Дальний путь

Проснуться в лесу - удовольствие ниже среднего. А проснуться в Вечнодиком лесу без памяти - это уже отрицательные величина приятности. Герою придется пройти долгий путь прежде чем он узнает кто он - и почему он оказался в столь неприятном месте.

Сказка о пути к Истине

Как решения одного меняют жизнь многих.

Рэйнбоу Дэш Эплджек Спайк Биг Макинтош Дерпи Хувз Бон-Бон Другие пони ОС - пони Октавия Бэрри Пунш Колгейт

Часть Души.

Что такое кьютимарка? И что сильнее: мечта или судьба?

Принцесса Селестия Другие пони

Закат кровавой луны

Атака чейнджлингов успешно отбита, демон вернулся в своё заточение, принц нашёл свою любовь...Всё бы ничего, но последние слова злодея заставляют задумываться. Будет ли Эквестрия в безопасности?

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Две части целого

У всех есть свои внутренние демоны. Чьи-то сильнее, чьи-то слабее – а у кого-то они мысленно издеваются над его друзьями, раз за разом. Может ли это продолжаться вечно? Могут ли ужиться в одном разуме психопатка и пони, в жизни не желавшая другим зла?

Пинки Пай Принцесса Селестия Принцесса Луна

Chronicles Postapocalypse: Secrets of Equestria

Роза и Лина пускаются в новое путешествие по самым злачным местам постапокалиптической Эквестрии с целью раскрытия некоторых тайн, касающихся научно-технического прогресса, начавшегося до Катастрофы. Впрочем, поиск оставшихся Элементов Гармонии никто не отменял. Какие опасности поджидают подруг на их пути? Зло ведь не дремлет. И сможет ли Эквестрия стать такой, как прежде?

Твайлайт Спаркл ОС - пони Дискорд

Четыре дня в зазеркалье

Зачастую попаданцы знакомы с каноном мира, где они оказались. Ну, или хотя бы читали фантастику или фэнтези и знают о самом феномене попаданчества. Что случится, если в Эквестрии окажутся люди, никуда попадать не желавшие? Люди, почти не знакомые с фантастической литературой и знать не знавшие о других мирах. Люди, совершенно не подходящие для роли первых контактеров. Будут ли они действовать, как обычные попаданцы? Вряд ли. Смогут ли установить контакт с аборигенами и добиться взаимопонимания? Как объяснят себе реалии нового мира? И каковы, в итоге, будут их впечатления от этого места? Читайте об этом в рассказе.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Флим Флэм Человеки

Память

Они помнят. Слишком многое помнят.

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Новая жизнь

Твистер. Кто он? Всего лишь обычный пони, брошенный на произвол судьбы и вынужденный искать новую жизнь в таком городке, как Понивилль, или удивительный герой, приезжающий на белой колеснице, спасающий всю Эквестрию и красиво уезжающий в закат? Своей судьбой каждый вправе управлять сам, но что, если это не просто судьба? Что если это предназначение? Тогда герой уже не строит сам свою судьбу. Он лишь прокладывает для нее путь.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Луна Дерпи Хувз Другие пони ОС - пони

Можно я посплю на тебе?

Не желая спать в своей скучной и не очень удобной постели, Спайк представляет Твайлайт обоснованные и убедительные аргументы, почему она должна быть его кроватью на ночь.

Твайлайт Спаркл Спайк

Автор рисунка: Devinian

     

В тронном зале было светло, тихо и пусто. Селестия, уже закончившая немногочисленные дела, восседала на своём законном месте и неторопливо потягивала чай. Кружка быстро пустела и принцесса решила подлить себе ещё немного напитка; но она слишком неаккуратно поставила кружечку на край стола и та, качнувшись как смертник перед прыжком с моста, упала и разбилась вдребезги. Гулкое эхо разнеслось по залу и, усилившись многократно, вернулось к принцессе — ей показалось, что разбилась не одна кружка, а целый поднос.

Селестия с тоской разглядывала обломки.
“Как же так! — думалось ей, — Шестьдесят лет была цела, и такой конфуз. Нужно будет собрать её обратно.”
Принцесса повращала головой, обдумывая, кого бы заставить это сделать. Но рядом не было даже гвардейцев. Видимо, придётся заняться самой.

Она осторожно подняла каждый осколок и сложила их в небольшую кучку на столике. Теперь предстояло составить их вместе; это могло бы занять Селестию следующие минут двадцать.

Нежданно двери отворились и внутрь быстрым маршем вошли восемнадцать пони, большая часть которых была облачена в полные комплекты магических доспехов. Впереди шел хорошо знакомый принцессе генерал Фэйтфул.

— О! Генерал, как я рада вас видеть, — улыбнулась Селестия. — Вы не могли бы помочь мне с этой кружкой? Я хотела бы, чтобы вы собрали её.

Генерал с отрядом приблизился на расстояние десяти шагов к принцессе и замер, как вкопанный:

— Вы совершаете ошибку, Селестия.

Принцесса удивлённо изогнула бровь:

— Где ваши манеры, генерал? Где приличия? Ваша фамильярность возмутительна. Извольте починить мою посуду немедленно; или найдите кого-нибудь, кто займётся этим.

— Вот так всегда, Селестия, — нахмурился из-под седой гривый Фэйтфул. — Вы сосредоточены на себе. Вы даже не спросили меня, зачем я здесь.

— Так вы не выполните мою просьбу, генерал?

— Я не выполню и вашего приказа.

Мордашка Селестии растянулась в сияющей скромностью улыбке:

— Вот видите, генерал, мне не нужно спрашивать, зачем вы сюда пришли. Давайте подумаем вместе: ваше посещение не было оговорено, вы не поклонились на входе, не исполнили воинского приветствия, с вами не положенная вам свита, явно готовая к бою, — рог принцессы сверкнул, кружка собралась воедино. Селестия немедля подлила туда чаю. — А теперь вы игнорируете моё положение, как правителя Эквестрии. Хотите чаю, генерал?

— У вас нет времени на чай, Селестия.

— О, мой дорогой генерал, у меня есть всё время. Я бессмертна, знаете ли.

— Вы бессмертны? — Фэйтфул склонил голову на бок. Его спутники быстро разошлись, окружив трон полумесяцем. — Или вы просто не стареете?

Принцесса спокойно выпила кружку чая, испытывая терпение генерала. Тот молчал, ожидая её ответа.

— Звучит как угроза, генерал.

— Это не угроза, это повод для размышления, — Фэйтфул вздёрнул нос. — Мы предлагаем вам добровольно и незамедлительно покинуть этот трон и передать всю полноту власти нам. В противном случае мы применим силу.

— Силу, генерал? — принцесса вновь принялась наливать себе чай. — И какой силой вы располагаете?

— Вся имеющаяся в Кантерлоте гвардия безоговорочно подчиняется мне, Селестия. Ваше положение безнадёжно. Сдавайтесь.

— Как интересно получается… — принцесса отвлечённо посмотрела в один из витражей. — Вы предлагаете мне добровольно покинуть моё законное место, угрожая мне силой. Вы не думали о том, что к доброй воле это не имеет никакого отношения, генерал?

— Сейчас уже всё равно.

— Запомните, мой дорогой генерал, никогда нельзя пренебрегать свободой. Её можно и самому лишиться…

— Я повторю, — перебил Фэйтфул. — Вы бессильны сейчас.

Принцесса задумчиво расправила крыло, внутренне посмеявшись над тем, как один из закованных в броню бойцов настороженно дёрнулся. Боится. И правильно делает.

Она схватила зубами одно из своих перьев, ближе к кромке крыла, и вырвала его резким движением, после чего схватила облачком магии и показала присутствующим:

— Обратите внимание, генерал, — Селестия вонзила крыло опахалом в тонкий металл столика и неторопливо разрезала столешницу пополам. Продемонстрировала невредимое перо окружающим:

— Так я бессильна, генерал?

Тот и бровью не повёл:

— Вы обладаете некоторой силой. Вы сможете оказать сопротивление. Вы проиграете. Это и называется бессилием. Вы бессильны изменить исход событий.

— Вы в этом так уверены, генерал? — нежно проворковала принцесса. Один из бойцов отступил на полшага назад. Другой бросил взгляд на выход. Ещё один, стоявший чуть дальше остальных, сдвинулся так, чтобы оказаться отделённым от Селестии своим товарищем.

Генерал только недобро прищурился:

— Сдавайтесь, принцесса, и никто не пострадает. Сегодня.

— Вы так хотите власти?

— Я жажду перемен. Наши деревни гибнут; наши труженики вспахивают поля как и сотню лет назад; наши заводы красят облака в чёрный цвет. Вы должны были изменить это. Раз вы не смогли — этим займусь я. Сдавайтесь.

— Знаете, генерал, — рог Селестии коротко сверкнул. — Я не терплю насилия. Сейчас сюда прибудет принцесса Луна. Мы разберёмся с вами.

— Забаррикадировать двери! — гаркнул генерал. — Установить барьер! — он зыркнул на принцессу:

— Если вы только шелохнётесь, бойцы вас уничтожат. Слышали? Это приказ!

Двери были заперты на прочный засов, их окружило слабое сияние магического щита. С витражами, сквозь которые можно было ворваться внутрь, поступили точно так же. Один из солдат дочерчивал на полу руну, предотвращающую телепортацию — Селестия про себя удивилась, что они не сделали этого сразу же.

Они приготовились к штурму. Воздух застыл. Ничего не происходило.

— Вентиляция, генерал! — приглушённо крикнул один из бойцов.

Все задрали головы вверх; даже те, кому полагалось следить за Селестией. Сквозь решетку медленно сочился иссиня-чёрный дымок. Он застывал у потолка, медленно превращаясь в плотное облачко.

С чьего-то рога сорвался луч, который яркой вспышкой протянулся к облачку и бесследно исчез в нём.

— Отставить магию! Это бесполезно! — рыкнул Фэйтфул.

Облачко неспешно спустилось к полу возле трона и в один миг превратилось в принцессу Луну.

В неё сразу устремилось несколько смертоносных магических лучей, впившихся в её тело. Она коротко вскрикнула и взмахнула крылом. Поток воздуха сбил нескольких пони с ног и выбил все витражи по левую сторону от трона. Селестия вздохнула:

— Зачем ты так?

— Что они себе позволяют? — разъярилась Луна. — Что они…

— Не волнуйся, Лу, всё в порядке, — прервала её Селестия. — Нас только что свергли.

Луна озадаченно уставилась на сестру:

— Как? Опять?

Селестия кивнула.

— А как же те? Ну, как их… Консилиум суммус всея Эквестрии?

Селестия протяжно простонала:

— О-о-ой… прошу прощения, генерал, но я совсем забыла вам сказать: вы пришли свергать не того правителя. Видите ли, дело в том, что меня уже свергли лет пятнадцать назад.

Она соскочила с трона и пером вскрыла его обивку, после чего извлекла оттуда толстую папку:

— Вот, возьмите. Тут вся нужная вам информация о министерствах, служащих и общем состоянии дел. Вы же хотите свергнуть нас открыто, правильно?

— Верно… — пробормотал запутавшийся генерал.

— В таком случае, здесь же вы найдёте приказ об отречении, подписанный мной и моей сестрой, дату и подробности вы впишете самостоятельно. Теперь вам нужно пройти по коридору направо, в последнюю дверь налево. Там как раз должно проходить заседание тайного правительства. Всего хорошего.

Фэйтфул потёр лоб, подозревая какую-то ловушку, но не нашелся, что сказать и только спросил:

— А что это за цифры на папке?

— Дайте взглянуть, генерал… так это же ваш номер!

— Номер?

— Да, порядковый номер переворота. Подумать только, триста пятьдесят! Лу, у нас юбилей.

— Да уж, точно… — скривилась Луна. — Генерал, вы получили, что хотели. Мы уступаем вам правление Эквестрией и покинем этот зал сразу же, как только допьём чай.

Генерал кивнул своим бойцам и они быстро ушли искать теневое правительство Эквестрии. Сёстры остались одни.

— Ты хоть когда-нибудь правила сама дольше, чем пять лет?

— Ну, было время, когда меня не пытались свергнуть целых тридцать. Но это было давно… чай будешь?

— Буду. И отрежь мне кусочек торта. Да, спасибо, вот так хватит. Так что, ты считаешь, что этот сделает что-то полезное?

— Более того! — пробубнила Селестия, жуя торт. — Он ещё и смещает нас в открытую! Моя репутация не пострадает, а Фэйтфул точно сделает всё, что требуется. Думаю, лет через двадцать мы с тобой вернёмся — он как раз умрёт от старости.

— А Твайлайт? Кэйденс?

— Ну-у-у… — Селестия понурилась. — Неудобно выходит, конечно, но будем посвящать их в нашу кухню. Хотя я надеялась, что Твайлайт придёт свергать нас в ближайшие лет пять. Ну, может, так всё и выйдет в итоге, — она откусила большой кусок торта, вся измазалась и еле-еле его проглотила, заставив Луну улыбнуться. — Я не знаю. До завтра отдохнём, а там посмотрим. Сейчас генерал подвинет старикашек, мы убедимся, что власть была передана как и подобает и переселимся к Твайлайт. Думаю, Фэйтфулу будет плевать на её формальный титул принцессы. Пойдём на кухню, возьмём прощальный торт?

Луна хмыкнула.

— Ну пошли. Отпразднуем завершение твоего правления, никчёмный ты диктатор.