пони, Рандом Вок, предположила она, сбил на землю один из солдат-полуптиц. Ещё несколько вспышек выстрелов и новый шквал едва различимых на расстоянии движений. Когда всё закончилось, фигура, что явно была Рандом, осталась неподвижно лежать на земле. Белая кобыла напряглась и посмотрела, используя свой теневой взгляд в поиске признаков, любых знаков, что жизнь не покинула её подругу.

Фигура была необычайно тёмной, и лишь тусклый свет всё ещё мерцал в месте, где рог встречался с черепом. Пока ещё жива, но без сознания и очень слаба. Она видела, как диск-коммуникатор кобылы, точка белого света, дрожала и мерцала, как будто пытаясь говорить… что? Все узлы ретрансляции в учебном центре были мертвы — здание обычно светящиеся, словно охваченное огнём от всех магических систем, содержащихся внутри, представляло собой лишь чёрную тень. Скосив глаза, она заметила, что в отличие от Рандом, её собственный диск был инертен. В конце концов не такой уж он и неразрушимый, — подумала она, чувствуя внезапную боль потери. Фьюжен получила эту вещь вскоре после Благословения, и она до сих пор была её постоянным спутником. Диски были разработаны, чтобы выдержать любые испытания, которым молодой и магически неуклюжий пони мог бы подвергнуть их. В сравнении с ними чувствительные и сложные машины в центральной постройке не имели шансов.

Фьюжен окинула взором двух пони рядом с ней, их диски также не подавали признаков жизни. Очевидно, что бы она ни сделала, оно достаточно ослабло, достигнув Рандом, и не смогло повредить коммуникатор. Должно быть, ей приказали прекратить сопротивление, и грифон, очевидно, воспользовался этим... Если бы только Мастера приказали ей сотрудничать, — подумала кобыла, она могла бы остановить всё это. Мысль привела к нежелательным откровениям — без Мастеров и взрослых пони жеребята остались совершенно без руководства. Жеребята, достаточно повзрослевшие, чтобы обладать значительной магической силой, но не имевшие контроля и опыта для её безопасного использования. Жеребята, которые были причиной, почему учебные центры строились, как объекты для испытания бомб. Жеребята, которые думают, что их собираются убить.

Она повернулась и обнаружила, что один из Мастеров в бронекостюме наблюдает за ней, это само по себе казалось довольно странным, так как большую часть времени, если их не инструктировали, пони игнорировались, но ещё более странным было то, как он стоял. Напряженно и настороженно, как будто обитатель был… напуган? Фьюжен вновь оглядела поле учебного центра, по-прежнему используя своё теневое зрение, и увидела внезапные вспышки нескольких мощных заклинаний из стада жеребят. Возможно, у Мастеров был хороший повод — рассеянные по полю, убегающие жеребята вряд ли имели достаточно концентрации, чтобы выполнить сложную магию, но если ограничить их в стаде со своими друзьями и почти убить их учителя прямо у них на глазах…

«Мастер, я...» — Фьюжен вздрогнула, когда костюм вдруг сделал шаг назад и поднял перчатку, окутанную белым огнём, указывая одним из когтистых пальцев прямо ей в лицо. Она сглотнула, неуверенно наблюдая, как Мастер деактивировал оружие, или что бы это ни было, и опустил руку. Набравшись храбрости, она продолжила. «Прошу меня простить, Мастер, но я думаю, что вы можете быть в опасности.»

«Объяснись, пони,» — ответил Мастер, его голос лишь слегка искажался динамиками костюма.

«Я только что почувствовала по крайней мере три мощных заклинания. Я не знаю точно, что жеребята думают о происходящем, но, кажется, они не знают, что эти военные силы принадлежат Улью Лакуна.»

Мастер нетерпеливо махнул ей. «Это очевидно. Перейди к сути, слуга.»

«Они, вероятно, никогда раньше не видели грифонов, только слышали о них в контексте военных сил соперников Улья,» — мягко сказала Фьюжен, стараясь удержать голос от дрожи. «Они не имеют возможности получить новые приказы — один из солдат н.. н...» — заикалась кобыла, затем сделала глубокий вздох, «...нокаутировал их учителя, и они не имеют коммуникационных дисков. Единственные альтернативы, если знакомый пони скажет им, что делать или кто-нибудь из Народа даст прямой приказ.»

«Это не актуально. Машина таумического подавления на пути сюда.»

Уши Фьюжен поникли, когда она услышав. Она никогда не слышала о таких устройствах, но было очевидно, что оно сделает. Было также интересно, почему они не прибыли раньше, возможно эти машины медленны или может их мало? «Мастер, если жеребята продолжат паниковать, вы можете стать целью для их магии. Простите, но если жеребёнок не признает вас как Мастера… таумическая защита вашего костюма не поможет против десятикратного увеличения локального гравитационного поля или плохо размещённого силового пузыря.» ...и если кто-то из жеребят будет в полете, когда прибудет эта машина, они упадут с неба, — закончила предложение Фьюжен в своей голове.

Опять тонкие движения головой. Фьюжен надеялась, что это означало, что Мастер говорит со своим командиром, хороший знак, она посеяла достаточно сомнений в разуме солдата, чтобы, по крайней мере, вынудить его уклониться от самостоятельного решения. Она никогда не думала об этом раньше, но Создатель наказывал лишь тогда, когда она знала, что сделала что-то неправильное, иногда это происходило уже после свершения акта. Мастера должны знать о странном образе поведения их Бога, и таким образом понимать, что существует реальная опасность того, что жеребёнок может наброситься и слишком поздно обнаружить ошибку в своём решении. Кобыла отложила мысль для последующего рассмотрения, а затем направила безмолвную молитву к Создателю. Она не думала, что они решили использовать оружие воздушного судна для уничтожения учебного центра с высоты, пони были слишком ценными для такой бессмысленной бойни, но что ей делать, если они всё таки решили?

Опять же, инстинкты Фьюжен побежали вперёд рациональной части её ума, и она подняла взор на чёрное небо. Он был бесшумным и трудно различимым, но он был там, и, сконцентрировавшись, она смогла разглядеть сдерживаемую энергию, хранимую в сверхпроводящих катушках, проходящих вдоль позвоночника летательного аппарата. Вся эта сила была готова в одно мгновение преобразоваться в насилие с помощью рельсотронов, лазеров и таумокинетических проекторов. Вызвать гашение на таком расстоянии будет непросто, но кобыла была уверена, что сможет сделать это, она могла бы заставить небольшую часть одной из этих катушек оказать сопротивление гигаамперам тока, непрерывно бегущего внутри неё. Вся эта энергия, достаточная, чтобы мегасекунду питать загон, будет мгновенно выпущена в ослепительной вспышке.

…и ты готова бороться со своей собственной сестрой тоже, кобылка? Фьюжен снова задрожала, отодвигая предательские мысли прочь. Гравити и Энимал без колебаний станут защищать Мастеров изо всех сил. Неужели это то, как чувствуется безумие?


Шок Даймонд ахнул, когда грифон выронил крыло Рандом, оставляя его лежать под неестественным углом к её шее, затем наклонился и что-то сделал своим клювом, оставляя большие чёрные участки на её боках. Его замороженный ум вдруг снова заработал, он повернулся к своему похитителю с широко открытыми глазами и прижатыми к голове ушами.

«В-Вы собираетесь съесть нас!» — сказал он хриплым шёпотом.

«Что! Нет, это не пра...» — ответ Альфгера был прерван чистым, высокотональным звуком, как будто от перелома идеального кристалла. Он в шоке уставился на теперь свободно болтающуюся ограничительную привязь, концы переплетенных металлических волокон сияли, словно отполированные зеркала. Он попятился, когда пол издал тревожный скрип, на ходу подготавливая контроллер своей автопушки. Маленький жеребёнок стоял с дикими глазами и светящимся как дуговая сварка рогом в центре идеальной полусферы бледно-голубого сияния. Грифон тяжело сглотнул, когда эти глаза посмотрели на него, а затем переместил автопушку вперёд и зажал триггер спуска.

Пушка выплюнула десяток пуль, с каждым выстрелом пони всё больше шатался и наконец упал на колени от дополнительных усилий, необходимых для удержания силового поля. Однако, ни один из выстрелов не пробил щит, все оглушающие пули безвредно отскочили от стекловидной поверхности поля. Видя, что это не работает, Альфгер перестал стрелять и рванул вперёд, чтобы попытаться пробиться через поле при помощи своего большего импульса.

Шок Даймонд отлично всё рассчитал. В момент прыжка грифона, он отскочил в сторону, одновременно убирая силовое поле. Грифон удивлённо взвизгнул, когда круг пола, на который он приземлился, перевернулся словно гигантская монета, отправляя его и фрагменты нескольких столов на уровень ниже. Наконец взобравшись через дыру с острыми краями на верхний этаж, он увидел, что пони прыгнул на один из столов, расположенных вдоль окон. Похожий на звон колокольчика звук оповестил о появлении другой голубой сферы, пересёкшей окно широким кругом и исчезнувшей мгновением позже. Альфгер осторожно продвигался вперёд, держа клюв на спуске автопушки, когда жеребёнок поднялся на дыбы и выбил передними ногами идеальный стеклянный круг из окна. Внезапное движение нарушило хрупкий баланс, удерживающий стол вместе, и он рассыпался осколками с острыми краями, оставляя жеребёнка стоять на пластиковой окружности.

Грифон вдруг понял, что задумал пони. Складывая оружие лёгким движением головы, он прыгнул вперёд. «Стой! Твои крылья...»

Жеребёнок выпрыгнул из окна, исчезая без звука.

«...всё ещё связаны,» — закончил Альфгер. Не услышав удара о землю, он кинулся к окну и высунул голову наружу. «Ты, должно быть, шутишь!» — прорычал он, наблюдая как намного больший голубой силовой пузырь поглотил удар о землю, пони, даже не споткнувшись, убирая силовое поле, поскакал к ямам, окружавшим учебный центр. Передние когти вдруг задрожали от запоздалого шока и грифон опустился на корточки, позволяя взгляду задержаться на месте, где другие члены его отряда охраняли захваченных жеребят.

Что-то холодное и твёрдое поселилось в животе Альфгера. «Как мы должны бороться с этим?» — прошептал он, достигнув трясущимся когтем командного ошейника, чтобы доложить своему сержанту. Яма, используемая как импровизированный загон, была пуста, но грифоны-охранники всё еще были рядом с ней. Первый лежал на земле, слабо двигаясь, но не способный подняться. Второй, кажется, боролся с клубком зазубренных щупалец, стараясь остаться в вертикальном положении, когда другая лента выползла из его короба для боеприпасов и обмоталась вокруг одной из задних ног. Третий бегал в случайном направлении, безумно стреляя через плечо во что-то, что только он мог видеть, его крики затихли, когда он перевалил через берму и скрылся в темноте. Пока Альфгер наблюдал, показался ещё один грифон, а затем резко и неестественно быстро упал с неба, будто его что-то засосало, когда он пролетал над распростёртым на земле солдатом. В отличии от первого, он лежал недвижно.

Со второй попытки он набрал правильную комбинацию клавиш и установил связь. «Флайсолдат Адгард Альфгер, запрашиваю приказы.»

«Где ты ... ты в безопасности?»

Голос сержанта Кафли был резким и нетерпеливым, но, по крайней мере, он звучал нормально. Альфгер почувствовал, как его паника немного отступила. «Я в безопасности, верхний этаж учебного центра. Я… Я захватил одного из жеребят, но теперь он сбежал.» Унижение заставило его рефлекторно дёрнуться, но что он мог поделать? Ни один из его инструкторов не упоминал о пони, разве что мимоходом, их запрещали использовать в активных военных силах под угрозой драконовских наказаний от Мирового Суда и позволяли применять лишь в роли поддержки. Не существовало никакого плана обучения для обработки такого события — это было немыслимо.

Прошло пару секунд мёртвого молчания, прежде чем пришёл ответ. «Исходя из того, что я видел, тебе повезло, что он сделал это. Сможешь добраться до точки сбора?»

«Да, сержант. Что… Что насчёт раненых?»

«Оставь их.»

«Но...»

«Ты ничем не сможешь помочь им,» — прошипел сержант, боль и гнев наполняли его голос. «Скоро прибудет машина таумического подавления, будь на земле к этому моменту,» — продолжил он более спокойным тоном.

Альфгер энергично кивнул. «Понял, в пути.» Грифоны не могли явно использовать магию, как пони, но ничто их размера не может летать без неё. Он поднял остатки стола, на котором стоял жеребёнок, и разбил им остальную часть окна. Ещё раз взглянув на своих павших боевых товарищей, он прыгнул в окно и улетел в темноту.


В области света, исходящего от рога Фьюжен, три взрослых пони скакали в сторону здания учебного центра, за ними, на некотором расстоянии, следовали все шесть заключённых в силовую броню Мастеров. Несмотря на их размер, они легко растворились в темноте, с отключённой антимагической защитой, они выглядели не более, чем смутные, размытые огни даже в теневом зрении, по настоящему видимые лишь когда двигались. Некоторое время кобыла могла наблюдать за их продвижением по мерцанию точек маленьких реакторов, но когда она изменила зрение, они исчезли. Фьюжен очень хотелось просто пролететь над областью, но им всем был дан строгий приказ оставаться на земле. Им также дали замену коммуникаторов,тяжёлые и бронированные на вид цилиндры висели на плетённом металлическом ремне, окружавшем шею пони. Устройство причиняло дискомфорт Фьюжен, постоянно ударяясь о грудь во время бега. Вещь даже не могла телепатически говорить, но видимо имела преимущество в практически полной невосприимчивости к электронным или таумическим помехам.

Перед ней предстало печальная зрелище кучи перьев и меха — тело маленькой кобылки, лежащей на траве с запутавшейся вокруг каштановых крыльев длинной, тёмной гривой. Фьюжен попыталась вспомнить, кто этот жеребёнок. Сингл Кристал, дочь Спайрал Фракче и Трокар Поинт, она всегда была тихой, но стремящейся угодить и дружелюбной. Диск красного света уже метался вдоль тела, сначала быстро пробежав от головы до хвоста, а затем вернулся к её груди, колеблясь между горлом и плечами. Зрение Фьюжен размылось и слёзы потекли по лицу, она запнулась, беспомощно глядя на маленькую пони. Это была сестра Рандом, и значит пострадали обе дочери Спайрал, возможно фатально.

«Она не дышит. Травма влияет на горло,» — сказал Энимал, резким, механическим тоном. «Я создам здесь пункт медицинской помощи, мне нужно, чтобы вы привнесли сюда любых раненых,» — объявил он двум кобылам и слушающим Мастерам. Сканирующее поле изменилось в мелкую сетку, обвившую грудь кобылки. «Нет пульса.» Появилось больше красного света на каштановой шёрстке головы, шеи, бёдер и холки, а затем, чуть выше, слева от головы ветеринара, возник белый огонь, бросивший резкие тени вокруг неподвижной фигуры. Нежное давление выпрямило тело, в то время как обвившая грудь лента стала ритмично сокращаться. Странный слабый треск и щелчки донеслись от шеи Сингл. Тёмно-коричневый мех был выстрижен, уносясь от горла тщательно контролируемыми струйками, создавая расширяющийся круг голой кожи. Гладкая чёрная шкура кобылки была омрачена нездоровым на вид, нерегулярным участком пятнистой плоти, провалившейся внутрь там, где должна была немного выпирать.

«Вы должны проверить других,» — рявкнул Энимал двум кобылам, выводя их из ошеломлённого состояния. «Я не могу уйти… как её зовут?»

«Сингл Кристал,» — грубо пробормотала Гравити и, покачав головой, направилась к следующей жертве.

Энимал рассеянно кивнул. «Да, Сингл.»

С шумом, напоминавшим звон крошечного стеклянного колокольчика, маленький треугольник красного света возник рядом с шеей лежащей без сознания кобылки. Секунду он вращался, пристраиваясь к нужному месту, почти полностью исчезая, поворачиваясь ребром. Глаза Фьюжен расширились, когда светящийся осколок погрузился в горло Сингл, плоть разделилась и кровь потекла устойчивым потоком. Проблеск белого хряща и… белая кобыла зажмурилась и отшатнулась от импровизированной хирургии.

Вдали от неистовых движений ветеринара, ум Фьюжен достаточно прояснился, чтобы думать ясно, вдруг она услышала что-то. Тихое рыдание, почти не слышное за цокотом её копыт. Впереди она увидела затемнённую фигуру Гравити, склонившуюся рядом с другим упавшим пони, почти ультрафиолетовый нимб окружал её рог. Ещё одна кобылка, в этот раз нежного светло-оранжевого цвета с контрастной синей гривой, лежала на боку. Она дышала короткими вздохами, а её глаза закатились назад, каждое движение производило рыдание, когда тревожило скрученную ногу.

Что-то ударило её высоко на левом бедре, достаточно сильно, чтобы сломать кость, оставляя ногу согнутой в месте, где она должна была быть прямой. Гравити подняла глаза на подошедшую Фьюжен, хмурясь от концентрации, осматривая травмированную кобылку. «Она выживет, сломана лишь нога,» — прошептала она. «Я отнесу её к Энималу, а ты иди, помоги Рандом.»

Фьюжен кивнула и направилась к оставшимся двум фигурам. Первым было существо, что кобыла видела только на расстоянии — тёмно-коричневые крылья, по форме напоминавшие её собственные, росли прямо за его плечами, белые перья на голове и шее сменялись коричневыми и наконец переходили в мех того же цвета прямо за корневой частью крыльев. Лишь раз взглянув на грифона, он всё ещё дышал, но, казалось, был без сознания, она направилась к Рандом.

«Милостивый Создатель,» — прошептала она, опустившись на колени рядом со своей подругой. «Что они сделали с тобой?»

Покрытая бронзовой шёрсткой пони лежала на левом боку, её раскрытое правое крыло свободно покоилось на животе. Кровь медленно стекала через мех из страшных ран вниз по её животу и окрашивала траву в багровый цвет. Высоко на спине Рандом были четыре глубоких разреза, они проходили по диагонали от правой задней ноги до левого плеча. Фьюжен почувствовала подъём тошноты, плавные линии мышц на спине кобылы были прерваны уродливой глыбой в месте, где крыло встречало средний плечевой сустав. Сама кость сместилась в сторону от её надлежащего места, неповреждённая, но, очевидно, вывихнутая. Вторичные перья слиплись от крови, сочившейся из двух параллельных разрезов, но они были настолько незначительны, по сравнению с другими травмами, что Фьюжен едва заметила их.

Фьюжен сосредоточила свой взгляд, проникая через бронзовый мех, рог засветился белым, когда поток магии усилился. Она не имела большого навыка в этом, в её сознании бок Рандом упорно оставался непроницаемым. Мало-помалу усилия дали результат, и он постепенно стал полупрозрачным, выявляя слабые, нечёткие очертания костей пони. Это и близко не напоминало цветное и с высоким разрешением изображение её собственного черепа, которое показывал ей Энимал Сканер, но данная травма была проста, настолько, что даже такой дилетант как Фьюжен могла помочь. «Мне жаль, Рандом,» — сказала она бессознательной пони. «Мне придётся причинить тебе боль.»

Она проверила всё ещё раз, явно видя вывих и переломы рёбер с обеих сторон. Кобыла посещала базовые курсы оказания первой медицинской помощи и даже делала это однажды на тренировочном манекене. Сделав глубокий вдох, она обернула другую кобылу одеялом магии, удерживая туловище неподвижно и взяв крыло от локтя до плеча. Одно быстрое нажатие и… Щелчок.

Рандом Вок дёрнулась в хватке белой кобылы, её глаза распахнулись, а дыхание внезапно ускорилось. Оранжевый огонь расцвёл над её рогом, и Фьюжен поспешно наклонилась вперёд, чтобы прижаться к шеи своей подруги, используя свою собственную магию для удерживания Рандом от перемещения, а также отклонения как можно большего количества панических телекинетических ударов.

«Всё хорошо, ты в безопасности,» — прошептала она в бронзовое ухо, остроконечная чёрная грива заставила её нос дёрнуться. Выражение ужаса на лице другой кобылы исчезло, и её магия потухла вместе с ним.

«Ф… Фьюжен?» — сказала она. «Я думала...» Её глаза скосились к бессознательному грифону в нескольких длинах перед её лицом, слабое, испуганное ржание вырвалось из её горла, и она снова попыталась освободиться из захвата Фьюжен.

«Тише, он не может навредить тебе,» — Фьюжен передвинулась и легла между Рандом и грифоном. «Он без сознания.»

Рандом плотно закрыла глаза, глубоко вдохнула и медленно выдохнула. «Я не понимаю, что произошло,» — с горечью сказала она. «В одну секунду я показывала Бэйз Пэир как...» — кобыла с придыханием остановилась, её глаза распахнулись, и она изо всех сил попыталась подняться, сопротивляясь магии Фьюжен. «Жеребята!»

«…в порядке,» — твёрдо сказала Фьюжен. «Они спрятались вокруг учебного центра, чтобы избежать грифонов. Слушай, это важно. Ты ни в чём не виновата.» Она сказала это последнее предложение медленно, глядя в лицо своей подруги и надеясь, что она поймёт.

Рандом просто выглядела смущённой. «Конечно нет, я только защищала своих учеников.» Выражение её лица сменилось беспокойством. «Почему ты так говоришь?»

«Грифонам не удалось идентифицировать себя. Они принадлежали к Улью Лакуна.»

«Тогда… тогда я атаковала...» Ужас пробежал по лицу Рандом, быстро сменившийся выражением боли, скрутившим её лицо мертвенным оскалом. Мышцы бронзовой кобылы напряглись, становясь твёрдыми как железо, дрожь прокатилась по её ногам.

Фьюжен выругалась, понимая свою ошибку в момент, когда выражение лица её подруги изменилось. Ещё раз наклонившись вперёд, она громко заговорила в прижатое к голове ухо другой кобылы. «Мастера не винят тебя, это была ошибка командира отряда грифонов.» Она вздрогнула внутри, произнося эту частичную ложь, готовясь к боли, которая должна была взорваться в её собственном теле, но, как и ранее, ничего не произошло, кроме смутного чувства вины.

Эффект слов мгновенно подействовал на Рандом. Мышцы резко потеряли свою жёсткость, лицо расслабилось, скрутившая его гримаса исчезла. «Спасибо,» — сказала она, дыхание с шипением покинуло её горло.

«Рандом, я должна идти искать жеребят. Как ты думаешь, если я подниму тебя, ты сможешь дойти до ветеринара?»

Рандом снова закрыла глаза. «Да,» — тихо сказала она. «Сломаны рёбра?»

«Да,» — ответила Фьюжен, её уши поникли. «Сожалею.» Свечение вокруг торса Рандом стало ярче, её медленно подняло в воздух и повернуло, выравнивая ноги вертикально, а затем осторожно опустило на землю. Кобыла дышала короткими, рваными вдохами, пот бисером побежал по бокам, когда её копыта приняли на себя вес.

«Я в порядке,» — слабо сказала Рандом, осторожно шагая по направлению к Энималу. «Кто ещё пострадал?»

«У Фэйст Аррей сломана задняя правая нога.» Фьюжен закусила губу, лучше ей услышать это сейчас, а не страдать от медленно поднимающегося ужаса, понимая, над кем работает ветеринар. «К сожалению, твоя сестра тоже очень сильно пострадала, сейчас она с ветеринаром.»

Рандом замерла и её голова поникла. «Я… Ясно,» — глухо сказала она, затем, прихрамывая, перешла на медленную рысь, защитно оборачивая крылья вокруг груди.

Фьюжен отложила мысли о своей подруге, Рандом будет жить, и это всё, что сейчас имело значение, и огляделась вокруг при помощи своего теневого зрения в поиске любых признаков жеребят. Чем старше становились пони, тем легче для них было противостоять стадным инстинктам, но им было не более двенадцати. Если она заметит хоть одного, то найдёт их всех. Она галопом поднялась на вершину ближайшей бермы, чтобы осмотреть как можно большую часть учебного центра.

Фьюжен увидела несколько объектов, что не принадлежали этой сцене — кучи размером с взрослого пони лишь со светящимися крыльями, отсутствие свечения рога означало, что это определённо были грифоны, почти наверняка цели заклинаний, которые она почувствовала ранее. Присутствовало также что-то другое, что-то странное, слабое пятно света, как будто небольшая часть планетарного кольца перенеслась в размытый и затемнённый пейзаж, видимый при помощи её теневого взгляда. Фьюжен открыла свои настоящие глаза, залитый лунным светом рельеф мгновенно возник перед её взором. Там... что-то за пределом двойного кольца берм. Земляной бугор, который, как она помнила, не был там раньше, кобыла использовала центр почти каждый день в течении десяти лет, и этот холмик определённо был новым. Не знай она так хорошо эту местность… иллюзия действительно была очень хороша.

«Я нашла их, Мастер,» — прошептала Фьюжен по коммуникатору. «Они скрываются под иллюзией позади бермы двенадцать.» Кобыла почувствовала непривычную эмоцию, произнеся эти слова — вину. Она остановилась, думая об этом. Я повинуюсь прямому приказу, так почему же я чувствую себя виноватой?

«Пони останется на месте до получения новых приказов,» — пришёл жёсткий ответ.

«Поняла,» — сказала Фьюжен, вращая ушами в поиске звуков чего-то бегущего по траве и более тяжёлого, чем пони. Она нашла четыре источника, а затем, зная их общее направление, переключилась на теневой взгляд для поиска точек плазмы в их компактных реакторах. Я становлюсь всё лучше в этом, — подумала Фьюжен, наблюдая за слабым свечением. Костюмы выбежали вперёд и окружили поддельный холм примерно на расстоянии пятидесяти длин.

«Пони приблизится к жеребятам. Любая их попытка сбежать или использовать наступательную магию будет встречена применением силы.»

«Да, Мастер,» — сказала кобыла, пытаясь скрыть испуг в своём голосе.

Фьюжен поскакала к иллюзии, идя прямо через ямы и снова проклиная приказ оставаться на земле. Взобравшись на последнюю берму, она соскользнула по крутому склону и направилась прямо к новому холму. Теперь, всего в дюжине шагов от периметра иллюзии, она увидела линию слияния, разрыва в тесно переплетающейся траве. Надеюсь, что они все вместе, — думала она, когда её рог засветился, отменяя заклинание.

Холм исчез, и на мгновение Фьюжен увидела плотно прижимающихся друг к другу жеребят всех оттенков серого в лунном свете. Несколько пронзительных криков, затем со звоном хрустальных колокольчиков полдюжины разноцветных полусфер возникли над стадом. Вес Фьюжен резко утроился, бросив её на колени с шокированным ржанием, одновременно с этим её крылья и ноги исчезли под синей и зелёной телекинетической дымкой. Новый коммуникатор, висевший на её шее, вздрогнул, покрываясь острыми шипами, впившимися в кожу, когда удерживающий его металлический ремешок стал затягиваться.

«Стоп! Это пони! Сто… аааааааааа!»

Она не узнала паникующий возглас и не поняла, почему он изменился в пронзительный крик чистой агонии, пока горячая, как печь, волна не прокатилась по её коже. В краткий момент прежде, чем что-то подожгло её, она сумела немного продвинуться в отмене обратного подъёмного заклинания, достаточно, чтобы сохранить ноги от перелома, но жгучая боль сломала её концентрацию, прежде чем она смогла полностью освободиться. Широко распахнутыми глазами Фьюжен в изумлении смотрела вниз, она чувствовала пламя лизавшее передние ноги, но жёлтый огонь отсутствовал, как и запах опалённой шерсти или плоти. Вокруг её копыт, кобылки и жеребята корчились и дёргались, крича от непонятно откуда пришедшей боли. Не в силах больше сдерживаться, Фьюжен добавила к ним свои собственные крики.

Всё это не сильно повлияло на импровизированные атакующие заклинания или силовые пузыри, они исчезнут со временем, но это может занять десятки секунд без пони, активно пытающегося разрушить их. Боль ревела в её теле, а зрение выцвело, становясь серым, когда ремень коммуникатора сжался вокруг её горла. Адреналин захлестнул тело, её мучение и пронзительные крики жеребят ушли на второй план, позволяя ей сосредоточиться в последние несколько моментов сознания. Глаза были бесполезны, и Фьюжен вернулась к теневому зрению, из последних остатков сил ища слабую точку в захватившем её радужном коконе.

Что-то исказило вселенную, словно свинцовый мяч на резиновом листе. Светящаяся спутанная паутина магии растягивалась и изгибалась, цвет и сила моментально исчезли, оставляя мир абсолютно чёрным, погасло даже свечение рогов и крыльев пони. Через мгновение огонь исчез и захват вокруг её горла немного ослаб, с дыханием вернулся звук, возобновляясь хором криков и рыданий. Фьюжен перекатилась на бок и попыталась снять коммуникатор быстрыми, настойчивыми движениями передних ног и крыльев, её магия каким-то образом была заперта в недосягаемости. Её копыта стучали по металлу, не в силах попасть под плотно затянутый ремень, зрение вновь поблекло, когда она пыталась дышать через полузакрытое горло. Паника завладела кобылой, и она стала молотить и тереть шею о траву в отчаянной попытке снять с себя эту вещь.

Внезапно её рог оказался в непреодолимом захвате, а большой вес прижал плечи к траве. Ремешок вокруг её горла резко затянулся, полностью отрезая поток воздуха, затем расслабился с внезапным, громким щелчком разрыва напряжённого металла. Хрипя и кашляя, Фьюжен жадно глотала воздух, зрение вскоре прояснилось, и она увидела одного из Мастеров в силовой броне на коленях рядом с ней, держащего то, что осталось от её временного коммуникатора, рука костюма оканчивающаяся клешнёй, отодвигалась от места, где перерезала ремень. Маленькие комки окровавленного меха прилипли к ремешку там, где металлические волокна высвободились и завернулись вокруг волосков. Дрожа, она смотрела на искажённый металл, вещь на самом деле была красива, наполовину законченное, сложное украшение из шипов и острых краёв, ожерелье фактически без пространства для шеи.

Раздался стук маленьких копыт, затем возобновился хор криков, которые быстро выцвели до хныканья и рыданий. Одновременно с этим нестерпимый жар пронёсся по лицу Фьюжен, но он бледнел по сравнению с тем, что было раньше.

«Все пони останутся на месте. Любая попытка убежать приведёт к наказанию.» Голос с чудовищной силой проревел от костюма, стоящего на коленях рядом с Фьюжен, достаточно громко, чтобы вызвать звон в её ушах. Когда он закончил, воцарилась абсолютная тишина, нарушаемая лишь вознёй жавшихся ближе друг к другу жеребят.

Костюм поднялся, жестом повелевая Фьюжен сделать то же самое, кобыла медленно и всё ещё тяжело дыша встала на копыта. Затем он опустил указывавшую на стадо руку, плоская тарелка микроволновой антенны втянулась, прячась под предплечьем брони.

Он снова заговорил, но теперь на более нормальной громкости, напрямую обращаясь к Фьюжен. «Отведи жеребят обратно к учебному центру. Пони Фьюжен Пульс имеет половину килосекунды, чтобы убедить их двигаться.» Он похлопал по предплечью и ныне скрытому микроволновому излучателю. «Не опаздывай. Дай им понять, что неповиновение будет иметь последствия. За пони будут следить.» После беззвучного сигнала четыре фигуры отошли от стада, достаточно далеко, чтобы стать невидимыми для невооружённого взгляда.

«Да, Мастер,» — пылко сказала Фьюжен отступающему костюму, с облегчением понимая, что Мастера были достаточно мудры, чтобы позволить ей организовать жеребят, а не заставлять их двигаться своим ужасным оружием. Несмотря на спешку, она ни как не могла забыть эту жгучую, как паяльная лампа боль, достаточно сильную, чтобы парализовать мышцы и разрушить мысли.

Кобыла осторожно подошла к жеребятам, нагибаясь, чтобы прижаться к дрожащим кучкам перьев и меха. Тихие слова комфорта и утешения, запах и прикосновение знакомого взрослого, а также отсутствие причинивших боль монстров, и вскоре жеребята поднялись на свои копытца, переминаясь вокруг её ног подавленным стадом.

«Мы думали, что ты была одной из них, ты в порядке?» — сказал голубой жеребёнок, хлопая крыльями, но продолжавший твёрдо стоять на земле. Отказавшись от полёта, он подошёл и встал прямо перед ней. На нём были остатки странной упряжи, очевидно сделанной для существа в два раза больше его, с порванными ремешками, свисающими из различных точек. Многие из других жеребят также попытались лететь, но добились лишь минимального успеха. Некоторые до сих пор лежали на земле, ухаживая за исцарапанными ногами и грудью.

«Я в порядке,» — ответила Фьюжен, разминая ушибленные ноги и работая челюстью. Ощущения были странными, казалось, что мир вокруг был не более чем картинкой, как будто она шла внутри стеклянного пузыря, полностью отрезанная от окружающих её пони. Даже внутри поля безопасности или когда ей запрещали использовать магию она могла чувствовать что-то. Но сейчас она словно задыхалась под огромным прозрачным одеялом. «Иди помоги своим друзьям, они пытались улететь?»

«Да, мы подумали, что нас обнаружили. Все кто не помогал с магией, собирались разлететься в стороны, попытаться вернуться домой. Затем эти вещи… было так больно, что те, кто находились в воздухе, упали на землю.»

Фьюжен в изумлении покачала головой, жеребята спланировали всё это — некоторые полетели за помощью, остальные действовали как арьергард. Она поспешно пересчитала пони в жавшейся вокруг неё группе, а затем направилась к Гравити и Энималу. Кобыла подняла голос, обращаясь ко всему стаду. «Не волнуйтесь о вашей магии, она вернётся. Теперь мы в безопасности и можем вернуться домой. Все на месте? Никто не ушёл в одиночку?»

Голубой жеребёнок, Шок Даймонд, подумала Фьюжен, галопом подбежал к ней, а затем возобновил полурысь, необходимую, чтобы идти в ногу с шагом старшей кобылы. «Все здесь, кроме Сингл и Фэйст.» Он шмыгнул носом и продолжил тихим голосом. «Они стреляли в них, и… и… я видел, как один из них делает ужасные вещи с Рандом. Мы поняли, что они собираются съесть нас, потому… потому… некоторые из нас использовали на них свою магию, и мы все побежали.» Тон жеребёнка ускорился, становясь жалобным. «Я знаю, что это плохо, но мы не знали, что ещё делать.»

«Фэйст будет в порядке, Рандом тоже исцелится, хотя и проведёт в лазарете некоторое время. Сингл...» Ложь, которую Фьюжен собиралась сказать, застряла в её горле. Нет. Они должны знать правду, даже если это не даст им ничего хорошего. «Сингл сильно пострадала, она сейчас с ветеринаром.»

Жеребёнок снова шмыгнул, вытирая глаза кончиком крыла. «Почему? Почему, это случилось?»

Запнувшись, Фьюжен остановилась. Из за Моей ошибки. «Я думаю, это был несчастный случай,» — мягко сказала она. «Я сделала что-то, что-то непонятное. Мастера думали, что это было нападение и послали войска.» Она посмотрела на жеребёнка и, увидев, выражение страдания на его лице, протянула крыло, чтобы погладить его по спине. Почувствовав на себе взгляд ещё двух десятков пар глаз, она подняла голос, чтобы каждый пони мог услышать её. «Эти машины были Мастерами в доспехах из Улья Лакуна.» Поднялся горестный ропот, и Фьюжен заговорила, прежде чем он мог превратиться во что-то вроде боли, от которой страдала Рандом. «Всё это вызвано решениями, принятыми военными, никто из вас не виноват. Это был несчастный случай, ужасная ошибка. Мастера могут быть совершенными, но их творения нет.» Я уж точно нет, — с горечью подумала она.

Растущий вой двигателей заглушил любые вопросы, которые могли бы задать жеребята. Нить из угловатых аппаратов, полностью чёрных, кроме серебряного глаза Службы Безопасности Улья по бокам, низко летела над учебным центром. Приземистые объекты с плоскими сторонами летели, разрывая и подчиняя воздух, а не скользили через него, как птицы или насекомые. Фьюжен видела кольцо подъёмных кристаллов, окружающих башенки на каждой из нижних сторон, но они очевидно не работали в данный момент. Вместо этого воздух втягивался через большие сетки возле носа корабля и выбрасывался через подвижные сопла по бокам, выхлоп слабо подсвечивался синим плазменным свечением.

Один из них изменил курс и, сделав круг над стадом, опустился достаточно низко, что струи горячего воздуха, поддерживающие его, дико развивали гривы и хвосты пони, а также заставили их поморщиться от электрического запаха озона. Сверкающий конус света возник от его нижней стороны, столь яркий, что Фьюжен пришлось поднять крыло, чтобы защитить глаза.

«Эти пони вернутся в учебный центр.» Голос несомненно принадлежавший Мастеру, прозвучал из машины, прежде чем она сорвалась с места, направляясь к остальным, зависшим кольцом рядом с зданием.

Фьюжен огляделась в поиске бронированных Мастеров, а затем пожала крыльями, когда никто из них не появился отменить приказ. Без подтверждения приказов через её ныне отсутствующий коммуникатор, правила были довольно просты — подчиняться тому, кто имел наивысшую власть. В этом случаи 'солдат с Сигилом' был выше 'анонимного голоса из корабля Службы Безопасности Улья'. К счастью, они оба хотели, чтобы она вернулась к центральному зданию… Белая кобыла наблюдала за отступающим транспортом, затем снова начала движение, слабая надежда, что она сможет отправить жеребят домой, полностью растворилась. Остальная часть пути прошла в тишине, за исключение мягкого стука копыт по траве.