Теперь ты пегас или как стать пони

Пегас по прозвищу Бастер в раннем детстве угодил в компанию драконов-подростков, и те воспитали его как своего. Он настолько забыл свою истинную природу, что сам стал считать себя драконом. Но в один прекрасный день Бастер сталкивается с M6. Естественно, те не могут оставить его в покое и пытаются перевоспитать бедолагу. Что из этого выйдет?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек ОС - пони

Не та, кем кажется

Что делать когда на твоих глазах погибает твоя правительница и наставница? Твой народ побежден, выжившие прячутся чтобы не стать рабами захватчиков. Лайтнинг Джастис думала что всё кончено, но судьба решает дать ей шанс. Взамен метаморф должна выдержать несколько испытаний, которые подготовят её к главной задаче: попытаться спасти новый дом, который предоставлен судьбой. Сможет ли она пройти испытания и решить задачу? Найдет ли новый дом и познает ли силу дружбы? Как покажет время, она справится...

Дерпи Хувз ОС - пони Чейнджлинги

Добрый народ

Да, фариси. Добрый народ. Знаю я о них. Слышал, их самки не летали — куда там, плыли по воздуху, а у самцов на макушке был золотой гребень. Всем нам, как меня наущали, лучше бы поучиться на их примере.

НайтмэрДжек

Эплджек стала новой носительницей Кошмара. Ничего особенного. До сих пор

Рэйнбоу Дэш Эплджек Другие пони

Принцесса на века

Действие происходит после последней серии третьего сезона, сразу после превращения Твайлайт в аликорна. На Селестию нападает неизвестная личность, желающая отомстить ей за что-то. Её силы невероятно велики, и даже Элементы Гармонии не могут её остановить.Силу этой пони превосходит только её злость и ненависть к Селестии. Смогут ли герои остановить столь могущественного соперника? И кто же это?

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Проблеск надежды в черноте

Обновление по делу об исчезновении всех жителей Понивилля 16 апреля.

Рэйнбоу Дэш Эплджек Эплблум Биг Макинтош Грэнни Смит ОС - пони

Два мира Сансет Шиммер

Таймлайн - после третьей полнометражки "Equestria Girls: Friendship Games". Впечатленная сценой встречи двух Твайлайт, Сансет Шиммер решает отыскать своего двойника из мира людей. Однако итог поисков оказался несколько неожиданным...

Сансет Шиммер

Гардениан

Незадолго до начала полномасштабной войны в небольшом городе объявляется таинственный южанин. Цепь последующих событий приведёт главного героя рассказа к пугающему финалу.

Другие пони ОС - пони

Из летописей города эквестрийского

Не столь давно появилось у меня намерение написать историю какого-нибудь города, области, района, да хоть замка... Но приступить возможности не имелось за неимением сколь-либо достоверной информации. Но, копаясь в архиве, обнаружены мною были весьма примечательные документы со схожими названиями: «Поневский летописец», «Ранняя история востока Эквестрии» и «Новейшая история города Понева». Сии документы подверглись изучению, и на основании предоставляемых ими данных будет составлена общая картина истории города, что называется Понев. В общей сложности все три документа охватывают период от 500 до 1004 года п.и.Л.

Принцесса Селестия ОС - пони Чейнджлинги

Песни скажут многое

Песни всегда говорят нам про что-то. Просто взгляни в текст и тебе откроется многое.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Гильда

Автор рисунка: BonesWolbach
07: Непредвиденные последствия 09: Откровения из брюха зверя

08: Ломая камеру Скиннера


Он создал серию автоматов — пространственно-временных машин, способных реагировать на желания его новых разумных созданий, когда они находились вблизи минералов с определённой кристаллической структурой, а затем разбросал такие кристаллы по всей локальной среде. Это даст его творениям некоторую степень контроля над реальностью, но лишь очень ограниченным способом, в конце концов должно остаться место для роста, для тайны, иначе эксперимент не имел бы смысла. Заключительным шагом был метод, способный обратить вспять то, что он собирался сделать. Шесть уникальных кристаллов, содержащих очень специфический набор примесей и обеспечивающих доступ к... ко всему. Здесь он был особенно осторожен, другие автоматы будут наблюдать за ними и защищать от любого рода вреда. Желание Шаблона позволить эксперименту идти своим путём, будет препятствовать использованию этих специальных кристаллов, когда они наконец будут найдены его творениями.


К тому времени, как жеребята и Фьюжен преодолели последнюю берму, площадка рядом с зданием учебного центра кипела деятельностью. Шесть летательных аппаратов приземлились полукругом, мощные лампы освещали пространство между ними из открывшихся задних люков, создавая резкую грань между тьмой и светом. Идентичные снаружи, они отличались лишь зависящим от функций интерьером. Пара, очевидно, была оборудована как транспорт, с пустующими рядами сидений и обитыми тканью стойлами. Их пассажиры, в основном Мастера и всего лишь несколько пони, разошлись вокруг здания маленькими группами, некоторые настраивали различное оборудование, остальные изучали место недолгой битвы. В двух других стояли встроенные в стены консоли, за которыми внимательно следили Мастера. Последнюю пару составляли полупустой грузовик и медицинский корабль. На краю освещённой зоны пара пони оказывала помощь нескольким раненым, лишённым брони грифонам, но они мало что могли сделать, пока их магия всё ещё была заблокирована.

Движение нескольких смутных фигур привлекло внимание Фьюжен. Медленно на свет вышла вереница грустных пони, сопровождаемая парой Мастеров с медицинским символом на их жилетах с экипировкой. Гравити и Энимал тянули повозки с маленькими колёсами, Фьюжен видела кристаллы левитации на их днищах, но они очевидно не функционировали из-за всё ещё активного подавляющего поля, к каждой из них был привязан жеребёнок. Рандом, прихрамывая, шла рядом с повозкой Энимала, её глаза не отрывались от привязанного к ней тела. Фьюжен обеспокоенно посмотрела на них, а затем поклонилась подошедшему к ней Мастеру, после небольшой заминки жеребята повторили её движение.

Мастер, высокая женщина с пятнистым мехом, выглядывающим из под боевой брони, нетерпеливым жестом велела ей подняться. Она сунула свой значок идентификации прямо под нос кобылы, столь близко, что Фьюжен пришлось скосить глаза, чтобы разглядеть его. «Властью Синода эту пони реквизирует Служба Безопасности Улья.» Она дождалась утвердительного кивка Фьюжен, а затем, не отрываясь от дисплея своего необычайно громоздкого браслета-коммуникатора, грубо продолжила. «Пони идентифицирует себя.»

«Фьюжен Пульс TC4668 из загона двадцать семь,» — мягко ответила белая кобыла, следуя взглядом за движением своей сестры, направляющейся к медицинскому кораблю.

Мастер неодобрительно фыркнула. «Где коммуникатор этой пони?»

Фьюжен напряглась от тона Мастера и перевела взгляд на её лицо. «Извините, Мастер, он был уничтожен магической атакой.»

«Пони будет обращаться к этой как Агент Салрат.» Агент нахмурилась, окинув взглядом стадо нервных жеребят, все они смотрели на неё со смесью страха и удивления, столпившись вокруг ног Фьюжен.

«Да, Агент Салрат. Каковы ваши приказы?»

«Пони будет контролировать этих жеребят. Стой возле медицинского корабля и жди дальнейших указаний. Оставайся в пределах освещённого периметра.»

С этими словами Агент развернулась и быстро ушла, оставив Фьюжен кивать в знак согласия пустому воздуху. Она осмотрелась по сторонам, задаваясь вопросом, где были Мастера в силовой броне, слегка растерявшись и недоумевая, что ей делать дальше. Кобыла боялась того, что обнаружит, когда последует этим приказам, затем, собравшись, она повела своих подопечных туда, где её друзья стояли рядом с медицинским кораблём.

Их магия была по-прежнему заблокирована, и Энимал Сканер с двумя другими ветеринарами ничем не могли помочь. Они стояли и наблюдали, как единственный Мастер работал над Рандом Вок и Фэйст Аррей, их поза выражала нетерпение и разочарование. Взгляд Фьюжен пробежал по выражавшему страдание лицу Рандом к паре неподвижных тел в задней части корабля: одно имело тощий хвост, оканчивающийся клоком чёрного меха, другое скрывалось под спутанной массой тёмно-коричневых волос. Она встретилась взглядом со своей сестрой и многозначительно кивнула в сторону корабля. Синяя кобыла слегка покачала головой, а затем наклонилась вниз, чтобы вытереть слёзы об одну из передних ног.

Сглотнув, Фьюжен отвела взгляд, надеясь, что жеребята не станут спрашивать её о Сингл Кристал. Внимание кобылы привлекли три другие фигуры, привязанные к тележкам с колёсами. Все они были грифонами с обыкновенной бело-коричневой окраской, казалось, что им уже оказали некоторую медицинскую помощь. У первой все четыре ноги были связаны быстро застывающей пеной и, очевидно, она находилась под сильнодействующими лекарствами. Несмотря на то, что травмы, должно быть, причиняли ей сильную боль, её глаза заполнял блаженственный дурман. Её маленький, острый птичий язык слегка торчал из приоткрытого клюва, когда она повернула голову, чтобы посмотреть на Фьюжен. У второго солдата исчезли длинные полоски меха на задних ногах и бёдрах, голая кожа была покрыта множеством мелких ран, недавно запечатанных коагулянтным спреем, эти отметины внезапно исчезали там, где его тело раньше покрывала броня. Он не был под действием лекарств и свирепо уставился на кобылу, когда заметил, что она смотрит на него.

Фьюжен моргнула и попыталась подавить небольшую, ехидную усмешку, когда увидела состояние нарезанной на пластины и сваленной кучей в конце тележки экипировки грифона. Казалось, что безумный ювелир атаковал боеприпасы и электронику, размещённые вдоль позвоночных и боковых пластин брони. Длинные ленты кристаллических таумических боеприпасов были искажены в сказочные, усеянные камнями и похожие на змей ремни, покрытые шипами, лезвиями и завитками металла, напоминающими усики вьющегося растения. Куча меха и множество перьев цеплялись к этим ремням. Улыбка кобылы исчезла, и она почувствовала внезапную благодарность, что на ней был лишь простой коммуникатор, когда один из жеребят наложил на неё это заклинание. Она должна выяснить, кто это был, и поговорить с его учителем, этот жеребёнок имел настоящий талант в манипуляции материей.

Третий грифон был связан и покрыт длинными, параллельными царапинами, он дрожал и дёргался, пытаясь вырваться из своих ограничений, его широко раскрытые глаза отчаянно метались по округе, а клюв открывался и закрывался, словно он пытался говорить, однако ни один звук не покидал его горла. Фьюжен вспомнила заклинания, что она почувствовала прежде, чем отправилась искать жеребят. Одним из них было сложное заклинание, создавшее иллюзию, локус эффекта вёл себя очень странно и двигался так хаотично, что она быстро потеряла его след.

Это заклинание на самом деле было наложено на грифона, — подумала она. Продолжая рассматривать грифона, она заметила, что когти на его передних ногах сломаны и окровавлены. Что-же ты видел такого, что заставило тебя срывать с себя свою шкуру?

Мягкое, вездесущее чувство удушья внезапно исчезло, и Фьюжен почувствовала, словно она оказалась в потоке воды. Оглянувшись вокруг с помощью теневого взгляда, кобыла подтвердила свою догадку. Цвет и свет вдруг вернулись обратно в тёмный мир, выделяя все вновь активные кристаллы таумических систем порывом мерцающих огней. Плотные скопления точек света заполнили корабли, в то время как тёмные двуногие фигуры, шагающие между ними, выглядели будто их посыпали светящимся порошком. После кажущегося вечностью бессилия, зрелище было настолько красиво, что у Фьюжен на мгновение перехватило дыхание от его вида.

Один из светящихся двуногих отделился от остальных и, вытащив кейс из полупустого грузовика, направился к Фьюжен и стаду жеребят вместе с парой незнакомых пони. Что-то шевелилось внутри этого контейнера, постоянно извиваясь и мерцая, словно змея, сделанная полностью из света, беспокойно кружившаяся в своей портативной тюрьме. Нечто в этом движении вызывало тревогу у кобылы и невыносимое желание держаться подальше от этой вещи. Мастер остановился на небольшом расстоянии перед стадом пони и поставил кейс между своих лап. Фьюжен неохотно дала своему видению выцвести и открыла реальные глаза.

«Жеребята образуют широкое кольцо вокруг этого места,» — сделав глубокий вдох, сказал Мастер и указал на кейс.

Фьюжен видела, как изумление и замешательство на лицах жеребят сменилось выражением стыда и лёгкого страха. Кобыла понимала эти чувства — всего лишь несколько дней назад она чувствовала тоже самое, преследуемая своей слабостью и неспособностью служить так, как от неё хотели Мастера. Все эти жеребята окажутся в похожем положении, несмотря на то, что она сказала им, что это не их вина, червь сомнений будет разъедать их изнутри, маленький голосок станет шептать, — ты сделала неправильный выбор, будь ты лучше, этого бы не случилось. Ты подвела их.

Никто из жеребят никогда раньше не взаимодействовал с Мастерами напрямую, они неуверенно перемещались в стаде, потребовалось несколько подталкиваний и слов от взрослых, чтобы они наконец стали двигаться в нужном направлении. Наконец они встали неровным кольцом и отделились от своих одноклассников, это усилило страх жеребят и многие попытались скрыться от взора Мастера, при этом не покидая своего места. Некоторые начали плакать, их тихие всхлипы были едва слышны на фоне активности вокруг остальных кораблей.

Фьюжен обнаружила, что стоит за Шоком Даймонд и Фэйст Аррей. Голубой жеребёнок был готов поддержать Фэйст, но даже если на ногу кобылки лишь недавно наложили комковатую полимерную пену и выровняли перелом, она отказывалась принимать любую помощь. Определённо не собираясь показывать дальнейшую слабость перед Мастерами, она стояла, покачиваясь и сильно потея от боли, вызванной движением.

Мастер опустился на колени и расстегнул застёжки на кейсе. «Э...эти жеребята показали б...большое мужество в эту ночь, и их н...не винят за это… гм... происшествие,» — сказал он тонким и нервным голосом.

Уши Фьюжен повернулись вперёд в сторону Мастера, она внимательно изучала его, пока он говорил. Его лапы дрожат, — изумлённо подумала она, он действительно боится жеребят. Одно дело когда жеребята паникуют, столкнувшись с грифоном или насекомообразной силовой бронёй, но это было совсем другим — все они были воспитаны, чтобы почитать Мастеров и подчиняться им, разве он не знает этого? Она посмотрела на корабли вокруг и впервые заметила, что башенные турели и спаренные многоствольные орудия были направлены на стадо.

Фьюжен резко втянула воздух, когда следующая мысль поразила её. Все жеребята не имеют Благословения… они на самом деле не доверяют нам без Благословения? Глаза кобылы округлились, когда память о собственном Благословении вернулась ещё раз. Это должна была быть просто церемония, что-то, чтобы приблизить нас к Создателю, но что, если это не так? Насколько моё отношение к Мастерам вызвано этим заклинанием? Что оно делает на самом деле? Она отодвинула тревожные мысли и вновь сконцентрировалась на Мастере.

Вздохи облегчения пробежали по кругу жеребят, когда смысл слов дошёл до них, реакция повторилась спустя несколько секунд в позе Мастера, который также заметно расслабился. Щёлкнув пальцами, Мастер открыл кейс и достал кольцо из тёмного металла. Форма вещи была знакома Фьюжен: широкая полоса несколько копыт в диаметре, как раз по размеру головы пони. Маленькие кристаллы тускло светились на внутренней поверхности. Она видела такую вещь раньше, но в тот раз она была сделана из золотого металла и инкрустирована большим аметистом в центре. С замиранием сердца, Фьюжен поняла, что именно это было.

«Мужество и мастерство этих жеребят таково, что они будут награждены немедленным Благословением.» Мастер взял корону в обе лапы, его когти бледнели на фоне черного металла и, шагнув вперёд, встал перед одним из жеребят. Маленькие огни мчались вокруг внутренней поверхности кольца, отбрасывая бледное сияние на голову жеребёнка.

Один из пони, закреплённых за контингентом Службы Безопасности Улья, громоздкий серый жеребец, двигался вокруг линии жеребят, направляясь к Фьюжен. Кобыла наблюдала за его приближением не в силах оторвать взор от глаза-сигила Мастеров, закреплённом на его чёрном облачении прямо на том месте, где должна была быть трудовая метка. Он кивнул кобыле в знак приветствия, а затем наклонился вперёд, чтобы поспешно шепнуть ей на ухо.

«Очень важно, чтобы жеребята не паниковали и не пытались бежать.»

«Что ты имеешь в виду?» — едва шевеля губами пробормотала Фьюжен, следя за направлением ушей ближайшего жеребёнка.

«Полевое Благословение это стресс даже в самые лучшие времена, а это самое большое, о котором я когда-либо слышал. Если кто-нибудь из жеребят побежит, остальные могут последовать. Я никогда не видел моих Мастеров столь напряжёнными...» — закончил он, не отводя глаз от кораблей и их готовых к бою орудий.

Реальность всего этого поразила Фьюжен, она думала об этой возможности, но не верила, что это могло произойти. Услышать эхо её собственных мыслей от пони, который служил именно этим Мастерам, пони, который стал специалистом в их языке тела посредством длительного наблюдения и постоянного желания предугадывать их приказы… Что-то похожее на панику угрожало подавить её.

«Ч… Что мне делать?» — прохрипела Фьюжен.

«Постарайся держать их спокойными, говори с ними.»

«… и если это не сработает?»

Жеребец посмотрел на неё с серьёзным выражением на лице. «Используй магию. Удерживай их.»

Уши Фьюжен поникли. «Я поняла,» — тихо сказала она, «полагаю, так будет лучше.»

Жеребец печально улыбнулся ей. «Да. Это позор, Благословение должно быть радостным событием, праздником, но это единственный способ сделать их безопасными.» Казалось, он хотел сказать больше, но тень боли пересекла его лицо и, отвернувшись, жеребец рысью стал возвращаться к своему прежнему месту.

Комментарий был достаточно загадочным, что Фьюжен не смогла понять его смысл, вместо дальнейших рассуждений она шагнула вперёд и опустила голову, чтобы поговорить с Шоком Даймонд, Фэйс Аррей и другими жеребятами поблизости. «Слушайте, это будет выглядеть немного страшно, но вам нечего бояться. Быть Благословенным это не...» — слова почти застряли в горле Фьюжен, и она сглотнула, одолеваемая сомнениями, «...невероятное чувство.» На другой стороне кольца Мастер положил корону на голову нервничающего жеребёнка. Не издав ни звука, пони обмяк и рухнул на землю.

Шок беспокойно заёрзал и посмотрел на Фьюжен краем глаза. «Это…?»

Кобыла быстро прервала его. «… нормально? Да, это то, что и должно произойти. Он вернётся на копыта менее чем за половину килосекунды.» Шок и ближайшие жеребята немного успокоились, услышав это, их нервная дрожь сократилась и почти исчезла. Фьюжен двинулась дальше имитируя действия жеребца на другой стороне кольца, шепча утешительные слова жеребятам, когда она проходила мимо. Пока она шла по внешней стороне кольца, Мастер делал тоже самое с внутренней, оставляя после себя след из рухнувших без сознания пони. Оставшиеся жеребята становились всё более и более беспокойными, видя как их товарищи падают на землю.

Фьюжен услышала это прежде, чем увидела. Резкий вздох с последовавшими за ним едва слышными словами, бедственное бормотание испуганного пони. Её уши щёлкнули вверх и повернулись по дуге в поиске источника шума среди оставшихся жеребят. Там, среди смеси благоговеющих, нервозных и возбуждённых лиц было одно, что явно выделялось. Лицо маленького зелёного жеребёнка скривилось от отвращения и ужаса, его уши прижались так далеко назад, что скрылись под его гривой. Несмотря на это, он оставался на своём месте, широко раскрыв глаза и не отводя взора от приближающегося Мастера. Кобыла отчаянно окинула взглядом кольцо в поиске двух пони из службы безопасности. Ей не повезло: один из них укладывал поудобней упавших жеребят, а другой поддерживал Фэйст, пока Мастер держал корону над её головой.

«…нет, пожалуйста, мамочка, помоги, я вижу это, оно живое, оно голодно, оно хочет съесть меня, помоги, не хочу...»

Теперь отчётливо слышимый голос изменился в бессловесное хныканье, заставившее сердце Фьюжен на мгновенье запнуться. Жеребята по обе стороны от него уже нервно переступали с ноги на ногу, их крылья слегка подёргивались и расправлялись, как будто в подготовке к полёту. Кобыла сделала два быстрых шага и, оказавшись рядом с ним, опустилась на колени, прижимая его к своему боку и укрывая крыльями всех жеребят, до которых могла достать. Его неистово трясло, зубы стучали так сильно, что когда он пытался говорить, ничего вразумительного не выходило. Всего в нескольких жеребятах от них Мастер возложил корону на голову Фэйст.

«Тангент Вектор, не так ли?» — обратилась к нему Фьюжен, стараясь держать голос как можно более мягким. «Не беспокойся, тут нечего бояться. Все твои друзья будут в порядке и вскоре вернутся на копыта.»

«Неееееет...» Жеребёнок резко перестал дрожать, его крылья раскрылись и дико забились о крыло Фьюжен.

Что такого он увидел? — подумала кобыла, пока жеребёнок пинался, пытаясь освободиться от крыла Фьюжен. Её сердце замерло. Пожалуйста, не заставляй меня делать это, — подумала она, полностью складывая своё крыло над маленьким телом и прижимая его к себе так сильно, как могла. Это лишь заставило Тангента бороться более яростно, и Фьюжен почувствовала, что он начинает выскальзывать из её хватки. Зелёный ореол вспыхнул над его рогом.

Чувствуя тошноту, Фьюжен укутала своей магией жеребёнка, подавляя его магию и удерживая на месте белой телекинетической дымкой. Он больше не мог двигаться, но кобыла могла чувствовать каждый его рывок и дрожание, каждый судорожный вздох, каждое биение его маленького сердца. Она держала его рот закрытым, чтобы предотвратить дальнейший панический поток бессвязной речи, но это не могло остановить его бессловесные бедственные ржания.

«Просто лёгкая паника,» — громко сказала Фьюжен, обращаясь к остальным жеребятам, затем вспомнила слова, которые её мать сказала ей перед Благословением. «Будет немного страшно в начале, но после это удивительно.» Она чувствовала себя лжецом каждый раз, когда она говорила это, но Фьюжен сохраняла свой голос спокойным и дружелюбным. Она стала напевать одну из колыбельных её отца, заглушая панику жеребёнка и поглаживая его своим крылом по спине. Казалось, это подействовало, по крайней мере на его товарищей, кобылки и жеребята по соседству перестали отступать прочь и немного успокоились.

Чтобы отвлечься от того, что она вынуждена была делать, Фьюжен попыталась разобраться, что так сильно могло расстроить Тангента. Кобыла видела, как Мастер Благословил около дюжины жеребят, пока она шла по кругу и успокаивала остальных, конечно, они все рухнули на землю, но не было ничего столь ужасающего в этом. Глаза зелёного жеребёнка выпучились, когда корона опустилась на голову соседней кобылки, и он яростно забился в непреодолимой хватке Фьюжен. Длинный, низкий стон вырвался из его закрытого рта.

Смутившись, кобыла использовала свой теневой взгляд, как раз вовремя, чтобы увидеть что-то, что едва не заставило её от шока выпустить жеребёнка. В чёрном силуэте мира кобылка выглядела, словно прозрачная анатомическая скульптура. Толстые, светящиеся щупальца тянулись из короны, плавно и непристойно ползая по её маленькому телу, внутренние органы вспыхивали, когда магия по очереди касалась каждого из них. Эта… инспекция закончилась за несколько секунд, усики отступили и сконцентрировались в голове кобылки, оставляя тонкую прядь, текущую вниз по её позвоночнику и направляющуюся к сердцу и лёгким, подсвечивая их болезненным, зеленоватым светом.

Реальная деятельность теперь кипела в мозге кобылки, по сравнению с её другими органами он сиял, словно далекая гроза, различные части вспыхивали и мерцали, пока щупальца магии танцевали по нервам. Молниеносные движение замедлились и стаблизировались, затем большая часть нитей мгновенно отступила, оставляя после себя тусклую сеть, соединяющую рог, мозг, сердце и лёгкие. Кобылка рухнула на землю, оставляя корону в лапах Мастера, он сделал шаг и остановился прямо перед зелёным жеребёнком.

Глаза Мастера расширились, и он поспешно возложил корону на голову Тангента, когда увидел его попытки сопротивляться. Внезапно, резкий запах мочи заполнил воздух, и Фьюжен почувствовала, как что-то тёплое потекло по одной из её ног. Жеребёнок замер, когда кристаллы в короне активировались, и Фьюжен, наконец, увидела весь процесс вблизи.

Она пропустила самое начало, когда наблюдала за Благословением кобылки — это выглядело, как что-то из одного из первых общенаучных курсов, что она прошла прежде, чем специализироваться в физике. В теневой вселенной её магического взгляда щупальца, как у морского анемона, разворачивались от короны. До невозможности большая масса появилась из какого-то высшего измерения, состоящего из переплетённых, извивающихся форм.

Находясь вблизи, она могла чувствовать их движение, они искали что-то. Казалось, Фьюжен также заинтересовала их. Там, где зелёный жеребёнок касался её бока, щупальца концентрировались, словно ища какой-нибудь способ, чтобы проникнуть в её плоть и продолжить своё исследование. Рог кобылы уже светился от усилий необходимых для удержания жеребёнка и подавления его магии, поэтому у неё не возникло проблемы скрыть дополнительную мощность, необходимую для отражения атаки. Отпрянув, словно ужаленные, они отступили вверх по его телу и сконцентрировались в мозге.

Фьюжен видела, как части мозга Тангента вспыхивали с ошеломительной скоростью, но, как и ранее, световое шоу быстро закончилось, оставляя после себя тусклую сеть. Именно тогда истинный ужас ситуации стал очевидным. Дыхание и биение сердца жеребёнка остановились в течение нескольких долгих секунд, а затем возобновили свой нормальный ритм. В последние моменты прежде, чем Благословение выцвело становясь невидимым на нормальном магическом фоне жеребёнка, Фьюжен увидела маленькие импульсы света, бегущие вниз по нитям к сердцу и лёгким. Импульсы, синхронные с движением этих органов.

Кобыла почувствовала подъём желчи в горле и, когда Тангент обмяк в её тисках, отшатнулась от остальных жеребят, едва в состояние передвигать копытами. Найдя укромное место на краю освещённой зоны, Фьюжен упала на колени в приступе рвоты.

Нежное прикосновение к её плечу и тихий голос сестры вернули Фьюжен в реальный мир. «Ты в порядке, Фьюжен?» — слегка озадаченно спросила Гравити. Она отшатнулась, когда увидела выражение ужаса на лице своей сестры. «Что случилось?»

«Он был так напуган,» — заикаясь, сказала белая кобыла, «так боялся Благословения. Всё, чего он хотел, это уйти и… и… и я держала его и позволила сделать это с ним.»

Гравити непонимающе смотрела на неё. «Что ты имеешь ввиду?»

Фьюжен открыла рот, чтобы рассказать ей о том, насколько неправильным было Благословение, о том, что оно оставляет в голове пони. Большая фигура появилась за Гравити, и Фьюжен закрыла рот, кобыла внезапно поняла, где находится, и кто будет слушать.

«Мне жаль, что тебе пришлось сделать это,» — сказал жеребец из службы безопасности. «Это должен был сделать я. Это худшая реакция, что мне доводилось видеть.» Он левитировал бутылку воды с широким горлышком в направлении Фьюжен. Кобыла с благодарностью взяла её и прополоскала рот, избавляясь от неприятного привкуса. «Церемония Благословения кажется пугающей, когда видишь её впервые, поэтому обычно она проводится за закрытыми дверями. Утешением может служить то, что он ничего не вспомнит.»

Нет, это не так, — подумала Фьюжен. «Хотелось бы мне забыть.» Она закрыла глаза, но в них всё ещё стояла картина светящихся щупалец, ласкающих жеребёнка.